Василий каменский стихи


Все стихи Василия Каменского

Поэмия о соловье

 

Георгию Золотухину — во имя его яркое.

Соловей в долине дальней

Расцветает даль небес.

Трель расстрелится игральней,

Если строен гибкий лес —

Цивь-цинь-вью —

Цивь-цинь-вью —

Чок-й-чок.

 

Перезвучально зовет: Ю.

Наклонилась утром венчально.

Близко слышен полет Ю.

Я и пою:

Стоит на крылечке

И ждет. Люблю.

 

Песневей соловей.

На качелях ветвей

Лей струистую песню поэту.

Звонче лей, соловей,

В наковальне своей

Рассыпай искры истому лету.

Цивь-цинь-ций —

Цивь-цинь-ций —

Чтрррь-юй. Ю.

 

Я отчаянный рыжий поэт

Над долинами-зыбками

Встречаю рассвет

Улыбками

Для.

Пускай для — не все ли равно.

Ветер. Трава.

В шкуре медвежьей мне тепло.

Спокойно.

 

Слушай душу разливную, звонкую.

Мастер я —

Песнебоец —

Из СЛОВ ЗВОН Кую:

Солнцень лью соловью

В зазвучальный ответ,

Нити струнные вью.

Для поэта — поэт.

 

Сердце — ясное, росное,

Звучное, сочное.

Сердце — серны изгибные вздроги.

Сердце — море молочное. Лейся.

Сердце голубя —

Сердце мое. Бейся.

 

Звенит вода хрустальная,

Журчальная вода.

Моя ли жизнь устальная,

Устанет мчать года.

Я жду чудес венчающих,

Я счастье стерегу.

Сижу в ветвях качающих

На звонком берегу.

Цивь-цью-чок.

Чтрррь-йю. Ю.

 

Ведь есть где-то дверца,

Пойду отворю.

Жаркое сердце

Отражает зарю.

Плль-плю-ций.

Ций-тюрьлью.

Солнцень вью.

Утрень вью.

Ярцень вью.

Любишь ты.

Я люблю. Ю.

Ций-йю-чок.

Чок-й-чок.

 

В шелестинных грустинах

Зовы песни звончей.

В перепевных тростинах

Чурлюжурлит журчей.

Чурлю-журль.

Чурлю-журль.

 

В солнцескате костер

Не горит — не потух

Для невест и сестер —

Чу. Свирелит пастух.

Тру-ту-ру.

Тру-ру-у.

Ту-ту-ту.

туру-тру-у

 

Вот еще один круг

Проницательный звучно.

Созерцательный друг

Неразлучно.

ТУру-тру-у.

И расстрельная трель.

Ций-вью-й-чок.

Чтрррь-йю, Ю.

И моя небовая свирель.

Лучистая

Чистая

Истая

Стая.

 

Певучий пастух.

Соловей-Солнцелей.

Песневестный поэт.

И еще из деревни перекликный петух.

Рыбаки.

Чудаки.

Песнепьяницы.

Дети на кочке.

Играют.

Катают шар земной.

Поют:

Эль-лле-ле.

Аль-ллю-лю.

Иль-лли-ли.

 

Ясный пастух одинокому солнцу

Над вселенной глубинами

Расточает звучально любовь,

Как и мы над долинами.

Туру-ту-ту.

ТУру-тамрай.

Эй, соловей, полюби пастуха,

Позови его трелью расстрельной.

Я — поэт, для живого стиха.

Опьяню тебя песней свирельной.

Хха-рра-мам —

Иди к нам.

 

В чем судьба — чья.

Голубель сквозь ветвины.

Молчаль.

Все сошлись у журчья,

У на горке рябины,

Закачает качаль.

Расцветится страна,

Если песня стройна,

Если струйна струна,

И разливна звенчаль,

И чеканны дробины.

 

Вот смотри:

На полянах

Босоногая девушка

Собирает святую

Траву Богородицы.

В наклонениях стана,

В изгибности рук —

Будто песня.

И молитву поет она:

Бла — го — ело — ви.

 

1920

45ll.net

Василий Каменский | Серебряного века силуэт...


Это Я —
Футурист-песнебоец
И пилот-авиатор…

В. Каменский

      Василий Каменский родился в апреле 1884 г. Местом рождения будущего поэта считается поселок Боровское на границе нынешних Пермской и Свердловской областей. Но на самом деле Каменский появился на свет в каюте одного из ходивших по Каме пароходов, капитаном которого был его дед, Гавриил Серебренников.
Василий почти не помнил своих родителей, умерших когда ему еще не было и пяти лет. Воспитывался мальчик у сестры матери. Он посещал приходскую школу, а затем городское двухклассное училище.
В одиннадцать лет Каменский начал писать стихи.
По семейным обстоятельствам Василию пришлось оставить учебу. Он устроился на работу в бухгалтерию Пермской железной дороги. В 1902 г. на гастроли в Пермь приехала театральная группа В. Никулина. Каменский, очарованный театром, решил попробовать себя в качестве актера. Несмотря на все уговоры родных и друзей, он бросил службу и поступил в труппу, взяв псевдоним «Васильковский».
Актерский путь привел Каменского в Николаев, в труппу В. Мейерхольда. Однажды Василий, сочтя, что поэтический монолог в одной из его ролей никуда не годится, написал стихи, которые прочитал на репетиции. После этого Мейерхольд посоветовал ему бросить театр и посвятить себя литературе. Последовав его совету, Каменский уехал на родину.
Он снова устроился работать на железную дорогу. Каменский сблизился с марксистами и в 1905 г., когда началась забастовка железнодорожников, был избран в стачечный комитет, а затем в декабре этого же года отправлен в тюрьму неподалеку от Нижней Туры.
Выйдя на свободу в мае 1906 г., Василий снова пустился в странствие: из Перми — в Севастополь, оттуда — в Персию, а затем в Петербург. Оказавшись в столице, он экстерном сдал экзамены на аттестат зрелости и поступил на высшие сельскохозяйственные курсы. На курсах Василий начал заниматься живописью и уже через несколько лет принимал участие в выставках. В 1909 г., например, на выставке «Импрессионисты» была представлена его картина «Березы», написанная в технике пуантилизма. Тем не менее профессиональным художником Каменский не стал.
В литературные круги Каменский вошел благодаря известному журналисту Н. Шибуеву, который в 1908 г. задумал создать литературный альманах «Весна», где публиковались бы произведения начинающих авторов. Осенью 1908 г. Каменский стал соредактором журнала «Весна», в котором печатались Л. Рейснер, Н. Асеев, Игорь Северянин, А. Аверченко и многие другие. Работая в журнале, молодой поэт познакомился со многими маститыми литераторами — А. Блоком, А. Ремизовым, Ф. Сологубом, А. Куприным. Велимир Хлебников своей первой публикацией был обязан Каменскому.
В марте 1910 г. был издан поэтический сборник «Садок судей», где наряду с произведениями Давида и Николая Бурлюков, Елены Гуро и Велимира Хлебникова были опубликованы стихи Каменского, написанные летом 1909 г.
В 1911 г. Каменский решил, что должен стать летчиком. Подружившись с известным авиатором Владимиром Лебедевым, Василий с его помощью приобрел аэроплан «блерио». А пока самолет доставляли в Россию, поэт побывал в Берлине, Вене, Париже и Риме. Сдав в Варшаве экзамен на звание пилота, он совершал в различных городах показательные полеты. 29 мая 1912 г. в польском городе Ченстохове на глазах у многочисленных зрителей самолет упал в болото. Газеты сообщили о гибели талантливого поэта и бесстрашного летчика. Но Каменский выжил, хотя и получил многочисленные тяжелые травмы. Но аэроплан восстановлению не подлежал. Василий снова, в который уже раз, сменил род деятельности: приобрел под Пермью участок земли и основал хутор Каменку, попробовав себя в качестве архитектора и строителя. Кроме того, он сконструировал аэроход — род глиссера, способный передвигаться по воде и по снегу. Летом 1913 г. строительство в Каменке было завершено, а осенью поэт отправился в Москву, где состоялось его знакомство с Маяковским, следствием которого явилось турне футуристов по России. В нем приняли участие Каменский, Маяковский, Хлебников и братья Бурлюки.
В 1914 г. он стал редактором «Первого журнала русских футуристов», который издавал Давид Бурлюк; тогда же вышел поэтический сборник Каменского «Танго с коровами», в следующем году — поэма «Стенька Разин» (которую в 1919 г. поэт переработал в пьесу, а в 1928-м — в роман «Степан Разин»), в 1916-м — сборник «Девушки босиком».
Революцию Каменский принял восторженно, надеясь, что новый общественный строй откроет перед футуристами неограниченный простор для творческого самовыражения. В 1917 г. он написал свой знаменитый «Декрет о заборной литературе…», который в первые дни советской власти был расклеен на заборах по всей Москве.
После революции у Каменского пропало желание эпатировать читателя, его стихи стали простыми и искренними.
Каменский искренне верил, что живет в самой счастливой и передовой стране. Ему не пришлось наступать на горло собственной песне. Он завоевал себе видное место на советском Парнасе (в 1933, когда отмечался двадцатипятилетний юбилей творческой деятельности поэта, один из камских пароходов был назван его именем). Поэмы «Емельян Пугачев» (1931), «Иван Болотников» (1934), «Встречи с миром» (1934), роман «Пушкин и Дантес» (1922), роман в стихах «Могущество», посвященный советским летчикам (1938), и другие произведения Каменский писал совершенно искренне. Он преклонялся перед Пушкиным, восхищался отважными летчиками, был предан революции и советской стране, и дух русского бунта был близок его свободолюбивой натуре.
В 1918 г. вышел поэтический сборник Каменского «Звучаль веснянки». Тогда же Василий попробовал себя в качестве киноактера, снявшись в фильме «Не для денег родившийся».
Его кипучая натура находила выход в активной общественной деятельности: в 1918 г. он был избран в Московский совет рабочих и солдатских депутатов; выступил организатором Союза поэтов, просуществовавшего до 1929 г., и стал его первым председателем. В 1919 г. он стал работать в Высшей военной инспекции и в качестве культурного работника отправился на Южный фронт. Там он попал в плен к белогвардейцам и до взятия Крыма Красной Армией сидел в ялтинской тюрьме. Затем уехал на Кавказ, в Тифлис, где, вспомнив былое, поступил на работу бухгалтером, но вскоре вернулся в Россию. С 1924 г. пермской газете «Звезда» было напечатано множество его очерков и рассказов, посвященных уральской деревне. В 1931 г. были изданы мемуары Каменского «Путь энтузиаста». В 1934 г. поэт возглавлял Центральный театр воднотранспортников и вынашивал идею создания «плавучего» театра. Тогда же он передал Каменку со всем имуществом в собственность колхоза, а сам перебрался в пустовавший дом в селе Троице. В 1940 г. вышла его книга «Жизнь с Маяковским». В начале 40-х поэт начал работу над поэмой «Ермак Тимофеевич», которую закончил в 1947-м.
Он не старел душой, но годы брали свое. В 1944 г. в тбилисской больнице ему ампутировали ногу, через год — вторую. Речь, произнесенная 14 апреля 1948 г. в Москве на вечере, посвященном памяти Маяковского, была последним публичным выступлением поэта: спустя пять дней Василия Васильевича сразил инсульт, лишивший его речи и способности двигаться. В начале 1950-х гг. он с женой и старшим сыном переехал на Юг, а в 1956 г. Каменские вернулись в Москву: поэт не хотел сдаваться; мысль о превращении в инвалида, доживающего свой век, была для него невыносима. Каменский несколько оправился от удара: у него действовали руки, он мог сидеть — значит, жизнь продолжалась. Супруга поэта, Валентина Николаевна, и трое его сыновей, Василий, Алексей и Глеб, делали все, чтобы он не чувствовал себя оторванным от жизни.
11 ноября 1961 г. Василий Каменский скончался. Урна с его прахом покоится на Новодевичьем кладбище. Дом Каменского в Троице передан Троицкой сельской библиотеке, в нем создан музей поэта.

 


См. также:

 

Василий Каменский «Славождь»

 


СТИХИ

 

Вода вечерняя
Развесенье
Скука старой девы
Звенидень
Чурлю-журль
Улетан
Я
Крестьянская
Великое — простое
Сердце детское
Девушки босиком
Циа-цинть
Степан Разин
Золоторозсыпьювиночь
Рекачкачайка
Вызов авиатора
Моя молитва
Из Симеиза в Алупку
Василий Каменский — живой памятник
Маяковский


ВОДА ВЕЧЕРНЯЯ

С крутого берега смотрю
Вечернюю зарю,
И сердцу весело внимать
Лучей прощальных ласку,
И хочется скорей поймать
Ночей весенних сказку.
Тиха вода и стройно лес
Затих завороженный,
И берег отраженный
Уносит в мир чудес.
И ветер заплетающий
Узоры кружев верб —
На синеве сияющий
Золоторогий серп.

Развеснились весны ясные
На весенних весенях —
Взголубились крылья майные
Заискрились мысли тайные
Загорелись незагасные
На росистых зеленях.
Зазвенело сердце зовами
Поцелуями бирюзовыми —
Пролегла дорога дальняя
Лучистая
Пречистая.
Стая
Хрустальных ангелов
Пронеслась в вышине.
Уронила
Весточку-веточку
Мне.

СКУКА СТАРОЙ ДЕВЫ

Затянулось небо парусиной.
Сеет долгий дождик.
Пахнет мокрой псиной.
Нудно. Ох, как одиноко-нудно.
Серо, бесконечно серо.
Чав-чав… чав-чав…
Чав-чав… чав-чав…
Чавкают часы.
Я сижу давно-всегда одна
У привычного истертого окна.
На другом окошке дремлет,
Одинокая, как я,
Сука старая моя.
Сука — «Скука».
Так всю жизнь мы просидели
У привычных окон.
Все чего-то ждали, ждали.
Не дождались. Постарели.
Так всю жизнь мы просмотрели:
Каждый день шел дождик…
Так же нудно, нудно, нудно.
Чавкали часы.
Вот и завтра это небо
Затянется парусиной.
И опять запахнет старой
Мокрой псиной.
<1909>

Звени, Солнце! Копья светлые мечи,
лей на Землю жизнедатные лучи.
Звени, знойный, краснощекий,
ясный-ясный день!
Звенидень!
Звенидень!
Пойте, птицы! Пойте, люди!
Пой, Земля!
Побегу я на веселые поля.
Звени, знойный, черноземный,
полный-полный день.
Звенидень!
Звенидень!
Сердце, радуйся и, пояс, развяжись!
Эй, душа моя, пошире распахнись!
Звени, знойный, кумачовый,
Яркий-яркий день.
Звенидень!
Звенидень!
Звени, Солнце! Жизнь у каждого одна,
Я хочу напиться счастья допьяна.
Звени, знойный, разудалый,
Пьяный, долгий день!
Звенидень!
Звенидень!
<1910>

Звенит и смеется,
Солнится, весело льется
Дикий лесной журчеек.
Своевольный мальчишка
Чурлю-журль.
Звенит и смеется.
И эхо живое несется
Далеко в зеленой тиши
Корнистой глуши:
Чурлю-журль,
Чурлю-журль!
Звенит и смеется:
«Отчего никто не проснется
И не побежит со мной
Далеко, далеко… Вот далеко!»
Чурлю-журль,
Чурлю-журль!
Звенит и смеется,
Песню несет свою. Льется.
И не видит: лесная Белинка
Низко нагнулась над ним.
И не слышит лесная цветинка
Песню отцветную, поет и зовет…
Все зовет еще:
«Чурлю-журль…
А чурлю-журль?..»
<1910>

В разлетинности летайно
Над Грустинией летан
Я летайность совершаю
В залетайный стан
Раскрыленность укрыляя
Раскаленный метеор
Моя песня крыловая
Незамолчный гул — мотор
Дух летивый
Лбом обветренным
Лет летисто крыл встречать
Перелетностью крылисто
В небе на орлов кричать
Эйт! дорогу!
С вниманием ястреба-тетеревятника
С улыбкой облака следить
Как два медведя-стервятника
Косолапят в берлогу
Выев вымя коровы и осердие
Где искать на земле милосердия
Летокеан, Летокеан.
В летинных крылованиях
Ядрено взмахи дрогнуты
Шеи — змеи красных лебедей
В отражениях изогнуты
Пусть — долины — живот
Горы — груди земли
Окрыленные нас укрылят корабли
Станем мы небовать, крыловать
А на нелюдей звонко плевать.
<1914>

Излучистая
Лучистая
Чистая
Истая
Стая
Тая
Ая
Я
<1914>

КРЕСТЬЯНСКАЯ
В. Маяковскому

Дай бог здоровья себе да коням!
Я научу тебя землю пахать.
Знай, брат, держись, как мы погоним.
И недосуг нам будет издыхать.
Чего схватился за поясницу?
Ишь ты — лентяй — ядрено ешь, —
Тебе бы к девкам на колесницу
Вертеться, леший, на потешь.
Дай бог здоровья себе да коням!
Я те заставлю пни выворачивать.
Мы с тобой силы зря не оброним,
Станем кулаками тын заколачивать,
Чего когтями скребешь затылок?
Разминай-ко силы проворнее,
Да сделай веселым рыжее рыло.
Хватайся — ловись — жми задорнее.
Дай бог здоровья себе да коням!
Мы на работе загрызем хоть кого!
Мы не сгорим, на воде не утонем,
Станем — два быка — вво!
<1915>

ВЕЛИКОЕ — ПРОСТОЕ
И.Е. Репину.

Это когда я встречался с Вами за чаем

На поляне рыжий ржет жеребенок,
И колоколят колокола,
А я заблудился, Поэт-ребенок
Приехал к морю в Куоккала.
На море вышел — утро святое,
Волны сияли — звали играть,
Море такое было простое,
Даль ласкала, как будто мать.
И засмеялся, и странно сердцу
Было поверить в весну зимой.
Я наугад открыл какую-то дверцу
И веселый пошел домой.
А вечером совсем нечаянно
Встретил простого старика, —
За столиком сидел он чайным,
И запомнилась у стакана его рука.
Все было просто — нестерпимо,
И в простоте великолепен,
Сидел Илья Ефимович великий Репин.
На поляне рыжий ржет жеребенок
И колоколят колокола.
Я стал ясный ребенок,
Благословенный в Куоккала.
1915 (?)

СЕРДЦЕ ДЕТСКОЕ
Н. Балиеву — для юности

И расцвела
Моя жизнь молодецкая
Утром ветром по лугам.
А мое сердце —
Сердце детское — не пристало
К берегам.

Песни птиц
Да крылья белые
Раскрылились по лесам,
Вольные полеты смелые
Приучили к небесам.

С гор сосновых
Даль лучистую
Я душой ловлю,
Нагибаю ветку, чистую
Девушку люблю.

И не знаю, где кончаются
Алые денечки,
И не верю, что встречаются
Кочки да пенечки.

Жизнь одна —
Одна дороженька —
Доля молодецкая.
Не осудит
Ясный боженька
Мое сердце детское.
1916

 

 

ДЕВУШКИ БОСИКОМ
Алисе Коонен

Девушки босиком —
Это стихи мои,
Стаи стихийные.

На плечах с золотыми кувшинами
Это черкешенки
В долине Дарьяльской
На камнях у Терека.

Девушки босиком —
Деревенские за водой с расписными
Ведрами — коромыслами
На берегу Волги
(А мимо идет пароход).

Девушки босиком —
На сборе риса загарные,
Напевно-изгибные индианки
С глазами тигриц,
С движеньями первоцветных растений.

Девушки босиком —
Стихи мои перезвучальные
От сердца к сердцу.
Девушки босиком —
Грустинницы солнцевстальные,
Проснувшиеся утром
Для любви и
Трепетных прикосновений.

Девушки босиком —
О, поэтические возможности —
Как северное сияние —
Венчающие
Ночи моего одиночества.

Все девушки босиком —
Все на свете —
Все возлюбленные невесты мои.
1916

 

 

Циа-цинц-цвилью-ций —
Цвилью-ций-ций-тюрль-ю —
День-деньской по березнику звонкому
Как у божиих райских дверей
Или как у источника радостей,
Слышны пташек лесных голоса.
Цвилью-ций-ций-тюрль-ю!
Сквозь густых зеленистых кудрей
Голубеют глаза-небеса.
Я лежу на траве. Ничего не таю,
Ничего я не знаю — не ведаю.
Только знаю свое — тоже песни пою,
Сердце-душу земле отдаю,
Тоже радуюсь, прыгаю, бегаю.
Циа-цинц-цвилью-ций.
Над моей головой
Пролетел друг летающий мой.
«Эй, куда?»
И ответа не жду я — пою.
Солнце алмазными лентами
Грудь мою жжет.
Доброе солнце меня бережет.
1917

СТЕПАН РАЗИН
(Отрывок из романа)

Эй, вставайте — подымайте паруса,
Собирайтесь в даль окружную,
Раздувайте ветром звонким голоса,
Зачинайте песню дружную.
Да за вёсла, братцы вольные,
Ну, соколики сокольные,
Знай отчаливай.
Раскачивай.
И эххх-нна.
Барманзай.
Б-зззз-

Сарынь на кичку,
Ядреный лапоть
Пошел шататься по берегам.
Сарынь на кичку.
Казань — Саратов.
В дружину дружную
На перекличку,
На лихо лишнее врагам.
Сарынь на кичку.
Бочонок с брагой
Мы разопьем
У трех костров.
И на приволье волжском вагой
Зарядим пир
У островов.
Сарынь на кичку.
Ядреный лапоть —
Чеши затылок у перса-пса.
Зачнем с низовья
Хватать, царапать
И шкуру драть —
Парчу с купца.
Сарынь на кичку.
Кистень за пояс.
В башке зудит
Разгул до дна.
Свисти — глуши,
Зевай — раздайся!
Слепая стерва — не попадайся.
Вввва-а! <…>
<1912 — 1918>

 

 

ЗОЛОТОРОЗСЫПЬЮВИНОЧЬ

Золоторозсыпьювиночь.
<1916>

Рекачкачайка.
<1914>

ВЫЗОВ АВИАТОРА

Какофонию душ
Ффррррррр
Моторов симфонию
Это Я — это Я —
Футурист-песнебоец
И пилот-авиатор
Василий Каменский
Эластичным пропеллером
Взметнул в облака
Кинув там за визит
Дряблой смерти-кокотке
Из жалости сшитое
Танговое манто и
Чулки
С панталонами.
<1916>

Господи
Меня помилуй
И прости.
Я летал на аероплане.
Теперь в канаве
Хочу крапивой
Расти.
Аминь.
<1916>

ИЗ СИМЕИЗА В АЛУПКУ
М.В. Ильинской

Из Симеиза с поляны Кипарисовой
Я люблю пешком гулять в Алупку
Чтоб на даче утренне ирисовой
На балконе встретить
Снежную голубку.

Я — Поэт. Но с нею незнаком я.
И она боится — странная — людей.
Ах она не знает
Что во мне таится
Стая трепетная лебедей.

И она не знает
Что рожден я
В горах уральских среди озер
И что я — нечаянно прославленный
Самый отчаянный фантазер.

Я только — Возле.
Я только — Мимо.
Я около Истины
И любви.
Мне все — чудесно
Что все — творимо
Что все — любимо
В любой крови.
<1916>

 

 

ВАСИЛИЙ КАМЕНСКИЙ – ЖИВОЙ ПАМЯТНИК

Комитрагический моей души вой
Разливен будто на Каме пикник
Долго ли буду стоять я — Живой
Из ядрёного мяса Памятник.

Пожалуйста —
Громче смотрите
Во все колокола и глаза —
Это я — ваш покоритель
(Пожал в уста)
Воспевающий жизни против и за.
А вы — эй публика — только
Капут
Пригвождали на чугунные памятники.
Сегодня иное — Живой гляжу на толпу —
Я нарочно приехал с Каменки.

Довольно обманывать Великих Поэтов
Чья жизнь пчелы многотрудней —
Творящих тропическое лето
Там — где вы стынете от стужи будней.
Пора возносить песнебойцев
При жизни на пьедестал —
Пускай таланты еще утроятся
Чтобы каждый чудом стал.

Я верю — когда будем покойниками
Вы удивитесь
Святой нашей скромности —
А теперь обзываете футуроразбойниками
Гениальных Детей Современности.
Чтить и славить привыкли вы мертвых
Оскорбляя академьями памятниками —
С галками.
А живых нас —
Истинных, Вольных и Гордых
Готовы измолотить скалками.

Какая вы публика — злая да каменная
Не согретая огнем футуризма
Ведь пророк — один пламенный я
Обожгу до идей Анархизма.
Какая вы публика — странная да шершавая
Знаю что Высотой вам наскучу —
На аероплане взнесенный в Варшаве я
Часто видел внизу муравьиную кучу.
И никому не было дела
До футуриста-летчика
Толпа на базарах — в аллее
Галдела
Или на юбилее
Заводчика.
Разве нужна гениальность наживам —
Бакалейно-коммерческим клубам.
Вот почему перед вами Живым
Я стою одиноким Колумбом.

Вся Судьба моя —
Призрак на миг —
Как звено пролетающей Птицы —
Пусть Василью Каменскому Памятник
Только Любимой приснится.
<1916>

 

 

Радиотелеграфный столб гудящий,
Встолбленный на материке,
Опасный — динамитный ящик,
Пятипудовка — в пятерике.

И он же — девушка расстроенная
Перед объяснением с женихом,
И нервноликая, и гибкостройная,
Воспетая в любви стихом.

Или капризный вдруг ребенок,
Сын современности — сверх-неврастеник,
И жружий — ржущий жеребенок,
Когад в кармане много денег.

И он — Поэт, и Принц, и Нищий,
Колумб, Острило, и Апаш,
Кто в Бунте Духа смысла ищет —
Владимир Маяковский наш.
<1917>

 

 

silverage.ru

Стихи Василия Каменского о жизни

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: [email protected]

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

www.culture.ru

Василий Каменский «Стихи»

Описание:

Стихотворения.

Художник не указан.

Содержание:

  1. Борис Слуцкий. О Василии Каменском (предисловие), стр. 5-23
  2. Стихи
    1. Василий Каменский. Жить чудесно (стихотворение), стр. 27-29
    2. Василий Каменский. Русский звенидень (стихотворение), стр. 30-31
    3. Василий Каменский. Чурлю-журль (стихотворение), стр. 32-33
    4. Василий Каменский. Серебряные стрелки (стихотворение), стр. 34-37
    5. Василий Каменский. На аэропланах (стихотворение), стр. 38-39
    6. Василий Каменский. Русская зима (стихотворение), стр. 40-41
    7. Василий Каменский. Танго с коровами (стихотворение), стр. 42-43
    8. Василий Каменский. Тифлис (стихотворение), стр. 44-47
    9. Василий Каменский. Великое-простое (стихотворение), стр. 48-49
    10. Василий Каменский. Крестьянская (стихотворение), стр. 50-51
    11. Василий Каменский. На Великий Пролом (стихотворение), стр. 52-54
    12. Василий Каменский. Иронический памятник (стихотворение), стр. 55-58
    13. Василий Каменский. Девушки босиком (стихотворение), стр. 59-60
    14. Василий Каменский. Не могу без Тифлиса (стихотворение), стр. 61-63
    15. Василий Каменский. Циа-цинть (стихотворение), стр. 64-65
    16. Василий Каменский. Маяковский (стихотворение), стр. 66-67
    17. Василий Каменский. Чудо-Республика Россия (стихотворение), стр. 68-70
    18. Василий Каменский. Шпалы. Из цикла «Паровоз Октября» (стихотворение), стр. 71-72
    19. Василий Каменский. Охотник (стихотворение), стр. 73-74
    20. Василий Каменский. На тяге (стихотворение), стр. 75-79
    21. Василий Каменский. Ленин - наше бессмертие (стихотворение), стр. 80-81
    22. Василий Каменский. Весна деревенская (стихотворение), стр. 82-84
    23. Василий Каменский. Каменка (стихотворение), стр. 85-93
    24. Василий Каменский. Топор (стихотворение), стр. 94-95
    25. Василий Каменский. Степан Разин (поэма), стр. 96-145
    26. Василий Каменский. Емельян Пугачёв. Фрагменты из поэмы
      1. Василий Каменский. Разговоры (стихотворение), стр. 146-153
      2. Василий Каменский. Заводы (стихотворение), стр. 153-173
      3. Василий Каменский. Пожар (стихотворение), стр. 173-180
    27. Василий Каменский. Иван Болотников. Фрагмент из поэмы
      1. Василий Каменский. Стамбул (стихотворение), стр. 181-212
    28. Василий Каменский. 1905-й (поэма), стр. 213-242
    29. Василий Каменский. Юность Маяковского (поэма), стр. 243-252
    30. Василий Каменский. Поэма о Каме (поэма), стр. 253-260
    31. Василий Каменский. Ночь лесная (стихотворение), стр. 261-268

Примечание:

Текст печатается по изданию: Василий Каменский. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание. М.-Л., «Советский писатель», 1966.

Подписано в печать 20.12.1976.

Информация об издании предоставлена: Magnus

fantlab.ru

Василий Каменский - Жонглёр: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Згара-амба
Згара-амба
Згара-амба
Згара-амба
Амб.
Амб-згара-амба
Амб-згара-амба
Амб-згара-амба
Амб.
Шар-шор-шур-шир.
Чин-драх-там-дззз.
Шар-диск
Ламп-диск
Брось-диск
Дай-диск
Иск-иск-иск-иск.
Пень. Лень. День. Тень.
Перевень. Перемень.
Пок. Лок. Док. Ток.
Перемок. Перескок.
Рча-рча
Амс.
Сень. Синь. Сан. Сон.
Небесон. Чудесон.
Словолей соловей аловей.
Чок-й-чок. Чок-й-чок.
Ей. Лей. Млей. Милей.
Чу сверчок.
Взгам-бара-лязг-взмай.
Ам-ара-язг-май.
Раскину ласкину из амбара – слов.
И в шатре ало-шёлковой айзы,
Где моё детство – чудесно росло
Пропою барбала-баралайзы.
Эль-ле-ле.
Наденет тонкое трико
Поэт (уста – свирели) –
И станет в ритме над рекой
Бросать золотострели.
Бросай-лови
И барчум-ба.
Лови и згара-амба.
Осой-овн и арчум-ба
Зови нкара амба.
Пой песню, смейся и сияй
Бессмысленным глиором.
Поэтом будь-зайли-заяй,
Будь истинным жонглёром.
Бросай-лови.
Дороже струй
Блеск вскинутого слова.
Осанна вий.
И торжествуй
В час звонкого улова.
Событий ярких горизонт
Мы претворим в пунцарий.
Гори-озон,
Греми грозон –
И молнепронзь гонцарий.
Мудрец – я верю тайнам чар –
Волшебным перезовам,
И кольцам сказочных вещар
Запястьям бирюзовым.
Певец – я жажду пенья птиц
И северных сияний,
Игру, играющих зарниц
Судьбу словослияний.
Пророк – провижу грань
вселен,
Грядущей гениэмы,
Когда весной в цветах зелен
Взойдут без слов поэмы.
Жонглёр – я точен барчум-ба
В бессмысленности айзы:
Бросая диск на чарум-ба
Пою всем-баралайзы.
Искусство мира – карусель –
Блистайность над глиором
И словозванная бесцель,
И надо быть жонглёром.
Верь: станет стень стеной –
Бродячий словокант
Зайдёт на двор с циной
Сыграть устами мант.
И в розовом трико ниам
Жонглируя словалью
Он вскинет на престол фиам
Дурманной чаровалью.
И всяк поймёт, что словоцель
В играйне блеска-диска,
Искусство мира – карусель –
В зарайне золотиска.
Сияй сиярч. Буби бубенч.
На тройке трой в триоле.
Пусть чуют все что словозвенч –
Есть истина на воле.
Лети в разлёт на стихостан
Стихийностью биарма
И ловистан –
И бросайстан –
Словольность – жонглиарма.
Я-арамба пронзить сердцаль
Готов до звёзд-вселента.
Моя поэма созерцаль,
Бряцальная словента.
Поэт-я верю в барчум ба –
Чин-драх
Тар-чари-амба,
В загар чумбай
Славчин в горах
Брианта загорамба.
Эль-ле-ле.
Начинаю.
Згара-амба.
Згара-амба
Безгранара-бесконцамба.
Цалипара.
Там-тара-тра
Цца-цап.

Категории стихотворения "Василий Каменский — Жонглёр":
  • Стихи русских поэтов классиков

Понравилось стихотворение? Поделитесь с друзьями!

Читать стих поэта Василий Каменский — Жонглёр на сайте РуСтих: лучшие, красивые стихотворения русских и зарубежных поэтов классиков о любви, природе, жизни, Родине для детей и взрослых.

rustih.ru

Василий Каменский - Гимн 40-летним юношам: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Мы в 40 лет —
тра-та —
Живем, как дети:
Фантазии и кружева
У нас в глазах.
Мы все еще —
тра-та
та-та —

В сияющем расцвете
Живем три четверти
На конструктивных небесах.
В душе без пояса,
С заломленной фуражкой,
Прищелкивая языком,
Работаем,
Свистим.

И ухаем до штата Иллинойса.
И этот штат
Как будто нам знаком
По детской географии за пряжкой.
Мы в 40 лет —
ой-ой!
Совсем еще мальчишки:
И девки все от нас
Спасаются гурьбой,
Чтоб не нарваться в зной
На буйные излишки.
Ну, берегись!
Куда девать нам силы, —
Волнует кровь
Стихийный искромет:
Медведю в бок, шутя,
Втыкаем вилы,
Не зная куда деть
40-летний мед!

Мы,
Право же, совсем молокососы.
Мы учимся,
Как надо с толком жить,
Как разрешать хозяйские вопросы:
Полезней кто — тюлени аль моржи.
С воображеньем
Мы способны
Верхом носится на метле
Без всякого резона.
И мы читаем в 40 лет
В картинках Робинзона.

Мы в 40 лет —
бам-бум —
Веселые ребята.
С опасностями наобум
Шалим с судьбой — огнем.
Куда и где нас ни запрятай, —
Мы все равно не пропадем.
Нам молодость
Дана была недаром
И не зря была нам дорога:
Мы ее схватили за рога
И разожгли отчаянным пожаром.
Нна!
Ххо!
Да!
Наделали делов!
Заворотили кашу
Всяческих затей.
Вздыбили на дыбы
Расею нашу.
Ешь!
Пей!
Смотри!
И удивляйся!
Вчерашние рабы —
Сегодня все —
Взъерошенный репей.
Эй, хабарда!
На головах, на четвереньках,
На стертых животах ползем.
С гармошкой в наших деревеньках
Вывозим на поля назем.
Фарабанста!

И это наше ДЕТСТВО — прелесть!
И это наше счастье — рай.
Да! В этом наш Апрель есть.
Весна в цветах —
Кувыркайся!

Играй!
Эль-ля!
Эль-ле!
Милента!
Взвей на вольность!
Лети на всех раздутых парусах,
Ты встретишь впереди
Таких же,
У кого
фантазии,
конструкции
в глазах.

Эль-ля!
Эль-ле!
Мы в 40 лет —
ЮНЦАИ
Вертим футбол,
хоккей,
плюс абордаж.
А наши языки
Поют такие бой-бряцай, —
Жизнь
за которые
отдашь!
Эль-ля!
Эль-ле!

rustih.ru

Каменский, Василий Васильевич — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Каменский.

Василий Васильевич Каменский (5 [17] апреля 1884, на пароходе на реке Каме между Пермью и Сарапулом[1] — 11 ноября 1961, Москва) — русский поэт-футурист, прозаик, художник, один из первых русских авиаторов.

Родился в семье Василия Филипповича Каменского (род. 14 января 1852 г.), смотрителя золотых приисков графа Шувалова, из семьи крепостных служителей и его жены Евстолии Гаврииловны. Появился на свет в каюте одного из ходивших по Каме пароходов, капитаном которого был его дед по матери Гавриил Исидорович Серебренников.

Детство будущего поэта прошло в селе Боровское на Урале; когда ему ещё не было и пяти лет он потерял родителей и воспитывался в семье тётки Александры Гавриловны Трущовой, сестры матери, муж которой — Григорий Семенович Трущов (умер 12 июня 1899 г.) — служил управляющим буксирным пароходством Любимова в Перми. Детские годы прошли «среди пароходов, барж, плотов… крючников, матросов, капитанов».

Зарабатывать на жизнь пришлось рано: в 1900 году Каменский оставил школу и с 1902 по 1906 год работал конторщиком в бухгалтерии железной дороги. В 1904 году начал сотрудничать в газете «Пермский край», публикуя стихи и заметки. В газете он познакомился с местными марксистами, определившими его дальнейшие левые убеждения. В то же время Каменский увлёкся театром, стал актёром и ездил с группой по России. Вернувшись на Урал, вёл агитационную работу в железнодорожных мастерских и руководил стачечным комитетом, за что оказался в тюрьме. Освободившись, совершил поездку в Стамбул и Тегеран (впечатления от Ближнего Востока позже найдут отражение в его творчестве).

Начало футуризма. Каменский-художник[править | править код]

В 1906 году приехал в Москву. В следующем году сдал экзамен на аттестат зрелости в Санкт-Петербурге, изучал агрономию, а с 1908 года по приглашению журналиста и издателя Н. Г. Шебуева работал заместителем главного редактора в журнале «Весна»[2], где познакомился с видными столичными поэтами и писателями, в том числе и с футуристами (Бурлюком, у которого учился живописи, Хлебниковым и другими).

Как художник Каменский работал с 1909 г. (выставка «Импрессионисты»), затем «Треугольник» (Петербург, 1910). В 1913 г. он устроил выставку современной живописи в Перми. В 1914 г. на выставке «№ 4» (Москва) представил свои «железобетонные поэмы», являющие собой синтез изобразительной графики и слова. Принимал участие и в последних выставках футуристов («Выставка картин левых течений» и «0.10» (Петроград, 1915), «Бубновый валет» (Москва, 1917).

В 1911 году ездил за границу, в Берлин и Париж, для обучения лётному делу, на обратном пути побывал в Лондоне и Вене.

Также учился в варшавской лётной школе «Авиата» у Харитона Славороссова. Новаторское стихотворение «Танго с коровами» он посвятил своему учителю: «С оловянным веселием смотрим мы на судьбу. Мы — Открыватели Стран — Завоеватели Воздуха…». В автобиографическом романе «Путь энтузиаста» он писал: «Среди авиаторов — Славороссов — самый замечательный… самый талантливый рекордист… Славороссова я избрал своим учителем-инструктором… В глазах — взлетающие аппараты. В ушах — музыка моторов. В носу — запах бензина и отработанного масла, в карманах изолировочные ленты. В мечтах — будущие полёты». «Славороссов и я были особыми музыкантами циркового стиля: он прекрасно играл на одной струне, натянутой на палку через сигарную коробку, а я — на гармошке, с которой не разлучался. Вообще авиаторы на земле веселились, как школьники, но едва прикасались к аэроплану — наступало перерождение: лица отражали сосредоточенную волю, короткие движения — решительность, скупые, спокойные слова — хладнокровие, выдержку». Василий под руководством своего опытного инструктора успешно сдал экзамен на звание пилота: «Я расцеловал своего учителя Славороссова, как готов был расцеловать весь мир».

Василий Каменский (второй слева) и Харитон Славороссов (третий справа) на аэродроме «Авиаты»

«Славороссов собирался… на заграничные соревнования и потому летом тренировался, как дьявол, забираясь под облака… Весной „на прощанье“ мы со Славороссовым устроили „открытие весеннего авиационного сезона“, собрав массу зрителей. На другой день телеграммы всех газет России извещали о „замечательных по красоте и смелости“ наших полётах. Да, это были действительно, исключительного мастерства полёты Славороссова, ну, а я тянулся за ним, как мальчик за папой».

Затем недолгое время Каменский был авиатором, одним из первых в стране освоил моноплан «Блерио XI». Именно Василий Каменский впервые ввел в обиход слово «самолёт»[источник не указан 99 дней]. До Каменского летательные аппараты называли лишь «аэропланами».

Литературная деятельность до революции[править | править код]

После авиакатастрофы в Ченстохове 29 апреля 1912 года Каменский жил на построенном в сорока километрах от Перми хуторе Каменка[2].

В 1913 году переехал в Москву, где примкнул к группе «кубофутуристов» и активно участвовал в её деятельности (в частности, в издании сборника стихов «Садок судей»). В это время Каменский вместе с Бурлюком и Маяковским активно путешествовал по стране с выступлениями и в дальнейшем часто выступал с чтениями своих футуристических произведений.

В 1916 году жил в селе Кичкилейка под Пензой, где написал здесь несколько стихотворений, работал над поэмой «Степан Разин», а также вместе с инженерами А. Яковлевым и К. Цеге занимался здесь усовершенствованием своего аэроплана и проектированием аэросаней[3].

«Железобетонная» поэма Каменского под названием «Константинополь»

Увлечение авиацией не поставило крест на литературной деятельности Каменского — в 1914 году выходит его поэтический сборник «Танго с коровами», в 1915 — поэма «Стенька Разин» (в 1919 переработана в пьесу, в 1928 — в роман).

Октябрьскую революцию Каменский воспринял с восторгом, как и большинство других футуристов. Вёл культработу в Красной армии. Участник группы «ЛЕФ». В революционные годы пользовалась популярностью его пьеса «Степан Разин», поставленная в 1918 году в театре им. Комиссаржевской, в 1919 году в Киеве режиссёром Марджановым, в 1924 году в московском театре Революции. Работал с В. Э. Мейерхольдом и М. В. Ковалем[2].

В 1930-х годах написал мемуары (впервые книга издана в 1968 году[1]). Большим успехом в СССР пользовалась патриотическая поэма Каменского «Емельян Пугачёв» (1931). Мариан Коваль положил её в основу либретто одноимённой оперы (Кировский театр, 1942), которая была удостоена Сталинской премии (1943).

С конца 1930-х годов Каменский тяжело болел (тромбофлебит, ампутация обеих ног). Подружился с В. Чкаловым[4]. 19 апреля 1948 года поэта сразил инсульт, последние годы жизни он провёл парализованным.

Урна с прахом В. В. Каменского — в колумбарии Новодевичьего кладбища.

Сыновья: Василий, Алексей и Глеб. Алексей Васильевич Каменский (1927, Сухуми — 2014, Москва), живописец и график-нонконформист — был значимой фигурой московского неофициального искусства.

Память о Каменском увековечили в старинном селе Троица, в котором тот жил с 1932 по 1951 годы. Там создали мемориальный дом-музей В. В. Каменского. Это единственный литературный музей в Пермском крае.

  • Землянка (1910, повесть)
  • Нагой среди одетых. (1914, сборник «Железнобетонных поэм», вместе с Андреем Кравцовым)
  • Танго с коровами (1914, сборник стихов)
  • Девушки босиком (1916, сборник стихов)
  • Стенька Разин (М.,1916, роман) — в 1918 издан под названием «Степан Разин»
  • Звучаль веснянки, М., «Китоврас» 1918 (стихи)
  • Сердце народное — Стенька Разин, 1918
  • Его-моя биография Великого Футуриста. М., 1918
  • Стенька Разин. Пьеса. М., 1919; Харьков, 1923
  • Семья Грибушиных. Сценарий к фильму, 1923
  • 27 приключений Харта Джойса. Роман, 1924
  • «Пушкин и Дантес» (пьеса, 1926)
  • Путь энтузиаста. М., 1931
  • Емельян Пугачёв (поэма, 1931)
  • Иван Болотников (поэма, 1934)
  • Уральские поэмы (1934, сборник)
  • Три поэмы, 1935
  • Родина счастья, 1937
  • Могущество, роман в стихах, 1938. Посвящён Валерию Павловичу Чкалову[2].
  • Жизнь с Маяковским. Воспоминания, М., 1940
  • Каменский В. В. Звучаль веснянки (стихи). — М.-Пг.: Китоврас, 1918. — 160 с.
  • Каменский В. В. Степан Разин. — М., ЗИФ, 1928.
  • Каменский В. В. Пушкин и Дантес. Тифлис, 1928.
  • Каменский В. В. Путь энтузиаста. М., Федерация, 1931.
  • Каменский В. В. Сарынь на кичку. Стихи избранные. — М., Федерация, 1932. — 112 с.
  • Каменский В. В. Избранные стихи. — М.: ОГИЗ-ГИХЛ, 1934. — 248 с. (Библиотека современных поэтов), 5 000 экз.
  • Каменский В. В. Уральские поэмы. — Свердловск, ОГИЗ, Свердловское Областное Государственное издательство, 1935. — 235 с.
  • Каменский В. В. Емельян Пугачев. Поэма. — М.: Гослитиздат, 1937.
  • Каменский, В. В. Стихи и поэмы. — Тбилиси: Заря Востока, 1945. — 5000 экз.
  • Каменский В. В. Избранное. — Молотов, 1945.
  • Каменский В. В. Избранное. — М.: Советский писатель, 1948. — 176 с., 10 000 экз.
  • Каменский В. В. Избранное, 1958.
  • Каменский В. В. Лето на Каменке: Избранная проза. — Пермь, 1961.
  • Каменский В. В. Стихотворения и поэмы / Вступ. статья, подгот. текста и примеч. Н. Л. Степанова. — М., Л.: Сов. писатель, 1966. — 499 с. (Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание.)
  • Каменский В. В. Стихи / Художник Вагин В. — Пермь: Пермское книжное издательство, 1967. — 252 с.
  • Каменский В. В. Стихи. — М.: Художественная литература, 1977. — 270 с. (Б-ка соврем. поэзии)
  • Каменский В. В. Стихи. Поэмы. — Пермь: Пермское книжное издательство, 1981. — 252 с.
  • Каменский В. В. Жить чудесно! Уральские стихи / пер. с балкарского. — Пермь: Пермское книжное изд-во, 1984. — 124 с.
  • Каменский В. В. Степан Разин. Привольный роман. Пушкин и Дантес. Повесть. — М.: Правда, 1991. — 640 с.
  • Каменский В. В. Корабль из Цуваммы: Неизвестные стихотворения и поэмы. 1920—1924 / Вступ. ст., подг. текста, коммент. и примеч. С. Казаковой. М.: Гилея, 2016

ru.wikipedia.org

Василий Каменский - Поэмия о соловье: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Георгию Золотухину — во имя его яркое.
Соловей в долине дальней
Расцветает даль небес.
Трель расстрелится игральней,
Если строен гибкий лес —
Цивь-цинь-вью —
Цивь-цинь-вью —
Чок-й-чок.

Перезвучально зовет: Ю.
Наклонилась утром венчально.
Близко слышен полет Ю.
Я и пою:
Стоит на крылечке
И ждет. Люблю.

Песневей соловей.
На качелях ветвей
Лей струистую песню поэту.
Звонче лей, соловей,
В наковальне своей
Рассыпай искры истому лету.
Цивь-цинь-ций —
Цивь-цинь-ций —
Чтрррь-юй. Ю.

Я отчаянный рыжий поэт
Над долинами-зыбками
Встречаю рассвет
Улыбками
Для.
Пускай для — не все ли равно.
Ветер. Трава.
В шкуре медвежьей мне тепло.
Спокойно.

Слушай душу разливную, звонкую.
Мастер я —
Песнебоец —
Из СЛОВ ЗВОН Кую:
Солнцень лью соловью
В зазвучальный ответ,
Нити струнные вью.
Для поэта — поэт.

Сердце — ясное, росное,
Звучное, сочное.
Сердце — серны изгибные вздроги.
Сердце — море молочное. Лейся.
Сердце голубя —
Сердце мое. Бейся.

Звенит вода хрустальная,
Журчальная вода.
Моя ли жизнь устальная,
Устанет мчать года.
Я жду чудес венчающих,
Я счастье стерегу.
Сижу в ветвях качающих
На звонком берегу.
Цивь-цью-чок.
Чтрррь-йю. Ю.

Ведь есть где-то дверца,
Пойду отворю.
Жаркое сердце
Отражает зарю.
Плль-плю-ций.
Ций-тюрьлью.
Солнцень вью.
Утрень вью.
Ярцень вью.
Любишь ты.
Я люблю. Ю.
Ций-йю-чок.
Чок-й-чок.

В шелестинных грустинах
Зовы песни звончей.
В перепевных тростинах
Чурлюжурлит журчей.
Чурлю-журль.
Чурлю-журль.

В солнцескате костер
Не горит — не потух
Для невест и сестер —
Чу. Свирелит пастух.
Тру-ту-ру.
Тру-ру-у.
Ту-ту-ту.
туру-тру-у

Вот еще один круг
Проницательный звучно.
Созерцательный друг
Неразлучно.
ТУру-тру-у.
И расстрельная трель.
Ций-вью-й-чок.
Чтрррь-йю, Ю.
И моя небовая свирель.
Лучистая
Чистая
Истая
Стая.

Певучий пастух.
Соловей-Солнцелей.
Песневестный поэт.
И еще из деревни перекликный петух.
Рыбаки.
Чудаки.
Песнепьяницы.
Дети на кочке.
Играют.
Катают шар земной.
Поют:
Эль-лле-ле.
Аль-ллю-лю.
Иль-лли-ли.

Ясный пастух одинокому солнцу
Над вселенной глубинами
Расточает звучально любовь,
Как и мы над долинами.
Туру-ту-ту.
ТУру-тамрай.
Эй, соловей, полюби пастуха,
Позови его трелью расстрельной.
Я — поэт, для живого стиха.
Опьяню тебя песней свирельной.
Хха-рра-мам —
Иди к нам.

В чем судьба — чья.
Голубель сквозь ветвины.
Молчаль.
Все сошлись у журчья,
У на горке рябины,
Закачает качаль.
Расцветится страна,
Если песня стройна,
Если струйна струна,
И разливна звенчаль,
И чеканны дробины.

Вот смотри:
На полянах
Босоногая девушка
Собирает святую
Траву Богородицы.
В наклонениях стана,
В изгибности рук —
Будто песня.
И молитву поет она:
Бла — го — ело — ви.

rustih.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.