Валерий тихонов стихи


В творчестве Валерия Тихонова на первом месте всегда душа

Октябрь 21 11:12 2018 Юлия Неволина

Поэт, публицист, основатель, издатель и главный редактор литературного фонда «Август» Валерий Тихонов – человек тонкой душевной организации и упрямого нрава. Он способен обнаружить удивительные образы в самых обыденных предметах и бытовых ситуациях, а после умело обернуть их в слова и рифмы.

Фото из архива Валерия Тихонова

В 70-80-е годы прошлого века Валерий Тихонов к слову имел отношение опосредованное – в течение пяти лет (с двухгодичным перерывом на срочную службу в военно-строительных войсках) работал электросварщиком на производстве в зерносовхозе «Белоглазовский». Но уже тогда отличался особым складом ума – ищущим, цепляющимся за действительность, вскрывающим новые стороны в бытовых ситуациях и привычных предметах.

Время шло, накопившиеся мысли настойчиво просились наружу, складываясь в незамысловатые тогда еще рифмы. Талант молодого парня не остался незамеченным – его стихи вместе с публицистическими статьями стали появляться в краевых, региональных и центральных газетах и журналах.

Насколько многогранен, темпераментен и эмоционален Валерий Евгеньевич, настолько разносторонне его поэтическое творчество. Причем это сказывается на выборе не только тем или образов, но и стиля, лексики, ритма. Одни стихи у него рваные, хлещущие ухо плетями острых фраз. Другие мягкие, песней льющиеся, очаровывающие простотой образов и легкостью смыслов. Третьи философско-мечтательные, поражающие широтой мысли, которую, кажется, невозможно просто так выразить на бумаге…

Наиболее прочные связи со словом и сильнейшими его укротителями появились у Валерия Тихонова вместе с поступлением на филологический факультет Барнаульского государственного педагогического института (ныне АлтГПУ). Именно в то время он начинает активно публиковаться в периодике разных уровней.

Еще тогда, в студенчестве, Валерий Евгеньевич видел не всегда справедливое отношение к братьям-поэтам, всегда переживал за спрятанные в стол их шедевры и отсутствие возможности показать их читателям. После трех лет работы школьным учителем русского языка и литературы он перешел от мыслей к решительным действиям и в 1992 году создал литературный фонд «Август», в котором до сих пор печатаются наиболее талантливые поэты Алтайского края.

Как отмечает он сам, центральный стержень фонда можно охарактеризовать одной фразой Василия Шукшина: «Нам бы про душу не забыть». Именно ею, словно девизом, руководствуется Валерий Тихонов, берясь за издание очередной книги. Так, на сегодняшний день их выпущено более 60. Крайней из них стала «Ветви судьбы», включившая избранные стихи и графические работы Тамары Плотниковой.

Словно полет

В поле у леса на самом краю

я покидаю тропинку свою

и выхожу на дорогу к реке,

синей, как почерк мой в черновике.

Долго в тумане иду ли, плыву.

Робкий рассвет орошает траву…

Звезды откапали свет на восток –

вот и зари пламенеет росток.

Солнце рассеет прохладу без слов,

выяснит тень от деревьев, кустов…

Тихо шагаю, забыв о себе,

помня о ближних и о судьбе…

Осенний вернисаж

В сентябрь двери отворю, а он

застольничает с летом,

вплывая в ясную зарю,

словно в картину без багета.

Я доверяюсь сентябрю –

он так поет протяжно с летом!..

Я в плавной музыке парю

и наслаждаюсь их дуэтом!

Пошлю привет свой сентябрю,

что он художник, что не ропщет…

И за портрет благодарю

березы на краю у рощи.

И за пейзажи шлю поклон,

когда иду рекой, лугами,

по саду золоту в обгон,

земли не чуя под ногами…

Сентябрь всех ближе к алтарю.

Сентябрь чересчур рассеян.

Я вам серьезно говорю.

Я сам с недавних пор осенний…

В декабре

Перед Новым годом,

чтобы не было долгов,

я напоминаю, кто мне должен.

Перед Новым годом,

чтобы не было долгов,

я свои оплачиваю тоже.

Дни пред Новым годом –

ожидание чудес! –

ярче, чем чудесный этот праздник.

Дни пред Новым годом –

я как будто бы не здесь! –

кажется, что все возможно сразу.

В первый день январский

я увижу новый год,

ничего ладом еще не зная…

В первый день январский

провожу минувший год –

запахи и звуки вспоминаю…

Перед Новым годом

ускоряются часы –

проживаю их, словно минуты.

Перед Новым годом!..

Нет белее полосы!..

Хорошо, когда кому-то нужен.

Сражение

Оловянные ребята –

Это храбрые солдаты

Боевого войска.

Рядовые и сержанты

Пулями к земле прижаты,

Пули все из воска.

Генерал достал монокль,

Лейтенант достал бинокль:

«Нет, ребята, смерти!..»

Центр держится у флага,

Враг пошел в атаку с фланга!..

«Тут его и встретим!..»

Громово стреляют пушки!

Это вовсе не игрушки,

Если раны рваны!..

Мы стреляем дружно – залпом.

Будет ли победа завтра

С боем барабанным?..

А пока в разгаре битва!..

И не все еще убиты!..

Где она – победа?..

…Полководцу отдых нужен –

Вот его зовут на ужин

Или пообедать.

info-vb.ru

Все стихи Николая Тихонова

Красные на Араксе

 

I.

 

Зажми слова и шпоры дай им,

Когда, перегибая нрав,

Ты их найдешь, упорств хозяин,

В чужом упорстве прочитав,

В несытой и коричневой

Лавине на горах,

В гремучем пограничнике,

Как молодой Аракс,

Где в звездном косоглазьи,

Давяся тишиной,

Предплечья старой Азии

Качались надо мной.

 

Но как мне в памяти сберечь

За речью двуязычной

Ночь, громадную как печь,

Зов и запах пограничный:

Он ноздри щекотал коням,

Дразнил разбегом и разбоем,

Грозой белесой оттеня

Степей стодолье голубое.

 

II.

 

Дороги тут и водятся,

Насмешливей ресниц,

У тех дорог не сходятся ль

Хранители границ?

 

Они ступают бережно,

Чтобы сберечь подошвы

Легко идя по бережку,

Как шорох самый дошлый.

 

Где пахнет гостем крепким

Иль контрабандным шагом,

Идут по следу цепью,

Скалой и камышами.

 

Ночь зыбится и стелется,

Для всех живых одна -

О шашку храбрость греется,

Как о волну - волна.

 

Такою ночью сердце вплавь,-

Но с юга - нам закрытого -

Идут,- и против всех застав

Храбрятся вдруг копыта.

 

Но лишь подымет берег вой,-

Сквозь сломанный ардуч

Махает барс, как шелковый,

Лосняся на ходу.

 

И вслед его, как серый ком

Под ветровой удар,

Несется круглым кубарем

Пройдоха - джанавар.

 

Попробуй тропы узкие

Законом завязать -

Далеко видят курдские

Точеные глаза.

 

И что им часовые?

Как смена чувяков,-

Но красные значки их

Одни страшат кочевников;

 

Значки стоят то хмуро

То пьяно, то нарядно -

На вышках Зангезура,

На стенах Ордубада.

 

И отступив, номады,

Скача в жару и впроголодь,

Гадают в водопадах,-

На мясе и на золоте.

 

Но в пене, в жилах скрученных

И в золоченом поясе -

Блеск красный, как ни мучайся,

Он всюду,- как ни ройся!

 

III.

 

Как вымысел ущельем рта

Восходит в песен пламя,

Так Арарата высота

Всходила запросто над нами;

 

Равняясь честно на восход,

С ума свергавшей головой,

Сиял как колокол и лед -

Земли бессменный часовой.

 

Прости, старик,- мы пили чай,

Костром утра согревши плечи,

Садов зеленая свеча.

Лукавый тополь, нас уча,

Шумел на смешанном наречьи.

 

Ступали буйволы,- с запинкой

Кувшин наполнился рекой,

Страна камней, как семьянинка,

Оделась в утренний покой.

 

Кусты здоровались обычно -

Меж них гуляет пограничник.

 

IV.

 

Стан распоясан, ворот расстегнут,-

Синий глаз отточен,-

Где же ты, Азия? Азия согнута,

Азия загнана в бочку.

 

Твои ль глаза узорные

Стоптали кайму свою,

Здесь красные встали дозорными

Народов на краю.

 

Обгрызли мыши Тегеран,

А где ж была ты, старая?

Моссул ободран, как джайран,

Ступай - ты нам не пара.

 

За что ходили ноги,

Свистело в головах,

За что патрон в берлогах

До барса доставал?

 

Багдад - питомец праздный,

Багдад не любит жара

Аракского костра,-

 

Пляши же, тари старая,

Так смейся, тари красная,

Узун-дара! Узун-дара!

 

Нежней луча ходящего

По заячьим ушам,

Тундырь6 печет прозрачные

Листовки лаваша.

 

Дыня жирная садам

О желтизне кричит сама,

Ты - Азия - дышала нам,

Как сладкая дутма.

 

Перебирая сквозь очки

Качанье четок и цепей,

Ты клюнешь песен - выпечки

Московских тундырей.

 

Аракс не верит никому,-

Постой, смиришь обычай,

Так лайся же по-своему,

Пока ты пограничен!

 

V.

 

Уже звезда, не прогадав,

Вошла в вечернее похмелье,

Работам, пляскам и стадам

Отныне шествовать к постели.

 

Тропинка неба с красной кожей

Уже краснеет уже,

Деревья тянутся похожие

На черный горб верблюжий.

 

Одно - двугорбое, во тьму

Входило стройно, без обиды,

Если бы руку пожать ему,

Расцеловать, завидуя,-

Простую тутовую душу,

Рабочих плеч его чертеж -

Сказать: барев, енгер,- послушай,

Ты понимаешь, ты не пропадешь!

 

VI.

 

Поставь напрямик глаза,

Заострись, как у рыси мех,

Под чалмою шипит гюрза,

Под чадрою - измены смех.

 

Легкий клинка визг,

Крашеный звон купцов,

Крылатая мышь задела карниз,-

Так Азия дышит в лицо.

 

Неслышно, как в ночь игла,-

Для иных - чернее чумы,

Для иных - светлее стекла,-

Так в Азию входим мы.

 

Меняя, как тень, наряды,

Шатая племен кольцо -

Так дышит сном Шахразады

Советская ночь в лицо.

 

Курдский прицел отличен -

Стоит слова литого,

Падает пограничник,-

Выстрел родит другого!

 

Что в этом толку, курд?

Слышишь, в Багдаде золото

Так же поет, как тут,-

Только на ваши головы.

 

Что же, стреляй! Но дашь

Промах, иль вновь не зря,-

Будешь ты есть лаваш

Нашего тундыря!

 

1924, Армения.

45ll.net

Николай Тихонов. Лучшие стихи Николая Тихонова на портале ~ Beesona.Ru

Тихонов Николай Семёнович (1896 - 1979) - русский советский поэт, Герой Социалистического Труда, лауреат Международной Ленинской «За укрепление мира между народами» , Ленинской и трех Сталинских премий первой степени.

НазваниеТемаДата
Другу 1917 г.
Ты не думай о том, как тоскую я в городе зимнем 1938 г.
Сами 1920 г.
Наш век пройдет Откроются архивы 1967 г.-1969 г.
Я - одержимый дикарь, я гол.
В Ла-Манше
Хочу, чтоб стих был тонок, словно шелк Стихи о любви 1937 г.
Я люблю тебя той — без прически Стихи о любви 1937-1940 г.
У моря
Руки сборщицы чая 1948 г.
Привал инвалидов мировой войны Стихи о войне
Баллада о синем пакете Стихи о войне 1922 г.
Не заглушить, не вытоптать года
Наш век пройдет. Откроются архивы
Радуга в Сагурамо 1948 г.
Не заглушить, не вытоптать года,- 1922 г.
Крутой тропою - не ленись
Праздничный, веселый, бесноватый 1920 г.
Дождь
Инд 1951 г.
Листопад
Вот птица - нет ее свежей - 1935 г.
Повсюду раннее утро
Посмотри на ненужные доски
Котелок меня по боку хлопал
Крутили мельниц диких жернова 1920 г.
Опять стою на мартовской поляне 1967 г.-1969 г.
Вокзалы, всё вокзалы — ожиданья
Огонь, веревка, пуля и топор 1921 г.
И встанет день, как дым, стеной 1937-1940 г.
Перекоп 1922 г.
За городом
Даль полевая, как при Калите 1963 г.
Я - одержимый дикарь, я гол
Мы разучились нищим подавать Ноябрь 1921 г.
Над зеленою гимнастеркой
Могила красноармейцев 1947 г.
Там генцианы синие в лугах 1937-1940 г.
Земляки встречаются в Мадрасе 1958 г.
Мне кажется, что я встречался с ним Стихи о любви 1948 г.
О России 1918 г.
Берлин 9 мая Стихи о войне 1945-1965
Переулок кота-рыболова
Дезертир 6 ноября 1921 г.
Ночной праздник в Алла-Верды 1935 г.
Посмотри на ненужные доски - Между 1917 г. и 1920 г.
Хотел я ветер ранить колуном
И мох и треск в гербах седых
Ленинград 1941-1943
Сага о журналисте
Пушка
Полюбила меня не любовью Стихи о любви 1920 г.
Равновесие
На могиле матери 1955 г.
Сентябрь Стихи о природе, Стихи про осень 1937-1940 г.
* * * 1937-1940 г.
Мой город так помолодел - 1937 г.
Цинандали 1935 г.
* * * Стихи о войне 1916 или 1917
Стих может заболеть 1937-1940 г.
И сказал женщине суд: 6 ноября 1921 г.
Ночь 1940 г.
Хоровод в Сульдуси 1937-1940 г.
Перекресток утопий 20 ноября 1918 г.
Вот птица - нет ее свежей
Крутой тропою - не ленись - 1938-1940
Как след весла, от берега ушедший 1937-1940
Под сосен снежным серебром 1960 г.
Киров с нами Ноябрь 1941 г.
Рубашка 1951 г.
Зеебрюгге Стихи о войне
Великим океаном нашей жизни 1963 г.
Финский праздник
Когда уйду - совсем согнется мать Ноябрь 1921 г.
Мой город так помолодел
Длинный путь. Он много крови выпил.
Советский флаг 1937 г.
Искатели воды 1930 г.
Женщина в дверях стояла
Песня об отпускном солдате Песни 1922 г.
Гулливер играет в карты 1926 г.
Когда людям советским в их мирном сне 1933 г.
Когда разводят мосты
Длинный путь Он много крови выпил 1921 г.
Баллада о гвоздях Стихи о войне Между 1919 г. и 1922 г.

www.beesona.ru

Николай Тихонов. Стихи о войне

«Красная звезда», СССР.
«Известия», СССР.
«Правда», СССР.
«Time», США.
«The Times», Великобритания.
«The New York Times», США.

ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЕ ФЕВРАЛЯ

I.

Да, в Ленинграде падают снаряды,
Зарёю, в полдень, на исходе дня,
Его гранит осколками граня
И осыпаясь дымной колоннадой.
Но что столпы визжащего огня,
Развалин наших синие громады,
Когда над тёплым пеплом Сталинграда
Летит победа, крыльями звеня.

II.

С лесной красой простились мы старинной,
Для дзотов нам нужна была она,
Для блиндажей, для надолбов нужна, —
Со всей страной делили подвиг длинный,
Чтоб ожила азовская волна,
Зазеленели волжские равнины,
Вздохнул свободно тополь Украины,
Кубанский клён, кавказская сосна.

III.

Была зима — ту зиму не забудем,
И вновь зима — средь городов седых,
Где враг сгубил и зданья и сады,
Где вместе нынче радоваться будем,
Когда бойцов великих и родных,
Из рабства извлеченные, как в чуде,
Советские, измученные люди,
Смеясь и плача, обнимают их.

IV.

В том казаке, что дрался на Неве,
Жил вольный Дон, вовек неукротимый,
И за Эльбрус с его папахой дымной
Шёл ленинградец горцев во главе.
Украинские, — где-нибудь у Тима, —
Сердца в бою вдруг билися живей:
Сквозь вьюгу боя кликал сыновей,
Ломая лёд неволи, Днепр родимый.

V.

Сегодня примет красная столица
Лет боевых и славных дел парад.
Пусть все знамёна встанут нынче в ряд
И Перекоп, и скромный тот отряд.
Что первым шел под Псковом с немцем биться.
Так старый воин доблестью гордится —
Вновь ленинградцу шлёт привет Царицын
И Сталинграду братский Петроград,

VI.

...Гудит тревогой небо голубое
Над Ленинграда лунным рубежом.
Что небеса, избитые огнём,
Что голоса тревоги и отбоя
Над городом, где мы войной живём, —
Когда звучит полночною трубою:
Ростов и Харьков нами взяты с бою,
И мы идём на запад! Мы идем!

Ник. Тихонов.
«Правда», 24 февраля 1943 года*.

* * *

Ленин

Заря нежданна и проста,
Зима, а ночи страшно кратки,
Дел бесконечна широта,
Мелькают дни смертельной схватки.
Под утро редкий перерыв,
В работе, отдых скоротечный,—
И вот он видит, как с горы,
Страну, забывшую беспечность,
Страну в походе, на ходу,
Страну любимую — Россию,
На шапках красную звезду,
В огне просторы снеговые.
Не дни пылают там — века,
И в очистительном пожаре
Гудит народная река,
И тот огонь ее не старит.
Все так же молодо оно,
Народа сердце ретивое,
Всех гроз огнем озарено
Предназначенье мировое.
И он, отдавший жизнь свою
Служенью радостной России,
Ведет бестрепетно в бою
Ее дружины молодые.
Зарей окрашен небосклон.
Уж в вечной дымке годы эти —
Любить Россию так, как он.
Что может быть святей на свете.
Бушует снова вихрь войны,
И вновь зима и ночи кратки,
И стонут вновь поля страны
Под топотом смертельной схватки.
Вновь над Кремлем заря горит,
В огне просторы снеговые,
И Сталин миру говорит
О гордом жребии России.
Страна в походе, бой идет.
В народном сердце мести пламя,
И знамя Ленина встает
Опять над русскими полками!

Ник. Тихонов. ЛЕНИНГРАД, 21 января. (По телеграфу).
«Красная звезда», 22 января 1943 года.

* * *

МАЛЬЧИКИ

Сияет майский Ленинград,
Народных волн кипенье,
Глядит мальчишка на парад,
Весь красный от волненья.

Как лес, пред ним штыки растут,
Блестят клинки нагие,
Какие танки мчатся тут,
Броневики какие.

Идут большие тягачи
И тянут сто орудий,
На них сидят не усачи,
А молодые люди.

И шепчет малый, как во сне,
Пленен зеленой сталью:
— Вот если б мне, вот если б мне
Такую б пушку дали...

Мальчишка рос, мальчишка креп,
Носил уж галстук бантом,
Глядишь, уж ест солдатский хлеб —
Стал мальчик лейтенантом.

И пушку дали, целый склад
Снарядов чернобоких,
И вышел мальчик на парад,
Смертельный и жестокий.

Там, где залива плещет вал,
На солнечной опушке,
Там, где ребенком он играл,—
Свои поставил пушки.

За ним был город дорогой,
За ним был город милый,
А перед ним — леса дугой —
Набиты вражьей силой.

И через голову идут
Куда-то вдаль снаряды,
Не в даль враги куда-то бьют,
А бьют по Ленинграду.

И он, сжимая кулаки,
Сквозь все пространство слышал
И стон стекла, и треск доски,
И эвон разбитой крыши.

Он представлял себе до слез
Так ясно это пламя,
Что рвется там и вкривь и вкось
Над мирными домами.

Над домом, где родился он,
Над школой, где учился.
Над парком, где в снегу газон,
Где в первый раз влюбился...

Кричал он пересохшим ртом:
— Огонь! — кричал, зверея —
Стегал он огненным кнутом
По вражьей батарее.

И стиснув зубы, раз'ярен,
Сквозь всех разрывов вспышки
Всегда мальчишку видел он,
Шел улицей мальчишка.

Совсем такой, каким был сам,
Весенний, длинноногий,
Неравнодушный к воробьям,
Такой — один из многих.

И сам он был, как воробей,
Как те, немного тощий,
Шептал себе он: не робей,
Храбрись, — так будет проще!

Лишь вражий залп отбушевал,
И дым унесся пьяный,
Уж он осколки подбирал
Горячие в карманы.

И так он сердцу близок был
За гордость и за смелость,
Что весь свой гнев, что весь свой пыл
Ему отдать хотелось.

Такого мальчика не тронь!
От ярости бледнея,
Вновь лейтенант кричал: огонь!
Бей беглым по злодеям!

И наступила тишина,
Над зимней рощей рея...
— К молчанию приведена
Фашистов батарея!

— Приведена, ну — хорошо, —
То дело нам знакомо,
Так значит мальчик мой дошел,
Поди, сидит уж дома...

И сам на мальчика похож,
Лукавый, легкий, тощий,
Чуть усмехнувшись, лейтенант
Пошел вечерней рощей!

Ник. Тихонов. ЛЕНИНГРАД
«Красная звезда», 8 мая 1942 года.

* * *

ГОДОВЩИНЫ

В тот день, когда Ленин декрет подписал:
— Быть Армии Красной на свете! —
От первых бойцов ее немец бежал
На псковском студеном рассвете.

Во сне бредил он грабежом, наяву —
Подмок у разбойника порох —
Бежал, озираясь, как волк, на Москву,
На будущий Ленина город!

В далеком тумане той славы пора,
Но в ту уже явлено пору,
Как Армия Красная встала карать
Немецкого ката и вора.

И много прошло с этих пор годовщин,
И снова пришла годовщина.
Вновь Армии Красной достался почин
Немецкую бить чертовщину:

Коричневой шатии волчьи полки,
И танки с драконом и змеем,
Что тупо ползли до Москвы до реки,
А дальше — назад загремели.

И гром этот в мире гудит и гудит,
Как колокол, будит народы,
И Ленина лик у бойца на груди,
Как в те незабвенные годы!

И немца дубася, победою горд,
Герой улыбается другу:
— Не так уже страшен немецкий тот чорт.
Какого малюют с испугу!

А будет еще годовщина одна.
Что Сталина века достойна —
И в ту годовщину обнимет страна
С победой вернувшихся воинов.

И скажет: конец буреломной поре —
Бессмертием битва покрыта,
Что начата там, на советской заре,
И кончена днем знаменитым!

Ник. Тихонов.
«Правда», 23 февраля 1942 года*

* * *

Бессмертное Ленина знамя
«Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина» (СТАЛИН).

То не чудо сверкает над нами,
То не полюса блеск огневой, —
То бессмертное Ленина знамя
Пламенеет над старой Невой.

Ночь, как год девятнадцатый, плещет, —
Дней звенит ледяная кора —
Точно вылезли древние вещи, —
И враги, и блокада, и мрак.

И над битвой смертельной и мглистой,
Как тогда, среди крови и бед,
Это знамя сверкает нам чистым,
Окрыляющим светом побед!

И ползущий в снег с автоматом
Истребитель — боец молодой —
Озарен этим светом крылатым
Над кровавою боя грядой.

Кочегар в духоте кочегарки
И рабочий в морозных цехах
Осенен этим знаменем ярким,
Как моряк на своих кораблях.

И над каменной мглой Ленинграда
Сквозь завесы суровых забот
Это знамя сквозь бой и блокаду
Великан-знаменосец несет.

Это знамя — победа и сила,
Ленинград от врага защитит.
Победит, — и над вражьей могилой —
Будет день! — на весь свет прошумит!

Ник. Тихонов. Ленинград.
«Правда», 21 февраля 1942 года.

* * *

БАЛЛАДА О ТРЕХ КОММУНИСТАХ

Герасименко, Красилов, Леонтий Черемнов,
Разведчики бывалые, поход для них не нов.

Стоят леса зеленые, лежат белы снега,
В них гнезда потаенные проклятого врага.

Зарылись дзоты серые, переградив пути,
Ни справа и ни слева их никак не обойти.

Здесь залегла неметчина в приволховском песке,
И в лоб идут разведчики, гранату сжав в руке.

То дело им знакомое — и в сердце ровный стук,
Когда гуляют громы их гранатные вокруг.

Гуляют дымы длинные меж узких амбразур —
И трупы немцев синие валяются внизу.

И снег как будто глаже стал и небо голубей —
Бери оружье вражье, повертывай и бей!

И взвод вперед — без выстрела, — но тотчас взвод залег,
Попав под град неистовый из новых трех берлог.

Герасименко, Красилов, Леонтий Черемнов —
Все трое в то мгновение увидели одно:

Что пулеметы вражьи из амбразур не взять,
Что нет гранаты даже — и медлить им нельзя!

Что до сих пор разведчики, творя свои дела,
Не шли туда, где легче им, — куда война вела,

И вот сейчас на подвиг пойдут в снегах глухих
Три коммуниста гордых, три брата боевых.

Герасименко, Красилов, Леонтий Черемнов,
Глядят на дзоты серые, но видят лишь одно:

Идут полки родимые, ломая сталь преград
Туда, где трубы дымные под'емлет Ленинград!

Где двести дней уж бьется он с немецкою ордой,
Стоит скалой, не гнется он над вольною Невой.

Спеши ему на выручку! Лети ему помочь!
Сквозь стаи псов коричневых, сквозь вьюгу, битву, ночь!

И среди грома адского им слышен дальний зов —
То сердце ленинградское гудит сквозь даль лесов!

И оглянулись трое: и, как с горы видна,
Лежит страна героев, родная сторона.

И в сердце их не прежний, знакомый, ровный стук,
Огнем оделось сердце и звон его вокруг.

И ширится с разлету и блещет, как заря.
Не три бойца у дзотов, а три богатыря.

Навстречу смерть им стелется, из амбразур горит,
Но прямо сквозь метелицу идут богатыри.

Вы — немцы, псы залетные, смотрите до конца —
Как дула пулеметные уперлись в их сердца.

А струи пуль смертельные по их сердцам свистят,
Стоят они отдельные, но как бы в ряд стоят.

Их кровью залит пенною за дзотом дзот затих,
Нет силы во вселенной, чтоб сдвинуть с места их!

И взвод рванул без выстрела — в штыки идет вперед,
И снег врагами выстелен — и видит дзоты взвод.

И называет доблестных страны родной сынов:
Герасименко, Красилов, Леонтий Черемнов!

Темны их лица строгие, как древняя резьба,
Снежинки же немногие застыли на губах.

Простые люди русские стоят у стен седых,

0gnev.livejournal.com

Тихонов, Николай Семёнович — Википедия

Никола́й Семёнович Ти́хонов (4 декабря 1896 — 8 февраля 1979)[4] — русский советский поэт, прозаик и публицист, общественный деятель. Герой Социалистического Труда (1966). Лауреат Международной Ленинской «За укрепление мира между народами» (1957), Ленинской (1970) и трёх Сталинских премий первой степени (1942, 1949, 1952).

Н. С. Тихонов родился 22 ноября (4 декабря) 1896 года в Санкт-Петербурге в семье ремесленника-цирюльника (парикмахера) и портнихи. Учился сперва в начальной городской школе, затем — в Торговой школе, где в числе прочего преподавали коммерческие науки, товароведение, стенографию. В 1911 году бросил учёбу (по словам поэта, окончил школу), чтобы помогать своей малоимущей семье. Поступил писцом в Главное морское хозяйственное управление.

В 1915 году был призван в армию, где служил в гусарском полку, участвовал в боях, был контужен.

В 1918 году вступил в РККА, в 1922 году был демобилизован.

Н. С. Тихонов рано начал писать стихи. Первая публикация относится к 1918 году. В молодости поэт был последователем Гумилева, испытал также мощное влияние творчества Киплинга. В 1920-х поэт вошел в литературное объединение «Серапионовы братья», опубликовал поэму «Сами».

Первые сборники стихов («Орда» и «Брага») вышли в 1922 году. Наибольший читательский интерес вызвали баллады из этих сборников: «Баллада о гвоздях», «Баллада о синем пакете», «Дезертир». На протяжении 1920-х годов Тихонов оставался одним из самых популярных советских поэтов. Строки из его «Баллады о гвоздях» стали крылатыми:

«Гвозди бы делать из этих людей: Крепче бы не было в мире гвоздей».[5]

Названные сборники относят к лучшим сочинениям Тихонова; рассуждая об инволюции творчества Ю. Олеши, А. Н. Толстого и многих других писателей с ужесточением идеологического давления в СССР, Бенедикт Сарнов пишет: «достаточно сравнить безликие и беспомощные стихи позднего Николая Тихонова с ранними его поэтическими сборниками „Орда“ и „Брага“»[6].

С конца 1920-х годов поэт много ездил по стране, в частности на Кавказ. Внимательно изучал жизнь и историю народов Кавказа. Занимался переводами грузинских, армянских, дагестанских поэтов. Член правления "Издательства писателей в Ленинграде".

В 1935 году впервые поехал в Западную Европу с советской делегацией на Конгресс в защиту мира в Париже. Неоднократно выступает с политическими заявлениями, поддерживающими линию советского руководства.

Участник советско-финляндской войны 1939—1940 годов. Возглавлял группу писателей и художников при газете «На страже Родины». Во время Великой Отечественной войны работал в Политуправлении Ленинградского фронта. Писал очерки и рассказы, статьи и листовки, стихи и обращения. Стихи этого периода вошли в книгу «Огненный год» (1942 год), самое известное произведение военных лет — поэма «Киров с нами».

В послевоенный период Тихонов пишет меньше, что было связано со значительными общественными нагрузками. В мае 1947 года в рамках борьбы с космополитизмом Николай Тихонов обрушился с критикой на изданную ещё в 1941 году книгу И. М. Нусинова «Пушкин и мировая литература», обвинив автора в том, что Пушкин у него «выглядит всего лишь придатком западной литературы», в преклонении перед Западом, в забвении того, что только русская литература «имеет право на то, чтобы учить других новой общечеловеческой морали», назвав автора «беспаспортным бродягой в человечестве».

С 1949 года Тихонов был председателем Советского комитета защиты мира, в 1950 году стал членом Бюро ВСМ. Побывал в составе советских делегаций в ряде стран Европы и Азии. В 1944—1946 годах был председателем правления СП СССР, с 1946 года — заместитель генерального секретаря СП СССР. Депутат ВС СССР 2—9 созывов с 1946 года, ВС РСФСР и Моссовета. Заместитель председателя Комитета по Сталинским премиям в области литературы и искусства.

В 1966 году первым среди советских писателей был удостоен звания Героя Социалистического Труда.

Подписал Письмо группы советских писателей в редакцию газеты «Правда» 31 августа 1973 года о Солженицыне и Сахарове.

Н. С. Тихонов и Л. И. Брежнев — единственные, кто был награждён и Ленинской премией, и Международной Ленинской премией «За укрепление мира между народами».

Поэт скончался 8 февраля 1979 года в Москве. Незадолго до смерти, выступая по советскому радио, вспоминал о своём учителе Н. С. Гумилёве и цитировал его стихи. Похоронен на Новодевичьем кладбище (участок № 9). Известны живописные и графические портреты Н. Тихонова, исполненные в разные годы советскими художниками, в том числе Т. К. Афониной (1980).

Адреса Н. С. Тихонова в Ленинграде

  • 22 ноября 1896—1915 года — дом Г. В. Лерхе — Большая Морская улица, 25;
  • 1920—1921 годы — ДИСК — проспект 25-го Октября, 15;
  • 1924 — Зверинская, 2, кв.21
  • 1924—1944 годы — доходный дом В. Г. Чубакова — проспект Карла Либкнехта, 5. (ныне Большой пр. П. С.)
  • Избранные произведения: В 2-х тт. — М.—Л.: ГИХЛ, 1955.
  • Собрание сочинений в 7 томах. — М.: ХЛ, 1974—1975.
  • Собрание сочинений в 7 томах. — М.: ИХЛ, 1985—1986.
  • Перекрёсток утопий. — Москва: Новый Ключ, 2002.

Поэтические сборники[править | править код]

  • Орда. П., «Островитяне», 1922 г., 62 с.
  • Брага, М., «Круг», (1922)
  • «Двенадцать баллад» Л., ГИЗ (1925)
  • Красные на Араксе. Л. ГИЗ, 1927
  • Поиски героя. Л., Прибой, 1927
  • «Тень друга» (1935)
  • «Огненный год» (1942)
  • «Грузинская весна» (1949)
  • «Два потока» (1951)
  • «На втором Всемирном конгрессе мира» (1951)

Поэмы[править | править код]

  • Сами (1921)
  • Лицом к лицу (1924)
  • Дорога (1925)
  • Красные на Араксе (1925)
  • Выра (1927)
  • Нашествие леса
  • Сегодня рождение
  • Шахматы
  • Киров с нами (1941)
  • Ночь в Смольном (1949)
  • Слово о 28 гвардейцах (1942, март)
  • Надписи на стенах Рейхстага

Прозаические произведения[править | править код]

  • «Кочевники» (1931)
  • «Война» (1931)
  • «Клинки и тачанки» (1932)
  • «Клятва в тумане» Л., изд. писателей, 1933.
  • «Ленинградские рассказы» (1942)
  • «Белое чудо» (1956)
  • «Вамбери» (1957)
  • «Шесть колонн» (1968)

Сборники прозы[править | править код]

  • В те дни (1946)[7].

Статьи и воспоминания[править | править код]

  • «Двойная радуга. Рассказы-воспоминания» (1964)
  • «Писатель и эпоха» (1972).
Мемориальная табличка на стене дома, по адресу улица Серафимовича, дом 2, где проживал Н. С. Тихонов с 1944 года по 1979

В 1980 году улица Набережная в Махачкале была переименована в улицу Николая Тихонова.

  • Воспоминания о Н. Тихонове. М., 1986.
  • Народные избранники Карелии: Депутаты высших представительных органов власти СССР, РСФСР, РФ от Карелии и высших представительных органов власти Карелии, 1923—2006: справочник / авт.-сост. А. И. Бутвило. — Петрозаводск, 2006. — 320 с.
  • Шошин В. А. Тихонов Николай Семёнович // Русская литература ХХ века. Прозаики, поэты, драматурги. Биобиблиографический словарь: в 3 томах. — М.: ОЛМА-ПРЕСС Инвест, 2005.

Тихонов, Николай Семёнович (рус.). Сайт «Герои страны».

ru.wikipedia.org


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.