Жди меня и я вернусь стих симонова


Жди меня и я вернусь

Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди,
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди,
Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.

Жди меня, и я вернусь,
Не желай добра
Всем, кто знает наизусть,
Что забыть пора.
Пусть поверят сын и мать
В то, что нет меня,
Пусть друзья устанут ждать,
Сядут у огня,
Выпьют горькое вино
На помин души…
Жди. И с ними заодно
Выпить не спеши.

Жди меня, и я вернусь,
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет: — Повезло.
Не понять, не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой,-
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.

Анализ стихотворения «Жди меня, и я вернусь» Симонова

К. Симонов увидел войну своими глазами в качестве военного корреспондента еще в 1939 г. на Халхин-Голе. Вскоре после этого он отправляется на фронт Финской кампании. Поэт и писатель получил трагический опыт жесткой военной реальности. После нападения Германии он ждал демобилизации и летом 1941 г. написал стихотворение «Жди меня, и я вернусь».

Произведение обращено к реальному человеку – возлюбленной Симонова В. Серовой. Женщина была вдовой и поначалу решительно отвергала ухаживания писателя. Разразившаяся война изменила ее отношение. Многократно возросла ценность жизни и случайность смерти.

Симонов поначалу скрывал свои отношения с Серовой и не хотел печатать стихотворение, считая его глубоко интимным. Лишь в декабре 1941 г. по настоянию коллег он разрешил опубликовать свое произведение.

Константин Симонов по праву считался одним из лучших советских писателей, творивших в годы самой страшной войны. Его произведения несут в себе горькую правду о жестокости и смерти. При этом писатель никогда не забывал о внутреннем мире человека, о том, как он меняется в условиях военного времени.

«Жди меня, и я вернусь» — очень трогательное стихотворение, обладающие огромной силой воздействия на человеческую душу. Для многих бойцов Красной армии оно стало настоящим гимном, торжественной клятвой близкому человеку. Миллионы людей расставались друг с другом. Уже первые дни войны показали, что для многих прощание было последним. Человек не был уверен, будет ли он жив через неделю, день, час. Официальная идеология отвергала веру в Бога, поэтому единственной надеждой и верой оставалось воспоминание о тех, кто ждет в тылу.

Автор обращается к любимой женщине с горячей мольбой о том, чтобы она ждала его несмотря ни на что. Очень жестко звучат слова: «пусть поверят сын и мать, в то, что нет меня». Симонов готов простить друзей, которые устанут его ждать. Но надежда любимой не должна исчезать. Это священный талисман, который охраняет жизнь человека и дает ему избавление от всех опасностей.

Стихотворение написано обычным разговорным языком в виде монолога лирического героя. Особую душевность и выразительность ему придает рефрен «жди меня». В какой-то степени произведение может считаться молитвой по своей эмоциональной окраске.

Известно множество случаев самоубийств людей, узнавших об измене любимых женщин в тылу. Это показывает, насколько важна для человека была вера в то, что их кто-то ждет. Стихотворение Симонова олицетворяет собой основную надежду советского воина, позволяющую ему не терять оптимизма и способности любить.

rustih.ru

Жди меня (стихотворение) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

У этого термина существуют и другие значения, см. Жди меня.

«Жди меня́» — стихотворение Константина Симонова. Написано в июле — августе 1941 года[1]. Посвящено актрисе Валентине Серовой.

Жди меня, и я вернусь,
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет: — Повезло.
Не понять не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой, —
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.

История[править | править код]

1944 год. Иллюстрированная односторонняя почтовая карточка полевой почты СССР с подписью к рисунку «Жди меня и я вернусь!…»

Из письма Константина Михайловича Симонова читателю (1969 год): «У стихотворения „Жди меня“ нет никакой особой истории. Просто я уехал на войну, а женщина, которую я любил, была в тылу. И я написал ей письмо в стихах…»[2].

Первоначально стихотворение не предназначалось для публикации — как слишком личное; тем не менее Симонов неоднократно читал его друзьям. Впервые это произошло в октябре 1941 года на Северном фронте, своему товарищу — фотокору Григорию Зельме, и для него автор переписал стихотворение из блокнота, поставив дату: «13 октября 1941 года, Мурманск». 9 декабря 1941 года Симонов прочитал стихотворение в радиоэфире[2].

На основе отзывов в конце 1941 — начале 1942 года всё-таки согласился отдать его в печать. Симонов пытался опубликовать стихотворение в газете «На штурм» (печатном органе 44-й армии), и в «Красной звезде», где тогда работал, однако оба издания ему отказали. Впервые оно было напечатано в «Правде» 14 января 1942 года на третьей полосе.

Как указывала литературовед М. О. Чудакова, появление стихотворения Симонова в печати воспринималось как прорыв цензурных ограничений, поскольку в официальной поэзии предшествующего периода тема особенно сильной личной любви не приветствовалась[3].

По мнению литературоведа И. В. Кукулина, образцом для Симонова могли послужить фольклорные заклинания и заговоры, некоторые произведения русской поэзии Серебряного века[4], а также «Баллада о прокуренном вагоне» Александра Кочеткова, написанная в 1932 году и передававшаяся из рук в руки в годы войны[5].

В годы войны оно пользовалось невероятной популярностью. Кукулин пишет: «„Жди меня“ не только было похоже на заклинание по своему жанру, но и функционировало как таковое в социальной практике. Многократное прочтение этого стихотворения само по себе имело психотехническую функцию. Врач Слава Менделевна Бескина, работавшая во время войны во фронтовых госпиталях, вспоминала, что раненые солдаты, когда им было особенно больно, читали наизусть „Жди меня“»[5].

Было положено на музыку Матвеем Блантером.

  • В 1943 году стихотворение было переведено на иврит Авраамом Шлёнским и положено на музыку Соломоном Дойчером, также известным как Шломо Дрори[6][7]. Получившаяся песня популярна в Израиле до сих пор[8].
  • Перевод на китайский был выполнен Цао Цзинхуа.
  • В 2010 году Зеэв Гейзель опубликовал новый перевод стихотворения на иврит и исполнил его на музыку М. Блантера.
  • Существует украинский перевод Юрия Гончаренко (2014, в рамках проекта телеканала «1+1»)[9][10].
  • Известны три перевода на турецкий язык: Атиллы Токатлы (перевод с французского языка), Атаола Бехрамоглу (с русского), Каншаубия Мизиева-Ахмета Неждета (с русского, журнал «Эски»).[источник не указан 1430 дней]

ru.wikipedia.org

Жди меня - Песни военных лет и о войне - Медиа

Музыка Матвея Блантера, слова Константина Симонова (1942)
Исполняет Георгий Виноградов

Тег audio не поддерживается вашим браузером. Скачайте музыку.

Стихотворение «Жди меня» Константина Симонова было написано в июле — августе 1941 года. Посвящено актрисе Валентине Серовой.

Константин Симонов вспоминал:

— У стихотворения «Жди меня» нет никакой особой истории. Просто я уехал на войну, а женщина, которую я любил, была в тылу. И я написал ей письмо в стихах.

Первоначально стихотворение не предназначалось для публикации, как слишком личное; тем не менее, Симонов неоднократно читал его друзьям. 9 декабря 1941 года он прочел его в радиоэфире.

На основе отзывов в конце 1941 — начале 1942 года Симонов все-таки согласился отдать его в печать. Он пытался опубликовать стихотворение в газете «На штурм» (печатном органе 44-й армии), и в «Красной звезде», где тогда работал, однако оба издания ему отказали. Впервые оно было напечатано в «Правде» 14 января 1942 года на третьей полосе.

В годы войны оно пользовалось невероятной популярностью. Литературовед И.В. Кукулин писал:

— «Жди меня» не только было похоже на заклинание по своему жанру, но и функционировало как таковое в социальной практике. Многократное прочтение этого стихотворения само по себе имело психотехническую функцию. Врач Слава Менделевна Бескина, работавшая во время войны во фронтовых госпиталях, вспоминала, что раненые солдаты, когда им было особенно больно, читали наизусть «Жди меня».

В 1942 году стихотворение было положено на музыку Матвеем Блантером. Оно звучит в виде песни в фильмах «Парень из нашего города (1942) и «Жди меня» (1943).

Текст

Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди,
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди,

Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.

Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.

Жди меня, и я вернусь,
Не желай добра
Всем, кто знает наизусть,
Что забыть пора.

Пусть поверят сын и мать
В то, что нет меня,
Пусть друзья устанут ждать,
Сядут у огня,

Выпьют горькое вино
На помин души...
Жди. И с ними заодно
Выпить не спеши.

Жди меня, и я вернусь,
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет: «Повезло».

Не понять, не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.

Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой.
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.

xn--80abjd7bf.xn--80acgfbsl1azdqr.xn--p1ai

«Жди меня» – поэтическая молитва Константина Симонова

Эти два слова стали паролем навсегда. Обыкновенные слова, которые мы нередко произносим мимоходом. А Константин Симонов превратил их в поэзию, даже в своеобразную молитву. В годы войны они звучали как заклинание.

Сегодня Симонову исполнилось бы сто лет. Умер он несколько эпох назад, в августе 1979-го. Долгожителем не стал: сказалось перенапряжение военных лет, которое он перенес и на последующие годы. Несомненно, он был не только одним из самых любимых в народе русских советских писателей, но едва ли не самым плодовитым.

Литературное наследие Симонова огромно. Стихи, художественная проза, драматургия, публицистика, несколько томов дневников, без которых невозможно получить представление о Великой Отечественной. Но среди многих томов Симонова никогда не затеряется одно стихотворение. То самое. Оно привнесло в нашу жизнь особый оттенок смысла и чувства.

Валентина Серова, ее сын Толя и Константин Симонов. Фото: cbs3-uao.ru

Симонов написал его в начале войны, когда был оглоушен первыми боями, первыми поражениями, трагическими окружениями, отступлениями. Сын и пасынок офицера, от армии он себя не отделял. Симонова часто спрашивали: как ему явились эти строки? Однажды он ответил в письме читателю: «У стихотворения „Жди меня“ нет никакой особой истории. Просто я уехал на войну, а женщина, которую я любил, была в тылу. И я написал ей письмо в стихах…» Женщина – это Валентина Серова, знаменитая актриса, вдова летчика, Героя Советского Союза, будущая жена Симонова. Стихотворение действительно появилось как лекарство от разлуки, но написал его Симонов не в действующей армии.

В июле 1941-го, ненадолго вернувшись с фронта, поэт ночевал на переделкинской даче писателя Льва Кассиля. Он был обожжен первыми боями в Белоруссии. Всю жизнь ему снились эти бои. Шли самые черные дни войны, трудно было укротить отчаяние. Стихотворение написалось в один присест.

Публиковать «Жди меня» Симонов не собирался: оно казалось слишком интимным. Иногда читал эти стихи друзьям, стихотворение ходило по фронтам, переписанное, подчас – на папиросной бумаге, с ошибками… Стихотворение прозвучало по радио. Оно сначала стало легендарным, а потом – напечатанным. Публикация состоялась не где-нибудь, а в главной газете всея СССР – в «Правде», 14 января 1942 года, а уж вслед за «Правдой» его перепечатали десятки газет. Его знали наизусть миллионы людей – небывалый случай.

Война – это не только сражения и походы, не только музыка ненависти, не только гибель друзей и теснота госпиталей. Это еще и расставание с родным домом, разлука с любимыми. Стихи и песни о любви ценились на фронте выше патриотических воззваний. «Жди меня» – одно из самых известных русских стихотворений ХХ века. Сколько слёз было пролито над ним… А скольких оно спасло от уныния, от черных мыслей? Стихи Симонова убедительно внушали, что любовь и верность сильнее войны:

Жди меня, и я вернусь.

Только очень жди,

Жди, когда наводят грусть

Желтые дожди,

Жди, когда снега метут,

Жди, когда жара,

Жди, когда других не ждут,

Позабыв вчера.

Жди, когда из дальних мест

Писем не придет,

Жди, когда уж надоест

Всем, кто вместе ждет.

Стихотворение всколыхнуло страну, стало гимном ожидания. Оно обладает силой врачевания. Раненые шептали строки этого стихотворения как молитву – и помогало! Актрисы читали «Жди меня» бойцам. Жёны и невесты переписывали друг у друга молитвенные строки. С тех пор, где бы ни выступал Симонов – до последних дней, его неизменно просили прочитать «Жди меня». Такая мелодия, такая спаянность слов и чувств – это силища.

Но можно понять и мать поэта, Александру Леонидовну Оболенскую. Ее обидело главное стихотворение сына. В 1942-м его нашло материнское письмо: «Не дождавшись ответа на свои письма, – посылаю ответ на помещенное 19/1-42 в «Правде» стихотворение «Жди», в частности, на строку, особенно бьющую меня по сердцу при твоем упорном молчании:

Пускай забудут сын и мать…

Конечно, можно клеветать

На сына и на мать,

Учить других, как надо ждать,

И как тебя спасать.

Чтоб я ждала, ты не просил,

И не учил, как ждать,

Но я ждала всей силой сил,

Как только может мать,

И в глубине своей души

Ты должен сознавать:

Они, мой друг, нехороши,

Твои слова про мать».

Конечно, это несправедливая строка – «Пусть забудут сын и мать…» Так бывает у поэтов: рядом с автобиографическими мотивами проявляются и привнесенные, не имеющие отношения к его личной семье. Симонову нужно было сгустить краски, подчеркнуть незримую связь между двумя любящими – и материнской любовью пришлось пожертвовать. Чтобы обострить образ! А Александра Леонидовна сына простила – вскоре они уже в письмах по-дружески обсуждали новые стихи и пьесы Симонова.

Симонов читает стихи бойцам и офицерам. Фото: godliteratury.ru

…Молитва о любви и верности. Наверное, нет в истории русской поэзии стихотворения, которое так часто повторяли в трудную минуту. Оно помогло миллионам людей, знавших наизусть строки, которые Симонов поначалу считал слишком личными, не подходящими для публикации…

Невозможно забыть, как читал он «Жди меня» с эстрады в конце семидесятых, незадолго до смерти. Постаревший, осунувшийся «рыцарь советского образа», он не прибегал к театральным интонациям, не повышал голос. А огромный зал прислушивался к каждому слову… Война принесла нам столько потерь, столько разлук, столько ожидания, что такое стихотворение не могло не появиться. Симонову удалось воссоздать в стихах и государственное измерение войны, и армейское, и – человеческое, личное.

И стихи повлияли на судьбу войны, на судьбы людей. Симонов писал много лет спустя: «Помню лагерь наших военнопленных под Лейпцигом. Что было! Неистовые крики: наши, наши! Минуты, и нас окружила многотысячная толпа. Невозможно забыть эти лица исстрадавшихся, изможденных людей. Я взобрался на ступеньки крыльца. Мне предстояло сказать в этом лагере первые слова, пришедшие с Родины… Чувствую, горло у меня сухое. Я не в силах сказать ни слова. Медленно оглядываю необъятное море стоящих вокруг людей. И наконец говорю. Что говорил – не могу сейчас вспомнить. Потом прочел «Жди меня». Сам разрыдался. И все вокруг тоже стоят и плачут… Так было».

Вот именно – так было. Об этом впору вспомнить в день столетия поэта.

www.pravmir.ru

Жди меня... История создания великого стихотворения: energa — LiveJournal


Ровно 75 лет назад, 14 января 1942 года, стихотворение Константина Симонова «Жди меня» вышло в печать на страницах газеты «Правда».

"Жди меня" было написано в июле 1941 года, на даче Льва Кассиля в Переделкине. Написанное стихотворения Константин Симонов отправляет Валентине Серовой, ведь именно ей посвящены знаменитые строки.

- Ты знаешь, Костя, стихи хорошие, но похожи на заклинание… Не печатай сейчас… сейчас еще не пора его печатать…"- говорит Лев Кассиль.

Но поэт все-таки показывает стихи редактору "Красной звезды" Давиду Ортенбергу. Тот говорит: "Эти стихи не для военной газеты. Нечего растравлять душу солдата…".

Впервые Константин Симонов читает "Жди меня" в октябре, на Северном фронте, своему товарищу -  фотокору Григорию Зельме.  Для него же переписывает стихотворение из блокнота, ставит дату: 13 октября 1941 года, Мурманск.

-Я считал, что эти стихи - мое личное дело... Но потом, несколько месяцев спустя, когда мне пришлось быть на далеком севере и когда метели и непогода иногда заставляли просиживать сутками где-нибудь в землянке…  мне пришлось самым разным людям читать стихи. И самые разные люди десятки раз при свете коптилки или ручного фонарика переписывали на клочке бумаги стихотворение "Жди меня”, которое, как мне раньше казалось, я написал только для одного человека- вспоминал Симонов.

В ноябре 1941 года Константин Симонов читал "Жди меня" артиллеристам на полуострове Рыбачьем, отрезанном от остального фронта.  Потом - морским разведчикам, которые берут его в рейд по тылам немцев.

9 декабря 1941-го его просят заехать на радио и прочитать стихи. Симонов вспоминал, что опоздал на тот эфир, и диктор читал уже третье из четырех собранных для этой передачи стихотворений, оставалось прочесть только "Жди меня". Константин Симонов показал диктору жестами, что читать будет сам, «диктору осталось только объявить, что стихотворение будет читать автор".

- У стихотворения "Жди меня” нет никакой особой истории. Просто я уехал на войну, а женщина, которую я любил, была в тылу. И я написал ей письмо в стихах… - пишет Константин Михайлович читателю в 1969.

В конце декабря 1941 года редактор "Правды" Петр Поспелов спрашивает Константина Симонова нет ли стихов, но Симонов отвечает, что они не для газеты, тем более «Правды». Но Поспелов настаивает, и Симонов отдает ему "Жди меня".

9 января 1942 года Симонов возвращается из Феодосии. Его тут же посылают под Можайск, а в "Правде" вечером 13 января ставят в номер "Жди меня".

Автор не знает об этом. Только вернувшись из Можайска, он видит в "Правде" за 14 января на третьей полосе заголовок: "Жди меня". Такой заголовок трудно   не заметить: он самый крупный на полосе, хотя стихи занимают меньше всего места.

Миллионы солдат выживали, а их близкие не теряли надежды благодаря этому стихотворению, пожалуй, самому известному и ставшему народным.

- Писем писать не люблю. В результате этого в короткие свободные минуты на разных фронтах я написал книгу лирических стихов, которые являются не чем иным, как сборником не отправленных писем к любимой мною женщине. Это было моей внутренней потребностью… Но вскоре выяснилось, что люди на фронте очень хотели слышать стихи, и именно стихи о любви - говорил поэт.

«Жди меня»

Жди меня, и я вернусь.

Только очень жди,

Жди, когда наводят грусть

Желтые дожди,

Жди, когда снега метут,

Жди, когда жара,

Жди, когда других не ждут,

Позабыв вчера.

Жди, когда из дальних мест

Писем не придет,

Жди, когда уж надоест

Всем, кто вместе ждет.

Жди меня, и я вернусь,

Не желай добра

Всем, кто знает наизусть,

Что забыть пора.

Пусть поверят сын и мать

В то, что нет меня,

Пусть друзья устанут ждать,

Сядут у огня,

Выпьют горькое вино

На помин души... Жди.

И с ними заодно

Выпить не спеши.

Жди меня, и я вернусь,

Всем смертям назло.

Кто не ждал меня, тот пусть

Скажет: - Повезло.

Не понять, не ждавшим им,

Как среди огня

Ожиданием своим

Ты спасла меня.

Как я выжил, будем знать

Только мы с тобой,-

Просто ты умела ждать,

Как никто другой.

Константин Симонов, 1941

Для справки:

Константин Михайлович Симонов пришел на сборный пункт сразу после выступления Молотова.  К тому времени он прошел курсы военкоров при Академии имени Фрунзе, где в течение четырех недель учили тактике, топографии, стрельбе.

Поэт получил назначение в газету "Боевое знамя".  Выехав на фронт, свою редакцию он не находит. Скитания под бомбежками, среди мечущихся беженцев, давка на переправах, ночевки в селах, где оставались одни старики.  12 июля под Могилевым Симонов и еще два военкора попали в расположение 388-го полка 172 стрелковой дивизии, которым командовал Семен Кутепов. Его бойцы умело, без паники сдерживали немецкие танки на своем направлении.  Симонов привозит в Москву репортаж об этих вставших насмерть людях. Только после войны он узнает, что Кутепов и его полк погибли в том же июле 41-го. Обстоятельства до сих пор неизвестны. Репортаж Симонова печатают "Известия".

С конца лета 1941-го Симонов - военный корреспондент "Красной звезды".  В 1942 году ему было присвоено звание старшего батальонного комиссара, в 1943 году — звание подполковника, а после войны — полковника. Приказом ВС Западного фронта №: 482 от: 03 мая 1942 года награждён орденом Красного Знамени. Большая часть его военных корреспонденций публиковалась в «Красной звезде». Как военный корреспондент побывал на всех фронтах, прошёл по землям Румынии, Болгарии, Югославии, Польши и Германии, был свидетелем последних боёв за Берлин.

К 100-летию со Дня Рождения поэта, писателя и военного журналиста Константина Симонова состоялось Российское военно-историческое общество открыло его граффити-портрет на Марксистской улице в Москве.

В сентябре 2016 года в Новосибирске Председатель РВИО, Министр культуры РФ Владимир Мединский открыл скульптурную композицию «Матерям и женам защитников Отечества». В верхней части монумента высечены строки легендарного стихотворения.

- Огромную роль в обеспечении фронта всем необходимым сыграли женщины, трудившиеся на фабриках и заводах, в полях и госпиталях, воспитывавшие детей, ухаживавшие за больными и стариками. Во имя них наши деды и воевали – сказал на церемонии открытия Владимир Мединский.

По материалам статьи «Жди меня», опубликованной в Российской газете 01.12.2011.

Фото из открытых источников.

energa.livejournal.com

70 лет исполнилось стихотворению "Жди меня, и я вернусь..." — Российская газета

Три дня из жизни одного стихотворения
День первый

Жди меня, и я вернусь,

Только очень жди,

Жди когда наводят грусть

Желтые дожди,

Жди, когда снега метут,

Жди, когда жара,

Жди, когда других не ждут,

Изменив вчера.

Жди, когда из дальних мест

Писем не придет,

Жди, когда уж надоест

Всем, кто вместе ждет…

Константин Симонов (первая строфа стихотворения) 1941 г.

Когда его просили рассказать об истории этого стихотворения, он был  немногословен.  Из  письма Константина Михайловича Симонова  читателю, 1969 год: "У стихотворения "Жди меня" нет никакой особой истории. Просто я уехал на войну, а женщина, которую я любил, была в тылу. И я написал ей письмо в стихах…"

На встречах с читателями Симонов не отказывался читать  "Жди меня", но  как-то темнел лицом. И в глазах его было страдание.  Он будто падал в сорок первый год.

В беседе с Василием Песковым  на вопрос о "Жди меня" устало ответил: "Если б не написал я, написал бы кто-то другой".  Он считал, что просто так совпало: любовь, война, разлука, да чудом выпавшие несколько часов одиночества. К тому же стихи были его работой.  Вот и проступили стихи сквозь бумагу. Так проступает кровь сквозь бинты.

Попробуем сегодня  хоть отчасти воссоздать хронику тех  дней,  когда  было написано  "Жди меня".  Для другого стихотворения это было бы не так и важно, но здесь - особый случай. "Жди меня" было написано на гребне той духовной волны, что поднялась в сердцах 22 июня 1941 года.

Пока армия пыталась хоть как-то задержать немцев,  мальчишки, парни и мужчины  шли в военкоматы.  Прощались с любимыми. Не всегда говорили "Жди меня". Это и без того было в глазах, в воздухе.

Симонов  пришел  на сборный пункт сразу после выступления Молотова.  У  него  за плечами  -  курсы военкоров при Академии имени Фрунзе. Там  четыре недели учили тактике,  топографии,  один раз дали пострелять из ручного пулемета.

Поэт  получает назначение в  газету "Боевое знамя".  Выезжает на фронт,  а фронт  катится ему навстречу.  Редакцию свою он не находит. Какая уж там редакция из трех человек! - в то лето пропадали без вести целые полки.

Скитания под бомбежками, среди мечущихся беженцев, давка на переправах, ночевки в селах, где оставались одни старики.  12 июля под Могилевым  Симонова и еще двух военкоров  вынесло  в расположение 388-го полка 172 стрелковой дивизии, которым командовал  Семен Кутепов. Его бойцы  умело, без паники сдерживали немецкие танки на своем направлении.  В Москву Симонов возвращается с репортажем об этих вставших насмерть людях. Только после войны он узнает, что  Кутепов и его полк погибли в том же июле 41-го. Обстоятельства  до сих пор неизвестны. По документам министерства обороны  полковник Кутепов и сегодня числится пропавшим без вести.

Репортаж  Симонова печатают "Известия". Своего жилья в Москве у Симонова нет, и его приглашает к себе Лев Кассиль. Автор "Кондуита и Швамбрании"  жил в Переделкине  в доме номер семь по улице Серафимовича.  Деревянная дача. На первом этаже - кухня, на втором - спальня и кабинет.  Симонов, получив назначение в "Красную звезду",  ждет на даче Кассиля,  пока подготовят к командировке редакционный пикап.  Тогда, в  конце июля, он  и  пишет  "Жди меня", отсылает  Валентине Серовой.  Вечером  читает новые стихи Кассилю. Тот снимает очки, трет переносицу: "Ты знаешь, Костя, стихи хорошие, но похожи на заклинание… Не печатай  сейчас… сейчас еще не пора его печатать…"

Симонов понял,  что имеет в виду его старший товарищ: стихи похожи на молитву, поэтому их лучше никому не показывать.  Но  он все-таки решается показать  стихи редактору "Красной звезды" Давиду Ортенбергу. Тот говорит: "Эти стихи не для военной газеты. Нечего растравлять душу солдата…".

Симонов прячет стихи в полевую сумку. Кассиль был прав: сейчас еще не пора.  Но пройдет всего несколько месяцев и сталинское руководство  начнет судорожно хвататься за все соломинки: за им же истерзанную Церковь,  за "царские" офицерские погоны, за  "безыдейную" лирику.

Впервые  Симонов читает  "Жди меня" в октябре, на Северном фронте, своему товарищу -  фотокору Григорию Зельме.  Для него же переписывает стихотворение из блокнота, ставит дату: 13 октября 1941 года, Мурманск.

Потом Симонов вспоминал: "Я считал, что эти стихи - мое личное дело... Но потом, несколько месяцев спустя, когда мне пришлось быть на далеком севере и когда метели и непогода иногда заставляли просиживать сутками где-нибудь в землянке…  мне пришлось самым разным людям читать стихи. И самые разные люди десятки раз при свете коптилки или ручного фонарика переписывали на клочке бумаги стихотворение "Жди меня", которое, как мне раньше казалось, я написал только для одного человека…"

5 ноября Константин Симонов читал "Жди меня" артиллеристам на полуострове Рыбачьем, отрезанном от остального фронта.  Потом - морским разведчикам, которые  берут его в рейд по тылам немцев.  Перед этим  Симонов, как положено, сдает  документы и бумаги. Оставляет тайком лишь  фотографию Валентины Серовой.

9 декабря 1941-го.  Из утренней сводки Совинформбюро: "Наши войска вели бои с противником на всех фронтах".  Симонов в Москве, его просят  заехать на радио и прочитать стихи. По дороге на студию он встречает старых друзей и в результате опаздывает к началу эфира.

"Диктор читал уже третье из четырех собранных для этой передачи стихотворений, - вспоминал он позднее, - ему осталось прочесть только "Жди меня". Я показал диктору жестами, что читать буду сам,  встал рядом, потянул у него из рук лист. Диктору осталось только объявить, что стихотворение будет читать автор".

Так 70 лет назад страна впервые услышала  "Жди меня". Шли  171-е сутки войны. 4-й день нашего контрнаступления под Москвой.  Наши войска освободили Венев и Елец.

День второй

Жди меня, и я вернусь,

Не желай добра

Всем, кто знает наизусть -

Что забыть пора.

Пусть поверят сын и мать

В то, что нет меня,

Пусть друзья устанут ждать,

Сядут у огня,

Выпьют горькое вино

На помин души...

Жди, и с ними заодно

Выпить не спеши…

Константин Симонов (вторая строфа стихотворения) газета "Правда",  14 января 1942 г.

"Жди меня, и я вернусь…"  Мы  родились с  этими строчками. В них - все, что  предшествовало нашему появлению на свет: любовь, война, разлука,  дальние места, желтые дожди…

С конца лета 1941-го  Симонов - военный корреспондент "Красной звезды".  Его талант ценят на самом верху. Туда же доходят слухи, что молодой поэт ищет смерти: лезет под пули. Сталин дает указание провести с Симоновым беседу. Секретарь ЦК А.С. Щербаков  требует от военкора быть благоразумнее,  тот обещает и тут же уезжает на передовую.

Живет Симонов прямо в редакции, ему дали комнату с койкой. В  коридоре его, заросшего щетиной, останавливает редактор "Правды" Петр Поспелов: "Нет ли стихов?".

- Есть, но не для газеты. Уж точно не для "Правды".

Но Поспелов не отстает, и Симонов отдает ему "Жди меня".

30 декабря Симонов  просит у редактора "Красной звезды" отпуск на два дня - слетать в Свердловск, повидаться с родителями. Редактор дает добро. Симонов звонит маме Александре Леонидовне: "Завтра увидимся!.."

В два часа ночи приходит сообщение о начале десантной операции в Крыму. Редактор отменяет Симонову отпуск и отправляет его на аэродром.

Самолет уже начинает катиться по взлетной полосе, когда к нему подбегает корреспондент.  Его затаскивают  в штурманскую кабину и, не имея теплого летного шлема, он обмораживает в  полете лицо.

Новый год  встречает с  бойцами 44-й армии.  Керченско-феодосийская десантная операция закончится трагически. Морская пехота  будет биться в окружении на ледяных крымских скалах и, не получив подкрепления,  погибнет. Часть десанта уйдет в каменоломни.

А пока Симонов читает парням в черных бушлатах стихи. Они уже знают про "Жди меня", просят прочитать именно это.  9 января 1942 года Симонов возвращается из освобожденной (увы, всего на полмесяца) Феодосии. Его тут же посылают под Можайск, а в "Правде" вечером 13 января  ставят в номер "Жди меня".

Симонов не знает об этом. Только вернувшись из Можайска,  он видит  в "Правде" за 14 января на третьей полосе  заголовок: "Жди меня". Такой заголовок трудно  не заметить:  он  самый крупный на полосе, хотя  стихи занимают меньше всего места.

21 января Симонов отправляет  подробное письмо родителям. О "Жди меня", как и вообще о самом личном,  не упоминает и понятно почему: письмо  диктовал стенографистке.  Чтобы успокоить маму, а заодно отвлечь от грустных мыслей  девушку-стенографистку, описывает  свои  фронтовые  поездки  в стиле Джером К. Джерома:  "Немцами разбомблены шерстяные кальсоны и рубашка вашего сына и в дырявом виде заброшены на телеграфные провода. Сын ваш остался цел…"

Летом 1942 года в Ташкенте выходит сборник Симонова "Лирический дневник". Книжечка размером с внутренний карман гимнастерки. У "Жди меня"  здесь  другое название - "С тобой и без тебя". Быть может, автору хотелось этим  вернуть сокровенность  уже разлетевшимся по стране стихам. Чтобы любимая вновь прочитала их как письмо, адресованное только ей и никому другому: "Посвящается В.С.".

В книжке еще 14 стихотворений. Шесть из них - о любви. "Ты говорила мне: "Люблю", но это по ночам…",  "Не сердитесь, к лучшему…", "Над черным носом нашей субмарины взошла Венера - странная звезда…", "Я, перебрав весь год, не вижу того счастливого числа…", "Если Бог нас своим могуществом после смерти отправит в рай…"

До войны  за такие стихи  могли отправить в колымский ад. И никто бы о них не узнал, кроме следователей. А в 1942-ом  все, от бойцов до генералов,  посылали в письмах женам и невестам симоновские строки: "Ожиданием своим ты спасла меня…" И все понимали, что "ожиданием", значит - молитвой. И летели навстречу женские строки: "Милый, я умею ждать, как никто другой…"

В 1943 году  в Алма-Ате  по сценарию К. Симонова и А. Столпера был  снят фильм "Жди меня".  В главной роли - Валентина Серова.

Из записок Геннадия Шпаликова (когда началась война ему было четыре года): "Там была пивная. Собирались там ребята из госпиталя.., в халатах байковых, синих. И на костылях… Вот из-за бочек пивных появился мальчишка… Был на нем ватник, хотя весна, и ботинки солдатские, а у ватника рукава подвернуты были. И запел, затанцевал: "Славное море, священный Байкал…" Это было, конечно, вступлением…

Жди меня, и я вернусь,

Только очень жди,

Жди, когда наводят грусть

Желтые дожди…

И тут он неожиданно выдал чечетку - взамен невеселых этих стихов…"

День третий

Жди меня, и я вернусь,

Всем смертям назло.

Кто не ждал меня, тот пусть

Скажет: повезло!

Не понять не ждавшим, им

Как среди огня

Ожиданием своим

Ты спасла меня.

Как я выжил - будем знать

Только мы с тобой -

Просто ты умела ждать,

Как никто другой!

Константин Симонов (третья строфа стихотворения) 1941 г.

Прошло пятнадцать лет после ухода Константина Михайловича Симонова (он умер, когда ему было всего шестьдесят три).

На календаре было 28 января 1995 года.  В  ту пору я работал в "Комсомольской правде".  Утром на своем рабочем столе я нашел записку от Ярослава Кирилловича Голованова. В конце - приписка: "Если сможешь - приезжай: Переделкино, ул. Серафимовича-7".

Тогда мне этот адрес ничего не говорил. Это уже потом я узнал, что после смерти Л.А. Кассиля, в начале 1970-х годов,  литфонд передал половину его дома  талантливому молодому писателю,  научному обозревателю "Комсомолки" Ярославу Голованову.

Поселившись в Переделкино, Голованов  и не догадывался, что именно в его доме  написано легендарное  "Жди меня", хотя в 1960-е годы  он общался и с Кассилем, и с Симоновым.  А узнал Ярослав Кириллович  об этой истории только в 1985 году, когда ему  позвонила  литературовед  Евгения Александровна  Таратута. Она,  бывшая лагерница,  много лет  дружила с Кассилем. После  ее звонка Ярослав Кириллович потрясенно записал в дневнике: "Стихотворение Симонова "Жди меня" было написано на даче Кассиля, а точнее, - в той комнате, где я теперь сплю - наверху в центре - в августе 1941 года, когда Симонов вернулся ненадолго с фронта и жил на даче у Кассиля. Серова и жена Кассиля с сыном уехали в эвакуацию, оба они были неприкаянные и это их сблизило…"

* * *

…Шел мутный снег, какой бывает в конце зимы, и я долго  плутал в поисках седьмой дачи.  Вдруг откуда-то  меня окликнули. Ярослав Кириллович стоял на крыльце в одной рубашке навыпуск. Мне повезло, что в момент, когда я брел мимо, он вышел проверить почтовый ящик.

После чая мы поднялись на второй этаж по узкой деревянной лестнице. Я засмотрелся на  удивительный стеллаж над диваном - все три или четыре полки были плотно забиты рабочими блокнотами. Их были сотни! Разноцветные и разноформатные, они были расставлены в идеальном, да еще и хронологическом порядке!

Я завистливо рассматривал это сокровенное хозяйство. Вот, оказывается, какой  великий труд стоит за славой "космического журналиста №1".

Ярослав Кириллович сказал: "Посмотри лучше в окно".

Я подошел к окну. Ничего особенного: двор в снегу, покосившийся штакетник, ворона, нахохлившись, сидит на старой сосне.

- Вот у этого окна в сорок первом году  Симонов написал "Жди меня". Правда, тогда было лето…

Потом я еще много раз приезжал к Ярославу Кирилловичу, но больше мы к этой теме не возвращались.  Теперь в этом доме живет кто-то другой. Знает ли он историю "Жди меня"? Подводит ли гостей к окну?..

* * *

Странно, что память о "Жди меня" до сих пор никак не увековечена. А ведь стихотворений, которые стали бы событием в жизни народа -  их в русской поэзии всего несколько. По большому счету - одно.

В 2012 году исполняется 70 лет со дня публикации "Жди меня". Не обязательно ставить  мемориальную доску (у нас нужны долгие годы, чтобы этого добиться). Пусть будет простой указатель на улице Серафимовича. Дом номер семь стоит как раз на  пути от музея К. Чуковского к музею Б. Окуджавы.

На указателе можно написать: "В этом доме в июле 1941 года Константин Симонов написал стихотворение "Жди меня".

Еще хорошо бы добавить: "В разные годы  здесь жили два великих романтика: Лев Кассиль и Ярослав Голованов".

На Первом канале много лет выходит передача "Жди меня".  Константину Михайловичу не было бы за нее стыдно. Эта программа стала  продолжением его личности - и как военкора, и как поэта, и как человека, до конца жизни помогавшего многим и многим людям.

Создал  на телевидении проект "Жди меня"  Сергей Кушнерев, мой товарищ по старой "Комсомолке". Поэтому идеей увековечения  памяти о "Жди меня" в Переделкине хочется поделиться прежде всего с ним. Мне кажется, что если он загорится, то все получится.

rg.ru

Текст песни Константин Симонов - Жди меня и я вернусь перевод, слова песни, видео, клип

Просмотров: 3084
9 чел. считают текст песни верным
0 чел. считают текст песни неверным

На этой странице находится текст песни Константин Симонов - Жди меня и я вернусь, а также перевод песни и видео или клип.

Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди,
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди,
Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.

Жди меня, и я вернусь,
Не желай добра
Всем, кто знает наизусть,
Что забыть пора.
Пусть поверят сын и мать
В то, что нет меня,
Пусть друзья устанут ждать,
Сядут у огня,
Выпьют горькое вино
На помин души...
Жди. И с ними заодно
Выпить не спеши.

Жди меня, и я вернусь,
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет: - Повезло.
Не понять, не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой,-
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.

Смотрите также:

Wait for me and I will come back.
Only a wait,
Wait when induce sadness
Yellow rain
Wait when snow swept,
Wait, when the heat,
Wait, when others do not wait,
Forgetting yesterday.
Wait, when from faraway places
Letters will not come,
Wait when too tired
Anyone who waits together.

Wait for me and I will come back,
Do not wish to goodness
Anyone who knows the heart,
That it is time to forget.
Let believe mother and son
In fact, there is no me,
Let your friends get tired waiting,
Sit by the fire,
Drink bitter wine
At the mention of the soul ...
Wait. And with them at the same time
Drink do not rush.

Wait for me and I will come back,
All deaths of luck.
Who is not waiting for me, let him
He will say - Lucky.
Do not understand, do not waited for them,
As the midst of the fire
Its expectation
You saved me.
How I survived, we know
Only you and I -
You just know how to wait,
Like no other.

Опрос: Верный ли текст песни?

Да Нет

Вконтакте

Facebook

Twitter

Мой мир

Одноклассники

Google+

onesong.ru

Анализ стихотворения «Жди меня и я вернусь» Симонова

Стихотворение “Жди меня и я вернусь” в годы Великой Отечественной войны было для солдат настоящей молитвой, помогавшей им продолжать бороться с немцами. Краткий анализ “Жди меня и я вернусь” по плану поможет ученикам 7 класса понять, почему у него была именно такая судьба. Он может использоваться на уроке литературы в качестве информационного материала.

Краткий анализ

История создания – оно написано в самом начале войны, в 1941 году. Поначалу Симонов считал его слишком личным, но в 1942 году все же опубликовал его в “Правде”.

Тема стихотворения – любовь женщины, помогающая выдержать все испытания войны.

Композиция – трехчастная, части отделены повторами.

Жанр – интимная лирика.

Стихотворный размер – трех- и четырехстопный хорей с перекрестной рифмовкой.

Эпитеты – “желтые дожди”, “дальние места”, “горькое вино”.

Метафоры“снега метут”, “ожиданием своим ты спасла меня”.

План

История создания

К 1941 году Константин Симонов уже понимал, что такое война – для него она началась в 1939 году на Халкин-Голе. Военный корреспондент, он понимал, как опасно находиться на линии фронта и написал стихотворение-письмо своей любимой женщине. Актриса Валентина Серова была эвакуирована в Фергану со своим театром, и поэт просит ее просто ждать. Вера в то, что тебя так ждут, помогает человеку выжить и не сломаться.

История их любви была достаточно сложной, но поэт знал, что любимая им женщина долгое время была верна своему мужу после его гибели. Именно поэтому он уверен в том, что она – так, кто умеет ждать по-настоящему.

Поначалу он не собирался отдавать написанные строки в печать – для него это стихотворение было слишком личным. Но друзья уговорили его – и в 1942 году оно появилось в газете “Правда”. На первую публикацию “Жди меня и я вернусь” отдали в “Красную звезду”, но там его не приняли. Впоследствии критики не раз подвергали произведение критике, но самым главным для поэта было то, как его принимали на фронте.

Тема

Стихотворение посвящено любви женщины – такой сильной, что она становится сильнее смерти. Ее терпеливое ожидание бережет бойца в бою, это апофеоз светлого и прекрасного чувства.

Композиция

Композиционно произведение состоит из трех частей, каждую из которых поэт отделил рефреном “Жди меня и я вернусь”.

В первой части он рассказывает о том, как тяжело и грустно ждать любимого с фронта – времена года сменяются, письма перестали приходить, многие женщины уже разуверились в том, что их солдат вернется.

Вторая часть – кульминация, развивающая идею: уже и ее любимого никто не ждет. Мать, родители, ребенок – все поверили в то, что его нет, и поминают его душу.

Третья часть – это награда за ожидание, светлые мотивы. Герой выжил и возвращается именно благодаря тому, что его так горячо и верно ждали.

Жанр

Это интимное стихотворение, любовное послание от лирического героя к своей возлюбленной. Такой жанр был использован именно потому, что поначалу это было стихотворение только для одного человека.

Тре- и четырехстопный хорей, использованный для создания однообразного ритма, помогает Симонову подчеркнуть эту мысль, а перекрестная рифмовка облегчает восприятие поэтических строк.

Средства выразительности

Для этого стиха поэт использует достаточно скупой набор классических художественных средств:

  • Эпитеты “желтые дожди”, “дальние места”, “горькое вино”.
  • Метафоры “снега метут”, “ожиданием своим ты спасла меня”.

При этом они просто подчеркивают основную мысль, а главную роль в создании тона и настроения играет анафора – слово “жди”, которое постоянно повторяется в строфе. Это повторение и придает произведению сходство с молитвой.

Тест по стихотворению

Рейтинг анализа

Средняя оценка: 4.5. Всего получено оценок: 48.

obrazovaka.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.