Стихи японские на русском


30 шедевров японской поэзии в стиле танка. Ки-но Цураюки и другие

 

Ки-но Цураюки

* * *
Как сквозь туман, вишневые цветы
На горных склонах раннею весною
Белеют вдалеке,
Так промелькнула ты,
Но сердце все полно тобою!

* * *
Если сожалеешь о разлуке,
Значит, не прошла еще любовь,
Только знать хочу: когда навек уйдешь
Облаком в чужую даль, какие муки
Ты оставишь сердцу моему?

 * * *
И днем и ночью
Любовался я...
О сливы лепестки, когда же вы успели.
Не пожалев меня, так быстро облететь,
Что не заметил я печальной перемены?

* * *
Туман весенний, для чего ты скрыл
Цветы вишневые, что ныне облетают
На склонах гор?
Не только блеск нам мил,
И увяданья миг достоин восхищенья!

* * *
Осенний вид не привлекает взора.
В горах сейчас не встретишь никого
Цветы осыпались...
И только листья клена
Как ночью золотистая парча

* * *
Ты стал другим, иль все такой же ты?
Ах, сердца твоего никто не знает!
Прошло немало дней,
Но вот зато цветы...
По-прежнему они благоухают!


* * *
Да, сном, и только сном, должны его назвать!
И в этом мне пришлось сегодня убедиться:
Мир - только сон...
А я-то думал - явь,
Я думал - это жизнь, а это снится...

 

Ки́-но Цураю́ки (яп. 紀貫之 ок. 866—945 или 946) — талантливый японский поэт и прозаик, литератор эпохи Хэйан, потомок старинного рода.. Писал в жанре танка. Один из 36 бессмертных поэтов.
Цураюки оказал значительное влияние на развитие японской литературы. В 905 году по приказу правителя Дайго Цураюки возглавил комитет самых известных поэтов того времени. Их произведения вошли в антологию «Кокин- сю».
В предисловии к антологии Цураюки высказался о происхождении и сути японской поэзии, а также о ее роли в жизни японцев: «Без всяких усилий движет она сердцами божеств земных и небесных, вызывает сострадание даже у духов умерших существ, невидимых взору...».
Цураюки был родоначальником жанра литературного дневника. Также он считается великим мастером экспромта. Стихи его выразительны и лаконичны.


 

 

Соку-хоси

* * *
Лишь там, где опадает вишни цвет,
Хоть и весна, но в воздухе летают
Снежинки белые...
Но только этот снег
Не так легко, как настоящий, тает!

 


 

Аривара Нарихира

* * *
И встать я не встаю, и спать не спится...
И так проходит ночь, и утро настает.
Все говорят: "Весна"...
А дождь не кончил литься,
И я с тоской смотрю, как он идет, идет...

* * *
Все дальше милая страна,
Что я оставил...
Чем дальше, тем желаннее она,
И с завистью смотрю, как белая волна
Бежит назад к оставленному краю...

* * *
Когда она меня спросила:
"Не жемчуг ли сверкает на траве?"
Тогда в ответ сказать бы сразу мне,
Что это лишь роса,
И с той росой исчезнуть...

* * *
Как будто аромат душистой сливы
Мне сохранили эти рукава,
Лишь аромат...
Но не вернется та,
Кого люблю, о ком тоскую...

 

Аривара-но Нарихира (яп. 在原 業平?, 825 — 9 июля 880) — выдающийся японский поэт и художник, принц по происхождению.


 

Оно Комати

* * *
Печальна жизнь. Удел печальный дан
Нам, смертным всем. Иной не знаем доли
И что останется?
Лишь голубой туман,
Что от огня над пеплом встанет в поле.

* * *
Он на глазах легко меняет цвет
И изменяется внезапно.
Цветок неверный он,
Изменчивый цветок,
Что называют - сердце человека.

* * *
Предела нет моей любви и думам,
И даже ночью я к тебе иду;
Ведь на тропинках сна
Меня не видят люди,
Никто меня не станет укорять!

* * *
Пусть скоро позабудешь ты меня,
Но людям ты не говори ни слова...
Пусть будет прошлое
Казаться легким сном.
На этом свете все недолговечно!

* * *
Тот ветер, что подул сегодня,
Так не похож на ветер прошлых дней
Далекой осени,
Он много холодней,
И вот на рукавах уже дрожат росинки...

* * *
Краса цветов так быстро отцвела!
И прелесть юности была так быстротечна!
Напрасно жизнь прошла...
Смотрю на долгий дождь
И думаю: как в мире все невечно!

 

Оно-но Комати (яп. 小野 小町, ок.825-ок. 900) — японская поэтесса, один из шести крупнейших мастеров жанра вака в эпоху Хэйан, входит в Тридцать шесть бессмертных — классический канон японской средневековой поэзии.


 

Содзё Хэндзё


* * *
Ах, к дому моему не отыскать дороги,
Тропинки прежние травою заросли
За долгий срок,
Когда бы ты могла прийти,
Когда я ждал тебя, жестокую, напрасно!

 


 

Отикоти Мицунэ

 

* * *
Хочу, чтоб знала ты,
Что в сердце нет упрека
За то, что ты надежду подала,
За то, что встречу обещала к сроку,
За то, что так жестоко солгала!

* * *
Ах, осени туман - он не проходит,
Стоит недвижно, а в душе,
Где нет и проблеска,
Все замерло в тоске,
И даже небо дум - не хмурится в заботе.

* * *
Когда на старой ветке хаги
Осеннею порой
Цветы раскрылись вновь,
Я понял - прежнюю любовь
Еще не позабыло сердце!

 

* * *
Не думаю, что очень долги ночи
Осеннею порой,
Давно идет молва,
Что ночь и осенью покажется короче,
Когда любимая твоя - с тобой!

 

* * *
Снег все идет... И вот уже никто
Не ходит больше этою тропою,

Мне не найти на ней твоих следов...
И чувствам прежним
Трудно не угаснуть...

 

Отикоти-но Мицунэ, японский поэт, литератор эпохи Хэйан.
(годы его жизни неизвестны, но он упоминается в 900-920 гг.) - один из четырех известных поэтов, большинство стихов которого были помещены в антологии «Собрание старых и новых песен» ("Кокин вакасю") начала Х в., член комитета по составлению этой антологии. В 907 г. сопровождал императора Уда в путешествие к реке Ои (неподалеку от столицы Японии г. Хэйан, ныне г. Киото).


 

Ки Томонори

* * *
Как пояса концы - налево и направо
Расходятся сперва, чтоб вместе их связать,
Так мы с тобой:
Расстанемся - но, право,
Лишь для того, чтоб встретиться опять!

* * *
Ах, сколько б ни смотрел на вишни лепестки
В горах, покрытых дымкою тумана,
Не утомится взор!
И ты, как те цветы...
И любоваться я тобою не устану!

* * *
Как тает иней, павший на цветы
Расцветших хризантем невдалеке от дома,
Где я живу,
Так, жизнь, растаешь ты.
Исполненная нежною любовью!

* * *
Когда я слышу грустный плач сверчка,
Печально мне.
Легка одежда летом...
Ах, не пресытилось ли сердце у тебя?
Мне кажется порой, что прежних чувств уж нету...

* * *
Что эта жизнь?
Исчезнет, как роса!
И если б мог ее отдать за встречу
С тобой наедине, любимая моя.
Я не жалел бы, что ее утрачу!

* * *
Такой же аромат и цвет у вишен был...
И как тогда, в давно минувший год,
Они цветут теперь!
Но я уже другой...
Прошло немало лет, и я уже не тот...

 

Ки-но Томонори (яп. 紀 友則?, ок. 845/50 — ок. 904/7)[1] — японский придворный поэт периода Хэйан.
Входит в число «Тридцати шести бессмертных поэтов». Один из составителей антологии «Кокинвакасю», хотя и не дожил до её завершения.


 

 Пер. А. Глускиной

 

 

Создание поэтических антологий в эпоху Хэйан считалось делом государственной важности. Императоры покровительствовали талантливым поэтам. При дворе и в кругу аристократии повсеместно устраивались поэтические турниры (утаавасэ), традиция их проведения сохранилась и в XX веке. При этом если всё большую популярность получало сочинение стихов собственно на японском, а не китайском языке. Шедевры японской поэзии дошли до нас в поэтическом сборнике «Кокин вакасю» (или «Кокинсю», «Собрание старых и новых японских песен»), составленном в начале X века по указанию императора Дайго, выдающимся поэтом и филологом Ки-но Цураюки. В начале 30-х годов X века составили (по приказу того же Дайго) новый сборник «Синсэн вакасю» («Вновь составленное собрание японских песен»). По распоряжению тэнно Мураками в середине X века была создана очередная поэтическая антология «Госэн вакасю» («Позднее составленное собрание японских песен»). Среди стихотворцев эпохи Хэйан были не только члены императорского дома, но и представители средней и низшей аристократии (таких было большинство).

 

 

 

intelife.ru

Как читать и понимать хайку • Arzamas

Переводчик с японского — о поэзии трехстиший хайку, ее истории, переводах и о том, почему это красиво

Автор Елена Дьяконова

Мацуо Басё. Гравюра Цукиоки Ёситоси из серии «101 вид луны». 1891 год © The Library of Congress

Жанр хайку произошел от другого классического жанра — пятистишия танка в 31 слог, известного с VIII века. В танка присутствовала цезура, в этом месте она «разломилась» на две части, получилось трехстишие в 17 слогов и двустишие в 14 слогов — своеобразный диалог, который часто сочинялся двумя авторами. Вот это первоначальное трехстишие носило название хокку, что буквально означает «начальные строфы». Затем, когда трехстишие получило самостоятельное значение, стало жанром со своими сложными законами, его стали называть хайку.


Японский гений находит себя в краткости. Трехстишие хайку — самый лаконичный жанр японской поэзии: всего 17 слогов по 5–7–5 мор  Мо́ра — единица измерения количества (долготы) стопы. За мору принимается время, требуемое для произнесения краткого слога.  в строке. В 17-сложном стихотворении всего три-четыре значимых слова. По-японски хайку записывается в одну строку сверху вниз. На европейских языках хайку записывается в три строки. Рифмы японская поэзия не знает, к IХ веку сложи­лась фонетика японского языка, включающая всего 5 гласных (а, и, у, э, о) и 10 согласных (кроме озвонченных). При такой фонетической скудости никакая интересная рифма невозможна. Формально стихотворение держится на счете слогов.

До ХVII века на сочинение хайку смотрели как на игру. Серьезным жанром хай­ку стал с появлением на литературной сцене поэта Мацуо Басё. В 1681 году он написал знаменитое стихотворение о во́роне и совершенно изменил мир хайку:

На мертвой ветке
Чернеет ворон.
Осенний вечер.  Перевод Константина Бальмонта.

Отметим, что русский символист старшего поколения Константин Бальмонт в этом переводе заменил «сухую» ветку на «мертвую», излишне, по законам японского стихосложения, драматизировав это стихотворение. В переводе оказывается нарушено правило избегать оценочных слов, определений вообще, кроме самых обыкновенных. «Слова хайку» (хайго) должны отличаться нарочитой, точно выверенной простотой, трудно достижимой, но ясно ощущаемой пресностью. Тем не менее этот перевод правильно передает атмосферу, созданную Басё в этом хайку, ставшем классическим, тоску одиночества, вселенскую печаль.

Существует еще один перевод этого стихотворения:

На голой ветке
Ворон сидит одиноко...
Осенний вечер!  Здесь и далее — переводы Веры Марковой.

Здесь переводчица прибавила слово «одиноко», которое отсутствует в японском тексте, тем не менее включение его оправданно, так как «печальное одиночество осенним вечером» — это главная тема этого хайку. Оба перевода оцениваются критикой очень высоко.

Однако очевидно, что стихотворение устроено еще проще, чем это представили переводчики. Если дать его буквальный перевод и разместить в одну строку, как записывают хайку японцы, то получится такое предельно краткое высказывание:

枯れ枝にからすのとまりけるや秋の暮れ

На сухой ветке / ворон сидит / осенние сумерки

Как мы видим, в оригинале отсутствует слово «черный», оно только подразумевается. Образ «озябший ворон на оголившемся дереве» по происхождению китайский. «Осенние сумерки» (аки-но курэ) можно трактовать и как «позднюю осень», и как «вечер осени». Монохромность — качество, высоко ценимое в искусстве хайку; изображено время дня и года, стирающее все краски.

Хайку — менее всего описание. Нужно не описывать, говорили классики, а называть вещи (буквально «давать имена вещам» — на-о нору) предельно простыми словами и так, словно называешь их впервые.

Ворон на зимней ветке. Гравюра Ватанабэ Сэйтэя. Около 1900 года  © ukiyo-e.org

Хайку — не миниатюры, как их долго называли в Европе. Крупнейший поэт хайку конца ХIХ — начала ХХ века, рано умерший от туберкулеза Масаока Сики писал, что хайку вмещает в себя весь мир: бушующий океан, землетрясения, тайфуны, небо и звезды — всю землю с высочайшими вершинами и глубо­чайшими морскими впадинами. Пространство хайку безмерно, бесконечно. Кроме того, хайку иcпытывает тяготение к объединению в циклы, в поэти­ческие дневники — и часто длиною в жизнь, так что краткость хайку может превращаться в свою противоположность: в длиннейшие произве­дения — собрания стихотворений (правда, дискретного, прерываю­щегося характера).

А вот течение времени, прошлое и будущее хайку не изображает, хайку — это краткий момент настоящего — и только. Вот пример хайку Иссы — наверное, самого любимого поэта в Японии:

Как вишня расцвела!
Она с коня согнала
И князя-гордеца.

Мимолетность — имманентное свойство жизни в понимании японцев, без нее жизнь не имеет цены и смысла. Мимолетность тем прекрасна и печальна, что природа ее непостоянна, изменчива.

Не следует считать хайку пейзажной лирикой. Сами японцы никогда не писали о хайку в таком духе, хотя и признают, что главная тема хайку — это «поэт и его пейзаж».

Важное место в поэзии хайку занимает связь с четырьмя временами года — осенью, зимой, весной и летом. Мудрецы говорили: «Кто видел времена года, тот видел все». То есть видел рождение, взросление, любовь, новое рождение и смерть. Поэтому в классических хайку необходимый элемент — это «сезонное слово» (киго), которое связывает стихотворение с временем года. Иногда эти слова с трудом распознаются иностранцами, но японцам они все известны. Сейчас в японских сетях отыскиваются подробные базы данных киго, некоторые насчитывают тысячи слов.

В вышеприведенном хайку о вороне сезонное слово очень простое — «осень». Колорит этого стихотворения — очень темный, подчеркнутый атмосферой осеннего вечера, буквально «сумерек осени», то есть черное на фоне сгущающихся сумерек.

Посмотрите, как изящно Басё вводит обязательную примету сезона в стихотворение о разлуке:

За колосок ячменя
Я схватился, ища опоры...
Как труден разлуки миг!

«Колосок ячменя» прямо указывает на конец лета.

Или в трагическом стихотворении поэтессы Тиё-ни на смерть маленького сына:

О мой ловец стрекоз!
Куда в неведомой стране
Ты нынче забежал?

«Стрекоза» — сезонное слово для лета.

Еще одно «летнее» стихотворение Басё:

Летние травы!
Вот они, воинов павших
Грезы о славе...

Басё называют поэтом странствий: он много бродил по Японии в поисках истинных хайку, причем, отправляясь в путь, не заботился о еде, ночлеге, бродягах, превратностях пути в глухих горах. В пути его сопровождал страх смерти. Знаком этого страха стал образ «Костей, белеющих в поле» — так называлась первая книга его поэтического дневника, написанного в жанре хайбун («проза в стиле хайку»):

Может быть, кости мои
Выбелит ветер... Он в сердце
Холодом мне дохнул.

После Басё тема «смерть в пути» стала канонической. Вот его последнее стихотворение «Предсмертная песня»:

В пути я занемог,
И все бежит, кружит мой сон
По выжженным полям.

Подражая Басё, поэты хайку перед смертью всегда слагали «последние строфы».

«Истинные» (макото-но) стихи Басё, Бусона, Иссы близки нашим современникам. Историческая дистанция как бы снята в них благодаря неизменности языка хайку, его формульной природы, сохранявшейся на протяжении всей истории жанра с ХV века до нынешнего дня.

Главное в миросозерцании хайкаиста — острая личная заинтересованность в форме вещей, их сущности, связях. Вспомним слова Басё: «Учись у сосны, что такое сосна, учись у бамбука, что такое бамбук». Японскими поэтами культивировалось медитативное созерцание природы, вглядывание в предметы, окружающие человека в мире, в бесконечный круговорот вещей в природе, в ее телесные, чувственные черты. Цель поэта — наблюдать природу и интуитивно усматривать ее связи с миром человека; хайкаисты отвергали безо́бразность, беспредметность, утилитарность, абстрагирование.

Басё создал не только стихи хайку и прозу хайбун, но и образ поэта-странника — благородного мужа, внешне аскетичного, в нищем платье, далекого от всего мирского, но и осознающего печальную сопричастность ко всему, происходящему в мире, проповедующего сознательное «опрощение». Поэту хайку свойственна одержимость странствиями, дзен-буддийское умение великое воплощать в малом, осознание бренности мира, хрупкости и измен­чивости жизни, одиночества человека во вселенной, терпкой горечи бытия, ощущение неразрывности природы и человека, сверхчувствительность ко всем явлениям природы и смене времен года.

Идеал такого человека — бедность, простота, искренность, состояние духовной сосредоточенности, необходимое для постижения вещей, но и легкость, прозрачность стиха, умение изображать вечное в текущем.

В конце этих заметок приведем два стихотворения Иссы — поэта, который с нежностью относился ко всему малому, хрупкому, беззащитному:

Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи,
Вверх, до самых высот!

Укрывшись под мостом,
Спит зимней снежной ночью
Бездомное дитя.  

arzamas.academy

Сборник Русских Стихов На Японский Лад.

Плачет девушка около Фудзи, под сакурой. Кутается в зябкое кимоно.

Вся в слезах, и в лепестках сакуры, перепачканное лицо

Дышит на ладошки, в руках засохшая икебана, сад камней укрыт снегом.

Потеряла лицо Таня-сан- 
Плачет о мяче, укатившемся в пруд. 
Возьми себя в руки 
Дочь самурая.


Рисовую лепёшку

испёк самурай.

Кого угостить?

Самурай,самурай,

кого хочешь выбирай.


Сын быка движется

неровной походкой.

Вздохни полной грудью-

кончается татами,

паденья не избежать.


Девочка и мальчик вместе

Гуляют по саду камней.

Тили-тили — рисовая похлёбка.

Будущие муж и жена.

Строгий этикет самурая:

Строгий этикет самурая:

Кто ругательным словом

обзывается

Тот сам называется так.


Вышел из тумана

Месяц с лицом самурая.

Обнажил меч из кармана

кимоно.

Внимательно вглядись

в траву—

Здесь сидел зелёный кузнечик, похожий на плод огурца.

Ай да лягушка.


Сын серого гозла жил

у старой женщины.

В бамбуковую рощу

ушёл пастись

Изменчиво всё в этом мире,

вечны лишь рожки да ножки.


Поведай нам о своих

странствиях.

Чижик-Пыжик-сан.

Видел ли дальние реки?

Пил ли горячий сакэ?



Собрались простолюдины—

кому водить?

С громкой речью шагает вперёд

Шишел-Мышел-сан.



Сын быка движется

неровной походкой.

Вздохни полной грудью-

кончается татами,

падения не избежать.


Девочка и мальчик вместе

гуляют по саду камней.

Тили-тили—рисовая похлёбка.

Будущие муж и жена.


Игривая летняя муха

Села на варение из сакуры.

Вот и закончилось хайку.


Жили у старой женщины 
Два сына самурая. 
Один всегда пьяный, другой- игрок, два весёлых самурая.


Сын серого козла жил у старой женщины. 
В бамбуковую рощу ушел пастись. 
Изменчиво всё в этом мире, вечны лишь рожки да ножки.



Братья Эникэ и Беникэ 
Лакомились суши. 
Чем бы ни тешилось дитя, лишь бы не пило сакэ.


Пожилая женщина

Сеет рис на склоне Фудзи. 
Ох.


Кошка скончалась. 
Мех уж не тот на хвосте. 
Помалкивай или отведай.


Жадный человек подобен говяжьему мясу, 
Барабану далекой Турции, 
Солёному плоду огурца.


Рисовую лепешку испёк самурай. 
Кого угостить? 
Самурай, самурай, кого хочешь, выбирай.


Чичичи, ловкая древесная обезьяна, 
Помогает продавцу кирпичей, дергает веревку. 
Дивные звуки.



Пляшут на одной ножке довольные торговцы рисом — 
Обманули неумного ронина
На четыре кулака.



Невозмутимости учит дзенская мудрость: 
Обидные слова, что говоришь ты про меня — 
На себя переводишь.


Ить, ни, сан, си, го — беспечен гуляющий заяц. 
Попал под удары охотничьих нунчак. 
Шлёп-шлёп, ой-ой-ой.


Игривая летняя муха 
Села на варенье из сакуры. 
Вот и закончилась хайку.

Я спросил у сакуры,
Где та гейша, которая разбила мне сердце.
Сакура не ответила.
И это хорошо.
В нашем роду и так полно психов,
Которые говорят с деревьями и травой.


Маленькая ель родилась в лесу.
В лесу и росла, укутанная снежком.
Приехал самурай, рубит ее мечом
Никак.
Двое их в лесу тупых – он и меч.


Теплая валяная обувь, теплая валяная обувь…
Неподшитая, старая…
Приличная японская девушка не пойдет в такой на свидание.
Как здорово, что я неприличная!
И как здорово, что не девушка!


Гоп-стоп… Мы те, кто подходит из-за угла храма.
Гоп-стоп… Эта гейша взяла на себя слишком много.
Сёма-сан, пусть твой меч попробует ее тело.
Осторожно! У нее искусственное сердце из стали.


Исчезли ромашки, вымерзли лютики.
От горьких слов застыла вода в реке.
Почему гейши любят только красивых?
Почему остальные должны платить и платить?


Мохнатый шмель на душистую ветку сакуры.
Серая цапля на крышу дома в Киото.
Самурайская дочь – на бюллетень.
Не стоит находиться рядом,
Когда отец тренируется с бамбуковой палкой.


Вот кто-то спускается с горы Фудзи.
Наверно, это тот, кто мне мил.
На нем зеленое кимоно.
На мне белое,
И рукава завязаны сзади.


Неуклюжие пешеходы бегут по лужам.
Вода рекой течет по асфальту. Сезон дождей. 
В префектуре Исемидзу непогода и полная тишина.
Там не разрешают петь на улицах крокодилам.


Не слышны в саду камней даже шорохи.
Все здесь замерло до утра, кроме нас.
Что ты, милая, смотришь искоса?
Боишься, на спине будут вмятины от камней?


Пожилая женщина
Сеет горох на склоне Фудзи.
Ох.


Стихи Агнии Барто в стиле хокку (японские трехстишия).

Бычок, раскачиваясь, идет по наклонной плоскости.
Горе тебе, несчастное парнокопытное, недаром ты вздыхаешь на ходу.
Скоро придет конец досочке, а вместе с ней и тебе.

Мишку расчленили и сбросили с большой высоты.
Но я не брошу бедного мишку, он хороший.
На его месте должен быть я.

Хозяйка оставила своего зайку под дождем.
Бедный зайка не смог слезть со скамейки, и дождь замочил его до нитки.
Хозяйка поступила с ним плохо, но зато теперь зайку не надо стирать.

Спать пора. Ослик спит в кровати, бычок — в коробке.
И только слону не до сна. Он увидел слониху.
Слон качает головой, чтобы показать ей, что он с приветом.

У реки раздаются страшные вопли.
Это девочка Таня, заигравшись, обронила в речку свой мячик.
Утешся, бедное дитя, неужто тебе неведом закон Архимеда?

С Фудзиямы спускается кто-то. 
Это кажется мой самурай. 
Меч под его кимоно с ума меня сводит…


Вдали от глаз завистников, 
Втихаря помочусь, 
На колесо истории…


Огонь сакэ, с восходом солнца, 
Блуждавший по горящим трубам, 
Рассолом был локализован.


Зазвонил неприятно будильник, 
Врасплох меня застав, 
С ответом пришлось задержаться.


Проснулся без настроения, 
Не с той ноги видимо встал. 
Обе не несут после вчерашнего.


Хозяйство удалили вместо грыжи, 
Ошибки в хирургии неизбежны, 
Не все врачи отличники в учёбе.


Семейный дуэт: 
Долг супружеский, 
Исполнен впервые. На бис.

Я самурай любил свою лошадку,
Причёсывал ей шёрстку гладко,
Гребешком разглаживал хвостик
И верхом мчался в бой за сегуна!

Наш самурай сидит и громко плачет:
Уронил в речку меч катану.
— Тише, самураюшка, не плачь:
Пора доставать утонувший меч.

Просмотры: 781

Поделиться ссылкой:

Похожее

masakaru.ru

Мацуо Басе - Избранные хокку. Читать стихи

Не слишком мне подражайте!
Взгляните, что толку в сходстве таком?
Две половинки дыни. Ученикам

* * *

Хочется хоть раз
В праздник сходить на базар
Купить табаку

* * *

"Осень уже пришла!"-
Шепнул мне на ухо ветер,
Подкравшись к подушке моей.

* * *

Стократ благородней тот,
Кто не скажет при блеске молнии:
"Вот она наша жизнь!"

* * *

Все волнения, всю печаль
Своего смятенного сердца
Гибкой иве отдай.

* * *

Какою свежестью веет
От этой дыни в каплях росы,
С налипшей влажной землёю!

* * *

В саду, где раскрылись ирисы,
Беседовать с старым другом своим,-
Какая награда путнику!

* * *

Холодный горный источник.
Горсть воды не успел зачерпнуть,
Как зубы уже заломило

* * *

Вот причуда знатока!
На цветок без аромата
Опустился мотылёк.

* * *

А ну скорее, друзья!
Пойдём по первому снегу бродить,
Пока не свалимся с ног.

* * *

Вечерним вьюнком
Я в плен захвачен... Недвижно
Стою в забытьи.

* * *

Иней его укрыл,
Стелит постель ему ветер...
Брошенное дитя.

* * *

В небе такая луна,
Словно дерево спилено под корень:
Белеет свежий срез.

* * *

Желтый лист плывет.
У какого берега, цикада,
Вдруг проснешься ты?

* * *

Как разлилась река!
Цапля бредет на коротких ножках
По колено в воде.

* * *

Как стонет от ветра банан,
Как падают капли в кадку,
Я слышу всю ночь на пролет. В хижине, крытой тростником

* * *

Ива склонилась и спит.
И кажется мне, соловей на ветке...
Это ее душа.

* * *

Топ-топ - лошадка моя.
Вижу себя на картине -
В просторе летних лугов.

* * *

Послышится вдруг "шорх-шорх".
В душе тоска шевельнется...
Бамбук в морозную ночь.

* * *

Бабочки полет
Будит тихую поляну
В солнечных лучах.

* * *

Как свищет ветер осенний!
Тогда лишь поймете мои стихи,
Когда заночуете в поле.

* * *

И осенью хочется жить
Этой бабочке: пьет торопливо
С хризантемы росу.

* * *

Цветы увяли.
Сыплются, падают семена,
Как будто слезы...

* * *

Порывистый листовой
Спрятался в рощу бамбука
И понемногу утих.

* * *

Внимательно вглядись!
Цветы пастушьей сумки
Увидишь под плетнем.

* * *

О, проснись, проснись!
Стань товарищем моим,
Спящий мотылек!

* * *

На землю летят,
Возвращаются к старым корням...
Разлука цветов! Памяти друга

* * *

Старый пруд.
Прыгнула в воду лягушка.
Всплеск в тишине.

* * *

Праздник осенней луны.
Кругом пруда и опять кругом,
Ночь напролет кругом!

* * *

Вот все, чем богат я!
Легкая, словно жизнь моя,
Тыква-горлянка. Кувшин для хранения зерна

* * *

Первый снег под утро.
Он едва-едва прикрыл
Листики нарцисса.

* * *

Вода так холодна!
Уснуть не может чайка,
Качаясь на волне.

* * *

С треском лопнул кувшин:
Ночью вода в нем замерзла.
Я пробудился вдруг.

* * *

Луна или утренний снег...
Любуясь прекрасным, я жил, как хотел.
Вот так и кончаю год.

* * *

Облака вишневых цветов!
Звон колокольный доплыл... Из Уэно
Или Асакуса?

* * *

В чашечке цветка
Дремлет шмель. Не тронь его,
Воробей-дружок!

* * *

Аиста гнездо на ветру.
А под ним - за пределами бури -
Вишен спокойный цвет.

* * *

Долгий день на пролет
Поет - и не напоется
Жаворонок весной.

* * *

Над простором полей -
Ничем к земле не привязан -
Жаворонок звенит.

* * *

Майские льют дожди.
Что это? Лопнул на бочке обод?
Звук неясный ночной...

* * *

Чистый родник!
Вверх побежал по моей ноге
Маленький краб.

* * *

Нынче выпал ясный день.
Но откуда брызжут капли?
В небе облака клочок.

* * *

Будто в руки взял
Молнию, когда во мраке
Ты зажег свечу. В похвалу поэту Рика

* * *

Как быстро летит луна!
На неподвижных ветках
Повисли капли дождя.

* * *

Важно ступает
Цапля по свежему жниву.
Осень в деревне.

* * *

Бросил на миг
Обмолачивать рис крестьянин,
Глядит на луну.

* * *

В чарку с вином,
Ласточки, не уроните
Глины комок.

* * *

Здесь когда-то замок стоял...
Пусть мне первый расскажет о нем
Бьющий в старом колодце родник.

* * *

Как летом густеет трава!
И только у однолиста
Один-единственный лист.

* * *

О нет, готовых
Я для тебя сравнений не найду,
Трехдневный месяц!

* * *

Неподвижно висит
Темная туча в полнеба...
Видно, молнию ждет.

* * *

О, сколько их на полях!
Но каждый цветет по-своему -
В этом высший подвиг цветка!

* * *

Жизнь свою обвил
Вкруг висячего моста
Этот дикий плющ.

* * *

Одеяло для одного.
И ледяная, черная
Зимняя ночь... О, печаль! Поэт Рика скорбит о своей жене

* * *

Весна уходит.
Плачут птицы. Глаза у рыб
Полны слезами.

* * *

Далекий зов кукушки
Напрасно прозвучал. Ведь в наши дни
Перевелись поэты.

* * *

Тоненький язычок огня, -
Застыло масло в светильнике.
Проснешься... Какая грусть! На чужбине

* * *

Запад, Восток -
Всюду одна и та же беда,
Ветер равно холодит. Другу, уехавшему на Запад

* * *

Даже белый цветок на плетне
Возле дома, где не стало хозяйки,
Холодом обдал меня. Осиротевшему другу

* * *

Ветку что ли обломил
Ветер, пробегая в соснах?
Как прохладен плеск воды!

* * *

Вот здесь в опьяненье
Уснуть бы, на этих речных камнях,
Поросших гвоздикой...

* * *

Снова встают с земли,
Тускнея во мгле, хризантемы,
Прибитые сильным дождем.

* * *

Молись о счастливых днях!
На зимнее дерево сливы
Будь сердцем своим похож.

* * *

В гостях у вишневых цветов
Я пробыл ни много ни мало -
Двадцать счастливых дней.

* * *

Под сенью вишневых цветов
Я, словно старинной драмы герой,
Ночью прилег уснуть.

* * *

Сад и гора вдали
Дрогнули, движутся, входят
В летний раскрытый дом.

* * *

Погонщик! Веди коня
Вон туда, через поле!
Там кукушка поет.

* * *

Майские дожди
Водопад похоронили -
Залили водой.

* * *

Летние травы
Там, где исчезли герои,
Как сновиденье. На старом поле битвы

* * *

Островки...Островки...
И на сотни осколков дробится
Море летнего дня.

* * *

Какое блаженство!
Прохладное поле зеленого риса...
Воды журчанье...

* * *

Тишина кругом.
Проникают в сердце скал
Голоса цикад.

* * *

Ворота Прилива.
Омывает цаплю по самую грудь
Прохладное море.

* * *

Сушатся мелкие окуньки
На ветках ивы...Какая прохлада!
Рыбачьи хижины на берегу.

* * *

Пестик из дерева.
Был ли он ивой когда-то,
Был ли камелией?

* * *

Праздник встречи двух звезд.
Даже ночь накануне так непохожа
На обычную ночь! Накануне праздника Ташибама

* * *

Бушует морской простор!
Далеко, до острова Садо,
Стелется Млечный Путь.

* * *

Со мной под одною кровлей
Две девушки... Ветки хаги в цвету
И одинокий месяц. В гостинице

* * *

Как пахнет зреющий рис!
Я шел через поле, и вдруг -
Направо залив Арисо.

* * *

Содрогнись, о холм!
Осенний ветер в поле -
Мой одинокий стон. Перед могильным холмом рано умершего поэта Иссе

* * *

Красное-красное солнце
В пустынной дали... Но леденит
Безжалостный ветер осенний.

* * *

Сосенки... Милое имя!
Клонятся к сосенкам на ветру
Кусты и осенние травы. Местность под названием Сосенки

* * *

Равнина Мусаси вокруг.
Ни одно не коснется облако
Дорожной шляпы твоей.

* * *

Намокший, идет под дождем,
Но песни достоин и этот путник,
Не только хаги в цвету.

* * *

О беспощадный рок!
Под этим славным шлемом
Теперь сверчок звенит.

* * *

Белее белых скал
На склонах каменной горы
Осенний этот вихрь!

* * *

Прощальные стихи
На веере хотел я написать -
В руках сломался он. Расставаясь с другом

* * *

Где ты, луна, теперь?
Как затонувший колокол,
Скрылась на дне морском. В бухте Цуруга, где некогда затонул колокол

* * *

Бабочкой никогда
Он уже не станет... Напрасно дрожит
Червяк на осеннем ветру.

* * *

Домик в уединенье.
Луна... Хризантемы... В придачу к ним
Клочек небольшого поля.

* * *

Холодный дождь без конца.
Так смотрит продрогшая обезьянка,
Будто просит соломенный плащ.

* * *

Зимняя ночь в саду.
Ниткой тонкой - и месяц в небе,
И цикады чуть слышный звон.

* * *

Монахини рассказ
О прежней службе при дворе...
Кругом глубокий снег. В горной деревне

* * *

Дети, кто скорей?
Мы догоним шарики
Ледяной крупы. Играю с детьми в горах

* * *

Скажи мне, для чего,
О, ворон, в шумный город
Отсюда ты летишь?

* * *

Как нежны молодые листья
Даже здесь, на сорной траве
У позабытого дома.

* * *

Камелии лепестки...
Может быть, соловей уронил
Шапочку из цветов?

* * *

Листья плюща...
Отчего-то их дымный пурпур
О былом говорит.

* * *

Замшелый могильный камень.
Под ним - наяву это или во сне? -
Голос шепчет молитвы.

* * *

Все кружится стрекоза...
Никак зацепиться не может
За стебли гибкой травы.

* * *

Ты не думай с презреньем:
"Какие мелкие семена!"
Это ведь красный перец.

* * *

Сначала покинул траву...
Потом деревья покинул...
Жаворонка полет.

* * *

Колокол смолк в далеке,
Но ароматом вечерних цветов
Отзвук его плывет.

* * *

Чуть дрожат паутинки.
Тонкие нити травы сайко
В полумраке трепещут.

* * *

Роняя лепестки,
Вдруг пролил горсточку воды
Камелии цветок.

* * *

Ручеек чуть заметный.
Проплывают сквозь чащу бамбука
Лепестки камелий.

* * *

Майский дождь бесконечный.
Мальвы куда-то тянутся,
Ищут дорогу солнца.

* * *

Слабый померанца аромат.
Где?.. Когда?.. В каких полях, кукушка,
Слышал я твой перелетный крик?

* * *

Падает с листком...
Нет, смотри! На полдороге
Светлячок вспорхнул.

* * *

И кто бы мог сказать,
Что жить им так недолго!
Немолчный звон цикад.

* * *

Хижина рыбака.
Замешался в груду креветок
Одинокий сверчок.

* * *

Белый волос упал.
Под моим изголовьем
Не смолкает сверчок.

* * *

Больной опустился гусь
На поле холодной ночью.
Сон одинокий в пути.

* * *

Даже дикого кабана
Закружит, унесет с собою
Этот зимний вихрь полевой!

* * *

Уж осени конец,
Но верит в будущие дни
Зеленый мандарин.

* * *

Переносный очаг.
Так, сердце странствий, и для тебя
Нет покоя нигде. В дорожной гостинице

* * *

Холод пробрал в пути.
У птичьего пугала, что ли,
В долг попросить рукава?

* * *

Стебли морской капусты.
Песок заскрипел на зубах...
И вспомнил я, что старею.

* * *

Поздно пришел мандзай
В горную деревушку.
Сливы уже зацвели.

* * *

Откуда вдруг такая лень?
Едва меня сегодня добудились...
Шумит весенний дождь.

* * *

Печального, меня
Сильнее грустью напои,
Кукушки дальний зов!

* * *

В ладоши хлопнул я.
А там, где эхо прозвучало,
Бледнеет летняя луна.

* * *

Друг мне в подарок прислал
Рису, а я его пригласил
В гости к самой луне. В ночь полнолуния

* * *

Глубокой стариной
Повеяло... Сад возле храма
Засыпан палым листом.

* * *

Так легко-легко
Выплыла - и в облаке
Задумалась луна.

* * *

Кричат перепела.
Должно быть, вечереет.
Глаз ястреба померк.

* * *

Вместе с хозяином дома
Слушаю молча вечерний звон.
Падают листья ивы.

* * *

Белый грибок в лесу.
Какой-то лист незнакомый
К шляпке его прилип.

* * *

Какая грусть!
В маленькой клетке подвешен
Пленный сверчок.

* * *

Ночная тишина.
Лишь за картиной на стене
Звенит-звенит сверчок.

* * *

Блестят росинки.
Но есть у них привкус печали,
Не позабудьте!

* * *

Верно, эта цикада
Пеньем вся изошла? -
Одна скорлупка осталась.

* * *

Опала листва.
Весь мир одноцветен.
Лишь ветер гудит.

* * *

Скалы среди криптомерий!
Как заострил их зубцы
Зимний холодный ветер!

* * *

Посадили деревья в саду.
Тихо, тихо, чтоб их ободрить,
Шепчет осенний дождь.

* * *

Чтоб холодный вихрь
Ароматом напоить, опять раскрылись
Поздней осенью цветы.

* * *

Все засыпал снег.
Одинокая старуха
В хижине лесной.

* * *

Уродливый ворон -
И он прекрасен на первом снегу
В зимнее утро!

* * *

Словно копоть сметает,
Криптомерий вершины треплет
Налетевшая буря.

* * *

Рыбам и птицам
Не завидую больше... Забуду
Все горести года. Под новый год

* * *

Всюду поют соловьи.
Там - за бамбуковой рощей,
Тут - перед ивой речной.

* * *

С ветки на ветку
Тихо с бегают капли...
Дождик весенний.

* * *

Через изгородь
Сколько раз перепорхнули
Крылья бабочки!

* * *

Плотно закрыла рот
Раковина морская.
Невыносимый зной!

* * *

Только дохнет ветерок -
С ветки на ветку ивы
Бабочка перепорхнет.

* * *

Ладят зимний очаг.
Как постарел знакомый печник!
Побелели пряди волос.

* * *

Год за годом все то же:
Обезьяна толпу потешает
В маске обезьяны.

* * *

Не успела отнять руки,
Как уже ветерок весенний
Поселился в зеленом ростке. Посадка риса

* * *

Кукушка вдаль летит,
А голос долго стелется
За нею по воде.

* * *

Дождь набегает за дождем,
И сердце больше не тревожат
Ростки на рисовых полях.

* * *

Погостила и ушла
Светлая луна... Остался
Стол о четырех углах. Памяти поэта Тодзюна

* * *

Первый грибок!
Еще, осенние росы,
Он вас не считал.

* * *

Примостился мальчик
На седле, а лошадь ждет.
Собирают редьку.

* * *

Утка прижалась к земле.
Платьем из крыльев прикрыла
Голые ноги свои...

* * *

Обметают копоть.
Для себя на этот раз
Плотник полку ладит. Перед Новым годом

* * *

О весенний дождь!
С кровли ручейки бегут
Вдоль осиных гнезд.

* * *

Под раскрытым зонтом
Пробираюсь сквозь ветви.
Ивы в первом пуху.

* * *

С неба своих вершин
Одни лишь речные ивы
Еще проливают дождь.

* * *

Пригорок у самой дороги.
На смену погасшей радуге -
Азалии в свете заката.

* * *

Молния ночью во тьме.
Озера гладь водяная
Искрами вспыхнула вдруг.

* * *

По озеру волны бегут.
Одни о жаре сожалеют
Закатные облака.

* * *

Уходит земля из под ног.
За легкий колос хватаюсь...
Разлуки миг наступил. Прощаясь с друзьями

* * *

Весь мой век в пути!
Словно вскапываю маленькое поле,
Взад-вперед брожу.

* * *

Прозрачный водопад...
Упала в светлую волну
Сосновая игла.

* * *

Повисло на солнце
Облако... Вкось по нему -
Перелетные птицы.

* * *

Не поспела гречиха,
Но потчуют полем в цветах
Гостя в горной деревне.

* * *

Конец осенним дням.
Уже разводит руки
Каштана скорлупа.

* * *

Чем же там люди кормятся?
Домик прижался к земле
Под осенними ивами.

* * *

Аромат хризантем...
В капищах древней Нары
Темные статуи будд.

* * *

Осеннюю мглу
Разбила и гонит прочь
Беседа друзей.

* * *

О этот долгий путь!
Сгущается сумрак осенний,
И - ни души кругом.

* * *

Отчего я так сильно
Этой осенью старость почуял?
Облака и птицы.

* * *

Осени поздней пора.
Я в одиночестве думаю:
"А как живет мой сосед?"

* * *

В пути я занемог.
И все бежит, кружит мой сон
По выжженным полям. Предсмертная песня

* * *
Стихи из путевых дневников

Может быть, кости мои
Выбелит ветер -Он в сердце
Холодом мне дохнул. Отправляясь в путь

* * *

Грустите вы, слушая крик обезьян!
А знаете ли, как плачет ребенок,
Покинутый на осеннем ветру?

* * *

Безлунная ночь. Темнота.
С криптомерией тысячелетней
Схватился в обнимку вихрь.

* * *

Лист плюща трепещут.
В маленькой роще бамбука
Ропщет первая буря.

* * *

Ты стоишь нерушимо, сосна!
А сколько монахов отжило здесь,
Сколько вьюнков отцвело... В саду старого монастыря

* * *

Роняет росинки - ток-ток -
Источник, как в прежние годы...
Смыть бы мирскую грязь! Источник, воспетый Сайгё

* * *

Сумрак над морем.
Лишь крики диких уток вдали
Смутно белеют.

* * *

Весеннее утро.
Над каждым холмом безымянным
Прозрачная дымка.

* * *

По горной тропинке иду.
Вдруг стало мне отчего-то легко.
Фиалки в густой траве.

* * *

Из сердцевины пиона
Медленно выползает пчела...
О, с какой неохотой! Покидая гостеприимный дом

* * *

Молодой конек
Щиплет весело колосья.
Отдых на пути.

* * *

До столицы - там, вдали, -
Остается половина неба...
Снеговые облака. На горном перевале

* * *

Солнце зимнего дня,
Тень моя леденеет
У коня на спине.

* * *

Ей только девять дней.
Но знают и поля и горы:
Весна опять пришла.

* * *

Паутинки в вышине.
Снова образ Будды вижу
На подножии пустом. Там, где когда-то высилась статуя Будды

* * *

В путь! Покажу я тебе,
Как в далеком Ёсино вишни цветут,
Старая шляпа моя.

* * *

Едва-едва я добрел,
Измученный, до ночлега...
И вдруг - глициний цветы!

* * *

Парящих жаворонков выше
Я в небе отдохнуть присел -
На самом гребне перевала.

* * *

Вишни у водопада...
Тому, кто доброе любит вино,
Снесу я в подарок ветку. Водопад "Ворота Дракона"

* * *

Словно вешний дождь
Бежит под навесом ветвей...
Тихо шепчет родник. Ручей возле хижины, где жил Сайгё

* * *

Ушедшую весну
В далекой гавани Вака
Я наконец догнал.

* * *

В день рождения Будды
Он родился на свет,
Маленький олененок.

* * *

Увидел я раньше всего
В лучах рассвета лицо рыбака,
А после - цветущий мак.

* * *

Там, куда улетает
Крик предрассветный кукушки,
Что там? - Далекий остров.

ollam.ru

Японские стихи по мотивам советских стихотворений для детей | Блогер Fox07 на сайте SPLETNIK.RU 4 июля 2013

Опубликовано пользователем сайта

Круто! Fox07

Внимательно вглядись в траву-
Здесь сидел зеленый кузнечик, похожий на плод огурца
Ай да лягушка

☺☺☺

Девочка и мальчик вместе гуляют по саду камней.
Тили-тили-рисовая похлебка,
Будующие муж и жена

☺☺☺

Потеряла лицо Таня-тян - 
Плачет о мяче, укатившемся в пруд.
Возьми себя в руки, дочь самурая

☺☺☺

Кошка скончалась.
Мех уж не тот на хвосте.
Помалкивай или отведай.

☺☺☺

Жили у старой женщины две рыбы фугу.
Одна белая другая серая-две веселых рыбы

☺☺☺

Строг этикет самурая:
Кто ругательным словом обзывается -
Тот сам называется так.

☺☺☺

Поведай нам о своих странствиях, Чижик-пыжик-сан -
Видел ли дальние реки?
Пил ли горячий сакэ?

☺☺☺

Сын быка движется неровной походкой.
Вздохни полной грудью - кончаются татами,
Падения не избежать.


☺☺☺


Собрались простолюдины - кому водить?
С громкой речью шагает вперед
Шишел-мышел-сан.

☺☺☺

Рисовую лепешку испёк самурай.
Кого угостить?
Самурай, самурай, кого хочешь выбирай.

☺☺☺

Пожилая женщина
Сеет горох на склоне Фудзи.
Ох.

☺☺☺

Сын серого козла жил у старой женщины.
В бамбуковую рощу ушел пастись.
Изменчиво всё в этом мире, вечны лишь рожки да ножки.

☺☺☺

Греко-семпай, переправляясь через воды Нагары,
Заметил рака у берега...
Бедняга лишился руки из-за опрометчивости!

☻☻☻

Оставьте свой голос:

www.spletnik.ru

Стихи хайку (хокку). Японские трёхстишья.

Хайку это стиль классических лирических японских стихотворений вака, получивший распространение с 16 века.

Особенности и примеры хайку

В отдельный жанр этот вид поэзии, называвшийся тогда хокку, оформился в 16 столетии; нынешнее название данный стиль получил в 19 веке благодаря поэту Масаока Сики. Известнейшим поэтом хайку во всем мире признан Мацуо Басё.

Читать хайку Басе:

Как завидна их судьба!

К северу от суетного мира

Вишни зацвели в горах!

***

Осеннюю мглу

Разбила и гонит прочь

Беседа друзей

Строение и стилистические особенности жанра хайку (хокку)

Настоящее японское хайку представляет собой 17 слогов, которые образуют одну колонку иероглифов. Специальными разграничивающими словами   кирэдзи (яп. «режущее слово») — стих хайку разбивается в пропорции 12:5 на 5-ом слоге, или на 12-ом.

Хайку на японском (Басё):

かれ朶に烏の とまりけり 秋の暮

Караээда никарасу но томарикэри аки но курэ

На голой ветке

Ворон сидит одиноко.

Осенний вечер.

При переводе стихов хайку на языки западных стран кирэдзи заменяют разрывом строки, поэтому хайку принимают вид трёхстишия. Среди хайку очень редко можно встретить и стихи, состоящие из двух строк, составленные в отношении 2:1. Нынешние хайку, которые составлены на языках стран запада, как правило, включают в себя менее 17-ти слогов, в то время как хайку, написанные на русском языке могут иметь большую длину.

В оригинальном хайку особое значение имеет образ, связанный с природой, который сопоставляется с человеческой жизнью. В стихе обозначают время года, применяя необходимое сезонное слово киго. Хайку составляют лишь в настоящем времени: автор пишет о своих личных ощущениях от только что произошедшего события. У классического хокку отсутствует название и оно не использует распространенные в поэзии запада художественно-выразительные средства (например, рифму), но применяет некоторые особые приёмы, созданные национальной поэзией Японии. Мастерство создания стихов хайку заключается в искусстве в трех строках описать свое чувство или мгновение жизни. В японском трехстишии каждое слово и любой образ на счету, они имеют больщое значение и ценность. Основное правило хайку -  выразить все свои чувства, применяя минимум слов.

В сборниках хокку каждый стих зачастую размещается на индивидуальной странице. Так делают для того, чтобы читатель смог сосредоточенно, без спешки, прочувствовать атмосферу хайку.

Фотография хайку на японском

Хокку видео

Видео с примерами японской поэзии про сакуру.

Интересные статьи по теме: Описание японской культуры

Жанр статьи - Культура Японии

jamato.ru

Хайку — Википедия

Это статья о японской поэзии, об операционной системе см. Haiku.

Ха́йку (яп. 俳句) — жанр традиционной японской лирической поэзии вака, известный с XIV века. В самостоятельный жанр эта поэзия, носившая тогда название хокку, выделилась в XVI веке; современное название было предложено в XIX веке поэтом Масаока Сики[1]. Поэт, пишущий хайку, называется хайдзин (яп. 俳人). Одним из самых известных представителей жанра был и до сих пор остаётся Мацуо Басё.

Оригинальное японское хайку состоит из 17 слогов, составляющих один столбец иероглифов[2] (впрочем, уже у Басё встречаются отступления от нормы слогового состава). Особыми разделительными словами — кирэдзи (яп. 切れ字 кирэдзи, «режущее слово») — текст хайку делится в отношении 12:5 — либо на 5-м слоге, либо на 12-м. При переводе хайку на западные языки традиционно — с самого начала XX века, когда такой перевод начал происходить, — местам возможного появления кирэдзи соответствует разрыв строки[3] и, таким образом, хайку записываются как трёхстишия. В 1970-е гг. американский переводчик хайку Хироаки Сато предложил в качестве более адекватного решения записывать переводы хайку как моностихи; вслед за ним канадский поэт и теоретик Кларенс Мацуо-Аллар заявил, что и оригинальные хайку, создаваемые на западных языках, должны быть однострочными. Крайне редко встречаются — среди переводных и оригинальных хайку — и двустрочные тексты, тяготеющие к слоговой пропорции 2:1. Что касается слогового состава хайку, то к настоящему времени и среди переводчиков хайку, и среди авторов оригинальных хайку на разных языках сторонники соблюдения 17-сложности (и/или схемы 5—7—5) остались в меньшинстве; по общему мнению большинства теоретиков, единая слоговая мера для хайку на разных языках невозможна, потому что языки значительно отличаются друг от друга средней длиной слов и, следовательно, информационной ёмкостью одинакового количества слогов[4]. Современные хайку, написанные на европейских языках, обычно короче 17 слогов (особенно англоязычные), тогда как русские хайку могут быть даже длиннее.

В классическом хайку центральное место занимает природный образ, явно или неявно соотнесённый с жизнью человека. При этом в тексте должно быть указание на время года — для этого в качестве обязательного элемента используется киго — «сезонное слово». Хайку пишут только в настоящем времени: автор записывает свои непосредственные впечатления от только что увиденного или услышанного. Традиционное хайку не имеет названия и не пользуется привычными для западной поэзии выразительными средствами (в частности, рифмой), однако использует ряд специфических приёмов, выработанных японской национальной традицией (например, какэкотоба (англ.)русск.). Искусство написания хайку — это умение в трех строках описать момент. В маленьком стихотворении каждое слово, каждый образ на счету, они приобретают особую весомость, значимость. Сказать много, используя лишь немного слов, — главный принцип хайку.

В сборниках хайку каждое стихотворение часто печатается на отдельной странице. Это делается для того, чтобы читатель мог вдумчиво, не торопясь, проникнуться атмосферой стихотворения.

Слово «хокку» (яп. 発句, «начальная строфа») первоначально означало начальную строфу другой японской поэтической формы — рэнга (яп. 連歌 рэнга, «нанизывание строф») — или первую строфу танка. С начала периода Эдо (XVII век) хокку стали существовать и как самостоятельные произведения. Термин «хайку» предложил поэт и критик Масаока Сики в конце XIX века для различения этих форм.

Хайку демократизировала японскую поэзию, освободив поэтическое творчество от свода правил и влияния героического и придворного эпоса. Поскольку хайку были новым явлением, не было ещё никаких канонических школ, и авторы хайку были намного свободнее в своём творческом поиске, чем поэты, писавшие пятистишия. Хайку привлекла в поэзию образованных, как бы «спустив» творчество вниз по социальной лестнице, сделав его доступным тем, кто не входил в высшие сословия. Это была настоящая демократическая революция в искусстве.

В своём становлении хайку прошла несколько этапов. Поэты Аракида Моритакэ (1465—1549) и Ямадзаки Сокан (1465—1553) представляли себе её как миниатюру чисто комического жанра. Заслуга превращения хайку в ведущий лирический жанр принадлежит Мацуо Басё (1644—1694).

С именем поэта и художника Ёса Бусона (1716—1783) связано расширение тематики хайку. Параллельно в XVIII веке развиваются комические миниатюры, выделившиеся в самостоятельный сатирико-юмористический жанр сэнрю (яп. 川柳 сэнрю:, фамилия популяризатора жанра). В конце XVIII — начале XIX веков Кобаяси Исса ввел в хайку социальные мотивы, демократизировал тематику жанра.

В конце XIX — начале XX веков Масаока Сики приложил к хайку заимствованный из живописи метод сясэй (яп. 写生 сясэй, «зарисовки с натуры»), способствовавший развитию реализма в жанре хайку.

Сегодня хайку продолжает быть популярным жанром поэзии. В дни празднования Нового года в Японии для привлечения удачи сочиняются хайку, посвящённые первому снегу в новом году или первому сну. Высока популярность образовательных телевизионных программ NHK о хайку.

枯朶(かれえだ)
(からす)のとまりけり
(あき)(くれ)

 (яп.)

На голой ветке
Ворон сидит одиноко.
Осенний вечер.

 (рус.)

かすみうごかぬ
(ひる)のねむたさ

 (яп.)

Не зыблется лёгкая дымка…
Сон затуманил глаза

 (рус.)

ながむとて
(はな)にもいたし
(くび)(ほね)

 (яп.)

Всё глазел на них,
Сакуры цветы, пока
Шею не свело

 (рус.)

С 1960-х гг. жанр хайку получил широкую популярность на Западе, особенно в англоязычных странах. Хотя каждая национальная литература создаёт свой собственный вариант хайку, потому что подчиняется поэтическим традициям и ритму своего языка, характерные для этого жанра черты прослеживаются в хайку, написанных на самых разных языках.

Известный переводчик японской поэзии Соколова-Делюсина говорила: «В японском трёхстишии собрана вся суть японской культуры».

Ясунари Кавабата: «Слова в хокку одни и те же, но жизнь безостановочна, и, стало быть, одни и те же слова не могут быть одними и теми же словами. Не может одно и то же слово прозвучать дважды, как не может дважды омыть ваши ноги одна и та же река, как не может дважды повториться одна и та же весна. Иначе эти стихи не удовлетворяли бы столь взыскательному вкусу читателей стольких поколений, не волновали бы сердца наших современников».

Цураюки: «Люди, что живут в этом мире, опутаны густой зарослью мирских дел; и всё, что лежит у них на сердце, — всё это высказывают они в связи с тем, что они слышат и что они видят»

Сёё: «Это та правда, которую можно увидеть и услышать».

Хуан Рамон Хименес: «Чем же нас так привлекает это бессмертное искусство слагать стихи из нескольких строк, дошедшее к нам из глубины веков, эта магия немногословности: простотой слова, концентрацией мысли, глубиной воображения или своей душой?»

В наши дни появляется всё больше забавных и юмористических псевдохайку.[источник не указан 1016 дней] Например, героиня детского аниме-сериала «Дэко боко фурэндзу» (яп. でこぼこフレンズ) Фудзи Обаба (яп. ふじおばば) любит и пишет «хайку». Авторы псевдохайку используют форму 5-7-5, наполняя её далеким от стандартов хайку содержанием.[источник не указан 1016 дней]

  1. ↑ Higginson, William J. The Haiku Handbook, Kodansha International, 1985, ISBN 4-7700-1430-9, p.20
  2. ↑ Lanoue, David G. Issa, Cup-of-tea Poems: Selected Haiku of Kobayashi Issa, Asian Humanities Press, 1991, ISBN 0-89581-874-4 p.8
  3. ↑ Higginson, William J. The Haiku Handbook, Kodansha International, 1985, ISBN 4-7700-1430-9, p.102
  4. Наталия Леви. Как писать хайку на русском языке (неопр.). МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНКУРС ХАЙКУ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ. — «Вопрос о количестве слогов в хайку, написанном на русском и других языках, уже давно считается решенным. Русские слоги и звуковые единицы в японском – это разные вещи, можно лишь придерживаться общей схемы расположения слогов, помня про краткость и лаконичность. Пишите в три строки. Не превышайте формулу 5-7-5 больше чем в полтора раза, т.е. располагайте в каждой строчке не более 10 слогов.».

ru.wikipedia.org

Смешные стихи в стиле японских хокку по русски. - Юмор 37 регион

 

Заснул на рельсах я.
Что нынче уготовит
Судьба злодейка?

***

Сакуры белая ветвь
Тихо на землю легла.
Доволен я новой пилой.

***

Во, мля, в натуре,
епрст, и вааще.
Извини, что по-русски.

***

В стране восходящего солнца уж вишни отцвели,

А ты все весточки не подаешь,
Как бы не завяли помидоры.

***

Тpи самypая на зимнем ветpy
Саке распивают холодным
Лучше б мы взяли портвейна…

***

Подобен лyчy самypайский клинок-
И тот затупился
Проклятая килька в томате!!

***

Безжалостна глубь океана
Hо твари, скользящие в ней
Хороши к жигyлевскомy пивy

***

Что это там за потеха?
Опять эти пьяные гейши
Hасилyют бедного pикшy…

***

Тигpа свиpепого когти
Смелым дpyзьям не стpашны-
Двyм Рознблюмам и Кацy…

***

Часто в весеннем лесy
Пил Рихаpд Зоpге бамбyковый сок
И матом по-pyсски pyгался…

***

Птичьими тpелями yтpом pазбyжен
Hе нашел самypай ни меча, ни доспеха
Ладно хоть яйца на месте…

***

У статyи бyдды Амиды
Валяется пьяная гейша
Монах пpоходил-и тот не сдеpжался…

***

Меньше и меньше кpyгом самypаев
Вот и соседи недавно
Тоже свалили в Изpаиль…

***

Что же ты, гейша, лежишь нагишом?
Знаю, что жаpко, но я же теpплю
Видишь, тyлyп не снимаю!

***

Редки сyгpобы в пpедместьях Киото
Hо всё же не так, как саке из каpтошки
Моpдой в сyгpобе лежy…

***

Hынче опять y кpыльца
Сидят стаpички-камикадзе
Вспоминают минyвшие дни…

***

Каждyю ночь пеpед сном
Читаю Алмазнyю Сyтpy
Жена обломившись, pыдает…

***

Поймаю свеpчка — посажy
В бyтылкy с дешевым поpтвейном
Что ж не пиликаешь, сволочь?

***

Зонтик ажypный от солнца -
Все, что на мне из одежды
После похода в пивнyю…

***

Вот и пpишел Hовый Год
Hынче жена pасстаpалась
Зажаpив собакy в сметане…

***

Всем хоpоши самypайские жены:
Пpекpасны, как Аматэpаcy
Жаpят и паpят, но скалкой деpyтся изpядно…

***

Мальчик, пyскающий змея,
Hе знаешь ли, где вендиспансеp?
Счастливая детства поpа…

***

Соевым соyсом моpдy намажy
Сядy в кусты y доpоги
Чем я не нинзя? 

***

Да, нелегка самypайская жизнь
Hо делать себе хаpакиpи
Обидно, поевши пельменей…

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Подписаться

umor37.mirtesen.ru

Прикольное хокку - японское трехстишие на русский лад

Прикольное хокку - японское трехстишие  на русский лад

 

В красную книгу
Кто меня критикует
Сразу проситесь!

***

Платежная ведомость.
В стpочке, где имя мое --
Кpyпная сyмма!

***

Расцветали сакура и груша,поплыли туманы над горой Фудзи.
Выходила на берег девушка без одежды.
Заводила всех так, что бежали к ней толпами.

***

Не может быть гейш некрасивых.
Скорее – саке не хватает.
Японская мудрость

***

В голове - безмятежность
Вся мудрость
Ушла в зуб.

***

Час уж сидим на коленях,
Пьем чай, проникаемся Буддой.
Как ни крути, а водка полезней.

***

Радостно мне и светло,
Даже не хочется думать,
Что скоро закончится пиво...

***

Вновь подойду я к окошку,
Пригляжу - а на месте ли звезды?
И машина моя во дворе...

***

Старые раны мне
Вместо барометра -
Этак дешевле

***

В женскую баню зашел.
Голые груди у баб.
Вот оно – счастье!

***

Проснувшись утром,
Не забудь глаза открыть -
А то шишку набьешь

***

Грустную прозу
Этой жизни раскрашу
Красным креплёным

***

Плачет мальчик -
Растерял под осенним дождем
Своих покемонов.

***

Спрячь же свой меч самурай.
Выпей бутылку саке.
Пятница ведь наступила.

***

Пукнул во сне.
Спросонья подумал -
Война началась.

***

Сакуры нежный цветок
В водки стакан опустил.
Как хорошо!

***

Дом мамы жены.
Без шyтки я вpяд ли пpойдy.
Что показать ей?

***

Вода всё точит...
На пределе терпенье
Жду техника-сан

***

Строг этикет самурая:
Кто ругательным словом обзывается -
Тот сам называется так.

***

Подобен лучу самурайский клинок,
Но и он затупился -
Проклятая "Килька в томате"!

***

Жили у старой женщины
Две рыбы фугу.
Одна белая, другая серая - две веселых рыбы.

***

Подъезд ночной, подоконник.
Закончились суши в томате.
Саке остывает.

***

Чичичи, ловкая древесная обезьяна,
Помогает продавцу кирпичей, дергает веревку.
Дивные звуки.

***

Карпов крупою кормя,
Школьных друзей вспоминал –
Те же хвосты.

***

Пожилая женщина
Сеет горох на склоне Фудзи.
Ох.

***

Воздух московский
Удивительный. Его
Можно увидеть!

***

Сад наблюдая камней,
Думал о вечности я.
Очень устал.

***

Грохнулось все.
Я - синий Экран Смерти.
Твой вопль напрасен.

***

Ах, солярку не жги,
Быстроногий автобус-сан,
Не угнаться тебе за трамваем...

Глядя на камни в саду,
Вспомнил учителя я –
Редкий болван.

***

Потеряла лицо Таня-тян -
Плачет о мяче, укатившемся в пруд.
Возьми себя в руки, дочь самурая.

***

Выглянув в утренний сад,
Сакуру я увидал.
Скоро к врачу.

***

Терпеливо жди.
Сам по себе ты ничто.
Сеть отключилась.

 

 

1      2      3      4      5      6

 


Прикольные загадки для взрослых с подвохом

Прикольные крылатые фразы из лучших советских и Российских кинофильмов

Самые прикольные розыгрыши друзей и знакомых

Анекдоты и прикольные истории про Сотовую связь


 

privetpeople.ru

Хокку, японские трехстишия по русски

Хокку, японские трехстишия по  русски


Да, нелегка самурайская жизнь
Но делать себе харакири
Обидно, поевши пельменей…

***

Подверглась насилью вчера
Я возле сада камней
Снова сегодня пойду.

***

Странно - никак не поймут
Люди меня в этот вечер...
Может, мне выпить ещё?

***

Хаос царит в системе
Подумай, раскайся и перезагрузись
Порядок должен вернуться

***

Звук оплеухи твоей
Отразившись от пяток,
В ухо вернётся.

***

Голый стою на балконе,
Всесь промёрз до костей -
Муж вернулся

***

Весна...
В честь этого события
Сменю носки!..

***

Вчера оно работало
А сегодня не работает
Это — Виндоус…

***

Дядюшку замочили
Три крутых самурая.
Ходит, облитый сакэ.

***

Мое кимоно истрепалось и
Тело сквозь дыры вылазит -
Эротикой здесь и не пахнет…

***

Встpетил на днях человека,
Спpосил y меня он паpоль.
Hавеpное хакеp.

***

Не защитит в снегопад
Тонкая ткань кимоно -
Ватник теплей.

***

Бережно грабли кладу
Перед дверью соседа.
Ошибкам учиться хочу.

***

Собрались простолюдины ? кому водить?
С громкой речью шагает вперед
Шишел-мышел-сан.

***

Водки не хватит
чтобы друзьям рассказать
что наболело

***

Упрямый гвоздь.
Запомнит палец синий
Тяжёлый молоток.

Цвета и звуки
Я с трудом различаю
После получки

***

Старую нецке нашел
Я средь пожухлой травы.
Бросил в кусты.

***

По отдельности каждый из вас –
Ломкий и хрупкий прутик.
И лишь вместе вам быть метлою поганой.

***

Если вернувшись из бани
Муж в душ первым делом идёт,
Значит что то нечисто.

***

Не ходите, девушки, замуж за Иванаки Кудзио.
У Иванаки Кудзио то, что нужно,
Втрое больше, чем можно.

***

Пляшут на одной ножке довольные торговцы рисом -
Обманули неумного человека
На четыре кулака.

***

Будит окрестность
Крик замёрзшего мужа
- Где одеяло?!

***

Напиваться с горя
Может каждый дурак.
Тем и займусь.

***

Теплой сакэ принеси
Мне поскорее, жена.
И не мешай.

***

Слышу топот уверенный
Ног комара по стеклу.
Вчера была пьянка.

***

Кто на пожаре
Лошадь мою остановит?
Женщина-дура.

***

Какой я хороший!
Отправлю-ка снова
Себе своё резюме.

***

Чтоб течь устранить
перекроет все краны
матом сантехник

***

Потерял билеты на поезд.
Придется второй раз платить.
Какой же я, мля, … скупой.

***

В бане, покрывшись потом,
пью запотевшую водку.
Капли по горлу с обеих сторон.

***

Маленький Вова
Папину водку нашел.
Папе не хватит.

***

Гланды решился
Вырезать сам у себя
Сын самурая.

 

1       2      3     4     5      6

 

Статусы про похмелье, алкоголь и пьянку

Самые прикольные розыгрыши на 1 апреля и не только

Анекдоты про Японцев


 

privetpeople.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.