Юлаев салават стихи


Стихи Салавата Юлаева

 

* * *

"Милая моя земля,

Реки сладкие, поля,

Березняк и чернотал,

В небе вздыбленный Урал,-

Я одну мечту таю!

 

 Мой Урал 

"Ай,Урал, ты мой Урал,

Великан седой, Урал !

Головой под облака

Поднялся ты, мой Урал

Моя песня о тебе

 

 

Стрела

Я бросил в небо меткую стрелу

И ласточку подранил в вышине.

К ногам моим упала, трепеща,

И жалко бедной птицы стало мне.

 

Стрела пернатая, лети опять,

Через леса и горы правь полет.

Не ласточек сбивать стреле в пути -

 

 

Юноше-воину

 Высоко летает в небе ворон,

Еще выше сокол ввысь взмывает,

Еще выше сокола могучий

Беркут, птичий государь, летает.

 

Будь как этот беркут, славный воин,

Будь друзьям опорою стальной,

Выходи на бой с врагом отважно,

 

ulaev-salavat.narod.ru

Стихи про Салавата Юлаева - Коллекция Стихов

Сподвижник войска Пугачёва,
Батыр почетный, верный брат,
Нёс свои яркие знамена
Для новой жизни – Салават.

Герой башкирского народа,
Бесстрашный воин и певец,
Воспел в умах бразды свободы
Сияньем трепетных сердец.

Сплотил отряды в наступленье
Против режима царских слуг,
Восстал от гнёта униженья,
Несправедливости и мук.

Боролся против рабской доли,
И беспристрастно верил в свет,
Познал и горечь едкой соли
В свои семнадцать юных лет.

Всю ценность воли бескорыстной
Объединил в один порыв,
В стремлении разума и мысли
Вносил в ряды солдат прилив.

Примкнул к разрозненным отрядам,
Что заседали в слободе,
Кунгур стремительным накалом
Взял силой армии в борьбе.

Красноуфимск держал в осаде,
Успешно город захватил,
Упорством воли, стрел и ядер
Войска правительства разбил.

В боях за крепости был ранен,
Стремился дух обратно в строй,
На шаг от смерти, был на грани,
Но, жил прославленный герой.

К победе жизненная воля,
Толкала двигаться вперед,
И, несмотря на боль и горе,
За ним вставал большой народ.

Снабжал повстанческое войско
Оружьем, денежной казной,
Он проявлял во всем геройство
В час явной смерти роковой.

Привёл в стан крупный Пугачёва
Свои несметные ряды
И увеличил силы втрое
Против карателей судьбы.

Недалеко от Златоуста,
Там где раскинулась река,
Сошлись дороги Салавата
С дружиной ярого врага.

Шумели в коннице башкиры,
Летели сотни быстрых стрел,
И камни сыпались, как гири
На государственный удел.

Полковник Михельсон был злобен,
Волной удара наступал,
И был он демону подобен,
Солдат простых чрез реку гнал.

Держались стойко пехотинцы,
Отрыли ямы, лезли в брод,
С остервененьем украинцы
Дрались и резались в захлёб.

В смертельной схватке рукопашной
Кровь полилась на дно реки,
Кинжалы били в тело страшно,
Вонзались острые клинки.

В воде сцеплялись, словно волки,
Душил башкир неверных слуг,
Спустя мгновенья, всё умолкло,
Остался след потерь и мук.

Башкиры храбрость проявили,
Но, силы были не равны,
Ватага быстро отступила
За край чернеющей скалы.

Укрыли горы Салавата,
Непроходимые леса,
Но, верил также дух солдата
В его упорство без конца.

И на лугу одной елани
Среди лишая и холмов
Пересеклись пути нежданно -
Навстречу вышел Пугачёв.

Конь Салавата встрепенулся,
Но, прыть от резвости сдержал,
Батыр от счастья улыбнулся,
В глазах луч солнца заиграл.

«О, бачка, бачка, рад я встрече,
Не ждал увидеть на тропе!»
«Ты, Салаватушка, как ветер,
Будь здрав на отческой земле».

«Вакыт мине всегда дороже,
Вот и борюсь за свой народ,
Шулай була, быть надо строже,
Да процветать из года в год».

«Рахмат батырь, поспел к обеду, -
Промолвил томно Пугачёв,
Сколь Салаватушка для дела
Привел ты в лагерь мне полков?».

Блестели очи Салавата,
Дух выражал полет и страсть,
Вся мощь орды текла, как лава
В готовность свергнуть всю напасть.

«Башкир вся будет», - вдруг ответил
По ходу мыслей Салават, -
На Ай реке нас враг заметил,
И Михельсон разбил отряд».

«Куда ж ушел этот белёсый?
Переведёмся, может с ним?»
«Под Киги он рванул обозы,
Аллах аккбар, мой господин».

Седой туман окутал зори,
Бор вековой предстал во мгле
Тут Пугачёв подсыпал соли
На вражьей, едкой стороне.

Рождались головы из леса,
Сжималось твердое кольцо,
Повстанцы брали перевесом
Столь ненавистное «ярмо».

Башкиры конницей скакали
Сразить воинствующий стан
И с воем мести налетали
Отмстить за попранный Коран.

Солдаты тут не растерялись,
Сомкнули стройные ряды,
Хватали ружья, смело дрались,
Крушили все, что на пути.

Прикладом череп пробивали,
Штыком прокалывали плоть,
Щитами тело прикрывали,
На лбах струился жаркий пот.

В остервенении ржали кони,
Летели головы солдат,
Смешались крики, вопли, стоны
В один звериный, жуткий ад.

Башкиры бросились обратно,
И Михельсон пустился вслед,
И здесь не дрогнули солдаты,
Подстерегала всюду смерть.

Отважно бились ветераны,
Оберегая свой обоз,
И, несмотря на боль и раны,
Шли неустанно в полный рост.

«Эх, супостаты, медведищи, -
С ухмылкой думал Пугачёв
Не быть разгрому в пепелище,
Вперед! За мной! Крушить врагов!»

Но, войско только разбегалось,
Поколебался стойкий нерв,
От страха смерти разбредались
Среди отрогов и дерев.

Сник головою предводитель,
Лежали мертвые тела,
Нашли последнюю обитель
Среди зеленых кочек мха.

Один из них, как «бык» громадный,
Лежал плашмя на всей спине,
«Такого б мне сейчас в отряды -
Запел бы песню на заре».

Старшины с грустью повздыхали,
Вкушал все речи Салават,
Да Чумаков поспел в печали,
Глазами бил в один набат.

Скучать, однако, не предстало,
Дал атаман другой приказ -
Всех беглецов собрать для стана
И двинуть к Сатке в грозный час.

stihi.my-collection.ru

Стихи Салавата Юлаева на башкирском языке

Эшһеҙлектең еме булып, йылтырап Тыуманы был йөрәк ҡаны — йырҙарым. Эш өҫтөндә ҡайнап үтте йылдарым. Юл ыңғайы тыуып-үҫте йырҙарым.Иркәлектең өнө булып әлһерәп Тыуманы был йөрәк ҡаны — йырҙарым. Көнө алтын. Өнө ялҡын — йырҙарым. Эш өҫтөндә тыуып-үҫте йырҙарым.Бәлки шуға татлы һуттай түгелдер. Бәлки шуға наҙлы гөлдәй түгелдер. Эштә ҡайнап, урғып тыуҙы йырҙарым. Йырҙар булып түгелеп

Читать далее →

Илап тыуһам да мин, йырлап үҫтем, Йырлап йәшәйем әле бөгөн дә. Сәстәремә ҡырау сәселһә лә, Ҡырау ҡунмаҫ минең күңелгә. Йырлап йәшәйем. Халҡым, илем ғүмере Әкиәттәрҙән гүзәл йыр булғас. Тыуған ерем — бөйөк Совет иле, Ер йөрәге типкән ер булғас. Йырлап йәшәйем. Халҡым үҙе һөйөп: «Йырла! — тиеп бирҙе ҡәләмде. — Данла! — тине, — һине

Читать далее →

Ауыр юлды бергә-бергә үттек, Еңеүгә лә килдек күмәкләп. Һәр аҙымда тойҙом йәнәшәмдән Дуҫтар атлағанын терәкләп. Рәхмәт һеҙгә, дуҫтар. Алыҫтан да Яҡын булып йылы һирптегеҙ. Беләккә — көс, йөрәккә дәрт өҫтәп, Һаман алға бергә илттегеҙ. Илгәҙәклек минән күрмәнегеҙ, Ҡайсаҡ хатта ауыр һулаттым. Ә шулай ҙа, дуҫтар, ысын дуҫтар, Мин һеҙҙе бит бик-бик яраттым 1958

Әсәм әйтә ине: «Фәрештәләр» Таң алдында бәхет өләшә. Егәрлеләр генә үҙ өлөшөн Алыр өсөн тороп өлгәшә. Йоҡосоға өлөш бирмәй улар. Өлөшһөҙҙө һөймәй Алла ла… Таңда йоҡлап ҡалһа, яҙын иртә Сәскә атмаҫ ине алма ла». «Әсә һүҙе — тәңре һүҙе» тиҙәр. Күңелемдә тере һаҡланым. Эштә үтте көнөм. Көс-тир түгеп Ҡаршы алдым төндөң һәр таңын. Урман ҡырҡтым.

Читать далее →

Кабинет шәп, иркен, яҡты, Йылы, рәхәт. Шунда нисә йыл ултыра Күрмәй михнәт. Ышана, мин, тип, тиңдәшһеҙ Дан директор. Ғилми эште ултырмышым Алға илтер. Мин булмаһам, фән бик артта Ҡалыр ине. Билсәнде кем дегәнәктән Айырыр ине?! 1956

Йәнһеҙ булыр ине ғүмер, Һөйөү менән йөрәк тулмаһа. Айырылышыу, Өҙөлөп, һағынып көтөү, Ярһып ҡаршы алыу булмаһа. 1955

Элек заман һин бер үкһеҙ бала инең. Бар байлығың — кырыҫ, йәнһеҙ дала ине. Шул далаңда һин, имгәкләп, ауа-түнә, Тома һуҡыр юлсы булып бара инең. Хәҙер көслө ир-арыҫлан, баһадир һин. Алғы сафта бәхет даулап бараһың һин. Юлың яҡты, көнөң көләс, теләгең саф, Бөйөк илдең ҡәҙерле бер балаһы һин. Һәр йылыңда унар йыллыҡ юлды үттең. Коммунизм

Читать далее →

Моң шишмәһе һандуғастай йырсы ла һин, Һығылма бил тал сыбыҡтай нәфис тә һин, Аллы-гөллө гөл-сәскәләй наҙлы ла һин, Эй, илһамлы, эй, хөрмәтле башҡорт теле!Күгәреп ятҡан Уралыңдай бай, йомарт һин, Серле ҡамыш ҡурайыңдай ҡарт, олпат һин, Күпте күргән сәсәнеңдәй йор, зирәк һин, Эй, һөйөклө, эй, ҡәҙерле башҡорт теле!Диңгеҙҙәргә тиңләмәйем — тәрәнһең һин, Айға-көнгә тиңләмәйем — гүзәлһең

Читать далее →

Юлһыҙ ғына ерҙән юлдар ярып, Ҡайтып киләм, тауҙар артылып. Эй, һағындым, йәнем, ер еләгем, Күҙ алдымдан китмәй балҡыуың. Таңдарымда миңә ҡояш баҡты, Юл күрһәтте йондоҙ төндәрҙә. Көнөн-төнөн еләм тынғы белмәй, — Иҫән-һауҙар микән илдәрҙә? Әминәкәй көтөп ҡаршы алыр, Рамазаным булыр ҡулында. — Һаумы, улым, һаумы, Рамазаным, Йәндәр аттым һин тип юлымда.

Һауаларға уҡ сойорғоттом, Ҡарлуғасҡа тейҙе уҡҡынам. Аяҡҡайым янына ҡолап төшкәс, Меҫкен ҡошто йәлләп юҡһынам. Һауаға атҡан уҡҡайым Тау, урмандар аша уҙһасы. Ҡарлуғасҡай ҡошто үлтергәнсе, Бер дошмандың йәнен өҙһәсе. Стрела Я бросил в небо меткую стрелу И ласточку подранил в вышине. К ногам моим упала, трепеща, И жалко бедной птицы стало мне. Стрела пернатая, лети опять,

Читать далее →

Төнгө тынлыҡ. Ағаслыҡта Һандуғас моңо. Күктеме, ерҙеме данлай? Кем белә уны. Йырлаймы күктә балҡыған Ҡояштың нурын? Әллә айға арнағанмы Һандуғас йырын? Әллә арналғанмы ул йыр Яҡты йондоҙға? Йәйрәп ятҡан яландарға, Хәтфә болонға? — Мин белмәйем. Соловей Темной ночью слышна Песня соловья. Это песня о чем? Не отвечу я. Что он нынче поет — Солнца жаркий

Читать далее →

Бейектә оса ҡоҙғон ҡош, Унан бейек осар ыласын бар. Ыласындан да бейек оса торған Ҡош батшаһы — ҡыйғыр бөркөт бар. Шул бөркөттәй, егет, батыр бул, Тайғаныңда таян дуҫтарға. Яуҙа, арыҫландай ажғырып, Йән аямай ташлан дошманға! Молодому воину Высоко летает в небе ворон, Еще выше сокол ввысь взмывает, Еще выше сокола могучий Беркут, птичий государь, летает.

Читать далее →

nashi-stihi.ru

Свердловский областной Башкирский Центр - Стихи Салавата Юлаева

Салават Юлаев 


Салават Юлаев - народный поэт Башкирии, воин, сподвижник Емельяна Пугачева. Более ста лет его имя было под запретом; целый век во всей Башкирии ни одного младенца не осмеливались назвать Салаватом. Среди башкирского народа его имя прославилось замечательными стихами, зовущими к стойкости в борьбе с врагом, воспевающими безграничную любовь к родине, ее полям, лесам, кочевьям. 
Народные предания повествуют о том, что когда Салават пел песни, люди с охотой шли в бой, не чувствуя боли от ран, не боясь смерти от пули или сабли.
На самой высокой точке города Уфы, на утесе, возвышающемся над рекой Белой, стоит величественный монумент. Привстав на стременах и могучей рукой натянув поводья, всадник осадил разгоряченного коня. Смелое и волевое лицо, правая рука с плетью-камчой, поднятая в призывном движении. Это национальный герой башкирского народа Салават Юлаев. 

Мой Урал 

Ай, Урал, ты, мой Урал,
Великан седой, Урал! 
Головой под облака 
Поднялся ты, мой Урал! 
Моя песня о тебе,
О любви моей к тебе.

Вместе с полною луной 
Золотом одет Урал,
Вместе с утренней зарей 
Серебром блестит Урал.

По бокам твоим, Урал, 
Встали темные леса,
А у ног твоих, Урал,
Степь - зеленая краса.

Белоснежные цветы 
На лугах твоих цветут,
И цветы, и соловьи 
Честь аллаху воздают.

Громко славит птиц напев 
Первый ясный солнца луч,
А закатный солнца луч 
Провожает, присмирев.

Ай, Урал, ты мой Урал, 
Великан седой, Урал! 
Все слова я растерял, 
Как воспеть тебя, Урал?

Заиграй же, мой курай, 
Песню, чтоб вошла в сердца, 
И Урал, и весь наш край 
Прославляя без конца!..

 

Родная страна

Милая моя земля,
Реки сладкие, поля,
Березняк и чернотал,
В небо вздыбленный Урал, - 
Я одну мечту таю:
Родину воспеть мою.

Головой под небо встал 
Великан седой Урал, 
Этот сказочный простор, 
Приковал навек мой взор,
Вечно б я хвалил тебя! 
Вечно воспевал тебя!

От родимой стороны 
Отлученный навсегда, 
В горестной моей судьбе
Все мечтаю о тебе,
Светлая моя земля, 
Рек медвяная струя,

Над просторами полян 
Мой Урал, мой великан!
Все же я не одинок: 
Чуть повеет ветерок,
Принесет он вести мне 
О родимой стороне,
О знакомых тех местах, 
О медвяных родниках, 
О земле, где ,к небу встал
Мой красавец, мой Урал, 
Он приносит вести мне.

Битва 

Когда-то прежде в нашем краю 
Немало знали ,смелых сынов: 
Любой, врага сразивший в бою, 
Был тут же к новой сече готов.

Вся жизнь их в грозных битвах прошла: 
С дружиной верных -богатырей 
Великие вершили дела, 
Врагов с земли сметая своей.

Нечистых демонов колдовство, 
Из пасти льющих змеиный яд, 
Драконов черных, их волшебство 
Они мечом грозили стократ.

Подобно дедам, одушевясь,
И я коня теперь оседлал,
В священный бой, врага не страшась,
Стрелой помчался, славы искал.

Клинок в клинок ударил, звеня, 
Тяжел руки моей был размах. 
Три сотни вышли вдруг на меня, - 
И многие растоптаны в прах!

Из гущи сечи к быстрой реке 
Мой конь помчал меня и унес. 
Один на светлом, чистом песке 
Хвалу аллаху честно вознес 
И снова в бой готовлюсь идти - 
Свободу и право в бою найти!

Юноше-воину

Высоко летает в небе ворон, 
Еще выше сокол ввысь взмывает, 
Еще выше сокола могучий 
Беркут, птичий государь, летает.

Будь как этот беркут, славный воин, 
Будь друзьям опорою стальной,
Выходи па бой с врагом отважно, 
Жизни не щадя, бросайся в бой!

Стрела

Я бросил в небо меткую стрелу 
И ласточку подранил в вышине. 
К ногам моим упала, трепеща,
И жалко бедной птицы стало мне.

Стрела пернатая, лети опять, 
Через леса и горы правь полет. 
Не ласточек сбивать стреле в пути-
Коварного врага пускай найдет!

 

Мой кош

На крутояре стал мой кош,
Блестит как серебро.
Цветы душистые кругом
Расминулись ковром.

Табун пасется вдалеке. 
В кибитке я лежу.
А рядом-близкие мои,
Все, кем я дорожу.

Тяжелый полог приподнять 
Велел домашним я 
И молча напролет всю ночь 
Слушал соловья.

Так хорошо, так звонко пел! 
Так сладко ,в эту ночь! 
И слушал я - глаза сомкнуть 
Было мне невмочь.

Соловей

Темной ночью слышна 
Песня соловья. 
Это песня о чем? 
Не отвечу я.

Что он нынче поет - 
Солнца жаркий луч 
Или светлую луну 
Ищет среди туч?

Или ясной звезде 
Песнь посвящена, 
Иль раздолье полей 
Славит нам она? 
Я не знаю.

Зюлейха

Зюлейха, ты - как ясного неба привет,
В твоих черных очах звезд немеркнущих свет.

Твои очи темней самых темных ночей,
В них сияние тысяч и тысяч лучей.

Воплощение рая - твоя красота, 
Ты, как гурия рая, светла и чиста.

Зюлейха, несказанно люблю я тебя, 
Растерял все слова, погибаю, любя, 

Мой бессилен язык, чтобы песни слагать- 
Ни словами сказать, ни пером описать!

Зюлейха, ты - дочь неба у нас на земле, 
Твои очи - как звезды в полуночной мгле! 

Урал

Славен мой 
Урал Высотою скал.
Гребни горных круч
Блещут из-за туч.

Месяц серебрит 
Ручейки долин, 
Сосны, и гранит, 
И снега вершин.

Солнце золотит 
Сосны и гранит,
Ручейки долин 
И снега вершин.

Надо мной шатром 
Неба синева,
Шелковым ковром 
Вся в цветах трава.

Славит соловей
Песнею своей 
Лес, громады гор
И степной простор.

Я гляжу на мир, 
Молодой батыр,
Полный вольных дум,
Слышу леса шум.

Славен мой Урал,
В самоцветах весь!
Взвейся выше скал, 
Об Урале песнь!


Соловей

Над простором седых ковылей
Полночь лунная тихо плывет.
В перелеске поет соловей, 
Не пойму я, о чем он поет.

Не о том ли, что солнце-батыр,
Весь в кольчуге своей золотой,
В блеске страсти обходит весь мир 
За красавицей робкой - луной?

Не о том ли, что жемчугом рос 
Разукрашены травы и лес,
Что горит самоцветами звезд 
Весь шатер необъятных небес.

Над серебряной тихой рекой
Я поставил любимый мой кош. 
Он склонился над милой семьей
Вырезными узорами кож.

В сочных травах пасутся стада,
Табуны пышногривых коней,
Меж камнями струится вода, 
Не о том ли звенит соловей?

Сердце бьется, как будто в плену, 
Мне сдержать мои чувства невмочь. 
Я до самой зари не усну 
В соловьиную лунную ночь.

Много пташек поет средь ветвей,
По ночам умолкая без сил. 
Днем и ночью поет соловей,-
Он весну больше всех полюбил!


Тоска по Родине

Голубые небеса,
Реки, рощи и леса, 
Всюду птичьи голоса, 
Благодатный мой Урал!

Ты и родина моя,
Ты любовь и жизнь моя,
Ты печаль и песнь моя, 
Благодатный мой Урал!

Я стада твои люблю,
Я луга твои люблю, 
Я снега твои люблю, Благодатный мой Урал!

Я своей любовью чист, 
Как грозой умытый лист,
Как поутру птичий свист,
Благодатный мой Урал!

На чужбине сам грущу, 
По твоим лесам грущу,
По твоим степям грущу,
Благодатный мой Урал!

Я не умер, башкиры!

Ты далеко, отчизна моя! 
Я б вернулся в родные края, 
В кандалах я, башкиры!

Мне пути заметают снега,
Но весною растают снега,
Я не умер, башкиры! 


Литература:
1. Литература народов России. С.-Пб, Изд-во: Просвещение, 1995.

bashkiry.ucoz.ru

Стихи Салавата Юлаева - Suraman.narod.ru — ЖЖ

РАННЯЯ ЛИРИКА

Зюлейха

Кто сердце мне зажёг сияньем красоты?
Не ты ли Зюлейха? Сознайся это ты!
Я много девушек видал тебя прекрасней,
Но о тебе одной и песни и мечты!

В твоих глазах огонь рассветов голубых,
И отблеск ярких звёзд, и полдней золотых,
Красавицы-луны холодное сиянье.
Всего прекрасней полночь чёрных глаз твоих!

Как ручеёк с морской сливается волной,
Так, полюбив тебя, сливаюсь я с тобой.
Земная гурия иль отражение рая,
Не знаю, кто же ты, но я люблю, я твой!

В любви красноречив счастливый соловей.
О, сжалься Зюлейха, я соловья слабей.
Батыр я и певец, в словах любви бессилен,
И чем сильней люблю, тем становлюсь немей!

Вдыхаю аромат, что льют, любя, цветы,
Внимаю ветерку, что шевелит листы,
Чтоб песню о любви я смог пропеть словами,
Достойными твоей небесной красоты!

В ПРЕДЧУВСТВИИ НАРОДНОГО ВОССТАНИЯ

Камыши густые

Камыши густые, Сим мой, Сим,
Разрослись по берегам твоим!
В сердце боль, как от стрелы врага:
Захватили барины наши берега!


БОЕВЫЕ ПЕСНИ

Песня о русском богатыре

Я не знаю Пугачёва,
Не видал его лица,
Он пришёл к нам в степи с Дона.
Кто же он: казак ли, царь?

Всё равно: батыр он, русский,
За народ он, сердцем яр,
Бьёт чиновников царёвых,
Генералов и бояр.

Он дарует нам свободу
На родной земле везде.
Можем птицей виться в небе,
Плавать рыбою в воде.

И тогда своей землёю,
Будет править сам башкир,
И на вольные кибитки,
Словно песнь, прольётся мир!


Кто батыр?

Кто в борьбе на хабантуе
Всех сильнее – не батыр.
Кто и скачет, и танцует
Всех ловчее – не батыр.

Кто на битву за свободу
Свой народ ведёт – батыр!
Кто, разбив врагов, народу
Звонко песнь споёт – батыр!

Слава богатырей

Помнят все сэсэны мира
Наш уральский меч,
Топот конницы башкирской,
Гром победных сеч!

Пой, курай, победы вестник,
Пой в ветрах степей,
Нет, не меркнет в сказках, в песнях
Слава богатырей!

Помнят все сэсэны мира,
Как в боях стрела
Пробивала глаз драконам,
Сердце курала!

Пой, курай, победы вестник,
Пой в ветрах степей,
Нет, не меркнет в сказках, в песнях
Слава богатырей!


Клятва

Юрюзань, о родная река!
За народ я иду на врага!
Обнажив меч булатный, даю
Пред тобою я клятву мою:

Пусть меня изуродует кнут,
Пусть глаза мне и уши проткнут,
Пусть отрежут и нос и язык, -
Не услышат мой жалобный крик!

Я без носа почуять смогу,
Запах волн на твоём берегу,
Я услышать смогу без ушей
Шепот струй, тишину камышей.


ПЕСНИ ИЗ НЕВОЛИ

Нет вестей

Караиделькай, о река родная!
Ты многих рек и глубже и мрачней.
Молчит народ, молчит тюрьма глухая
Никто, никто не шлёт ко мне вестей!


Тоска по Родине

Голубые небеса,
Реки, рощи и леса,
Всюду птичьи голоса,
Благодатный мой Урал!

Ты и родина моя,
Ты любовь и жизнь моя,
Ты печаль и песнь моя,
Благодатный мой Урал!

Я стада твои люблю,
Я луга твои люблю,
Я снега твои люблю,
Благодатный мой Урал!

Я своей любовью чист,
Как грозой умытый лист,
Как поутру птичий свист,
Благодатный мой Урал!

На чужбине сам грущу,
По твоим степям грущу,
Благодатный мой Урал!

Веет ветер – грусть твоя,
На чужбину весть твоя,
Салавату песнь твоя,
Благодатный мой Урал!


Когда я в тюрьме: Закрою глаза...

Когда в тюрьме закрою я глаза,
Мой бурый конь, мой лучший конь мне снится…
Из всех моих детей Минлияза
Была моей любимой баловницей!


Я не умер Башкиры!

Ты далёко отчизна моя!
Я б вернулся в родные края,
В кандалах я, башкиры!

Мне пути заметают снега,
Но весною растают снега,
Я не умер, башкиры!

См. Салават Юлаев. Стихи и песни. Уфа, Башгосиздат, 1952. ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

soraman.livejournal.com

Салават Юлаев — Викитека

Материал из Викитеки — свободной библиотеки

Юлаев, Салават

Песни и стихи Салавата Юлаева в подлинниках не сохранились. О Салавате Юлаеве как башкирском поэте и борце за свободу своего народа сохранилось много легенд, и трудно установить подлинность авторства песен, приписываемых Салавату, и грань, отделяющую их от устной башкирской народной поэзии. Поэзия Салавата Юлаева — одно из редких проявлений дореволюционной башкирской литературы. Память о Салавате как герое и певце-импровизаторе сохранилась среди башкир до настоящего времени; с его именем связано несколько песен, некоторые из них приписываются самому Салавату. Его стихи призывали народ к борьбе с угнетателями («Битва», «Стрела», «Юноше-воину»), воспевали красоту родного края («Родная страна», «Мой Урал», «Соловей»), любовь («Зюлейха»).

Стихи и песни[править]

в переводе на русский язык

  • Мой Урал (перевод Б. А. Турганова)
  • Урал (перевод Вл. Филова)
  • Родная страна
  • Битва
  • Юноше-воину
  • Стрела
  • Мой кош
  • Соловей (Темной ночью слышна песня соловья...) (перевод Б. А. Турганова)
  • Соловей (Над простором седых ковылей...) (перевод Вл. Филова)
  • Зюлейха
  • Тоска по Родине
  • Я не умер, башкиры!
Работы этого автора находятся в общественном достоянии во всём мире, поскольку он умер до 7 ноября 1917 года и его работы были опубликованы до этой даты.

Переводы и позднейшие редакции произведений этого автора могут являться объектами авторских прав соответствующих лиц согласно статье 1260 ГК РФ.

ru.wikisource.org

Салават Юлаев — Википедия

Салава́т Юла́ев (башк. Салауат Юлай улы; 16 (27) июня 1754[1], по данным БРЭ[2]5 (16) июня, Текеево, Шайтан-Кудеевская волость, Оренбургская губерния — 26 сентября (8 октября) 1800, Балтийский Порт) — башкирский национальный герой (батыр) и поэт-сказитель (сэсэн)[* 1]. Участник Крестьянской войны 1773—1775 годов, сподвижник Емельяна Пугачёва.

Происхождение[править | править код]

Салават Юлаев родился в 16 (27) июня 1754 (по другим данным в 1752 году) в деревне Текеево Шайтан-Кудеевской волости Уфимской провинции Оренбургской губернии (ныне Салаватский район Башкортостана). Деревня Текеево до наших дней не сохранилась. В ходе подавления восстания Пугачева её, как и многие другие деревни, население которых участвовало в восстании, сожгли регулярные части армии императрицы Екатерины Великой.

Салават Юлаев происходил из потомственных тархан рода Шайтан-Кудей, в каждом поколении которого были тарханы, муллы, абызы, батыры. Его отец — волостной старшина Шайтан-Кудейской волости Сибирской дороги Юлай Азналин служил в Российской императорской армии: он регулярно участвовал в стычках с калмыцкими дорожными разбойниками, а также в 1772 году принимал участие в кампании против польских конфедератов в составе трехтысячного отряда башкирской конницы, направленного в Польшу в помощь основным силам Русской армии под командованием А. В. Суворова. Храбрость, проявленная Юлаем Азналиным в сражениях против Барской конфедерации, была отмечена воинскими наградами, ему также были дарованы земли и деревни в Оренбургской губернии.

Накануне войны[править | править код]

В 1768 году Оренбургский губернатор князь А. А. Путятин назначил Юлая Азналина волостным старшиной башкирской команды Шайтан-Кудейской волости Сибирской дороги Уфимской провинции[4]. В ходе развития Оренбургской губернии началось активное строительство заводских производств и фабрик, что вызвало недовольство крестьян, не желавших покидать уже обжитые земли. В 1773 году Юлай вступил в судебные тяжбы с купцом Я. Б. Твердышевым, пожалованным в коллежские асессоры. Я. Б. Твердышев получил от губернской администрации землю под Симский завод, а также деревни, часть из которых ранее была жалована старшине Юлаю Азналину. Добиться в судебном порядке возвращения жалованных земель, изъятых и отданных братьям Твердышевым под Симский завод с нарушением юридических процедур[5], Юлаю не удалось.

11 ноября 1773 года Юлай Азналин и его 19-летний сын Салават в составе Стерлитамакского иррегулярного башкирско-мишарского корпуса перешли с оружием на сторону повстанцев и встали под знамена мятежного казака Емельяна Пугачёва, провозгласившего себя императором Петром. Член канцелярии правления заводов Урала М. И. Башмаков указывал, что башкиры знали о самозванстве Пугачёва, но пошли за ним «не для него, а для освобождения своих земель и свободы»[6].

Крестьянская война[править | править код]

Когда Салават Юлаев вместе с отцом в Бердской крепости предстал перед Пугачёвым, ему было 19 лет. С этого дня и до ареста, 25 ноября 1774 года (всего 1 год и 15 дней) он находился в центре событий Крестьянской войны.

Принимал участие во многих ключевых боях крестьянской войны. Сохранившиеся документы свидетельствуют о личном участии Салавата Юлаева в более чем двадцати сражениях. Благодаря отцу, Салават был хорошо знаком с военным делом, он также отличался грамотностью: с юности писал на языке тюрки[7], также хорошо владел русским языком, мог работать с письменными донесениями Русской армии и не испытывал трудностей в командовании разнородными повстанческими отрядами. Он отличился тем, что взял Симский и Катавский заводы, вернув, таким образом, на короткое время земли отца, он осаждал Челябинскую крепость, участвовал в осаде Оренбурга, сжёг Красноуфимскую крепость и захватил её оружейные запасы[8] и казну[9]. За год с небольшим Салават участвовал в 28 столкновениях с регулярными частями Русской армии, 11 из них он провёл самостоятельно, остальные в составе Главного войска Емельяна Пугачёва. Не все 11 самостоятельных сражений с регулярными войсками завершались для Салавата победой, были и поражения, но, в отличие от большинства мятежных предводителей Крестьянской войны, Салавату около года удавалось не допустить полного разгрома своих войск. Ему многократно удавалось ускользать от столкновений с основными силами Царской армии и в кратчайшие сроки восстанавливать силы, с тем чтобы участвовать в новых сражениях.

Салават Юлаев руководил восстанием в Башкирии до ноября 1774 года. 18 января 1774 со своим отрядом присоединяется к отряду Канзафара Усаева, полковника армии Емельяна Пугачева, и они совместными усилиями штурмуют город Кунгур. 3 июня 1774 года Пугачёв присваивает Канзафару Усаеву и Салавату Юлаеву чин бригадиров.

В конце марта — начале апреля 1774 года царским войскам удалось нанести серьёзное поражение основным повстанческим силам под Оренбургом, Уфой, Мензелинском, Кунгуром, Красноуфимском и Челябинском. После поражений, которые нанёс И. И. Михельсон, и пленения Пугачева, несмотря на неоднократные требования прекратить сопротивление и сдаться, Салават продолжил восстание на территории Башкирии.

В середине сентября 1774 года из Уфы к Елдякской крепости был направлен сводный отряд подполковника И. К. Рылеева. Рылеев дважды сталкивался с отрядами Салавата Юлаева — в боях 18 сентября у деревни Тимошкиной и 22 сентября у деревни Норкиной[10]. В донесении о столкновениях с Салаватом, сохранившемся в Российском государственном военно-историческом архиве, Рылеев писал: «Будучи ж в марше, повстречался со злодеем башкирцом Салаваткою, у которого было злодейской толпы до трёх тысяч человек, и имел с ними прежестокое сражение. Но храбрыми ея величества воинами все были обращены в бег, и несколько сот человек в преследовании побито, и едва сам злодей Салаватка мог спастись. Оставивши свою лошадь, бежал в болото. С нашей же стороны вреда никакого не было»[11]. По мнению башкирского историка Н. М. Кулбахтина, отступление Салавата в битве с Рылеевым 18 сентября следует рассматривать не как заслугу Рылеева, а как тактический приём, применявшийся Салаватом в некоторых сражениях для изматывания противника — быстрое нападение и быстрое отступление, приём, характерный для партизанской войны[12]. Внезапная атака Салавата вызвала смятение в рядах Рылеева, в своём донесении в Уфимскую канцелярию Рылеев отмечал: «Дерзкой их [повстанцев] прожект столь был зделан с их злодейскими мыслями против вверенных мне войск вреден, которых я от такого вероломного народа никак не воображал, однако ныне видел в настоящем деле». В битве 22 сентября отряд Салавата впервые за время войны понёс крупные потери — около 400 человек. Однако, учитывая общую численность отряда в 3 000 человек на тот момент, основные силы Салавату удалось сохранить. Не исключено, что военачальники регулярной армии преувеличивали результаты своих побед или вовсе выдавали поражения за победы, поскольку зафиксированы расхождения в описаниях результатов сражений со стороны руководителей повстанцев и регулярных войск[13][14]. Столкновения с Рылеевым относятся к заключительному этапу войны, а сражение 22 сентября являлось предпоследней для Салавата битвой.

18 октября 1774 года, после разгрома основных сил Салавата Юлаева, генерал-аншеф Пётр Панин обратился к башкирскому народу с требованием прекратить сопротивление и выдать ему пугачёвского бригадира, в противном случае угрожая жестокой расправой: «И тогда ж весь тот башкирский народ, который сему не повинуется, мужеский пол до самых младенцев будет растерзан лютейшими смертями, жены, дети и земли их все без изъятия розданы в рабство»[15]. 27 октября с требованием сдачи лично к Салавату от имени Екатерины II обратился генерал-майор Павел Потёмкин: «С крайним прискорбием извещаюсь я, что ты до сего времени в злобе и ослеплении погружаешься, будучи уловлен прельщением известнаго всем злодея, изменника и самозванца Пугачева, которой ныне со всеми главными его сообщниками пойман и содержится в тяшких оковах и примет скоро мучительную за все злодейства казнь. Чрез рассеянныя манифесты известно тебе, колико ея императорское величество, всемилостивейшая государыня, о заблуждении тебе подобных сожалеет, и с каким милосердием приемлет возвращение таковых к должности своей и повиновению богом поставленной ея власти. Ты видел уже тому довольные опыты. <…> Будучи уполномочен всемилостивейшею ея величества поверенностию, уверяю тебя, что получишь тотчас прощение. Но если укоснеешь еще за сим вещанием, то никакой уже пощады не ожидай»[16]. Предложение правительства Салават отверг.

25 ноября 1774 года команда поручика В. Лесковского из корпуса генерала Ф. Ю. фон Фреймана, подкрепленная конными отрядами мишарских старшин Муксина и Зямгура Абдусалямовых, настигла в горах Каратау Салавата Юлаева с группой оставшихся с ним соратников и после короткой стычки взяла их живыми в плен. В это же время Юлай Азналин принес повинную коллежскому советнику И. Л. Тимашеву и был взят под стражу[4].

Ещё до его ареста жёны и дети Салавата Юлаева были схвачены и привезены в Уфу в качестве заложников[17]. Одна жена с сыном находилась под караулом у городского коменданта полковника С. С. Мясоедова. Второго сына взял генерал Ф. Ю. фон Фрейман. Салават Юлаев протестовал против незаконного ареста семьи: «Такого ж указа, чтоб от лишенных жизни семейства отбирать, действительно нет». В связи с этим он просил родственников и друзей обратиться с ходатайством об освобождении жен и детей в губернскую канцелярию, а если и это не поможет, то и в Сенат, «чтоб государевые рабы у подчиненных во услужении не были».

После пленения корпусом Ф. Ю. фон Фреймана, началось длительное следствие в Уфе, Казани, Москве, Оренбурге и снова в Уфе. По приговору от 15 июля 1775 года Салават Юлаев вместе с отцом Юлаем Азналиным был подвергнут наказанию кнутом и клеймению, как «тягчайший государственный преступник».

Каторга[править | править код]

Ты далёко, отчизна моя!
Я бы вернулся в родные края,
В кандалах я, башкиры!
Мне пути заметают снега,
Но весною растают снега,

Я не умер, башкиры![18]

2 октября 1775 года скованные по рукам и ногам Салават Юлаев и его отец на двух подводах под охраной отправлены на вечную каторгу в балтийскую крепость Рогервик (ныне город Палдиски в Эстонии). Обоз с каторжниками миновал Мензелинск, Казань, Нижний Новгород, Москву, 14 ноября достиг Твери. Затем были Новгород, Псков, Ревель, и 29 ноября они добрались до самого Рогервика.

Балтийский порт, он же Рогервик, был основан Петром I. Однако к тому времени, когда в Рогервике оказались участники башкирского восстания, крепость была практически заброшена. Там оставались только небольшой гарнизон и малое количество арестантов. Салават и Юлай встретили здесь своих соратников по борьбе: пугачёвского полковника И. С. Аристова, полковника Канзафара Усаева и других. Здесь Салават Юлаев и его отец провели остаток своей жизни.

Последнее документальное упоминание о Салавате Юлаеве датируется 1800 годом. До этого времени он пробыл в неволе 25 лет:

«В Эстляндское губернское правление от находящегося при Балтийской инвалидной команды майора Дитмара. Находящиеся в моем ведении каторжные невольники 12-ти человек, которые и состоят благополучно. Против прежде поданной таковой же ведомости убыло: Сего месяца 26-го числа помре каторжный неволник Салават Юлаев, о чём сим донесть честь имею».

Салават Юлаев умер 26 сентября (8 октября) 1800 года.

У Салавата Юлаева было три жены и два ребёнка. По народному обычаю он взял в жёны вдову старшего брата, у которой к тому времени уже были дети.

По народным описаниям «Салават был не очень высокого, а среднего роста… Лицо у него было смуглое. Глаза у Салавата Юлаева были большие, чёрные, брови — чёрные, борода у висков (то есть бакенбарды) была узенькая». Народные рассказы, касающиеся портретной характеристики, нередко совпадают с единственными документальными сведениями о внешности батыра, где говорится: «Салават Юлаев, двух аршин четырёх вершков с половиной[19], волосом черен, глаза чёрные».

Я гляжу на цепи гор в нашем благостном краю,
И, вбирая их простор, Божью милость познаю.
Песней небо раскололось, соловей поёт в долу,
Как азан звенит твой голос, Богу вознося хвалу!
Не зовёт ли на молитву верных мусульман?

Провожает меня в битву мой Урал — родимый стан![20]

Салават Юлаев был известен в народе и как поэт-импровизатор. Салават пел в своих песнях о родных уральских просторах, о народе и его древних обычаях, о священной вере предков. Любовь к песне, к коню и отвага воина во все времена составляли неразделимую суть башкирского воина. Идеал башкирского народа тех веков — воин-певец.

Песни и стихи Салавата Юлаева в подлинниках не сохранились. Его личная подпись сохранилась на Пугачевском манифесте и на нескольких подлинных документах из его походной канцелярии[21]. О Салавате Юлаеве как башкирском поэте и борце за свободу своего народа сохранилось много легенд, и трудно установить подлинность авторства песен, приписываемых Салавату, и грань, отделяющую их от устной башкирской народной поэзии.

Поэзия Салавата Юлаева — одно из редких проявлений дореволюционной башкирской литературы. Память о Салавате как герое и певце-импровизаторе сохранилась среди башкир до настоящего времени; с его именем связано несколько песен, некоторые из них приписываются самому Салавату. Его стихи призывали народ к борьбе с угнетателями («Битва», «Стрела», «Юноше-воину»), воспевали красоту родного края («Родная страна», «Мой Урал», «Соловей»), любовь («Зюлейха»).

Образ Салавата в народном творчестве[править | править код]

В башкирском фольклоре[править | править код]

Произведения башкирского фольклора о Салавате Юлаеве составляют обширный пласт в народном историческом творчестве. Предания существуют как в поэтической, так и прозаической форме. Образцами кубаиров и баитов, посвящённых Салавату, являются «Салават-батыр», «Гибель семьи Салавата», «Речь Салавата» и множество других. В народном творчестве образ Салавата перекликается с образом Урал-батыра — легендарного персонажа башкирского эпоса[22].

Несмотря на попытки царского правительства в официальных документах представить Салавата и его сподвижников в качестве злодеев, в народном творчестве участники восстания представлены как борцы за справедливость и защитники угнетённых[23]. Правительство предпринимало усилия для борьбы с народной памятью о Салавате — сэсэны, упоминавшие имя Салавата, подвергались гонениям и наказаниям. Репрессивные меры в отношении сказителей и певцов, прославлявших Салавата, применялись вплоть до начала XX века[23].

Первый перевод одной из песен о Салавате Юлаеве на русский язык принадлежит писателю и фольклористу Петру Кудряшёву, интересовавшемуся личностью Салавата и впоследствии ставшего декабристом. Русский композитор Александр Алябьев, также имевший близость к кругу декабристов, написал музыку на слова песни о Салавате в переводе Кудряшёва, находясь в ссылке в Оренбурге[24]. Систематическое собирание преданий устно-поэтического народного творчества о Салавате Юлаеве началось лишь после 1917 года. Наиболее значительные образцы переведены на английский, турецкий и другие языки.

Народные произведения не лишены творческого домысла, который выражается в наделении Салавата чертами эпического героя. Вместе с тем, повстанческая деятельность освещается в соответствии с реальными событиями, в частности внимание уделяется причинам восстания и бедственному положению башкирского народа накануне войны. В качестве примера можно рассмотреть фрагмент кубаира «Юлай и Салават» (перевод с башкирского)[25]:

Когда, прибрав к рукам своим
Разных чинуш и биев, заводчики стали
Скупать земли у людей,
В безмерной жадности своей,
Расширяли заводы свои,
Задумались люди простые:
Если так плохи наши дела,
Грабится всюду наша земля,
Можно ль и дальше чего-то ждать?
Всем миром к Юлаю пойдём, —
Будем вместе совет держать.

Ряд преданий по своему характеру могут быть фантасмагоричными. Так, в легенде «Почему в горах хрусталя много?» говорится «когда Салавата Юлаева поймали и сослали на каторгу, вся Башкирия плакала. Люди плакали целыми семьями и аулами. Их слёзы уходили под землю и превращались в хрусталь»[26]. Несмотря на наличие сюрреалистического сюжета, легенда явно имеет под собой реальную основу в виде народной скорби по утрате своего героя и защитника[23].

В целом для народных преданий присущи мотивы национально-освободительного характера повстанческого движения, его антикрепостинеческая сущность, отражена роль народных масс, описаны трагические события, прославлены личностные качества Салавата, также характерно наличие оптимистических мотивов и призывов башкир к единению народа.

В русском фольклоре[править | править код]

Мухтар Сагитов отмечает, что помимо башкирского фольклора образ Салавата также фигурирует и в русском фольклоре. Одним из примеров является народная песня, в которой отражена радость жителей города Кунгур от победы Салавата Юлаева над правительственными войсками[27]:

Хороводами играли,
Пели песенки, плясали,
Салавату ручку жали
И круг города гуляли.

Известно о двух версиях этой песни. Подробнее об образе Салавата в русском фольклоре писал Виктор Сидоров. В его работе 2004 года «Слово о Салавате» содержится следующий текст: «Русские крестьяне и работные люди видели в нём избавителя народа от гнёта помещиков и заводчиков. В бытующих русских преданиях и песнях о Салавате прославляются его боевые подвиги, показывается любовь русского народа к бесстрашному батыру. Крепостные Усть-Катавского завода с хлебом и солью встречали Салавата и его джигитов. Многие усть-катавцы вступили в его отряд»[28].

После подавления восстания в России наблюдалось усиление цензуры[29]. Цензура была подведомственной Санкт-Петербургской академии наук, а затем Министерству народного просвещения[29]. Согласно подписанному Екатериной II манифесту от 17 марта 1775 года восстание и его участники должны быть «преданы вечному забвению и глубокому молчанию». Однако, ещё до принятия манифеста в печати подавлялись упоминания о сотрясавшем страну восстании, отсутствовали статьи в газетах того времени[30]. «Санкт-Петербургские ведомости» не напечатали ни одной заметки о происходившей в стране междоусобной войне. По мнению доктора филологических наук Мираса Идельбаева, из-за действовавшей в стране цензуры и возможности наказания учёные царской эпохи боялись писать о событиях времён Крестьянской войны[31].

Российские учёные и очевидцы событий публиковали свои работы в основном в иностранной прессе[30]. Первое упоминание о Салавате Юлаеве за рубежом появилось в 1784 году в городе Галле (Германия), затем в 1799 году в Париже на французском языке[31]. В России первые сведения о деятельности Салавата в период «пугачёвщины» были опубликованы в «Оренбургских ведомостях» за 1784 год: в них Салават, как и Емельян Пугачёв, был представлен как мятежник, «государственной злодей», разорявший заводы и деревни. Ф. Ю. фон Фрейману, взявшему Салавата в плен, принадлежит очерк на немецком языке «Getreue Darstellung der Expedition wider die jaikischen Kosaken, wie auch wider den Rebellen Pugutschew (Точное представление похода против яицких казаков и мятежника Пугачёва)» (1794), опубликованный в Германии в «Neue Nordische Miscellaneen», тт. VII и VIII на основании личных наблюдений.

В донесениях и партикулярных письмах заводчика Ивана Мясникова, состоявшего в конфликтных отношениях с башкирами из-за земельного вопроса, и генерал-поручика Ивана Деколонга, участвовавшего в подавлении восстания, отмечалось, что башкиры сжигали избы[32], убивали сельских жителей[33][* 2], «чинили разорения» заводам в Оренбургской губернии[35][* 3]. Симбирский купец И. С. Мясников, занимавшийся горнодобывающей промышленностью и у которого вместе с братом Матвеем Мясниковым был конфликт с башкирами по поводу присвоения земли, так писал о действиях башкир под предводительством Салавата:

«…и крестьянские домы выжгли до основания… мастеровых же и работных людей, сколко от прежняго забрания осталось, окроме только спасшихся от их злодейских рук уходом, побили до смерти, забрав с собою и с малолетними детьми, погнали как скотов, в дальние леса и в свои башкирския кочевья…»

В партикулярном письме 1774 года, отосланном из Уфимского уезда в Москву незадолго до взятия Салавата в плен, сообщалось о разорении демидовского завода, земли под который ранее были обманным путём выкуплены Демидовым у малограмотных башкир Мякотинской волости по 3—4 копейки за гектар[37]:

«А они, злодеи — башкирцы, у нас всегда везде русаков губят; а 28 июня Каслинской и Каштымской господина Никиты Никитича Демидова завод оныя ж башкирцы все выжгли, как завод, так и селение, а с людьми что зделали, — о том еще здесь не слышно»

Предпосылками для таких действий со стороны башкирских повстанцев стали насильственный захват земель, усиление колониального давления, злоупотребления со стороны местной администрации, вмешательство царского правительства во внутреннее управление башкир[38], а также жестокое подавление предыдущих восстаний 1735—1740 и 1755—1756 годов, в ходе которых были сожжены около тысячи башкирских деревень, а потери башкирского народа составили сотни тысяч человек. Многие участники войны 1773—1775 годов, включая отца Салавата — Юлая Азналина, были современниками и очевидцами тех событий.

А. С. Пушкин, изучавший документы касающиеся пугачёвского восстания, характеризовал бригадира Салавата Юлаева в «Истории Пугачевского бунта» как «злодея» и «мятежника», а вверенные ему силы называл «шайкою»[39]. Стоит отметить, что труд Пушкина подвергся личной цензуре со стороны Николая I[40]. По его требованию в работу были внесены изменения, а название изменено с «История Пугачёва» на «История пугачёвского бунта». Значительная часть архивных материалов была скрыта от Пушкина. Основной комплекс документов, которые имелись в его распоряжении представляли собой военно-походную канцелярию генералов А. И. Бибикова и Ф. Ф. Щербатова за 1773—1774 годы и делопроизводство Секретной экспедиции Военной коллегии[40]. Сведения о деятельности Салавата встречаются также в работе историка и генерала Н. Ф. Дубровина «Пугачёв и его сообщники», использовавшего обширное количество архивных материалов из собрания Секретной следственной комиссии.

Согласно исследованиям А. И. Харисова, командующий царскими войсками против повстанцев П. С. Потёмкин в своём донесении Екатерине II признавал значимость Юлая и Салавата в судьбе башкир: «подлежательно по всей справедливости быть в сердце башкирского народа»[41].

После либеральных реформ Александра II происходит смягчение цензуры. Появляются работы, в которых Салават Юлаев представлен в позитивном ключе. Принадлежат они революционерам-народникам, сочувствовавшим положению восставших против крепостнического уклада. Первый панегирик Салавату в русской литературе был написан «нечаевцем» Филиппом Нефёдовым в 1880 под названием «Движение среди башкир перед Пугачевским бунтом: Салават, башкирский батыр». Филипп Нефедов, автор первого в России самостоятельного труда, посвящённого фигуре Салавата, так описал настроения башкирской знати накануне восстания:

«Юлай был вотчинник, человек богатый, умный и влиятельный… Местные власти относились к башкирскому старшине с доверием; недаром же Юлай участвовал в погоне за калмыками и ходил в Польшу усмирять польских конфедератов… Но башкирский старшина в действительности далеко не был тем, чем он так искусно умел казаться. На глазах у Юлая пылали башкирские селения, разорялся край; у него самого купцом Твердышевым отнята земля под Симский завод… Истый башкир, горячо любивший родину, Юлай не мог оставаться равнодушным зрителем; он маскировал свои чувства, но в душе оставался недоволен и таил месть. От такого отца родился Салават…»

Историк Руф Игнатьев называл Салавата батыром, патриотом и сравнивал его с Кази-Мулой и национальным героем северокавказских народов имамом Шамилем[42].

В советские годы и в современной России происходит популяризация Салавата и увековечивание его памяти. Стереотипное представление о том, что Салават Юлаев стал известен исключительно благодаря советским идеологам, является ошибочным, поскольку личность Салавата была популярна среди башкир ещё до Октябрьской революции[13][43]. В советской историографии отмечались попытки историков дореволюционной эпохи принизить роль предводителей восстания и представить их как разбойников, ослеплённых злобой и жестокостью[44]. Дореволюционные труды представляют собой в основном описательные работы, созданные без должной исторической критики используемых материалов. В положительном ключе рассматривал фигуру Салавата Юлаева историк М. Н. Покровский, благодаря которому были введены в научный оборот многочисленные документы, касающиеся истории крестьянской войны. В советские годы начинает систематически исследоваться башкирский фольклор, связанный с именем Салавата. Сбором произведений фольклора в начале XX века занимаются С. И. Руденко и М. А. Бурангулов[45].

В современной исследовательской литературе преодолеваются односторонние подходы к «пугачёвщине», с чем напрямую связано появление взвешенных трудов о Салавате Юлаеве и его роли в истории[прояснить].

В настоящее время Салават Юлаев — национальный герой башкирского народа, является символом современного Башкортостана. Его именем названы район, город, улицы, культурно-просветительские учреждения.

Действует Музей Салавата Юлаева в родных местах Салавата — в селе Малояз Салаватского района Республики Башкортостан; филиал музея расположен в селе Алькино.

Именем Салавата Юлаева названы:

Салавату Юлаеву посвящены:

В Республике Башкортостан учреждены:

Памятники:

Памятник Салавату Юлаеву у здания парламента РБ (ул. Заки Валиди 40).

Другое:

Именем «Салават Юлаев» назван двухпалубный теплоход
  • В 1919-1920 годах политический отдел Башкирской отдельной кавалерийской дивизии издавал газету «Салават»[49].
  • В годы Великой Отечественной войны имя Салавата Юлаева носили: истребительно-противотанковый артиллерийский полк, бронепоезд и другие подразделения.
  • Образ Салавата Юлаева увековечен в башкирском и русском народном творчестве, в произведениях русских, башкирских, татарских, казахских, чувашских, удмуртских и марийских писателей.
  • Ежегодно празднуются дни Салавата Юлаева[50]
  • Ежегодно проводится республиканский фольклорный праздник Салауат йыйыны.
  • Именем «Салават Юлаев» назван двухпалубный теплоход.
  • В музее Салавата Юлаева в Малоязе, Салаватском районе Башкортостана хранится копия сабли Салавата Юлаева. Сабля эта без ножен, длиной 96 см, шириной 3 см, вогнутая. Ручка из жёлтой меди с изображением головы льва и украшениями из мелких камней. На лезвии несколько потухшая надпись на арабском языке, которую ученым не удалось расшифровать[51].

В филателии[править | править код]

ru.wikipedia.org

Кем был Салават Юлаев? — Реальное время

Заметки на полях о башкирском герое

Сегодня, 12 июня, в Башкирии отмечается тройной праздник — День России, День Уфы и начало Дней Салавата Юлаева. Именно башкирскому национальному герою, имя которого продолжает вызывать бурные споры, посвятил сегодняшнюю авторскую колонку «Реального времени» уфимский историк Салават Хамидуллин. Колумнист раскрывает личность Юлаева не только как славного батыра, но и как поэта, духовного наставника и мусульманского мученика.

Салават — национальный герой Башкортостана. Его имя носят город, сельский район, хоккейный клуб, улицы и проспекты. О нем написаны десятки книг и научных статей. Однако многие из них грешат однобокостью, попытками подогнать исторический материал под современные им концепции. В царское время его изображали «вором и злодеем», в советское время — едва ли не революционером, а в либеральную эпоху 90-х гг. из него пытались вылепить банального разбойника. Но он не был ни тем, ни другим, ни третьим.

Русский бунт — бессмысленный и беспощадный?

Пугачевщина была антиправительственным движением. Как к этому должны относиться мы, ныне живущие? Осуждать восставших за то, что они осмелились выразить свой протест непарламентскими методами? Но ведь государство не оставило им иных средств, кроме как взять в руки оружие, чтобы донести свой глас до власть предержащих.

Симбирский купец Иван Грязнов, служивший у Пугачева главным полковником, писал: «Всему свету известно, сколько во изнурение приведена Россия, от кого же, вам самим небезызвестно. Дворянство обладает крестьянами, но, хотя в Законе Божием и написано, чтоб они крестьян содержали, как детей, но они не только за работника, но хуже почитали собак своих, с которыми гоняли за зайцами. Компанейщики завели премножество заводов и так крестьян работою удручили, что и в ссылках того никогда не бывало, да и нет...».

В просвещенный XVIII век Россия была единственной страной, в которой подавляющая часть коренного населения, а не привезенного из заграницы, подобно американским неграм, находилась в рабстве. Такое положение дел не могло не быть питательной средой для мятежей. Нужна была лишь соответствующая идеологическая платформа. И она нашлась.

Донской казак Емельян Пугачев объявил себя «чудесно спасшимся» царем Петром Федоровичем, и народ охотно в это поверил. Так что Пугачевщина, говоря словами А.С. Пушкина, была бунтом беспощадным, однако далеко не бессмысленным. Другое дело, что правящая элита государства сделала ошибочные выводы из произошедших событий — окончательно законсервировала крепостную систему вместо того, чтобы проводить реформы.

Допрос Салавата (1955 г.). Худ. А.А. Кузнецов

Идея башкирского восстания

«Неужели-то проклятая сволочь не образумится? Ведь не Пугачев важен, да важно всеобщее негодование», — писал генерал А. Бибиков литератору Д. Фонвизину. Действительно, всеобщее негодование охватило все слои населения: крепостные крестьяне стонали под рабством, в которое они были окончательно ввергнуты вольностями, дарованными дворянству Екатериной II; горнозаводские рабочие — под тяжким игом подневольного труда; поволжские инородцы — татары, чуваши, марийцы, удмурты — страдали от национального угнетения. Однако не они были движущей силой, движения.

Секретарь Пугачевской военной коллегии Алексей Дубровский на допросе показывал: «Во всем возмущении и начатии дела состоят причиною яицкие казаки, которые, сообщась заедино думою с башкирцами, хотели отменить учиненную якобы им обиду от бояр...».

Чем были недовольны башкиры? Стремительная индустриализация, охватившая край, больно ударила по их интересам. В результате прямых конфискаций и неравноправных сделок, совершенных под административным давлением оренбургских губернаторов, башкиры лишились миллионов десятин земли и лесных угодий. К тому же еще не зажили раны прежних восстаний.

Писатель и этнограф XIX века Филипп Нефедов на примере отца Салавата Юлая Азналина, старшины Шайтан-Кудейской волости, описал настроения башкирской знати накануне восстания: «Юлай был вотчинник, человек богатый, умный и влиятельный <...>. Местные власти относились к башкирскому старшине с доверием; недаром же Юлай участвовал в погоне за калмыками и ходил в Польшу усмирять польских конфедератов <...>. Но башкирский старшина в действительности далеко не был тем, чем он так искусно умел казаться. На глазах у Юлая пылали башкирские селения, разорялся край; у него самого купцом Твердышевым отнята земля под Симский завод <...>. Истый башкир, горячо любивший родину, Юлай не мог оставаться равнодушным зрителем; он маскировал свои чувства, но в душе оставался недоволен и таил месть. От такого отца родился Салават».

Относительно истинного происхождения Пугачева башкиры ничуть не заблуждались. После войны сотник Бала-Катайской волости Упак Абзанов на допросе показывал: «Зная, что Пугачев из злейших разбойник, башкирские старшины повиновались ему единственно льстясь лестным его обещанием, что он может возвратить в здешних местах заселившую землю и что господ никого не будет, а всякий сделается самовластным», т. е. свободным и равноправным.

Башкирские воины. Худ. А.О. Орловский (posredi.ru)

«Салават наш был герой»

9 ноября 1773 года у деревни Юзеевой повстанческое войско, состоявшее из казаков и башкир, внезапно атаковав, разбило авангард корпуса генерала Кара, командующего войсками первой карательной экспедиции. В самый критический момент сражения, башкирская конница князя Уракова, шедшая на помощь Кару, в полном составе перешла на сторону противника близ деревни Биккулово. Среди них был молодой воин Салават Юлаев.

Получив от Пугачева чин полковника, он отбыл на родину, чтобы возглавить движение на Сибирской дороге Башкирии. Здесь он в короткие сроки собрал отряд и, двинувшись на север, 12 января 1774 года без боя взял Красноуфимскую крепость. Далее он отправился к Кунгуру, тогдашней столице Пермского края, и возглавил все повстанческие силы.

Одновременно с Салаватом к городу со своим отрядом прибывает табынский казак и пугачевский бригадир Иван Кузнецов, на дочери которого Оксане, по сценарию фильма Якова Протазанова «Салават Юлаев» (1941 год), якобы женился Салават-батыр. 23 января 1774 года пугачевцы предприняли генеральный штурм Кунгура: Кузнецов с одной тысячей крестьян и казаков при шести пушках двинулся с юга, а Салават, у которого было 3 тысячи башкир и 10 пушек, ударил с севера. В одном месте юлаевцам удалось пробить брешь в крепостной стене и ворваться в город, но гарнизон сумел отбить атаку башкир. Затем было еще несколько штурмов, но крепость устояла. Именно в дни яростной осады города среди местного русского населения родилась песня:

Салават наш был герой,
Смело он ходил на бой,
Три кольчуги надевал,
И к Кунгуру подступал,
Сорок пушек заряжал,
Да в Кунгур-крепость стрелял.

В это же самое время походный старшина Бурзянской волости и повстанческий главный полковник Каранай Муратов осаждал Мензелинск и Елабугу, а упомянутый Иван Грязнов с группой башкирских предводителей, среди которых были старшины Айлинской, Кара-Табынской, Бикатинской волостей Иса Токтагулов, Юламан Кушаев, Базаргул Юнаев и другие, захватил Челябинск. Таким образом, сложилось четыре повстанческих лагеря Оренбургский, Мензелинский, Кунгурский и Челябинский, действовавших автономно.

Обелиск в честь победы над Пугачевым в Кунгуе. Фото wikipedia.org

Пугачев и Салават

В марте 1774 года к Оренбургу, осажденному главной армией Пугачева, подошли войска второй карательной экспедиции под командованием генерала Бибикова. Узнав о планах Пугачева тайно бежать в Персию, башкиры заявили ему: «Ты нас уверял, что ты государь, и обещал, Оренбург взяв, сделать, чтоб губернии не быть, чтоб мы были оной не подвластны. А теперь хочешь бежать и нас оставить на такую же пагубу, которую за мятеж терпели отцы наши, которых казнили смертью. И так мы до того времени тебя никуда не упустим, покуда ты действительно не исполнишь своего обещания».

Они удержали Пугачева от бегства, поэтому восстание затянулось еще на целый год. По приглашению старшины Бушман-Кыпчакской волости Кинзи Арсланова «царь» ушел в глубь Башкирии, где в короткие сроки было собрано новое 10-тысячное войско. Начался второй этап Пугачевщины. А.С. Пушкин писал: «Башкирцы не унялись. Старый их мятежник Юлай, скрывшийся во время казней 1741 года, явился между ими с сыном своим Салаватом. Вся Башкирия восстала, и бедствие разгорелось с вящей силой».

Войска шести царских генералов — Щербатова, Фреймана, Станиславского, Деколонга, Голицина, Рейнсдорпа — были скованы действиями отрядов Караная Муратова, Каскына Самарова, Мурата Абралова, Аладдина Бектуганова, Юламана Кушаева и других башкирских предводителей. Это обстоятельство позволило подполковнику Санкт-Петербургского карабинерного полка И.И. Михельсону сосредоточиться исключительно на преследовании Пугачева. Идя к нему наперерез, 5 мая он встретился с Салаватом.

А.С. Пушкин писал: «Михельсон <...> продолжал путь, несмотря на всевозможные препятствия, и 5 мая у Симского завода настиг толпу башкирцев, предводительствуемых свирепым Салаватом...». Следующий бой с Салаватом произошел близ деревни Ерал.

Михельсон докладывал: «Жители объявили мне, что злодеи, собравшись в великом числе, имев несколько пушек, только мало пороху, от деревни в четырех верстах на поле меня ожидают <...>. Приближаясь к ним, они, начав стрельбу, прямо кинулись на моих передовых. Злодеи, не уважая нашу атаку, прямо пошли к нам навстречу, однако помощью божьей по немалом от них супротивлении были обращены в бег...».

3 и 5 июня объединенные силы Салавата и Пугачева дали два сражения Михельсону, об исходе которых каждая из сторон заявила как о своей победе. Так или иначе отряду Михельсона, потрепанному в череде боев, пришлось отступить в Уфу. Именно это обстоятельство дало возможность повстанцам уйти от погони и прорваться к Казани. На радостях Пугачев присвоил Салавату звание бригадира, т. е. бригадного генерала.

«Взятие Казани Пугачевым» (1847 г.). Худ. Ф. Моллер (cultobzor.ru)

И один в поле воин

Салават в казанском походе участия не принимал, так как был ранен под Осой и был вынужден отбыть домой для излечения. 10-тысячной башкирской конницей (из 20 тысяч человек всей пугачевской армии) при штурме губернского центра командовал повстанческий генерал Юламан Кушаев. По свидетельству участника тех боев башкира Айлинской волости Хамзы Баязитова, у стен Казани «башкирцы находились впереди пугачевской толпы, будучи чрезвычайно порублены». После сожжения города башкиры попрощались с «царем» и вернулись на родину, а Пугачев, переправившись через Волгу, двинулся дальше.

Пушкин писал: «Пугачев бежал, но бегство его казалось нашествием». 24 августа 1774 года Михельсон разбивает Пугачева под Царицыном (ныне Волгоград, — прим. ред.) и вскоре самозваный царь оказывается в плену. К осени 1774 года восстание почти прекращается.

Активное сопротивление продолжает лишь один Салават. 18 сентября близ села Бураево башкирский батыр внезапно атаковал отряд подполковника И.К. Рылеева, приведя его в смятение: «Дерзкий прожект столь был сделан с их злодейскими мыслями противу вверенных мне войск вреден, которых я от такого вероломного народу никогда не воображал, однако ныне видел в настоящем деле».

22 сентября у деревни Норкино отряд Рылеева вновь подвергся нападению, о чем тот сообщал: «Будучи ж на марше, сего ж 22 числа повстречавшим злодеем башкирцом Салаваткою имел прежестокое сражение, у которого было злодейской толпы до трех тысяч человек».

18 октября 1774 года главнокомандующий карательными войсками генерал-аншеф П.И. Панин обратился к башкирам с последним ультиматумом, требуя в знак «своего истинного покаяния» выдать «главного между башкирским народом теперь возмутителя Салаватку». Однако это не подействовало.

Тогда 27 октября к нему от имени Екатерины II лично обратился начальник секретных комиссий генерал-майор П.С. Потемкин: «<...> башкирскому старшине Салавату Юлаеву. С крайним прискорбием извещаюсь я, что ты до сего времени в злобе и ослеплении погружаешься <...>. Я, будучи уполномочен всемилостивейшею ея величества поверенностию, уверяю тебя, что получишь тотчас прощение. Но если укоснеешь еще за сим вещанием, то никакой уже пощады не ожидай». Следует отметить, что правительство ни к одному из мятежников не обращалось с подобным предложением. Однако Салават отверг его. Как затем выяснило следствие, он и его ближайшие соратники дали клятву, «чтоб им до самой их погибели находиться в беспокойствии и не покоряться». 25 ноября 1774 года мятежный батыр был схвачен.

Лик Салавата

Факты биографии и боевого пути Салавата известны благодаря архивным документам, по которым трудно реконструировать его личность. Пушкин охарактеризовал его «свирепым Салаватом». Гораздо больше в этом отношении дают очерки историка и краеведа Руфа Игнатьева (1818—1886), а также уроженцев Урала писателей Филиппа Нефедова (1832—1902) и Дмитрия Мамина-Сибиряка (1852—1912), которые писали, что называется по горячим следам, когда были живы, если не сами пугачевцы, то их дети и внуки. Именно поэтому их характеристики являются слепками с того образа Салавата, который сформировался в народном сознании и который, как нам кажется, наиболее близок к своему прототипу.

Филипп Нефедов писал: «…Мысль об освобождении родины не давала ему покоя и звала на дело, манила на подвиг. Освободить Родину! Сколько чарующего, обаятельного для многих умов в этой мысли; но выступить борцом за ее осуществление мог только поэт, каким был Салават. В своем религиозно-поэтическом настроении он не раз слышал самого Бога, повелевавшего ему восстать на врагов и освободить Родину».

В свое время Мустай Карим и Расул Гамзатов, народные поэты Башкортостана и Дагестана, воспевая образы героев своих народов, сравнивали друг с другом Салавата Юлаева и имама Шамиля. Однако мысль о схожести образов вождя горцев и вождя башкир впервые была высказана еще в XIX веке Руфом Игнатьевым, который, прослушав ряд песен и былин о Салавате, сделал вывод, что «это был батыр, посланник Аллаха и патриот, вроде какого-нибудь Кази-муллы или Шамиля <...>. Пытки, наказания кнутом и ссылка придали Салавату эпитет мученика».

Таким образом, культ Салавата сформировался у башкир еще в XIX веке, хотя он не был самым знаменитым предводителем в период Пугачевщины, не говоря уже о вождях предыдущих башкирских восстаний XVII—XVIII веков. Ореол мученика, пострадавшего за весь народ, затмил собой образы остальных батыров прошлого. Мамин-Сибиряк в своих «Приваловских миллионах» описал сцену, вероятно, подсмотренную где-то во время его уральского детства: «<...> в тихом воздухе таяла и стыла башкирская монотонная песня, рассказывавшая про подвиги башкирских богатырей, особенно о знаменитом Салавате...».

Руф Игнатьев, прослушав ряд песен и былин о Салавате, сделал вывод, что «это был батыр, посланник Аллаха и патриот...»

Поэт Салават

Салават был поэтом, хотя оригиналы его стихов, по всей видимости, не дошли до нашего времени. Они сохранились лишь в виде русских подстрочных переводов, включенных в произведения Руфа Игнатьева, Филиппа Нефедова и других. В свою очередь названные авторы получили подстрочники от Абдуллы Давлетшина — подполковника, дворянина и бывшего начальника I кантона Башкирского войска. Куда подевались тексты стихов на языке тюрки, с которых осуществлялся перевод на русский язык, неизвестно. Нефедов писал: «Салават — представитель не одной грубой физической силы. Он — ученый и поэт. Он знает Коран и шариат, перед юношей почтительно склоняют головы старики, о нем все говорят, и начитанности его удивляются не только муллы, но даже сами ахуны...». Стихи Салавата проникнуты мыслью о божьей мудрости, создавшей этот прекрасный мир, а потому долг батыра — защищать свою родную землю. Судьба джигита — в руках Родины, а судьба Родины — в руках джигита.

Я гляжу на цепи гор
В нашем благостном краю,
И, вбирая их простор,
Божью милость познаю.
Песней небо раскололось —
Соловей поет в долу;
Как азан, звенит твой голос,
Богу вознося хвалу.
Не зовет ли на молитву
Верных мусульман?
Провожает меня в битву,
Мой Урал, родимый стан.

Проведя 25 лет на каторге в балтийском порту Рогервик (город Палдиски, Эстония, – прим. ред.), Салават Юлаев умер 26 сентября 1800 года. Последними строками поэта-воина, приписываемыми ему, было стихотворение «Я не умер, башкиры!»:

Ты далёко, Отчизна моя!
Я б вернулся в родные края,
В кандалах я, башкиры!

***

Мне пути заметают снега,
Но весною растают снега,
Я не умер, башкиры!

Салават Хамидуллин

Справка

Салават Ишмухаметович Хамидуллин — историк, к.и.н., журналист.

  • Родился в городе Стерлитамаке в 1968 году.
  • Образование: Башкирский государственный университет (исторический факультет).
  • 1990—1991 годы — корреспондент газеты «Истоки».
  • 1991—1995 годы — редактор молодежной редакции Республиканского ТВ, руководитель творческого объединения «Молодость».
  • С 1995 года — корреспондент программы «Башкортостан», редактор ТО «Гилем», ТО общественно-политических программ, начальник отдела познавательных и исторических программ, руководитель редакции познавательных программ студии БСТ.
  • Автор и телеведущий телепроектов «Историческая среда» и «Клио».
  • Автор ряда документальных фильмов, книг и научных публикаций об истории Башкортостана и башкирских родов. Колумнист «Реального времени».
  • Лауреат Государственной премии РБ им. С. Юлаева, Республиканской премии в области журналистики имени Ш. Худайбердина. Победитель международных и республиканских телефестивалей.
ОбществоИсторияОбразованиеКультура БашкортостанТатарстан

realnoevremya.ru

Классный час по теме: "Салават Юлаев - славный сын башкирского народа". Внеклассное мероприятие.

Тема : "Салават Юлаев - славный сын башкирского народа".

Внеклассное мероприятие.

Цель: ознакомить уч-ся с биографией Салавата Юлаева, его творчеством, ознакомление с произведениями разных видов искусств, посвященных жизни и творчеству национального героя-поэта.

Задачи:

образовательные - ознакомить уч-ся с национальным героем башкирского народа, возбудить живой интерес к личности С.Юлаева, к его поэзии, желание познакомить с произведениями поэта-героя;

развивающие - формировать нравственное и эстетическое сознание уч-ся, обогатить духовный мир подростков, их кругозор;

воспитательные - пробудить интерес к национальной башкирской поэзии, музыке, искусству, учить оценивать поступки героя, воспитание нравственности, гордости.

Оборудование: выставка книг, стилизованная под юрту, которая так и называется "Юрта Салавата", журнальный столик, низкие стульчики, статуэтки с изображением Салавата, репродукции картин Мустафина "Салават", А.Лежнева "Поимка Салавата", А.Кузнецова "Допрос Салавата", портреты С.Злобина, З.Исмагилова, М.Хисматуллина, Р.Загретдинова, Р.Гареева, фонохрестоматия, видеозаписи.

Предварительная работа: оформление стенгазет на тему :"Салават Юлаев - национальный герой башкирского народа", чтение отрывков из книги С.Злобина "Салават Юлаев", экскурсия на БУП "Башкирские худ. промыслы "Агидель", посещение башкирского государственного драмтеатра "Салават".

План.

1.Выступление учащихся

2.Слова ведущего

3.Итог

Звучит башкирская народная песня "Уралым" в исполнении народного артиста БАССР и РСФСР А.Гареева.

Уч-ся:

"Ай, Урал, ты, мой Урал,

Великан седой Урал!

Голова под облака

Поднялся ты, мой Урал!

Моя песня о тебе.

Вместе с полною луной

Золотом одет Урал,

Вместе с утренней зарей

Серебром блестит Урал.

По бокам твоим, Урал,

Встали темные леса,

А у ног твоих, Урал,

Степь - зеленая краса.

Белоснежные цветы

На лугах твоих растут,

И цветы, и соловьи

Честь Аллаху воздают...

Громко славит птиц напев

Первый ясный солнца луч,

А закатный солнца луч

Провожает, присмирев.

Ай, Урал, ты, мой Урал,

Великан седой, Урал!

Все слова я растерял,

Как воспеть тебя, Урал?

Заиграй же мой курай

Песню, чтоб вошла в сердца,

И Урал, и весь наш край

Прославляя без конца!"

Ведущий: Слова песни принадлежат Салавату Юлаеву. Вы, конечно, знаете кто такой Салават Юлаев?

Уч-ся:

"Двести лет над родными степями

Пронеслось с той поры грозовой,

Но доныне не стерто годами

Твое славное имя, герой!"

              Р.Нигмати

Ведущий: Имя Салавата Юлаева - национального героя башкирского народа, воина и поэта, одного из руководителей крестьянской войны 1773-1775 г.г. под руководством Е.Пугачева, популярно и любимо многими и сегодня, будь то башкир, русский, татарин, удмурт, чуваш или представитель любой национальности. Народ пронес память о своем герое через века. Салават был еще жив, а о нем и его храбрых воинах пели песни, рассказывали придания, слагали легенды. Большое место в них отводится силе, ловкости, сообразительности героя.

Уч-ся: в одной из русских народных песен есть такие строки:

"Салават наш был герой,

Смело он ходил на бой.

Три кольчуги надевал

И к Кунгуру подступал".

Ведущий: на Южном Урале бытуют самые разнообразные предания, связанные с местами, памятными по крестьянской войне (горами, озерами, пещерами, скалами, камнями).

Уч-ся: например, в Белорецком районе есть "камень Пугачева и Салавата". По приданию, на этом камне когда-то стояли вместе Е.Пугачев и С.Юлаев и высматривали дорогу своему войску.

Уч-ся:

"Звезды горят над тобой, Салават,

Яркие звезды в небе горят.

Конь твой парит над обрывом крутым,

Мир простирается перед ним."

                                               М.Гали

Ведущий: народный герой, певец родного края, храбрый воин, боровшийся до конца за свободу и волю, Салават Юлаев родился 16 июня 1754 года в Текеево, в семье старшины Юлая Азналина. Салават рос молчаливым, задумчивым ребенком. Все на цветочки глядел, за птичками следил. Отец говорил: "Жена, кого ты мне родила - мальчика или девочку?" С детства Салават любил слушать народные песни, задумчивые и веселые, протяжные и плясовые. Давайте, сейчас послушаем одну из таких пепсен, может быть, и эту песню слушал маленький Салават. (Звучит башкирская народная песня "Старый Урал" в исполнении Флюры Кильдиеровой).

Уч-ся: недолго оставался Салават похожим на девочку. Вернулся как-то его отец из похода и не узнал Салавата - таким крепышом стал сын. Очень рано научился он на лошади скакать. А уж какой меткий был! Бывало летит во весь дух на коне, перегнется, сорвет на скаку цветок, а потом из под брюха коня с другой стороны вылезет. Очень ловкий был!

"Коня лихого осадил он крутого,

Прервав на миг стремительный полет,

И сквозь века бросает клич, как будто

Войска свои к бессмертию зовет".

               (Р.Гарипов, "Баллада о Салавате")

Ведущий: очень любил Салават принимать участия в скачках, которые обычно устраивались на сабантуях. О том, как вел себя Салават на сабантуе, рассказал Степан Злобин в романе "Салават". Послушайте, какая история произошла однажды на этом празднике (зачитать из рассказа "Салават", стр.10, от слов "В празднике сабантуя..." до слов "Взяв червонец..."). Салават справедливость очень любил, не терпел, когда обижали его народ. Ух, тогда он загорался! Как огонь вспыхивал! (Входит мальчик, одетый в национальный костюм, сжимает в руке уголек).

Салават: (обращаясь к зрителям, показывая на шапку).

"Салават - батыра это примета -

С соболем шапка зеленого цвета.

Спросите: "Сколько же лет Салавату?"-

"Еще пятнадцать батыру нету..."

Эти строчки я сам сочинил и сам пою, когда мчусь на своем Тулпаре. (Показывает на уголек). Это не простой уголек. Это уголек от сожженных башкирских селений - сожженных за то, что наш народ не терпит рабства и восстает против своих врагов. (Прижимает уголек к сердцу). Пусть Аллах этим углем прожжет мою грудь, если я отступлю из страха или корысти!" (Уходит).

Ведущий: эту клятву Салават пронес через всю свою жизнь и никогда не нарушал ее. А вы обратили внимание, ребята, что герой читал свои стихи? Он очень рано начал сочинять.

Уч-ся: Салават слушал шум ветра в вершинах деревьев, и ему казалось, что лес поет песни. Вторя песни любимого Урала, Салават и сам запевал. О чем? Обо всем, что было кругом и было достойно песни. Песня как бы сама слогалась в его груди и легко слетала с губ с проносящимся горным ветром.

Уч-ся:

"Табун пасется вдалеке,

В кибитке я лежу,

А рядом - близкие мои,

Все, кем я дорожу."

             ("Мой кош", Салават).

Уч-ся:

"Я бросил в небо меткую стрелу

И ласточку подранил в вышине.

К ногам моим упала, трепеща,

И жалко бедной птицы стало мне".

              ("Стрела", Салават)

Ведущий: жил, рос, крепчал в своем благодатном, красивом крае наш батыр. Но не давали жить спокойно враги: вначале ногайцы налетали, как вихрь, грабили и убивали. А потом русские цари и их слуги принялись разбойничать. Вот и не стерпел народ башкирский. Да и не только они, все бедняки поднялись на войну: и русские, и татары, и мордва. Русских бедняков возглавил Емельян Пугачев, а башкир - Салават. А было ему тогда всего-то 22 годочка!

Звучит песня:

"Салават, сколько лет тебе,

Шапка старшины на голове,

Бригадиром был ты,

Ай, Салават,

В двадцати двух летней поре!.

Уч-ся: и схватили враги Салавата и его отца Юлая, посадили их в крепость в Уфе, пытали долго. Но молчал Салават.

Уч-ся:

Говоришь,

В глухую крепость брошен,

В заточенье сгинул Салават...

Путаешь, История!

Не может

Умереть подобный азамат.

Помнишь,

Как царица ликовала:

Мол, теперь и этого долой.

А через века перелетало:

-Мой народ, ты слышишь?

Я живой!

Так особа высшая хотела

Имя то анафеме предать!

Но оно всевластно прилетело

На Урал,

Чтоб песней зазвучать.

Вот над кручей замер он высокой,

Осадив горячего коня...

Я склоняю голову,

О, Сокол

Огнекрылый!

Слышишь ты меня

...Говоришь

В глухую крепость брошен,

В заточенье сгинул Салават...

Это ложь. История!

Как может

Умереть подобный азамат!

(татарский поэт Хасан Туфан. "Салавату сколько лет?")

Ведущий: а сколько мук принял наш Салават от палачей: возили их по нашим краям и в каждом ауле плетьми били, ноздри вырывали, каленым железом клеймо ставили и сослали на вечную каторгу в далекие - далекие края...

Уч-ся: а сослали Салавата, отца, и еще несколько бойцов свободы в город Рогервик в Эстонии. Сейчас это город Палдиски.

Уч-ся: на каторге Салават пробыл 25 лет и умер там же в возрасте 48 лет.

Уч-ся: "Баллада о возвращении Салавата"

                          Башкирский поэт Г.Рамазанов.

"Мне не забыть об этом дне,

Когда встречали Салавата...

Он въехал в город на коне,

Затосковав о стороне,

Где он в бою летел когда -то.

И стар, и млад бегут бегом:

Батыров много ли на свете?-

А где ж ему поставить дом?-

И призадумались о том все аксакалы в горсовете...

Вокруг него поет апрель, герой в века

Глядит крылато.

У ног его - цветов метель,

И бьетья в берег Агидель

Гудящим сердцем Салавата..."

Ведущий: 250 лет прошло с тех пор, а память народная хранит имя Салавата в песнях и легендах, стихах и памятниках, в названиях городов, улиц, дворцов. О нем в своих творениях рассказывали писатели и поэты,художники и скульпторы, композиторы. Одно из первых упоминаний о Салавате мы встречаем у великого русского поэта А.С.Пушкина. Из произведений худож. литературы советского времени следует назвать роман "Салават Юлаев" Степана Павловича Злобина. Этот роман пользуется популярностью не только в Башкортостане. Он был переведен на многие языки. Достойное место образ Салавата Юлаева занимает и в поэтических произведениях. Одним из первых советских поэтов, сказавшим слово о Салавате, был поэт Д.Бедный.

Уч-ся:

"Поэты советские, нате:

Предлагаю ударную тему

О башкире - певце и бесстрашном бойце.

Написать можно чудо какую поэму..."

Ведущий: вы, наверное, обратили внимание на то, что здесь прозвучали стихи, написанные поэтами разных национальностей, что они сделаны под впечатлением памятника, который является достопримечательностью нашего города.

Памятник создан архитектором, народным художником БАССР И.Г.Гайнутдиновым и советским скульптором, нар. художником Северо - Осетинской АССР Сосланбеком Дафаевичем Тавасиевым. "Я хотел чтобы мой памятник "звучал" героической музыкой - музыкой битвы за счастье народа" - говорил С.Д.Тавасиев.

Уч-ся: образ Салавата Юлаева воплощен композиторами в музыкальных произведениях различных жанров: в балете Х.Ахметова и Н.Сабитовой "Горный орел", в симфонической оратории Д.Хасаншина "Песня о Салавате". Но самым крупным и популярным является опера "Салават Юлаев" З.Исмагилова. "Видеозапись "Ария Салавата" из 4 действия оперы З.Исмагилова "Салават Юлаев")

Уч-ся: незабываемый образ Салавата создал в вышедшем на экран в 1941 году кинофильме "Салават Юлаев" народный артист СССР и РСФСР, заслуженный артист РСФСР и БАССР Арслан Мубаряков. (Видеозапись, фрагмент кинофильма).

Уч-ся: Национальный герой башкирского народа занимает достойное место и на полотнах художников. Я назову самые известные картины художников Башкортостана : А.Кузнецова "Допрос Салавата", А.Лежнев "Поимка Салавата",  Г.Мустафин "Салават" (демонстрация картин).

Ведущий:

Ясспросил у Юрюзани:

Не забыла ль Салавата?

И ответила река мне,

Перекатами звеня:

-В моих струях свои раны

Омывал батыр когда-то.

В его песнях величавых

Навсегда осталась я.

Уч-ся:

Я к Уралу обратился.

За века не позабыл ли?

Улыбнулся древгий старец

И на миг помолодел.

Как забыть отцу о сыне?

Мне б и камни не простили,

Если б памятью отцовской

Я однажды ослабел!

Уч-ся:

Посреди степей широких

Обратился я к кураю,

И напевом его тихим

Отозвался мне весь край.

Ты спросил о Салавате?

Он - душа моя живая.

Если мир о нем забудет,

Навсегда умрет курай!

Ведущий:

Я спросил у русской песни

Чем ей дорог  этот воин,

Этот юноша башкирский

Из далекой старины?

И ответила мне песня:

-Значит он того достоин.

Все народы перед песней

Одинаково равны!

                                        Р.Паль.

Итог.

Это мероприятие познавательное, здесь много воспитательных моментов. На этом мероприятии уч-ся познакомились с национальным башкирским героем Салаватом, узнали его биографию, познакомились с ним как с поэтом. Многими, прочитанные стихи Славата Юлаева, были прослушанны впервые. Также на этом мероприятии мы познакомились с произведениями разных видов искусств. Все эти произведения, созданные авторами, писателями, художниками скульпторами, и композиторами, объеденены одним воплощением образа Салавата Юлаева. Каждое искусство своими средствами выразительности рассказало нам о смелом, отважном, мужественном, непокоренном герое башкирского народа. Думаю, задачу - возбудить живой интерес к личности Салавата Юлаева, к его поэзии, чтобы она нашла живой отклик в душе школьников, чтобы образы, мысли и чувства поэта - героя его жизни, борьбы и творчества оказали влияние на их нравственное и эстетическое сознание, обогатили духовный мир подростка мы выполнили на данном мероприятии. Поставленная цель достигнута.

Список использованной литературы:

1.С.Злобин. Салават Юлаев: исторический роман. Свердловск, 1753.

2.Сидоров В. По следам Салавата - Уфа, 1988 г.

3.Сидоров В. О башкире - певце и бесстрашном бойце - Уфа, 1985.

4.Наш Салават - Уфа, 1982.

5. Гвоздикова И. Всадник на пьедестале. (Памятники отечества:Созвездие курая. - 1997 - №2).

nsportal.ru

Сайт о Салавате Юлаеве

  Сайт "Салават Юлаев - национальный герой" занял второе место в Республиканском конкурсе образовательных интернет-ресурсов республики Башкортостан "Магариф.ру - 2004" в номинации "Визитная карточка".

   Главной целью данного сайта является познакомить всех желающих с жизнью и  творческим наследием национального героя республики Башкортостан Салавата Юлаева.

 

   Салават Юлаев был воином и поэтом. Он возглавлял башкирские дружины в Крестьянской войне 1773-1775, защищая родные просторы Урала. Он писал прекрасные стихи, например "Стрела" ("Ук"), "Юноше-воину" ("Егеткэ"), "Мой Урал" ("Уралым").

 

   На гербе Башкортостана изображен памятник Салавату Юлаеву. На его родине создан музей. Его именем назван город Салават, район, улицы, дворец Спорта в городе Уфе и т.д.

 

   «Ни каждый народ может выдвинуть из своей многоликой и многослойной толщи того единственного представителя, который стал бы бесспорным символом данного этнического образования. На такую недосягаемую высоту вознесен своей благодарной и многострадальной нацией легендами овеянный Салават» (д.ист.н. Фаниль Кузбеков, БашГУ).

 

 

    Содержание:

  • Глава 1 - Салават Юлаев;

  • Глава 2 - Крестьянская война 1773-1775 гг.;

  • Глава 3 - Арест и наказание Салавата Юлаев;

  • Глава 4 - Салават национальный герой и поэт-импровизатор;

  • Глава 5 - Память о Салавате Юлаеве;

  • Глава 6 - Песня "Салават";

  • Глава 7 - Образ Салавата Юлаева в башкирской и русской литературе;

  • Стихи Салавата Юлаева;

  • Иллюстрации;

  • Глоссарий;

  • Список литературы.

    Ответственный за формирование материала и разработку сайта – студентка 5 курса математического факультета БашГУ Крестьянникова Елена Михайловна.

 

   Сайт создан на основе разработанного мной в ЦКТ БашГУ электронного курса "Салават Юлаев - национальный герой".

 

ulaev-salavat.narod.ru

Салауат Юлаев — Башҡорт Википедияһы

Салауат Юлаев (16 июнь 1754 йыл[1] — 26 сентябрь 1800 йыл) — башҡорт халҡының милли батыры, шағир-импровизатор, 1773—1775 йылдарҙағы Крәҫтиәндәр һуғышы етәкселәренең береһе. Салауат районының почетлы гражданы[2].

Үҫеш йылдары[үҙгәртергә | вики-тексты үҙгәртергә]

1754[1][3] йылдың 16 июнендә[4]Ырымбур губернаһы Өфө провинцияһы Себер даруғаһы Шайтан-Көҙәй улусының (хәҙерге Башҡортостан Республикаһының Салауат районы) Тәкәй[5] ауылында тыуған.

Атаһы Юлай Аҙналин 1765 йылда Шайтан-Көҙәй улусы старшинаһы булып китә һәм үҙенең ғәҙеллеге менән Башҡортостан халҡы араһында ихтирам яулай. Атаһы улы Салауатҡа яҡшы белем һәм тәрбиә бирә, ул төрки һәм рус телдәрендә уҡырға һәм яҙырға өйрәнгән. Салауат Юлаевтың әсәһе тураһында документаль мәғлүмәттәр һаҡланмаған, ә фольклор сығанаҡтарында уның белемле ҡатын булыуы әйтелә, һәм ҡайһы бер материалдар буйынса уның исеме Аҙнабикә була[6].

Көслө, ҡурҡыу белмәгән 14 йәшлек үҫмерҙең айыу менән көрәшеп, ябай бысаҡ ярҙамында ғына еңеп сыға алыуын риүәйәттәр һәм халыҡ йырҙары бәйән итә. Ул йәштәштәре араһында әйҙәүсе башлыҡ булараҡ билдәле. Тартып алынған көҙәй ырыуы ерендә урынлашҡан Эҫем (Сим) заводын беренсе тапҡыр, йәштәштәре менән үҫмер сағында, туҙҙыра һәм яндыра. Салауат Ҡөрьәнде һәм шәриғәтте лә яҡшы белгән, сәсән Байыҡ Айҙар менән осрашҡан[7]. Батыр шулай уҡ йырсы-импровизатор һәм ҡурайсы ла булған[8].

1771—1773 йылдарҙа Юлай Аҙналин Польша конфедераттарына ҡаршы һуғышта ҡатнаша һәм күрһәткән батырлыҡтары өсөн кесе хәрби байраҡ менән бүләкләнә. Атаһы хәрби походтарҙа булған саҡта старшина вазифаһын Салауат үҙе башҡара[9].

Һуғышта ҡатнашыуы[үҙгәртергә | вики-тексты үҙгәртергә]

1773 йылдың 17 сентябрендә императрица Екатерина II ҡаршы Ырымбур губернаһында Емельян Пугачёв етәкселегендә Крәҫтиәндәр һуғышы тоҡана. Ихтилалды, «Пётр III» исемен ҡулланып, казак атаманы Емельян Пугачёв етәкләй. 1773 йылдың 10 ноябрендә ихтилалсыларға Салауат Юлаев етәкселегендә бер төркөм башҡорт яугирҙәре килеп ҡушыла. Салауат Юлаев ноябрь — декабрь айҙарында Ырымбур ҡалаһы янында һәм Ырымбур сик һыҙығында алыштарҙа, шул иҫәптән Ильин ҡәлғәһен алыуҙа ҡатнаша һәм яралана. Ырымбур ҡәлғәһе тирәһендәге яуҙарҙа күрһәткән ҡаһарманлығы һәм һуғыш оҫталығы өсөн Салауатҡа «Пётр III» исеменән полковник дәрәжәһе бирелә[9].

1774 йылдың ғинуар — мартында Пермь провинцияһының көньяғында һәм Өфө провинцияһының төньяғында Салауат Юлаев ихтилал етәкселәренең береһе була. Уның ғәскәрендә 4 меңдән ашыу төрлө милләттәге кеше була, Салауаттың поход канцелярияһы ихтилалсылар биләгән төбәктәрҙә мөһим хәрби һәм граждандар идараһы органы булып торған. Канцелярия мөрәжәғәтнамәләр һәм фармандар төҙөгән, суд эштәрен дә башҡарған. 1774 йылдың 12 ғинуарында Салауаттың отряды Пермь провинцияһының Красноуфимск ҡәлғәһен һуғышһыҙ ала, 18—25 ғинуарҙа Көңгөр ҡалаһын ҡамай. 19 февралдә Красноуфимск ҡәлғәһе эргәһендә секунд-майор Д. О. Гагрин, 3 һәм 10 мартта — Ҡазан губернаһының Сарапул ҡалаһы эргәһендә подполковник А. Ф. Обернибесов, 14 һәм 17 мартта Красноуфимск ҡәлғәһе һәм Себер даруғаһының Һыҙғы улусы Боғалыш[10] ауылы янында секунд-майор А. В. Папава етәкселегендәге император ғәскәрҙәренә ҡаршы алыштарҙа ҡатнаша[11].

Салауат Юлаев фармандарының береһе.

Апрель — майҙа Салауат Юлаев Өфө провинцияһы халҡын ихтилалсыларҙың Магнит ҡәлғәһенә[12] етеп килеүсе Төп ғәскәренә мобилизациялай, уны аҡса, аҙыҡ-түлек һәм кәрәк-яраҡ менән тәьмин итә. 6 һәм 8 майҙа Салауаттың 4 меңлек отряды Үрге Эҫем заводы янында, 31 майҙа Себер даруғаһы Әйле улусының Әйле пристане[13] янында И. И. Михельсон етәкселегендәге хөкүмәт ғәскәрҙәре менән һуғыша[11].

2 июндә Салауат Юлаевтың отряды Е. И. Пугачёвтың Төп ғәскәрҙәренә ҡушыла[14]. Себер даруғаһының Тырнаҡлы улусы 3 июндә Үрге Ҡыйғы һәм 5 июндә — Уразмәт ауылдары эргәһендә, 11 июндә — Әшит ҡәлғәһе[15] янында Пугачёвтың Төп ғәскәре составында А. В. Папава етәкселегендәге хөкүмәт ғәскәрҙәренә ҡаршы алыштарҙа, 18—20 июндә Уҫыны алыуҙа ҡатнаша. Уҫыға юлланған саҡта Салауат Юлаевтың отряды Бөрө ҡалаһын ала[16]. 5 июндә «Пётр III» Пугачёв Салауат Юлаевҡа бригадир (генерал) дәрәжәһен бирә[17]. Уҫы ҡәлғәһен алған ваҡытта батыр өсөнсө тапҡыр яралана[9].

Июль — ноябрь айҙарында Салауат Юлаев Башҡортостанда баш күтәреүселәр хәрәкәте менән етәкселек итә. Кама буйҙарынан алып Ҡытау йылғаһы заводтарына тиклем барған һуғыштарҙа ҡатнаша. Август айында Өфө ҡәлғәһе ҡамауға алына: төньяҡтан Салауат Юлаев төркөмө, көньяҡтан — Ҡасҡын Һамаров, көньяҡ-көнбайыштан — Ҡәнзәфәр Усаев, төньяҡ-көнсығыштан — Туҡтамыш Ишбулатов төркөмдәре ҡамауҙа тора. Батырҙың отряды Ҡытау-Ивановск заводын ҡамауға ала. Сентябрь башында Ағиҙел һәм Буй йылғалары араһында Салауат Юлаев премьер-майор И. Г. Штерич етәкселегендәге хәрби көстәр менән һуғыша: 4 сентябрҙә Ҡазан даруғаһы Йәлдәк улусы Иваново[18] ауылы янындағы алышта ҡатнаша[11].

Баш күтәреүселәрҙең Төп ғәскәре ҡыйратылып, Емельян Пугачёв ҡулға алынғандан һуң да Салауат Юлаев көрәште дауам итә, һәм уның отрядтары 18 сентябрҙә Ҡазан даруғаһы Йәлдәк улусы Тимошкино ауылы, 22 сентябрҙә Себер даруғаһының Ҡыр-Танып улусы Нөркә[19] ауылы янында подполковник И. К. Рылеев ғәскәрҙәренә ҡаршы һуғыша. Хөкүмәт ғәскәрҙәре командующийы П. И. Панин башҡорттарҙан ҡорал һалырға, Салауатты һәм уның атаһы Юлайҙы тотоп биреүҙе талап итә. Ә йәшерен комиссия башлығы генерал П. С. Потёмкин Салауат Юлаевтың үҙенә мөрәжәғәт итә: «Покайся, познай вину свою и приди с повиновением»[20].

Даими хәрби әҙерлек үткән ғәскәрҙәргә ҡаршы көрәш алып барыуы еңел булмай. Теүәл 1 йыл 15 көн дауам иткән һуғыш юлында, Салауат Юлаев 28 хәрби алышта ҡатнаша. 20 ноябрҙә Ҡытау-Ивановск заводы янында батырҙың отряды һуңғы тапҡыр хөкүмәт ғәскәрҙәре менән алыша.

Салауат Юлаев алыштарының исемлеге

Салауат Юлаев алыштарының исемлеге[21]
Дата Урыны Дошманы Союздашы Һөҙөмтәһе
1 13.11.1773 Бәрҙе ҡәлғәһе Сембер коменданты П. М. Чернышёв Төп ғәскәр Чернышёв корпусын ҡыйратыу
2 14.11.1773 Бәрҙе ҡәлғәһе Ырымбур гарнизоны етәксеһе, бригадир А. Ф. Корф Төп ғәскәр Ырымбур гарнизоны һөжүмен кире ҡағыу
3 22.11.1773 Бәрҙе ҡәлғәһе Ырымбур гарнизоны етәксеһе, бригадир А. Ф. Корф Төп ғәскәр Ырымбур гарнизоны һөжүмен кире ҡағыу
4 23.11.1773 Ырымбур ҡалаһы Ырымбур губернаторы И. А. Рейнсдорп Төп ғәскәр баш күтәреүселәрҙең һөжүме кире ҡағыла
5 26.11.1773 Бәрҙе ҡәлғәһе Наумов Төп ғәскәр Ырымбур гарнизоны һөжүмен кире ҡағыу
6 07.12.1773 Ырымбур ҡалаһы Ырымбур губернаторы И. А. Рейнсдорп Төп ғәскәр баш күтәреүселәрҙең һөжүме кире ҡағыла
7 11.12.1773 Ырымбур ҡалаһы Ырымбур губернаторы И. А. Рейнсдорп Төп ғәскәр баш күтәреүселәрҙең һөжүме кире ҡағыла
8 23.01.1774 Көңгөр ҡалаһы ҡала гарнизоны бригадир И. С. Кузнецов баш күтәреүселәр ҡала яны территорияһын ала
9 24.01.1774 Көңгөр ҡалаһы ҡала гарнизоны бригадир И. С. Кузнецов аяғы яралана
10 19.02.1774 Красноуфимск ҡалаһы секунд-майор Д. О. Гагрин баш күтәреүселәрҙең һөжүме кире ҡағыла
11 23.02.1774 Сарапул улусы секунд-майор И. Гурьев Гурьев командаһын ҡыйратыу
12 03.03.1774 Сарапул улусы секунд-майор И. Гурьев Гурьев командаһын ҡыйратыу
13 09.03.1774 Сарапул улусы секунд-майор И. Гурьев Гурьев командаһын ҡыйратыу
14 14.03.1774 Красноуфимск ҡалаһы подполковник А. В. Папав баш күтәреүселәрҙең һөжүме кире ҡағыла
15 17.03.1774 Боғалыш ауылы подполковник А. В. Папав баш күтәреүселәрҙең һөжүме кире ҡағыла
16 07.05.1774 Эҫем заводы подполковник И. И. Михельсон алышта еңеүсе булмай
17 08.05.1774 Эҫем заводы подполковник И. И. Михельсон алышта еңеүсе булмай
18 17.05.1774 Әй йылғаһы подполковник И. И. Михельсон алышта еңеүсе булмай
19 31.05.1774 Эҫем заводы подполковник И. И. Михельсон алышта еңеүсе булмай
20 03.06.1774 Үрге Ҡыйғы ауылы подполковник И. И. Михельсон Е. И. Пугачёв алышта еңеүсе булмай
21 05.06.1774 Мәсәғүт ауылы подполковник И. И. Михельсон Е. И. Пугачёв алышта еңеүсе булмай
22 11.07.1774 Уҫы ҡалаһы ҡала гарнизоны И. Н. Белобородов һөжүм итеү
23 18.07.1774 Уҫы ҡалаһы ҡала гарнизоны Е. И. Пугачёв һөжүм итеү
24 18.07.1774 Уҫы ҡалаһы ҡала гарнизоны И. Н. Белобородов һөжүм итеү
25 20.07.1774 Уҫы ҡалаһы ҡала гарнизоны И. Н. Белобородов һөжүм итеү
26 20.07.1774 Уҫы ҡалаһы ҡала гарнизоны И. Н. Белобородов ҡаланы алыу
27 04.09.1774 Әмзә йылғаһы секунд-майор И. Г. Штерич алышта еңеүсе булмай
28 18.09.1774 Нөркә ауылы подполковник И. К. Рылеев баш күтәреүселәр сигенә
29 22.09.1774 Йәлдәк ҡәлғәһе подполковник И. К. Рылеев алышта еңеүсе булмай
30 22.11.1774 Ҡытау-Ивановск заводы генерал-майор Ф. Ю. Фрейман баш күтәреүселәр еңелә

Салауат Юлаев 1774 йылдың 25 ноябрендә генерал-майор Ф. Ю. Фрейман командаһы тарафынан ҡулға алына. Салауат Юлаев, атаһы Юлай Аҙналин, арҡаҙашы Иван Зарубин-Чика Өфө ҡәлғәһенең зинданында ябып тотола. Сенаттың Йәшерен экспедицияһы һәм Ырымбур губернаторы И. А. Рейнсдорптың тикшереү, һорау алыу, язалау, хөкөм итеү эштәре Өфөлә, Ҡазанда, Мәскәүҙә 339 көн дауамында алып барыла. Хөкөм ителгәндән һуң Салауат Юлаевты, атаһы Юлай Аҙналинды Ырымбурға, Өфөгә һәм башҡа көсөргәнешле алыш барған урындарға алып барып язаға тарттыралар. Һәр урында 175 тапҡыр ҡамсы менән һуҡтырылғандан һуң, уларҙың танау япраҡтарын йырталар, маңлайына һәм яңаҡтарына «З» («злодей» — «енәйәтсе»), «Б» («бунтовщик» — «боласы»), «И» («изменник» — «хыянатсы») тамғалары баҫыла[11].

Тотҡонда[үҙгәртергә | вики-тексты үҙгәртергә]

1775 йылдың 2 ноябрендә Салауат Юлаев, атаһы Юлай Аҙналин менән бергә, Балтик Портына[22] (1762 йылға тиклем Рогервик ҡәлғәһе) мәңгелеккә һөргөнгә ебәрелә. Юлдары Өфөлә башлана һәм Минзәлә — Ҡазан — Түбәнге Новгород — Мәскәү — Тверь — Бөйөк Новгород — Ревель аша үтеп, Балтик Портында тамамлана.

Салауат Юлаев 1800 йылдың 8 октябрендә (иҫкесә 26 сентябргә тура килә) һөргөндә Балтик диңгеҙе буйындағы Рогервик ҡәлғәһендә (хәҙерге Эстонияның Палдиски ҡалаһы) вафат була.

Салауат Юлаев иртә өйләнгән. Мосолман ғөрөф-ғәҙәттәренә ярашлы, уның өс ҡатыны һәм 1775 йылға ҡарата ике улы һәм ике (йәки өс) ҡыҙы булған[9]. Ҡайһы бер сығанаҡтарҙа ул һәләк булған ағаларының ҡатындарына өйләнгән тип билдәләнә.

1774 йылдың көҙөндә, Салауат Юлаев ҡулға алынмаҫ элек үк, карателдәр батырҙың ҡатындарын һәм балаларын аманат рәүешендә Өфөгә килтергәндәр, Пугачев ихтилалын баҫтырыуҙа ҡатнашҡан генерал-майор Ф. Ю. Фрейманда Салауаттың улы, ә ҡала коменданты полковник С. С. Мясоедовта уның бер ҡатыны һәм икенсе улы булыуы билдәле[23].

Салауат Юлаев ғаиләһенең ҡанунһыҙ рәүештә ҡулға алыныуына протест белдергән: «Такого ж указа, чтоб от лишенных жизни семейства отбирать, действительно нет». Ул туғандарынан һәм дуҫтарынан ҡатындарын һәм балаларын азат итеүҙе юллап губерна канцелярияһына мөрәжәғәт итергә, был да ярҙам итмәһә, Сенатҡа яҙыуҙарын һораған: «чтоб государевые рабы у подчиненных во услужении не были». Ғаиләһенең артабанғы яҙмышы билдәһеҙ.

Халыҡ хәтерендә батырҙың тоҡомдары тураһында бихисап легендалар һаҡланып ҡалған. Был хаҡта Салауат Юлаевтың биографы В. Сидоров "Был героем Салават" тигән китабында бәйән итә. Имеш, Дыуан районы Вознесенка тигән ауылда Екатерина Михайловна тигән ҡатындан улы булған. Ҡатын үлеп ҡалғас, был баланы Салауат кемгәлер тапшырғанмы, әллә урманда ҡалдырырға мәжбүр булып, шунда уҡ тапҡандармы тигән хәбәрҙәр төрлө вариантта йәшәп килгән. Улы, ихтилалдан һуң 14 йыл үткәс, әсәһе яғынан олаталарына атаһы тураһында белешергә килгән имеш, әммә был хаҡта власть әһелдәренә хәбәр иткәндәр ҙә, уны йәшергәндәр, артабан ҡайҙа киткәне билдәһеҙ, тигән хәбәрҙәр ҙә яҙып алынған.

Икенсе бер риүәйәттә Салауаттың улы баһадир булып буй еткереп, икенсе Әй улусының кантон начальнигы булған, становой приставтарҙы ҡамсылаған, бер ниҙән дә ҡурҡмаған тип бәйән ителә.

Риүәйәттәр Салауаттың тоҡомдарын иң яҡшы сифаттар менән һүрәтләй: бер бүләһе, имеш, бик шәп йырсы булған, икенселәре ҡарт олаталары кеүек һөңгө тотоп ҡына айыу ауларға йөрөгән [24].

Салауат Юлаевтың яҙма рәүештә һәм телдән һаҡланған 500 юл самаһы шиғри мираҫы беҙҙең көндәргә килеп еткән[11].

Салауат Юлаевтың 5 шиғырын тәүге тапҡыр рус телендә Ф. Д. Нефёдов «Салауат, башҡорт батыры» («Салават, башкирский батыр»; 1880) тигән очергында баҫтырып сығара. Шағирҙың тағы ла 7 шиғыры Р. Г. Игнатьевтың «Башҡорттарҙың Пугачёв ихтилалы алдынан хәрәкәте; Башҡорт Салауат Юлаев, Пугачёв бригадиры, йырсы һәм импровизатор» («Движение башкир перед пугачёвским бунтом; Башкир Салават Юлаев, пугачёвский бригадир, певец и импровизатор»; 1893) исемле хеҙмәтендә донъя күрә. Рәсәй империяһы осоронда Салауат Юлаевтың шиғырҙары барлығы дүрт тапҡыр баҫылып сыға[25].

Башҡортостандың бер нисә районында Салауат тип аталған географик объекттар бар.

Салауат Юлаев тыуған Тәкәй йәйләүен әле лә Салауат йәйләүе тип йөрөтәләр. Был урында, Һары Ҡондоҙ йылғаһы менән Ҡондоҙтамаҡ йылғаһы ҡушылған ерҙә, иҫ киткес матур тәбиғәт. Ауыл халҡы уны "Оло төбәк" тип йөрөтә. Йәй тау битләүе хуш еҫле сәскәләр менән ҡаплана. Тәкәй йәйләүе аша Һары Ҡондоҙ йылғаһы ағып ята. Заманында мул һыулы йылға булған. Унда ҡондоҙҙар бик күпләп үрсегән. Ул дәүерҙә ҡиммәтле тиреле йәнлектәргә һунар итеү башҡорттарҙың төп кәсебе булып һаналған. Өҫ-баш кейемдәре лә ҡондоҙ тиреһенән булған (Халыҡтың ауыҙ-тел ижадынан).

Р. У. Ишбулатов. Һынмаған рух, 1966 йыл

Салауат Юлаевҡа башҡорт халыҡ йыры «Салауат» һәм башҡа сәнғәт, әҙәбиәт һәм фольклор әҫәрҙәре арналған. Халыҡ хәтере уның үҙе һәм исеме менән бәйле бик күп иҫтәлекле тарихи урындарҙы һаҡлай. Батырҙың исеме башҡорт, рус, татар һәм башҡа милләт ғалимдары, яҙыусылары, шағирҙары, рәссамдары, скульпторҙары, композиторҙары әҫәрҙәрендә мәңгеләштерелгән.

Әҙәбиәттә[үҙгәртергә | вики-тексты үҙгәртергә]

  • Рәсәйҙә тәүге тапҡыр Салауат Юлаевты А. С. Пушкин «Пугачёв тарихы» тигән романында телгә ала[25]. Батыр хаҡында тарихсылар, яҙыусылар В. Н. Витевский, Н. Гурвич, Н. Фирсов, В. Черемшанский, П. Юдин[26], Д. Мамин-Сибиряк, М. Лоссиевский, В. Зефиров, И. Казанцев, А. Алекторов, В. Филоненко, Ф. Нефёдов, Н. Дрягин, С. Руденко һәм башҡалар яҙалар.
  • П. Кудряшёв тарафынан рус теленә тәржемә ителгән халыҡ йырына А. Алябьев уның көйөн яҙып ала. С. Рыбаков һәм М. Солтанов батыр тураһындағы халыҡ йырҙарын баҫтырып сығаралар[25].
  • 1941 йылда Мәскәүҙә С. П. Злобиндың «Салауат Юлаев» тарихи романы нәшер ителә.
  • 1993 йылда Өфөлә Булат Рафиҡовтың «Эйәрләнгән ат» әҫәре сыға.
  • 1994 йылда Мираҫ Иҙелбаевтың «Юлай улы Салауат» тигән китабы баҫтырыла.
  • 2004 йылда Өфө фәнни үҙәгенең Тарих, тел һәм әҙәбиәт институты хеҙмәткәрҙәре «Салауат Юлаев энциклопедияһы»н нәшер итте.

Салауат Юлаев исемендәге наградалар[үҙгәртергә | вики-тексты үҙгәртергә]

Салауат Юлаев исеме бирелгән[үҙгәртергә | вики-тексты үҙгәртергә]

Музейҙар[үҙгәртергә | вики-тексты үҙгәртергә]

Һәйкәлдәр[үҙгәртергә | вики-тексты үҙгәртергә]

Сәнғәттә[үҙгәртергә | вики-тексты үҙгәртергә]

«Салауат Юлаев» фильмы, 1941 йыл.

Мәҙәни саралар[үҙгәртергә | вики-тексты үҙгәртергә]

  • Башҡортостанда 1989 йылдан алып йыл һайын Салауат көндәре, 2004 йылдан башлап, июнь айының икенсе яртыһында, республика фольклор байрамы — Салауат йыйыны үткәрелә.

ba.wikipedia.org


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.