Виктория топоногова стихи


ТВОРЧЕСКАЯ БИОГРАФИЯ

Лауреат литературного конкурса МГО СПР «Золотая осень» им. Сергея Есенина в 2013г.

Победитель проекта-конкурса «Книга года: выбирают дети-2013». 

Дипломант Московской областной литературной премии имени Роберта Рождественского в 2015 г.

Лауреат 2-й степени Международного фестиваля-конкурса литературы и искусства "Русский Stil-2016".

Лауреат 3-й степени Международного фестиваля-конкурса литературы и искусства "Русский Stil-2019".

Победитель фестиваля искусств "Земля обетованная" в 2019 г. в номинации "Живопись".

Полуфиналист конкурса Книгуру и премии имени Крапивина в 2017 г.

Финалист конкурса "Антоновка 40+" в 2019 г.

 

Обладатель медали СП России «Литературный Олимп» и знака отличия «Орден С.А.Есенина».

Обладатель медали имени Леонардо да Винчи, учреждённой Союзом писателей ХХI-го века, "за многогранность дарования".

Пьеса Виктории Топоноговой «Просто соседи» вошла в шорт-лист конкурса современной драматургии им. В.С.Розова "В поисках нового героя", проводимого РАМТ в 2013 г., вышла в финал конкурса "Антоновка 40+" в 2019 г.

Пьеса "Дети Переправиных" стала финалистом Конкурса на создание драматургического произведения в остросатирическом жанре, организованном Московским академическим театром Сатиры в 2015 г. 

С 2011 до 2016 г. являлась руководителем литературного объединения г. Железнодорожного «Созвучие».

 

  

C 2000 года работает педагогом, с 2004 года - педагог дополнительного образования в художественной школе г.Железнодорожного, преподаёт рисунок, живопись, композицию, декоративно-прикладное искусство, лепку, керамику.

 

Среди её учеников есть призёры городских, областных, межрегиональных и международных выставок и конкурсов.

Она является финалистом Областного педагогического конкурса «Сердце отдаю детям»-2010.

 

Виктория Топоногова – член Международного Художественного фонда и Международной организации прессованной флористики (IPFAS). 

Постоянный участник профессиональных художественных выставок различного уровня (от городских до международных). В Москве и г.Железнодорожном прошло шесть персональных выставок художницы. 

Неоднократный призёр международного конкурса прессованной флористики в Йокогаме (Япония).

Виктория Топоногова проиллюстрировала девять книг различных авторов, не считая своих собственных.

 

 

toponogova.ru

ПРЕССА

Газета «Провинция», № 66, 24 августа 2012 г.

 

Направляясь в Новоладожский историко-краеведческий музей, всегда предвкушаешь действо, некий спектакль по хорошо известной и любимой пьесе. Пусть знакома драматургия (экспозиция музея), но спектакль (экскурсия) всегда будет восприниматься по-иному. Впечатление будет зависеть не только от личности исполнителя (у каждого из них есть своя любимая тема, свои средства выразительности), но и от новых находок, порой даже открытий, которые сейчас занимают его воображение, от состава слушателей, их реакции и еще от многого.

Такой спектакль всегда завораживающе нов, а зритель у сотрудников музея всегда неравнодушный и благодарный.

Сказанное относится, впрочем, к разряду метафор. А вот в минувшую субботу, 18 августа, этнографический зал и вправду превратился в театрально-концертную площадку: музей принимал замечательных гостей из Москвы, членов творческого содружества «Перелётные люди». Название компании поэтов, музыкантов, художников и других творчески одаренных людей возникло из строк стихотворения Виктории Топоноговой – организатора и души содружества.

 

«То ли ветер повеет полынный,

То ль поманит небес благодать, -

Запыленные старые крылья

С антресолей достанем опять.

 

От рутины, от грохота буден,

От бумажных нетающих зим,-

Мы с тобой – перелетные люди, -

Крылья вскинем и вмиг улетим».

(«Перелетные люди», 2002)

 

Книга «Дети, ангелы и мы…» (М., Академика, 2010), из которой взяты эти строфы, у Виктории уже пятая. До этого были поэтические сборники «Самые красивые деревья» (1997), «Мастер икебаны» (1999), «Мелодии песка» (2001), «Дом с аистятами» (2004). Публиковались стихи Виктории и в периодических изданиях, в том числе в «Антологии современной поэзии» Академии российской литературы (2009).

Уже самые первые услышанные мной строки ошеломили, возникло какое-то невероятное и сильное ощущение необъятности, Космоса. Честно говоря, я даже не представляла, что в наше довольно прагматичное время, могут рождаться такие стихи. Это был просто шквал эмоций, какая-то концентрация добра, тепла, приятия всего сущего, всего живого. А для Виктории живое – это не только человеки, звери, птицы, деревья, травы, но и Океан («Разговор с Океаном»), море («Море пальцами вслепую Чутко берег изучало», «Мелодии песка»), да и просто опавшие листья… Любое существо, любой предмет в ее представлении таит в себе Вселенную, все одушевлено и одухотворено. И Виктория видит эту вселенную, к примеру, в яблоке («Яблоко»), умеет услышать дыханье флейты («Мелодии песка»). Это обостренное виденье чужой красоты и чуткий слух к чужому дыханию обретен ею в результате пройденного пути, на который она когда-то вступила:

 

«И я, и мы… и много нас,

Кто путь избрали этот –

Не отступаясь ни на час,

Стремиться к Свету». 

 

(«Легенда о пути», 2007)

  

Всем найденным в этой вечной дороге Виктория хочет и умеет поделиться.

 

«Мы странники в страницах снов,

Мы странности своей не видим.

Мы знаем, что легки, как мысли,

Мы знаем, что чисты, как росы,

Мы знаем, что просты, как ветер,

Не понимающий вопросов,

Всегда готовый всем ответить

Сквозь чуткие свирели снов…»

(«Легенда о пути», 2000)

  

Виктория читает свои стихи так вдохновенно и так просто, что образы, живущие в них, входят в наше сознание без всякого усилия, наполняют душу, отправляют ее в полет. Кажется уже, что это и о тебе:

 

«Придешь ты песнею к певцам,

Свечой под образа,

Раздашь себя по всем сердцам,

Как будто ты – слеза».

(«Твой полет», 2006)

 

Она одаряет нас чувством причастности к «чему-то, что выше нас самих».

 

«Наверно, когда-то давно

Мы умели быть небом,

Умирающим в каждом закате…

У птиц на подхвате…

С окошками маленьких звезд…»

(«Кто ты?», 2000)

 

Это уже потом из предисловия к книге мы узнаем, что Виктория Топоногова – вполне земная женщина, преподаватель художественной школы, воспитывающая четырех сыновей, а нам, зрителям, она показалась ангелом в ореоле золотистых волос и волнах лазурных одежд, такое чистое сияние исходило от всего ее облика.

Кстати, ангелы, многочисленные и многоликие («Болтливый ангел», «Бумажный ангел», Почтовый ангел», «Крылья»), населяют множество страниц ее книги, пробрались они и на обложку, в название и оформление сборника (книгу Виктория Топоногова проиллюстрировала сама).

Музыку ангельских голосов в стихах Виктории явственно расслышала другая участница встречи в музее – композитор и музыкант Наталия Карпова. Ее песни на стихи В.Топоноговой – не просто вокал, не просто музыкальная интерпретация образов, это проникновенные, чарующие драматические этюды, составляющие очень цельную, гармоничную композицию. В дуэте Виктории и Наталии, в неразрывном сплетении слов и музыки, кажется каждый выдох одной исполнительницы мгновенно превращался во вдох другой, и это общее дыханье длилось и длилось, завораживая зрителей.

В тщательно продуманной композиции не было ни следа «дамского рукоделия»: облегченности, сентиментальности, бытовизмов и пустословия. Стихи (песни) в эмоциональном, смысловом, философском отношении чрезвычайно нагружены, насыщены, их восприятие требовало интенсивной душевной работы, но работа эта была не тяжела, а радостна, потому что это было подлинное со-творчество, мы, слушая, творили себя. Но женское авторство, тем не менее, явно угадывалось, его выдавала особая теплота, какая-то обволакивающая ласковость. Подчеркивая это, Виктория предпочитает называть себя не поэтом, а поэтессой.

С выходом к микрофону Андрея Королькова встреча перешла в иное русло. Андрея отличает ярко выраженное чувство юмора, покупающая самоирония. Характер его поэзии мужественен и даже несколько брутален. В первом, наружном слое его стихов, часто присутствует тема незамысловатых земных радостей – охоты, рыбалки, посиделок на теплом крыльце летним полднем. Но, начавшись спокойно и даже расслабленно, стихотворение вдруг приобретает драматичный характер, июльская нега оборачивается изнуряющим, испепеляющим зноем:

 

«…И, со стоном валясь на горячий плетень,

На июльской жаре умирает крапива».

 

И становится явным, как страждет и не находит прибежища смятенная душа поэта

 

«… Чтобы так, ни с чего, чтобы … Боже ты мой!

Улови мою душу! А то я ее потеряю».

 

Слог Андрея порой нарочито упрощен, часто в него вкрадывается сленг, но за интонацией балагура и бывалого человека кроется такая незащищенность, такая почти невыносимая нежность, тонкость и даже хрупкость, что становится страшновато за него, такого взрослого, мудрого и внешне самодостаточного.

 

«А река ли это и каких времен,

Разберутся после, когда утонешь.

Эти вещи не знают своих имен

И только вздрагивают, если тронешь».

 

Стихи Андрея Королькова пронзительны, от них иногда возникает ощущение какой-то томительной боли, в них обреченное осознание конечности бытия, в них явная или скрытая мольба вглядеться в детали, вдохнуть, впитать, запомнить каждую каплю аромата жизни

 

«… Ибо мир остывает, и здесь холода – по летам;

ожидается тьма: не конец, но отсутствие света…»

 

Поэзия Андрея литературна, есть ощущение очень тщательно выстроенной, выверенной фразы. В этой литературности – любовь и уважение к слову, Андрею удается быть очень точным и очень выразительным в передаче своей мысли, в создании образа.

Виктория Топоногова и Андрей Корольков – поэты очень непохожие. У Виктории больше распахнутости, гармоничности, неподдельного чувства единения с миром, «мы» и «они» явно превалирует над «я», взгляд ее обращен более к небу, чем к земле. Андрей в смятении, в поиске выхода, в тревоге, всматривается более в себя, да и говорит, кажется, преимущественно с собой. Не это существенно, это просто особенности почерка. Важно, что поэты они настоящие. Важно, что оба они преисполнены добра, щедрости и милосердия, оба непременно хотят поделиться тем, что они, как свойственно поэтам, видят, замечают, знают лучше нас. Что находят способы быть услышанными. Что мы хотим их слушать.

 

В концерте принимала участие Ирина Лапина, жительница Старой Ладоги, хорошо известная ладожанам в качестве композитора, музыканта, исполнителя песен. Ирина, кроме исполнения своих песен, напомнила нам стихи Светланы Дубровской. Для многих это - не первая встреча с ее поэзией, узнавшие же об этом  поэте только сейчас обязательно прочтут все, что им удастся найти.

Музыка Ирины, выбор стихов различных поэтов, столичных и провинциальных, исполнение песен, отличает не только талант, но и отменный вкус. К тому же, именно Ирине мы обязаны тем, что «Перелетные люди» на некоторое время стали обитателями волховских берегов. Похоже, и они были рады этому. Во всяком случае, мы надеемся, что встречи с участниками этого творческого содружества станут регулярными. Так что, как говорится, следите за рекламой.

Вообще-то, все, что предлагает нашему вниманию Новоладожский историко-краеведческий музей, я приемлю заранее. Роль музея в жизни города неоспорима, репутация, давно заслуженная его сотрудниками, высока. Не случайно, что на их приглашение откликнулись и приняли участие в концерте в качестве зрителей не только ладожане, но и жители Петербурга.

Спасибо музею за счастливую возможность отмыть, отогреть и подлатать наши порядком уставшие души.

 

М.Демичева,

с любовью

 

     Творчество души Виктории Топоноговой

 Творчество души Виктории Топоноговой 

 

В поэтическом откровении нуждается … не пыль и грязь житейская, а лишь внутренняя красота души человеческой, состоящая в ее созвучии с объективным смыслом вселенной

Вл. Соловьев «О лирической поэзии»

 

Поэзия – это всегда совместное звучание, со-звучие: слов, мыслей, образов, форм, стилей... В поэзии звучание слов подобно звучанию музыкальной фразы; движение мысли подобно движению реки, возможно, имеющей притоки, но всегда сохраняющей свое основное русло; а образы ткутся гаммой чувств и оживают перед внутренним взором. Тогда и совершается великое таинство поэзии: в со-звучие вступают струны души читателя и автора, и мысль, многократно усиленная резонансом, взлетает в мир горний и дает питание человеческому духу.

В новой книге Виктории Топоноговой «Дети, ангелы и мы…» вы найдете это со-звучие. Стихи поэтессы заставляют звучать те душевные струны, которые у многих взрослых томятся в молчании со времен детства и юности – это свежесть ощущений, яркость красок, сказочность самой жизни. Читаешь – и в тебе возрождается жажда открытий, читаешь – и приоткрывается незамеченная тобою красота: и мира внешнего, и мира внутреннего. Вспоминаются строчки Андрея Белого из стихотворения «Солнце»: «Мы с тобою – зеркала, / Отражающие золото».

Ответ на вопрос, как сохранить это золото чистой детской души, не растерять его в суете будничных забот, дает сама Виктория:

Живет во мне ребенок

Веселый  и смешной.

Знакомы мы с пеленок,

И он – всегда со мной.

Он шустрый, он воздушный,

Он жаждет все успеть!

И он, – вот непослушный! –

Не думает взрослеть!

 

И это при том, что она – жена и мама, воспитывает четверых детей! И, естественно, пишет для них добрые и светлые стихи, в которых вы не найдете черной паутины магии, столь модной сегодня. А что же есть? Есть божьи коровки, божьи лошадки и божии слоники, которые слетелись из неведомой страны. Есть сверчок, который “изо всех сверчковых сил / Весь день выводит ноту «си»…” Есть старинная шкатулка, в которой «если слушать тихонечко, / Сны там поют Дрёма с Сонечкой», а другие ее обитатели заняты своими сказочными делами: «Стрелки гоняются в классики, / Мышки плывут на баркасике / Город закрыть на бумажный засов».

Стихи Виктории легки и ненадуманны. Они подобны филигранному узору, созданному опытным ювелиром: как мастер-ювелир из тонкой проволоки создает свое объемное, дышащее ритмами произведение, включает в него эмаль и самоцветы и всегда следит, чтобы  проработка деталей была соразмерна целому, так и Виктория из слов, которые мы произносим в повседневной жизни, создает узор небесной красоты, изредка украшая его искрами возвышенной лексики, и всегда следит, чтобы детали не отвлекали, а помогали восприятию главной мысли.

  К творчеству поэтессы не применимо сочетание «женские стихи», потому что произведения наполнены философским отношением к жизни, иронией и добрым юмором. Радуют творческие находки поэтессы: «увёртливый ветер», «кудахтал чайник закипевший», «пропоёшь по половицам»,  «стройный хор балясин», «перелетные люди», «узкокрылые велосипеды», «истоптанный ковшик двора», «сад нежится в солнце, как ломтик в меду».

Новая книга Виктории интересна еще и тем, что, вмещая в себя четырнадцать тематических циклов, она читается цельным произведением, хорошо продуманным и мастерски исполненным. Что же объединяет такие разные стихотворения?  Доброта и ощущение автором движения, как одной из главных категорий бытия. Через строки шуточных куплетов, пейзажных зарисовок, философской и любовной лирики мы соприкасаемся с вечным движением жизни, ее переменами и метаморфозами. В книге нет ни одного стихотворения «на злобу дня», потому что «злоба дня» – преходяща, а доброта – вечна.

Всем нам, живущим в суетном, «асфальтово-платмассовом» мире, доброта необходима, как чистый воздух для дыхания. Только в любви и доброте творчество золотой души раскрывается дивной симфонией, созвучной смыслам вселенной, а потому  способной исцелять больные души. Так будем внимать этой симфонии!

 

Пройдут года, и множество рождений

Ты вынесешь из Творчества Души,

Зовущего из таинства тиши

К симфониям своих Предназначений.

 

 

Елена Тюменева,

Член Союза Писателей России,

редактор литературного альманаха «Хебо»

 

   

toponogova.ru

Поэт. Поэзия. Пространство (часть 8)

Поэт. Поэзия. Пространство (часть 8)

Антонина Ростова

Антонина Ростова относится к тому поколению поэтов, для которых работа над словом — почти священнодействие. Прекрасная школа! Классическая. Авангардисты даже называли этих поэтов «поколением отличников». Что ж, замечательное определение, если говорить о трепетном отношении к поэзии, как к потоку глубокого духовного и художественного откровения. Но лучше всего дать высказаться самой поэтессе: «Все мы приходим в этот мир поэтами. Но уходят поэтами — единицы.

Вспомните, и вашу душу возносила Любовь, и ваша прапамятъ вдруг подсказывала, что вы — поэт. Но заземление Любви всякий раз отнимало у вас поэтическое видение, чувствование, всё то, что и называется вселенским вдохновением. То есть жизнью.

Лишь преодолев кармическую гравитацию души, мы оказываемся способными на переживание Любви, которая питает нас постоянно, вечно. Лишь такая Любовь подсказывает неслучайные Слова, одинаково резонирующие в микрокосме наших душ и в макрокосме Вселенной. За этой линией отрыва и начинается Поэзия...»

Прекрасные слова! К ним остаётся только добавить, что Антонина Ростова ещё и известный журналист, пишущий на духовные темы. Она начинала свой путь в «Московском комсомольце». Сейчас работает в журнале «Каприз».

 

Красивые женщины

Красивой женщине легко на свете жить!

Лисицей черно-бурою кружить.

Судьбу свою, как песенку, сложить.

Как хорошо красивой уродиться!

Едва хвостом вильнёт —

и знает наперёд,

что всё само собой уж как-нибудь решится.

 

Надёжин В.В. Троя. 1999

 

Красивой женщине легко на свете жить!

Легко любить,

стирать,

варить

и шить,

детей растить,

с соседями дружить...

Как хорошо красивой уродиться —

счастливей доли нет!

Едва забрезжит свет —

уж кто-нибудь спешит с лица воды

напиться...

 

* * *

Что-то там, в этой мудрой природе,

изначально случилось не так.

Вечно нищие бродят в народе —

не спасает поэта пятак!

 

Не спасает искусство поэта!

Что искусство?

Срывались сердца

оттого, что любовь без ответа,

жгла сильнее, чем капля свинца.

 

Где-то счастье по свету летает.

Но хоть Бога к себе призови —

у Фортуны всегда не хватает

на поэтов счастливой любви.

 

— Я страданье дарю его строкам.

Счастье дам — и поэт замолчи!

 

И Фортуна, смеясь над упрёком,

зашуршала крылами в ночи.

 

Диалог

Лист отлетел.

Скучно пугливой осине —

кличет Иуду.

 

— Рая хочу!

...Сжалась небесная твердь.

Бездна разверзлась.

 

— Ада хочу!

...Яблоня вспыхнула вмиг

яблоком спелым.

 

— Истину вскрыл?

...Вера свернулась клубком.

Смерть — всполошилась.

 

— Правды хотел?

...Ложь зазмеилась, шипя:

— Я твоя правда!

 

— Не уходи!

...Зябко плечом повела.

Снег серебрился.

 

— Не уходи!

...Мельком взглянул за окно

Девку заметил.

 

Ворон срыгнул:

— Тошно в миру без любви!

Ненависть гложет.

 

* * *

Всё кончено, меж нами связи нет...

А.Пушкин

И снова мы стали чужими.

Какая безумная бездна

Меж нами разверзлась...

Мы жили.

Корнями сплетённые тесно,

Какой-нибудь миг для Вселенной.

Но нам открывалась безмерность

В малейшей песчинке смиренной.

Над нами летали, наверно,

Сто ангелов белых, впервые

Не впавших в горячую ревность

К тому, что как вечно живые

Презрели мы тленную бренность.

Да только ли стоит касаться

Того бытия, над которым

Захлопнули для инкассации

Несъёмную крышку...

Как скоро

Собой мы сумели насытить

Воронку во чреве Вселенной!

...А утро всё сыплет и сыплет

На землю снежок неизменный.

Увяжется он за трамваем,

В котором снуют пассажиры,

Пока мы собой закрываем

Огромные чёрные дыры.

Ну, что ж, залатаем без шума

Ту бездну, что всё растранжирит.

 

И всё-таки, страшно подумать,

Что снова мы стали чужими.

 

Видение

Из чаши Грааля прольётся земное вино.

Но ты не поверишь, что всё предопределено.

Ты бросишься к лифту, рывком остановишь

такси.

И утро сорвётся с оси.

 

Твой Ангел-Хранитель успеет подставить

крыло.

И брызнет осколками лишь лобовое стекло.

...Охранной молитвой закрою тебя, как

щитом.

Уже вечереет. Всё это случится потом.

 

Шампанского!

Выбросим шарик хрустальный в окно.

Не веришь? Не верь.

Всё предопределено.

 

Знак

На весёлой туркменской толкучке

Я купила старинный браслет.

Он хранился четыреста лет.

Дотяну как-нибудь до получки!

 

Боже правый! Арабская вязь

Серебром охватила запястье.

Азиатская тёмная власть

Кочевое пророчит мне счастье.

 

О, мой путь во вселенской глуши!

Не сойтись тебе с торной дорогой.

А когда-то хотелось души

Да житейского счастья немного.

 

Крещенье

В меня вселился страх.

Его дрожащий вирус.

Как эльмовы огни, блуждает по душе.

И кажется, что с ним не справиться уже.

Чертополох обид из недомолвок вырос.

 

И как меня поймёшь.

Когда я не умею

Ни толком объяснить, ни выслушать ответ.

До кончиков ногтей от ужаса немею,

И ночи напролёт не выключаю свет.

 

Мой страх невыносим!

Какие объясненья.

Когда январский дождь, не исчерпав лимит,

О жестяной карниз, как пугало, гремит

От ночи Рождества до самого Крещенья.

 

Рождение моё,

Крещенье дольним страхом.

Начальная пора сиротства на миру.

Нахохленный сизарь гуляет по двору.

Быть может, это знак — не вся я стану

прахом?

 

И если это так.

Мой страх — ты застрахован

От гибели в огне, в воде или в земле.

Транжирь себя! Иди и пробавляйся словом.

Пока ещё дрожит бумага на столе.

 

* * *

Дрожала от предчувствия рука,

И сладко изменял рассудок здравый.

Весь вечер ждать мучительно звонка

Кому не приходилось. Боже правый!

Но телефон, как проклятый, молчал.

И мука стала долговечней ласки:

Глагол щемящий душу измотал,

Лег на бумагу и предстал к огласке.

 

* * *

Как я хочу, чтоб строки эти

Забыли, что они слова…

В.Соколов

Открою книгу наугад

и строки выпущу на волю.

И полетит Нескучный сад

за ветром — легкою листвою.

 

И ветка ясеня в глуши

надломится и тонко хрустнет.

 

И жизнь покажется искусней,

хоть кровью ты стихи пиши.

 

Но жёлтый луч в руке дрожит,

и ближе мне чужие лица.

Смотри — вот книжица лежит —

белеет чистая страница.

 

Любовь Кривич

Любовь Кривич активно занимается благотворительной деятельностью, работая в организациях, помогающих немощным и инвалидам.

В результате постоянного духовного поиска рождаются стихи, некоторые из которых она прислала в редакцию «Делъфиса». Два из них мы адресуем нашему читателю.

 

* * *

Огонь мне крылья опалил,

Но, душу грешную спасая,

Всевышний слёзы уронил

На путь, где я прошла босая.

И я, омытая слезой

Небесной Истины Пречистой,

Смогла пройти над той чертой,

Где линией огня лучистой

Свет отделяется от тьмы,

Хотя её не знаем мы.

 

* * *

Туда, где льётся с гор хрусталь,

Где рай индейцев горбоносых.

Меня несёт моя печаль,

И ветер развевает косы.

Пахучих трав смешав в ладонь,

Я сыплю их в котёл кипящий,

И что-то шепчет мне огонь

О будущем и настоящем.

 

Виктория Топоногова

Виктория Топоногова действительно ещё очень молодая поэтесса. Но при этом она вполне состоявшийся автор с чётким, глубоким голосом и позицией. Как бы символизируя своё время, она сейчас работает в системе Сбербанка и учится в Литературном институте им. А.М.Горького.

 

Живое небо

Живое небо миллионами очей

Взирает из глубин моих ночей.

Глядит и знает всё, не вопрошая.

Решительно нисколько не мешая

Ничьим делам.

А только украшая,

Одним лишь видом душу возвышая,

Не получая, только разрешая

Искать земные по нему пути,

Не запрещая никому идти

Куда угодно.

Нет, стоокий Аргус

Не годен в сторожа,

И соглядатай

Бездарный выйдет —

Слишком много видит.

Он всех поймёт,

Былинки не обидит.

Ведь у былинки тоже есть глаза,

И это — толика всего Живого Неба.

 

Приблизиться к нему хотелось мне бы,

Увидеть мир наш. миллионом глаз!

Глазами всех религий, философий,

Учений, школ, концепций, теософий,

Логичных, сумасшедших.

Простых, святых, порочных.

Детей, мужчин и женщин,

И всех несметных прочих

Сынов и дочерей Живой Земли,

Которая — лишь часть Живого Неба.

 

Смогу ли я понять весь этот хаос,

Сложить в закономерность бытия?

И кем пред вечностью тогда предстану я

И все другие?

Всех — понять возможно ль?

Мы — маленькие странники Вселенной,

Как светляки, бредущие в потёмках.

Мы осветить другим дорогу жаждем,

Лишь только нам пригрезится дорога...

Сгораем сами, призывая к Богу,

Взывая к Богу, мы других сжигаем...

И каждый мнит себя венцом творенья.

 

Живое небо, ты, в себе приемля

Всю нашу доброту и нашу алчность,

Всю красоту и жуткое уродство.

Всю нашу деспотичность и сиротство,

Глядишь, святое, просто и без гнева,

На всех, кто в эту жизнь судьбою брошен.

Смогу ль понять все миллионы глаз,

Взирающие в высь твою, стоокий?

Сквозь снег, сквозь дождь и ураган жестокий.

Унижены, забыты, одиноки,

Но красоте дивящиеся неба.

Как отраженью их сердец горящих,

Божественных, извечных, настоящих.

И словно отвечая им, о Боже,

Глядят на нас глаза Живого Неба.

Так далеки!

И так на нас похожи.

 

www.delphis.ru

"Тайна Перелётных деревьев" Виктория Топоногова: рецензии и отзывы на книгу | ISBN 978-5-9268-1459-7

Через пару лет, когда трехлетняя дочка дорастёт до книги, первое что мы сделаем после прочтения - нарисуем Чу-Щу, мусиков, кнаксиков и плючек. Большой простор для фантазии). Очень мне понравился Волшебный лес на стр.13, предложу деткам придумать и нарисовать свой Волшебный лес. А еще, в ту осень когда дочке исполнится пять лет, мы обязательно напишем на разноцветных бумажных листьях много разных выдуманных праздников, не на каждый день, конечно, но много, будем доставать по одному в те дни, когда захочется повеселиться)))
Еще мне понравилось, что в книге много рассуждений. Например, обсуждается что такое прошлое, будущее и настоящее, что такое время, почему если одна - то снежинка, а если много - то снег, рассуждения о внутренних часах, о том, что после праздника Новый год световой день начинает расти. Так же встречается объяснения возможно новых слов для ребенка. Не могу вспомнить все, припоминаю только летопись, перепрограммирование, срезать угол... больше не помню.
Отличное путешествие вышло у Понепята с Воссой, каждая мелочь продумана. Я думала они повиснут на листиках и полетят, даже удивилась, что Понепят привязал к дереву много листьев, а оказалось, всё не так-то просто))) Летели с комфортом, утеплившись и с припасами)))
А какие замечательные рассуждения у Понепята: "Настоящая красота так тиха, но не заметить её невозможно!", "Удивительно, из каких мелочей складывается наша жизнь!" и т.д..
А помните ситуацию, когда Понепят наконец-то встретился с Горнасом? Птица обещала, что поможет добраться ребятишкам домой, а когда дошло до дела, то начал мяться. Какой отличный повод порассуждать с ребенком, что и среди людей встречаются безответственные, которые легко дают обещания и так же легко про них забывают. Что в жизни, в первую очередь, нужно рассчитывать на себя.
Такие вот впечатления у меня от прочитанной книги. Я осталась довольна. Замечательная сказка со смыслом, прекрасные иллюстрации Ольги Фадеевой!

www.labirint.ru

Мероприятия

Небом дышать трудно

В городе многолюдном,

Плотно укрытом от выси

Ворохом будничных мыслей.

Но ты дыши – небом!

В.Топоногова

 

В теплый осенний день 16 октября 2015 в городской библиотеке состоялся творческий вечер Виктории Топоноговой «Дыши небом», который стал настоящим праздником, ярким событием в жизни любителей поэзии. Зал библиотеки на время превратился в театрально-концертную площадку, где так продуманно, так гармонично было представлено творчество В. Топоноговой.

Её поэзия очень многогранна, в ней каждый может найти близкое и сокровенное – своё. «Стихи писать легко, – пишет Виктория, – труднее вынуть душу из сердца своего и в стих её вложить». А у неё это очень хорошо получается. Она тонко чувствует окружающий мир, умеет своеобразно и талантливо рассказать большой читательской аудитории о том, что её волнует. Она пишет о любви и счастье, о семье и детях, материнстве, домашнем очаге и уюте и о многом другом, что важно для каждого человека. Пишет мудро и непосредственно. Мне очень близки стихи Виктории Топоноговой, а в её исполнении они особенно яркие и образные.

Поэзия Виктории Топоноговой перекликалась с песнями, написанными на ее стихи авторами-исполнителями: Наташей Карповой, Ларисой Чайкой, Андреем и Анастасией Чайкиными, исполнившими песни под аккомпанемент гитары и скрипки. Две песни: «Снежные сны» и «Москва» исполнялись ими впервые, и, как призналась Виктория, она и сама их ещё не слышала.

У каждого исполнителя была своя любимая тема, свои средства выразительности. Неподдельно искреннее исполнение авторов, – нежное и лирическое, задорное и жизнеутверждающее, – никого из зрителей не оставило равнодушным.

Виктория – разносторонняя творческая личность. Она – талантливый художник, поэт и прозаик. Два её рассказа «Утро, степь и чудо» и «Архитектор уникальных миров» красочно и образно прочла Светлана Куликова. А небольшая выставка живописных и графических работ, представленная в библиотеке, внесла дополнительный штрих в атмосферу вечера.

Викторию Топоногову приехал поздравить представитель Балашихинского ЛИТО «Метафора» Андрей Шатохин, он прочитал её стихотворение «Арбатский художник».

Также Виктории и Наташе Карповой представитель Международной гильдии писателей Андрей Корольков вручил дипломы и диски с конкурса «Музыка детства-2015», в котором они принимали участие, и Благодарственное письмо от Управления по делам культуры, молодёжи и спорта Администрации Угличского муниципального района за активное участие в праздничных торжествах, посвящённых 1075-летию г. Углича.

От всей души хочется пожелать новых творческих успехов и достижений Виктории Топоноговой, счастья и здоровья ей и её близким!

 

Светлана Васильевна Харкевич       

sozvuchie-zheldor.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.