Всеволод емелин стихи


Всеволод Емелин - СТИХОТВОРЕНИЯ читать онлайн

Всеволод Емелин

СТИХОТВОРЕНИЯ

Всеволод Емелин - это своего рода Веничка Ерофеев многообразной в своих проявлениях великой русской поэзии. Родился в Москве в 1959 году.

Закончил Московский институт геодезии и картографии. Работал геодезистом, разнорабочим на стройке, сторожом в московском храме Косьмы и Дамиана. Стихи, собранные в один цикл друзьями, практически нигде не печатались.Правда была маленькая публикация в альманахе "Поэзия" и еще одна в екатеринбургском журнале "Мы и культура сегодня". А поэт он замечательный, да вы и сами в этом убедились.А слышали бы вы, как он читает свои стихи - сколько в этом чтении то истинного трагизма, то чисто русского юмора, короче истинной поэзии…Вообще в данном случае все написанное Емелиным не стилизация, а самая что-ни на есть настоящая жизнь.В этой жизни могут легко умереть от того, что утром не было денег на опохмел, сломать руку в пьяной драке или же просто перерезать себе вены из-за несчастной любви или депрессухи.За стилизацией - это к Игорю Иртеньеву.У Севы Емелина все вполне всерьез и без обмана. Так что компом он не пользуется и по Инету не шарит. Иной раз и хлеб не на что купить, какой уж тут к чертям компъютер. Если захотите связаться с автором, пишите на мой электронный адрес: [email protected], а я ему всё передам в лучшем виде. С нижайшим почтением, ваш - P.S. С радостью могу оповестить, что недавно (в начале 2003 г.) все же вышла из печати, изданная на средства "Митьков" небольшая емелинская книжка "Песни аутсайдера". Так что лед тронулся, господа присяжные заседатели.Надеюсь, со временем появятся и другие. Пока же большое подспорье в существовании Интернета и его возможностей.

Константин Боголюбский

1991 - 1999

ПЕСНЯ ВЕТЕРАНА ЗАЩИТЫ БЕЛОГО ДОМА 1991 ГОДА

З. В. Емелиной.

Налейте мне, граждане, рюмку вина,
Но только ни слова о бабах,
Ведь мне изменила гадюка-жена,
Пока я был на баррикадах.
Не пуля спецназа сразила меня,
Не палка омоновца сбила,
А эта зараза средь белого дня
Взяла, да и мне изменила.
В то хмурое утро, когда этот сброд
Нагнал в Москву танков и страху,
Я понял, что мой наступает черёд,
И чистую вынул рубаху.
Я понял, что участь моя решена,
Сказал я:? «Прощай!», своей Зине.
Она же лежала, как лебедь нежна,
На жаркой простёршись перине.
А к Белому Дому сходился народ.
Какие там были ребята!
Кто тащит бревно, кто трубу волочёт,
Оружие пролетарьята.
Баррикады росли, и металл скрежетал,
И делали бомбы умельцы.
Взобрался на танк и Указ зачитал
Борис Николаевич Ельцин.
Мы нашу позицию заняли там,
Где надо согласно приказа,
Бесплатно бинты выдавалися нам
И старые противогазы.
Мы все, как один, здесь ребята умрём,
Но так меж собой порешили?
Ни шагу назад! За спиной Белый Дом?
Парламент свободной России.
Мы цепи сомкнули, мы встали в заслон,
Мы за руки взяли друг друга.
Давай выводи свой кровавый ОМОН,
Плешивая гадина Пуго.
В дождливой, тревожной московской ночи
Костры до рассвета горели.
Здесь были казаки, и были врачи,
И многие были евреи.
Но встал над толпой и, взмахнувши рукой,
Среди тишины напряжённой
Народный герой, авиатор Руцкой
Сказал сообщенье с балкона.
Сказал, что настал переломный момент,
Что нынче живым и здоровым
Из Крыма в Москву привезён президент,
Подлец же Крючков арестован.
Он здесь замолчал, чтобы дух перевесть,
Послышались радости крики.
А кончил словами:? «Россия, мол, есть
И будет навеки великой!» …
Пока я там жизнью своей рисковал,
Боролся за правое дело,
Супругу мою обнимал-целовал
Её зам. начальник отдела.
Он долго её обнимал-целовал,
Он мял её белое платье,
А на ухо ей обещанья шептал,
Сулил повышенье в зарплате.
Покуда я смерти смотрелся в лицо
Бесстрашно, как узник у стенки,
С таким вот развратником и подлецом
Жена задирала коленки. …
Я там трое суток стоял, словно лев,
Не спал и почти не обедал,
Домой проходя мимо здания СЭВ,
Я принял стакан за победу.
Победа пришла, вся страна кверху дном,
У власти стоят демократы.
А мне же достался похмельный синдром
Да триста целковых в зарплату.

Сергею Аветисяну, человеку и гражданину.

То не свет, но ещё не тьма.
То не явь, но уже не сон.
То ли снег засыпал дома,
То ли дым в окно нанесён.
То ли это ты, слепота,
То ли так - туман поутру.
Жизнь течёт слюной изо рта,
Мир ползёт дождём по стеклу.
Из глухих колдовских озёр
Поднимается муть со дна,
Заволакивает мой взор
Грязно-белая пелена
Окружает меня стеной,
В ней звучат голоса невнятно,
Лица тех, кто рядом со мной,
Превращает в мутные пятна.
Заволакивает берега,
Пароходы идут, трубя,
И как ты мне не дорога,
Заволакивает тебя.
Дунул ветер, и всё поплыло
В никуда от причала буден,
Забывая о том, что было,
И не зная того, что будет.
С кем последнюю рюмку пьём?
Неизвестны их имена.
И хрусталь помутнел, и в нём
Непонятен сам цвет вина.
Значит мне на ощупь блуждать,
Забредать в чужое жильё,
И тела других обнимать,
Принимая их за твоё.
Ничего-то я не сберёг,
Разве этого я хотел?
Но плывём мы лоб в лоб, бок в бок
Караваном туманных тел.
И последние краски дня,
И осенний неяркий свет
Заволакивает от меня,
Заволакивает…

"АМПУЛ ПУСТЫХ ЧАСТОКОЛ"

И. С. Киселёвой.

Ампул пустых частокол
Встал между мной и тобой.
Сделай мне, доктор, укол,
Чтобы прошла эта боль.
Я ещё значит живой,
Раз дозвонился к врачу.
Доктор, прерви мой запой,
Я тебе всё оплачу.
Ну о болезни моей
Что я могу рассказать?
Рыжая чёлка у ней
И голубые глаза.
Доктор, лекарств не жалей,
Я трое суток без сна.
Белой горячки белей
Кожи её белизна.
Мой алкогольный психоз,
Яркий, навязчивый бред.
Я среди лилий и роз
Вижу её силуэт.
Доктор, смелей, не дрожи,
Дозу не надо снижать.
Дай мне недельку пожить,
Я б ей успел всё сказать.
Кыш, улетай вороньё.
Я не был счастлив ни дня.
Тонкие руки её
Не обнимали меня.
Ей же за мной не нырнуть
В этот подавленный мир,
В хрипло дышащую грудь,
В ад коммунальных квартир.

Поцелуи, объятья.
Боли не побороть.
До свидания, братья,
Да хранит вас Господь.
До свиданья, евреи,
До свиданья, друзья.
Ах, насколько беднее
Остаюсь без вас я.
До свиданья, родные,
Я вас очень любил.
До свиданья, Россия, -
Та, в которой я жил.
Сколько окон потухло,
Но остались, увы,
Опустевшие кухни
Одичавшей Москвы.
Вроде Бабьего Яра,
Вроде Крымского рва,
Душу мне разорвало
Шереметьево-два.
Что нас ждёт, я не знаю.
В православной тоске
Я молюсь за Израиль
На своём языке.
Сохрани ты их дело
И врагам не предай,
Богородице Дево
И святой Николай.
Да не дрогнет ограда,
Да ни газ, ни чума,
Ни иракские СКАДы
Их не тронут дома.
Защити эту землю,
Превращённую в сад.
Адонай элохейну.
Адонаи эхаад.

ПЕЙЗАЖ ПОСЛЕ БИТВЫ.


Конец ознакомительного отрывка
Вы можете купить книгу и

Прочитать полностью

Хотите узнать цену?
ДА, ХОЧУ

libking.ru

Поэт Всеволод Емелин: «Я представитель быдла»

Сначала смеялся, а потом призадумался. Юмор-то у Емелина наш, русский. С надрывом, тоской.

Привет вам, хваткие ребята.

Я просто счастлив видеть вас.

Теперь каюк пролетарьяту.

Вы наш господствующий класс.

Для вас сияют магазины

И носят девушки чулки.

Для вас веселые грузины

Из кошек жарят шашлыки.

Я поклонюся вам три раза,

Скажу вам русское «Мерси».

Пусть большей частью вы

с Кавказа,

Но вы - спасители Руси...

Я пью сегодня горько, сладко

За вас, вершители судеб,

За эту грязную палатку

И за тебя, мой «Менатеп».

Мой эксклюзивный

дистрибьютор

(Звучит-то как!

Эх, вашу мать!),

Постой, потом продашь

компьютер,

Позволь тебя поцеловать.

Встретились мы, понятное дело, в церкви. Я почему-то бы удивился, если бы поэт-политик Всеволод работал не в храме. Который, кстати, находится в трех шагах от Кремля. Это было законсервированное очарование 70-х, когда литераторы любили работать, например, кочегарами (Цой, Довлатов и др.). Я Емелина так и представлял. Промасленная спецовка, простодушная, чуть виноватая улыбка...

Мы сели спиной к Кремлю. Так было удобнее.

- Я где-то читал, что вы родились в «кремлевской семье».

Выразитель взглядов «простых фабричных пареньков» Всеволод Емелин - не типичный пролетарский поэт: он работает в церквиФото: Анатолий ЖДАНОВ

- Мать работала там секретаршей. Ну и, конечно, возник типичный конфликт отцов и детей. Я до сих пор помню, как в 1971 году мы получили новую трехкомнатную квартиру на Плющихе. Тут же поставили чехословацкую мебель, хрусталь… А рядом - Академия имени Фрунзе, и там училось очень много детей офицеров. Всю жизнь по гарнизонам, по общежитиям... Помню, радостно привожу к себе домой этих ребят, у одного из них глаза стали просто квадратные, и он даже войти в квартиру боялся. Я понял, что парень никогда такого в жизни не видел, и мне стало стыдно…

- Всеволод, вы, как и многие известные литераторы (Захар Прилепин, например), сотрудничали с ныне запрещенной Национал-большевистской партией Лимонова. Объясните: почему российская богема (оставляем за скобками феноменального Дмитрия Быкова) мечется между национализмом и большевизмом?

- Из-за присущего многим чувства социальной справедливости. Как там Шариков учил - взять все и поделить… «А то что же: один в семи комнатах расселился, а другой шляется, в сорных ящиках питание ищет».

- Но Шариков все-таки отрицательный герой.

- Он был придуман человеком, который свысока смотрел на трудовой народ. Это обобщенный образ люмпена, карикатура на простого трудового человека. Сам Булгаков все голодные сталинские годы прекрасно жил. И если ты ешь икру, то как-то неприлично насмехаться над людьми, у которых жизнь сложилась так, что они менее образованны и по жизни едят не икру, а корочки.

- И все-таки почему желание справедливости у нас всегда превращается в «отбери и подели»?

- А как же иначе-то? Даже если честно заработал... Но общая справедливость о чем говорит? Что все должно быть поровну.

- А это разве справедливо?

- Конечно. Бог дал тебе больше таланта, а другой родился - руки из ж...пы растут, память плохая, родители алкоголики, в школу тебя пристроили не в ту, и в результате как ни прыгай, не заработаешь столько, сколько зарабатывает человек, который ворочает миллионами.

- У вас есть очень актуальный стих-угроза.

- Я сам представитель быдла,

и, подпусти меня к щели

(избирательной. - Ред.),

Я бы там такое выбрал,

что вы бы остолбенели.

Пришлось, господа демократы,

вам бы менять пеленки

И, как Путин сказал когда-то,

сбрить свои бороденки.

И что бы вы такое страшное навыбирали?

- А зачем демократам брить бороденки?

- Образ хватается за образ, рифма за рифму...

Антифашисты фашистов

всегда побеждали,

Вот русский лежит

с простреленной головой.

С его стороны конфликт

был национальный,

С противоположной

стороны - бытовой.

- Вы сейчас будете, конечно, говорить, что это тоже образ?

- Буду. Я под 282-й статьей («возбуждение межнациональной ненависти») хожу, поэтому я сразу говорю (чеканит), что ни малейшего отношения ко мне лирический герой моих текстов не имеет…

- За что вас так?

- Один из граждан с Кавказа усмотрел в моих текстах (про Манежку. - Авт.) оскорбление национального достоинства… Тут их можно понять. У нас такая межнациональная обстановка, что никто не знает, что с ней делать. Ни правительство, ни даже я... (Улыбается.)

- Ну почему же. Я нашел у вас что-то вроде рецепта. «100 человек молодежи расстрелял почитатель Канта, чтоб не били по роже местных жителей эмигранты». Ваши убеждения...

- У меня нет убеждений.

- ?!

- Я стараюсь транслировать новостную ленту… Я говорю от лица простого фабричного паренька. Он оглушен массой безумной информации, которая на него обрушивается, который дезориентирован, который, как я, не знает иностранных языков, у которого нет денег...

- А сколько таких в России?

- В Москве не так много. Но в стране, я думаю, половина жителей, а то и больше... И при этом Брейвик нетипичное для нас явление. Это в Америке бывает - школьник берет винтовку и расстреливает одноклассников.

Чуете трупный запах?

Слышите грифов ропот?

Это гниет Запад.

Это закат Европы.

Вместо белокурой бестии

Всюду царит бюрократ.

Мужики заневестились,

Вышли на гей-парад.

Европеец спешит скорей

К двери своей добраться,

Чтоб не огрести п...ей

От арабов и пакистанцев.

- Но сочувствия к Брейвику у «фабричных пареньков», судя по Интернету, много. Они радуются, что европейская мультикультурность рушится. Хотя в России с ней вообще плохо.

- Потому что многие ее не хотят. Cчитают, что приезжие их обижают, что-то отнимают...

- И что с этим делать?

- Если бы я знал! Исполнять законы, наверное, чтобы диаспора не могла своего вытащить.

- Говорите либеральные вещи.

- Да, согласен. Но, с другой стороны, что еще делать? Ну, говорят, надо отделить Кавказ - хорошо, расскажите как! Технологию покажите. А так что - запретить въезд в Москву? Я ни минуты не расист, ни на миллиметр. Но такое впечатление, что, когда мусульман становится очень много, им хочется, чтобы никто их не раздражал. Западные люди привыкли ко всему - их уже ни чадра не раздражает, ни муэдзины. А приехавших мусульман начинают раздражать кресты. В Германии, например, поднимали вопрос, дескать, изображения свиней оскорбляют чувства верующих. Поймите, я вырос в другом мире. И дожить бы хотелось в том обществе, к которому я привык... Примерно так же, кстати, исчезала античная цивилизация. Тут остается плакать, кусать локти…

- Как вы думаете, почему ваши стихи были так популярны среди участников погромов на Манежной площади?

- Не думаю, чтобы они их читали... Что до самих событий, то у нас руководство страны обращает внимание лишь на тех, кто создает им проблемы. Кавказцы с автоматами в руках завоевали себе привилегированное положение. В этом смысле русские для власти проблем не доставляют, и власть на них соответственно плевать хотела. За представителей других народов вступаются их диаспоры, а русские на фоне тотального беззакония в нашей стране оказались самым беззащитным народом. И молодежь на Манежной пыталась донести до властей свое недовольство.

- Я поймал себя на мысли, что почти все ваши стихи пусть и в гипертрофированной форме, но повторяют официальную точку зрения. Например, насчет мультикультурности и гомосексуалистов у нас полное единение Кремля и народа. Даже к мусульманам у государства есть осторожное дистанцирование.

- Мне иногда кажется, что наше руководство скорее хотело бы, чтобы страну населяли мусульмане.

- Почему вы так считаете?

- Ими легче управлять. Вот Рамзан Кадыров прекрасно управляет Чечней. Чечены довольны, все его любят, никаких там этих «с бороденками» нет, никаких оппозиционных сайтов тоже. Все говорят ему спасибо за то, что он сумел прекратить вой­ну, получать деньги с России, как-то так их делить, в том числе и между жителями Чечни. А нашим дашь вроде все, а им еще свободу подавай. Мне кажется, наше руководство в этом смысле некоторую зависть испытывает к правителям мусульманских стран.

- Вы верующий человек?

- Бывает путь от веры к двери. Я не то что в Бога перестал верить, но мне вдруг как-то стало не очень понятно, зачем все то, что в церкви происходит.

- На вас косо не смотрят?

- Ну чего, все знают, что я бабу в алтарь не приведу, храм не подожгу, не повешусь на этом балконе…

- Слышал, подрались недавно...

- Мы уже подружились, Роман Сенчин замечательный прозаик... Я, честно говоря, сам не ахти как помню. Но как-то сидели мы с ним, выпивали, зашел разговор о Есенине. Ну если вы помните, Есенин тоже чего только из себя там ни ломал - он был и коммунист, и гомосексуалист… Роман - человек серьезный, особенно когда выпьет… «Как, Есенин - пидор?!» Ну и бьет меня по морде. В книжном магазине это было. Там была большая пьянка, юбилей...

- Всеволод, извините, но, думаю, в нормальном обществе поэт Емелин просто бы не выжил. Зачем нормальному обществу вообще поэт?

- (Смеется.) Да, это от неустроенности. В Европе это невозможно. Богатое государство может себе позволить содержать пару чудиков, дескать, жива еще, например, шотландская поэзия.

- У нас политических поэтов много?

- Андрей Орлов, Евгений Лесин. Ну и Игорь Иртеньев в Газете.ру еще существует.

- Почему «еще»?

- Мне кажется, он отстал от времени. Волну потерял.

- А что это за волна?

- Людей надо убеждать, что они не знают, что делать... В передаче, где дрался банкир Лебедев, спрашивали миллионеров, экономистов: а что сейчас происходит в мировой экономике? А всем бы надо замолчать и дружно сказать хором: ни черта мы не понимаем!

Взгляд с 6-го этажа

Поэты-воины

В России всплеск интереса к политической поэзии - это всегда неспроста. Я сравнил бы его с легким дымком над вершиной вроде бы потухшего вулкана. Признак верный - не остыл еще каменный гигант, бурлит в нем пылкая лава, заставляя всех вслушиваться с уважением. Жив еще курилка...

Так и русский народ жив, пока неравнодушен. Пока есть у него разноголосые поэты-воины, складывающие немое мироощущение масс в слова. Как, например, «современный Демьян Бедный» - Всеволод Емелин или яростный гражданин-литератор Дмитрий Быков. Конечно, просится банальное: «Поэт в России больше, чем поэт», но ничего с этим не поделаешь. Россия столетиями движется по какому-то дьявольскому кругу - от поэзии к цинизму. Но достигнув края, словно из-за инстинкта самосохранения, она снова пишет стихи...

Поделиться видео </>

Поэт Всеволод Емелин: Я представитель быдла.Перед встречей с пролетарским поэтом Всеволодом Емелиным, чье творчество заполонило весь Рунет, я, конечно, почитал его ядреные политические стихиВладимир ВОРСОБИН

www.kp.ru

Стихи Всеволода Емелина, московского короля поэтов, непечатного.

? LiveJournal
  • Main
  • Ratings
  • Interesting
  • 🏠#ISTAYHOME
  • Disable ads
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)
    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)
    • Deutsch (de)
    • Italiano (it)
    • Беларуская (be)

sergiy06.livejournal.com

Всеволод Емелин — LiveJournal

? LiveJournal
  • Main
  • Ratings
  • Interesting
  • 🏠#ISTAYHOME
  • Disable ads
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)
    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)
    • Deutsch (de)
    • Italiano (it)
    • Беларуская (be)

emelind.livejournal.com

Всеволод Емелин - Götterdämmerung: cтихи и баллады читать онлайн

Всеволод Емелин

«Götterdämmerung»

Стихи и баллады

ThankYou.ru: Всеволод Емелин «Götterdämmerung» cтихи и баллады

Спасибо, что вы выбрали сайт ThankYou.ru для загрузки лицензионного контента. Спасибо, что вы используете наш способ поддержки людей, которые вас вдохновляют. Не забывайте: чем чаще вы нажимаете кнопку «Спасибо», тем больше прекрасных произведений появляется на свет!

Песня ветерана защиты Белого дома 1991 года

Налейте мне, граждане, рюмку вина,
Но только ни слова о бабах,
Ведь мне изменила гадюка-жена,
Пока я был на баррикадах.

Не пуля Спецназа сразила меня,
Не палка ОМОНовца сбила,
А эта зараза средь белого дня
Взяла да и мне изменила.

В то хмурое утро, когда этот сброд
Нагнал в Москву танков и страху,
Я понял, что мой наступает черед,
И чистую вынул рубаху.

Я понял, что участь моя решена,
Сказал я: “Прощай!” своей Зине.
Она же лежала, как лебедь нежна,
На жаркой простершись перине.

А к Белому дому сходился народ.
Какие там были ребята!
Кто тащит бревно, кто трубу волочет,
Оружие пролетарьята.

Баррикады росли, и металл скрежетал,
И делали бомбы умельцы.
Взбирался на танк и Указ зачитал
Борис Николаевич Ельцин.

Мы нашу позицию заняли там,
Где надо согласно приказа,
Бесплатно бинты выдавалися нам
И старые противогазы.

Мы все, как один, здесь, ребята, умрем,
Но так меж собой порешили —
Ни шагу назад! За спиной Белый дом —
Парламент свободной России.

Мы цепи сомкнули, мы встали в заслон,
Мы за руки взяли друг друга.
Давай выводи свой кровавый ОМОН,
Плешивая гадина Пуго.

В дождливой, тревожной московской ночи
Костры до рассвета горели.
Здесь были казаки, и были врачи,
И многие были евреи.

Но встал над толпой и, взмахнувши рукой,
Среди тишины напряженной
Народный герой, авиатор Руцкой
Сказал сообщенье с балкона.

Сказал, что настал переломный
                                               момент,
Что нынче живым и здоровым
Из Крыма в Москву привезен
                                               президент,
Подлец же Крючков арестован.

Он здесь замолчал, чтобы дух
                                               перевесть,
Послышались радости крики.
А кончил словами: “Россия, мол, есть
И будет навеки великой!”
…………………………….
Пока я там жизнью своей рисковал,
Боролся за правое дело,
Супругу мою обнимал-целовал
Ее зам. начальник отдела.

Он долго ее обнимал-целовал,
Он мял ее белое платье,
А на ухо ей обещанья шептал,
Сулил повышенье в зарплате.

Покуда я смерти смотрелся в лицо
Бесстрашно, как узник у стенки,
С таким вот развратником и подлецом
Жена задирала коленки.
……………………………..
Я там трое суток стоял, словно лев,
Не спал и почти не обедал,
Домой проходя мимо здания СЭВ,
Я принял стакан за победу.

Победа пришла, вся страна кверху дном,
У власти стоят демократы.
А мне же достался похмельный синдром
Да триста целковых в зарплату.

Пейзаж после битвы (март 1992 года)

С утра на небо вышло солнце.
А мне с похмелья нелегко.
Но я заначил два червонца
На жигулевское пивко.

Указ о смертном бое с пьянством
Жить нам всем долго приказал.
И я, с завидным постоянством,
С утра за пивом на вокзал.

А там крутые бизнесмены,
Палатки полные всего,
А в них искусственные члены
Гораздо больше моего.

Вибратор, вибростимулятор.
Ах, как кружится голова.
А среди них кооператор
Стоит, как Терминатор-два.

Привет вам, хваткие ребята.
Я просто счастлив видеть вас.
Теперь каюк пролетарьяту —
Вы наш господствующий класс.

Для вас сияют магазины
И носят девушки чулки.
Для вас веселые грузины
Из кошек жарят шашлыки.

Я поклонюся вам три раза,
Скажу вам русское “мерси”.
Пусть большей частью вы с Кавказа,
Но вы — спасители Руси!

Страна воскреснет с новой силой,
Спасет ее капитализм.
Жаль, что меня сведет в могилу
До той поры алкоголизм.

Покуда я совсем не спился,
Сегодня в счастье и борьбе
Пью за систему бирж “Алиса”
И за тебя, РТСБ.

Я пью сегодня горько, сладко
За вас, вершители судеб,
За эту грязную палатку
И за тебя, мой “Менатеп”.

Мой эксклюзивный дистрибьютер
(Звучит-то как! Эх, вашу мать!)
Постой, потом продашь компьютер,
Позволь тебя поцеловать.

После суицида

Зароют, а не похоронят
У перекрестка трех дорог.
И только пьяный грай вороний
Взлетит на запад и восток.

А вслед за ним, за этим граем,
Не огорчаясь, не спеша,
Простясь с землей, не бредя Раем,
В ад поплывет моя душа.

Никто главу не сыплет пеплом,
Никто волос в тоске не рвет.
Едва колеблемая ветром
Душа над родиной плывет.

Плывет с улыбкой безобразной
На перекошенном лице,
Бесстрастно, как после оргазма,
Воспоминая о конце.

Как закипала кровь в азарте,
Как с миром разрывалась связь,
Как прочь душа рвалась из плоти,
То матеряся, то молясь.

Как показал последний кукиш,
Как разменял последний грош.
Теперь мне руки не покрутишь,
Ногой под ребра не сшибешь.

Теперь не тело и не атом,
И не объект для рук и губ.
Смотрю на мир, как патанатом
Смотрел на мой разъятый труп.

Земля лежит, поджав колена,
Едва остывший человек.
Ее исколотые вены
Как русла пересохших рек.

Земля лежит в лесах, в асфальте,
Как в морге, где хрустя чуть-чуть,
Такой блестящий, узкий скальпель
Вскрывал уже пустую грудь.

Здесь, над шестою частью суши,
Я не один, плывут вдали
Все нераскаянные души
Из нераскаянной земли.

Вверху озоновые дыры.
Ну, а внизу, в густом дыму
Мы, хлопнув дверью, вышли с пира
В зубовный скрежет и во тьму.

И эта тьма теперь навеки
Души руины приютит.
А в справке, что подпишут в ЖЭКе,
Причина смерти — суицид.

История с географией


libking.ru

Емелин, Всеволод Олегович — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Емелин.

Всеволод Олегович Емелин (род. 1959, Москва) — русский поэт, реставратор и экскурсовод, актёр. Лауреат Григорьевской поэтической премии (2010, 1 место).

Родился в 1959 году в Москве.

По окончании средней школы поступил в Московский институт геодезии, аэрофотосъемки и картографии.

Завершив учёбу, четыре сезона работал на севере Тюменской области — Нефтеюганск, Нижневартовск, Харп. Вернувшись, несколько лет работал экскурсоводом по Москве. После 1991 года работал подсобником на стройках, сторожем в церкви.

Был близок к кружку, группировавшемуся вокруг Александра Меня. По его словам,

…там сидела типа элитарная интеллигенция, разговаривали о высокодуховном, а меня посылали клеить листочки с требованиями свободы совести. Увлечение подобными идеями продолжалось у меня где-то года до 1996-го — записывался в Народный фронт, защищал Белый дом… Потом все эти кружки групповой психотерапии климакса надоели[2].

Начиная с конца 1970-х пишет стихи. Пытался опубликоваться во всех имеющихся бумажных и сетевых изданиях, но безуспешно.

Первая публикация — в «Независимой газете» в разделе «Кулиса и сцена». Далее — публикации в сетевом издании «Топос»[3] (по инициативе Мирослава Немирова, по инициативе Немирова же вышла первая книга Емелина[4]).

С 2002 по 2005 участвовал в организованном Мирославом Немировым Товариществе мастеров искусств «Осумасшедшевшие безумцы» (ОсумБез) вместе с поэтами Владимиром Богомяковым, Юдиком Шерманом, Юлией Беломлинской, Андреем Родионовым, Евгением Лесиным, Александром Курбатовым, Германом Лукомниковым и др. Осенью 2005 вышел из Товарищества.

На жизнь зарабатывает работой плотником в церкви Успения Пресвятой Богородицы на Успенском вражке, а также публикуя еженедельные фельетоны в пермской интернет-газете «Соль».

14 декабря 2010 года В. Емелину присуждена Григорьевская поэтическая премия.[5]

Снялся в роли Лесника, отца Золушки в фильме «Смуthи в портрете ин100грамма»[1].

Имеет взрослого сына.

Емелин — мастер приёма двойной самоотрицающей иронии[6][7]: он говорит «неполиткорректные» вещи[7], издевается над важными современными мифами и т. п., но делает это в «ироническом» формате[7], как бы отменяющем серьёзность сказанного[8]:

Вчера Владимир Путин согласился с предложением участников Всероссийского литературного собрания создать объединительное Литературное общество…

…поэт Всеволод Емелин на секции прозы предложил выбрать «мужчину представительной внешности или женщину приятной наружности»:

— И пусть она подойдет к Путину и скажет прямо и честно: «Мы, писатели, хотим денег! А вы прямо скажите, что от нас требуется! Можем написать поэму об Олимпиаде, а если надо — про дружбу народов…»

Обычный приём «иронизации» — насыщение текста аллюзиями и легко узнаваемыми цитатами (в основном из текстов, составляющих «багаж» среднего постсоветского интеллигента: стихи поэтов Серебряного века, произведения Ильфа и Петрова, Венедикта Ерофеева и проч.). Также Емелин использует медийные штампы, образы и мифы массового сознания. Обычный жанр емелинского стихотворения — псевдоотклик на медийную новость.

Емелин, по мнению критика Евгении Вежлян, «тонкий стилизатор и знаток поэзии, <который> играет роль простого рабочего, пишущего понятные народу стихи». Однако главное не в том, что он пишет пародии на размер «высокой» советской поэзии, а в том, что исследует власть: «Что бы ни делал его герой, на самом деле он адресуется власти, борется с ней, добивается её благосклонности, проклинает её»[9].

  • Песни аутсайдера. — СПб.: Красный Матрос, 2002. — ISBN 5-7187-0427-9.
  • Стихотворения. — М.: Ультра. Культура, 2003. — 249 с. — ISBN 5-98042-030-4.
  • Жалобная книга: стихотворения. — Екатеринбург: Ультра. Культура, 2005. — 249 с. — ISBN 5-9681-0061-3.
  • Роптания. — М.: Ракета, 2005.
  • Спам. — М.: Ракета, 2007. — 140 с. — ISBN 5-903064-13-2.
  • Челобитные. — М.: ОГИ, 2009. — 182 с. — ISBN 978-5-94282-544-7.
  • Götterdämmerung: стихи и баллады. — М.: ООО «Ад Маргинем Пресс», 2010. — 608 с. — ISBN 978-5-91103-068-1.
  • История с географией. — М.: АСТ; Астрель; Полиграфиздат, 2011. — 191 с. — ISBN 978-5-17-074107-6, 978-5-271-35489-2, 978-5-4215-2418-2.
  • Пейзаж после битвы. — М.: Эксмо, 2011. — 256 с., 2 000 экз. — (Поэзия XXI.) — ISBN 978-5-699-52626-0.
  • Песни Сольвейг: стихотворения, написанные для «Соли». — Пермь: ИД Соль, 2011. — 115 с. — Тир. 500 экз. — ISBN 978-5-905265-03-7.
  • Болотные песни. — М.: Фаланстер, 2012. — 96 с. — 700 экз. — ISBN 978-5-87987-071-8
  • Политшансон: стихи. — М.: Фаланстер, Ил-music, 2014. — 160 с. — ISBN 978-99970-0112-2
  • Смерти героев. - М.: РИПОЛ классик, 2015. - 120 с. - (Новая классика / Novum classik / Poetry) - Тир. 100 экз. - ISBN 978-5-386-08953-5
  • А. Саломатин. «Я хочу быть любим, но не вами…». Всеволод Емелин // Вопросы литературы, 2010, № 6. — С. 74—90.
  1. 1 2 Всеволод Емелин (неопр.). www.kinopoisk.ru. Дата обращения 3 декабря 2015.
  2. Нерсесов, Юрий. Всеволод Емелин: «Мои герои всегда будут несчастны…». Интервью (неопр.). Официальный сайт Веры Камши. — «Людям, о которых я пишу и которых сейчас в больших городах процентов 10–15… всё равно ничего не светит.». Дата обращения 11 августа 2014. Архивировано 11 августа 2014 года.
  3. Емелин, Всеволод. История с географией (неопр.). Топос (2 апреля 2002). Дата обращения 19 сентября 2015. Архивировано 19 сентября 2015 года.
  4. Пирогов, Лев. Певец раздавленной гадины (неопр.). Независимая газета (16 января 2003). Дата обращения 19 сентября 2015. Архивировано 30 августа 2014 года.
  5. ↑ Лауреаты Григорьевской поэтической премии 2010 (недоступная ссылка)
  6. Пирогов, Лев. Катулл в Японии (неопр.). Независимая газета (18 апреля 2002). — «Прием внешне иронически отстраненного, но, по существу, прямого публицистического высказывания роднит поэзию Всеволода Емелина с титанами постинтеллектуального направления…». Дата обращения 19 сентября 2015. Архивировано 19 сентября 2015 года.
  7. 1 2 3 Что почитать и что посмотреть: рекомендации «bc» на выходные (неопр.). Business Class (13 декабря 2014). — «Фирменная «двойная самоотрицающая ирония» (Емелин высказывается ернически и неполиткорректно, но делает это в ироническом ключе) – это поэтическая ядерная бомба.». Дата обращения 19 сентября 2015. Архивировано 19 сентября 2015 года.
  8. ↑ А. Колесников. Владимир Путин встретился со всем богатством русской литературы и согласился помочь материально. Газета «Коммерсантъ», 22.11.2013
  9. Вежлян, Евгения. Сева и Сева. Нужно ли возвращать поэзию народу? Сева Емелин считает, что да (неопр.). Частный Корреспондент (29 сентября 2009). — «Емелин буквально зациклен на одной-единственной теме: исследовании власти. Что бы ни делал его герой, на самом деле он адресуется власти, борется с ней, добивается её благосклонности, проклинает её.». Дата обращения 11 августа 2014. Архивировано 11 августа 2014 года.

ru.wikipedia.org

Читать онлайн "Стихи" автора Емелин Всеволод Олегович - RuLit

Всеволод Емелин

Стихи

Всеволод Емелин - это своего рода Веничка Ерофеев многообразной в своих проявлениях великой русской поэзии. Родился в Москве в 1959 году.

Закончил Московский институт геодезии и картографии. Работал геодезистом, разнорабочим на стройке, сторожом в московском храме Косьмы и Дамиана. Стихи, собранные в один цикл друзьями, практически нигде не печатались.Правда была маленькая публикация в альманахе "Поэзия" и еще одна в екатеринбургском журнале "Мы и культура сегодня". А поэт он замечательный, да вы и сами в этом убедились.А слышали бы вы, как он читает свои стихи - сколько в этом чтении то истинного трагизма, то чисто русского юмора, короче истинной поэзии…Вообще в данном случае все написанное Емелиным не стилизация, а самая что-ни на есть настоящая жизнь.В этой жизни могут легко умереть от того, что утром не было денег на опохмел, сломать руку в пьяной драке или же просто перерезать себе вены из-за несчастной любви или депрессухи.За стилизацией - это к Игорю Иртеньеву.У Севы Емелина все вполне всерьез и без обмана. Так что компом он не пользуется и по Инету не шарит. Иной раз и хлеб не на что купить, какой уж тут к чертям компъютер. Если захотите связаться с автором, пишите на мой электронный адрес: [email protected], а я ему всё передам в лучшем виде. С нижайшим почтением, ваш - P.S. С радостью могу оповестить, что недавно (в начале 2003 г.) все же вышла из печати, изданная на средства "Митьков" небольшая емелинская книжка "Песни аутсайдера". Так что лед тронулся, господа присяжные заседатели.Надеюсь, со временем появятся и другие. Пока же большое подспорье в существовании Интернета и его возможностей.

Константин Боголюбский

1991 - 1999

Песня ветерана защиты Белого Дома 1991 года

З. В. Емелиной.

Налейте мне, граждане, рюмку вина, Но только ни слова о бабах, Ведь мне изменила гадюка-жена, Пока я был на баррикадах. Не пуля спецназа сразила меня, Не палка омоновца сбила, А эта зараза средь белого дня Взяла, да и мне изменила. В то хмурое утро, когда этот сброд Нагнал в Москву танков и страху, Я понял, что мой наступает черёд, И чистую вынул рубаху. Я понял, что участь моя решена, Сказал я:? “Прощай!”, своей Зине. Она же лежала, как лебедь нежна, На жаркой простёршись перине. А к Белому Дому сходился народ. Какие там были ребята! Кто тащит бревно, кто трубу волочёт, Оружие пролетарьята. Баррикады росли, и металл скрежетал, И делали бомбы умельцы. Взобрался на танк и Указ зачитал Борис Николаевич Ельцин. Мы нашу позицию заняли там, Где надо согласно приказа, Бесплатно бинты выдавалися нам И старые противогазы. Мы все, как один, здесь ребята умрём, Но так меж собой порешили? Ни шагу назад! За спиной Белый Дом? Парламент свободной России. Мы цепи сомкнули, мы встали в заслон, Мы за руки взяли друг друга. Давай выводи свой кровавый ОМОН, Плешивая гадина Пуго. В дождливой, тревожной московской ночи Костры до рассвета горели. Здесь были казаки, и были врачи, И многие были евреи. Но встал над толпой и, взмахнувши рукой, Среди тишины напряжённой Народный герой, авиатор Руцкой Сказал сообщенье с балкона. Сказал, что настал переломный момент, Что нынче живым и здоровым Из Крыма в Москву привезён президент, Подлец же Крючков арестован. Он здесь замолчал, чтобы дух перевесть, Послышались радости крики. А кончил словами:? “Россия, мол, есть И будет навеки великой!” … Пока я там жизнью своей рисковал, Боролся за правое дело, Супругу мою обнимал-целовал Её зам. начальник отдела. Он долго её обнимал-целовал, Он мял её белое платье, А на ухо ей обещанья шептал, Сулил повышенье в зарплате. Покуда я смерти смотрелся в лицо Бесстрашно, как узник у стенки, С таким вот развратником и подлецом Жена задирала коленки. … Я там трое суток стоял, словно лев, Не спал и почти не обедал, Домой проходя мимо здания СЭВ, Я принял стакан за победу. Победа пришла, вся страна кверху дном, У власти стоят демократы. А мне же достался похмельный синдром Да триста целковых в зарплату.

Сергею Аветисяну, человеку и гражданину.

То не свет, но ещё не тьма. То не явь, но уже не сон. То ли снег засыпал дома, То ли дым в окно нанесён. То ли это ты, слепота, То ли так - туман поутру. Жизнь течёт слюной изо рта, Мир ползёт дождём по стеклу. Из глухих колдовских озёр Поднимается муть со дна, Заволакивает мой взор Грязно-белая пелена Окружает меня стеной, В ней звучат голоса невнятно, Лица тех, кто рядом со мной, Превращает в мутные пятна. Заволакивает берега, Пароходы идут, трубя, И как ты мне не дорога, Заволакивает тебя. Дунул ветер, и всё поплыло В никуда от причала буден, Забывая о том, что было, И не зная того, что будет. С кем последнюю рюмку пьём? Неизвестны их имена. И хрусталь помутнел, и в нём Непонятен сам цвет вина. Значит мне на ощупь блуждать, Забредать в чужое жильё, И тела других обнимать, Принимая их за твоё. Ничего-то я не сберёг, Разве этого я хотел? Но плывём мы лоб в лоб, бок в бок Караваном туманных тел. И последние краски дня, И осенний неяркий свет Заволакивает от меня, Заволакивает…

~ 1 ~

Следующая страница

www.rulit.me

Читать книгу Götterdämmerung. Стихи и баллады Всеволода Емелина : онлайн чтение

 
Над Берлином рассветает,
Расступается туман.
Из тумана выплывает
Над рекою ресторан.

Там за столиком Хорст Вессель,
Обнявшись с Лили Марлен.
Не поднять ей полных чресел
С его рыцарских колен.

Он с Марленой озорует,
Аж ремни на нем скрипят,
А вокруг сидит, ревнует
Штурмовой его отряд.

Мрачно смотрят исподлобья
И ерошат волоса
С ним повязанные кровью
Ветераны из СА.

На подбор голубоглазы,
Белокуры, словно снег.
Все на смерть готовы разом,
Их двенадцать человек.

Что, Хорст Вессель, ты не весел?
Что, Хорст Вессель, ты не смел?
Ты не пишешь больше песен,
Ты, как лед, остекленел.

Как пригрел эту паскуду,
На борьбу не стало сил.
Эта фройляйн явно юде,
Большевик ее любил.

Любит вас, поэтов, Лиля,
Был поэт тот большевик,
Настоящая фамилья
Не Марлен у ней, а Брик.

Шляпки модные носила,
Шоколад "Рот Фронт» жрала,
Раньше с красным все ходила,
Счас с коричневым пошла.

Дураки вы, Хорст, с ним оба,
То любя, то не любя.
Довела его до гроба,
Доконает и тебя.

Приглядись ты к этим лицам,
Ужаснись еврейских морд,
Пожалей ты свой арийский,
Драгоценный генофонд.

Ишь нашел себе забаву,
Встретил в жизни идеал,
Променял ты нас на фрау,
Нас на бабу променял!

За спиной такие речи
Слышит грозный командир,
И обняв рукой за плечи,
Он Лили с колен ссадил.

Он берет ее за шею
Осторожно, как букет,
И швыряет прямо в Шпрее
Через низкий парапет.

Шпрее, Шпрее, мать родная,
Шпрее, Шпрее, Дойче Флюс.
Серебром волны играя,
Ты, как Вир, сладка на вкус.

То под мост ныряешь в арку,
То блестишь издалека,
Не видала ль ты подарка
От орла-штурмовика.

Ты река германцев, Шпрее,
Не прощаешь ты измен,
Прими в сестры Лорелеи
Эту Брик или Марлен.

Шпрее, Шпрее, Муттер Шпрее,
Только пятна на воде.
Одолели нас евреи,
Коммунисты и т. д.

Это кто там крутит палец
Возле правого виска?
Дойчланд, Дойчланд, юбер алес.
Наша психика крепка.

Пусть в меня свой камень бросит
Кто сочтет, что я не прав.
Вот такой Партайгеноссе
Получается Майн Кампф.

Что ж вы, черти, приуныли?
Мы же немцы, с нами Бог!
Разливай по кружкам или
Запевай «Ди фанне хох»!

Из-за ратуши на штрассе
Грудь вперед за рядом ряд
Выступает дружной массой
Хорста Весселя отряд.

Впереди, державным шагом
Выступая вдалеке,
Кто-то машет красным флагом
С черной свастикой в кружке.

От добра и зла свободен,
Тверд и верен, как мотор,
То ли Зигфрид, то ли Один,
То ли Манфред, то ли Тор.
 

iknigi.net

Благодарение. - Всеволод Емелин — LiveJournal

? LiveJournal
  • Main
  • Ratings
  • Interesting
  • 🏠#ISTAYHOME
  • Disable ads
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)
    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)

emelind.livejournal.com

Римейк. (На Волошинский конкурс поэзии).

? LiveJournal
  • Main
  • Ratings
  • Interesting
  • 🏠#ISTAYHOME
  • Disable ads
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)
    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)
    • Deutsch (de)
    • Italiano (it)

emelind.livejournal.com


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.