Стихи творчество брюсов


Брюсов. «Творчество» • Конспект эпизода • Arzamas

Краткое содержание эпизода Олега Лекманова из курса «Русская литература XX века. Сезон 2»

Стихотворение Брюсова «Творчество», датированное 1 марта 1895 года, — манифест раннего символизма. Оно было рассчитано на эпатаж и вызвало скандал: автора обвиняли в бессмыслице. На самом деле, напротив, оно построено чрезвычайно рационально.

Мы видим, что образы последней строфы варьируют образы первой строфы с очень существенной разницей: в первой строфе говорится «Тень несозданных созданий», в последней строфе — «Тайны созданных созданий». Сопоставив это с заглавием, мы можем прийти к выводу, что в стихотворении представлен процесс творчества: автор описывает, как создает это самое стихотворение.

Начнем читать его сначала.

Тень несозданных созданий
Колыхается во сне,
Словно лопасти латаний
На эмалевой стене.

Загадочное слово «латания» — это пальма, а эмалевая стена — это стена печки. Лирический герой находится в полусне в комнате, где топится печь, и видит пальмовые листья-лопасти, отражающиеся в изразцах.

Фиолетовые руки
На эмалевой стене
Полусонно чертят звуки
В звонко-звучной тишине.

Тени пальм начинают напоминать ему руки: мир двоится на реальный и тот, который полусонный поэт создает своим воображением. Звонко-звучная тишина — оксюморон, отсылающий к расхожему выражению «звенящая тишина».

И прозрачные киоски
В звонко-звучной тишине,
Вырастают, словно блестки,
При лазоревой луне.

Киоски — это беседки; конечно, из комнаты герой никаких киосков видеть не может, а значит, он расширяет мир стихотворения. Этот воображаемый мир становится воинственно-захватывающим, он побеждает мир реальный.

Всходит месяц обнаженный
При лазоревой луне…
Звуки реют полусонно,
Звуки ластятся ко мне.

За эту строфу над Брюсовым издевались пародисты, предлагая посадить его в сумасшедший дом или предполагая, что поэт пьян. Однако на самом деле месяц при луне — это всего лишь отражение луны в эмали. В строфе очень важно слово «ластятся»: воображаемый мир стихотворения — это мир, в котором поэт является демиургом и все ему подчиняется.

Тайны созданных созданий
С лаской ластятся ко мне,
И трепещет тень латаний
На эмалевой стене.

Последняя строфа — торжествующая: поэт-демиург досоздал свой мир. Стихотворение полно фонетических и синтаксических повторов, что делает его еще больше похожим на заклинание.  

arzamas.academy

Разбор стихотворений русских символистов. Фёдор Сологуб. Константин Бальмонт. Валерий Брюсов

Конечно, вы уже писали разборы стихотворений много раз. Наверняка, все хоть раз задавались вопросом: зачем нужно разбирать стихи? Зачем говорить прозой о том, что поэты оформили как некое ритмическое слово? Можно дать понятный и прагматичный ответ: чтобы написать сочинение. Но стихи разбирались и тогда, когда никаких школьных сочинений ещё не существовало. Разбор стихотворения – это форма медленного, осмысленного чтения, постепенного выявления того понимания, которое складывается в голове. Мы читаем стихотворение и что-то чувствуем, что-то понимаем, что-то переживаем. Задача разбора стихотворения состоит в том, чтобы проговорить эти ассоциации, смыслы, мучения, переживания, которые возникают на пересечении воли писателя и воли читателя. На этом уроке мы займёмся медленным, внимательным, комментированным чтением пословно.

Стихи – это сложно построенные смыслы, это такая форма искусства, в которой каждый уровень стиха, рифма, ритм и строфика несут свою информацию, добавляют свой смысл. Мы не можем игнорировать эту форму, свести разбор стихотворения к пересказу основной его идеи. Попробуйте обращать внимание на всё: на звуки, на размер, на рифму, на строфику, на слова и на последовательность сцепления смыслов. Конечно, невозможно проговаривать всё. Многое вам придётся додумывать, поверять своему собственному чтению, потому что те ассоциации, которые рождаются у одного человека, могут совершенно не совпадать с вашими.

Задача уроков по практическому разбору стихов русских символистов – показать, как это возможно делать. А дальше вы разбираете стихи так, как считаете нужным сами.

 

Рассмотрим два произведения старших символистов: Фёдора Сологуба и Константина Бальмонта.

По форме стихотворение Фёдора Сологуба (рис. 1) – один из самых классических образцов. Там почти нет отклонений от сложившейся стихотворной системы второй половины XIX века. Именно на фоне такого классического стиха будет видно то новое, что привносит модернизм в русскую поэзию.

Рис. 1. Фёдор Сологуб (Источник)

Прочитайте стихотворение Фёдора Сологуба 1894 года, у которого нет названия. Оно обозначено по первой строчке – «Дождь неугомонный…».

 

«Дождь неугомонный

Шумно в стекла бьет,

Точно враг бессонный,

Воя, слезы льет.

Ветер, как бродяга,

Стонет под окном,

И шуршит бумага

Под моим пером.

Как всегда случаен

Вот и этот день,

Кое-как промаен

И отброшен в тень.

Но не надо злости

Вкладывать в игру,

Как ложатся кости,

Так их и беру».

 

Стихотворение написано трёхстопным хореем. Этот размер имеет свой ассоциативный ряд в русской поэзии, как практически каждый классический размер. Эта связь не структурная, а историческая. Просто так складывается, что когда-то (если особенно речь идёт о редком размере) появляются стихотворения, становящиеся событием в русской поэзии, и дальнейшие стихи, написанные тем же размером, так или иначе ассоциативно связаны с этим первым прообразом.

В данном случае трёхстопный хорей вызывает в сознании знаменитое стихотворение Лермонтова (рис. 2), которое в свою очередь является переводом стихотворения Гёте. Лермонтов так и называет это стихотворение – «Из Гёте».

Рис. 2. М. Ю. Лермонтов (Источник)

В этом стихотворении не только трёхстопный хорей, а ещё и рифма перекрёстная. То есть это достаточно классическая строфа. Поэтому стихотворение Сологуба ассоциируется прежде всего со стихотворением «Из Гёте»:

«Горные вершины
Спят во тьме ночной;
Тихие долины
Полны свежей мглой;
Не пылит дорога,
Не дрожат листы...
Подожди немного,
Отдохнешь и ты».

У Гёте и у Лермонтова речь идёт прежде всего о примирении, о достижении покоя, об осознании человека как части природной общности. Присутствует натурфилософский взгляд на природу. Но этот покой, искомый и желанный, который обещается в последней строчке, куплен ценой смерти. Потому что звучит фраза «отдохнёшь и ты…», которая в данном случае означает покой, который наступит только после смерти.

 

Круг тем этого стихотворения так или иначе кочует по очень многим стихотворениям, написанным этим размером. В эпоху модернизма мы видим постоянное возвращение к этому размеру. Например, Бальмонт пишет:

«Есть одно блаженство –

Мертвенный покой…»

Опять поднимается тема блаженства, покоя, но мертвенного покоя.

Или Брюсов, который спорит с Бальмонтом и пишет:

«Нет души покою,

Глянул день в глаза…»

Но мы видим, что это тема тревоги, молчащей и безмятежной природы, отчасти равнодушной даже. Поиск этого покоя, за который нужно заплатить смертью, будет всё время варьироваться в стихотворениях, написанных трёхстопным хореем.

 

Рассмотрим, как Сологуб работает с этими темами и этим размером.

«Дождь неугомонный

Шумно в стекла бьет,

Точно враг бессонный,

Воя, слезы льет».

По ритму чувствуется чередование разных ритмических рисунков. Если первая и третья строчка состоит из длинных слов, которые прибавляют пропуск к ударению, и звучит мелодичная дуга, то следующая строчка полноударная, она как будто отбивает ритм. Вот это сочетание мелодической интонации и жёстко отбивающей ритм создаёт рваный ритм стихотворения, постоянную перебивку его чтения, интонационную тревожность.

Посмотрите на грамматические формы этого фрагмента. Обратите внимание на большое количество глагольных форм – глаголов, деепричастий. По сути, каждое второе слово содержит в себе значение действия, энергии. Мы видим мир, заполненный бесконечной работой, бесконечным действием. Читатель видит дождь, который неугомонен, который шумно бьёт в стёкла, никогда не спит, воет, льёт слёзы. Мы видим, что сам круг ассоциаций, вызываемых этими словами, – это тревога, перерастающая в отчаянье. Звуки очень сильные, агрессивные. Полное ощущение, что за порогом дома – мир дисгармоничный, агрессивный, наполненный действием тревожным.

 

«Ветер, как бродяга,

Стонет под окном,

И шуршит бумага

Под моим пером».

В этих строчках очень интересен переход внутрь – в дом, в пространство автора. Мы видели в очень многих стихах противопоставление царств стихий, которые находятся за пределами дома, а внутри дома – убежище, царство мирное, место, где может укрыться лирический герой. В этом стихотворении ничего подобного не происходит, потому что мы слышим, что бьёт дождь неугомонный, воет и льёт слёзы ветер, как бродяга стонет под окном. Обратите внимание, какой звуковой образ создаётся. И во фразе «и шуршит бумага под моим пером» мы слышим неприятный звук шуршания, ещё и присоединённый союзом «и» к предшествующей картине мира. Нет никакого противоречия между домом и тем, что его окружает. Весь мир лирического героя наполнен скрежещущими, неприятными звуками, наполнен тревожной, агрессивной, почти лихорадочной деятельностью. Это мир бесконечной заботы и постоянного движения, смысл которого мы совершенно не понимаем. Читателю непонятно, почему воет ветер, почему стучит дождь и какое отношение это имеет к нам.

 

В третьей строфе происходит переход от фонетических форм звукоподражания – стыков согласных, которые создают дисгармоничный звук в предыдущих строках, к более плавным, сонорным звукам. Обратите внимание на глагольные формы. Они становятся страдательными, пассивными:

«Как всегда случаен

Вот и этот день,

Кое-как промаен

И отброшен в тень».

Что-то такое, что сильнее поэта, делает что-то с его временем. День становится жертвой. Время становится жертвой воздействия какой-то силы, агрессивной, страшной, непонятной, которая действует на это время лирического героя, проживающего этот день. Это очень любопытный момент, потому что происходит противопоставление глухой агрессивной внешней силы, значения которой мы не знаем и не понимаем, и невозможности сопротивляться, гибели этого человеческого измерения, человеческого участочка жизни.

Здесь можно уже увидеть и отзвуки философии Шопенгауэра (рис. 3), поклонником которой был Сологуб.

Рис. 3. Шопенгауэр (Источник)

Очень многое в его стихотворениях объясняется этой философией. Даже если не читать Шопенгауэра, понятно, что какая-то страшная сила оказывается сильнее того времени, в котором существует поэт, и сильнее его жизни. Его прожитый день исковеркан, смят и отброшен в тень. Он прожит бесцельно, в нём нет никакого смысла. От этого должен быть следующий виток – чувство отчаяния, которое возникает и у Шопенгауэра, и у всех его последователей, потому что битву с этой мировой волей, с этой мировой силой мы всегда проиграем. Человек слишком слаб. То, в потоке чего мы находимся, всегда сильнее. Оно нас сомнёт и выбросит. Но здесь мы видим совершенно другой, неожиданный разворот темы. Рассмотрите его:

«Но не надо злости

Вкладывать в игру,

Как ложатся кости,

Так их и беру».

Здесь появляется образ игры. Игра в кости традиционно являлась символом случая, игры судьбы, непредсказуемости человеческого существования, независимости от человеческих усилий. Это очень популярный образ и в литературе романтизма, и в литературе модернизма. Человек – игрушка судьбы. Им играют в кости. Выбрасывают его судьбу, которая может лечь так или иначе. И человек ничего не может с этим сделать. Вот здесь лирический герой абсолютно последовательно лишается всех способов как-то взаимодействовать с окружающим миром, влиять на свою собственную судьбу. И вдруг мы видим, что не надо злости вкладывать в игру – «как ложатся кости, так их и беру». Единственный способ не впадать в отчаянье – принять то устройство мира, которое существует. Этот мир зловещий, скрежещущий, агрессивный. Он пытается ворваться в эту жизнь и перекроить её, он пытается выбить почву из-под ног, выбросить день и выбить кости, чтобы определить, каким будет следующий день. Но если мы понимаем, как устроен этот мир, если мы чувствуем и знаем, что мир иррационален, безразличен к нам и по отношению к нам абсолютно победителен, то уже это знание и даёт тот самый искомый покой.

Последняя строфа посвящена обретению покоя, который соединяет в себе знание, мудрость и некое мужество существования в таком мире.

 

В стихотворениях есть такая особенность – каждая следующая строчка добавляет смысла предыдущей. Когда дочитываем до конца стихотворения, мы можем вернуться в начало, потому что весь смысл стихотворения позволяет нам заново пересмотреть первые строчки. Если посмотреть это стихотворение сначала, мы увидим, что парадоксальным образом творчество («шуршит бумага под моим пером») становится частью этого мятежного и смятенного мира. Человек не просто объект воздействия этих сил, он и участник, но только тогда, когда он сам принадлежит стихиям. В данном случае – когда он сам творец.

Это одни из ассоциаций, которые могут возникнуть при разборе этого стихотворения. У вас, возможно, оно вызовет какие-то другие ассоциации. Главное, вы должны знать, на что обращать внимание при разборе стихотворений: размер, грамматические формы, рифмы, подбор слов могут сыграть большую роль в установлении понимания между вами и автором стихотворения.

Следующее стихотворение, которое мы разберём, совершенно другое. Это стихотворение Константина Бальмонта (рис. 4), который был тоже старшим символистом, но по своей стилистике принципиально противостоящим слогу экзистенциального поэта, певцу смерти, певцу отчаяния, певцу хаотичного мира.

Рис. 4. Константин Бальмонт (Источник)

Мир Бальмонта абсолютно гармоничен, ярок, прекрасен, насыщен всеми красками. Бальмонт очень увлекался стихами, построенными на аллитерации и ассонансах.

Стихотворение, о котором мы поговорим на этом уроке, входит в сборник «Будем как солнце» 1902 года.

В этом стихотворении фонетика построена гораздо сложнее. Это уже не простая звукопись, не простое подражание некой музыке. Это уже попытка использовать звук как источник смысла.

Прочитайте это стихотворение:

Гармония слов

«Почему в языке отошедших людей
Были громы певучих страстей?
И намеки на звон всех времен и пиров,
И гармония красочных слов?
Почему в языке современных людей
Стук ссыпаемых в яму костей?
Подражательность слов, точно эхо молвы,
Точно ропот болотной травы?
Потому что когда, молода и горда,
Между скал возникала вода,
Не боялась она прорываться вперед,
Если станешь пред ней, так убьет.
И убьет, и зальет, и прозрачно бежит,
Только волей своей дорожит.
Так рождается звон для грядущих времен,
Для теперешних бледных племен».

Сам размер стихотворения, его строфика, чередование строк четырёхстопного и трёхстопного анапеста прежде всего отсылают нас к жанру баллад. Так писали в XIX веке. Это был один из самых употребительных балладных размеров.

Баллада – это повествовательное стихотворение, с трагическим, часто криминальным сюжетом, в котором речь идёт о некой смерти, гибели или каком-то другом трагическом происшествии. Баллада пришла из фольклора и была привнесена в мировую литературу романтиками, которые изучали фольклор. Напряжённую и драматическую структуру баллады сразу оценили.

Кроме того, в этом стихотворении очень необычная рифмовка: сплошное чередование мужских рифм, где ударение падает всё время на конец слова. От этого происходит ритмичный стук. Эти рифмы очень агрессивны по отношению к структуре стиха. Такой размер и система рифмовки задают читателю некую жёсткость, агрессию и некий предполагаемый криминальный сюжет: чьё же произошло убийство? кто погибнет в этом стихотворении?

Тут очень любопытен выбор предмета, потому что страшным событием в этом стихотворении является не смерть героя, не какое-то кровавое преступление, а смерть языка, которая происходит в современности с точки зрения Бальмонта. Угасание языка, его силы, его красок.

Отчётливо видно, что первая строфа – это прошлое, вторая – настоящее. Посмотрите на то, как работает фонетика, на то, как соединяются образы. Первая строфа:

«Почему в языке отошедших людей
Были громы певучих страстей?
И намеки на звон всех времен и пиров,
И гармония красочных слов?»
Если посмотреть на фонетическую составляющую этой строфы, то видно невероятное фонетическое богатство. В ней задействованы все звуки и все их сочетания. Эта строфа и звенит, и немножко клокочет, и рычит, и свистит. Она и мелодична, и трудно произносима. Это возможность проявить весь фонетический материал, который есть в языке.

 

А дальше, когда речь заходит о современном языке, автор пишет:

«Почему в языке современных людей
Стук ссыпаемых в яму костей?»

Чувствуется инструментовка на шипение, свист, дисгармонический звук. Вся яркая фонетическая палитра предшествующей строфы словно сужается до некого шелеста и «змеиного шипения». Краски блёкнут, звук сам неприятен. И артикуляция тоже очень сложная:

«Стук ссыпаемых в яму костей…»

Современный язык – могила для языка.

 

Рассмотрите строку:

«Подражательность слов, точно эхо молвы,
Точно ропот болотной травы?»
«Подражательные слова»
– это очень любопытный термин в технике Бальмонта. Речь идёт не о заимствованных словах, хотя Бальмонт любил экзотические слова, и ему казалось, что каждое звучание иностранного слова обогащает звучание русской речи. Подражательное слово – это слово, которое идёт не от осмысленного потребления, а является результатом бездумного повторения. Отсюда сам образ «эхо молвы». Само по себе эхо – механическое, автоматическое повторение. А молва – это тысячеустое повторение этого слова. То есть это символ механического языка, который утратил смысл, который является только формальным, бессмысленным повторением.

Второе значения термина подражательность слов заключается в том, что, с точки зрения Бальмонта, обычный, повседневный язык и язык реализма, который пытается приблизиться к повседневному языку, очень просто взаимодействуют с окружающим миром. Есть некий объект, и есть точное слово, которым мы называем этот объект. В сознании Бальмонта это слово обычного языка подражает объекту, оно ничего к этому объекту не добавляет. Но зачем нужно искусство? Только для того, чтобы назвать, или для того, чтобы увидеть и описать то, что в этом объекте есть: сущность, ассоциативный ряд, смысл, впечатление, которое оно производит на человека?

Подражательное слово ставит своей целью только назвать, идентифицировать предмет среди прочих равных. Но задача искусства не в этом. Это мёртвое слово для искусства. Вот и эта вторая строфа, наполненная змеиным шипом, посвящена смерти современного языка, потому что он утратил творческое начало, он не в состоянии производить новые смыслы. Мы видим, что современное поколение, бледное и немощное, пьёт воду из источника, существовавшего ранее, а своего источника, личного, откуда они черпают своё вдохновение, нет.

Образ источника как символа вдохновения очень древний, он ведёт своё начало ещё со времён античной мифологии. Мы знаем, что был источник Иппокрена, который забил от удара копытом крылатого коня Пегаса (рис. 5) и тёк с горы Геликон.

Рис. 5. Пегас (Источник)

Знаменитым источником является Кастальский ключ, который тёк с горы Парнас. И Геликон, и Парнас были местами обитания муз. Этот источник вдохновения, овеянный древней мифологией, у Бальмонта очень сильный, мощный. Он не просто бьёт – он убьёт человека, который станет на его пути. Это творчество, которое не знает никаких преград, которое не задумывается над тем, чтобы принести в жертву жизнь.

В финальных строфах мы видим, как Бальмонт создаёт образ поэзии, которая – жизнь, в отличие от бледной смерти современности, где только «стук ссыпаемых в яму костей». Но это искусство прекрасно, оно несёт с собой жизнь и энергию и одновременно является смертоносным.

На этом уроке мы поговорили о двух стихотворениях, внимательно разбирая их строй, слова, фонетику, строфу. В стихотворении Бальмонта мы видим даже внутреннюю фонетическую композицию, потому что оно начинается с полнозвучной фонетики, потом происходит переход на шипение и фонетическую бедность, а потом, когда появляется тема источника, снова появляется любимая бальмонтовская звукопись – ассонанс, аллитерация.

Стихотворение – это такой клубочек, из которого мы можем потянуть любую ниточку и постепенно его размотать. Мы можем начать с фонетики, можем начать со строфики, можем начать с композиции слов, но главная задача – быть внимательными, читать и думать, какие смысловые, эмоциональные, изобразительные ассоциации возникают в каждом слове. Разбор стихотворения – это медленное чтение. Постарайтесь сами научиться так читать стихи русского символизма.

 


 

 

 

Валерий Брюсов. «Творчество», 1895 год

Стихотворение Валерия Брюсова (рис. 6) «Творчество» было опубликовано в первом сборнике «Русские символисты», который должен был продемонстрировать читающему миру, что

interneturok.ru

Анализ стихотворения Брюсова Творчество

Являясь сторонником символизма в литературе, В.Я. Брюсов в стихотворении "Творчество" представил своеобразное видение протекания творческого процесса. Воплощение идеи происходит с помощью размытых образов, не совсем понятных читателю на первый взгляд. Они лишены динамики ("трепещит тень", "тень колышется", "руки полусонно чертят").

Автор будто со стороны наблюдает за равномерностью в исполнении задуманного. Путь создания долог. Начало стихотворения представляет мысли поэта в предвкушении рождения нового, долгожданного труда как результата долгих раздумий и мечтаний.

Создавая необычные формы ("месяц обнаженный", "звуки ластятся", "фиолетовые руки"), творец дает знать, что он поэт своего времени - времени, когда властвуют символы. Использование своеобразной лексики (луна, ночь, тишины, тайна) происходило в момент вдохновения поэта, которое не покидает его на протяжении всего произведения. Лишь в последней строфе, чувствуя развязку, он с удовлетворением говорит о тайнах "созданных созданий". Этот путь окутан тайной. Связано это с тем, что творческий процесс индивидуален. Каждый, кто имеет талант, имеет и право на свободу самовыражения, таит в душе загадку. Тайна раскрывается лишь тогда, когда поэт достигнет желаемого.

Композиция стихотворения необычна. Последняя строка в каждом из пяти четверостиший занимает место второй строки последующей строфы. Подобный повтор ставит акцент на фразах, которые автор выделяет на фоне остальных. Все, что вначале было тенью, призрачным, к концу стихотворения приближается к моменту истины, мысли приобретают формы, становятся реальностью.

Образы в стихотворении не выразительны. В их изображении отсутствует четкость границ, смысловая нагрузка. Это приводит к мысли о том, что процесс, в результате которого возникает творческий шедевр,также выглядит нелепо в начале пути. Сначала заметны лишь наброски будущих произведений ("лопасти латаний", "прозрачные киоски"), которые впоследствии должны вылиться в "создание".

Среди художественных средств особое место занимает аллитерация, насыщенная звуками (р), (с), (з). Они передают необычную атмосферу, завораживающую музыкальность.

Читая текст, не остается сомнений, что поэт описывает состояние в момент подъема сил, эмоций, в момент воодушевления. К использованным средствам, которые имеют выразительность, относятся олицетворения ("киоски вырастают", "звуки ластятся", "трепещет тень"), эпитеты (звонко-звучная тишина, обнаженный месяц). Они подчеркивают спутанность сознания в начале создания работы.

Направление, которого придерживался В.Я. Брюсов, дает возможность читателю додумать, предлагает свободу воображению.

Анализ стихотворения Творчество Брюсова

Валерий Брюсов был незаурядным человеком. Он был представителем символизма и развивал это течение согласно постулатам Рембо, Верлена, Маларме. Брюсов мог посвятить целое стихотворение бледным ногам. Но обычно героями произведений поэта становились сильные и также незаурядные люди. Брюсов находился под влиянием философии Ницше, и это заметно.

В стихотворении «Творчество», однако, конкретного героя нет. Повествование ведётся от лица некоего наблюдателя, отрешённого от происходящего. Он смотрит и описывает. И делает это причудливым языком, странными образами, которые, однако, образуют чёткую и ясную картину.

«Творчество» сложно описывать, как сложно описывать творческий процесс. Стихотворение воздействует больше на зрение, чем на слух. «Тень несозданных созданий колыхается во сне» - как это перевести в привычный язык? И тем не менее, образ довольно понятный. Его можно назвать причудами воображения того, кто увлечён творческим процессом.

Этот человек чертит звуки фиолетовыми руками на эмалевой стене. Здесь нельзя отождествить образ с созданием картины пальцами, потому что на стенах картины мало кто создаёт. Скорее, герой просто водит по стене руками. Почему они фиолетовые? Потому что действие происходит ночью. Посмотрите ночью на свои руки. Какого они цвета?

И тишина звонко-звучная. В ней происходит действо. Почему тишина звучит? Потому что работает воображение, память. Отсутствие звуков снаружи компенсируется наличием звуков внутри. Сознание воспроизводит свои звуковые картины, и их тоже можно назвать тенью несозданных созданий. Вот так тишина может звучать.

Из-под рук чудом вырастают прозрачные киоски, лазоревая луна. Как такое возможно? Здесь, по-видимому, описан процесс чистого творчества, божественного творчества, по недоразумению природы совершаемого человеком. Он просто водит руками по стене, и создаётся целый мир. Может, это ему только снится. Сон, где человек творит новую реальность. Язык стихотворения не опровергает эту интерпретацию.

И то, что было тенью несозданных созданий, стало тайнами созданных созданий. Творчество совершилось, и оно мило создателю. Непостижимый процесс творчества всё же можно выразить словами, что доказал Брюсов в своём произведении.

Вариант №3

Стихотворение В.Брюсова "Творчество" датировано 1-м марта 1895 года. Это яркое и резонансное творение своего времени относится к символизму – новому течению в русской литературе, "Золотой век" которой в конце XIX века сменился "Серебряным". Это была другая, новая, свободная от условностей литература. Простые, постижимые произведения пушкинской поры уступили место сложным, загадочным и многогранным.

Так о чём же стихотворение Брюсова, сотканное из туманных и витиеватых выражений? На грани двух миров – зримого и незримого, между сном и явью происходит священнодействие, именуемое творчеством. Явления из сна и реальности переплетаются, синхронизируются. Для поэта творческий процесс начинается с колыхания теней "несозданных созданий", с присутствия неких хаотичных звуков в пространстве, из которых впоследствии родится его детище. В то время, как "тень несозданных созданий колыхается во сне", то в физическом мире полусонному взгляду поэта открывается "колыхание латаний на эмалевой стене". По мере того, как шаг за шагом рождается его творение, меняется и картина реальности, где тени латаний превращаются в "фиолетовые руки", что "чертят звуки". Затем ощущается нарастание тона, ведь вырастающие, "словно блестки", "прозрачные киоски"– это кульминация, заработавший с максимальной интенсивностью процесс творения. Похоже, вызвавший в своё время немало вопросов "обнажённый месяц" при лазоревой луне и есть тот абстрактный символ творения, плод, логическое завершение процесса созидания.

В последнем четверостишии чувствуется умиротворение и блаженство, какое наступает после проделанной работы. И звуки, уже ''прирученные'', нежно ластятся к творцу.

Несмотря на необычное содержание, "Творчество" написано в классической форме, четырёхстопным хореем и перекрёстной рифмой. Брюсов использовал много эпитетов (фиолетовые руки, звонко-звучная тишина, прозрачные киоски, месяц обнаженный), применил повторы (при лазоревой луне, на эмалевой стене), аллитерацию (звуки [з], [н]).

Примечательно, что поэт не уходит полностью в свой мистический мир, а словно держит под контролем реальный, который ограничивается эмалевой стеной и тенями на ней. "На эмалевой стене" повторяется трижды на протяжении всего стихотворения и завершает его.

Картинка к стихотворению Творчество

Популярные темы анализов

  • Анализ стихотворения Фета Бал

    19 век – время потрясающих балов, галантных манер и прекрасных танцующих пар. Эти торжества красоты и грации с восхищением описывали русские классики. Главным символом того времени стал «первый бал Наташи Ростовой»,

  • Анализ стихотворения Пастернака Иней

    Пастернак написал данное произведение в 1941 году, в то время, когда немецкие солдаты практически стояли у Москвы. Люди находятся в панике и не знают, что их ждет. Поэт очень рвался воевать. Автор много времени проводил в лесах и думал о том,

  • Анализ стихотворения Некрасова Орина мать солдатская

    Особое место в поэзии Н. А. Некрасова занимает тема печальной судьбы русских женщин. Независимо от сословия они были совершенно бесправны. Прототипом несчастных женщин в творчестве поэта стала мать Некрасова,

  • Анализ стихотворения Есенина Слушай поганое сердце

    Стихотворение "Слушай поганое сердце", написанное Есениным, в то время, когда он вернулся с войны. Судя по самому стихотворению, состояние у поэта было довольно таки депрессивное. Отчетливо приходит понимание самого смысла,

  • Северянин

analiz-stihov.ru

Стихи о творчестве Валерия Брюсова

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: [email protected]

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

www.culture.ru

Главная | Валерий Брюсов

Об авторе

Брюсов Валерий Яковлевич, будущий
 великий русский поэт, родился в богатой 
 купеческой семье, 13 декабря 1873 года.
 Отец его собрал вполне приличную по тем 
 временам домашнюю библиотеку, и 
 талантливый Валерий, освоивший грамоту
 в четыре года, запоем читал книги. 
 Самое удивительное, что уже в этом возрасте
 он пишет прозу – комедию «Лягушка». 
 Первой же публикацией поэта считается 
 «Письмо в редакцию», изданное в детском 
 журнале «Задушевное слово» в 1884 году. 
 Интересно, что дома мальчика Брюсова 
 всячески оберегали от литературы 
 мистической и религиозной тематики, 
 даже от обычных сказок, но зато об 
 теориях Дарвина Валерий узнал раньше, 
 чем о таблице умножения.
 Брюсов был принят в частную гимназию Креймана сразу во второй класс, а обучаясь в 
 третьем классе, со своим одноклассником Станюковичем, начал издавать рукописный 
 журнал «Начало». В шестнадцать лет Валерий распространяет в рукописном варианте 
 «Листок V класса». В нем он настолько ярко расписывает порядки в гимназии, что в 
 результате действий администрации гимназии ему приходится перейти в другое учебное 
 заведение – гимназию Поливанова. Под влиянием опытных учителей Брюсов ощущает 
 тягу к философии. Он читает «Этику» Спинозы в подлиннике и даже пишет к ней 
 комментарии. Не менее интересна гимназисту и математика. Он с упоением изучает труды 
 великих ученых и даже создает собственные теоремы. Не чужды были Брюсову и 
 юношеские увлечения. Особенно сильный след в душе Валерия оставила любовь к Е. А. 
 Масловой – ей он посвятил массу стихотворений и даже последние главы своей повести 
 «Моя юность». (образ выведен под именем Нины).
 Девяностые годы для Брюсова ознаменовались глубоким пониманием творчества 
 Пушкина. В это же время он знакомится с поэзией А. Рембо, П. Верлена, С. Малларме – 
 французских символистов. Окончив гимназию в 1893 году, Брюсов поступает в 
 Московский университет на отделение филологии и истории. Кроме классической 
 филологии, он с большим интересом изучает Канта, Лейбница, слушает лекции по 
 истории Виноградова и Ключевского, посещает семинары Корша. Считается, что именно 
 во время учебы в университете Брюсов осознает себя литератором и ставит во главу 
 своего творчества раскрытие субъективного начала в личности творца. Во время учения в 
 университете Брюсовым издается три выпуска сборника, в котором он показывает 
 примеры новой поэзии « «Русские символисты» (1894 – 1895 годы). В основном, в 
 сборнике были стихи Брюсова и редактированные им стихи А. Л. Миропольского и 
 других поэтов.
 
 Сборник «Русские символисты» является первым коллективным изданием модернистов 
 России. Тогда же Брюсов выпускает и сборник своих стихов «Шедевры». Для студента 
 того времени вполне естественны были обращения не просто к отдельной личности, а едва 
 ли не ко всему человечеству. В следующем, куда более сдержанном сборнике «Это – я» 
 (1897 год) поэт демонстрирует уже зрелые черты и направления, ставшие сквозными 
 темами его творчества: урбанистические и исторические мотивы, научная поэзия. Не 
 чужда была Брюсову и фантастика – с 1895 по 1899 годы он написал роман «Гора звезды», 
 об инопланетянах. В это же время он сближается с писателями-символистами Д. С. 
 Мережковским, З. Н. Гиппиус, Ф. Соллогубом, К. К. Случевским, посещает «субботы» Г. 
 Бахмана и устраивает собственные «среды», на которые приходят модернисты Москвы. 
 Еще в студенческие годы Валерий Яковлевич посещает Кавказ и Крым, Варшаву и Ригу, 
 Германию.
 
 В 1897 году Брюсов женился на И. М. Рунт, которая поддерживала его в литературных 
 трудах и была верной спутницей жизни. При посредничестве Бунина в 1899 году одесская 
 газета «Южное обозрение» публикует цикл стихотворений Брюсова «Картинки Крыма», 
 но первым журналом, открывшим себя для поэта, становится «Русский архив» под 
 руководством П. И. Бартенева. Брюсов пишет статьи для «Русского архива» и даже 
 является секретарем его редакции (1900 – 1903 годы).
 
 Поэт активно публикуется в различных журналах Москвы и Петербурга и принимает 
 участие в деятельности московского издательства «Скорпион», которое в 1901 году 
 приступает к печати альманаха символистов «Северные цветы». С этого альманаха 
 российский символизм и определяется, как сформировавшееся литературное течение. 
 Если ранее Брюсов считал, что лишь искусство способно познать душу художника, а 
 следовательно, и раскрыть ее, то в начале двадцатого века он расширяет свое видение до 
 интуитивного познания человеческой души и тайн бытия. Его книга «Третья стража» 
 знаменуется отказом от декадентства, многообразием тем и идей. Весной 1903 года 
 Брюсов читает лекцию о современном искусстве – «Ключи тайн», которая была 
 воспринята как манифест русского символизма нового времени. Основав базис на 
 гносеологии и эстетике Шопенгауэра, с этих позиций Брюсов заявил, что искусство 
 является способом не рассудочного, а «сверхчувственного» познания мира. В том же году 
 увидел свет следующий сборник поэта – «Граду и миру».Эта книга удостоилась весьма 
 разноречивых критических отзывов – от благожелательных до полностью отрицательных.
 Стихи, написанные с 1903 по 1905 год, Брюсов объединил в сборник «Венок», и именно 
 этому сборнику суждено было стать настоящим успехом поэта. Кроме мифологии и 
 лирики сюда вошли стихи на тему войны и революции. В этих строчках-призывах Брюсов 
 готов без сожаления пожертвовать человеческой мудростью, всеми книгами и своей 
 жизнью ради очищающей стихии революции. Уже став популярным в России поэтом, 
 Брюсов в своем следующем сборнике «Все напевы» говорил, что новизны в этих стихах 
 гораздо меньше, но в плане совершенства сборник выше предыдущих.
 
 В 1904 году Валерий Яковлевич организует и бессменно руководит журналом «Весы», 
 органом русских символистов. Кстати, и основным автором этого журнала является тоже 
 он. Замысел создания журнала был в объединении символистов и выработке программы и 
 эстетики грядущего «нового искусства». Деятельность этого периода ознаменовалась для 
 Брюсова расхождением во взглядах как с символистами старшего поколения, так и с 
 молодыми. «Весы» были закрыты в 1909 году, а с осени 1910 года Брюсов заведует 
 отделом литературной критики в журнале «Русская мысль», попутно занимаясь 
 драматургией, прозой и переводами.
 
 С началом первой мировой войны поэт становится военным корреспондентом и проводит 
 время на передовых позициях театра военных действий. Как и любая большая война, она 
 видится Брюсову последней – в 1914 году он пишет стихотворение «Последняя война», в 
 котором надеется, что это событие преобразит жизнь человечества в лучшую сторону. Но 
 прошло два года, и мнение поэта кардинально изменилось, что ясно показывает 
 «Тридцатый месяц». Более ни политика, ни война Брюсова не привлекают. По окончании 
 войны он занимается только литературой и научной работой. Брюсов обобщает свои 
 переводы, которые делал во время войны и занимается латышской, армянской и финской 
 поэзией. Возможно, что самым ярким местом в его литературоведческом творчестве 
 является изучение Пушкина, которому посвящены восемьдесят две статьи. В своих 
 работах над поэтической техникой Пушкина Брюсов мечтает, что однажды способность 
 писать стихи станет всеобщим достоянием и будет доступна любому. Поэт поддерживал 
 Горького в его начинаниях, работал над сборником украинской литературы, публиковался 
 в его журнале «Летопись». 
 
 Брюсов принял Октябрьскую революцию и даже вступил в Коммунистическую партию в 
 1920 году. Он был секретарем президиума Всероссийского союза поэтов, читал лекции, а 
 в 1921 году организовал Высший литературно-художественный институт и преподавал в 
 нем. Послереволюционные стихотворные сборники Брюсова можно считать 
 завершающим периодом творчества настоящего мастера.
 
 Девятого октября 1924 года Валерий Брюсов умер. Прах его лежит на Новодевичьем 
 кладбище города Москвы.
 
 Черный сюртук, застегнутый наглухо, крахмальный воротничок и наполеоновская манера 
 скрещивать руки на груди – таков был образ одного из крупнейших поэтов России, 
 теоретика стихосложения, мэтра символизма и законодателя литературной моды. В. 
 Иванов, узнав о его смерти, написал, что исчезновение Блока и Брюсова уводит группу 
 старых поэтов из нового мира… И это истина: вместе с поэтом окончил свое 
 существование серебряный век русской поэзии.
 

briusov.ru

Великие российские поэты. Список

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: [email protected]

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

www.culture.ru

Подробный анализ стихотворения Брюсова «Творчество»

Анализ стихотворения Брюсова лучше начать с кратких сведений о поэте, тем более что он – личность незаурядная.

Валерий Брюсов ворвался в мир стихов в конце девятнадцатого столетия как представитель «молодой», новой поэзии (символизма), создаваемой им по примеру французов Верлена, Маларме и Рембо. Но не только символизм интересовал в то время молодого поэта. Как-то он озадачил публику своим эпатажным моностихом о бледных ногах, заявив тем самым о праве художника на не ограниченную творческую свободу.

На счастье ценителей поэзии, Брюсов не ограничился только экспериментами: он развивал свой поэтический талант, наполняя произведения историческими событиями и образами из собственной жизни. Зачастую героями своих стихов он делал сильных личностей, персонажей истории или мифов, находясь под влиянием философии Ницше. Появление все новых и новых сборников являлось иллюстрацией того, как росло и крепло поэтическое мастерство Брюсова.

Но свободу ценил поэт превыше всего. В его раннем стихотворении под названием «Творчество» конкретного героя нет, вернее, он – созерцатель. И его глазами читатель видит происходящее.

Но анализ стихотворения Брюсова «Творчество», как и всякого другого произведения, необходимо начать с указания дня и года его создания. Оно было написано первого марта 1895 года и вошло в сборник «молодых» стихов «Шедевры».

Анализ стихотворения Брюсова еще раз подтверждает основную мысль автора о том, что художник свободен в выборе темы, и ею может стать даже мистический процесс созидания.

О том, что произведение относится к символизму, говорит многое. Например, лексика, которую использует автор для изображения странных, необычных образов: лопасти латаний (растопыренные в виде пятерни листья), словно фиолетовые причудливые руки на стене эмалевой чертят не линии, а звуки, не нарушая при этом «звонко-звучной тишины».

Перед читателем предстает странный фантастический мир: возникают ниоткуда прозрачные беседки («киоски»), «несозданные» создания, блестящие в свете двух лун, вернее, лазоревой луны и «обнаженного» (без облаков) месяца. И весь этот процесс окутан тайнами и снами.

Анализ стихотворения Брюсова выявил использование таких выразительных средств, как цветопись и звукопись. В тексте будто бы присутствуют фиолетовый и лазоревый цвета, а эмалевая стена почему-то ассоциируется с белым, хотя, видимо, имелось в виду качество ее поверхности – гладкость. Сонорность часто повторяемых «л», «р», «м» и «н» призвана создать ощущение медленности, плавности движений, будто все происходит под водой. Музыка этого стихотворения завораживает!

Композиционно оно построено оригинально: последняя строка четверостишия становится второй в следующих четырех строках. Анализ стихотворения Брюсова показывает, что строки, повторяясь, сцепляются друг с другом, создавая сплошной поток фантастического сознания и чувств.

Брюсов стихотворение «Творчество» разворачивает медленно, как бы говоря, что ничто не создается сразу, никогда нельзя знать ничего наверняка. Образы зыбки, нечетки, они постепенно угадываются лирическим героем. Возможно, этот мучительный процесс исканий сути и называется «мукой творчества»?

Все стихотворения Брюсова, посвященные процессу творения, объединяет одна главная идея: творчество бесконечно и свободно, его нельзя постичь, оно боится ясности и громогласности. Как только иллюзорный образ оказывается на ярком свету под взором пытливого критика, он тот час же рассыпается, не давая никакой возможности пристально и внимательно его изучить. Такова его воздушная и хрупкая природа!

fb.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.