Вслух стихи про себя


Вслух. Стихи про себя. Предисловие (Евгения Тидеман)

Теплой весной 2011 года у меня зазвонил телефон; неведомый женский голос звал встречаться. Оказалось, что «Авторское телевидение» – студия, к чьим работам я привык относиться с восторгом – договорилось с каналом «Культура» о том, что они тоже попробуют сделать программу о современной поэзии. «Тоже» не в том смысле, что такая программа уже существовала, а в том, что другие уже пробовали, но без особого успеха. И вот теперь за дело брался сам Малкин. Анатолий Григорьевич – великий телевизионный продюсер, человек, ухитряющийся энергичную оптимизацию расходов сочетать с рыцарственной преданностью телевидению смыслов. Это странная и сложная роль. Программы, которые он создает, даже если они выматывают всех сотрудников насухо, позволяют людям долгие годы гордиться тем, что они сделали вместе.

Женщина, которая мне позвонила, была Людмила Сатушева, – бессменный шеф-редактор программы «Вслух». Люся пришла и сказала: «Мы хотим делать программу, мы спрашивали у разных поэтов, и все говорили нам – „С этим на одном поле не сядем, про этого вообще нечего разговаривать, этот злодей, этот негодяй“. И единственная фигура, к которой ни у кого не было существенный претензий это, Саша, Вы. Соглашайтесь, будете ведущим». И я согласился.

Телевидение – очень просто выстроенный балаган: либо в нем есть столкновение эмоций, либо на экране ничего не происходит. Кроме того, на современной русской культуре очень различим отпечаток 1960-х, десятилетия культурной экстраверсии, со стадионными читками Евтушенко и Вознесенского, с читками до утра у памятника Маяковскому. Поэтому всем очень хочется и кажется естественным, чтобы поэты бились за право называться королем.

По счастью, мы хорошо понимали, что никакого ристалища, никаких гладиаторских боев не может быть. Так не работает культура, так не работает поэзия. Об этом замечательно написал Мандельштам в эссе «О природе слова»: «Никакого „лучше“, никакого прогресса в литературе быть не может, хотя бы потому, что нет никакой литературной машины и нет старта, куда нужно скорее других доскакать». Лермонтов не отменяет Пушкина, «Волшебная гора» Томаса Манна ничем не лучше и не хуже «Одиссеи» Гомера.

Вместе с Люсей мы придумали для программы формат «как-будто-бы-состязания». Для каждой программы мы довольно условно выбираем тему «Поэт и…» что-нибудь: «Поэт и его семья» или просто «Семья», «Поэт и творец мироздания», «Поэт и театр», «Поэт и Пушкин». Два старших поэта (условно говоря «старших», на этих креслах бывали люди очень юные) говорят о том, как устроена их собственная жизнь в поэзии и как в тех или иных аспектах они взаимодействуют с внешним миром. А два, условно говоря, молодых поэта (например, молодым поэтом в этой программе был Аркадий Моисеевич Штыпель, родившийся в 1944 году) – два условно молодых поэта читают перед публикой, мэтры дают им советы, если молодые поэты в таких советах нуждаются, после чего мы проверяем, на что способна публика. Вот два молодых поэта: кого публика смогла услышать? И тот прочитает им в подарок заключительное стихотворение программы.

Уже делая эту программу, я с восхищением констатировал какой неимоверный цветник – сегодняшняя русская поэзия. В ней одновременно работают десятки литературных направлений, сложно «переопыляющих» друг друга. Это культурное состояние, схожее с знаменитым серебряным веком. Никаким шестидесятым, никаким семидесятым, никаким тридцатым не снилось ничего похожего на то, что происходит в сегодняшней русской поэзии.

Но было и неприятное открытие: это изобилие обернулось очень большой раздробленностью: даже поэты одного поколения редко слышат друг друга. Люди, входящие в поэзию, часто предпринимают этот шаг без существенного багажа. Поэты советских времен, не вошедшие в школьную программу, даже великие, как Арсений Тарковский, или Давид Самойлов, или Николай Рубцов, или Юрий Кузнецов, сегодняшними, активно живущими поэзией молодыми людьми, редко оказываются прочитаны. Я ожидал, что мы будем работать с гораздо более компактным сообществом, в котором плюс-минус все за всеми в пол глаза приглядывают. Нет, это не так. Это кошачья стая. В испанском языке есть такая идиома – пасти котов, и параллельная ей – кошачий пастух. Сейчас это чаще всего употребляется в значении «управление творческими проектами»: когда каждый идет куда-то, куда ему заблагорассудилось, но в принципе скоты должны двигаться плюс-минус в одну сторону. Сегодняшняя русская поэзия – это огромная, очень красивая стая котов, каждый из которых ходит сам по себе. Но мне кажется (и мне хотелось бы надеяться), что отчасти наш проект помогает тому, чтобы поэты увидели друг друга.

За пять лет программы мы показали российскому зрителю больше 150 поэтов. От Ивана Жданова до Михаила Еремина, от Евгения Евтушенко до Веры Полозковой, от Валентина Гафта до Ольги Седаковой. Странным образом, отчасти из-за большой рассеянности современной культуры, отчасти из-за девальвации поэтического слова как такового, всякий раз, когда я разговариваю с людьми о современной поэзии, люди готовы скорее к тому, что я буду говорить об упадке. «Где наш Пушкин? Где наш Некрасов? Где наш хотя бы Евтушенко?» (хотя он еще вполне себе жив), – восклицают читатели поэзии прошлых лет. А я вынужден свидетельствовать, с восхищением и благодарностью, грандиозный расцвет, очень сложное цветение. Массового читателя, видимо, больше всего устраивал бы одинокий цветок гвоздички, торчащий из зеленой клумбы: все вместе идем и читаем одного единственного Бродского (или Рождественского), а больше никого не читаем. Но то, что вижу я, больше всего похоже на усыпанный гроздями куст сирени, где каждый цветок цветет отдельно и они покрывают огромное пространство этим кипением красоты.

Александр Гаврилов

kartaslov.ru

Вслух. Стихи про себя. Поэт и поколение (Евгения Тидеман)

«Это не война» – сказал в метро один подбритый парень

другому парню, бритому наголо.

«Нет, не война, – говорят аналитики, – так, кое-какие действия».

«Территория происходящего не вполне ясна», – констатируют в темноте

товарищи.

«Война – это иначе», – сказал, обнимая, ты. «Можно не беспокоиться», —

с уверенностью говорят правительственные чиновники в прямой трансляции

по всем оставшимся телеканалам, но кровь

уже тихо проступает на их лбах, возле ушных раковин —

тонкие струйки, пока изо рта не забьёт фонтан.

Мы договаривались

сидеть тихо, пока не поймём, что происходит. Ясности не прибавилось

и спустя 70 лет, ясности не прибавилось.

Тревога, тревога, оборачивающаяся влечением. Множество

военных конфликтов

внутри, во рту, в постели; в одном прикосновении к этому – терпишь крах.

Настойчиво-красным мигают светофоры, навязчиво-красные флаги

заполнили улицы одной неизвестной страны. Смутные мертвецы,

обмотанные георгиевскими ленточками, сладкие мумии в опустевших барах

и ресторанах

приятный ведут диалог – о возможности независимого искусства и

новых форм,

о постчеловеческом мире, о сыре и вине, которое растопит

наши сердца, сердца «отсталых». Пока вирус окраин, вирус границ

уже разрушает их здравый ум, милый разум. Вот вопрос —

Сколько сторон участвует в этой войне сегодня?

Не больше и не меньше, не больше и не меньше. Прозрачный лайнер

пересекает границы нескольких стран. Внутри – раздувшиеся от жира и

страха правители

смотрят вниз, над чёрными тучами гнева и ненависти,

совершая последний круиз. Те требования, что выдвинуты против нас,

с гулом проваливаются в тёмный пустой пищевод.

Орудия, направленные внутрь себя. Внешние конфликты —

во множественных

разрезах, провалах, паралич памяти, страх рождения – всё собирается

в единый момент.

Мёртвых птичек России и Украины внесли теперь на досках сырых.

Скелеты валют на мёртвой бирже, материя, плотно осевшая

в ночи мира… —

Снова знакомые песни услышу я,

Снова весенние улицы боевых полны антифа.

Снова могу любить тебя,

Снова и снова, пока не исполнится миром ночь мира,

Не откроется наша победа.

kartaslov.ru

Вслух. Стихи про себя. Поэт и питер (Евгения Тидеман)

Россия – страна огромной протяженности, населенная не слишком плотно. Это налагает на неё некоторые географические обязательства – в ней часто города становятся сами по себе культурными феноменами. Безусловно, таким феноменом является Москва, скорее всего, Екатеринбург, я почти уверен, что Владивосток. Но культурный статус всех этих городов вместе взятых не может сравниться с тем, что такое Петербург на культурной карте России и Европы. Петербург становился героем великих романов 19 века, Петербург описывал как отдельного персонажа Гоголь, конечно, никакого Блока не было бы, если бы не Петербург. Странным образом, это город, который в культурном смысле никогда не равен самому себе – город, который всегда больше самого себя. Поэтому мы осмелились в этом выпуске задать такую тему – «поэт и Петербург».

Считается, и в программе это мнение озвучивается, что питерские поэты отличаются от московских, Ахматова и Гумилев от Цветаевой и Пастернака, тем, что питерские поэты гораздо более строгие, тяготеющие к классицизму и ясности формы, а московские поэты – более эмоциональные и расхристанные. В этом смысле Бродский, безусловно, питерский поэт, не только по географии, но и по творческому методу, а Вознесенский, например – московский.

Александр Семенович Кушнер, который украсил собою эту программу, один из, с одной стороны, старейших, а с другой – неумолчнейших российских поэтов, обращается с этой исторической и культурной памятью с царственной небрежностью – он её принимает на равных. Хотя каждый поэт должен быть оборудован ощущением собственного величия, не всякий поэт может себе такое позволить – всё-таки, великие тени гнетут почти всех. В этом смысле интересно, что и для Ольги Баженовой, и для Ольги Логош, юных участников этой программы, стратегиями стало скорее избегание, незамечание. Но особенно интересный способ работы с этим культурным грузом избирает для себя Владимир Беляев, житель Царского села. Беляев начинал как подлинный питерский поэт: с возведением своего почерка к классицизму, с очень чистым и звонким звуком, а потом сам сознательно, по выбору, от всего этого отказался, уйдя в пространство эксперимента, потому, что счёл такой способ использования прежде наработанных техник игрой в поддавки. Двигаться в пространстве без границ, с ободранной кожей и обнаженными чувствилищами дело гораздо более мучительное, гораздо более сложное, и гораздо более результативное. Может быть, не всегда для слушателя, но всегда – для самого поэта.

kartaslov.ru

Вслух. Стихи про себя. *** (Евгения Тидеман)

© Александр Гаврилов, 2016

© Иван Жданов, 2016

© Андрей Родионов, 2016

© Галина Рымбу, 2016

© Полина Репринцева, 2016

© Александр Кушнер, 2016

© Владимир Беляев, 2016

© Ольга Баженова, 2016

© Ольга Логош, 2016

© Александр Скидан, 2016

© Владимир Аристов, 2016

© Дана Курская, 2016

© Михаил Чевега, 2016

© Псой Короленко, 2016

© Александр Маноцков, 2016

© Роман Рубанов, 2016

© Василий Уриевский, 2016

© Александра Мочалова, 2016

© Виталий Кальпиди, 2016

© Кирилл Корчагин, 2016

© Наталия Азарова, 2016

© Андрей Тавров, 2016

© Павел Пепперштейн, 2016

© Анна Черкасова, 2016

© Кристина Азарскова, 2016

© Евгения Тидеман, 2016

© Инна Амирова, 2016

© Михаил Ерёмин, 2016

© Николай Кононов, 2016

© Иван Старостин, 2016

© Сергей Петров, 2016

© Марк Тарловский, 2016

© Елена Ширман, 2016

© Илья Тюрин, 2016

© Сергей Королёв, 2016

© Леонид Шевченко, 2016

© Сергей Казнов, 2016

© Алексей Сомов, 2016

© Борис Кутенков, 2016

© Юлия Лукьянчук, дизайн обложки, 2016

© Юлия Лукьянчук, иллюстрации, 2016

Редактор Анна Симонаева

Редактор Анна Семихина

Редактор Александра Шилко

Редактор Анастасия Колесникова

Редактор Лейла Тураянова

Редактор Олег Гаврилец

ISBN 978-5-4483-4625-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

kartaslov.ru

Евгения Тидеман - Вслух. Стихи про себя читать онлайн бесплатно

Вслух. Стихи про себя

Александр Гаврилов

Иван Жданов

Андрей Родионов

Галина Рымбу

Полина Репринцева

Александр Кушнер

Владимир Беляев

Ольга Баженова

Ольга Логош

Александр Скидан

Владимир Аристов

Дана Курская

Михаил Чевега

Псой Короленко

Александр Маноцков

Роман Рубанов

Василий Уриевский

Александра Мочалова

Виталий Кальпиди

Кирилл Корчагин

Наталия Азарова

Андрей Тавров

Павел Пепперштейн

Анна Черкасова

Кристина Азарскова

Евгения Тидеман

Инна Амирова

Михаил Ерёмин

Николай Кононов

Иван Старостин

Сергей Петров

Марк Тарловский

Елена Ширман

Илья Тюрин

Сергей Королёв

Леонид Шевченко

Сергей Казнов

Алексей Сомов

Борис Кутенков

© Александр Гаврилов, 2016

© Иван Жданов, 2016

© Андрей Родионов, 2016

© Галина Рымбу, 2016

© Полина Репринцева, 2016

© Александр Кушнер, 2016

© Владимир Беляев, 2016

© Ольга Баженова, 2016

© Ольга Логош, 2016

© Александр Скидан, 2016

© Владимир Аристов, 2016

© Дана Курская, 2016

© Михаил Чевега, 2016

© Псой Короленко, 2016

© Александр Маноцков, 2016

© Роман Рубанов, 2016

© Василий Уриевский, 2016

© Александра Мочалова, 2016

© Виталий Кальпиди, 2016

© Кирилл Корчагин, 2016

© Наталия Азарова, 2016

© Андрей Тавров, 2016

© Павел Пепперштейн, 2016

© Анна Черкасова, 2016

© Кристина Азарскова, 2016

© Евгения Тидеман, 2016

© Инна Амирова, 2016

© Михаил Ерёмин, 2016

© Николай Кононов, 2016

© Иван Старостин, 2016

© Сергей Петров, 2016

© Марк Тарловский, 2016

© Елена Ширман, 2016

© Илья Тюрин, 2016

© Сергей Королёв, 2016

© Леонид Шевченко, 2016

© Сергей Казнов, 2016

© Алексей Сомов, 2016

© Борис Кутенков, 2016

© Юлия Лукьянчук, дизайн обложки, 2016

© Юлия Лукьянчук, иллюстрации, 2016

Редактор Анна Симонаева

Редактор Анна Семихина

Редактор Александра Шилко

Редактор Анастасия Колесникова

Редактор Лейла Тураянова

Редактор Олег Гаврилец

ISBN 978-5-4483-4625-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Теплой весной 2011 года у меня зазвонил телефон; неведомый женский голос звал встречаться. Оказалось, что «Авторское телевидение» – студия, к чьим работам я привык относиться с восторгом – договорилось с каналом «Культура» о том, что они тоже попробуют сделать программу о современной поэзии. «Тоже» не в том смысле, что такая программа уже существовала, а в том, что другие уже пробовали, но без особого успеха. И вот теперь за дело брался сам Малкин. Анатолий Григорьевич – великий телевизионный продюсер, человек, ухитряющийся энергичную оптимизацию расходов сочетать с рыцарственной преданностью телевидению смыслов. Это странная и сложная роль. Программы, которые он создает, даже если они выматывают всех сотрудников насухо, позволяют людям долгие годы гордиться тем, что они сделали вместе.

Женщина, которая мне позвонила, была Людмила Сатушева, – бессменный шеф-редактор программы «Вслух». Люся пришла и сказала: «Мы хотим делать программу, мы спрашивали у разных поэтов, и все говорили нам – „С этим на одном поле не сядем, про этого вообще нечего разговаривать, этот злодей, этот негодяй“. И единственная фигура, к которой ни у кого не было существенный претензий это, Саша, Вы. Соглашайтесь, будете ведущим». И я согласился.

Телевидение – очень просто выстроенный балаган: либо в нем есть столкновение эмоций, либо на экране ничего не происходит. Кроме того, на современной русской культуре очень различим отпечаток 1960-х, десятилетия культурной экстраверсии, со стадионными читками Евтушенко и Вознесенского, с читками до утра у памятника Маяковскому. Поэтому всем очень хочется и кажется естественным, чтобы поэты бились за право называться королем.

По счастью, мы хорошо понимали, что никакого ристалища, никаких гладиаторских боев не может быть. Так не работает культура, так не работает поэзия. Об этом замечательно написал Мандельштам в эссе «О природе слова»: «Никакого „лучше“, никакого прогресса в литературе быть не может, хотя бы потому, что нет никакой литературной машины и нет старта, куда нужно скорее других доскакать». Лермонтов не отменяет Пушкина, «Волшебная гора» Томаса Манна ничем не лучше и не хуже «Одиссеи» Гомера.

Вместе с Люсей мы придумали для программы формат «как-будто-бы-состязания». Для каждой программы мы довольно условно выбираем тему «Поэт и…» что-нибудь: «Поэт и его семья» или просто «Семья», «Поэт и творец мироздания», «Поэт и театр», «Поэт и Пушкин». Два старших поэта (условно говоря «старших», на этих креслах бывали люди очень юные) говорят о том, как устроена их собственная жизнь в поэзии и как в тех или иных аспектах они взаимодействуют с внешним миром. А два, условно говоря, молодых поэта (например, молодым поэтом в этой программе был Аркадий Моисеевич Штыпель, родившийся в 1944 году) – два условно молодых поэта читают перед публикой, мэтры дают им советы, если молодые поэты в таких советах нуждаются, после чего мы проверяем, на что способна публика. Вот два молодых поэта: кого публика смогла услышать? И тот прочитает им в подарок заключительное стихотворение программы.

Уже делая эту программу, я с восхищением констатировал какой неимоверный цветник – сегодняшняя русская поэзия. В ней одновременно работают десятки литературных направлений, сложно «переопыляющих» друг друга. Это культурное состояние, схожее с знаменитым серебряным веком. Никаким шестидесятым, никаким семидесятым, никаким тридцатым не снилось ничего похожего на то, что происходит в сегодняшней русской поэзии.

Но было и неприятное открытие: это изобилие обернулось очень большой раздробленностью: даже поэты одного поколения редко слышат друг друга. Люди, входящие в поэзию, часто предпринимают этот шаг без существенного багажа. Поэты советских времен, не вошедшие в школьную программу, даже великие, как Арсений Тарковский, или Давид Самойлов, или Николай Рубцов, или Юрий Кузнецов, сегодняшними, активно живущими поэзией молодыми людьми, редко оказываются прочитаны. Я ожидал, что мы будем работать с гораздо более компактным сообществом, в котором плюс-минус все за всеми в пол глаза приглядывают. Нет, это не так. Это кошачья стая. В испанском языке есть такая идиома – пасти котов, и параллельная ей – кошачий пастух. Сейчас это чаще всего употребляется в значении «управление творческими проектами»: когда каждый идет куда-то, куда ему заблагорассудилось, но в принципе скоты должны двигаться плюс-минус в одну сторону. Сегодняшняя русская поэзия – это огромная, очень красивая стая котов, каждый из которых ходит сам по себе. Но мне кажется (и мне хотелось бы надеяться), что отчасти наш проект помогает тому, чтобы поэты увидели друг друга.


libking.ru

Читать книгу «Вслух. Стихи про себя» онлайн полностью — Павел Пепперштейн — MyBook.

© Александр Гаврилов, 2016

© Иван Жданов, 2016

© Андрей Родионов, 2016

© Галина Рымбу, 2016

© Полина Репринцева, 2016

© Александр Кушнер, 2016

© Владимир Беляев, 2016

© Ольга Баженова, 2016

© Ольга Логош, 2016

© Александр Скидан, 2016

© Владимир Аристов, 2016

© Дана Курская, 2016

© Михаил Чевега, 2016

© Псой Короленко, 2016

© Александр Маноцков, 2016

© Роман Рубанов, 2016

© Василий Уриевский, 2016

© Александра Мочалова, 2016

© Виталий Кальпиди, 2016

© Кирилл Корчагин, 2016

© Наталия Азарова, 2016

© Андрей Тавров, 2016

© Павел Пепперштейн, 2016

© Анна Черкасова, 2016

© Кристина Азарскова, 2016

© Евгения Тидеман, 2016

© Инна Амирова, 2016

© Михаил Ерёмин, 2016

© Николай Кононов, 2016

© Иван Старостин, 2016

© Сергей Петров, 2016

© Марк Тарловский, 2016

© Елена Ширман, 2016

© Илья Тюрин, 2016

© Сергей Королёв, 2016

© Леонид Шевченко, 2016

© Сергей Казнов, 2016

© Алексей Сомов, 2016

© Борис Кутенков, 2016

© Юлия Лукьянчук, дизайн обложки, 2016

© Юлия Лукьянчук, иллюстрации, 2016

Редактор Анна Симонаева

Редактор Анна Семихина

Редактор Александра Шилко

Редактор Анастасия Колесникова

Редактор Лейла Тураянова

Редактор Олег Гаврилец

ISBN 978-5-4483-4625-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие

Теплой весной 2011 года у меня зазвонил телефон; неведомый женский голос звал встречаться. Оказалось, что «Авторское телевидение» – студия, к чьим работам я привык относиться с восторгом – договорилось с каналом «Культура» о том, что они тоже попробуют сделать программу о современной поэзии. «Тоже» не в том смысле, что такая программа уже существовала, а в том, что другие уже пробовали, но без особого успеха. И вот теперь за дело брался сам Малкин. Анатолий Григорьевич – великий телевизионный продюсер, человек, ухитряющийся энергичную оптимизацию расходов сочетать с рыцарственной преданностью телевидению смыслов. Это странная и сложная роль. Программы, которые он создает, даже если они выматывают всех сотрудников насухо, позволяют людям долгие годы гордиться тем, что они сделали вместе.

Женщина, которая мне позвонила, была Людмила Сатушева, – бессменный шеф-редактор программы «Вслух». Люся пришла и сказала: «Мы хотим делать программу, мы спрашивали у разных поэтов, и все говорили нам – „С этим на одном поле не сядем, про этого вообще нечего разговаривать, этот злодей, этот негодяй“. И единственная фигура, к которой ни у кого не было существенный претензий это, Саша, Вы. Соглашайтесь, будете ведущим». И я согласился.

Телевидение – очень просто выстроенный балаган: либо в нем есть столкновение эмоций, либо на экране ничего не происходит. Кроме того, на современной русской культуре очень различим отпечаток 1960-х, десятилетия культурной экстраверсии, со стадионными читками Евтушенко и Вознесенского, с читками до утра у памятника Маяковскому. Поэтому всем очень хочется и кажется естественным, чтобы поэты бились за право называться королем.

По счастью, мы хорошо понимали, что никакого ристалища, никаких гладиаторских боев не может быть. Так не работает культура, так не работает поэзия. Об этом замечательно написал Мандельштам в эссе «О природе слова»: «Никакого „лучше“, никакого прогресса в литературе быть не может, хотя бы потому, что нет никакой литературной машины и нет старта, куда нужно скорее других доскакать». Лермонтов не отменяет Пушкина, «Волшебная гора» Томаса Манна ничем не лучше и не хуже «Одиссеи» Гомера.

Вместе с Люсей мы придумали для программы формат «как-будто-бы-состязания». Для каждой программы мы довольно условно выбираем тему «Поэт и…» что-нибудь: «Поэт и его семья» или просто «Семья», «Поэт и творец мироздания», «Поэт и театр», «Поэт и Пушкин». Два старших поэта (условно говоря «старших», на этих креслах бывали люди очень юные) говорят о том, как устроена их собственная жизнь в поэзии и как в тех или иных аспектах они взаимодействуют с внешним миром. А два, условно говоря, молодых поэта (например, молодым поэтом в этой программе был Аркадий Моисеевич Штыпель, родившийся в 1944 году) – два условно молодых поэта читают перед публикой, мэтры дают им советы, если молодые поэты в таких советах нуждаются, после чего мы проверяем, на что способна публика. Вот два молодых поэта: кого публика смогла услышать? И тот прочитает им в подарок заключительное стихотворение программы.

Уже делая эту программу, я с восхищением констатировал какой неимоверный цветник – сегодняшняя русская поэзия. В ней одновременно работают десятки литературных направлений, сложно «переопыляющих» друг друга. Это культурное состояние, схожее с знаменитым серебряным веком. Никаким шестидесятым, никаким семидесятым, никаким тридцатым не снилось ничего похожего на то, что происходит в сегодняшней русской поэзии.

Но было и неприятное открытие: это изобилие обернулось очень большой раздробленностью: даже поэты одного поколения редко слышат друг друга. Люди, входящие в поэзию, часто предпринимают этот шаг без существенного багажа. Поэты советских времен, не вошедшие в школьную программу, даже великие, как Арсений Тарковский, или Давид Самойлов, или Николай Рубцов, или Юрий Кузнецов, сегодняшними, активно живущими поэзией молодыми людьми, редко оказываются прочитаны. Я ожидал, что мы будем работать с гораздо более компактным сообществом, в котором плюс-минус все за всеми в пол глаза приглядывают. Нет, это не так. Это кошачья стая. В испанском языке есть такая идиома – пасти котов, и параллельная ей – кошачий пастух. Сейчас это чаще всего употребляется в значении «управление творческими проектами»: когда каждый идет куда-то, куда ему заблагорассудилось, но в принципе скоты должны двигаться плюс-минус в одну сторону. Сегодняшняя русская поэзия – это огромная, очень красивая стая котов, каждый из которых ходит сам по себе. Но мне кажется (и мне хотелось бы надеяться), что отчасти наш проект помогает тому, чтобы поэты увидели друг друга.

За пять лет программы мы показали российскому зрителю больше 150 поэтов. От Ивана Жданова до Михаила Еремина, от Евгения Евтушенко до Веры Полозковой, от Валентина Гафта до Ольги Седаковой. Странным образом, отчасти из-за большой рассеянности современной культуры, отчасти из-за девальвации поэтического слова как такового, всякий раз, когда я разговариваю с людьми о современной поэзии, люди готовы скорее к тому, что я буду говорить об упадке. «Где наш Пушкин? Где наш Некрасов? Где наш хотя бы Евтушенко?» (хотя он еще вполне себе жив), – восклицают читатели поэзии прошлых лет. А я вынужден свидетельствовать, с восхищением и благодарностью, грандиозный расцвет, очень сложное цветение. Массового читателя, видимо, больше всего устраивал бы одинокий цветок гвоздички, торчащий из зеленой клумбы: все вместе идем и читаем одного единственного Бродского (или Рождественского), а больше никого не читаем. Но то, что вижу я, больше всего похоже на усыпанный гроздями куст сирени, где каждый цветок цветет отдельно и они покрывают огромное пространство этим кипением красоты.

Александр Гаврилов

mybook.ru

Читаем стихи: "про себя" или вслух?

Вчера вечером участвовала в ростовском музыкально-поэтическом вечере от творческого объединения "Русло". Поэты читали свои стихи, музыканты играли песни:

Уже второй раз прихожу в кофейню "Купаж", и снова отмечаю для себя качество звука: я была в разных местах на поэтических вечерах, но здесь - лучший звук:

И уютная обстановка:

Разные люди - разные стихи. Кто-то волнуется, а кто-то уверенно спокоен.=) Вот, готовятся:

Владислав Козаченко читает свое стихотворение "А. С. Пушкину":

Такие вечера - хорошее место попрактиковаться в чтении, победив волнение; послушать, что делают другие и получить обратную связь. Кого-то вдохновение посещает прямо здесь:

Можно встретить добрых друзей и завести интересные знакомства:

Виктор Руденко, почти каждый вечер  здесь, чудесно играет на скрипке:

В общем, вечер получился разнообразный по содержанию и довольно интересный: спасибо организаторам.=)

Еще раз отметила для себя, что мне гораздо интереснее слушать стихи в исполнении авторов: тогда они воспринимаются лучше. Хотя о Бродском, например, некоторые говорят, что слушать его чтение непросто.
А что вы предпочитате: читать стихи "про себя" или слушать в исполнении?)

nnikitenko.livejournal.com

Можно ли выучить стих про себя? (не вслух)

Как правильно учить стихи.. (Обязательно вслух!) Рассмотрим для начала, как правильно следует учить стихи. Предлагаемый способ считается классическим и позволяет запоминать стихотворения надолго, что непременно пригодится в дальнейшем, например, при написании сочинения. 1. Учить стихотворение следует начать заранее, когда в запасе есть дня 2-3. 2. Для начала прочитайте все стихотворение вслух и желательно не один раз. 3. Мысленно нарисуйте себе картину описываемых в произведении событий. В любом стихотворении, даже в описании пейзажа, есть сюжет. Если есть способности к рисованию, можно даже набросать эскиз. 4. Выделите главных героев стихотворения, проникнетесь теми чувствами, которые старается передать поэт. 5. Перепишите стихотворение. Так вы задействуете еще один вид памяти. 6. Прочитайте стихотворение еще раз вслух, но медленно, мысленно представляя себе героев и события и акцентируя внимания на словах, их форме и времени. 7. Теперь переходим непосредственно к заучиванию. Читаете первую строчку несколько раз и запоминаете. Потом к первой добавляете вторую строку. Запоминаете уже две. Так, постепенно, заучиваете все стихотворение, каждый раз добавляя по одной строке. 8. Напишите шпаргалку, в которой будут обозначены первые слова каждой строфы. Как выучить стих быстро наизусть Бывает, что требуется срочно выучить стихотворение. Конечно, за 5 минут вы его не осилите, если память не натренирована. Но за относительно короткий промежуток времени запомнить несколько рифмованных строк не сложно. Советы: 1. Задействуйте сразу все виды памяти. Прочитайте стихотворение несколько раз вслух, перепишите его, запишите на диктофон и слушайте, пока не надоест. Этот прием работает, если нужно заучить и стихотворение на английском, смысл которого вы не улавливаете. 2. Разбейте стих на циклы по две строки и запоминайте их поочередно. 3. Повторяйте запомненные строки через короткие промежутки времени. Не важно, если вы пропустите несколько строк. Восстановите пробелы позже, прочитав стих еще раз. И продолжайте эти действия, пока не выучите все стихотворение. Как выучить очень большое стихотворение - Любые стихотворения, а тем более объемные, лучше учить перед сном. Прочитайте стихотворение вслух перед сном несколько раз. Чем больше, тем лучше. - Выпишите первые слова каждой строки. Теперь попробуйте рассказать стихотворение. Постепенно убирайте слова-подсказки. Например, сначала оставьте только первые слова каждой второй строки, затем – каждой четвертой и так далее. - Учите вслух! Не шепотом, не про себя, не бормоча, а именно вслух, громко и сразу с выражением. - Многим помогает, если стихотворения заучивать, читая их как рэп – речитативом. Можно и биксов добавить, чтобы уловить ритм поэтической сроки. Единственная опасность – есть риск перейти на речитатив, когда вы рассказываете стих перед учителем. Самые распространенные ошибки - Никогда не старайтесь запомнить все стихотворение сразу. Лучше разбивать стих построчно, и повторять, каждый раз добавляя по строке. Метод "снежного кома" – очень действенный. <a rel="nofollow" href="https://xn----8sbiecm6bhdx8i.xn-" target="_blank">https://xn----8sbiecm6bhdx8i.xn-</a> p1ai/%D0%BA%D0%B0%D0%BA%20%D0%B2%D1%8B%D1%83%D1%87%D0%B8%D1%82%D1%8C%20%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%85.html

очень сложно, но возможно

Когда читаешь вслух задействуешь 2 вида памяти

Да. Я учила так стихи, когда мама была дома. Когда мама не дома я хожу по комнате. Я советую учить стихи про себя и вечером. Желательно перед сном. Наутро мозг просто запечатывает информацию и помнишь абсолютно всё.

touch.otvet.mail.ru

Стихи Вслух – слушать онлайн на LightAudio

LightAudio Найти Главная/Стихи Вслух рисуй для меня...И.Зверева стихи вслух семенова н. 1:50 В.Набоков "Когда с небес на этот берег дикий..." музыка: Э. Артемьев стихи вслух/ семенова н. 1:18 А знаешь. Стихи Н.Ямницкая (Болгова) _ современные авторы Юлия Егорова. Стихи 2:54 Скажите, а вы.. Стихи 2:45 Вслух про жизнь. (стих) читаю Гуричев Н.М. 2:10 Время Стихи вслух 1:23 Осень Стихи вслух 1:33 О любви не говори вслух ЕНС (стихи С.Судаковой) 3:26 В. Набоков -"Башмачок" музыка:Эльфийская оратория Сильмариллион - Silmarills стихи вслух/семенова н. 1:59 Стих Екатерины Цойлик Вслух 1:33 Стих Ок Мельниковой - "Все важные фразы должны быть тихими" Вслух 1:32 (Живой)Последний Стих Принцип Истины (Мысли Вслух) 2:38 Стих Кирилла Комарова "Чтобы быть петербуржцем..." Вслух 1:39 ПРАВДА . Стихи Алексея Груздева _ современные авторы Юлия Егорова. Стихи 2:10 Стих.. Мысли вслух 1:31 есть миг.. И.Зверева стихи вслух / семенова н. 1:50 О любви не говори вслух ЕНС (стихи Софьи Судаковой) 3:26 И. Бродский /Для школьного возраста/музыка:Арно Бабаджанян - Ноктюрн стихи вслух/ семенова н. 2:11 Подобие Маяковского (без сопровождения) Libra, стихи вслух 0:58 Марии Моравской (без сопровождения) Libra, стихи вслух 1:28 Жертва (без сопровождения) Libra, стихи вслух 2:25 Никита (без сопровождения) Libra, стихи вслух 0:54 Поезд твоей жизни (без сопровождения) Libra, стихи вслух 1:06 Нет никакой войны (без сопровождения) Libra, стихи вслух 3:39 Приглашение на похороны (без сопровождения) Libra, стихи вслух 1:39 После волшебства (без сопровождения) Libra, стихи вслух 1:30 Опоздание (без сопровождения) Libra, стихи вслух 1:37 Мать (без сопровождения) Libra, стихи вслух 1:38 Стихи вслух Сойду Сошел 2:47 Мурманск (для Poeme) Libra, стихи вслух 1:20 Федерико Гарсия Лорка-" Прелюдия" музыка :Andres Segovia - Исаак Альбенис - Гранада стихи вслух/ семенова н. 1:00 Стихи вслух Евгений Кузнецов 4:51 Не уходи из сна моего / музыка:Микаэл Таривердиев - Прелюдия для фортепиано из к_ф Ольга Сергеевна, ф-но - А стихи вслух/ семенова н. 2:21 Эпоксидка (для стихи_вслух_fm) Джон Линч 3:35 сегодня вам вслух читают стихи Whining сhild 1:52 Стих-ние "Осенний всплеск" автор .Н.Паюнен одно из моих стихов 0:44 Правила пользования московским метрополитеном (специально для стихи_вслух_fm) Тина Тонич. Проза. 3:12 Личное качество. Стихи Солы Моновой _ современные авторы Юлия Егорова. Стихи 2:09 Вслух (стих) КРай 4:28 Вслух (стихи Наташи Денисовой) Настя Nensi Константинова #радиопоэт 1:06 12

© 2020 lightaudio.ru

Почта → [email protected]

lightaudio.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.