Вероника долина стихи для детей


Вероника Долина - Стихи и песни читать онлайн

А для тех, кто когда-то сорвался, собрал чемоданы…

М.Володин

А для тех, кто когда-то сорвался, собрал чемоданы,
Укатил-улетел, наши радости кажутся странны.
Им чудны наши беды, у них — даже беды другие.
Но и мы и они,
Но и мы и они,
Но и мы и они друг без друга больны ностальгией.

Вот как встретимся где-то: у нас ли, у них — все едино,
Все же лучше у нас — здесь прошла наших дней половина.
Правда, лучше у нас, ибо все мы российские дети, —
Словно не было их,
Словно не было их,
Словно не было их — разлучивших нас десятилетий.

И поедем в Прибалтику: в Ригу махнем или в Вильнюс.
И за лишний червонец швейцар нам отпустит навынос,
И на третьей бутылке минувшим набухнет плацента,
Заслезятся глаза,
Заслезятся глаза,
Заслезятся глаза, и очистится речь от акцента.

И в гостиничном номере, на перекрестке вселенной,
Будем петь о любви, о любви и о жизни нетленной.
Да и что наши встречи в пространствах земных, как не чудо?
Я туда не хочу,
Я туда не хочу,
Я туда не хочу, а они не вернуться оттуда.
Я туда не хочу, а они не вернуться оттуда.

А за всё, что выйдет боком…

А за всё, что выйдет боком
И представится грехом —
Я отвечу перед Богом,
Перед Богом и стихом.

И не стану кликать смерть.
Кто же я — земная мякоть
Или неземная твердь?

Подведу тебя к порогу
И скажу как на духу:
Отвечаю только Богу,
Только Богу и стиху!

Подожду, не стану плакать
И узнаю наизусть:
Кто же я — земная слякоть
Или неземная грусть?

Наживу с годами грузность,
Как и вся моя семья.
Кто же я — земная трусость
Или тайна бытия?

Освещаю ли дорогу?
Горожу ли чепуху?
Отвечаю только Богу,
Только Богу и стиху!

1984

А когда я болела…

А когда я болела,
Да, когда я болела,
О, как сильно тогда
Моя мама жалела!

И когда я кричала
Больными ночами,
Как она защищала
Большими плечами!..

А когда меня юность
Дотла не спалила,
Обожгла
Да лихую судьбу посулила,

Откатясь от огня,
Я на холоде тлела —
Только мама меня
Больше не пожалела!

Помню, как накатило
Болезнями детство,
И она находила
Чудесные средства.

А сжималось кольцо,
Означавшее муку —
Помню, дула в лицо
Или гладила руку…

И минуты свои
И часы — не считала.
Но запасы любви
Все тогда исчерпала.

Ведь с тех пор, что я в детстве
Так страшно болела,
Меня мама моя
Никогда на жалела.

1981

Спокойной ночи, малыши! или Чёрная колыбельная

А ну, собирайтесь к экранам, детишки! | Dm G7 С
Весёлую сказку я вам расскажу. | Dm6 G7С
Сначала посмотрим картиночки в книжке: | F Fm С
Вот кладбище, гробик… и я в нём лежу! | F G#G7 С

Теперь, ребятишки, послушайте сказку,
Как Бабой-ягой подавился Кащей,
Как птички клюют у покойничков глазки
И чей-то скелетик стоит у дверей!

А сказки, ребятки, совсем и не враки:
И дома у всех привиденья живут,
И ночью, могилки разрыв, вурдалаки
У вас, крохотулечки, кровушку пьют!

Чу! Волки завыли, глаза свои страшшшшшно тараща,
Да вон уж и Филя за мной прилетел,
А звать меня, деточки, дяденька Саша,
А дядю Володю я с Хрюшею съел!

Ну что ж, до свиданья, девчонки, мальчишки!
До скоренькой встречи в двенадцать часов!
Теперь поменяйте, ребятки, штанишки!
Спокойненькой ночки, приятненьких снов!

1987

А пока я снимала, как Люк Бессон…

А пока я снимала, как Люк Бессон,
Молодых людей на Майорке,
Мой волшебник-дед постучал в мой сон,
Весь веснушчатый, в гимнастерке.
— Подымайся, бессовестная, — сказал, —
Ты не Шурочка в пелеринке.
Видишь: банк, телеграф, наконец, вокзал
Аннексируем по старинке.

Не затем я шашкой махал в степи
И в Одессу входил с Котовским,
Чтобы ты писала одни стихи,
Хоть и с выговором московским.
Не затем окруженье, Якир, мятеж
Или Питер, зима, блокада,
И семь раз отмерь, а семью отрежь,
И смотри, отрежь, кого надо.

Много сказок при свете полной луны
Я б тебе рассказал, босячке,
Чтобы тонны слюны в масштабах страны
Дали павловские собачки.
Подымайся, деточка, труд не велик,
Я устал говорить и сниться,
Пусть мой старший правнук духи "Лалик"
Сам привозит тебе из Ниццы.

Твоих глупых сверстников Карабас
Заставляет бежать по нитке.
Полюбуйся: твои Гайдар, Чубайс —
Оголтелые пережитки.
Дунь налево, направо — твой брат Шекспир,
Твой учитель, возможно, Лютер,
И не тронет тебя ни один вампир,
Когда сядешь ты за компьютер.
И не тронет тебя ни один вампир,
Когда сядешь ты за компьютер.

А природа на них смотрела…

А природа на них смотрела
Сквозь утренние лучи.
— Вот твой лук, вот твои стрелы,
Теперь куда хочешь мчи!

Знаю, в городе есть невеста,
Руки ее нежны.
Но я сегодня невесты вместо,
А вместе — вместо жены.

Муж из лесу вернется хмурый,
Добычлив и бородат.
Я бы стены украсила шкурой,
Да он ведь ее продаст…

А если станет опять браниться,
Если вновь за свое —
Уж он дождется, давно хранится
В кладовке ему питьё.

Но ты жалеешь меня, мой милый.
Как вечер, стучишь в окно.
Что ж до невесты твоей постылой,
То это нам все равно.

И проснемся мы, чуть живые,
Едва забрезжит рассвет,
И помчатся твои борзые
Вновь за тобою вслед.

А случится такое лихо —
Жениться тебе пора, —
Знай, что ждет твоя лесничиха
И эту ночь до утра.

Догорает свечной огарок.
Звезды — миг и умрут.
А на пальце моем подарок,
Зелененький изумруд.

1978


libking.ru

Вероника Долина | Стихотворение дня

Сегодня день рождения у Вероники Аркадьевны Долиной.

Сегодня испугала мужика.
В Сбербанке дело было. Там, пока
Я карточку вытаскивала с сердцем,
Почуяла: прекрасный дикий дух,
Сырой и пряный — но пронёсся вдруг…
Цветка иль табака? Лаванды с перцем?

Ну я и наклонилась к мужику,
Как будто, чтоб сказать ему «ку-ку»
Или иное слово человечье…
И, отодвинув тёмные очки
(Уж так пугливы наши мужички),
Взяла его тихонько за предплечье.

И говорю ему: парфюм, табак?
Что это пахнет пряно, пьяно так?
Чем это пахнет так свежо и ярко?
О, как он отшатнулся, как скакнул!
О, как он истерически сглотнул.
Прекрасный обитатель зоопарка.

Силы небесные, силы неравные,
Вечер недолог, путь недалек.
Если не с бездною, значит — с нирваною
Тихий, усталый веду диалог.

Силы небесные, силы всесильные,
Кончится август — я в осень войду.
Реки молочные, бреги кисельные
Не замерзают в этом саду.

Силы небесные, строки вечерние,
Сны беспокойные, светлая тьма.
Силы сыновние, силы дочерние,
Дети как дети, зима как зима.

«Песня Нибелунгов» — ах, не отвлекайся.
Ах, не увлекайся книжками, дитя.
Низко пролетает Акка Кнебекайзе,
Мягкими крылами тихо шелестя.

Смейся, да не бойся, бойся, да не кайся,
Старшего не трогай, младшего — не смей.
Низко пролетает Акка Кнебекайзе,
Старая вожачка племени гусей.

Книжки — это дети, дети — это книжки,
Горькие лекарства дорогой ценой.
Акка Кнебекайзе пролетает низко,
Акка Кнебекайзе прямо надо мной.

Опыт говорит — бери дыхание,
Опыт говорит — имей терпение.
Это плавниками колыхание,
Люди знают, называют пением.

Легких пузырьков кругом роение
И кораллов стройное стояние —
Может, это только настроение,
А быть может, даже состояние.

Жизнь кругом кипит, клубится, теплится,
Океан — вселенная зовущая.
Рыбина плывет — бока колеблются,
Рыбина поет — она поющая.

У Москвы осенней,
У Москвы соседней —
Мало понедельников,
Много воскресений.

Дождик её мочит.
Гром над ней грохочет.
Надо бы проснуться —
А она не хочет.

То жуёт коренья.
То варит варенья.
Будто точно знает —
Кто — венец творенья.

Будто нету книжек,
Нот или тетрадок.
Только груздь да рыжик,
Высший распорядок.

Где стояли школы —
Стала половина…
Только мёд и пчёлы.
Крест и домовина.

У Москвы соседней,
У Москвы господней —
Всё, как есть, в последний
Разик в преисподней.

Там темно и скользко.
Не простят ни разу.
И побитых войско,
Без руки, без глазу.

Ни о чём не спорят.
Да и в ус не дунут.
Сразу брюхо вспорют,
Сразу в очи плюнут.

У Москвы осенней,
У Москвы соседней —
Множество куплетов есть.
И этот — не последний.

poem-of-day.rifmovnik.ru

Стихи и песни - Вероника Долина

 

А для тех, кто когда-то сорвался, собрал чемоданы…

А для тех, кто когда-то сорвался, собрал чемоданы, Укатил-улетел, наши радости кажутся странны. Им чудны наши беды, у них — даже беды другие. Но и мы и они, Но и мы и они, Но и мы и они друг без друга больны ностальгией. Вот как встретимся где-то: у нас ли, у них — все едино, Все же лучше у нас — здесь прошла наших дней половина. Правда, лучше у нас, ибо все мы российские дети, — Словно не было их, Словно не было их, Словно не было их — разлучивших нас десятилетий. И поедем в Прибалтику: в Ригу махнем или в Вильнюс. И за лишний червонец швейцар нам отпустит навынос, И на третьей бутылке минувшим набухнет плацента, Заслезятся глаза, Заслезятся глаза, Заслезятся глаза, и очистится речь от акцента. И в гостиничном номере, на перекрестке вселенной, Будем петь о любви, о любви и о жизни нетленной. Да и что наши встречи в пространствах земных, как не чудо? Я туда не хочу, Я туда не хочу, Я туда не хочу, а они не вернуться оттуда. Я туда не хочу, а они не вернуться оттуда.

litresp.ru

Вероника Долина: «Коронавирус не дождется от меня стихов»

Поэтесса и бард рассказала «МК» о внутреннем шоке от потери свободы

— Сегодня многие пишут о том, что карантин помог им наконец-то разобрать старые бумаги и вообще заняться делами, которые они долго откладывали. А как вы проводите время в самоизоляции?

— Мое карантинное время выглядит довольно обыденно. Домашнее утро. Зона обеда. Зона ужина. Два выгула собаки. Один поход за продуктами. Самые простые обязательства, которые строят день, без этого нельзя. Это тоже санитария духа. Кстати, уборка или даже внеплановая смена постельного белья тоже годятся. К этому добавим стихи, прозу, пару фильмов или даже больше.

Некоторое параллельное музыке измерение тоже существует, я и сочиняю (пара подходов в день к инструментам), и анализирую то, что мне помогало в предыдущие, возможно нелегкие периоды, музыка при мне. Самое чувствительное — это внутренний шок от потери свободы. Крайне трудно планировать что-либо. Личное, художественное.... Летнее или осеннее. Издательское или звукозаписывающее, не дай бог, концертное. Оно не планируется… фантазия оробела. Вот тут потеря. Тут просто стигматы.... Ноет и кровоточит.

— Вы читаете на своей странице сказки. Насколько вы вкладываете в них терапевтический эффект, или это скорее развлечение?

— Это было совсем легко придумать, я и не придумывала, оно само. Это 10-летней давности моя работа, переводы старинной книги писательницы XII века из средневековой Франции. И тогда, занявшись этим переводом, я была увлечена сильнейше, вовлечена в особый волшебный мир, это была очень сильная терапия, я сделалась другим человеком, таким образом, я поверила безоговорочно в силу этих сказок, написанных в те времена, когда людям нужны были старые легенды, как нам в наши дни — пенициллин, что ли. Да, я очень верю в старинность. Не мне одной помогали и помогут старые строки, метаморфозы героев. Эти сны наяву — не редкость в литературе, да и в кино... трогать их своими руками — большая удача. И, ясное дело, в труднейшие недели всеобщей потерянности мне хотелось с моими слушателями разделить скромную радость книжных превращений. Развлечения в общепринятом грубоватом смысле мне вообще не друг. Эстрада мне не товарищ. Комедия мне не брат. И не сват. Человек стоит большего.

— Существует расхожее выражение: когда говорят пушки, музы молчат. Происходящее сегодня сравнивают с войной. В этом смысле насколько сложно писать стихи в такое время?

— Эти пушки и музы... Уж и не помню, кто эту расхожую пару пустил вширь. Конечно, история опровергла это тысячу раз. Конечно, хорошо бы человека художественного, homo artis, содержать в шелку и мехах, кормить с серебряной ложки жемчужным зерном... Но едва ль. Каждый проходит свое изгнание, гетто, холерный барак, войну и печь. Самые нежные художники начала ХХ века, выходцы из бурной России, прошли муки изгнания, нищету, непризнание — и так закаляли мастерство. Это хрестоматийно. Меж тем Россия ХХ века своих вообще пожрала, как Сатурн.

Как может, художественный человек таится до лучших времен, растит в себе метафизику, свое лучшее и высшее. Удержать внутреннюю свечу — не такая уж легкая задача. Помочь ближнему — первейшее, что возможно сделать. Отличный ролик молодых артистов театра им. Пушкина, сидящих взаперти, — вот уж и радость людям. Музыка из лучших опер мира — это грандиозно.

Писать стихи тому, кто пишет всю жизнь, нетрудно. Зимой и летом, в дни потрясений или упадка… даже и в наши дни извержения невидимого Везувия.

Сделать стихи первого класса — всегда нелегко, по правде сказать. Яркие, долгоиграющие. Но и это возможно, что б ни было за окном. Свою внутреннюю свечу приходится обиходить, беречь. Стихи пишу практически ежедневно.

— Сейчас многие посвящают коронавирусу стихотворения. А у вас есть поэтический отклик на происходящие события или поэт не должен следовать за общим потоком?

— Мерзкое слово «коронавирус» не дождется от меня стихов. Этого не будет. Есть табуированные имена для меня. На моей странице моей волей и моей рукой они написаны не будут. Я скажу — чума, холера, моровая язва, — но не скажу КВ. Скажу — проблема, ухудшение, испытание, тяготы, — но не КВ. Я не закрываюсь, я вообще без забрала живу, мне ведь и маска санитарная тяжела именно потому, что она — забрало, еще и в самом деле не только защищает, но и меняет человека, и главное — его лицо. Это для такой, как я, очень серьезно. Это почти немыслимо. С этим у меня проблема. Актуальная. Я сражаюсь с собой, но надеть маску для меня — проблема.

А написать стих — не проблема. И не испытывать биологический страх, страх смерти — не проблема. А ужас унижения, усекновения моего скромного «я» — большая проблема. Тут невпопад скажу о телевидении нашем на Руси. Жаль, что не могу толково сейчас сравнить с США, или Францией, или Израилем. Я в Москве сейчас, а перечисленные страны — моя внутренняя карта мира. Так вот. Большой грех на нашем ТВ. Он большой и долгий, и особенно сейчас его основная работа — порча людей — очевидна. Только выверенные цифры. Только могучие примеры самоотверженности врачей и не врачей надо бы поместить в фокусе. И самые прекрасные, мощные фильмы. Самые лучшие в мире. По всем каналам… Лица чиновников, их профнепригодность, их особенная профбезликость и стертая плохим образованием речь — особый раздражитель людей в дни испытаний. Только стойкое и прекрасное — человеку в поддержку.

— Вы выросли в семье врачей. Сегодня именно на них пало едва ли не главное бремя пандемии. А чем, на ваш взгляд, люди искусства могут помочь в это непростое время?

— Я из семьи врачей. Именно так. До сих пор могу столкнуться с абсолютно седовласым человеком, который скажет: «Я вашего папу слушал на лекциях в МГУ...» — «Папу? — смущусь я. — Да нет, деда моего вы слушали...» Патология мозга человеческого — вот чем у нас дома занимались. Особенности мозга. Его прекрасности и уязвимости. Дед возглавлял комиссию «Павлов и театр». Он был и сам весьма универсален, и нес эту идею, человека могущественного. Бабушка и мама работали в педиатрии, то есть занимались сохранностью человека в самом нежном его возрасте... Ни я, ни брат (известный японист А.А.Долин) не двинулись этим путем, нас настигла какая-то метаморфоза 60-х годов. Литература стала профессией, и все тут. Ни о чем другом мы слышать не могли. Книги. Языки. Переводы. Вот вам и особенности наследственности...

Нам следует стоять на своем. Быть на своем месте. Брат вытащил из хроник стихи своего многолетнего пребывания в японской провинции, опыт затворничества, и каждый день публикует — под маской домашнего кота Марселя. А я читаю сказки или песенки публикую… или новые стихи, прямо из печи — на стол. Музы не пропадут. Из-под пепла Помпеи и сейчас наши лица поглядывают.

— У вас есть такая строчка: «Не пускайте поэта в Париж…» Теперь великий город закрыт для туристов. Францию можно назвать вашей второй родиной, как там сегодня обстоят дела?

— Это Родина моего сердца, отчего да почему — не все знаю об этом. Теперь это уже моя вторая Сретенка. Это места, где мне хорошо, просто и естественно. Сельская Франция, идиллия упитанных коровушек и белых овечек. Прохладного моря рядом… зеленых холмов. Стала писать — да чуть не разрыдалась... то была страна детской мечты, скорее всего недосягаемой. И вдруг 1989 год — и оказалось, это реально, вот эта сказка. И я с песенками своими на сцене театра «Одеон». И я не поняла, конечно, всего великолепия момента. Думала — будни. Все, думала, впереди. А оказалось — кульминация. И было это уже давно. А 15 лет назад купили мы семейно маленькую хижину недалеко от моря и стали там проводить время с детьми и друзьями. И увидели мы, что это ах как хорошо… там все, что я люблю, язык и музыка, старина и удобство, простота и уют, все это собрано воедино, как нигде. Мой изумрудный город нашелся на Земле, а не в книжке, в потрясении от этого я и по сей день.

— Вы гастролировали по всему миру. Где, на ваш взгляд, лучше всего творческому человеку переждать пандемию?

— Не один год уже я работаю над усовершенствованием карты мира. Сегодняшние границы на замке — огромный удар по моей картографии. Мои стороны света — это США и Москва, Израиль и Франция. Это моя родня и друзья, самые мои близкие люди, и их немало. Мои внучата ликуют, как я вижу. Дети мои — взрослые люди. Один сын и лекции, и встречи онлайн ведет. Второй — читки пьес, репетиции и уроки актерские детям — приноровился. Третий, работая в кинокоманде, работает из дома, понемножку, но кино готовят. Дочке моей — она в Америке — время родить почти пришло. Ждем новостей. Да и она работает всласть все еще, не скучать же.

Я бы могла быть где угодно. В любой из 4 стран, важных для меня. Вышло так, что я в Москве. Совсем неплохо. Судьба.

— Как вы относитесь ко все усиливающимся в России мерам по борьбе с распространением вируса?

— Меры давления и ограничения — это и есть мой недруг. Моя проблема. Я именно тот, кому скажи, а он сделает наоборот. Моя публика давно выучила эту мою особенность. Меня попросить о некоей песне на концерте — почти точно эту песню не услышать.

На меня чуть надавить — это мощный протест мой вызвать. Мне нелегко. Потому что многое, почти все, — мне оскорбительно. И, конечно, не маски и рекомендации по мытью рук. Давление всем колоссальным грузом госаппарата на частного человека — это не знаю, как пережить. Мне отчаянно больно за людей. Все очень грубо делается. И никак иначе. Ниоткуда не слышу о таком давлении на человека. Но и нам не привыкать. Не жили свободно, из поколения в поколение. Зачем-то привыкли, дураки. А может, и не дураки. Еще полетаем, надеюсь. Очень надеюсь. Очень. С трудом — но отряхнемся. И — только нас и видели.

Мне ведь, в общем-то, все равно,
Где и как бормотать стихи.
У меня еще есть вино.
У меня еще есть духи.

Потому что старинный бог
Мне шептал — запасай, балда.
И придет этот самый срок.
И случится, мой друг, беда.

И ты вынешь россыпи пудр,
И расставишь отряд помад.
И припомнишь, как я был мудр,
Говоря — бери все подряд.

Не затем, чтобы толковать,
Где сегодня какой размен, —
Чтоб собою не торговать
У ворот уцелевших стен.

Будут дикие времена.
Ты увидишь — всем вопреки, —
Как он выпрямит стремена
И посмотрит из-под руки.

И пойдут на поклон как раз
Обессиленные к нему.
Но не те, кто имел запас
Многих радостей на дому.

Мы продержимся на свечах,
На лучине, карандаше,
Если свет мировой зачах
И во тьме не горит уже.

Наше дело — вина глоток.
Ароматы и корешки.
Ариадна, давай моток.
Напевай, Одиссей, стишки.

www.mk.ru

Читать онлайн "Стихи и песни" автора Долина Вероника - RuLit

Я звоню тебе из Невинграда…

Я звоню тебе из Невинграда Сообщить, что я еще жива. В Невинграде все, что сердцу надо И невиноватость, и Нева, И моя премьерная простуда, И моей гримерной суета. Мне никто не позвонит оттуда, Если я не позвоню туда. Я себя сегодня постращаю, Теплый диск покруче раскручу. В Невинграде я тебя прощаю, А в Москве, должно быть, не прощу. Я звоню тебе сюжета ради, Я жива и тема не нова. В Невинграде все, как в Ленинграде — И невиноватость, и Нева.

Я играла с огнём, не боялась огня…

Музыка А.Суханова,

Стихи В.Долиной

Я играла с огнём, не боялась огня. Мне казалось, огонь не обидит меня. Он и вправду не жёг мне протянутых рук. Он горячий был друг, он неверный был друг!

Я играла с огнём вот в такую игру: То ли он не умрёт, то ли я не умру. Я глядела в огонь не жалеючи глаз. Он горел и горел, но однажды погас.

Я играла с огнём до поры, до поры, Не предвидя особых последствий игры. Только отблеск огня на лице у меня. Только след от огня на душе у меня…

1978

Я не прочту ему стихов…

Я не прочту ему стихов — зачем ему стихи? У мужа денег попрошу, куплю себе духи. И я не стану песен петь. Какие песни, чёрт, Уж если он мой каждый сон узнал наперечёт!

У мужа денег попрошу — куплю себе чулки. Такие, что дороже нет — прозрачны и тонки. Умело подведу глаза, на шапочке перо! И вечером пойду к нему, одетая пестро.

Когда же стану уходить Под утро, чуть жива… — Я новой песенки твердить Смогу уже слова!

1977

Я нищая сиротка, горбунья и уродка…

Я нищая сиротка, горбунья и уродка, И в небо синее смотрю задумчиво и кротко. Хромуша и бедняжка, безродная бродяжка, В пыли бреду в полубреду, притом вздыхаю тяжко. Ах, где же тот, о боже, кому я всех дороже? Ах, где же тот, что тоже ждет, спешит навстречу тоже? Быть может, он — волынщик, а может быть — корзинщик? Ах, только б мне кольцо надел на скрюченный мизинчик. Но нет, он не в дороге — сидит сейчас в остроге, Сидит и песенки поет, не ведая тревоги. А завтра ровно в десять его должны повесить За конокрадство и разбой — прощай, любимый мой. Я нищая сиротка, горбунья и уродка, И в небо синее смотрю задумчиво и кротко…

Я обиды рассовала по карманам…

Я обиды рассовала по карманам И царапины как кошка зализала. Я училась этим маленьким обманам — Ничего тебе про это не сказала.

В сумку сунула ещё две-три тревоги И за пазуху упрятала упрёки. Завязала в узелок свою досаду — Ничего такого мне теперь не надо!

Мне нельзя заплакать, если захочу я. И молчать нельзя мне, если замолчу я. Ну, а главное — глубокие карманы, Чтобы в них держать свои обманы!

Нетерпению купила я уздечку. Ожиданию достала птичью клетку. В уголке сложила каменную печку, Чтоб кидать туда стихи свои как ветки.

А еще купила швейную машину И дешёвые обрезки матерьяла, И себе карманы новые пришила — Мне уже карманов старых не хватало…

1975

Летняя колыбельная

Я пустышечку несу, Я колясочку трясу. Баю-баю, моя крошка! Мы с тобой живём в лесу.

Дружка к дружке все рядком, Держим кружки с молоком. А у дома на опушке Ходит дядька с узелком!

Может, вышла бы в лесок За калитку хоть разок, Я нашла бы того дядьку, Поболтала б с ним чуток…

Он пастух или кузнец, Этот самый молодец. Может, он киномеханик, Зоотехник, наконец.

Он прохожая душа И похож на алкаша. И бредёт себе по лесу: Жизнь трудна, но хороша!

Ночь чернее, чем зрачок. Повернёмся на бочок. Маме к песенке придумать Остается — пустячок.

1984

Я развлечь вас постараюсь Старомодной пасторалью. От немецкой сказки в детской Веет пылью и теплом. Кто-то их опять читает И страницы не считает, И, незримы, братья Гриммы Проплывают за стеклом.

"Если ты меня не покинешь, То и я тебя не оставлю!" — К этой песенке старинной Я ни слова не прибавлю.

Там на лаковой картинке Ганс и Гретель посрединке Умоляют: под сурдинку Спой, хороший человек! Этот облик их пасхальный, Их уклад патриархальный — Позолоченный, сусальный, Незамысловатый век!

"Если ты меня не покинешь, То и я тебя не оставлю!" — К этой песенке старинной Я ни слова не прибавлю.

Но от этой сказки мудрой Тонко пахнет старой пудрой. Ветер треплет Гретель кудри, Носит новые слова. Я сниму остатки грима. Что вы натворили, Гриммы? Вы-то там неуязвимы, Я-то тут едва жива.

К этой песенке старинной Я свои слова прибавлю: Если ты меня вдруг покинешь, То я это так не оставлю!

Я развлечь вас постаралась Старомодной пасторалью. От немецкой сказки в детской Веет пылью и теплом. Это я опять читаю! Я их очень почитаю. И, незримы, братья Гриммы Проплывают за стеклом…

1978

Посвящается Б.Ш.Окуджаве

Я с укоризной богу говорю: "Прости, Господь, что я тебя корю, — Но я горю, ты видишь сам, как свечка, Когда глаза в глаза тебе смотрю!"

~ 38 ~

Предыдущая страница Следующая страница

www.rulit.me

Стихи Вероники ДОЛИНОЙ - 21 Ноября 2012 - Что бы почитать?

Опубликованы в журнале "Знамя" 12

 


Зимнее утро

 

Когда в Москве пойдёт снежок —
Волокна будто вата —
Я снова напишу стишок,
Я незамысловата.

 

Пойдёт снежок, взойдёт душок
Над огненной духовкой...
И кто-то сдвинет рычажок
В моей груди неловкой.

Я замурую муравья
В янтарное колечко.
Прошу тебя, любовь моя,
Прими моё сердечко!

Я к сургучу прижмусь кольцом
В своей каморке жаркой.
Ты был и будешь гордецом,
А я — твоей служанкой.

Когда закончится снежок,
И нас покинет ёлка —
Я подарю тебе стишок
В конвертике из шёлка.

И ты получишь мой конверт,
И на груди припрячешь.
И тихо поглядишь наверх —
Но так и не заплачешь.


 

Между

 

Между небом и землёй,
Между летом и зимой.
Между зрением и слухом —
Там натянут голос мой.

Между башней и стеной.
Между миром и войной.
Между сахаром и солью —
Там рассыпан голос мой.

 

Между мужем и женой.
Между болью и виной.
Между маленьких и взрослых —
Там берётся голос мой.

Там, прозрачны и тихи,
Чутко спят мои стихи.
Их никто будить не должен —
Они слепы и глухи.

 

Как младенцы-короли,
Как котята всей Земли.
Если б мы их разбудили —
Мы б уже уснуть могли.

 

Ночная дудочка

 

Играет дурочка на дудочке.
Она совсем не дурачок!
И в темноте у ней, у дурочки,
Чудесно светится зрачок.

У ней не строгая, не гладкая
Серебряная голова.
Затем и жизнь её несладкая,
Чтоб были сладкими слова.

Без лишних слов вздохнула дудочка.
Был невелик её мотив.
Без лишних снов уснула дурочка,
Себя руками обхватив.

Виолончельки, контрабасики —
Она не слышит никого.
И никакой не знает классики,
Кроме колодца своего.

 

Играет дурочка на дудочке,
И, будто дочка и сынок,
С ней на пороге тесной будочки
Сидят котёнок и щенок.

Всё выше, всё прямее улица —
Та, где светло без фонарей.
Она оденется, обуется —
И уведёт с собой зверей.

 


Куда деваться?

 

Куда человеку деваться?
Одеваться там, раздеваться.
Облачаться, разоблачаться,
И здороваться, и прощаться...

 

Куда человеку деваться?
А вдруг начнут издеваться?
А вдруг не дадут одеться?
И куда тогда ему деться?

Вдруг крикнут: "Тут не садиться!
Это место вам не годится.
А вот тут, пожалуй, садитесь,
Вы на большее не годитесь”.

И на колени поставят.
И ствол к голове приставят.
Скажут: "Молчать, бояться!”
А сами давай смеяться...

 

А куда же ему деваться?
Нельзя ему зазеваться.

Расслабиться, расточиться —
Ведь тут-то всё и случится.

 

Возьмутся, как обещали.
Всё видели, не прощали.
Запнёшься, оторопеешь
И ничего не успеешь.

 

И куда, ещё скажут, девался?
Может, всё-таки, издевался?
Меж нами не помещался.
Исчез — и не попрощался.

А куда человеку деваться?
Одеваться там, раздеваться.
Облачаться, разоблачаться,
И здороваться, и прощаться.

Девочка с акулой

 

Неярко светит уха нежная мочка.
Покуда девочка ещё не уснула.
У моей внучки — разлюбимая дочка.
Признаться, это небольшая акула.

Дитя исполнено заботы и ласки,
А я поддакиваю пафосно, бодро:
Ты загляни в её блестящие глазки!
Ты посмотри, какая добрая морда...

Акула плюшевая, в общем, нестрашно.
Хоть бутафорская, но гадостно что-то.
А вот ребёнок полюбил её страстно,
И что я сделаю против анекдота?

 

Так говорят, мешая юмор и краски.
Я озираюсь и не выгляжу бодро.
Ты загляни в её блестящие глазки!
Ты посмотри, какая добрая морда...

Давно, любовь, я не дружу с твоей кодлой.
Ты полоумная, дикарь и агрессор.
Чего ты тычешься тупой своей мордой?
В твоих делах дитя-трёхлетка — профессор.

galera.ucoz.ru

Долина, Вероника Аркадьевна — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 10 ноября 2019; проверки требуют 10 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 10 ноября 2019; проверки требуют 10 правок. В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Долина.

Верони́ка Арка́дьевна До́лина (род. 2 января 1956 (1956-01-02), Москва) — советская и российская певица, поэтесса, бард, автор более 500 песен.

Вероника Долина родилась 2 января 1956 года в Москве, в семье авиаконструктора Аркадия Яковлевича Фишера (1924—2002) и врача, кандидата медицинских наук Людмилы Александровны Долиной (1923—1999). Отец работал в НПО имени С. А. Лавочкина[1]. Дед по материнской линии, выходец из бессарабского местечка Вад-Рашков Александр Осипович Долин, участвовал в Гражданской войне, был пулемётчиком в кавалерийской бригаде Г. И. Котовского, затем комиссаром Одесского артиллерийского училища, а впоследствии нейрофизиологом и доктором медицинских наук[2][3]. Бабка по материнской линии — педиатр и организатор здравоохранения Фаня Исааковна Зборовская. Брат — японист, писатель, переводчик Александр Аркадьевич Долин.

Училась в одном классе с Егором Гайдаром. Окончила музыкальную школу.

В 1979 году окончила Московский государственный педагогический институт им. В. И. Ленина, получив профессию учителя французского языка. Некоторое время работала в библиотеке, затем — в редакции специализированного журнала.

С 1971 года Долина начала писать песни и исполнять их, аккомпанируя себе на шестиструнной гитаре. К большинству своих песен Долина сама написала стихи и музыку, есть также песни на стихи Ю. Мориц и песни, написанные в соавторстве с А. Сухановым. С середины 1970-х Долина активно участвовала в жизни сообщества московского КСП, хотя значительная часть сообщества (особенно поначалу) критически относилась к «острой» творческой манере и подчёркнуто женской тематике её песен.

Регулярные публикации произведений Вероники Долиной, как и многих других бардов, начались в эпоху перестройки. В 1986 году выходит её первый диск, вскоре — второй (тираж более 1 млн). В 1987 году она становится членом Комитета московских драматургов. В том же году в Париже выходит её первый сборник стихов. В 1988 году даёт первый концерт в Польше, в Варшаве, в клубе Гибриды.

В 1989 году фирма «Мелодия» издала компакт-диск Вероники Долиной «Элитарные штучки». На начало 2014 года выпущено 19 сборников стихов, 9 виниловых дисков, 24 компакт-диска. В 2011 году издан сделанный Вероникой Долиной перевод «Лэ Марии Французской» (под названием «Мария Французская. Двенадцать повестей»).

В 2005 году ей была присуждена литературная премия «Венец».

В марте 2014 года вместе с рядом других деятелей науки и культуры выразила своё несогласие с политикой российской власти в Крыму[4]. Подписала обращение в поддержку Гасана Гусейнова 10 ноября 2019 года.

  • 1986 — «Позвольте быть вам верной» (винил)
  • 1987 — «Мой дом летает» (винил)
  • 1987 — «Когда б мы жили без затей» (винил)
  • 1989 — «Элитарные штучки» (винил)
  • 1990 — «Волшебный сурок» (винил)
  • 1993 — «Невинград»
  • 1994 — «...И Зайчоночка Волчиха Родила, И Волчоночка Зайчиха Родила...» (винил)
  • 1995 — Судьба и кавалер
  • 1996 — «Любая любовь»
  • 1998 — «Будто письма» (совместно с Михаилом Володиным)
  • 1999 — «Mon Petit Tambour» (фр. Мой малыш барабан)
  • 1999 — «Бальзам»
  • 1999 — «Табак»
  • 2000 — «Дитя со спичками»
  • 2000 — «Железная дева»
  • 2000 — «Сказочки на потолке»
  • 2001 — «Фараон»
  • 2003 — «Тринадцать бриллиантов»
  • 2004 — «Фатрази»
  • 2005 — «Старые французские сказки»
  • 2006 — «Водевир»
  • 2007 — «Медальончик»
  • 2009 — «Головокружение»
  • 2011 — «Ночная дудочка»
  • 2013 — «Сторож и ветеринар»
  • 2014 — «Третья половина дня»
  • А вот теперь другая женщина…
  • А для тех, кто когда-то сорвался, собрал чемоданы…
  • А за всё, что выйдет боком…
  • А когда я болела…
  • А ну, собирайтесь к экранам, детишки!.. — Спокойной ночи, малыши, или Чёрная колыбельная
  • А пока я снимала, как Люк Бессон…
  • А природа на них смотрела…
  • А тогда, не зная выхода с подземного вокзала…
  • А тонкая материя — твоя-моя душа?.. — Музыкальная шкатулка
  • А хочешь, я выучусь шить…
  • А это вовсе не мой дом, и это не мой порог… — Возвращение
  • Алё, Оклахома?..
  • Альбом семейных фотографий…
  • Ах, дочка! О чём ты плачешь?.. — Разговор
  • Ах, какой алкаш колоритный… — Слушатель мой
  • Ах, какой он славный!.. — Мишка из манной каши
  • Ах, мой ангел, не бойся…
  • Ах, эти мелкие ромашечки в саду… — К цветам
  • Барабан мой, ты моё прошлое…
  • Без ордена Виртути-Милитари… — Виртути-Милитари
  • Без страха и без риска… — Песня — диско
  • Безнадёжное моё дело…
  • Богата и щедра, я раздала долги…
  • Боль сердца моего — сестра… — Сестре
  • Боюсь, беда со мною дружит…
  • Будешь ей теперь пальчики все целовать… — (из цикла «Эхо»)
  • Была ещё одна вдова…
  • Была я баба нежная — а стала баба снежная…
  • Былое нельзя воротить, а грядущее катится… — Посвящение А.Галичу
  • В нашей жизни стало пусто…
  • В стиле ретро, в стиле диско…
  • В стране, где женщин никогда не звали Агнесс…
  • В таких, как ты, я ничего не понимаю… — К сюжету
  • В то время, как я эту Землю обследую… — К неизвестному
  • В этой маленькой квартирке…
  • Вдали истаял контур паруса, паруса, паруса…
  • Вдвоём, вдвоём, вдвоём Нежны до устрашенья… — Вдвоём
  • Вечерами на прогулки…
  • Вместо крикнуть: — Останься, останься, прошу!..
  • Возьму конверт, расклею… — К письму
  • Вот минувшее делает знак и, как негородская пичуга… — К Пицунде
  • Всё дело в Польше…
  • Всех прикроватных ангелов, увы… — К средневековью
  • Вся Россия к нему звонит…
  • Геральдика и героика подтаивают во мглах… — Аэротика
  • Говорила мне тётя, моя беспокойная тётя…
  • Годовщина, годовщина…
  • Годы прошли…
  • Гололёд — какая гадость… — Гололёд
  • Голубоглазые брюнеты и кареглазые блондинки…
  • Да я сама такой же тонкости в кости…
  • Давно забыть тебя пора… — О женской дружбе (Неальбомное)
  • Дети мои спят у края, у берега…
  • Дни, что прожиты, с трудом назову золотыми…
  • Добрая большая улыбка…
  • Дожила до постыдной сивости… — Итоги
  • Долгий поиск, тяжкий труд… — Чужие стихи
  • Дом Чайковского в Клину… — Дом в Клину
  • Дорогой Василий Палыч!.. — К Аксёнову
  • Друг мой, душевнобольной… — Тиль
  • Дружок! Когда поёт рожок… — Когда поёт рожок
  • Друзья или сверстники, наверно, обидятся… — К стилю
  • Друзья ушли. Голова седа…
  • Душа запомнила — зима была… — К сомнамбулам
  • Её ль убаюкать, самой ли уснуть?.. — Такую печаль я ношу на груди
  • Ежели забрезжило — слушай, голубок…
  • Если б знать, если б можно заранее знать!.. — К иллюзиям
  • Если барышня читает увлекательный роман… — Барышня
  • Если ратуш касалась бы ретушь… — Свидание с Таллином
  • Если ты в стране далёкой… — Веретено
  • Если уши раскинуть и в такт головою мотать…
  • Есть у времени иллюстрация… — Эмиграция
  • Есть фантастические игры…
  • Жизнь была бы иной, не такою дрянной… — Романс
  • Жила-была злая Дадала… — Баллада о Дадале и Дудоле
  • Задохнуться в Клину…
  • Застывшие Фили…
  • И была на целом свете тишина… — Полнолуние
  • И вот замираю в передней…
  • И вот походкой не московской… — Варшавский фокстерьер
  • И вот уже вхожу в такую реку…
  • И ленивенько процедив…
  • И не всегда ж я буду молодой…
  • И опять я звоню с трудом…
  • И особенно тех не вернёшь назад…
  • И приходит однажды ко мне человек…
  • И пытаясь в себе заглушить… — Трещина
  • И снова упаду на дно конверта… — Омерта
  • Играйте все этюды Черни… — Уроки музыки
  • Иду по улице зимой… — Зимняя прогулка
  • Из далёких пустошей, затерянных графств…
  • Из подарков судьбы, украшений грошёвых… — К крыжовнику
  • Изумительно тепло!.. — Моё метро
  • Как Ваша светлость поживает?.. — Средневековый диалог
  • Как канули во тьму все алеуты… — Памяти Даниила Хармса и тех, кто был тогда с ним
  • Как Ламолю ноги ломали!..
  • Как магический кристалл… — Читая Цветаеву
  • Как холодна моя рука!..
  • Какие волшебные звуки… — Железная дева
  • Какие тут шутки… — Серая Шейка
  • Картинка иль, может, отметинка… — Сретенка
  • Клекотала, курлыкала, гулила… — Караульщица
  • Когда б ещё не спел тот голос глуховатый… — Любите меня
  • Когда б мы жили без затей…
  • Когда душа моя от слов твоих остынет…
  • Когда ещё хоть строчка сочинится… — Автограф
  • Когда услышу эхо той молвы… — Молва
  • Кого-то святость увела… — Притча
  • Кукольник, кукольник, чёрная душа… — Кукольник
  • Лето нынче тянется долго-долго… — К Стивену Кингу
  • Меж нами нет любви. Какая-то прохладца…
  • Меня несёт на мельницу, меня несёт к запруде…
  • Мне бы спать в твоих ладонях…
  • Мне другую ночь не спится… — Легенда о Сфинксе
  • Мне ещё очень долго казалось… — Эхо
  • Мне сын рассказывает сон…
  • Мне требуется — странные дела!..
  • Мне что-то стало трудно дышать… — Мой дом летает
  • Много-много чего я люблю в разноцветной жизни московской… — Сказочки на потолке
  • Много знаем птиц, но редко… — Канарейка
  • Моё расстроенное старое фоно… — Старое фортепиано
  • Можно держать пари, что я не возьму Гран-При…
  • Мой бедный летучий Дружочек…
  • Мой Горацио, как ты горазд… — К Горацио
  • Мой самый трогательный стих… — Мой стих
  • Мой сын безбожно на отца похож… — Баллада
  • Мой толстокожий персик… — Дочке
  • Москва - налево, Москва- направо…
  • Моя любовь печальная…
  • Музейная миниатюра!..
  • Мы бежали друг от друга…
  • Мы другие и всё же мы те же…
  • Мы не дети Арбата…
  • Мы родились потомками…
  • На белый или на чёрный…
  • На верхней полочке уже… — К тебе
  • На дне старой сумки, качаясь в вагоне метро…
  • На исходе двухтысячной пьесы…
  • На моё: Когда?..
  • На мосту, где мы встречались… — На мосту
  • На наших кольцах имена…
  • На Серебряном, на Сретенском крыльце…
  • Назови меня пани…
  • Нас согревает радиатор… — Август
  • Не боюсь ни беды, ни покоя… — Последняя песня
  • Не всё же мне девчонкой быть… — Романс
  • Не гаси меня, свечу!.. — Песня свечи
  • Не можешь быть, как книга, с полки снят… — К воспоминанию
  • Не моих ли рук творенье… — Песенка о вишнёвом варенье
  • Не отвертимся, хоть увернёмся…
  • Не помню, в каком году…
  • Не пускайте поэта в Париж…
  • Не расти, дитя моё — что в том толку…
  • Нет, советские сумасшедшие… — Советские сумасшедшие
  • Ни христианин, ни католик… — Натану Эйдельману
  • Никакой в этом мире поэзии…
  • Никуда отсюда не деться… — На даче
  • Ничего не помню больше… — Няня
  • Новый день занимается… — К королеве Марго
  • Ну как вообще? Говоришь ты уверенно…
  • Ну что ты всё сидишь, ну что ты всё молчишь… — Воздухоплаватель
  • О, женщина, летающая трудно…
  • О, эта странная прогулка…
  • Одна весёлая кума…
  • Одна младая девушка тут прыгнула в фонтан… — К русалкам
  • Ожидание — это чужое кино… — К ожиданию
  • Ой, какой алкаш колоритный… — Слушатель мой бесценный!
  • Он — вещать, она — верещать…
  • Он играет, играет Элизе… — Волшебный сурок
  • Он не протестант, не католик… — Историк
  • Он целует меня, обнимает… — Песня о моей собаке
  • Она над водой клубами… — К любви
  • Опыт говорит — бери дыханье… — К пению
  • От книги глаз не поднимаю… — Пушкинская страница
  • От твоего дома… — От твоего дома
  • От этих мальчиков с их окаянной смуглостью…
  • Отболело, отстучало — отошло…
  • Отпусти меня, пожалуйста, на море…
  • Песня Нибелунгов — ах, не отвлекайся… — К книжкам
  • Повторяю опять и опять… — Слово об опятах
  • Под ветром грозовым дрожа…
  • Подыми забрало и шагай за гробом… — Песня к турниру (из спектакля «Дом, который построил Свифт»)
  • Пожалей, стрела, оленя…
  • Полгода нет Высоцкого… — Январь имени Высоцкого
  • Поль Мориа, уймите скрипки… — На смерть Высоцкого
  • Помилуй, Боже, стариков…
  • Помню свечку, помню ёлку… — Песня Лилипута (из спектакля «Дом, который построил Свифт»)
  • Помню, как-то ездили в Конаково… — К картинам прошлого
  • Пора тебе браться за дело… — К себе
  • Поэт — у древа времени отросток… — Поэт
  • Признавайся себе, что муж-дитя…
  • Приходи, пожалуйста, пораньше… — К китайской кухне
  • Пропади ты пропадом…
  • Прошу себе не красоты… — Автопортрет
  • Прощай, говорю себе, мемуаристика…
  • Прощай, мой воронёночек… — Прощальная песня шарманщика
  • Птица-муха, птица-муха…
  • Пустеет дом, пустеет сад… — Песня Ванессы (из спектакля «Дом, который построил Свифт»)
  • Разве ради прогулки по лестнице…
  • Расскажи мне, милый, где болит… — К камням
  • Розовый палисандр, бархатная розетка… — Фанни и Александр
  • Рыжий, рыжий дружище Джекки… — Песня о Рыжем констебле (из спектакля «Дом, который построил Свифт»)
  • Светлое распятье… — Семь песен Жанны Д"Арк
  • Светлое распятье… — Жанна
  • Селяви так селяви!.. — Вдогонку Евгению Клячкину
  • Силы небесные, силы неравные!.. — К детям
  • Синие солдатики, красная картечь… — Игра в солдатики
  • Сколько пришло дождей с тем хмурым днём… — Поговорим о нём
  • Сколько среди людей ни живи…
  • Слово неважное, да больно уж вещь хороша… — К независимости
  • Смеркалось, только диссиденты… — К Науму Коржавину
  • Смотрю кругом — какие рожи!..
  • Собраться — разобраться…
  • Сова, сова, седая голова…
  • Спаси его, разлука… — Заклинание
  • Сто женщин, сто младенцев есть во мне…
  • Столько плакала родимая сторонка…
  • Судьбу пытает кавалер…
  • Так долго в гости собирались…
  • Так уж лучше бы зеркало треснуло… — Старая драма
  • Такую печаль я ношу на груди…
  • Там блеск рекламы в небесах…
  • Тают денежки мои, воробеюшки мои…
  • Тебя, как сломанную руку…
  • Теперь всё чаще хочется друзьям…
  • Теперь почти что невидимка…
  • Теребит меня старуша… — Старуша
  • То ли верю, то ли верю… — Песня о Гулливере (из спектакля «Дом, который построил Свифт»)
  • То призрачное, то прозрачное…
  • Три сестрицы — певуньи, работницы…
  • Ты была мегерой мегер…
  • Ты делишься со мною планами… — Дитя со спичками
  • Ты меня попрекаешь везучестью…
  • Ты просила песню — вот она…
  • Ты просишь с тобой посекретничать…
  • Ты то мерещишься, то чудишься…
  • У маленькой любви — коротенькие руки… — Песня о маленькой любви
  • У нашей кровяной сестры… — К стихам
  • Уезжают мои родственники…
  • Уйди из-под этой крыши… — Рождение поэта
  • Усталость преодолевая… — Формула
  • Харе Кришна, Харе Кришна…
  • Хоть маленький сон, хоть малюсенький…
  • Хочу увидеть тебя в костюме…
  • Циркач, разбейся в небе… — Песня бродячих актёров (из спектакля «Дом, который построил Свифт»)
  • Цыганка, цыганочка Аза… — Цыганочка Аза
  • Челентано в чёрной «Волге»… — Челентано
  • Чем глуше ночь, тем слаще грёзы…
  • Чертополохом поросли,- скажу тебе на ухо…
  • Что она плачет, что она плачет…
  • Что, выдумщица, что ты натворила… — К фантазиям
  • Чуть торопящиеся часы… — К дому
  • Шестидесятые года… — Песня — ретро
  • Эта книга пропахла твоим табаком…
  • Эта маленькая женщина поёт… — Новелле Матвеевой
  • Этот воздушный транспорт… — Воздушный транспорт
  • Я — неразменная монета…
  • Я в пятнадцать была Жанна д’Арк… — К старому другу
  • Я веду свой образ дней…
  • Я выбрал самый звонкий барабан…
  • Я живy как живy…
  • Я звоню тебе из Невинграда…
  • Я играла с огнём, не боялась огня… — (Стихи В.Долиной, Музыка А.Суханова)
  • Я не прочту ему стихов…
  • Я нищая сиротка, горбунья и уродка…
  • Я обиды рассовала по карманам…
  • Я пустышечку несу… — Летняя колыбельная
  • Я развлечь вас постараюсь… — Пастораль
  • Я с укоризной богу говорю… — Посвящается Б.Ш. Окуджаве
  • Я сама себя открыла…
  • Я сижу и мучу строчку… — Размышления по поводу отдыха на юге
  • Я теряю тебя, теряю…
  • Я хотела бы, знаешь ли, подарить тебе шарф… — Эхо

ru.wikipedia.org


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.