Зиновьев николай поэт стихи


Почти каждая строка Зиновьева ранит и ослепляет — Российская газета

Впервые за десять лет выхода "Календаря поэзии" я чувствую свое бессилие. Не то чтобы мне нечего сказать о стихах Николая Зиновьева. Но это тот особенный случай, когда слова - слишком слова рядом со стихами Николая. Почти каждая строка Зиновьева ранит как острый камень, попавший в ботинок. Как слепящие фары вынырнувшей из тьмы машины.

Николая Зиновьева мне открыл замечательный литературный критик Валентин Курбатов. Однажды Валентин Яковлевич прочитал мне по телефону три стихотворения Николая, а четвертое не смог дочитать, заплакал.

Поэт Николай Зиновьев родился в апреле 1960 года в станице Кореновской.

Зиновьев говорит о самом горьком, о сквозных ранениях народной души. Можно даже подумать, что он специально хочет сделать читателю больно. Но проходит время, и ты понимаешь: поэт выговорил не только свою, но и твою боль. И становится легче от того, что, оказывается, есть человек, который терзается не меньше тебя. Боль лечится солидарностью и отступает, не разорвав тебя на части.

И в этом - традиция русской поэзии. Поэт, закрывающий глаза на происходящее, хуже цензора. Цензор калечит чужое, а поэт, отвернувшийся от бед Отечества, калечит себя, отказывает себе в совести.

Впрочем, мы ждем от поэзии не только солидарности, но и света, и радости. Поэт не может позволить себе безутешность.

Зиновьев об этом помнит. Маяком ему светит нескладная жизнь Николая Рубцова, который всегда умел переплавлять вселенскую боль во вселенскую любовь.

Были пути мои трудные, трудные,

Где ж вы, печали мои?

Скромная девушка мне

улыбается,

Сам я улыбчив и рад!

Трудное, трудное -

все забывается,

Светлые звезды горят!

Пишите Дмитрию Шеварову: [email protected]

Из стихов Николая Зиновьева

День Победы

Воспетый и в стихах, и в пьесах,

Он, как отец своим сынам,

Уже полвека на протезах

Что ни весна, приходит к нам.

Он и страшнее, и прекрасней

Всех отмечаемых годин.

Один такой в России праздник -

И слава Богу, что один.

* * *

Не обмануть души поэта:

Златой Телец царит в стране.

Не верю, что мой дед за это

Погиб когда-то на войне.

Приходит он ко мне ночами,

Когда в окошко дождь стучит,

С глазами полными печали

Стоит у двери и молчит.

Не обвиняет, не кричит,

Стоит у двери - и молчит.

* * *

У карты бывшего Союза,

С обвальным грохотом в груди

Стою. Не плачу, не молюсь я,

А просто нету сил уйти.

Я глажу горы, глажу реки,

Касаюсь пальцами морей.

Как будто закрываю веки

Несчастной Родине моей.

* * *

Бывают дни, дарованные свыше,

Когда на все гримасы суеты

Глядишь с пренебреженьем,

как на крыши,

Должно быть, птицы смотрят

с высоты.

В подхваченные ветром занавески

Небесная сквозит голубизна,

И все вокруг в каком-то

влажном блеске,

Как будто в детстве, сразу после сна.

* * *

Кто там на улице стреляет?

А то, повесив на забор,

Соседка тряпку выбивает,

Так называемый "ковер".

Его бы выбросить на свалку,

Но сука-бедность не дает.

И высоко вздымая палку,

Хозяйка бьет его и бьет.

С какой-то лихостью гусарской

Колотит тряпку все сильней!..

Наверно, бедной, мнится ей,

Что сводит счеты

с государством.

На пределе

В воздухе разлитую тревогу

Я стараюсь посильней вдохнуть,

Чтоб ее не так досталось много

Сыну, начинающему путь.

Я уже почти дошел до точки,

Грудь моя, как угль, обожжена,

А ведь есть еще Ариша - дочка,

И Ирина - верная жена.

Перед встречей

На ветру дрожит осинка,

Хлещет веткой по глазам:

Не гляди, как гроб из цинка

Из Чечни летит в Рязань.

Но летит под небесами

Гроб и воет, и свистит.

А навстречу из Рязани

Материнский крик летит.

Сердце бьётся, время мчится.

Боже правый, сохрани,

Чтоб не видеть, что случится,

Когда встретятся они.

* * *

Под утро мне приснились зайцы,

И солнце низкое в росе,

И вдруг ушастые мерзавцы

Заматерились дружно все.

Я тотчас в ужасе проснулся,

В окно на улицу взглянул,

И успокоенно вздохнул:

Там дети шли гурьбою в школу...

rg.ru

Николай Зиновьев Стихи о Родине: kolybanov — LiveJournal

То ли ангел, то ли бес
    Простирает сверху руку —
    Дождик, падая с небес,
    Моет красный" Мерседес",
    Мочит нищую старуху.
    Мне уже понять невмочь:
    Это жизнь иль доживанье?
    Редкий дождь встревожил ночь,
    Редкий — редкий, как желанье
    Наше ближнему помочь...
    

    
    Не потому, что вдруг напился,
    Но снова я не узнаю —
    Кто это горько так склонился
    У входа в хижину мою?
    Да это ж Родина! От пыли
    Седая, в струпьях и с клюкой...
    Да если б мы ее любили,
    Могла ли стать она такой?

ХРИСТОС В РОССИИ

Уже распустились фиалки,
Уже разгорелся восход,
Но радости мало на свалке,
Где люди живут круглый год.

И взгляды давно их потухли,
Один в них остался вопрос.
А тот, раздувающий угли
В костре, не иначе Христос.

А где ж ему быть ещё? В Думе?
Там нет в нём нужды никакой.
Он здесь среди злых и угрюмых,
И Сам Он стал тоже такой.

В лачуге, подобии хлева, —
Здесь много подобных халуп, —
Заметно бледнея от гнева,
Он ест из тухлятины суп.

И слушает мрачно сопенье
Мальца с обеззубевшим ртом.
Кончается Божье терпенье...
Кто знает, что будет потом?


Опять я мыслями к России
возвращаюсь
С тяжёлой непростительной
виной:
Не я с любимой Родиной
прощаюсь,
А Родина прощается со мной,
Глядит в глаза мне горько
и ревниво...
Смогу ли вспомнить я потом
без слёз
у «на холме средь
жёлтой нивы
Чету белеющих берёз»?..

А может, всё же обойдётся,
И Родина останется жива,
И мне, глуша рыданья,
не придётся
Придумывать некролога слова
И выводить дрожащею рукою<
Кривую непослушную строку
О том, что ты была такой,
такою...
Простите, больше не могу...



ОКНО В ЕВРОПУ


Я жить так больше не хочу.
О, дайте мне топор, холопу,
И гвозди, я заколочу
Окно постылое в Европу

И ни к чему тут разговоры.
Ведь в окна лазят только воры.

kolybanov.livejournal.com

О СТИХАХ РУССКОГО ПОЭТА НИКОЛАЯ ЗИНОВЬЕВА

НА ТИХИЙ СВЕТ ЛАМПАДЫ...

В 1993 году произошло чудо. Самое настоящее чудо. На собрании по приему в Союз Писателей тридцатитрехлетний поэт из Кореновска Николай Зиновьев, автор всего одной книги «Я иду по земле», по рукописи был, без преувеличения — с триумфом, принят в Союз писателей России. Вернее, он был принят даже не по рукописи, а по одному стихотворению в восемь строк, которое обошло все крупные литературные издания СПР и еще долго было у всех на устах. Всего восемь строк...

Меня учили: «Люди — братья,

И ты им верь всегда, везде».

Я вскинул руки для объятья

И оказался на кресте.

Но с этих пор об этом «чуде»

Стараюсь все-таки забыть.

Ведь как ни злы, ни лживы люди,

Мне больше некого любить.

Это стихотворение стало символом открытой русской души и истинно христианского человеколюбия... Но сенсации быстро забываются за перипетиями окололитературных интриг, в которых талант — не самый весомый фактор. И рукопись так и осталась рукописью до 1997 года, пока собрат по перу не помог Николаю Зиновьеву издать сборник «Полет души». Тогда широкий читатель Кубани смог познакомиться с творчеством Н. Зиновьева.

В 1999 году вышел третий сборник стихов «Седое сердце». Его трогательные, преисполненные любви к Родине и христианского сострадания стихи не могут никого оставить равнодушным. Ведь только истинно православный человек может написать так, как написал Зиновьев в своем стихотворении «Молитва»:

Как ни темна, как ни трудна

Жизнь россиян, как ни убога,

К Творцу есть просьба лишь одна,

Лишь об одном молю я Бога:

Не дай такого, Боже мой,

Чтоб наша Русь, ругаясь матом,

Пошла по миру не с сумой,

А с самым лучшим автоматом...

Но, вместе с тем, сердце поэта преисполнено гордостью за русский народ, верой в него, непреходящей многовековой памятью...

А свои голубые глаза

Потерял я в двенадцатом веке,

При внезапном степняцком набеге

Они с кровью скатились с лица.

И тогда, чтоб за гибель семьи

Печенег не ушел от ответа,

Я их поднял с горелой земли...

И с тех пор они черного цвета.

Русская трагедия. Двадцатый век. Настоящий поэт не может назвать его прошлым. Сколько крови было пролито на русской земле. Расказачиванье, голод... Сколько на ней прошло войн? Пожар войны еще кроваво тлеет так близко к мирной и обильной земле Кубани...

А седые ковыли —

Оселедцы — не иначе.

За какой не потяни —

Череп вытащишь казачий

Вторая мировая война прошла по кубанской земле, как тяжелые гусеницы немецкой «пантеры», втаптывающие в грязь ранние всходы...

На шляпке гильзу вынес рыжик

Из-под земли... Здесь окружен

Был взвод стрелковый из мальчишек,

Не знавших ни невест, ни жен.

Недолго длилось тут сраженье,

И за неполных полчаса

Взвод вырвался из окруженья

С клубами дыма, в небеса...

Эта война не обошла стороной и автора:

Я своего совсем не помню деда,

Но это вовсе не моя вина.

Его взяла Великая Победа,

А, если проще: отняла война.

Какой потрясающий контраст между торжественно-циничным официозом и личной трагедией. Стихотворение «День Победы» Зиновьев заканчивает пронзительными строками: «...Один такой в России праздник — // И слава Богу, что один...» Но и на этом трагедия не кончается... Стихотворение «Гадание по руке» написано уже о нашем времени, о Чечне...

Бой отгремел. На дне воронки

Дымились камешки слегка,

А, чуть поодаль, чуть в сторонке,

Лежала бывшая рука.

На срезе нити сухожилий

Смешались с костною мукой...

Зарыт ли где, остался жив ли

Тот, чьей была она рукой?

Но есть и другая трагедия, трагедия крушения мира, трагедия цинизма и отмороженного воровства, от которой простой народ ищет спасение в алкоголе, но находит в нем свою гибель:

Вакхическая песнь

О, явился б мне Вакх во плоти,

Я бы плюнул ему прямо в зенки

И сказал бы: «Ты, гад, возврати

Мне двух дядек моих... Или — к стенке!!!

Но Николай Зиновьев верит в народ. Как он написал в своем стихотворении «К Сербии»:

Все ликует заграница

И от счастья воет воем,

Что мы стали на колени,

А мы стали помолиться,

Помолиться перед боем!

Неотвратимость. Обреченность. Не мы в этом виновны. Не мы. Но разве, кому-нибудь от этого легче? Печать смерти на человеческих лицах, автор чувствует ее незримое присутствие везде, даже в светлых детских лицах, в синем небе над ними, которое, может быть через миг расколет белая вспышка...

Над клумбой бабочки порхают,

И небо льется синевой.

В тени песочницы играют

Солдаты Третьей Мировой.

Поэт с неизбывной болью переживает боль и стыд своей Родины:

Когда Господь сойдет с небес,

Он всех низвергнет в ад, карая.

И только очередь в собес

Переведет к воротам рая.

Он не может иначе, как гражданин, как поэт, как истинно православный человек:

Не понимаю, что творится.

Во имя благостных идей

Ложь торжествует, блуд ярится...

Махнуть рукой, как говорится?

...Но как же мне потом креститься

Рукой, махнувшей на людей.

Предназначение поэта Николай Зиновьев высказал очень метко, но очень просто:

А поэты — те же люди,

Только больше в них Христа.

Сколько в душу им не плюйте —

Все равно — она чиста!

Не менее виртуозно владеет автор и тонкой философской лирикой:

Спустилась ночная прохлада,

Сижу на ступеньках крыльца,

Дыханье цветущего сада

Касается нежно лица.

И к тайне Творенья причастный,

Я плачу от мысли одной,

Что бывшие в жизни несчастья

Все были придуманы мной.

А месяц стекает на крыши,

И льется с небес благодать

На кроны деревьев, а выше...

Что выше? Не надо гадать.

Некоторые сколь признанные, столь и бездарные авторы, претендующие на «новые направления», склонны полуоскорбительно называть такую поэзию «почвеннической». На что так легко ответить четверостишием Зиновьева:

Воробей за мошкой гонится.

На него из-за оград

С фотокарточек глядят

Те, на ком земля покоится.

Андрей ШИТЯКОВ

ПОДБОРКА
СТИХОВ
НИКОЛАЯ ЗИНОВЬЕВА

В степи, покрытой пылью бренной,
Сидел и плакал человек.
А мимо шел Творец Вселенной.
Остановившись, он изрек:

«Я друг униженных и бедных,
Я всех убогих берегу,
Я знаю много слов заветных.
Я есмь твой Бог. Я все могу.

Меня печалит вид твой грустный,
Какой бедою ты тесним?»
И человек сказал: «Я - русский»,
И Бог заплакал вместе с ним.

***
У карты бывшего Союза,
С обвальным грохотом в груди,
Стою. Не плачу, не молюсь я,
А просто нету сил уйти.
Я глажу горы, глажу реки,
Касаюсь пальцами морей.
Как будто закрываю веки
Несчастной Родине моей...

***

То ли ангел, то ли бес
Простирает сверху руку —
Дождик, падая с небес,
Моет красный" Мерседес",
Мочит нищую старуху.
Мне уже понять невмочь:
Это жизнь иль доживанье?
Редкий дождь встревожил ночь,
Редкий — редкий, как желанье
Наше ближнему помочь...

***

Не потому, что вдруг напился,
Но снова я не узнаю —
Кто это горько так склонился
У входа в хижину мою?
Да это ж Родина! От пыли
Седая, в струпьях и с клюкой...
Да если б мы её любили,
Могла ли стать она такой?

***

XXI ВЕКУ
Спадёт с очей твоих завеса,
И ты узришь, как мир людей
Под погребальный марш Прогресса
Стремится к бездне всё быстрей.

Но ты пока не видишь это,
Ты в суете погряз мирской,
Лишь сердце чуткое поэта,
Как атмосферою планета,
Объято страхом и тоской.

***
Виталию Серкову
В так называемой глуши,
Где ходят куры по дорогам,
Я понял, кто я есть. Души
Своей ходатай перед Богом.

О ней лишь только хлопочу,
Как мать дитя своё, лелею,
И жить иначе не хочу,
Да и хотел бы — не сумею.

В преддверье Страшного Суда
Поговорить в тиши о многом
Ты приезжай ко мне сюда,
Где куры ходят по дорогам...

***
Я проснулся рано утром —
Ни луны, ни солнца нет.
За стеклом оконца мутным —
Непонятный белый свет.
Ах, да это ж он, летучий!
Так лети ж и радуй всех,
Мой пушистый, мой колючий
Сорок третий первый снег.

***
Опять я мыслями к России
возвращаюсь
С тяжёлой непростительной
виной:
Не я с любимой Родиной
прощаюсь,
А Родина прощается со мной,
Глядит в глаза мне горько
и ревниво...
Смогу ли вспомнить я потом
без слёз
у «на холме средь
жёлтой нивы
Чету белеющих берёз»?..

А может, всё же обойдётся,
И Родина останется жива,
И мне, глуша рыданья,
не придётся
Придумывать некролога слова
И выводить дрожащею рукою<
Кривую непослушную строку
О том, что ты была такой,
такою...
Простите, больше не могу...
РОССИЯ
Под крики шайки оголтелой
Чужих и собственных Иуд,
Тебя босой, в рубахе белой
На место лобное ведут.

И старший сын указ читает,
А средний сын топор берет,
Лишь младший сын ревмя-ревёт
И ничего не понимает...

***
Я своего совсем не помню деда,
Но в этом вовсе не моя вина:
Его взяла великая Победа,
А если проще — отняла война.
Мы с братом на него чуть-чуть похожи,
И правнук тоже, хоть еще малыш.
Совсем не помню деда я, но Боже,
Кого в России этим удивишь?

***

О счастливые годы «застоя»!
Белый парус и розовый дым!
О ты, счастье,
простое, земное —
Быть влюблённым
и быть молодым.

Никого не хочу я обидеть,
Но никто, — ещё раз говорю, —
Не заставит меня ненавидеть
Незабвенную юность мою.

***

ПОЭТ НА КЛАДБИЩЕ
— Зачем, где тропки узкие,
Надгробья и кресты,
«Вставайте, люди русские!»
Кричишь, безумец, ты?
В ответ здесь лишь молчание
Смешалось с гулом пчёл.
— Сюда я от отчаянья
Из города пришёл.

***

ЛЕВША
Как-то утром у трактира
(А в кармане ни гроша)
С вездесущим князем мира
Хмурый встретился Левша.

Обнял князь Левшу за плечи:
«Друг! Зайдём? За всё плачу!»
Подковать блоху полегче,
Чем ответить: «Не хочу».

И зашли они... И вышли
На бровях — во всей красе.
Был Левша наказан свыше:
Стал правшою, как и все.

Станица Кореновская, Краснодарский край

mysoulgarden.livejournal.com

На прощание с поэтом Зиновьевым не пришел ни один из исполнителей его хитов :: Новости :: ТВ Центр

В Центральном доме литераторов прощаются с Николаем Зиновьевым. Уникальный поэт-песенник ушёл из жизни 17 августа. Ему было 73 года. "Паромщик", "Дельтаплан", "А музыка звучит", "Казанова" – десятки произведений Николая Зиновьева стали хитами. Он писал для таких звёзд эстрады, как Алла Пугачёва, София Ротару, Валерий Леонтьев и Иосиф Кобзон.

Тихо, неспешно, без надрыва – прощание с Николаем Зиновьевым иным и быть не могло, отметил "ТВ Центр". Поэт-философ жил скромно, писал о вечном, так что сейчас он для многих как тот паромщик. Влюбленных много, он один. У переправы.

"Это был человек, искренний в своих мыслях, высказываниях. Он никогда не кривил душой. Поэтому каждая строчка его стихов идет от души и от неба", - рассказала вдова поэта Елена Борзова.

"Это просто талант. Талант в этой книге, талант в его песнях, которые поет народ. И многие не знают, что это написал Зиновьев. Думают, что народные песни. Это самая большая похвала для поэта", - отметила вице-президент Гильдии актеров кино Наталия Дрожжина.

О Зиновьеве, в отличие от его звездных коллег, редко писали, и уж тем более обсуждали какие бы то ни было подробности личной жизни. Сын режиссера и пианистки, закончив ПТУ, заочно поступил на филфак. Его стихи нравились абсолютно всем. И лирические, и патриотические. Чуть ли не единственные кадры выступления Николая Зиновьева – съемка дня рождения полувековой давности.

Он написал несколько поэтических сборников, пьесу, даже роман в стихах. Но прославили его песни – более двух сотен, для самых ярких исполнителей, на музыку самых лучших композиторов. Когда вышел в прокат фильм "Родня", Зиновьев написал стихи на главную музыкальную тему картины. Да такие глубокие, что привели в восторг и композитора Эдуарда Артемьева, и исполнителя Валерия Леонтьева.

"Нет такого концерта, чтоб из зала кто-то не крикнул – "Дельтаплан" давай. Песня действительно хороша. Стала и моей визитной карточкой, и маркой хорошей песни", - отметил Валерий Леонтьев.

Потом были "Казанова", "Светофор зеленый", "Красная стрела". Но самая известная родилась в 83-м. "Паромщик" оказался настолько популярен, что Пугачева с Леонтьевым до сих пор спорят, чей именно это хит. В выигрыше зритель. Эти стихи проникают в душу в любом исполнении.

Уход Зиновьева наверняка тяжело переживают Пугачева, Леонтьев, Ротару, а еще Малинин, Киркоров, Долина. Поэт писал много и для многих. Правда никто из известных исполнителей на прощание не пришел. Ограничились венками. Видимо, были очень заняты.

"Я не буду судить – это их проблемы. Но он же им дарил, душу дарил! Открывал им душу! Я не знаю, почему так происходит. И, в принципе, он довольно драматично закончил. Как великие поэты. Они практически все трагически уходят", - сказал народный артист РСФСР Александр Михайлов.

С начала двухтысячных Николай Зиновьев тяжело болел. Увы, болезнь Паркинсона неизлечима. Последние пять лет поэт не мог самостоятельно двигаться. Но его ум был по-прежнему ясен, а взгляд проницателен. Он знал, что его песни по-прежнему поют. И обязательно будут петь. Таким его и запомнят те, для кого он писал и жил.

Ольга Стрельцова, Егор Миронов, Алексей Комаров, Максим Сидоренко, "ТВ Центр"

www.tvc.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.