Вера гедройц стихи


Вера Гедройц стихи. Лучшие легкие стихи Веру Гедройц — Стихи и поэты. Сайт поэзии

 

Пустынный, белый, одинокий,
С красой раскинутых крылец,
Средь тьмы ночной зимы жестокой,

Читать...
 

По камням мостовой накалённой
Вся в лохмотьях, с сумой на плечах,
С головою, к земле преклонённой,

Читать...
 

Я тебя помню в голубой рубашке
Под сенью радушного крова.
Ты пил из фарфоровой чашки

Читать...
 

Полночная мечта меж зорьных берегов,
Невидимой струи эфира трепетанье,
Мелодия несказанных стихов,

Читать...
 

Книжка отложена, полно,
Ах, не до чтенья теперь.
Жизни огнистые волны

Читать...
 

Не надо — нет — не разжимай объятий
Не выпускай меня — не надо слов.
Твой поцелуй так жгуче ароматен,

Читать...
 

Чьи следы у подножья разрушенных башен,
На снегу посиневшем засыпанных пашен,
Под окном из прозрачной слюды

Читать...
 

Наказанье Божье — милость велия,
Пережить не каждому дано.
Ангел скорби, ангел ли веселия

Читать...
 

Ярко кристальны, чисты и священны
Жизней былых отраженья.
Звуки созвучны, слова соименны,

Читать...
 

Помнишь, песни урагана,
Глушь неведомых лесов,
Становище у кургана,

Читать...
 

На Малой улице зеленый, старый дом
С крыльцом простым и мезонином,
Где ты творил и где мечтал о том,

Читать...
 

Мозг разгорается мыслью иною,
Темных веков распахнулась картина,
Мощные крылья растут за спиною,

Читать...
 

Запах вянущих, скошенных трав.
Птиц—ночных привидений мельканье.
Бархат нежно зеленых мурав,

Читать...
 

Перекошённые столбы,
Снегов декабрьских аметисты,
Избы, что строили рабы,

Читать...
 

Квадрат холодный и печальный
Среди раскинутых аллей,
Куда восток и север дальний

Читать...

stixi-poeti.ru

Н.С. Гумилев и Гедройц - Слово Solo — LiveJournal

Николай Степанович Гумилев (1886-1921) русский поэт Серебряного века, создатель школы акмеизма, переводчик, литературный критик, путешественник. Н.С. Гумилевым написано достаточно много рецензий на литературные произведения его современников, которые потом даже были объединены в сборники. Например рецензия Н.С. Гумилева на произведение Андрея Белого "Урна".

Н.С. Гумилев пишет: "Из всего поколения старших символистов Андрей Белый наименее культурен, - не книжной культурой ученых, чем-то вроде сиамского ордена, который ценится только за то, что его трудно получить и он мало у кого есть, в этой культуре он силен, он и о "марбургском философе" напишет и о "золотом треугольнике Хирама", - а истинной культурой человечества, которая учит уважению и самокритике, входит в плоть и кровь и кладет отпечаток на каждую мысль, каждое движение человека. Как-то не представляется, что он бывал в Лувре, читал Гомера... И я сужу сейчас не по "Пеплу" и не по "Кубку мятелей", им судья Бог, а по всей творческой деятельности Андрея Белого, за которой я слежу давно и с интересом. Почему с интересом, будет видно из дальнейшего..."
Если кого-то это заинтересует, на сайте "Литература и Жизнь" можно прочитать полный текст рецензии Н.С. Гумилева "Андрей Белый. Урна"
Но я хочу остановиться не на этом вопросе и не на этом рецензируемом авторе. У Н.С. Гумилева есть другая рецензия, посвящённая произведениям Федора Сологуба, Сергея Соловьева, Николая Морозова, Сергея Гедройца, Н. Брандта. О Сологубе Гумилев отзывается о общем, положительно, о Соловьёве - тоже. А вот про его отношение к произведениям Сергея Гедройца пишут, что "Гумилев аж трясся весь от злобы, когда ему на глаза попадались стихи Сергея Гедройца. Слог его ужасен, говорил Гумилев, он с трудом подражает плохим подражателям Апухтина".

В своей рецензии Гумилев заявляет: "Зачем пишут поэты? На этот вопрос не трудно ответить: одни - чтобы рассказать людям что-нибудь новое, добытое ими самими: идею, образ, чувство, все равно; другие - ради чистого наслаждения творчеством, таким божественно-сложным, радостно-трудным. Но зачем пишут не поэты, зачем пишет, например, Сергей Гедройц?
Это не "пленной мысли раздражение", потому что мыслей в его стихах нет, есть только общие места; тщеславие? тоже вряд ли; он только с трудом подражает плохим подражателям Апухтина. Что же? Что же?
Слог его ужасен, у самого Владимира Гордина нет такого слога:

Засыпая от дум безысходной тоски,
Твое имя вчера я шептал.
И пришел ты ко мне из безвестной дали,
Из прозрачного свода небес вышины
Ты сошел, лишь тебя я призвал..."
 

На самом деле под псевдонимом Сергей Гедройц скрывалась известный хирург Вера Гедройц.  Княжна Вера Игнатьевна Гедройц (1870—1932) — первая в России женщина-хирург, писательница (подписывалась Сергей Гедройц — именем умершего брата, это "аллоним" — имя другого реально существующего или существовавшего лица, используемое автором вместо собственного имени при обозначении авторства произведения).

Происходила из старинного литовского княжеского рода Гедройц, училась в Брянской прогимназии, затем — в гимназии в Орле и на медицинский курсах Петра Лесгафта в Петербурге. В 1894 году  получила звание домашней учительницы. В 1898 году в Швейцари с отличием закончила медицинский факультет университета в Лозанне со степенью доктора медицины и хирургии.

В 1900 году княжна возвращается в Россию. В 1902 году она подтверждает свой диплом и степень доктора с успехом выдержав экзамен при Московском университете и получает место хирурга в больнице Мальцовских заводов портландцемента (пос. Людиново Калужской губернии).
В 1905 году она была назначена главным хирургом больниц Мальцовских заводов. А ведь в то время лишь 3-4% российских врачей были женщинами.

С 1894 по 1907 год она состояла в браке с капитаном Николаем Афанасьевичем Белозеровым. Во время русско-японской войны Вера Игнатьевна Гедройц была хирургом санитарного поезда Красного креста. Только за первые 6 дней работы санитарного поезда она сделала 56 сложных операций. Выдающийся хирург-практик, она успешно оперировала легендарного генерала Гурко и пленного японского наследного принца, который впоследствии прислал дары русским монархам и назвал ее "княжной милосердия с руками, дарящими жизнь".
В 1909 году Царица Александра Федоровна вызвала Веру Игнатьевну в Царское Село, где она получает место ординатора Царскосельского Дворцового госпиталя. С тех пор княжна Вера Игнатьевна стала близким человеком в семье последних Романовых и домашним врачом детей царской семьи.
Помимо медицины, Вера Игнатьевна писала стихи, рассказы и воспоминания и публиковала их под псевдонимом Сергей Гедройц, выбранным в память о рано умершем брате.

Оказавшись в Царском Селе, она знакомится с Н.С.Гумилевым, Р.В.Ивановым-Разумником, А.М.Ремизовым, возобновляет знакомство с В.Розановым, позднее знакомится с С.Есениным. Ее произведения помещают журналы, в 1910 году Вера Гедройц издает свой первый сборник «Стихи и сказки» (СПб). В конце 1911-го или 1912 году она была принята в «Цех поэтов» и оказала ему неоценимую услугу, внеся половину необходимой суммы при основании журнала «Гиперборей», в котором также печатала стихи (№ 1, 6, 9-10). Она посещала собрания «Цеха поэтов» в Царском Селе, проходивших в доме Николая Гумилева и Анны Ахматовой и под его издательской маркой выпустила свою вторую книгу стихов «Вег» (СПб., 1913).

Увы, на литературном поприще ее успехи оказались намного скромнее достижений в медицине Рецензии на ее сочинения (а о ней писали и Н.Гумилев, и С.Городецкий, и Георгий Иванов) были отрицательные.
В 1912 году Вера Игнатьевна успешно защищает докторскую диссертацию при московском университете. В 1914 году она издает книгу "Беседы о хирургии для сестер и врачей", где обобщает свой опыт, полученный во время русско-японской войны.
С началом Первой мировой войны В.И.Гедройц в должности главного врача Царскосельского Дворцового госпиталя работает над его переоборудованием , подготавливает этот и другие госпиталя к приему раненых, и приступает к многочисленным операциям раненых, которые доставлялись в Царское Село с фронта с помощью сети санитарных поездов. Она обучает императрицу и ее дочерей работе медицинской сестры. Получив диплом сестер милосердия, Царица и Великие княжны ассистировали Вере Игнатьевне при операциях в качестве рядовых хирургических сестер.

Узнав о приходе Февральской революции и отречении царя: "Вера Игнатьевна рыдала, как дитя беспомощное". Как могла, она безуспешно старалась спасти царскосельский лазарет от разорения.

В мае 1917 года она едет на фронт, где становится корпусным хирургом 6-й Сибирской стрелковой дивизии. После ранения была эвакуирована в Киев ( январь 1918 г.), где после выздоровления работала в детской поликлинике, а с 1921 года — в факультетской хирургической клинике Киевского мединститута.
В 1929 году по «процессу СВУ», подготовленному коммунистической верхушкой и лично Сталиным, арестовывается и ряд украинских ученых медиков. Под чистку попадает и В.И. Гедройц, ее лишают работы без каких-либо объяснений.
В 1931 году В.И.Гедройц тяжело заболела и умерла от рака брюшины в 1932 году. Похоронена в Киеве, на Корчеватском (бывшем Спасо-Преображенском) кладбище.

songsolo.livejournal.com

Княжна Гедройц | Зарубежные задворки

Гедройц, студентка университета

В начале 20 века в России появился уникальный доктор, хирург Вера Игнатьевна Гедройц. Она родилась 7 апреля 1870 года и принадлежала к древнему и знатному литовскому княжескому роду. Княжна Вера Гедройц. в детстве любила носить мальчишескую одежду, отличалась бойким характером и очень возмущалась, что не родилась мальчиком. В 1894 году Вера Игнатьевна сумела выехать в Швейцарию, где намеривалась получить высшее медицинское образование. Окончив с отличием университет в Лозанне, она там же написала и защитила диссертацию на звание доктора медицины в области хирургии. И очень скоро получила приглашение стать приват-доцентом кафедры. Но в Швейцарии княжна Вера познала, не только вкус настоящей науки, но и первую любовь. Правда, любовь эта была несколько необычная – она полюбила девушку по имени Рики Гюди. Полюбила настолько сильно и страстно, что отказывалась от внимания многих мужчин, претендовавших на ее руку или просто близость с нею. И на определенном этапе своего жизненного пути княжна и девушка по имени Рики Гюди даже решили «никогда не расставаться» и уехать вместе в Россию. Но судьбе было угодно, чтобы княжна Вера Игнатьевна Гедройц продолжила свой жизненный путь без любимой подруги. После возвращения в Россию Вера Гедройц несколько лет работала заводским врачом на Мальцевских заводах* в Калужской губернии. В это время в условиях заводской больницы она провела уникальную операцию на тазобедренных суставах и сумела поставить на ноги сына мастера, который долгие годы проводил время в полусидячем положении. После этой операции он через три месяца просто забыл про костыли, а Гедройц стала знаменитостью. Впоследствии этот ее бывший пациент уже при советской власти сумел сделать головокружительную карьеру во всесильном ЧК, но никогда не забывал свою спасительницу Веру Игнатьевну Гедройц.
Не снимая с себя обязанностей заводского врача-хирурга, княжна Вера одновременно готовилась к экзаменам в Московский университет. 27 февраля 1903 года, успешно сдав университетские экзамены, она получила диплом с записью о присвоении звания «женщина-врач». А технология проведенной ею операции на тазобедренных суставах рассматривалась на Ученом совете университета в докладе Гедройц, который закончился под шумные аплодисменты всей аудитории.
Весной 1904 года началась русско-японская война. И княжна Вера Гедройц отправилась добровольцем на фронт в качестве хирурга санитарного поезда Российского общества Красного Креста. Вскоре она была назначена главным хирургом этого поезда. Будучи женщиной мужского сложения, роста выше среднего, она сразу потребовала сделать себе для отдыха в купе широкую полку. Но отдыхать Вере Игнатьевне на своей импровизированной койке приходилось не более 5-6 часов в сутки. Как-то в купе поезда неожиданно постучал дежурный хирург:
— Вера Игнатьевна, Вы просили помощника, медсестру? Вот к нам прибыла мадам Ирен, она недавно закончила медицинские курсы в Петербурге и в качестве волонтера теперь у нас. Она будет во всем Вам помогать.
— Спасибо, очень кстати, пусть войдет.
Рано утром всех разбудил сильный артиллерийский обстрел позиций русской армии. Княжна Вера и Ирен, не сговариваясь, почти одновременно выбежали из поезда. И тут взрывная волна их обеих сбила с ног, забросав ветками и песком. Княжна очень быстро оправилась и побежала к своей помощнице Ирен. Та лежала, не подавая признаков жизни. Вера с помощью оказавшегося поблизости солдата быстро отнесла ее в купе санитарного поезда. Положив на широкую полку, она поняла, что у юной коллеги всего лишь легкая контузия и испуг. Вера Игнатьевна внимательно осмотрела девушку, оценив ее молодость и красоту. На немой вопрос очнувшийся Ирен княжна сказала:
— У тебя контузия. Тебе надо отлежаться. Останешься у меня, а завтра посмотрим.
Холодная ночь заставила их плотно прижаться друг к другу. И вдруг Ирен почувствовала страстный поцелуй в губы. Она не успела опомниться, а поцелуи снова и снова впивались в ее губы. И в кратких промежутках между поцелуями она слышит голос Веры Игнатьевны: «Милая, мне так давно тебя не хватало! Я тебя очень люблю» …
Рано утром раздался стук в дверь купе:
— Вера Игнатьевна, у нас появились новые раненые. Вы можете через полчаса зайти в операционный блок? Желательно вместе с Ирен.
— У Ирен легкая контузия, Я дал ей успокоительное. Она должна отлежаться, а я скоро приду.
— Хорошо.
И тяжелые шаги дежурного санитара стали медленно удаляться в сторону операционного блока. Уже давно никого не смущало, что Вера Игнатьевна о себе почти всегда говорила в мужском роде: «Я пошел, я оперировал, я сделал». При этом, как отмечают современники, она имела «крутой нрав, была грузна и физической силой отличалась немалой».

Уладив инцидент с дежурным санитаром, Вера Игнатьевна обратилась к Ирен:
— Девочка моя, ты не торопись, поспи. А мне уже пора. Отдохнешь, приходи ко мне в операционную.
Все дни Вера Игнатьевна не выходила из операционной и там Ирен всегда была ей верной помощницей. В это время княжна Вера первой в истории медицины начала делать полостные операции.
И каждую ночь, как награда, ее всегда ждала маленькая Ирен. В очередной раз, придя в свое купе, Вера Игнатьевна застала свою подругу всю в слезах. Ирен на немой вопрос княжны молча подала телеграмму: «У папы рак, он умирает. Приезжай скорей. Мама».
— Поезд на Петербург уходит завтра, — сказала Ирен.
Всю ночь княжна просидела при свечах рядом со спящей любимой. Вооружившись пером, она старалась передать бумаге всю свою не угасшую страсть и боль. Утром последний страстный поцелуй и, вложив в руку Ирен конверт, Вера Игнатьевна убежала. Они расстались навсегда.

Уже в поезде Ирен открыла конверт, там были стихи**:

На прощание
Не надо — нет — не разжимай объятий,
Не выпускай меня — не надо слов.
Твой поцелуй так жгуче ароматен,
И, как шатер, беззвезден наш альков.
Еще — опять — века изжить в мгновенье,
Дай умереть — сама умри со мной.
Ночь молчаливая льет чары исступленья,
Росою звонкою на землю сводит зной.
Вот распахнулись звездные палаты,
В лобзанье слившись жизнию одной,
Не надо — нет — не разжимай объятий,
Дай умереть! Сама умри со мной!».

Она прочитала это «прощание» и горько заплакала. Ее сердце разрывалось между княжной и несчастным отцом.
А война между тем продолжалась. Это была первая в истории война с такими
массовыми жертвами. По данным доктора исторических наук И. И. Ростунова русская армия потеряла в этой войне примерно 40% солдат и офицеров. Из русских хирургов за 13 месяцев войны трое закончили жизнь самоубийством, двое были убиты, семь — пропали без вести, 21 — ранен, а 28 попали в плен, откуда вернулось только 20 из них. Трудно понять, как с таким опытом ведения войны, всего через десять лет после ее окончания Россия решилась вступить в Первую мировую войну.
Весной 1905 года санитарный поезд ушёл в тыл. Война подходила к позорному для России заключению мира. За свое участие в войне княжна Вера Игнатьевна Гедройц получила золотую медаль «За усердие» на Анненской ленте и серебряную медаль «За храбрость» на Георгиевской ленте. За героические действия по спасению раненых в ходе Мукденского сражения ей была присуждена серебряная медаль Красного Креста.
Следует отметить, княжна Вера Игнатьевна выдающийся хирург-практик оперировала, спасала людей не только в санитарном поезде, но и просто в полевых палатках. Среди ее знаменитых пациентов были и генерал Гурко, активный участник самого кровопролитного Мукденского сражения, и
пленный японский наследный принц. Впоследствии он прислал дары русскому монарху и назвал Гедройц «княжной милосердия с руками, дарящими жизнь».
Известный английский врач доктор Джон Беннет в своей статье отмечает:

«Всерьез я заинтересовался княжной Верой, когда мы на Западе осознали, что она первой в истории медицины стала делать полостные операции и не в тиши больничных операционных, а прямо на театре военных действий, во время русско-японской войны 1904 года. В ту пору в Европе мы попросту оставляли без всякой помощи людей, раненных в живот. Другим европейским странам потребовалось целое десятилетие, чтобы освоить технику полостных операций, которую княжна Вера разработала самостоятельно, без чьей-либо подсказки и в невероятно трудных условиях. В 90-е годы нашего века в Великобритании появились женщины-хирурги, удостоившиеся профессорского звания. Об этом писали с гордостью как о достижении на пути к профессиональному равноправию женщин. А Вера Гедройц была профессором хирургии уже в 1929 году!».

27 июля 1905 года Гедройц представила результаты своей работы по военной медицине Брянскому обществу врачей. Её имя как женщины-хирурга, как героя войны стало известным на всю страну. Она стала также известна и царской семье и была назначена ординатором придворной Царскосельской больницы.
Но все это время княжна Вера не переставала ждать весточки от своей любимой Ирен. И эта весточка, наконец, пришла и оказалась тяжелейшим ударом для Веры Игнатьевны. Ирен сообщала, что встретила необычайного человека, мужчину. Очень его полюбила и уже ждет ребенка. И, «простите
меня дорогая Вера Игнатьевна». Это было все. Удар был для Гедройц слишком силен. Усталые нервы не выдерживают. Придя на дежурство в больницу, Гедройц достает из рабочего стола браунинг и, не раздумывая, стреляет себе в область сердца. И только случай спасает ее –задержавшиеся в больнице коллеги прибегают на выстрел и срочно оперируют Гедройц. Жизнь была спасена.
В 1905 году по всей России начались волнения и беспорядки. из-за тяжёлых условий труда. И Вера Гедройц, стараясь забыть свою личную трагедию, уходит в политику. В Петербурге она знакомится с конституционными демократами (кадетами) и даже входит в руководство районного отделения партии.
В 1906 году полиция составила список кадетов подлежащих аресту. И первую строчку в этом списке заняла Вера Игнатьевна. Однако её, в отличие от других фигурантов списка, не подвергли репрессии. Придворная царскосельская больница, близость к семье Николая Второго были для нее своего рода индульгенцией.
Кроме увлечения медициной Вера Игнатьевна занималась и литературной деятельностью, постоянно общаясь с творческими людьми. Писала стихи, баллады, пьесы, рассказы, сказки, хорошо играла на скрипке. Она вошла в состав провозглашённого Гумилёвым «Цеха поэтов», куда входили известные поэты и писатели: Ахматова, Городецкий, Мандельштам, Алексей Толстой, Виктор Третьяков и другие. Там она близко познакомилась и с С. А Есениным. В 1913 году под эгидой «Цеха» вышла её книга стихов «Вег». На литературных встречах она часто читала свои лирические стихи. При этом, как отмечают современники, лицо ее становилось удивительно женственным и просто красивым.
В своих воспоминаниях «Петербургские зимы» Георгий Иванов, впоследствии один из крупнейших поэтов русской эмиграции характеризовал Веру Игнатьевну как «нежного, нежнейшего лирического поэта». Известно, что ее чарам поддался и другой русский поэт, Николай Гумилев. Не добившись взаимности, он впоследствии посвятил ей стихотворение полное горести:

Пленительная, злая, неужели
Для вас смешно святое слово: друг?
Вам хочется на вашем лунном теле
Следить касанья только женских рук,

Прикосновенья губ стыдливо-страстных
И взгляды глаз не требующих, да?
Ужели до сих пор в мечтах неясных
Вас детский смех не мучил никогда?

Любовь мужчины — пламень Прометея
И требует и, требуя, дарит,
Пред ней душа, волнуясь и слабея
Как красный куст горит и говорит:

«Я вас люблю, забудьте сны!» — В молчанье
Она, чуть дрогнув, веки подняла,
И я услышал звонких лир бряцанье
И громовые клекоты орла.
Орел Сафо у белого утеса
Торжественно парил, и красота
Бесценных виноградников Лесбоса
Замкнула богохульные уста.

На одном из таких литературных собраний она встретила Сергея Есенина. И этот покоритель женских сердец, не знающий поражений, не удержался и, подойдя к княжне Вере, сказал:
— Вы сегодня удивительно прекрасны как никогда, давайте мы продолжим нашу встречу вне этого собрания.
Ответ Веры не заставил долго ждать:
— Сережа, Вы мне, несомненно, интересны… как поэт. Но Вы не ягодка моей поляны. Я ягодки люблю другие. Не тратьте время на меня.
Так и закончился не начавшийся роман Сергея Есенина и княжны Веры Гедройц.
Летом 1914 года началась Первая мировая война. Вера Игнатьевна, являясь помощником Уполномоченного Российского общества Красного Креста, предложила организовать в Царском Селе эвакуационный пункт для раненых. В тоже время ее назначили старшим врачом и ведущим хирургом только что организованного в здании Дворцового госпиталя лазарета. Императорская чета лично контролировала подготовку госпиталя, который оборудовали в соответствии с передовыми достижениями медицины. Узнав, что Сергею Есенину предстоит служба на фронте, Гедройц приложила все усилия чтобы не подвергать опасности известного поэта. И скоро Есенин был назначен санитаром в Царскосельский госпиталь, где и отбывал воинскую повинность.

Госпиталь
Квадрат холодный и печальный
Среди раскинутых аллей
Куда восток и север дальний
Слал с поля битв куски людей…
Молчат таинственные своды,
Внутри, как прежде, стон и кровь,
Но выжгли огненные годы —
………………………………Любовь. ** из архива В.И. Гедройц

Но огненные годы не выжгли в ней Любовь, которая ждала ее еще впереди.
Взяв на себя руководство госпиталем, Вера Гедройц создает курсы сестёр милосердия, которые посещают императрица Александра Фёдоровна с великими княжнами Ольгой и Татьяной. После окончания обучения они начали также работать в этом госпитале. Императрица с дочерями, как рядовые сёстры милосердия, лично ухаживали за больными, делали перевязки, ассистировали при операциях.
2 января 1915 года поезд, ехавший из Петербурга в Царское Село, потерпел крушение. Среди пострадавших оказалась близкая подруга императрицы Анна Вырубова. Её в крайне тяжёлом состоянии доставили в лазарет. Вера Игнатьевна немедленно приступила к своим обязанностям хирурга. Узнав о случившемся, Григорий Распутин, страстной поклонницей которого была Вырубова, срочно приехал к ней в лазарет и ворвался в чистую палату прямо с улицы в грязных сапогах и шубе. Увидев это, Вера Гедройц схватила ненавистного ей «старца» за воротник и буквально вышвырнула его из госпиталя. Повернувшись на шум, Вырубова закричала:
— Не тронь старца! Как ты можешь так обращаться с ним.
— Аня, молчи. В лазарете я начальник и никому не позволю нарушать порядок в палате, — резко ответила княжна.
Царская чета, присутствовавшая при этом конфликте, не проронила ни слова. Несмотря на то, что императрица Александра Фёдоровна глубоко почитала старца Распутина, она сохранила своё «благоволение» к Гедройц и даже на Рождество Христово подарила ей золотые часы с государственным гербом.
В 1917 году произошла Октябрьская революция, которую княжна Вера давно считала необходимой и неизбежной. Однако весть об отречении императора от престола встретила слезами. А когда была арестована вся царская семья, это для нее была настоящая трагедия. Оставаться в Петрограде Вере Игнатьевне, как приближённой императорской семьи, стало крайне опасно. И княжна Гедройц снова решила отправиться добровольцем на фронт.
В апреле 1917 года Вера Игнатьевна прибыла на Юго-Западный фронт в 6-ю Сибирскую стрелковую дивизию. Благодаря высокой квалификации, большой трудоспособности и своей известности в медицинских кругах, её избрали в Санитарный совет и назначили корпусным хирургом, что было для женщины крайне высоким постом (уровня подполковника). В январе 1918 года Вера Игнатьевна получила ранение и была эвакуирована в Киев. И там, находясь в монастырской больнице на излечении, встретила свою последнюю любовь. Это была медсестра, вдова графа Нирод, Мария Дмитриевна. Они быстро сошлись и стали жить одной семьей на квартире графини. В своих воспоминаниях художник Ирина Дмитриевна Авдиева отмечает: «Я знаю, что, любя Веру Игнатьевну Гедройц, научилась у нее любить все то, что поднимает жизнь над уровнем обывательщины, что красит будни в праздники. Вся ее жизнь была увлекательнейшим романом, и долгая дружба с ней во многом изменила меня. Она жила в том же доме, что и мы с мужем. Жила она в большой квартире с Марией Дмитриевной Нирод и ее детьми. Отношения у них были супружеские. Обе очень близки были к царской фамилии и бежали из Царского Села в Киев, где скрывались долго в Киево-Печерской Лавре у монахов».
После окончания курса лечения от полученного ранения, Вера Игнатьевна долго пыталась найти работу. Но отказ за отказом ждал одного из самых талантливых хирургов страны. Княжеское клеймо, как табу, было для Веры Игнатьевны запретом на профессию. Для советской власти ее заслуги перед медициной не имели никакого значения. Скоро в городе начались аресты. Представители ЧК не обходили своим вниманием и квартиру, где проживала Гедройц. Их посещения, как правило, начинались среди ночи, обыски длились по нескольку часов. Гедройц арестовывали, но всегда отпускали без последствий. Приходил приказ из Москвы, от некоего видного чиновника, которому еще в 1901 году Вера Игнатьевна сделала сложнейшую операцию тазобедренных суставов.
В 1924 году Вера Игнатьевна была приглашена работать в Московский университет в качестве доцента кафедры хирургии.
28 декабря 1925 в Москву пришло известие о смерти Сергея Есенина, которого княжна Вера очень почитала. Как пишет историк литературы «серебряного века» Михаил Кралин, «29 декабря 1925 года Вера Игнатьевна присутствовала в Ленинграде на гражданской панихиде по Есенину».
Опытнейший хирург, имевший дело с тысячами трупов, она, конечно, не могла не заметить следы насильственной смерти на лице Есенина. Однако Вера Игнатьевна об этом нигде не пишет, ограничившись всего лишь строчкой в посвященном ему стихотворении: «На устах твоих смерти загадка».

 Я тебя помню в голубой рубашке
   Под сенью радушного крова…
   Ты стал певцом свободы,
   Тоски и муки.
   Не узнать нам, что бушевало
   В груди могучей,
   Какие страсти сердце рвали,
   Свивались тучи.
   И теперь мы встретились снова.
   На устах твоих смерти загадка.
   И бровей скорбная складка
   Мира иного.
   Глаз полузакрыт-полувиден,
   Певец сёл и темного бора.
   Покой твой мне завиден.
   Встретимся скоро.

И эта «смерти загадка» уже никогда не будет разгадана…

Как ни сложна была жизнь в эту эпоху с «княжеским клеймом» для известного хирурга, Вера Гедройц упорно продолжала работать. И в это время она сумела защитить в Московском университете вторую докторскую диссертацию: «Результаты операций паховых грыж по способу профессора Ру на основании 268 операций». А в 1929 году Вера Игнатьевна Гедройц была единогласно избрана заведующей кафедрой хирургии Киевского университета. В это время она много сил отдавала решению проблем онкологических заболеваний. Однако в 1930 году её как «политически неблагонадежную» уволили из университета без права на пенсию.

Несмотря на значительные успехи Веры Игнатьевны в области хирургии раковых опухолей, страшный недуг ее не миновал. В 1931 году её оперировали, но безуспешно, и в 1932 году в марте она умерла. Умерла врач с большой буквы, на счету которой тысячи спасенных человеческих жизней. И была забыта на долгие годы. Похоронена Вера Игнатьевна в Киеве на Спасо-Преображенском кладбище (ныне Корчеватском кладбище). На ее могиле — простой железный крест, на котором прибита простая железная табличка. В одной ограде со скромной могилой Гедройц — могила архиепископа Ермогена.
После смерти Гедройц ее самая близкая подруга М. Д. Нирод переселилась жить в монастырь.

 

za-za.net

Вера Игнатьевна Гедройц — Викитека

Материал из Викитеки — свободной библиотеки

Вера Игнатьевна Гедройц
Аллоним —Сергей Гедройц
р. 19 апреля 1870({{padleft:1870|4|0}}-{{padleft:4|2|0}}-{{padleft:19|2|0}}), село Слободище Орловской губернии, Россия
ум. март 1932 (61 год), Киев, СССР
прозаик и поэтесса Серебряного века, хирург

Гедройц, Вера Игнатьевна

Стихотворения[править]

Сборник «Вегъ»[править]

Опубликован в СПб в 1913 году.

Другие[править]
  • Нищая
  • Следы
  • Предрассветная мгла, 1913[1]
  • Запах вянущих, скошенных трав, 1913[2]
  • Не надо, 1925
  • Памятник Пушкину, 1925
  • Царскосельский дворец, 1925
  • Госпиталь, 1925
  • Домик Алексея, 1925
  • Гумилеву, 1925
  • Сергею Есенину, 1925

Поэмы[править]

  1. ↑ Журнал «Вестник Теософии» № 4, 1913.
  2. ↑ Журнал «Вестник Теософии» № 5-6, 1913.
Произведения этого автора, впервые опубликованные до 1 января 1950 года, находятся в общественном достоянии в России, и странах, где срок действия исключительного права на произведение не превышает всей жизни автора плюс 70 лет.

Переводы и позднейшие редакции произведений этого автора могут являться объектами авторских прав соответствующих лиц согласно статье 1260 ГК РФ.

ru.wikisource.org

Вера Гедройц: княжна, гений-хирург, лесбиянка

  Вера Гедройц, литовского княжеского рода, родилась в 1876 году в Киеве, росла в селе Слободище Брянского уезда Орловской губернии, училась в Брянской женской прогимназии (где учительствовал В.В. Розанов), позже на курсах П.Ф. Лесгафта в Петербурге (ей было 15 лет). Там же сошлась с революционным кружком В.А.Вейнштока, и в 1892 году (ей 16 лет) была выслана в поместье отца под надзор полиции.

В 1894 году (княгине 18 лет) вступает в фиктивный брак с неким Н. А. Белозеровым и с новым паспортом, сменив фамилию, бежит за границу.

Спустя какое-то время Гедройц приезжает в Лозанну и поступает в университет на медицинский факультет, который окончила в 1898 году (ей 22 года) со степенью доктора медицины и хирургии. Первые операции проделаны ею под руководством Цезаря Ру, широко известного в Европе врача и ученого. Цезарь Ру берет ее в свою клинику, где спустя некоторое время она становится старшим ассистентом и в качестве приват-доцента читает спецкурс. Здесь же, в Лозанне, она встречает женщину, в которую влюбляется со всей мощью своей души. Любовь оказывается взаимной.

В Европе ее ждет блестящая карьера, однако семейные обстоятельства прерывают ее. Она получает письмо от отца, в котором он сообщает, что ее сестра умерла от воспаления легких, а ее мать находится в крайнем нервном состоянии; отец умоляет ее вернуться домой как можно скорей («…приезжай! Я никогда не звал тебя, но это необходимо <…> Не могу писать – тяжело!»).

 Оставив любимую, Вера возвращается в Россию, где в 1902 году (ей 26 лет) сдает экзамен в Московский университет – ей необходимо подтвердить иностранный диплом.

Несколько ранее она получает место хирурга в больнице Мальцевских заводов портландцемента Калужской губернии. Талант Веры Игнатьевны находит здесь глубочайшее практическое применение и разворачивается в полную силу. Гедройц буквально вгрызается в работу, она буквально вкалывает не покладая рук, а кроме того, публикует серьезнейшие статьи в научных журналах. Слава о первой и единственной в России женщине-хирурге из провинции мгновенно достигает императорского дворца.

Ее приглашают 3-й съезд хирургов, состоявшийся в 1902 году. Вот что писал о ней В.И.Разумовский, выдающийся профессор медицины:

 

«...В.И. Гедройц, первая женщина-хирург, выступавшая на съезде и с таким серьезным и интересным докладом, сопровождаемым демонстрацией. Женщина поставила на ноги мужчину, который до ее операции ползал на чреве как червь. Помнится мне и шумная овация, устроенная ей русскими хирургами. В истории хирургии, мне кажется, такие моменты должны отмечаться».

 

Речь идет о сыне мастерового Антоне, 26 лет, который в течение 12 лет тяжко страдал заболеванием тазобедренных суставов, не мог ни стоять, ни лежать. Вера Гедройц 10 октября 1901 г. провела сложнейшую операцию, в результате которой уже через три месяца Антон забыл про костыли. Этот случай и рассматривался в докладе Гедройц, принеся ей длительные аплодисменты светил отечественной хирургии.

 

Все это время она много напряженно работает – и мучительно ждет, когда любимая приедет к ней из Лозанны в Россию. Но вместо любимой из Лозанны приходит письмо (в период, когда Гедройц было примерно 26-28 лет):

 

«Не жди, я рвусь к тебе, но не могу оставить детей и дело. Разбивая свою, а быть может, и твою жизнь, я исполняю долг, легший бременем на наши плечи. Вера, я так страдаю!».

 

Удар слишком силен. Усталые нервы не выдерживают. Придя на дежурство в больницу, Гедройц достает из рабочего стола браунинг и не раздумывая стреляет себе в сердце. И только случай спасает ее – ненароком задержавшиеся в больнице коллеги прибегают на выстрел и срочно оперируют Гедройц.

 В 1905 году ее назначают главным хирургом больниц Мальцевских заводов и главным врачом Людиновской больницы – Вере Игнатьевне исполнилось всего лишь 29 лет (!), и в этих должностях она пребудет до 1909 года. В том же 1905 году ее тайный и фиктивный брак с Н.А. Белозеровым по желанию Гедройц расторгнут (в 1907 году ей будет возвращен княжеский титул и разрешено вернуться к девичьей фамилии).

«В начале 1904 г. известие о войне с Японией докатилось до всех уголков России. В.И.Гедройц подает рапорт о зачислении в состав передового отряда, сформированного из медиков-добровольцев Российским Красным Крестом, и отправляется в действующую армию. Она оказывает медицинскую помощь в самых горячих местах сражений. За труды и мужество ее награждают золотой медалью «За усердие» на Анненской ленте, а после боев у Мукдена за героические действия по спасению раненых командующий армией генерал от инфантерии Н.П. Линевич лично вручает женщине-врачу княжне Гедройц Георгиевскую серебряную медаль «За храбрость». Императрица Александра Федоровна, занимаясь попечительством по отношению к раненым в Манчжурии, также отмечает заслуги Веры Игнатьевны, и «за содействие в деле облегчения участи больных и раненых воинских чинов и за труды, понесенные по Российскому обществу в Красного Креста» отмечает ее тремя знаками отличия, в том числе – серебряной шейной медалью на Владимирской ленте, а объединенное Всероссийское дворянство – именным жетоном. Через год Вера Игнатьевна возвращается в родные места к любимой работе» (В. Г. Хохлов. «Вера Игнатьевна Гедройц – главный хирург мальцовских заводов»).

«Княжна Вера оперировала в специально оборудованном железнодорожном вагоне и в палатках, обложенных глиной для защиты от холода. Только за первые 6 дней работы санитарного поезда она сделала 56 сложных операций. Выдающийся хирург-практик, она успешно оперировала легендарного генерала Гурко и пленного японского наследного принца, который впоследствии прислал дары русским монархам и назвал ее "княжной милосердия с руками, дарящими жизнь".

Газеты писали о необычайной смелости операций, которые княжна делала буквально под огнем противника, но речь в этих репортажах шла не о научной смелости, а о человеческой доблести хирурга — действительно незаурядной. А ведь именно во время русско-японской войны она первой в истории медицины стала делать полостные операции, которые разработала самостоятельно, без посторонней подсказки — и не в тиши больничных операционных, а прямо на театре военных действий. В ту пору в Европе людей, раненных в живот попросту оставляли без всякой помощи» (Джонатан Молдаванов. «Княжна Вера Гедройц: скальпель и перо»).

 

В 1909 году ее приглашают на должность ординатора Царскосельского дворцового госпиталя. Вера Игнатьевна становится домашним врачом августейшей семьи.

 

«Назначение «выскочки» из провинции, тем более женщины, на должность старшего ординатора было встречено старшим врачом госпиталя М. Н. Шрейдером в штыки. В ход пошли ссылки на разные инструкции и положения, посыпались письма в придворную канцелярию. В них отмечалось, во-первых, что эта должность была предназначена для другого врача, во-вторых, что женщина-врач, ставшая заместителем старшего врача, на время его отсутствия будет начальником над всем персоналом, а это первый такой случай в Министерстве Императорского Двора, в третьих, что назначение на должность старшего ординатора приравнивается к VII классу и требует разрешения министра, а чтобы его получить, требуется прослужить в Царскосельском госпитале несколько лет и т. д. Но воля Александры Федоровны была непреклонна, и уже 31 июля 1909 года инспектор придворной части получает письмо следующего содержания: «Министр Императорского двора, согласно преподанным Ея Величеством Государынею Императрицею Александрой Федоровной Указаниям, приказал назначить Княжну Гедройц Старшим Ординатором при Царскосельском госпитале Дворцового ведомства». (В.Г. Хохлов. Гедройц В. И. – старший ординатор царскосельского дворцового госпиталя.).

 

Вера Гедройц была не чужда и литературных опытов, писала стихи, прозу, печаталась под псевдонимом Сергей Гедройц.  Литературного признания в поэтической среде не получила категорически. В 1910 году Николай Гумилев в журнале «Аполлон» назвал Гедройц «не поэтом». Литературные занятия, откровенно неудачные, были слабостью гениального хирурга. Вере Игнатьевне, как ребенку, очень хотелось хоть какого-то художественного признания. И чуть позже она все-таки была принята в «Цех поэтов». Возможно, этому помог тот факт, что Вера Игнатьевна обещала оплатить половину той немалой суммы, которая была необходима для создания журнала «Гиперборей», в котором стали периодически публиковаться ее стихи.

В 1912 года Вера Игнатьевна становится доктором медицины, в 1914 году публикует книгу "Беседы о хирургии для сестер и врачей", лично обучает императрицу и ее дочерей навыкам медицинской сестры.

Фрейлина Анна Вырубова вспоминает:

 

«Чтобы лучше руководить деятельностью лазаретов, императрица лично решила пройти курс сестер милосердия военного времени с двумя старшими Великими Княжнами и со мной. Преподавательницей Государыня выбрала Княжну Гедройц, женщину-хирурга, заведующую дворцовым госпиталем. Два часа в день занимались с ней и для практики поступали рядовыми хирургическими сестрами в лазарет при Дворцовом госпитале, тотчас приступили к работе — перевязкам, часто тяжело раненых. Стоя с хирургом, государыня, как каждая операционная сестра, подавала стерилизованные инструменты, вату и бинты, уносила ампутированные руки и ноги, перевя­зывала гангренозные рапы, не гнушаясь ничем и стойко вынося запах и ужасные картины военного госпиталя во время войны».

Вера Гедройц обладала крутым характером. Была чрезвычайно заметной – высокого роста, грузной, к тому же одевалась исключительно по-мужски: шляпа, пиджак, галстук. Никаких женских причесок – стрижка также была на мужской манер. Голос имела низкий. Была заядлой курильщицей.

В 1915 году Анна Вырубова в результате железнодорожной аварии (поговаривали о теракте) получила тяжелую травму и в бессознательном состоянии была госпитализирована. К ней была вызвана Гедройц. Войдя в палату, она увидела находящегося там с визитом Григория Распутина. Судя по его виду, он явно не собирался уходить. Вера Игнатьевна без разговоров взяла его за плечи и выставила в коридор.

Февральскую революцию княжна Вера, некогда активный участник революционного кружка, приняла с большим сочувствием. В 1917 году в качестве корпусного хирурга 6-й Сибирской стрелковой дивизии она уходит на фронт, в 1918 году получает ранение, и ее эвакуируют в Киев. Там она и остается, получив место сначала в детской клинике, а потом в факультетской хирургической клинике Киевского мединститута. В 1930 году, уже будучи профессором, уходит со службы. Много печатается в научных журналах, принимает участие в хирургических съездах. Ею выпущено три повести, основанные на автобиографическом материале.

Она живет с графиней Марией Дмитриевной Нирод и ее детьми (Федором и Мариной) – живет как муж и жена. Кроме любви, их объединяет работа: Мария Дмитриевна служит у Гедройц медицинской сестрой. Возможно, это ей посвящены стихи княжны Веры, написанные ею 23 июля 1925 года:

 

Не надо – нет – не разжимай объятий
Не выпускай меня — не надо слов.
Твой поцелуй так жгуче ароматен,
И, как шатер, беззвезден наш альков.
Еще — опять — века изжить в мгновенье,
Дай умереть — сама умри со мной.
Ночь молчаливая льет чары исступленья,
Росою звонкою на землю сводит зной.
Вот распахнулись звездные палаты,
В лобзаньи слившись жизнию одной,
Не надо — нет — не разжимай объятий,
Дай умереть! Сама умри со мной!

 

Дети Марии Дмитриевны едва ли не открыто недолюбливают княжну Веру Игнатьевну – большая, одетая в мужской костюм и говорящая о себе в мужском роде женщина («я пошел», «я оперировал») вызывала у них отторжение, а нескрываемая любовь к ней их матери только усиливала негатив.

В 1931 году (Гедройц исполнилось 55 лет) она знакомится с художницей Ириной Дмитриевной Авдиевой и ее мужем Леонидом Семеновичем Поволоцкиим. Между ними завязывается дружба. Из воспоминаний И.Д. Авдиевой:

«Я сама знаю, что, любя Веру Игнатьевну Гедройц, научилась у нее любить все то, что поднимает жизнь над уровнем обывательщины, что красит будни в праздники. Вся ее жизнь была увлекательнейшим романом, и долгая дружба с ней во многом изменила меня. Она жила в том же доме, что и мы с мужем, и была старшим хирургом города. <…> Жила она в большой квартире с Марией Дмитриевной Нирод и ее детьми <…> Отношения у них были супружеские. Обе очень близки были к царской фамилии и бежали из Царского Села в Киев, где скрывались долго в Киево-Печерской Лавре у монахов. Потом поселились в нашем доме, много раз арестовывались, но каждый раз выпускались по просьбе власть имущего чекиста-ленинградца, которому во время войны четырнадцатого года Вера Игнатьевна сделала в царскосельском госпитале сложнейшую операцию. <…> Мы очень часто с мужем поднимались наверх к Гедройц и, к восторгу Веры Игнатьевны, создавали обстановку литературной богемы. Читали стихи, писали буримэ, Гедройц играла на скрипке, я ей аккомпанировала на фортепиано. Порой мы расходились на три-четыре такта, но это не смущало нас. Мы играли, не замечая, что слушатели забились в самую дальнюю комнату, чтобы не слышать какофонии. Вместе с Верой Игнатьевной мы написали сценарий: «Профилактика рака». Его приняли к постановке, даже аванс нам выдали, но почему-то сценарий так и не пошел в производство. Гедройц много писала научных статей о раке и отвергала теорию вирусного происхождения рака. Она считала, что это патологический рост остаточных зародышевых клеток.

Рак, с которым она боролась хирургическим ножом, жестоко отомстил ей. В 1932 году она погибла от рака брюшины с метастазами в печень, через год после перенесенной операции (удаление матки)».

Вера Гедройц похоронена на Корчеватском кладбище в Киеве. На ее могиле – простой железный крест, на который прибита простая железная табличка. Внутри ограды находится еще одна могила – архиепископа Ермогена. Некогда, будучи молодым священником, он смертельно заболел, вторая жизнь была дарована ему руками чудесной женщины-хирурга Веры Игнатьевны Гедройц. После ее кончины он преданно ухаживал за ее могилой и завещал похоронить себя рядом с ней.

 9 июня 2005 г.

 

Вера Гедройц: http://kfinkelshteyn.narod.ru/Tzarskoye_Selo/Gedr_stoya.jpg

Могила Веры Гедройц: http://kfinkelshteyn.narod.ru/Tzarskoye_Selo/Mogila1.jpg

 

 

 

 

 

vorontsova-nvu.livejournal.com

Гедройц, Вера Игнатьевна - Стихи и сказки /


Поиск по определенным полям

Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. Например:

author:иванов

Можно искать по нескольким полям одновременно:

author:иванов title:исследование

Логически операторы

По умолчанию используется оператор AND.
Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе:

исследование разработка

author:иванов title:разработка

оператор OR означает, что документ должен соответствовать одному из значений в группе:

исследование OR разработка

author:иванов OR title:разработка

оператор NOT исключает документы, содержащие данный элемент:

исследование NOT разработка

author:иванов NOT title:разработка

Тип поиска

При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. Поддерживается четыре метода: поиск с учетом морфологии, без морфологии, поиск префикса, поиск фразы.
По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии.
Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак "доллар":

$исследование $развития

Для поиска префикса нужно поставить звездочку после запроса:

исследование*

Для поиска фразы нужно заключить запрос в двойные кавычки:

"исследование и разработка"

Поиск по синонимам

Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку "#" перед словом или перед выражением в скобках.
В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов.
В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден.
Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

#исследование

Группировка

Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса.
Например, нужно составить запрос: найти документы у которых автор Иванов или Петров, и заглавие содержит слова исследование или разработка:

author:(иванов OR петров) title:(исследование OR разработка)

Приблизительный поиск слова

Для приблизительного поиска нужно поставить тильду "~" в конце слова из фразы. Например:

бром~

При поиске будут найдены такие слова, как "бром", "ром", "пром" и т.д.
Можно дополнительно указать максимальное количество возможных правок: 0, 1 или 2. Например:

бром~1

По умолчанию допускается 2 правки.
Критерий близости

Для поиска по критерию близости, нужно поставить тильду "~" в конце фразы. Например, для того, чтобы найти документы со словами исследование и разработка в пределах 2 слов, используйте следующий запрос:

"исследование разработка"~2

Релевантность выражений

Для изменения релевантности отдельных выражений в поиске используйте знак "^" в конце выражения, после чего укажите уровень релевантности этого выражения по отношению к остальным.
Чем выше уровень, тем более релевантно данное выражение.
Например, в данном выражении слово "исследование" в четыре раза релевантнее слова "разработка":

исследование^4 разработка

По умолчанию, уровень равен 1. Допустимые значения - положительное вещественное число.
Поиск в интервале

Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO.
Будет произведена лексикографическая сортировка.

author:[Иванов TO Петров]

Будут возвращены результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, Иванов и Петров будут включены в результат.

author:{Иванов TO Петров}

Такой запрос вернёт результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, но Иванов и Петров не будут включены в результат.
Для того, чтобы включить значение в интервал, используйте квадратные скобки. Для исключения значения используйте фигурные скобки.

search.rsl.ru

Село Слободище, Дятьковского района, Брянской области.

Вера Игнатьевна Гедройц (7 [19] апреля 1870, село Слободище, Орловская губерния — март 1932, Киев, СССР) — одна из первых в России женщин-хирургов, одна из первых женщин в мире, получившая звание профессора хирургии и возглавившая хирургическую кафедру, участница Русско-японской войны, прозаик и поэтесса Серебряного века.

Будучи выпускницей хирургической школы профессора Цезаря Ру (Университет Лозанны), Вера Гедройц стала автором ряда оригинальных научных работ в области военно-полевой, общей и детской хирургии.  Она также внесла вклад в становление киевской хирургической школы. 

Считая революцию неизбежной и необходимой, Вера Гедройц, однако, была одним из самых близких людей царской семьи. Она лично обучала сестринскому делу императрицу Александру Фёдоровну с великими княжнами Ольгой и Татьяной, после чего они работали в лазарете под её руководством. 

 

 

 

 

 

 

 

Семья и ранние годы

 

 

Герб Гедройцев «Гипоцентавр»

Вера Игнатьевна принадлежала к древнему и знатному литовскому княжескому роду Гедройц, который активно участвовал в освободительном движении против российского владычества. Дедушка Веры Игнатьевны в ходе подавления восстания был казнён, а отец Игнатий (Игнас) Игнатьевич Гедройц и его брат, лишённые дворянского звания, были вынуждены бежать в Самарскую губернию, к друзьям деда. Там Игнатий получил образование и работал в органах местного самоуправления, затем женился на дочери обрусевшего немца-помещика Дарье Константиновне Михау, воспитаннице Смольного института благородных девиц. Сразу после свадьбы Игнатий Игнатьевич по долгу службы переехал в Брянский уезд Орловской губернии, где обзавёлся имением в селе Слободище, занимался сельским хозяйством и работал в Совете мировых судей.

Вера Гедройц родилась 7 (19) апреля 1870 года. В семье, кроме неё, было ещё три сестры и два брата. Мать, хлопоча по домашнему хозяйству, детьми заниматься не успевала, и первой воспитательницей маленькой Веры 

стала её бабушка Наталья Тихоновна Михау, которая в своём импровизированном пансионате обучала местных детей грамоте, французскому языку, музыке, пению и танцам. Уже в детстве Вера носила мальчишескую одежду, отличалась бойким поведением и была заводилой всей местной ребятни.

Желание стать врачом появилось у Веры Гедройц после череды болезней и смертей близких людей, в том числе гибели её любимого брата Сергея, чьим именем в дальнейшем она стала подписывать все свои литературные сочинения.

В 1877 году в пожаре сгорело всё имущество семьи, которая после этого начала жить крайне бедно. Однако из Петербурга пришло определение Сената, по которому Игнатию Гедройцу со всеми его потомками был возвращён княжеский титул.

В 1883 году Вера познакомилась с учительницей из соседнего села Любохна народницей Л. К. Любохной, которая впечатлила её своей независимостью и целеустремлённостью. Гедройц впервые прочитала роман Н. Г. Чернышевского «Что делать?». В этом же году Веру отдали учиться в Брянскую женскую прогимназию, где её взяли сразу во второй класс. Среди её преподавателей был позднее ставший известным В. В. Розанов, который оказал на неё большое влияние. Но вскоре Веру Игнатьевну исключили из прогимназии за сочинение эпиграмм, выпуск рукописного сатирического листка и конфликт с учительницей. После этого отец, по согласованию со своим другом промышленником С. И. Мальцевым, отослал её в Любохну к заводскому фельдшеру для обучения лекарскому делу. Позднее, по протекции Мальцева же, Вера возвратилась в прогимназию, которую закончила с отличием в 1885 году.

Обучение в Петербурге и Лозанне

После окончания прогимназии отец отправил Веру Игнатьевну учиться в Санкт-Петербург. Она не без труда поступила на медицинские курсы профессора П. Ф. Лесгафта, которые тот организовал у себя на квартире на Фонтанке, дом 18. После успешной сдачи экзаменов Лесгафт посоветовал Вере Игнатьевне ехать за границу и поступать в университет, поскольку в то время в России женщина не имела права получить высшее образование.

Во время пребывания в Петербурге Вера Гедройц начала сочинять свои первые стихотворения. На курсах она познакомилась с петербургскими студентами и начала посещать революционные кружки, где вместе со всеми читала труды социал-демократа Лассаля, составляла прокламации и ходила на демонстрации. В 1891 году умер популярный демократический идеолог Н. В. Шелгунов, его похороны переросли в митинг с призывами к революции. Собравшихся разогнала жандармерия, а на следующий день были проведены массовые аресты. Среди задержанных оказалась и Вера Гедройц. После обыска и допросов, не найдя серьёзных улик, её выслали в поместье отца под надзор полиции.

В 1894 году Вера Игнатьевна смогла получить при Орловской гимназии звание домашней учительницы. Будучи лесбиянкой[12][13], 5 сентября 1894 года Вера Гедройц вступила в фиктивный брак со своим петербургским другом капитаном Николаем Афанасьевичем Белозеровым[прим. 4]. С мужем в дальнейшем она, практически, не виделась, а сам факт замужества тщательно скрывала. С помощью друзей, произведя манипуляции с подложными паспортами, Вера Гедройц ускользнула из-под надзора полиции и уехала за границу в Швейцарию, где намеревалась получить высшее медицинское образование

 

Вид на старое здание Лозаннского университета

 

По приезде в Лозанну она познакомилась с девушкой Рики Гюди, в дальнейшем они полюбили друг друга и решили вместе уехать в Россию, однако судьба распорядилась иначе. Вере Гедройц с её подложным паспортом сначала отказали в поступлении в университет. Однако она познакомилась через народовольца С. М. Жеманова (сподвижника Г. В. Плеханова) с профессором-физиологом А. А. Герценом (сыном А. И. Герцена), и по его ходатайству её приняли на медицинский факультет Лозаннского университета. Поскольку семья Веры Гедройц с трудом сводила концы с концами и не могла помочь, чтобы заработать на проживание, ей приходилось давать уроки и работать помощницей у профессора А. И. Скребицкого.

На факультете обучалось всего три женщины. На младших курсах Вера Гедройц особенно увлеклась анатомией. На старших курсах она с интересом занималась хирургией, преподаваемой знаменитым профессором Цезарем Ру, учеником Э. Кохера. Привлекла внимание Веры Гедройц также психиатрия, курс по которой вел профессор Зигфрид Рабов. Она активно работала на обеих кафедрах, писала доклады, дежурила в клиниках.

14 декабря 1898 года Вера Гедройц с отличием закончила университет. Зимой из России приходили тревожные письма от матери, в которых она просила дочь вернуться, однако по совету профессора Цезаря Ру Вера Гедройц подала на конкурс и поступила в ассистентуру на кафедре хирургических болезней. Она ежедневно присутствовала в клинике на обходах, перевязках, в день принимала участие в шести — десяти операциях, дежурила ночами. Одновременно занималась изучением научной литературы. Под руководством профессора Ру она написала и защитила диссертацию на звание доктора медицины. После этого она получила приглашение стать приват-доцентом кафедры. Но вскоре из России пришло письмо от отца, в котором он сообщал о смерти сестры и болезни матери, умолял вернуться. Одновременно умерла мать Рики, оставив дочери на попечение несовершеннолетних брата и сестру. Весной 1899 года Вера Игнатьевна вынуждена вернуться в Россию одна.

 

 

Возвращение в Россию

 

«В. И. Гедройц, первая женщина-хирург, выступавшая на съезде и с таким серьёзным и интересным докладом, сопровождаемым демонстрацией. Женщина поставила на ноги мужчину, который до её операции ползал на чреве, как червь. Помнится мне и шумная овация, устроенная ей русскими хирургами. В истории хирургии, мне кажется, такие моменты должны отмечаться».

В. И. Разумовский, III-й Всероссийский съезд хирургов.

 

Вернувшись в Россию, Вера Гедройц устроилась заводским врачом на Мальцовские заводы портландцемента в Калужской губернии. В мае 1900 года в Фокино открылась заводская больница на пятнадцать коек, но для лечения она была непригодна, и Вера Игнатьевна, бывшая единственным врачом, организовала полное переоборудование вверенного учреждения. Помимо обслуживания рабочих завода и их семей, ей вскоре пришлось также врачевать и жителей всего уезда. Вера Гедройц вела амбулаторный приём, выезжала на дом к тяжелобольным, много оперировала, организовала санитарно-гигиенический режим заводов, обучала врачей из соседних лечебниц. Параллельно она готовила научный материал и готовилась к сдаче экзаменов, чтобы получить российский диплом врача. Много сил уходило на постоянные конфликты в заводской комиссии по определению тяжести увечий, где Вера Игнатьевна защищала права рабочих на пенсию.

27 февраля 1903 года Вера Гедройц, успешно сдав гимназические и университетские экзамены в Московском университете, получила диплом с записью о присвоении звания «женщина-врач». В этом же году Вера Гедройц выступила с докладом на III-м Всероссийском съезде хирургов, опубликовала в журнале «Хирургия» отчёт о работе заводской медицинской службы.

Тяжелые условия труда, грязь и нищета, безысходное положение рабочих завода, тяжёлая работа в больнице и деревнях, сложности в семье, письмо из Швейцарии от Рики, в котором та сообщила, что не сможет приехать в Россию, ввергли Веру Гедройц в тяжелую депрессию и довели до попытки самоубийства. Однако оказавшиеся рядом врачи, приехавшие на заводскую комиссию, спасли ей жизнь.

 

Русско-японская война

 

 

Дворянский передовой госпиталь в Тавангоузе. На переднем плане справа хирург В. И. Гедройц

 

Весной 1904 года Вера Гедройц отправилась добровольцем на фронт русско-японской войны хирургом санитарного поезда Российского общества Красного Креста. В конце сентября отряд медицинской службы во главе с Верой Игнатьевной основал госпиталь у деревни Сяочиньтидзы в Маньчжурии, и начался приём раненых.

Вскоре она была избрана председателем общества врачей Передовых Дворянских отрядов. На войне Вера Игнатьевна не только разработала новые методы лечения в новых условиях войны, но также организовала лечебную работу в меняющихся условиях боевой обстановки. 11 января 1905 года лагерь был передислоцирован к деревне Гудзяодзы. Позже в распоряжение отряда поступил специально сконструированный операционный вагон, и Вера Гедройц перешла руководить им. 16 февраля в ходе Мукденского сражения вагон был передислоцирован в район Фушинских копей. Вскоре стали поступать первые больные, госпиталь работал круглосуточно, лично Верой Гедройц проведено более ста операций.

22 февраля на исходе Мукденского сражения возникла угроза окружения лазаретов, врачебный совет принял решение не оставлять раненых и попытаться их эвакуировать. Отступление прошло успешно, последним под вражеским обстрелом ушёл поезд под руководством Веры Игнатьевны.

В марте 1905 года Вере Гедройц было поручено лечить полковника В. И. Гурко. Весной её поезд ушёл в тыл, с войны она увезла две награды: золотую медаль «За усердие» на Анненской ленте, полученную 18 января 1905 года за деятельность во время боёв при Шахе, и серебряную медаль «За храбрость» на Георгиевской ленте, врученную лично генералом Н. П. Линевичем 11 марта 1905 года за героические действия по спасению раненых в ходе Мукденского сражения. 16 мая 1905 года ей также присуждена серебряная медаль Красного Креста.

 

После войны

 

 


В мае 1905 года Вера Гедройц возвратилась в родные края на своё прежнее место работы. 27 июля она представила результаты своей работы Брянскому обществу врачей, обобщив полученный опыт и сделав ряд важных выводов по военной медицине. Её имя как женщины-хирурга, как героя войны стало известным на всю страну.

В 1905 году, как и по всей России, на заводах возникли волнения и беспорядки из-за тяжёлых условий труда и низкой зарплаты. Вера Гедройц помогала рабочим лидерам. Она познакомилась с местными конституционными демократами, а затем вошла в руководство местного отделения партии.

22 декабря 1905 года скрываемый ею от окружающих брак с Н. А. Белозеровым по желанию Гедройц был расторгнут (в 1907 году ей будет возвращен титул княжны и разрешено вернуть девичью фамилию).

В 1906 году полиция составила список кадетов, первую строчку в котором заняла Вера Игнатьевна. Однако её, в отличие от других фигурантов списка, не подвергли репрессии, а нагрузили работой и перевели на заведование Людиновской больницей, которую было решено сделать центральной в Мальцовском округе. Она приняла решение достичь европейского уровня оказания медицинской помощи: было закуплено новое оборудование, инструментарий, рентгеновский аппарат, в практику введён эфирный наркоз, бактериологическая диагностика, открылось отдельное акушерское отделение, создан патологоанатомический музей.

Вскоре Веру Игнатьевну назначили главным хирургом Жиздринского уезда, а затем и главным хирургом заводов Мальцовского акционерного общества. Помимо практической хирургии и организаторской деятельности, она не оставила занятий наукой, собирала материал для диссертации, задумывалась над написанием учебника. Гедройц разрабатывала вопросы производственного травматизма, грыж брюшной стенки, хирургии щитовидной железы, опухолей различных органов, туберкулёза костей, акушерства. Вера Игнатьевна печатала статьи в медицинских журналах, проводила с земскими врачами обсуждения диагностики и лечения различных заболеваний.

Вскоре Вера Гедройц познакомилась с семьёй профессора петербургской Императорской Академии Художеств Ю. Ю. Клевера. Общение с творческими людьми возродило в ней тягу к литературной деятельности, она начала писать стихи, баллады, пьесы, рассказы, сказки.

Зимой 1909 года Вера Гедройц получила приглашение в Петербург на открытие детской клиники. Приехав в столицу, она встретилась с фронтовым другом Е. С. Боткиным, который к тому времени был приват-доцентом Военно-медицинской академии и личным врачом царской семьи. Он пригласил Веру Игнатьевну к себе в помощницы, поскольку в императорской семье из семи человек пять были женщины, а он знал её как первоклассного специалиста, в том числе по женским болезням.

 

Царскосельский период

 

 

Императрица Александра Фёдоровна (слева) и княжна Вера Гедройц в перевязочной Царскосельского госпиталя

 

В 1909 году, благодаря рекомендации Е. С. Боткина, а также военной славе Гедройц, императрица Александра Фёдоровна пригласила её занять должность старшего ординатора Царскосельского дворцового госпиталя. Вера Игнатьевна вместе с матерью приехала в Царское Село, где получила приглашение остановиться у семьи Ю. Ю. Клевера.

Назначение на столь высокую должность (VII ранг) женщины было крайне негативно воспринято старшим врачом госпиталя Н. М. Шрейдером, но он был вынужден подчиниться воле императрицы. Вера Игнатьевна начала руководить хирургическим и акушерско-гинекологическим отделениями, являясь вторым лицом больницы. Она также лечила царских детей и имела частную практику в городе. Однако конфликт со старшим врачом вызвал напряжённые отношения с коллегами и множество трений с начальством. Н. М. Шрейдером был даже составлен запрос в полицию о благонадёжности Гедройц, однако проверка почему-то не выявила её связей с революционными кругами.

Чтобы поддержать Веру Игнатьевну, дочь Ю. Ю. Клевера Мария предложила ей издать свои литературные сочинения и взялась сама оформить издание. Подготовкой книги целиком занималась Мария, поэтому, когда Гедройц увидела уже напечатанное издание «Стихи и сказки», то была расстроена из-за неудачного подбора материала. Но в процессе подготовки книги к изданию Вера Игнатьевна познакомилась с Р. В. Ивановым-Разумником, который стал в дальнейшем её близким другом.

Также она возобновила знакомство с В. В. Розановым, она первая поставила его жене диагноз рассеянного склероза и занялась её дальнейшим лечением. Вера Игнатьевна также близко узнала Н. С. Гумилева, поскольку лечила его от малярии, которой он заразился во время первой поездки в Абиссинию. Впоследствии она оказывала ему финансовую поддержку при выпуске журнала «Гиперборей». Благодаря этим связям Вера Игнатьевна принимала участие в различных поэтических кружках и творческих салонах, где познакомилась практически со всеми известными деятелями Серебряного века.

Вскоре Гедройц вошла в состав провозглашённого Гумилёвым «Цеха поэтов», куда также входили Ахматова, Городецкий, Мандельштам, Зенкевич, Нарбут, Кузьмина-Караваева, Лозинский, Кузмин, Пяст, Алексей Толстой, Виктор Третьяков и другие. Через Р. В. Иванова-Разумника Вера Игнатьевна познакомилась с Н. А. Клюевым и С. А Есениным. В 1913 году под эгидой Цеха вышла её вторая книга стихов «Вег». Вера Игнатьевна также печаталась в журналах «Гиперборей», «Заветы», «Новый журнал для всех», «Вестник теософии» (в ряде стихов Гедройц ориентировалась на эзотерические откровения Е. Блаватской), «Северные записки», «Современник» и других.

Одновременно Вера Гедройц также занималась научными исследованиями. Выступала с докладами на X и XI Всероссийских съездах хирургов. В 1912 году она защитила в Московском университете вторую в своей жизни докторскую диссертацию «Отдалённые результаты операций паховых грыж по способу Ру на основании 268 операций», написанную под руководством профессора П. И. Дьяконова. Профессор Н. И. Спижарский приветствовал её после защиты как первую женщину в России, получившую учёную степень доктора медицины в хирургии.

Летом 1914 года началась Первая мировая война. Вера Игнатьевна, являясь помощником Уполномоченного Российского общества Красного Креста, предложила организовать в Царском Селе эвакуационный пункт для раненых. Эта идея получила поддержку императрицы Александры Фёдоровны. Началось разворачивание нескольких десятков лазаретов. Веру Игнатьевну назначили старшим врачом и ведущим хирургом только что организованного в здании Дворцового госпиталя лазарета, который получил порядковый номер три. Таким образом, она перестала быть подчинённой Н. М. Шрейдера. Общая вместимость лазарета составила 30 офицеров и 200 солдат. Императорская чета лично контролировала подготовку госпиталя, который оборудовали в соответствии с передовыми достижениями медицины. Вера Игнатьевна много оперировала, занималась организацией лечебного процесса, собирала научный материал.

Вера Гедройц, помимо прочей работы, создала курсы подготовки сестёр милосердия. Для них она написала учебное пособие «Беседы о хирургии для сестёр и врачей», где обобщила свой опыт, полученный во время Русско-японской войны. Императрица Александра Фёдоровна с великими княжнами Ольгой и Татьяной попросила Веру Игнатьевну преподать им тот же курс. После окончания обучения они начали работать в госпитале, возглавляемом княжной Гедройц. Императрица с дочерьми, как рядовые сёстры милосердия, лично ухаживали за больными, делали перевязки, ассистировали при операциях.

Вера Гедройц стала близким человеком в царской семье и подругой Александры Фёдоровны. По свидетельству В. И. Чеботарёвой, император Николай II, помещая супругу работать в лазарет, надеялся уменьшить влияние на неё Распутина.

2 января 1915 года поезд, ехавший из Петербурга в Царское Село, потерпел крушение. Среди пострадавших оказалась близкая подруга императрицы Анна Вырубова. Её в крайне тяжелом состоянии доставили в лазарет, Вера Игнатьевна поставила неблагоприятный диагноз. Узнав о случившемся, Григорий Распутин, страстной поклонницей которого была Вырубова, срочно приехал к ней в лазарет, ворвался в чистую палату прямо с улицы в грязных сапогах и шубе. Увидев это, Вера Гедройц вышла из себя, схватила «старца» за воротник и вышвырнула его из госпиталя. Царская чета, присутствовавшая при конфликте, не проронила ни слова. Вопреки прогнозу, больная выздоровела, но между Верой Игнатьевной и императорскими фаворитами Распутиным и Вырубовой сложились ещё более напряжённые отношения. Несмотря на это, Александра Фёдоровна сохранила своё благоволение к Гедройц и даже наградила её золотыми часами с государственным гербом.

В 1917 году произошла Февральская революция. Хотя княжна сочувствовала революции, считая её неизбежной и необходимой, но весть об отречении императора встретила слезами. Вскоре царскую семью арестовали, Красный Крест реорганизовали, лазарет № 3, который возглавляла Вера Игнатьевна, упразднили. Старший врач Дворцового госпиталя Н. М. Шрейдер, воспользовавшись моментом, прекратил выплачивать княжне Гедройц зарплату, мотивируя это тем, что она формально ушла работать из госпиталя, а в возвращении он ей отказал. Оставаться в Петрограде Вере Игнатьевне, как приближённой императорской семьи, стало опасно. Княжна Гедройц решила вновь отправиться добровольцем на фронт.

 

На Юго-Западном фронте

 

В апреле 1917 года Вера Игнатьевна прибыла на Юго-Западный фронт. Её определили младшим врачом в перевязочный отряд 6-ой Сибирской стрелковой дивизии. Однако, благодаря высокой квалификации, большой трудоспособности и своей известности в медицинских кругах, она быстро пошла на повышение. Через месяц Гедройц стала старшим врачом и начальником дезинфекционной службы дивизии, а вскоре её избрали в Санитарный совет и назначили корпусным хирургом, что было для женщины крайне высоким постом (уровня подполковника). В январе 1918 года Вера Игнатьевна получила ранение и была эвакуирована в Киев. На впечатлениях этого периода основаны «Галицийские рассказы», опубликованные весной 1918 года в газете «Знамя Труда» в Петербурге.

 

Киевский период

 

Некоторые биографы предполагают, что 1918 год княжна Гедройц, будучи раненой, пережила в одной из монастырских больниц (возможно при Покровском монастыре), где близко сошлась с медсестрой Марией Дмитриевной Нирод (1879—1965), вдовой графа Ф. М. Нирода, с которой была знакома ещё в Царском Селе. Вместе с ней и её двумя детьми она поселилась в квартиру доходного дома № 7 по Круглоуниверситетской улице, живя одной семьёй и состоя в «фактическом супружестве». На новом месте Вера Игнатьевна завязала дружбу с проживающими этажом ниже художниками И. Д. Авдиевой и Л. С. Поволоцким, с которыми они создали импровизированный «творческий салон». На этой квартире собирались на скромные обеды осколки петербургской аристократии и интеллигенции.

После выздоровления Гедройц работала в детской поликлинике. С 1919 года она активно принимала участие в деятельности киевских хирургических служб, организуя, в частности, клинику челюстно-лицевой хирургии. В 1921 году по приглашению профессора Е. Г. Черняховского Вера Игнатьевна начала работать в факультетской хирургической клинике Киевского медицинского института, где, в качестве приват-доцента кафедры, она впервые читала курс детской хирургии.

Также Гедройц печатала статьи в медицинских журналах по вопросам общей и детской хирургии, кардиохирургии, онкологии, эндокринологии, принимала участие в работе хирургических съездов, написала учебник по детской хирургии, разработала методики обучения студентов, читала лекции. В 1923 году она была избрана профессором медицины. Профессор В. А. Оппель отозвался о ней как о «настоящем хирурге, хорошо владеющем ножом».

В киевский период Вера Игнатьевна работала над циклом основанных на автобиографическом материале повестей под общим условным названием «Жизнь». Известны пять повестей: «Кафтанчик», «Лях», «Отрыв», «Шамань» и «Смерч»; три из них в 1930—1931 годах были опубликованы.

В 1929 году Вера Гедройц была избрана заведующей кафедрой факультетской хирургии на место уволенного в ходе репрессий против украинской научной интеллигенции (знаменитое Дело «Союза освобождения Украины») Е. Г. Черняховского. Однако в 1930 году её также уволили из университета без права на пенсию. На сбережённые средства и гонорары от изданий Вера Игнатьевна купила дом в пригороде Киева. Она почти оставила хирургическую деятельность, но продолжала оперировать в больнице Покровского монастыря.

В 1931 году Вера Игнатьевна заболела раком, её оперировали, удалили матку. В 1932 году возник рецидив опухоли, и в марте она умерла. Незадолго до смерти Гедройц отдала И. Д. Авдиевой и Л. С. Поволоцкому свои архивы. Среди них было письмо профессора Цезаря Ру, в котором тот завещал ей свою кафедру хирургии. В 1930-е годы Л. С. Поволоцкий был арестован по обвинению в шпионаже, а само письмо, изъятое в качестве «доказательства», было утеряно. После смерти Гедройц М. Д. Нирод переселилась жить в монастырь. Похоронена Вера Игнатьевна в Киеве на Спасо-Преображенском (ныне Корчеватском кладбище). В одной ограде со скромной могилой Гедройц — могилы архиепископа Ермогена и его родственницы: спасённый Верой Игнатьевной, он ухаживал за её могилой и завещал похоронить себя рядом с ней.

 

Научная деятельность

 

Работая на Мальцовских заводах, Вера Игнатьевна столкнулась с «профессиональной эпидемией»: многие рабочие имели грыжи. Это дало возможность собрать обширный материал не только для практической, но и для научной деятельности, тем более, что проблема грыж активно разрабатывалась её учителем профессором Цезарем Ру. Она написала несколько научных работ и статей, а затем защитила в Московском университете докторскую диссертацию по теме отделённых результатов пластики паховых грыж. Положительные рецензии на диссертацию дали В. А. Оппель, П. И. Тихов, Цезарь Ру, Н. Н. Петров, она была переведена на несколько языков.

Во время Русско-японской войны Вера Игнатьевна разработала технику ряда полостных операций, впервые в мире применив подобные методы лечения на театре боевых действий, она также высказала мнение, что любое проникающее ранение должно подлежать оперативному лечению. Данные идеи явилось серьёзным новаторством не только в отечественной, но и мировой науке. Это способствовало изменению в дальнейшем взглядов на стандарты оказания медицинской помощи при ранении в живот. Вера Игнатьевна также развила учение Н. П. Пирогова о «эвакуации по этапам» и разделении потоков раненых, дополнив его положением о том, что чем ближе госпиталь находится к месту боя, тем продуктивнее его деятельность.

Во время работы на кафедре факультетской хирургии Киевского медицинского института Вера Игнатьевна занималась детской хирургией, впервые в Киеве преподавая соответствующий курс лекций, на основании которого написала учебник.

Также Вера Гедройц занималась проблемой хирургического лечения рака. Она отрицала вирусную теорию его происхождения, склоняясь к эмбриональной, и декларировала абластический подход к операциям. Вера Игнатьевна также занималась вопросами военно-полевой хирургии, травматологии, ортопедии, хирургии внелёгочного туберкулёза, кардиохирургии, хирургии эндокринных органов (щитовидной и поджелудочной желёз), челюстно-лицевой хирургии и так далее. Всего Верой Гедройц было написано более 60 научных работ.

slobodische.ucoz.ru

Наталья Комиссарова. Вера, надежда, любовь. Книга стихов

  • Книга - получить на Академике действующий промокод УчМаг или выгодно книга купить со скидкой на распродаже в УчМаг

  • Гедройц, Вера Игнатьевна — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Гедройц. Гедройц, Вера Игнатьевна Vera Gedroitz …   Википедия

  • Савицкая, Светлана Васильевна — Савицкая Светлана Васильевна Род деятельности: журналистка, поэтесса Дата рождения: 10 октября 1963(1963 10 10) (49 лет) …   Википедия

  • Козловский, Евгений Антонович — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Козловский. Евгений Антонович Козловский Евгений Козловский, 2006 …   Википедия

  • Евгений Антонович Козловский — Евгений Козловский, 2006 Дата рождения: 6 сентября 1946 Место рождения: Владивосток, СССР Гражданство: Россия Род деятельности: писатель, драматург …   Википедия

  • Козловский Евгений Антонович — Евгений Антонович Козловский Евгений Козловский, 2006 Дата рождения: 6 сентября 1946 Место рождения: Владивосток, СССР Гражданство: Россия Род деятельности: писатель, драматург …   Википедия

  • ОСТРОВОЙ Сергей Григорьевич — (р. 1911), русский советский поэт. Чл. КПСС с 1949. Кн. стихов «Стихи» (1937), «Я в России рожден» (1956), «Я люблю» (1962), «Сто новых стихотворений» (1967), «Вера, Надежда, Любовь» (1971), «Книга стихов о любви» (1974), «Годы… Новая… …   Литературный энциклопедический словарь

  • Кузнецов, Юрий Эросович — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Кузнецов. В Википедии есть статьи о других людях с именем Кузнецов, Юрий. Юрий Эросович Кузнецов …   Википедия

  • Лагерквист, Пер — Запрос «Лагерквист» перенаправляется сюда; см. также другие значения. Пер Лагерквист …   Википедия

  • Русская литература — I.ВВЕДЕНИЕ II.РУССКАЯ УСТНАЯ ПОЭЗИЯ А.Периодизация истории устной поэзии Б.Развитие старинной устной поэзии 1.Древнейшие истоки устной поэзии. Устнопоэтическое творчество древней Руси с X до середины XVIв. 2.Устная поэзия с середины XVI до конца… …   Литературная энциклопедия

  • Пушкин, Александр Сергеевич — — родился 26 мая 1799 г. в Москве, на Немецкой улице в доме Скворцова; умер 29 января 1837 г. в Петербурге. Со стороны отца Пушкин принадлежал к старинному дворянскому роду, происходившему, по сказанию родословных, от выходца "из… …   Большая биографическая энциклопедия

  • Лауреаты Сталинской премии в области литературы и искусства — (полный список) Содержание 1 Список лауреатов 1.1 1941 1.2 1942 1.3 1943 …   Википедия

  • dic.academic.ru

    Наталья Комиссарова. Вера, надежда, любовь. Книга стихов

  • Книга - получить на Академике действующий промокод УчМаг или выгодно книга купить со скидкой на распродаже в УчМаг

  • Гедройц, Вера Игнатьевна — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Гедройц. Гедройц, Вера Игнатьевна Vera Gedroitz …   Википедия

  • Савицкая, Светлана Васильевна — Савицкая Светлана Васильевна Род деятельности: журналистка, поэтесса Дата рождения: 10 октября 1963(1963 10 10) (49 лет) …   Википедия

  • Козловский, Евгений Антонович — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Козловский. Евгений Антонович Козловский Евгений Козловский, 2006 …   Википедия

  • Евгений Антонович Козловский — Евгений Козловский, 2006 Дата рождения: 6 сентября 1946 Место рождения: Владивосток, СССР Гражданство: Россия Род деятельности: писатель, драматург …   Википедия

  • Козловский Евгений Антонович — Евгений Антонович Козловский Евгений Козловский, 2006 Дата рождения: 6 сентября 1946 Место рождения: Владивосток, СССР Гражданство: Россия Род деятельности: писатель, драматург …   Википедия

  • ОСТРОВОЙ Сергей Григорьевич — (р. 1911), русский советский поэт. Чл. КПСС с 1949. Кн. стихов «Стихи» (1937), «Я в России рожден» (1956), «Я люблю» (1962), «Сто новых стихотворений» (1967), «Вера, Надежда, Любовь» (1971), «Книга стихов о любви» (1974), «Годы… Новая… …   Литературный энциклопедический словарь

  • Кузнецов, Юрий Эросович — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Кузнецов. В Википедии есть статьи о других людях с именем Кузнецов, Юрий. Юрий Эросович Кузнецов …   Википедия

  • Лагерквист, Пер — Запрос «Лагерквист» перенаправляется сюда; см. также другие значения. Пер Лагерквист …   Википедия

  • Русская литература — I.ВВЕДЕНИЕ II.РУССКАЯ УСТНАЯ ПОЭЗИЯ А.Периодизация истории устной поэзии Б.Развитие старинной устной поэзии 1.Древнейшие истоки устной поэзии. Устнопоэтическое творчество древней Руси с X до середины XVIв. 2.Устная поэзия с середины XVI до конца… …   Литературная энциклопедия

  • Пушкин, Александр Сергеевич — — родился 26 мая 1799 г. в Москве, на Немецкой улице в доме Скворцова; умер 29 января 1837 г. в Петербурге. Со стороны отца Пушкин принадлежал к старинному дворянскому роду, происходившему, по сказанию родословных, от выходца "из… …   Большая биографическая энциклопедия

  • Лауреаты Сталинской премии в области литературы и искусства — (полный список) Содержание 1 Список лауреатов 1.1 1941 1.2 1942 1.3 1943 …   Википедия

  • dic.academic.ru

    Гедройц, Вера Игнатьевна — Википедия

    В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Гедройц.

    Ве́ра Игна́тьевна Гедро́йц[прим. 1] (7 [19] апреля 1870, село Слободище, Орловская губерния — март 1932, Киев) — одна из первых в России женщин-хирургов[прим. 2], одна из первых женщин в мире, получившая звание профессора хирургии и возглавившая хирургическую кафедру[2][3], участница Русско-японской войны, прозаик и поэтесса Серебряного века.

    Будучи выпускницей хирургической школы профессора Цезаря Ру (Университет Лозанны), Вера Гедройц стала автором ряда оригинальных научных работ в области военно-полевой, общей и детской хирургии. Она также внесла вклад в становление киевской хирургической школы.

    Считая революцию неизбежной и необходимой, Вера Гедройц, однако, была одним из самых близких людей царской семьи. Она лично обучала сестринскому делу императрицу Александру Фёдоровну с великими княжнами Ольгой и Татьяной, после чего они работали в лазарете под её руководством.

    Биография

    Семья и ранние годы

    Вера Игнатьевна принадлежала к древнему и знатному литовскому княжескому роду Гедройцев, который активно участвовал в освободительном движении против российского владычества. Дедушка Веры Игнатьевны в ходе подавления восстания был казнён, а отец Игнатий (Игнас) Игнатьевич Гедройц и его брат, лишённые дворянского звания, были вынуждены бежать в Самарскую губернию, к друзьям деда. Там Игнатий получил образование и работал в органах местного самоуправления, затем женился на дочери обрусевшего немца-помещика Дарье Константиновне Михау, воспитаннице Смольного института благородных девиц. Сразу после свадьбы Игнатий Игнатьевич по долгу службы переехал в Брянский уезд Орловской губернии, где обзавёлся имением в селе Слободище, занимался сельским хозяйством и работал в Совете мировых судей[4].

    Вера Гедройц родилась 7 (19) апреля 1870 года[прим. 3][5]. В семье, кроме неё, было ещё три сестры и два брата. Мать, хлопоча по домашнему хозяйству, детьми заниматься не успевала, и первой воспитательницей маленькой Веры стала её бабушка Наталья Тихоновна Михау, которая в своём импровизированном пансионате обучала местных детей грамоте, французскому языку, музыке, пению и танцам. Уже в детстве Вера носила мальчишескую одежду, отличалась бойким поведением и была заводилой всей местной ребятни[6].

    Желание стать врачом появилось у Веры Гедройц после череды болезней и смертей близких людей, в том числе гибели её любимого брата Сергея, чьим именем в дальнейшем она стала подписывать все свои литературные сочинения[7].

    В 1877 году в пожаре сгорело всё имущество семьи, которая после этого начала жить крайне бедно. Однако из Петербурга пришло определение Сената, по которому Игнатию Гедройцу со всеми его потомками был возвращён княжеский титул[8].

    В 1883 году Вера познакомилась с учительницей из соседнего села Любохна народницей Л. К. Любохной, которая впечатлила её своей независимостью и целеустремлённостью. Гедройц впервые прочитала роман Н. Г. Чернышевского «Что делать?». В этом же году Веру отдали учиться в Брянскую женскую прогимназию, где её взяли сразу во второй класс. Среди её преподавателей был позднее ставший известным В. В. Розанов, который оказал на неё большое влияние. Но вскоре Веру Игнатьевну исключили из прогимназии за сочинение эпиграмм, выпуск рукописного сатирического листка и конфликт с учительницей. После этого отец, по согласованию со своим другом промышленником С. И. Мальцевым, отослал её в Любохну к заводскому фельдшеру для обучения лекарскому делу. Позднее, по протекции Мальцева же, Вера возвратилась в прогимназию, которую окончила с отличием в 1885 году[9].

    Обучение в Петербурге и Лозанне

    После окончания прогимназии отец отправил Веру Игнатьевну учиться в Санкт-Петербург. Она не без труда поступила на медицинские курсы профессора П. Ф. Лесгафта, которые тот организовал у себя на квартире на Фонтанке, дом 18. После успешной сдачи экзаменов Лесгафт посоветовал Вере Игнатьевне ехать за границу и поступать в университет, поскольку в то время в России женщина не имела права получить высшее образование[прим. 4][10].

    Во время пребывания в Петербурге Вера Гедройц начала сочинять свои первые стихотворения[11]. На курсах она познакомилась с петербургскими студентами и начала посещать революционные кружки, где вместе со всеми читала труды социал-демократа Лассаля, составляла прокламации и ходила на демонстрации. В 1891 году умер популярный демократический идеолог Н. В. Шелгунов, его похороны переросли в митинг с призывами к революции. Собравшихся разогнала жандармерия, а на следующий день были проведены массовые аресты. Среди задержанных оказалась и Вера Гедройц. После обыска и допросов, не найдя серьёзных улик, её выслали в поместье отца под надзор полиции[12].

    В 1894 году Вера Игнатьевна смогла получить при Орловской гимназии звание домашней учительницы. Будучи лесбиянкой[13][14], 5 сентября 1894 года Вера Гедройц вступила в фиктивный брак со своим петербургским другом капитаном Николаем Афанасьевичем Белозеровым[прим. 5]. С мужем в дальнейшем она, практически, не виделась, а сам факт замужества тщательно скрывала. С помощью друзей, произведя манипуляции с подложными паспортами, Вера Гедройц ускользнула из-под надзора полиции и уехала за границу в Швейцарию, где намеревалась получить высшее медицинское образование[3][15][16][17].

    Вид на старое здание Лозаннского университета

    По приезде в Лозанну она познакомилась с девушкой Рики Гюди, в дальнейшем они полюбили друг друга и решили вместе уехать в Россию, однако судьба распорядилась иначе. Вере Гедройц с её подложным паспортом сначала отказали в поступлении в университет. Однако она познакомилась через народовольца С. М. Жеманова (сподвижника Г. В. Плеханова) с профессором-физиологом А. А. Герценом (сыном А. И. Герцена), и по его ходатайству её приняли на медицинский факультет Лозаннского университета[18]. Поскольку семья Веры Гедройц с трудом сводила концы с концами и не могла помочь, чтобы заработать на проживание, ей приходилось давать уроки и работать помощницей у профессора А. И. Скребицкого[19].

    На факультете обучалось всего три женщины. На младших курсах Вера Гедройц особенно увлеклась анатомией. На старших курсах она с интересом занималась хирургией, преподаваемой знаменитым профессором Цезарем Ру, учеником Э. Кохера. Привлекла внимание Веры Гедройц также психиатрия, курс по которой вел профессор Зигфрид Рабов. Она активно работала на обеих кафедрах, писала доклады, дежурила в клиниках[20].

    14 декабря 1898 года Вера Гедройц с отличием окончила университет. Зимой из России приходили тревожные письма от матери, в которых она просила дочь вернуться, однако по совету профессора Цезаря Ру Вера Гедройц подала на конкурс и поступила в ассистентуру на кафедре хирургических болезней. Она ежедневно присутствовала в клинике на обходах, перевязках, в день принимала участие в шести — десяти операциях, дежурила ночами. Одновременно занималась изучением научной литературы. Под руководством профессора Ру она написала и защитила диссертацию на звание доктора медицины. После этого она получила приглашение стать приват-доцентом кафедры. Но вскоре из России пришло письмо от отца, в котором он сообщал о смерти сестры и болезни матери, умолял вернуться. Одновременно умерла мать Рики, оставив дочери на попечение несовершеннолетних брата и сестру. Весной 1899 года Вера Игнатьевна вынуждена вернуться в Россию одна[21].

    Возвращение в Россию

    «В. И. Гедройц, первая женщина-хирург, выступавшая на съезде и с таким серьёзным и интересным докладом, сопровождаемым демонстрацией. Женщина поставила на ноги мужчину, который до её операции ползал на чреве, как червь. Помнится мне и шумная овация, устроенная ей русскими хирургами. В истории хирургии, мне кажется, такие моменты должны отмечаться».

    Вернувшись в Россию, Вера Гедройц устроилась заводским врачом на Мальцовские заводы портландцемента в Калужской губернии. В мае 1900 года в Фокино открылась заводская больница на пятнадцать коек, но для лечения она была непригодна, и Вера Игнатьевна, бывшая единственным врачом, организовала полное переоборудование вверенного учреждения. Помимо обслуживания рабочих завода и их семей, ей вскоре пришлось также врачевать и жителей всего уезда. Вера Гедройц вела амбулаторный приём, выезжала на дом к тяжелобольным, много оперировала, организовала санитарно-гигиенический режим заводов, обучала врачей из соседних лечебниц. Параллельно она готовила научный материал и готовилась к сдаче экзаменов, чтобы получить российский диплом врача. Много сил уходило на постоянные конфликты в заводской комиссии по определению тяжести увечий, где Вера Игнатьевна защищала права рабочих на пенсию[23].

    27 февраля 1903 года Вера Гедройц, успешно сдав гимназические и университетские экзамены в Московском университете, получила диплом с записью о присвоении звания «женщина-врач». В этом же году Вера Гедройц выступила с докладом на III-м Всероссийском съезде хирургов, опубликовала в журнале «Хирургия» отчёт о работе заводской медицинской службы[22][24].

    Тяжёлые условия труда, грязь и нищета, безысходное положение рабочих завода, тяжёлая работа в больнице и деревнях, сложности в семье, письмо из Швейцарии от Рики, в котором та сообщила, что не сможет приехать в Россию, ввергли Веру Гедройц в тяжёлую депрессию и довели до попытки самоубийства. Однако оказавшиеся рядом врачи, приехавшие на заводскую комиссию, спасли ей жизнь[25].

    Русско-японская война

    Дворянский передовой госпиталь в Тавангоузе. На переднем плане справа хирург В. И. Гедройц

    Весной 1904 года Вера Гедройц отправилась добровольцем на фронт русско-японской войны хирургом санитарного поезда Российского общества Красного Креста. В конце сентября отряд медицинской службы во главе с Верой Игнатьевной основал госпиталь у деревни Сяочиньтидзы в Маньчжурии, и начался приём раненых.

    Вскоре она была избрана председателем общества врачей Передовых Дворянских отрядов. На войне Вера Игнатьевна не только разработала новые методы лечения в новых условиях войны, но также организовала лечебную работу в меняющихся условиях боевой обстановки. 11 января 1905 года лагерь был передислоцирован к деревне Гудзяодзы. Позже в распоряжение отряда поступил специально сконструированный операционный вагон, и Вера Гедройц перешла руководить им. 16 февраля в ходе Мукденского сражения вагон был передислоцирован в район Фушинских копей. Вскоре стали поступать первые больные, госпиталь работал круглосуточно, лично Верой Гедройц проведено более ста операций.

    22 февраля на исходе Мукденского сражения возникла угроза окружения лазаретов, врачебный совет принял решение не оставлять раненых и попытаться их эвакуировать. Отступление прошло успешно, последним под вражеским обстрелом ушёл поезд под руководством Веры Игнатьевны[26].

    В марте 1905 года Вере Гедройц было поручено лечить полковника В. И. Гурко. Весной её поезд ушёл в тыл, с войны она увезла две награды: золотую медаль «За усердие» на Анненской ленте, полученную 18 января 1905 года за деятельность во время боёв при Шахе, и серебряную медаль «За храбрость» на Георгиевской ленте, врученную лично генералом Н. П. Линевичем 11 марта 1905 года за героические действия по спасению раненых в ходе Мукденского сражения. 16 мая 1905 года ей также присуждена серебряная медаль Красного Креста[27].

    После войны

    В мае 1905 года Вера Гедройц возвра

    wikipedia.bio


    Смотрите также



    © 2011-
    www.mirstiha.ru
    Карта сайта, XML.