Жара стихи классиков


Жара, июль: 30 стихов - "ВО!круг книг" Блог библиотеки им. А.С.Пушкина г.Челябинска

1

День пригожий,

День погожий

Обернётся карой Божьей,

Если пять недель подряд

Дни погожие стоят.

2

Вороны каркают к ненастью,

А заодно уж и к несчастью,

И служит карканье ворон

Предвестьем кар и похорон.

Но в лето знойное и злое,

Окутанное дымной мглою,

Я чуть не закричал «ура»,

Когда услышал это «кра»,

Узнав давно забытый голос.

А ночью небо раскололось

И хлынул дождь, как из ведра.

В. Берестов


Перемена погоды

Перемена погоды. Жара!

Вместо сырости, землю пронзившей,

Вместо тучи, потоки пролившей,

Вместо влажности липкой – с утра

Перемена погоды! Жара!

От июльского пекла в округе

Ртутный столбик как будто в испуге.

Опустила засохшая крона

Листья клёна сушить, как перчатки.

На расплавленной ленте гудрона

Торопливых шагов отпечатки.

На газоне земля – как кора.

Перемена погоды. Жара!

А потом, после душного зноя,

Напряжённое небо, сквозное.

Пыльный ветер темнит небосклон.

Словно кто-то смятение задал!

И барометр как в обморок падал.

Перемена погоды. Циклон!

Что в заливе с водой происходит?

То бунтует. То лаской исходит.

Отчего покидает светило

Всё, чему беззаветно светило?

Нет – ей-богу! – порядка в погоде.

Постоянство противно природе.

Да и мы, если быть откровенным, –

Тяготеем порой к переменам.

Жарко городу этим летом,

душно городу этим годом.

Так набродишься перегретым,

что ведешь себя теплоходом!

Тротуары будто из воска...

Остановишься у киоска.

«Без сиропа или с сиропом?»

«Без сиропа», — налить торопим.

Но в секунду — хоть пей стократно —

все выпаривается обратно,

губы сохнут, и сердце вянет,

начинает мутиться разум.

Хорошо теперь в океане

быть дельфином иль водолазом!

От великой от этой суши

усыхают тела и души.

Даже ждешь холодного взгляда —

хоть какая-нибудь да прохлада!

Словно в лавовую влит оправу,

словно в выплавке Бессемера,

плавит солнце людскую лаву,

зной слоист и тяжел без меры.

Мне б хотелось стихов прохладой

остудить этот зной заклятый:

для людей ведь, как и для растений,

нужен свет, но нужны ж и тени!

Я такой жары

ещё не помню...

Жарко паутине.

Жарко полдню.

Жарко сквозняку,

дыханью, шагу.

Жарко...

Кажутся несбыточными

грозы.

И собака,

будто после кросса,

дышит

лихорадочно и жадно.

Жарко...

Даже рекам

духота понятна.

Небо

за неделю полиняло.

Яблони распарились,

обвисли...

Медленно

пе-

ре-

пол-

за-

ют мысли

с яблонь

на сморщенные перья.

Даже не переползают —

пере-

валиваются

и засыхают.

Засыхают.

Будто засыпают...

Жарко.

Тишина.

Оцепененье.

Вянут

подходящие сравненья.

Даже слову,

даже буквам

жарко…

Ну вас к чёрту!

Надоело —

в рифму!

Р. Рождественский

Липкий ветер летний,

Мучаясь от зноя,

То ли шепчет сплетни,

То ли тихо воет.

Разомлев в долине,

Лето жаром тлеет

Между горных линий,

Согнутых в коленях.

Горизонта вывих

Прячет сосен тени

И в озёрах синих

Глубиной густеет.

У воды прохлада

Жмётся осторожно.

…Вот и всё, что надо.

…Вот и всё, что можно.

Все жухнет,

А солнце все жгучей,

А воздух все знойней,

Хотя

Проходят над пашнями тучи,

Плывут, не давая дождя.

И горько

Усталой природе,

И жутко земле на буграх.

Вся, вся она в трещинах,

Вроде

Вся, вся

В перекошенных ртах.

Но тучи

Над речкой безводной

Бредут, опустив рукава.

От близости их безысходной

Давно поседела трава.

Обидно,

Да так уж ведется:

Терпи, перекошенный рот,

А туча пройдет и прольется

Над гнилью

Каких-то болот.

Разговоры вполголоса,

И с поспешностью пылкой

Кверху собраны волосы

Всей копною с затылка.

Из-под гребня тяжелого

Смотрит женщина в шлеме,

Запрокинувши голову

Вместе с косами всеми.

А на улице жаркая

Ночь сулит непогоду,

И расходятся, шаркая,

По домам пешеходы.

Гром отрывистый слышится,

Отдающийся резко,

И от ветра колышется

На окне занавеска.

Наступает безмолвие,

Но по-прежнему парит,

И по-прежнему молнии

В небе шарят и шарят.

А когда светозарное

Утро знойное снова

Сушит лужи бульварные

После ливня ночного,

Смотрят хмуро по случаю

Своего недосыпа

Вековые, пахучие

Неотцветшие липы.

Опять жара. Какая нудь...

Опять жара. Какая нудь.

Лень даже пальцем шевельнуть.

И ежели сместилась тень,

То вслед за ней сместиться лень.

Который день жара стоит,

Но жив ещё один пиит,

И тянется к перу рука,

И пьёт пиит из родника,

Что и в жару не пересох,

И пишет он то «ах», то «ох»,

То очи долу, то горе…

О чём он пишет? О жаре.

Тополиный пух

Зной стекал с покатой крыши,

Солнце жарило с небес,

И асфальт, в следах оплывших,

Источал фальшивый блеск...

Рельсы в мареве зыбучем

Плыли вдаль за горизонт,

Плыл трамвай

сквозь полдень жгучий

Под унылый перезвон.

Спали улицы в истоме –

Духота... ни ветерка...

Крыша плавилась на доме,

Мысли плавились в мозгах...

В зное парились высотки

У прохожих на виду.

На огромной сковородке

Город жарился в аду.

Шёл июль своей дорогой,

Тополиный сея пух...

От жары и безнадёги

Перехватывало дух...

Жарко. Город, как пластилиновый.

Греет лето дома и улицы,

Плавит мир и от солнца жмурится,

Словно кот, глазами-маслинами.

С тополей - какая сумятица -

Белый пух кружится над крышами...

А дождя не будет - вы слышали? –

Ни в четверг, ни в среду, ни в пятницу.

Кое-как плетутся прохожие,

В пыльных пробках машины сонные,

Душно. Знаю, это сезонное,

На любое лето похожее.

...Вновь жара - говорят синоптики.

Плавит солнце дома и улицы,

Взмокший город устало жмурится,

И скучают на полках зонтики.

Июльская жара

Июльская жара…

Цветочки высыхают.

Дождю идти пора,

Но он о том не знает…

И солнышка лучи,

Как жар от сковородки.

И воздух как в печи.

Глоток воды – находка…

Как ждали мы тепла,

Но воздух стал горячим.

Забросив все дела,

Себя от солнца прячем.

Как будто в небесах

На землю кто-то злится…

И жарит нас в лучах,

Не даст дождя напиться…

А я дожди люблю,

И ночь люблю с луною.

Жару перетерплю,

Измученная, зноем.

Дождусь любимый звук

Дождинок летних тёплых.

Задышит всё вокруг.

Я от дождя промокну...

Жара… А я, глаза

Закрыла, представляю:

Июльский гром, гроза,

Я под дождём гуляю…

И. Самарина-Лабиринт

Июльская жара. Макушка лета.

Ночь коротка, а яркий день длинней.

Деревья зеленью еще одеты,

Созревшим хлебом пахнет из полей.

Погода царствует вовсю, на славу!

Повсюду буйство красок, как салют:

Цветы пестреют, и дурманят травы,

И звонко птицы по утрам поют.

Прозрачен воздух, и на сердце нега,

Созрели яблоки, манят сады.

Природа, словно чудо, манну с неба,

Ждет ласковой, живительной воды.

И, как по волшебству, на удивление

Все изменилось прямо на глазах –

Прохладный дождь дарует наслаждение,

В ночи сверкает летняя гроза.

Когда земля, вздохнув цветущей грудью,

распустит часовые пояса,

июльский зной становится безлюдьем,

и слышно, как впивается коса

в зеленый луг меж озером и небом,

размеченный фигурками овец.

На запад, в засыпающую небыль

уходит золоченый жеребец.

Смолкает разговорчивая птица,

и ночь ныряет в озеро с холма,

так женственна, что этого стыдится

и кутается в травы и туман.

Слепя накалом, платиновый шар

Висит весь день в лазури небосвода,

Парной, палящий источая жар,

Чтоб зноем всласть насытилась природа.

Земля, сменив одежды колорит,

Леса в мерцанье марева одела,

И буйство жизни на лугах творит

Из трав, цветов и ягод переспелых.

В едином звуке гимном бытия

Несметный хор кузнечиков стрекочет.

Весь мир живой, восторга не тая,

Звенит, жужжит, трепещет и клокочет.

И мы с горячим летом заодно,

Спешим к нему раздетые, босые,

Смакуя, пьём июльское вино,

Вбирая света брызги золотые.

С хмельной приправой воздух и трава,

Вода и солнце, шалый ветер воли.

Ликует жизнь в расцвете естества,

Сзывая всех на летнее застолье.

Июль – герой, хозяин, тамада,

Тебя мы любим и тобой любимы

Сегодня, здесь, сейчас и навсегда,

Светло и жарко. И неутолимо.

Июльская жара

По июльской жаре, под палящим безжалостным солнцем

Я плыву в раскалённом пространстве притихших бульваров,

И дома нависают с боков, словно в узком колодце,

А внизу сковородкой печёт теплота тротуаров.

Как же хочется в холод, в пургу, в злую стылую вьюгу,

В равнодушие льдов и безмолвие снежных просторов.

И желанье прохлады отчаянно рвётся наружу,

Чтобы вихрем промчаться сквозь зной городских коридоров.

Не пройдёт и полгода, снега и метель к нам вернутся,

И напротив камина, в пижаме и клетчатом пледе,

Будем пить крепкий чай, наливая в глубокое блюдце,

И с тоскою мечтать о далёком и солнечном лете.

Блестящ и жарок полдень ясный,

Сижу на пне в лесной тени...

Как млеют листья в неге страстной!

Как томно шепчутся они!

О прошлом вспомнил я далеком,

Когда меня июльский зной,

Струясь живительным потоком,

Своей разнеживал волной.

Я с каждой мошкой, с травкой каждой,

В те годы юные мои,

Томился общею нам жаждой

И наслажденья, и любви.

Сегодня те же мне мгновенья

Дарует неба благодать,

И возбужденного томленья

Я приступ чувствую опять.

Пою привет хвалебный лету

И солнца знойному лучу...

Но что рождает песню эту,

Восторг иль грусть,— не различу.

А. Жемчужников Жарко веет ветер душный... Жарко веет ветер душный, Солнце руки обожгло, Надо мною свод воздушный, Словно синее стекло; Сухо пахнут иммортели В разметавшейся косе. На стволе корявой ели Муравьиное шоссе. Пруд лениво серебрится, Жизнь по-новому легка… Кто сегодня мне приснится В пестрой сетке гамака? Белый день, прозрачно белый, Золотой, как кружева... Сосен пламенное тело, Зноем пьяная трава. Пробегающие тучи, Но не смеющие пасть... Где-то в сердце, с силой жгучей, Затаившаяся страсть. Не гляди так, не зови так, Ласк ненужных не желай. Пусть пылающий напиток Перельется через край. Ближе вечер... Солнце клонит Возрастающую тень... Пусть же в памяти потонет Золотой и белый день.

Всезнающей, вещей старухе

И той не уйти от жары.

И с ревом проносятся мухи,

И с визгом снуют комары,

И жадные липнут букашки,

И лютые оводы жгут,—

И жалобно плачут барашки,

И лошади, топая, ржут.

И что-то творится с громилой,

С быком племенным! И взгляни

С какою-то дьявольской силой

Все вынесут люди одни!

Все строят они и корёжат,

Повсюду их сила и власть.

Когда и жара изнеможет,

Гуляют еще, веселясь!..

Июль, жара, макушка лета,

День полон солнечного света,

И шпарит, устали не зная,

Горячая звезда дневная.

Ночную летнюю прохладу

Мы принимаем как награду,

Густой предутренний туман

С лугов несёт цветов дурман.

А жарким днем не видно птиц,

Цветов бутоны пали ниц,

Мы, глядя в небо, молим Бога,

Послать дождя нам хоть немного.

И вот, уже сгрудившись в кучи,

По небу дружною ордой,

Плывут спасительные тучи

С прохладной дождевой водой.

И грянул гром! И стрелы молний,

Вдруг распороли небеса,

И в речке заплясали волны

Пришла желанная гроза.

Дождем июльским проливным

Омыл природу душ вселенский,

С поющим ветром озорным,

Кружил он будто в вальсе Венском.

Напившись влаги дождевой,

Воспрянули цветы и травы,

И ветви с влажною листвой

Вновь тянут к солнышку дубравы.

Июль – природы совершенство...

Июль – природы совершенство!

Ты даришь райское блаженство

Тем, кто скучал по летней неге

В плену морозов, мрака, снега.

Как хороши, как ночи жарки,

Цветов в них ароматы ярки

И только в аромате мяты -

Мы свежесть чувствуем прохлады.

На небе звёзд – неисчислимость,

С луной у нас в любви взаимность:

Под ней (хотя ничто не вечно)

Мы страстны, счастливы, беспечны.

А днём горит всё под ногами,

Нас раздражает это пламя…

Асфальт, как воск, мы таем тоже –

Струится пот по бледной коже…

Из города нас тянет к морю,

На бесконечные просторы,

Где воздух солон, волны нежны,

Где кратки сны и безмятежны.

Июль в разгаре, ночи длинны,

Пока что лету – середина,

И мы не думаем, что скоро

Зима опять вернётся в город.

Ни одной достойной мысли В голове с утра. Азиатская повисла Над Москвой жара. Раскаленное светило, Плавятся мозги. Как же выжить, Боже, милый? Сотворю побольше кваса, В речке посижу. Чудеса природы нашей Снова выдержу. И опять родятся рифмы В голове больной. Ох, жара, жара повисла Над моей Москвой! Жара ломилась в окна Жара ломилась в окна И не давала спать. Луна светилась в стеклах, А блики - на кровать. Испарина и влага, И смятое белье... А может быть, ты - благо, И так уж сплю полжизни... Пусть плавится жара! И мысли, мысли, мысли До самого утра. Как показать лето Фонтан в пустынном сквере будет сух, и будет виться тополиный пух, а пыльный тополь будет неподвижен. И будет на углу продажа вишен, торговля квасом и размен монет. К полудню на киоске «Пиво-воды» появится табличка «Пива нет», и продавщица, мучась от зевоты, закроет дверь киоска на засов. Тут стрелка электрических часов покажет час, и сразу полвторого, и резко остановится на двух. И все вокруг замрет, оцепенеет, и будет четок тополиный пух, как снег на полотне монументальном. И, как на фотоснимке моментальном, недвижно будет женщина стоять, и, тоненький мизинец оттопырив, держать у самых губ стакан воды с застывшими недвижно пузырками. И так же за табачными ларьками недвижна будет очередь к пивной. Но тут ударит ливень проливной, и улица мгновенно опустеет. и женщина упрячется в подъезд, где очень скоро ждать ей надоест, и, босоножки от воды спасая, она помчит по улице босая, и это будет главный эпизод, где женщина бежит, и босоножки у ней в руках, и лужи в пузырьках, и вся она от ливня золотится. Но так же резко ливень прекратится, и побежит по улице толпа, и тополя засветится вершина, и в сквере заработает фонтан, проедет поливальная машина, в окно киоска будет солнце бить, и пес из лужи будет воду пить. Ю. Левитанский В знойный день В поле солнечно и тихо Сушит землю знойный день. Призадумалась гречиха, Свесил голову ячмень. И не видят, что над бором Туча вздыбилась горой, Что печаль их скоро-скоро Дождь развеет озорной. Встало солнышко пораньше, Искупалося в реке И уселось на лужайке – На зеленом бугорке. Темно – алые гвоздики Накалились докрасна! Загорела на припеке Одноногая сосна. Зарумянилась малина, Раскраснелся в поле мак. В камышах кричат лягушки: - Жарко как! Жарко как! У солнышка есть правило: Оно лучи расправило, Раскинуло с утра — И на земле жара. Оно по небу синему Раскинуло лучи — Жара такая сильная, Хоть караул кричи! Изнемогают жители В Загорске-городке. Они всю воду выпили В киоске и в ларьке. Мальчишки стали неграми, Хоть в Африке и не были. Жарко, жарко, нету сил! Хоть бы дождь поморосил. Жарко утром, жарко днем, Влезть бы в речку, в водоем, Влезть бы в речку, в озерцо, Вымыть дождиком лицо. Кто-то стонет: — Ой, умру!.. Трудно в сильную жару, Например, толстухам: Стали падать духом. А девчонка лет пяти Не смогла пешком идти — На отце повисла, Будто коромысло. Жарко, жарко, нету сил! Хоть бы дождь поморосил. Вовка вызвал бы грозу — Не сговоришься с тучей. Она — на небе, он — внизу. Но он на всякий случай Кричит: — Ну где же ты, гроза? Гремишь, когда не надо! — И долго ждет, подняв глаза, Он у калитки сада. Жарко, жарко, нету сил!.. Пить прохожий попросил: — Вовка — добрая душа, Дай напиться из ковша! Вовка — добрая душа Носит воду не дыша, Тут нельзя идти вприпрыжку — Расплескаешь полковша. — Вовка,— просят две подружки, — Принеси и нам по кружке! — Я плесну вам из ведра, Подставляйте горсти... ...Тридцать градусов с утра В городе Загорске, И все выше, выше ртуть... Надо сделать что-нибудь, Что-то сделать надо, Чтоб пришла прохлада, Чтоб не вешали носы Люди в жаркие часы. Вовка — добрая душа Трудится в сарае, Что-то клеит не спеша, Мастерит, стараясь. Вовка — добрая душа Да еще три малыша. Паренькам не до игры: Предлагает каждый, Как избавить от жары Разомлевших граждан. В городе Загорске Горки да пригорки, Что ни улица — гора. Шла старушка в гору, Причитала: — Ох, жара! Помереть бы впору. Вдруг на горке, на откосе, Ей подарок преподносит, Подает бумажный веер Вовка — парень лет пяти. Мол, шагайте поживее, Легче с веером идти. Обмахнетесь по пути. Вовка — добрая душа Да еще три малыша, Да еще мальчишек восемь Распевают на откосе: — Получайте, граждане, Веера бумажные, Получайте веера, Чтоб не мучила жара. Раздаем бесплатно, Не берем обратно. На скамью старушка села, Обмахнулась веером, Говорит: — Другое дело — Ветерком повеяло. Обмахнулся веером Гражданин с бородкой, Зашагал уверенной, Деловой походкой. И пошло конвейером: Каждый машет веером. Веера колышутся — Людям легче дышится. Раскалённая столица Раскалённая столица. Лето в городе томится, Задыхается в пыли. Лету нравится на даче, Где зелёный сад взлохмачен И тропинки заросли. В электричку, без билета Рядом с нами сядет лето Только с песней, налегке. Выйдет в поле у овражка И застенчивой ромашкой Отдохнёт в моём венке. Солнце день-деньской печёт, Жёлтое и злое. Птицы все наперечёт Спрятались от зноя. Лень деревьям шелестеть, Толстяку жуку лететь, Воробью склевать козявку, Муравью залезть на травку. Только солнышку не лень Жарить-парить целый день. Прошептал листу листок Что-то по секрету. Тот сберечь секрет не смог – Разболтал соседу. Не прошло и полчаса – Шум в берёзах начался. Листья рвутся прочь с ветвей, Лезут друг на друга. Заблудился муравей У корней с испуга. Наклонилась до земли В шуме, в листьях и в пыли Кувыркнулась галка. Вдруг по крышам, по листам, Редкие вначале, Тут и там и тут и там Капли застучали. Да как сразу грянет гром, Хлынет дождь потоком! Точно воду льют ведром В стёкла наших окон! В лужах вымокли ромашки, Стали речками межи. Не играют ли в пятнашки Острокрылые стрижи? На растрёпанных берёзах Золотой, весёлый луч. И уносят дождь и грозы Паруса из чёрных туч. Притаился где-то ветер. Зноем пышет от земли. Вянет, сохнет каждый цветик, Травы на землю легли. И у ржи и у пшеницы Опустились вниз усы. Замолчали даже птицы. Утром не было росы. Не найдёшь нигде прохлады – Духота в лесном бору. На лугу притихло стадо – Есть не хочется в жару. Что в бору прошелестело? На тропинку тень легла… Может, птица пролетела? Может, рысь в ветвях прошла? Это туча тёмной лапой Кроет солнце в синеве. Редкий, крупный дождь закапал, Зашуршал в сухой траве. Да как грянет гром гремучий! Вихрь ворвался в тёмный бор. Полетели выше тучи Листья, ветки, пыль и сор, Чьё-то гнёздышко, пушинки, Стайки птичьего пера… И на сосны, на тропинки Хлынул дождь как из ведра! Стихло. Ливень дальше мчится. Луг на озеро похож. В поле вымокла пшеница, До земли нагнулась рожь. Солнце выглянуло в щёлку. И уже под вечерок Закачал мохнатку-пчёлку На ромашке ветерок. Подставляем вместо лагеря – в нашей области или в нашем городе, и поем под музыку Шаинского. Музыка: В. Шаинский (Из к/ф «Завтрак на траве»)

В нашем лагере с утра

Невозможная жара.

Не кусают комары,

Погибая от жары.

Муравьи сидят в норе,

Чтоб не ползать по жаре.

Дятел не долбит кору,

Просит выключить жару.

В нашем лагере с утра

Невозможная жара!

Не гудит пчелиный рой,

Перепуганный жарой.

Вспомним даже в январе

Мы об этакой жаре.

Чтобы всё сказать о ней,

Не хватает падежей!

М. Львовский

vokrugknig.blogspot.com

Агния Барто. Жарко

Жарко

У солнышка есть правило:
Оно лучи расправило,
Раскинуло с утра —
И на земле жара.

Оно по небу синему
Раскинуло лучи —
Жара такая сильная,
Хоть караул кричи!

Изнемогают жители
В Загорске-городке.
Они всю воду выпили
В киоске и в ларьке.

Мальчишки стали неграми,
Хоть в Африке и не были.

Жарко, жарко, нету сил!
Хоть бы дождь поморосил.

Жарко утром, жарко днем,
Влезть бы в речку, в водоем,
Влезть бы в речку, в озерцо,
Вымыть дождиком лицо.

Кто-то стонет: — Ой, умру!
Трудно в сильную жару,
Например, толстухам:
Стали падать духом.

А девчонка лет пяти
Не смогла пешком идти —
На отце повисла,
Будто коромысло.

Жарко, жарко, нету сил!
Хоть бы дождь поморосил.

Вовка вызвал бы грозу —
Не сговоришься с тучей.
Она — на небе, он — внизу.
Но он на всякий случай
Кричит: — Ну где же ты, гроза?
Гремишь, когда не надо! —
И долго ждет,  подняв глаза,
Он у калитки сада.

Жарко, жарко, нету сил!..
Пить прохожий попросил:
— Вовка — добрая душа,
Дай напиться из ковша!

Вовка — добрая душа
Носит воду не дыша,
Тут нельзя идти вприпрыжку —
Расплескаешь полковша.

— Вовка,— просят две подружки,—
Принеси и нам по кружке!
— Я плесну вам из ведра,
Подставляйте горсти...

...Тридцать градусов с утра
В городе Загорске,
И все выше, выше ртуть...
Надо сделать что-нибудь,
Что-то сделать надо,
Чтоб пришла прохлада,
Чтоб не вешали носы
Люди в жаркие часы.

Вовка — добрая душа
Трудится в сарае,
Что-то клеит не спеша,
Мастерит, стараясь.
Вовка — добрая душа
Да еще три малыша.

Паренькам не до игры:
Предлагает каждый,
Как избавить от жары
Разомлевших граждан.

В городе Загорске
Горки да пригорки,
Что ни улица — гора.
Шла старушка в гору,
Причитала: — Ох, жара!
Помереть бы впору.

Вдруг на горке, на откосе,
Ей подарок преподносит,
Подает бумажный веер
Вовка — парень лет пяти.
Мол, шагайте поживее,
Легче с веером идти.
Обмахнетесь по пути.

Вовка — добрая душа
Да еще три малыша,
Да еще мальчишек восемь
Распевают на откосе:
— Получайте, граждане,
Веера бумажные,
Получайте веера,
Чтоб не мучила жара.
Раздаем бесплатно,
Не берем обратно.

На скамью старушка села,
Обмахнулась веером,
Говорит: — Другое дело —
Ветерком повеяло.—
Обмахнулся веером
Гражданин с бородкой,
Зашагал уверенной,
Деловой походкой.

И пошло конвейером:
Каждый машет веером.
Веера колышутся —
Людям легче дышится.

deti-online.com

Стихотворение «Жар», поэт Монахова Ксения

Пытка сильных – огненный недуг!

А. Ахматова

 

I.

 

Да, я горю – я всё ещё горю! –

Пожар спалит соседние деревни,

Рассудок, лес – живой и дико-древний –

И зори, что подобны янтарю…

И резко – без каких-либо затей –

Река, ещё щадящая мой пламень,

И страшное, тяжёлое, как камень,

Желание остаться с ней – и в ней…

Причудившись сокровищем глубинным,

Сбежало солнце с перистых высот.

И видит взгляд мой, тёплый и невинный,

Покорный блеск волны аквамаринной:

Огонь – в воде… Огонь её сожжёт!

Сжигает всё любви огонь старинный…

 

II.

 

Сжигает всё любви огонь старинный...

Но я другому кланяюсь огню:

Закат, вдогонку пройденному дню,

Зажёгся, как свеча из стеарина.

Излечит от дурных воспоминаний

Лучами позолоченный простор.

Высок, трескуч у омута костёр,

Вихрится дым над топящейся баней,

И в этот час на улицах пустынных

Привычна тишина, и вечер чист.

Закат алеет ягодой малинной,

И высь пронзает клёкот соколиный,

Звуча как молодецкий бойкий свист,

Но кажется далёким и чужбинным…

 

III.

 

Но кажется далёким и чужбинным

Знакомый, но несбыточный чертог,

Где я, взойдя смущённо на порог,

К высокому стучалась господину.

Ворота скрипнут, будто пригласив

В весёлый двор, раскрашенный и яркий.

Я вспыхну, но поспешно, как дикарка,

Румянец спрячу – он красноречив…

Уехал тот, кого благодарю

За мрак непроницаемого взгляда.

Когда-нибудь я сердце усмирю,

И в этот дом усталый, и в семью

Вошла не я – и помнить мне не надо

Чертог, который я не покорю.

 

IV.

 

Чертог, который я не покорю,

Покоится в величии суровом.

И светится на поле васильковом

Дорога к каменистому ручью.

По ней проходят, гулко дребезжа,

Железные колёса супостата,

И рушится былое без возврата,

И хмуро отступают сторожа.

И тень упавшей башни за спиной

За все попытки бегства награждает

Бессилья неминуемой стеной.

И весть приходит с мёртвой тишиной:

Поджог!.. Огонь-агония пылает,

Но страшен мой безропотный покой.

 

V.

 

Но страшен мой безропотный покой,

И тень моей улыбки мимолётна,

И только взгляд, как прежде, искромётный,

В себе скрывает отблеск золотой.

И знала я, как горько я больна,

Как томно и бесшумно полыхаю,

В тот миг, когда я, гордость преступая,

Кумиров узнавала имена.

По лестнице взбегая суетливо,

Я чувствовала томный жар огня,

И с беглою улыбкой шаловливой

Казалась и смущённой, и счастливой.

Но, истину заветную храня,

Мой дом исполнен тайны молчаливой.

 

VI.

 

Мой дом исполнен тайны молчаливой,

И светом заколдован мирный сад.

Опутал хмель сплетения оград,

И стриж в скворечник юркнул торопливо.

Ни друга, ни врага не пощадит

Мучительное палевое солнце.

Вода из утомлённого колодца

Живой водой сияет и горит.

Весь сад объят дремотою ленивой,

Темнеет изнурённая земля.

И яблоня трясёт зелёной гривой,

От солнца пряча листья боязливо…

Один о снисхожденьи не моля,

Шиповник увядает горделиво.

 

VII.

 

Шиповник увядает горделиво,

Он цвёл как в тех ахматовских стихах…

И были лепестки его, как прах –

Изящный и возвышенно красивый.

И знаю я со скорбным торжеством,

Что новую разлуку предвещает

Румяный цвет, который умирает,

Склоняясь над моим надменным лбом.

И я почти не дрогнувшей рукой

Один из лепестков благоуханных

Влюблённо подняла с земли сухой,

Забрав его решительно с собой,

Вложив его в старинный томик Анны,

Как рдяный символ силы колдовской.

 

VIII.

 

Как рдяный символ силы колдовской,

Смородины алеющие гроздья

Зовут меня своей незваной гостьей,

Блистая изумлённой красотой.

Раскинут летний месяц, как платок,

Упавший на песчаную тропинку.

Беру в сенях плетёную корзинку,

Завязывая красный поясок.

На лёгком осторожном ветерке

Трепещет лист зелёный и курчавый.

Смородина кислит на языке,

И ягод гроздь лежит в моей руке.

Но страшно, что похож на след кровавый

Сок ягоды-рубина на щеке.

 

IX.

 

Сок ягоды-рубина на щеке,

На трепетных устах горит улыбка,

И капельки воды дрожат на гибкой,

Уверенной девической руке.

Легки, как сон, следы прикосновенья

Ладони вертопраха и плута,

И здесь берёт начало клевета,

А вместе с ней – напрасные волненья.

Прельщая пустословьем, неустанно

Текут, струятся речи-ручейки.

Мой друг доволен встречей долгожданной,

Колдуя над историей обманной.

А хитрый глаз, смотрящий воровски,

Ликует от удачи несказанной.

 

X.

 

Ликует от удачи несказанной

Вселюбящее зарево костра!

Сегодня слишком быстрые ветра,

Чтоб он остался гаснуть бездыханным.

Он руки обожжёт, скользнёт к лицу,

К дверям приникнет с яростью пожара.

Бросая искры к солнечному шару,

Он просится к небесному отцу…

Но тот, кто грелся им на холодке,

Сломил его безудержную волю,

Угасло пламя в каждом угольке,

И дух его исчез в седом дымке,

И плачет ветер… Я ему позволю

Застынуть на моём воротнике.

 

XI.

 

Застынуть на моём воротнике

Посмеют ливня влажные ладони.

На сером убиенном небосклоне

Светило оказалось в тупике.

Бесстрастное дыхание земли

Босые ноги холодом пронзает,

И капельки дождя напоминают

Блестящие на кольцах хрустали.

И странно видеть в каждом чужаке

Горячее трепещущее пламя

И смысл жизни в малом пустяке.

Я знаю по нахлынувшей тоске,

Что летними глухими вечерами

Была я от греха на волоске.

 

XII.

 

Была я от греха на волоске,

Довольствуясь своим самообманом.

Заря бела безмолвием тумана,

Поднявшимся на утренней реке.

И кажется моим запретным сном

Безрадостный рассвет над спящим садом,

И смотрит на меня пугливым взглядом

Пушистый кот со сломанным ребром.

Погас фонарь, служивший снам охраной,

Но солнца нет за белой пеленой,

И бел рассвет, пугающе туманный,

Что стынет над крылечком деревянным,

И он меня укроет с головой…–

Но сон прошёл, и странен взгляд стеклянный.

 

XIII.

 

Но сон прошёл, и странен взгляд стеклянный,

И кашель безысходно затяжной.

Пронзающе-бездейственный покой –

Незваный гость и спутник нежеланный.

И я иду, любви огонь щадя,

И судорожно гаснет воскресенье,

И сумрачно дробится отраженье

На лужах после хриплого дождя.

Но теплится огонь на уголке

Молчащих губ – пока еще молчащих!

Душа дрожит на беглом сквозняке,

Но в этом потаённом огоньке

Воскрес огонь, стремительно горящий,

И жив огонь – стихами на листке.

 

XIV.

 

И жив огонь – стихами на листке,

И все воскресло с этими стихами.

Они сильней дождя с его слезами,

Нещаднее тумана на реке.

Поэзия – не вспышка фонарей,

Не пыл костра, ни мягкий жар каминный:

Сжигает всё любви огонь старинный,

Но это пламя, кажется, сильней...

Любимы все, кого боготворю,

Чудное сердце вновь неисцелимо.

Нет солнца за окном, но я дарю

Свою непобедимую зарю.

Да, внутреннее пламя негасимо!

Да, я горю – я всё ещё горю!..

 

9-15 августа 2012

Мирный

poembook.ru

Стихи классиков о жизни

 

Александр Пушкин

"Дар напрасный, дар случайный..."

***

Дар напрасный, дар случайный,
Жизнь, зачем ты мне дана?
Иль зачем судьбою тайной
Ты на казнь осуждена?

Кто меня враждебной властью
Из ничтожества воззвал,
Душу мне наполнил страстью,
Ум сомненьем взволновал?..

Цели нет передо мною:
Сердце пусто, празден ум,
И томит меня тоскою
Однозвучный жизни шум.

 

 

Александр Блок

"Барка жизни..."

***

Барка жизни встала
На большой мели.
Громкий крик рабочих
Слышен издали.
Песни и тревога
На пустой реке.
Входит кто-то сильный
В сером армяке.
Руль дощатый сдвинул,
Парус распустил
И багор закинул,
Грудью надавил.
Тихо повернулась
Красная корма,
Побежали мимо
Пестрые дома.
Вот они далёко,
Весело плывут.
Только нас с тобою,
Верно, не возьмут!

 

 

Марина Цветаева

"Неподражаемо лжет жизнь"

***

Неподражаемо лжет жизнь:
Сверх ожидания, сверх лжи...
Но по дрожанию всех жил
Можешь узнать: жизнь!

Словно во ржи лежишь: звон, синь...
(Что ж, что во лжи лежишь!) — жар, вал
Бормот — сквозь жимолость — ста жил...
Радуйся же!— Звал!

И не кори меня, друг, столь
Заворожимы у нас, тел,
Души — что вот уже: лбом в сон.
Ибо — зачем пел?

В белую книгу твоих тишизн,
В дикую глину твоих «да» —
Тихо склоняю облом лба:
Ибо ладонь — жизнь.

 

 

Федор Тютчев

"Чему бы жизнь нас ни учила..."

***

Чему бы жизнь нас ни учила,
Но сердце верит в чудеса:
Есть нескудеющая сила,
Есть и нетленная краса.

И увядание земное
Цветов не тронет неземных,
И от полуденного зноя
Роса не высохнет на них.

И эта вера не обманет
Того, кто ею лишь живет,
Не всё, что здесь цвело, увянет,
Не всё, что было здесь, пройдет!

Но этой веры для немногих
Лишь тем доступна благодать,
Кто в искушеньях жизни строгих,
Как вы, умел, любя, страдать.

Чужие врачевать недуги
Своим страданием умел,
Кто душу положил за други
И до конца всё претерпел.

 

 

Сергей Есенин

"Жизнь — обман с чарующей тоскою..."

***

Жизнь — обман с чарующей тоскою,
Оттого так и сильна она,
Что своею грубою рукою
Роковые пишет письмена.

Я всегда, когда глаза закрою,
Говорю: «Лишь сердце потревожь,
Жизнь — обман, но и она порою
Украшает радостями ложь».

Обратись лицом к седому небу,
По луне гадая о судьбе,
Успокойся, смертный, и не требуй
Правды той, что не нужна тебе.

Хорошо в черемуховой вьюге
Думать так, что эта жизнь — стезя.
Пусть обманут легкие подруги,
Пусть изменят легкие друзья.

Пусть меня ласкают нежным словом,
Пусть острее бритвы злой язык.
Я живу давно на все готовым,
Ко всему безжалостно привык.

Холодят мне душу эти выси,
Нет тепла от звездного огня.
Те, кого любил я, отреклися,
Кем я жил — забыли про меня.

Но и все ж, теснимый и гонимый,
Я, смотря с улыбкой на зарю,
На земле, мне близкой и любимой,
Эту жизнь за все благодарю.

 

 

Михаил Ломоносов

"Я знак бессмертия себе воздвигнул"

***

Я знак бессмертия себе воздвигнул
Превыше пирамид и крепче меди,
Что бурный аквилон сотреть не может,
Ни множество веков, ни едка древность.
Не вовсе я умру; но смерть оставит
Велику часть мою, как жизнь скончаю.
Я буду возрастать повсюду славой,
Пока великий Рим владеет светом.
Где быстрыми шумит струями Авфид,
Где Давнус царствовал в простом народе,
Отечество мое молчать не будет,
Что мне беззнатный род препятством не был,
Чтоб внесть в Италию стихи эольски
И первому звенеть Алцейской лирой.
Взгордися праведной заслугой, муза,
И увенчай главу дельфийским лавром.

 

 

Николай Гумилёв

"Жизнь"

***

С тусклым взором, с мертвым сердцем
в море броситься со скалы,
В час, когда, как знамя, в небе
дымно-розовая заря,
Иль в темнице стать свободным,
как свободны одни орлы,
Иль найти покой нежданный
в дымной хижине дикаря!

Да, я понял. Символ жизни —
не поэт, что творит слова,
И не воин с твердым сердцем,
не работник, ведущий плуг, —
С иронической усмешкой
царь-ребенок на шкуре льва,
Забывающий игрушки
между белых усталых рук.

 

 

Антон Дельвиг

"Тихая жизнь"

***

Блажен, кто за рубеж наследственных полей
Ногою не шагнет, мечтой не унесется;
Кто с доброй совестью и с милою своей
Как весело заснет, так весело проснется;

Кто молоко от стад, хлеб с нивы золотой
И мягкую волну с своих овец сбирает,
И для кого свой дуб в огне горит зимой,
И сон прохладою в день летний навевает.

Спокойно целый век проводит он в трудах,
Полета быстрого часов не примечая,
И смерть к нему придет с улыбкой на устах,
Как лучших, новых дней пророчица благая.

Так жизнь и Дельвигу тихонько провести.
Умру - и скоро все забудут о поэте!
Что нужды? Я блажен, я мог себе найти
В безвестности покой и счастие в Лилете!

 

 

Алексей Толстой

"О друг, ты жизнь влачишь..."

***

О друг, ты жизнь влачишь, без пользы увядая,
Пригнутая к земле, как тополь молодая;
Поблекла свежая ветвей твоих краса,
И листья кроет пыль и дольная роса.
О, долго ль быть тебе печальной и согнутой?
Смотри, пришла весна, твои не крепки путы,
Воспрянь и подымись трепещущим столбом,
Вершиною шумя в эфире голубом!

 

 

Валерий Брюсов

"Люблю одно"

***

Люблю одно: бродить без цели
По шумным улицам, один;
Люблю часы святых безделий,
Часы раздумий и картин.

Я с изумленьем, вечно новым,
Весной встречаю синеву,
И в вечер, пьян огнём багровым,
И ночью сумраком живу.

Смотрю в лицо идущих мимо,
В их тайны властно увлечён,
То полон грустью нелюдимой,
То богомолен, то влюблён.

Под вольный грохот экипажей
Мечтать и думать я привык,
В теснине стен я весь на страже:
Да уловлю господень лик!

 

 

Михаил Лермонтов

"Чаша жизни"

***

Мы пьем из чаши бытия
С закрытыми очами,
Златые омочив края
Своими же слезами;

Когда же перед смертью с глаз
Завязка упадает,
И все, что обольщало нас,
С завязкой исчезает;

Тогда мы видим, что пуста
Была златая чаша,
Что в ней напиток был — мечта,
И что она — не наша!

 

 

Анна Ахматова

"О, жизнь без завтрашнего дня!"

***

О, жизнь без завтрашнего дня!
Ловлю измену в каждом слове,
И убывающей любови
Звезда восходит для меня.

Так незаметно отлетать,
Почти не узнавать при встрече,
Но снова ночь. И снова плечи
В истоме влажной целовать.

Тебе я милой не была,
Ты мне постыл. А пытка длилась,
И как преступница томилась
Любовь, исполненная зла.

То словно брат. Молчишь, сердит.
Но если встретимся глазами —
Тебе клянусь я небесами,
В огне расплавится гранит.

 

 

Шарль Бодлер

"Задумчивость"

***

Остынь, моя Печаль, сдержи больной порыв.
Ты Вечера ждала. Он сходит понемногу
И, тенью тихою столицу осенив,
Одним дарует мир, другим несет тревогу.

В тот миг, когда толпа развратная идет
Вкушать раскаянье под плетью наслажденья,
Пускай, моя Печаль, рука твоя ведет
Меня в задумчивый приют уединенья,

Подальше от людей. С померкших облаков
Я вижу образы утраченных годов,
Всплывает над рекой богиня Сожаленья,

Отравленный Закат под аркою горит,
И темным саваном с Востока уж летит
Безгорестная Ночь, предвестница Забвенья.

 

 

Омар Хайям

 

***

Много лет размышлял я над жизнью земной.
Непонятного нет для меня под луной.
Мне известно, что мне ничего не известно!
Вот последняя правда, открытая мной.

 

 

Иосиф Бродский

"О моей жизни..."

***

Теперь, зная многое о моей
жизни — о городах, о тюрьмах,
о комнатах, где я сходил с ума,
но не сошел, о морях, в которых
я захлебывался, и о тех, кого
я так-таки не удержал в объятьях, —
теперь ты мог бы сказать, вздохнув:
«Судьба к нему оказалась щедрой»,
и присутствующие за столом
кивнут задумчиво в знак согласья...

 

 

Самуил Маршак

"Ветер жизни тебя не тревожит"

***

Ветер жизни тебя не тревожит,
Как зимою озерную гладь.
Даже чуткое сердце не может
Самый легкий твой всплеск услыхать.

А была ты и звонкой и быстрой.
Как шаги твои были легки!
И казалось, что сыплются искры
Из твоей говорящей руки.

Ты жила и дышала любовью,
Ты, как щедрое солнце, зашла,
Оставляя свое послесловье —
Столько света и столько тепла!

 

 

Константин Бальмонт

"Среди камней"

***

Я шел по выжженому краю
Каких-то сказочных дорог.
Я что-то думал, что - не знаю,
Но что не думать - я не мог.

И полумертвые руины
Полузабытых городов
Безмолвны были, как картины,
Как голос памятных годов.

Я вспоминал, я уклонялся,
Я изменялся каждый миг,
Но ближе-ближе наклонялся
Ко мне мой собственный двойник.

И утомительно мелькали
С полуослепшей высоты,
Из тьмы руин, из яркой дали,
Неговорящие цветы.

Но на крутом внезапном склоне,
Среди камней, я понял вновь,
Что дышит жизнь в немом затоне,
Что есть бессмертная любовь.

 

 

Иннокентий Анненский

"Трактир жизни"

***

Вкруг белеющей Психеи
Те же фикусы торчат,
Те же грустные лакеи,
Тот же гам и тот же чад...

Муть вина, нагие кости,
Пепел стынущих сигар,
На губах — отрава злости,
В сердце — скуки перегар...

Ночь давно снега одела,
Но уйти ты не спешишь;
Как в кошмаре, то и дело:
"Алкоголь или гашиш?"

А в сенях, поди, не жарко:
Там, поднявши воротник,
У плывущего огарка
Счеты сводит гробовщик.

 

 

Асадов Эдуард

"О смысле жизни"

***

- В чем смысл твоей жизни? - Меня спросили. -
Где видишь ты счастье свое, скажи?
- В сраженьях, - ответил я, - против гнили
И в схватках, - добавил я, - против лжи!

По-моему, в каждом земном пороке,
Пусть так или сяк, но таится ложь.
Во всем, что бессовестно и жестоко,
Она непременно блестит, как нож.

Ведь все, от чего человек терзается,
Все подлости мира, как этажи,
Всегда пренахальнейше возвышаются
На общем фундаменте вечной лжи.

И в том я свое назначенье вижу,
Чтоб биться с ней каждым своим стихом,
Сражаясь с цинизма колючим льдом,
С предательством, наглостью, черным злом,
Со всем, что до ярости ненавижу!

Еще я хочу, чтоб моя строка
Могла б, отверзая тупые уши,
Стругать, как рубанком, сухие души
До жизни, до крохотного ростка!

Есть люди, что, веря в пустой туман,
Мечтают, чтоб счастье легко и весело
Подсело к ним рядом и ножки свесило:
Мол, вот я, бери и клади в карман!

Эх, знать бы им счастье совсем иное:
Когда, задохнувшись от высоты,
Ты людям вдруг сможешь отдать порою
Что-то взволнованное, такое,
В чем слиты и труд, и твои мечты!

Есть счастье еще и когда в пути
Ты сможешь в беду, как зимою в реку,
На выручку кинуться к человеку,
Подставить плечо ему и спасти.

И в том моя вера и жизнь моя.
И, в грохоте времени быстротечного,
Добавлю открыто и не тая,
Что счастлив еще в этом мире я
От женской любви и тепла сердечного...

Борясь, а не мудрствуя по-пустому,
Всю душу и сердце вложив в строку,
Я полон любви ко всему живому:
К солнцу, деревьям, к щенку любому,
К птице и к каждому лопуху!

Не веря ни злым и ни льстивым судьям,
Я верил всегда только в свой народ.
И, счастлив от мысли, что нужен людям,
Плевал на бураны и шел вперед.

От горя - к победам, сквозь все этапы!
А если летел с крутизны порой,
То падал, как барс, на четыре лапы
И снова вставал и кидался а бой.

Вот то, чем живу я и чем владею:
Люблю, ненавижу, борюсь, шучу.
А жить по-другому и не умею,
Да и, конечно же, не хочу!

 

 

Юлия Старостина

"Миражи жизни"

***

Так обманчивы миражи:
Не любовь, а ожог души.
Не восторг, а простая лесть,
Всё навскидку, не то, что есть.

Даже в окнах не свет, а снег.
Это правда, что правды нет.
Ничего - ни добро, ни зло.
Лунный свет не даёт тепло.

По пустыне течёт песок,
А по венам - томатный сок.
За барханом плывёт бархан,
В небо тянется караван.

Растворится иллюзий дым,
И однажды очнёшься ты,
И поймёшь, что сума пуста,
Так случится, и что тогда!??

 

Сайт автора:  starostina-julya.ru

 

 

Александр Одоевский

"Звучит вся жизнь, как звонкий смех"

***

Звучит вся жизнь, как звонкий смех,
От жара чувств душа не вянет...
Люблю я всех, и пью за всех!
Вина, ей-богу, недостанет!

Я меньше пью, зато к вину
Воды вовек не примешаю...
Люблю одну — и за одну
Всю чашу жизни осушаю!

 

 

Андрей Белый

"Из окна вагона"

***

Поезд плачется. В дали родные
Телеграфная тянется сеть.
Пролетают поля росяные.
Пролетаю в поля: умереть.

Пролетаю: так пусто, так голо...
Пролетают — вон там и вон здесь,
Пролетают — за селами села,
Пролетает — за весями весь;

И кабак, и погост, и ребенок,
Засыпающий там у грудей;
Там — убогие стаи избенок,
Там — убогие стаи людей.

Мать-Россия! Тебе мои песни,
О немая, суровая мать!
Здесь и глуше мне дай и безвестней
Непутевую жизнь отрыдать.

Поезд плачется. Дали родные.
Телеграфная тянется сеть —
Там — в пространства твои ледяные —
С буреломом осенним гудеть.

 

 

Джордж Гордон Байрон

"Жизнь наша двойственна..."

***

Жизнь наша двойственна; есть область Сна,
Грань между тем, что ложно называют
Смертью и жизнью; есть у Сна свой мир,
Обширный мир действительности странной.
И сны в своем развитье дышат жизнью,
Приносят слезы, муки и блаженство.
Они отягощают мысли наши,
Снимают тягости дневных забот,
Они в существованье наше входят,
Как жизни нашей часть и нас самих.
Они как будто вечности герольды;
Как духи прошлого, вдруг возникают,
О будущем вещают, как сивиллы.
В их власти мучить нас и услаждать,
Такими делать нас, как им угодно,
Нас потрясать виденьем мимолетным
Теней исчезнувших — они такие ж?
Иль прошлое не тень? Так что же сны?
Создания ума? Ведь ум творит
И может даже заселить планеты
Созданьями, светлее всех живущих,
И дать им образ долговечней плоти.
Виденье помню я, о нем я грезил
Во сне, быть может, — ведь безмерна мысль,
Ведь мысль дремотная вмещает годы,
Жизнь долгую сгущает в час один.

 

 

Иоганн Вольфганг Гёте

"Как странно мне читать глазами"

***

Как странно мне читать глазами
Свой лепет, смолкнувший в былом...
А тут еще из дома в дом
Броди за беглыми листками!

Что в жизни разделял, бывало,
Далекий, долгий переход —
Идя к читателю, попало
В один и тот же переплет...

Но прекрати пустые речи,
Сдавай-ка томик свой в печать:
Наш мир — клубок противоречий,
Тебе за них не отвечать!

 

 

Игорь Кобзев

"Верю"

***

Жизнь - это, в общем, весёлое дело!
С детства я верю в счастливый конец.
Верю, что за пять секунд до расстрела
Весть о спасенье привозит гонец!

Верю, что все, кто быть злыми стараются,
Все, кто кому-то расчётливо мстят,
Просто хороших поступков стесняются
И доброту показать не хотят.

А огорчений большое количество -
Это сумбурный, предутренний сон:
Стоит вот только включить электричество -
И моментально рассеется он!..

 

 

Анатолий Мариенгоф

"Каждый наш день..."

***

Каждый наш день — новая глава Библии.
Каждая страница тысячам поколений будет Великой
Мы те, о которых скажут:
— Счастливцы в 1917 году жили.
А вы все еще вопите: погибли!
Все еще расточаете хныки!
Глупые головы,
Разве вчерашнее не раздавлено, как голубь
Автомобилем,
Бешено выпрыгнувшим из гаража?!

 

 

Осип Мандельштам

"Жизнь упала, как зарница"

***

Жизнь упала, как зарница,
Как в стакан воды - ресница.
Изолгавшись на корню,
Никого я не виню.

Хочешь яблока ночного,
Сбитню свежего, крутого,
Хочешь, валенки сниму,
Как пушинку подниму.

Ангел в светлой паутине
В золотой стоит овчине,
Свет фонарного луча -
До высокого плеча.

Разве кошка, встрепенувшись,
Черным зайцем обернувшись,
Вдруг простегивает путь,
Исчезая где-нибудь.

Как дрожала губ малина,
Как поила чаем сына,
Говорила наугад,
Ни к чему и невпопад.

 

 

Игорь Губерман

"Гарики"

***

Мой восторг от жизни обоснован,
Бог весьма украсил жизнь мою:
я, по счастью, так необразован,
что все время что-то узнаю.

 

 

Вероника Тушнова

"Без обещаний жизнь печальней..."

***

Без обещаний
жизнь печальней
дождливой ночи без огня.
Так не жалей же обещаний,
не бойся огорчить меня.
Так много огорчений разных
и повседневной суеты…
Не бойся слов-
прекрасных, праздных,
недолговечных как цветы.
Сердца людские так им рады,
мир так без них
пустынно тих…
И разве нет в них
высшей правды
на краткий срок цветенья их?

 

 

Зинаида Гиппиус

"Надпись на книге"

***

Мне мило отвлеченное:
Им жизнь я создаю...
Я все уединенное,
Неявное люблю.

Я - раб моих таинственнхых,
Необычайных снов...
Но для речей единственных
Не знаю здешних слов...

 

 

Вячеслав Иванов

"Жизнь - истома и метанье"

***

Жизнь - истома и метанье,
Жизнь - витанье
Тени бедной
Над плитой забытых рун;
В глубине ночных лагун
Отблеск бледный,
Трепетанье
Бликов белых,
Струйных лун;
Жизнь - полночное роптанье,
Жизнь - шептанье
Онемелых, чутких струн...

Погребенного восстанье
Кто содеет
Ясным зовом?
Кто владеет
Властным словом?
Где я? Где я?
По себе я
Возалкал!

Я - на дне своих зеркал.
Я - пред ликом чародея
Ряд встающих двойников,
Бег предлунных облаков.

 

 

krasivye-stihi-poetov.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.