Виктор цой стихи воспоминания документы


Марианна Цой - Виктор Цой. Стихи. Документы. Воспоминания читать онлайн

Я думаю, что не наличие в нас обоих восточной крови определяло наши отношения с Виктором. Для нас главными были человеческие отношения. Цой был чистой воды ленинградец. Хотя, конечно, есть такое понятие, как зов крови, и рано или поздно он дает о себе знать. В Алма-Ате к Виктору очень потянулись корейцы. Они полюбили его невероятно. Поначалу он относился к этому скептически. По паспорту он писался русским. А потом потихонечку стал себя чувствовать в их среде все более и более уютно. Каждый раз, прилетая в Алма-Ату, пропадал у них в корейском ресторанчике. Очень ему нравилась их кухня.

Потом он очень полюбил японцев. В Монреале я познакомился с представительницей японской компании «Амьюз корпорейшн» — она посмотрела «Иглу» и очень заинтересовалась. Видимо, она передала это своим боссам, и мы встретились с ними на фестивале в Парк-сити. Там у нас был трехэтажный дом, в котором мы все жили: Джоанна, Юрий Каспарян. Виктор, Наташа и я — и после показа «Иглы» мы устроили там грандиозную вечеринку, куда пригласили всех продюсеров, в том числе и этих японцев. Выяснилось, что это очень крупная компания, которая занимается шоу-бизнесом. Они и рок-музыкантов ведут, и фильмы снимают, и народной музыкой занимаются — в общем, у них обширная сфера культурной деятельности. И они пригласили нас в Японию. Я не смог туда поехать — был в Нью-Йорке, продолжал работу над советско-американским проектом. Виктор поехал вдвоем с Джоанной. Вернувшись из Японии, он был просто в восторге.

Я думаю, что ему в последнее время стала открываться новая сторона его натуры, его крови. Он принял и почувствовал восточную культуру. Хотя, разумеется, он и раньше очень много читал и любил японскую поэзию. Но одно дело — поэзия, а совсем другое — реальная жизнь. У нас никогда не было никаких разговоров о том, что нам нужен тот или иной образ жизни — западный или восточный. Но я чувствовал, как его притягивал Восток. Собственно, Америка его так и не очаровала. А Япония его влекла со страшной силой.

Первой акцией, задуманной в Японии, должен был стать совместный концерт. Компания «Амьюз Корпорейшн» затевала двадцатичетырехчасовую программу, которая в прямом эфире транслировалась бы на весь мир. Программа планировалась как концерты японских групп в различных частях света: некоторые группы выступают в Лондоне с какой-нибудь английской командой, другие в Ленинграде с группой КИНО, в Америке еще с кем-то… Эта грандиозная затея должна была состояться осенью прошлого года.

А еще компания бралась устроить группе КИНО всемирное турне. Правда, вместе с японской группой SOUTHERN STARS («Южные звезды»). Они хотели, чтобы Виктор с ними выступал.

В общем, планы были грандиозные. Компания давала нам крупные деньги на фильм. У меня до сих пор хранится очень забавный телекс, который они прислали нам, пока мы с Виктором были еще в Нью-Йорке: «Виктор и Рашид! Мы готовы к сотрудничеству с вами, мы готовы вкладывать в вас деньги, как в самые яркие молодые таланты Советского Союза». Мы тогда очень смеялись.

Я что хочу сказать — от некоторых я слышу рассуждения, что Виктор уже исчерпал свой творческий запас. Это просто спекуляции. До этого еще очень далеко было. На самом деле он только начинал разворачиваться. Разумеется, даже то, что он сделал — огромно и это навсегда войдет в нашу историю. Но и впереди у него были не менее интересные вещи.

Еще я помню такой момент. Однажды, еще в восемьдесят шестом, мы сидели всю ночь напролет у Марианны дома на проспекте Ветеранов и болтали. Марианна зажгла свечи и мы беседовали о том, о сем несколько часов подряд. Было уже около четырех часов ночи, как-то речь зашла о Гребенщикове, и Виктор сказал такую фразу: «Вот если бы Борис сейчас умер, он стал бы легендой». Эту фразу можно понять по-всякому. Я посмотрел на Виктора — у него слезы были на глазах. Он произнес это очень прочувствованно. В этом не было пожелания человеку чего-то дурного — напротив. То ли он что-то уже предчувствовал тогда? Не знаю. Опять же я не мистический человек. Но был в этом какой-то момент заклинания.

В устах Виктора эта фраза была абсолютно естественна, в этом не было никакой иронии. Просто он являлся олицетворением романтизма, он в нем жил, он был у него в крови.

В последние годы он очень замкнулся, ограничил круг друзей, практически все время проводил дома — в Москве он жил у Наташи. Иногда короткими вылазками выбирались в ресторан поужинать. А так — концерты, дом. Вот и все. Виктор очень не любил ходить по улицам, собирать вокруг себя толпу зевак, чтоб на него показывали пальцами. Это не доставляло ему удовольствия. Ему нравилась популярность как доказательство того, что он чего-то стоит.

Вообще, в нем произошла интересная перемена. Я помню, еще в Ленинграде мы с ним целыми днями тусовались, он не приходил домой, мы ночевали в каких-то странных местах и у разных людей. А потом, после встречи с Наташей, он стал очень домашний, его круг общения ограничился считанными людьми. Конечно, каждому человеку хочется иметь свой угол. Они собирались с Наташей покупать квартиру. Тут все понятно — если лет в двадцать бездомность можно сносить еще относительно спокойно, то сейчас ему было уже двадцать восемь и хотелось пожить более-менее по-человечески.

Часто о Викторе говорят — одиночка. Конечно, говорить можно по-всякому, но что касается конкретно Виктора, то он вообще не любил оставаться один. Не то, чтобы он чего-то боялся, просто не мог один и все. Кто-то все время должен быть рядом с ним. Я это не раз замечал. Цой очень не любил в гостиницах жить. Когда он приехал на съемки той же «Иглы», я ему сказал: «Вот твой гостиничный номер. Он все время будет за тобой. Пожалуйста, если тебе нужно будет уединиться, побыть одному…» Цой ни разу им не воспользовался. Он все время жил у нас. И когда говорят о Викторе, что он человек необщительный или — грубый, отталкивает людей — это не так. Просто, особенно в последнее время, он общался с очень немногими, но с друзьями был замечательным, открытым человеком.

Мы могли говорить с ним о чем угодно — о кино, о музыке, о жизни вообще. Но, наверно, сутью наших разговоров, как и любого дружеского общения, было выяснение нашей правоты: «Ведь я прав, что…» То есть мы подтверждали правоту наших взглядов на мир. Споров у нас не было. Конечно, у каждого есть индивидуальные взгляды на какие-то вещи, но мы находили всегда что-то общее и это доставляло нам удовольствие.

Я бы еще вот что хотел добавить. Его музыка — это не только Виктор Цой, это еще и группа КИНО. Виктор сам всегда это подчеркивал. Я глубоко убежден, что КИНО не имело бы такого своего лица, если бы не было Юры Каспаряна. Звучание его гитары для меня одно из самых любимых в советском роке. Мне кажется, что это был пример счастливейшего сотворчества. Когда я с ними познакомился, они вообще были как братишки — старший и младший. Виктор мне рассказывал, что когда он взял Каспаряна в группу, многие ему говорили: зачем ты его берешь, он ни во что не врубается! Юрик до этого тяжелый рок играл, по-моему. И все Цою говорили: у тебя же совсем другой стиль, ничего у тебя с ним не получится. А Виктор сразу в нем увидел своего человека. Это очень важно, когда люди, несмотря на всякие наговоры со стороны, видят суть и доказывают, что они правы. Я думаю, есть такие музыканты, для которых самое важное — он сам, а остальная группа может быть в любом составе. Для Виктора же группа была очень важным элементом творчества. Не мне судить, что происходило внутри, об этом вправе судить только они сами, но я считаю, что у КИНО был идеальный состав.


libking.ru

Виктор Цой. Стихи, документы. воспоминания.

Виктор Цой. Стихи, документы. воспоминания.

Опубликовано 15.07.2011 - В рубриках: Литература

Виктор Цой. Стихи, документы. воспоминания. СПб, Новый Геликон, 1991. Составители – А. Житинский, Марианна Цой.

обзор книг о Цое следует начать именно с нее, так как это первая книга о нем. Эту книгу часто называют «библией киномана», потому что она, по сути, стала первой попыткой собрать воспоминания окружения, избранную прессу и интервью о Цое. И до сих пор та информация, которая впервые  была опубликована в этой книге, является эдаким «каноническим набором» знаний, воспоминания из этой книги постоянно перепечатываются и кочуют с сайта на сайт. Однако мало кто учитывает ее главный недостаток для работы исследователя: она освещает преимущественно питерский период жизни Виктора и почти ничего не рассказывает о «московском» (в этом признаются сами авторы-составители в предисловии). Точнее она у кого то из киноманов сформировала такую  позицию, по которой «питерский» период был счастливым, а «московский» — печальным и тяжелым в жизни Цоя. Картина нарисованная этой книгой получается немного однобокая. Итог: по современным меркам книга остается ценной, но она чересчур «затерта». и одной ее мало, чтоб составить более полную картину.

Содержание книги:

М.Цой. Повесть «Точка отсчета»

Воспоминания:

Максим Пашков. «Если не он, то кто?..»

Андрей Панов. «Когда сочиняешь музыку, в голове должен стучать барабан…»

Алексей Рыбин. «КИНО с самого начала» (фрагменты повести)

Борис Гребенщиков. «Мы были, как пилоты в соседних истребителях…»

Андрей Тропилло. «Трагедия не может быть попсовой…»

Александр Титов. «Он искал современный язык…»

Михаил Науменко. «Не был он ангелом, как не был и демоном…»

Нина Барановская. «Я не верю, что он сделал все, что мог…»

Анатолий Соколков. «Он не мог общаться ни с каким начальством…»

Константин Кинчев. «Друзья оставляют после себя черные дыры…»

Александр Липницкий. «Он как никто мог поднять человека с колен…»

Юрий Каспарян. «Боролись за одно — напоролись на другое…»

Рашид Нугманов. «Подлинное чувство магнетизирует…»

Интервью Виктора Цоя:

Интервью газете «Политехник» (Ленинград)

Интервью газете «Аргументы и факты»

Интервью газете «Молодежь Эстонии»

Интервью бюллетеню «Новый фильм» (Алма-Ата)

Интервью газете «Молодой ленинец» (Волгоград)

Интервью газете «Советская молодежь» (Рига)

Интервью газете «Ленинская смена» (Алма-Ата)

Питерский самиздат о группе Кино:

Самиздат:

1. Материалы журнала «Рокси»

Из рецензии на концерт – Рокси № 6, 1983

Из интервью с Лешей Рыбиным – «И рыба, и мясо», Рокси № 6, 1983

Из статьи «Расклад-84» – Рокси № 8, 1985, А. Гуницкий

Из рецензии на альбом «Начальник Камчатки» Рокси № 7, 1984, Б. Хрюндгоер

Из статьи «Питер ин рок» – старый Рокер, Рокси № 9, 1985

Из статьи «Мартовские ИДы-85» – Алек Зандер, Рокси № 9, 1985

Из рецензии на альбом «Это — не любовь» – Саша Скримами, Рокси № 10, 1985

Из интервью Виктора Цоя «Взгляд с экрана», Рокси № 10, 1985

Из статьи «Золото на голубом» – Алек Зандер, Рокси № 11, 1986

Из рецензии на альбом «Ночь» – В. Терещенко, Рокси № 11, 1986

Из статьи «Данный момент» – Алек Зандер, Рокси № 12. 1987

Из статьи «Ночь со среды на понедельник» – Алек Зандер, Рокси № 13, 1987

Из рецензии на альбом «Группа крови» – А. Житинский, Рокси № 14, 1988

Из рецензии на альбом «Звезда по имени Солнце» – А. Струков, Рокси № 15, 1990

 

2. Материалы журнала «РИО»

Виктор Цой: «У нас у всех есть какое-то чутье…» РиО № 19, 1988

Владимир Терещенко: «Стоит того, чтобы жить…» РиО № 19, 1988

 

Пресса:

Николай Мейнерт. Три взгляда на «Кино»

Евгений Додолев. Начальник «Камчатки»

Феликс Аксенцев. День в «Кино»

Нина Тихонова. Дон Кихот из котельной

Михаил Шлямович. Интересное «Кино» Виктора Цоя и его повороты

Сергей Шолохов. Игла в стогу сена

Артур Гаспарян. «Он не ищет славы»

Михаил Садчиков. Звезда по имени «КИНО»

Артем Троицкий. Отвергая соблазны…

Артур Гаспарян. «Кино» готово

Н. Солдатенков «Кино» без Цоя?

Джоанна Стингрей. У меня был друг, его звали Виктор…

 

Александр Ягольник. Место для шага вперед

Михаил Садчиков. Воскресение Виктора Цоя

Валентина Васильевна Цой. Легенда о Викторе Цое

Татьяна Байдакова «Фуршет» по-московски

Михаил Садчиков. «Витя, Марьяна и Саша». Фрагменты интервью

тексты песен из альбомов,

Иллюстрации: фото, нэцке. рисунки

А.Житинский. Послесловие к жизни

Письма в ж-л «Аврора»

Комментарии

posledniy-geroy.ru

От составителей. Виктор Цой. Стихи. Документы. Воспоминания [без иллюстраций]

От составителей

Начиная работу над этой книгой, мы стремились прежде всего к тому, чтобы она была достойна памяти человека, которого мы любили и продолжаем любить. Еще нам хотелось чтобы информация, содержащаяся в ней, была из «первых рук». Поэтому основу книги составили воспоминания людей, близко знавших Витю. Большинство из этих воспоминаний не написаны их авторами, а рассказаны перед микрофоном специально для нашей книги. Мы не стремились исправлять ошибки и согласовывать разные версии одних и тех же событий, возникающие в рассказах мемуаристов. Каждый человек имеет право на собственную память и отвечает за свои слова. Не стремились мы и к тому, чтобы в воспоминаниях возникал некий «иконописный» образ — образ человека, лишенного недостатков и слабостей.

Значительную часть книги составляют стихи Виктора Цоя, впервые собранные и систематизированные по альбомам группы КИНО. Сам автор редко называл их стихами и не стремился к их отдельной публикации, поэтому мы назвали этот раздел скромно: «Тексты альбомов группы КИНО». Вошли сюда и отдельные стихи, которым не нашлось своего места в альбомах группы. Мы не ставили себе задачу разыскать все такие тексты, вероятно, их больше, чем представлено в книге.

Следуя авторской позиции не пользоваться при записи текстов песен знаками препинания, мы избавили тексты от точек и запятых и сверили их с магнитофонными записями альбомов.

Несколько разделов книги заняты перепечатками публикаций о Викторе Цое и группе КИНО из различных изданий — официальной прессы и самиздата, центральных и периферийных. Иногда они грешат неточностями, но мы также оставляем высказывания в этих статьях, интервью и заметках на совести их авторов.

Кстати, об интервью. Мы включили в состав книги только несколько, где наиболее достоверными, с нашей точки зрения, выглядят ответы Виктора, хотя и здесь не следует принимать все на веру.

Помещенные в книге фотографии по большей части взяты из личных архивов музыкантов и фотографов. Часть из этих снимков невысокого или любительского качества. Но мы зачастую отдавали им предпочтение перед профессиональными работами в силу их уникальности.

Как легко заметит читатель, наша книга получилась с питерским уклоном, ибо в ней наиболее подробно освещен питерский период жизни и творчества Виктора — от его рождения до 1987 года, после чего он бывал в родном городе лишь наездами. Мы считаем это оправданным, потому что этот город сформировал Виктора Цоя, здесь прошли его детство, юность и большая часть творческого пути, здесь остались верные друзья и близкие люди. И здесь Виктор Цой нашел вечный приют.

Мы хотим поблагодарить всех, кто помогал нам в работе над книгой авторов воспоминаний и журналистов, фотографов, художников, корректоров, наборщиков. Нам кажется, что все они делали эту книгу с большой любовью к Вите, которая не позволяла спуститься на уровень масс-культуры или шоу-бизнеса, не позволяла лгать и дешево клясться в любви, не позволяла опошлять имя любимого народом певца, музыканта и поэта, уже пущенное в коммерческий оборот предприимчивыми людьми.

Мы надеемся, что наша книга будет с интересом читаться всеми, кто любит песни Виктора Цоя, кто помнит фильмы с его участием, кто носит в душе его благородный облик и вместе с нами скорбит о его безвременном уходе.

Марианна Цой

Александр Житинский

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

biography.wikireading.ru

Книга "Виктор Цой. Стихи. Документы. Воспоминания" из жанра Биографии и мемуары

Последние комментарии

 
 

Виктор Цой. Стихи. Документы. Воспоминания

Автор: Цой Марианна, Житинский Александр Николаевич Жанр: Биографии и мемуары Серия: Звезды рок-н-ролла Язык: русский Год: 1991 Страниц: 89 Издатель: Новый Геликон ISBN: 5-85-395-018-5 Город: Санкт-Петербург Добавил: Admin 3 Июл 11 Проверил: Admin 3 Июл 11 Формат:  FB2, ePub, TXT, RTF, PDF, HTML, MOBI, JAVA, LRF


  онлайн фрагмент книги для ознакомления

фрагмент книги

Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

Аннотация

В сборник о поэте и музыканте Викторе Цое вошли его стихи, воспоминания о нем родных и друзей, многочисленные публикации о Цое и группе КИНО в прессе, документы, автографы, фотографии.

Книга богато иллюстрирована.

Рассчитана на массового читателя.

Объявления

Где купить?



Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Цой Марианна

Другие книги автора Житинский Александр Николаевич

Другие книги серии "Звезды рок-н-ролла"

Похожие книги

Комментарии к книге "Виктор Цой. Стихи. Документы. Воспоминания"


Комментарий не найдено

Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться

 

 

2011 - 2018

www.rulit.me

Виктор Цой «Стихи. Документы. Воспоминания» — отзыв amanda_winamp

И почему так происходит, когда человек тебе близок духовно, когда есть что сказать о нём – ничего не выходит? Который день я пытаюсь написать свой отзыв об этой книге..Ей уже 20 лет, страницы пожелтели, но текст, фотографии не изменились, они остались такими же живыми, такими же близкими, как много-много лет назад..
Дочь моей подруги увлекается русским роком. Пришла к нам в гости с книгой о Цое. Я попросила показать, и вдруг заметила, что она прижала её к груди. Как знаком мне этот жест! Да, я помню, как никому не могла дать в руки любимую книгу, даже посмотреть, я боялась чего-то, наверное, того, что могу потерять её.. «Ничего, - сказала я, у меня тоже есть кое-что!», - и полезла на полку.
И вот я снова держу в руках эту книгу. Обложка обёрнута калькой, чтобы не истрепалась, ведь книга в мягкой обложке, и вновь передо мной жизнь и творчество Виктора Цоя. Воспоминания его друзей и родных. Тексты его песен – бесценный клад для нас тогдашних и теперешних! Статьи из газет и фотографии. Вся жизнь перед глазами казалось, ан нет..Виктор неуловим, он не на ладони, он где-то вне, он- в творчестве, он в песнях. Ему тесно, ему душно, ему нужен глоток воздуха, иначе он задохнётся.. Такие у меня ощущения остались после того, как я снова перечитала эту книгу. Раньше я не замечала, нет вернее сказать не чувствовала этого человека настолько глубоко. Был Виктор Цой, были его песни, мы пели их, любили и очень переживали, когда узнали страшную новость..Но только тогда я не чувствовала его отрешённость, присутствие в нём даже не одиночества, нет, Виктор не был одинок, но что-то было в нём неуловимое, он был вне. Он был собой, даже когда это было практически невозможно, он оставался собой. И поэтому он был понятен и любим- он был правдив, он не врал и не заигрывал, он просто был..Такой как есть. И его любили и понимали. Его творчество рождалось из всего, что его окружало..Вот, к примеру, песня «Алюминиевые огурцы» яркий тому пример. Учащихся посылали на уборку в поле, собирали огурцы, и у Виктора сложился такой образ- огурцы алюминиевые- поле брезентовое, он тогда чувствовал так, и он об этом спел, а каждый уже ищет для себя смысл в этой песни. Я всегда понимала, что всё вокруг, что было не настоящее, и то, что нам говорят делать- это неправильно. Или каждый раз, смотря в последний месяц зимы в окно, повторяю как заклинание его строчки:

А снег идёт стеной,
А снег идёт весь день,
А за той стеной стоит Апрель..

Кто хочет, тот увидит здесь просто приход весны, но чаще всего с чем ассоциируется весна? С чем-то новым, непременно теплом и каким-то необыкновенным чувством пробуждения всего. Тогда почему из глаз его тогда

посмотрит тоска

? И всё- таки, есть надежда,

мы увидим в тех глазах солнца свет.

Виктор часто писал о солнце, как будто ему его не хватало. Вот почему он был вне..Он был вне тьмы, вне болота и трясины, он был светом, и нёс этот свет по-своему.
Виктора трудно читать как поэта, его надо слушать. Я очень уважаю других музыкантов этой культуры, но прошу простить, для меня песни Цоя звучат только в его исполнении. Но это отступление, я ведь говорю сейчас о книге.
Каждая глава- это воспоминания. Как всё начиналось и что было потом. Мне очень понравились воспоминания Марианны Цой. Сказать, что она сделала Виктора, это неправильно, Виктор был сам, но эта женщина была его спутницей, его поддержкой, его ангелом-хранителем, если так можно сказать. Ей отдельное спасибо за такую тёплую историю о жизни Виктора.
В конце книги – статьи из газет, интервью с Цоем и отзывы поклонников о его памятном концерте. А ещё краткая хронология жизни и творчества Виктора Цоя.
Да, мало он прожил, мало..Но ведь именно он сказал однажды:

«..а жизнь – только слово, есть лишь Любовь и есть Смерть..».

Он сказал своё Слово, он остался навсегда. Его помнят и любят до сих пор, его песни будут петь.

Эйка (Днепропетровск)
НА СМЕРТЬ ВИКТОРА ЦОЯ
Последний герой похоронен был в праздник Воздушного Флота.
Фонтаны салюта взлетали дежурно над ним.
А ливень все шел, замывая восторг идиотов,
И город, как прежде, огнями стрелял по живым.
Прогулка романтика кончена — плащ превращается в точку,
И ночь обнимает весь мир, велика и мудра.
Где тайны твои? Как звезда переплавлена в строчку?
И как, объясни, в эту ночь дожить мне до утра?

www.livelib.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.