Стихи сурикова и


Все стихи Сурикова по категориям: удобный поиск

  • Детям
  • Школьникам
  • По теме
  • По типу

Лучшие стихи Сурикова:

  1. Детство (Вот моя деревня…)
  2. Зима (Белый снег, пушистый…)
  3. Утро
  4. Весна
  5. Не грусти, что листья…
  6. Трудящемуся брату
  7. Черствеет сердце, меркнет ум…

Стихи Сурикова воспевают прекрасные просторы деревни. Сельская местность – это прекрасное видение, мечта. Через слова так и льются живописные картины русской природы.

Среди героев его стихотворений простые люди, которым приходится выживать в большом городе, о их жизни и смерти. Портные, рабочие, швейки, сапожники, бездомные бродяги, изображенные с грустью.

«Степь да степь кругом», – помните эти строки? Их подарил миру Суриков. И вы наверняка сможете продолжить фразу «Что стоишь, качаясь…». У одаренного поэта-самоучки пела душа – большинство его стихотворений музыкальные. Особенно мелодичны стихи для детей. Они увлекут даже ребят младшего дошкольного возраста.

Через свои стихи Суриков «говорил» и с малышами. Недаром произведения поэта читают ребятам в детских садах. Повествуют короткие стихи Сурикова о красоте природы и временах года: зиме, весне, лете и осени. Стихотворения образные, яркие и солнечные, полны тепла и свежести. Они прививают любовь к прекрасному. Лирика отличается простотой и мелодичностью. Бытовые зарисовки очень живые.

Дети постарше откроют для себя мотив путешествия в стихах Сурикова. Частый герой его творчества – ямщик. Стихотворения основаны на приключениях и легендах из жизни этих людей. Дорога, просторы, скитальцы – образ дороги занимает значимое место в лирике Сурикова.

Поэта хвалят за умение выразить впечатления детства. Он сумел показать детскую безмятежность в легких и незатейливых, на первый взгляд, строках. Любовь к Родине и России, народному творчеству и природе – он все объединил в своем творчестве. Поэтому детям близки его строки – они душевные и простые для восприятия.

Все лучшие стихи вы можете прочитать на этой странице.

stih.su

Стихи Сурикова для детей

«Степь да степь кругом», – помните эти строки? Их подарил миру Иван Суриков. И вы наверняка сможете продолжить фразу «Что стоишь, качаясь..». У одаренного поэта-самоучки пела душа – большинство его стихотворений музыкальные. Особенно мелодичны стихи Сурикова для детей. Они увлекут даже ребят младшего дошкольного возраста.

Стихи Сурикова читать

«На старинный лад»

Читая стихотворения Сурикова, так и хочется их пропеть. Секрет в образовании поэта. Сурикова обучали грамоте на «старинный лад», нараспев. Поэтому и стихотворения мальчишка распевал – такой подход остался с ним на всю жизнь. Когда он стал писать, потом еще долго сверял размер стихов пением. Лишь позже окончательно усвоил теорию стихосложения.

Лиричность творчества Сурикова привлекла внимание Чайковского и Римского-Корсакова. Эти знаменитые композиторы написали к некоторым произведениям музыку. Так стихи «Рябина» и «В степи» превратились в народные песни.

Сильные личности в большом городе

Несмотря на музыкальность, Суриков не всегда придерживается мажорных ноток. Среди героев его стихотворений – простые люди, которым приходится выживать в большом городе. Портные, рабочие, швейки, сапожники, бездомные бродяги – поэт изображает их с грустной напевностью.

Но Суриков показывал: даже в беспокойном и грозном мире можно оставаться сильным душой. Упор он делает не на социальный протест и не на упреки миру. Он показывает силу человеческого духа, достойно принимающего страдания и сложности. Недаром «Рябина» Сурикова стала народной песней в период войны. У поэта много стихов, которые стали «голосом» масс.

Часто стихи Сурикова для детей воспевают прекрасные просторы деревни. Сельская местность – прекрасное видение, мечта... Через слова так и льются живописные картины русской природы.

Лучшее – детям

Через свои стихи Суриков «говорил» и с малышами. Недаром произведения поэта читают ребятам в детских садах. Повествуют короткие стихи Сурикова о красоте природы и временах года. Стихотворения образные, яркие и солнечные, полны тепла и свежести. Они прививают любовь к прекрасному. Лирика отличается простотой и мелодичностью. Бытовые зарисовки очень живые.

Дети постарше откроют для себя мотив путешествия в стихах Сурикова. Частый герой его творчества – ямщик. Стихотворения основаны на приключениях и легендах из жизни этих людей. Дорога, просторы, скитальцы – образ дороги занимает значимое место в лирике Сурикова.

Поэта хвалят за умение выразить впечатления детства. Он сумел показать детскую безмятежность в легких и незатейливых, на первый взгляд, строках. Любовь к родным окрестностям, народному творчеству и природе – он все объединил в своем творчестве. Поэтому детям близки его строки – они душевные и простые для восприятия.

Через тернии – к звездам

Сегодня творчество Сурикова вызывает восхищение. Его называют народным поэтом России. Но таланту пришлось пробиваться, словно одуванчику на асфальте. В детстве Суриков тянулся к книжным знаниям, но родители в упор не хотели видеть его дар. Он писал стихи тайком от отца и в свободное время читал Пушкина, Лермонтова, Некрасова. Судьба свела его с нужными людьми, которые помогли ему найти себя в поэзии. Позже Иван Суриков даже организовал литературное сообщество. Так талант пробился к свету.

Потерянные стихи

Первые стихотворения автора всегда самые интересные: чуть неуклюжие, но с особенным колоритом. Но автор не оставил их людям – уничтожил. Ему не понравилась неточность образов, некоторая манерность, пластичность и простота. К сожалению, при жизни поэту почти не досталось аплодисментов. Его упрекали в «болезненном однообразии». Известность пришла уже после смерти.

deti-online.com

Все стихи Ивана Сурикова

Василько

 

1

 

Василько видел страшный сон,

Остановившись на ночлеге.

Ему приснилось, будто он

В глухом лесу, в худой телеге,

Лежит закован, недвижим,

И ворон каркает над ним,

И слышен стук мечей о брони,

И ржут испуганные кони.

 

Василька ищет Володарь

И громко кличет: «Брат, за нами!»

И хочет князь, как было встарь,

Тряхнуть могучими руками -

Но крепко скованы оне;

И хочет крикнуть он во сне,

Но вместо крика стон раздался:

Язык ему не покорялся.

 

Не мог он стоном заглушить

Шум боя, крик зловещей птицы...

Глаза он силился открыть -

Не поднимаются ресницы...

В немом отчаяньи, дрожа,

Он слышит - лезвием ножа

К нему вдруг кто-то прикоснулся,

И князь испуганный проснулся.

 

Прохлада ясного утра

Василька скоро освежила.

Уж  рассвело. Кругом шатра

Бродили слуги. Слышно  было,

Как отрок борзого коня

Седлал для князя; у огня

Проворный повар суетился;

Шум, говор в стане разносился.

 

Князь поднял край шатра. Пред ним

Открылся Днепр, залитый блеском,

И нежил слух его своим

Невозмутимо ровным плеском.

Василько влево бросил взгляд -

Там возвышался Киев-град,-

И сна дурное впечатленье

Рассеялось в одно мгновенье.

 

Верхушки киевских церквей

На  солнце ярко золотились,

И от посада в глубь полей

Далеко нивы расходились;

Вдали  степей синела ширь

И Феодосьев монастырь,

Высоким тыном обнесенный,

Венчал собою холм зеленый.

 

Отрадно стало и светло

В душе Василька. Грудь дышала

Спокойно. Утро принесло

Ему с собою дум немало.

Как львенок, вышедший впервой

На  лов, тряхнул он головой,

Глаза его сверкали смело:

Он  замышлял большое дело.

 

На съезде в Любече князья

Решили: княженецкой власти

Опоры  нет; что воронья,

Мы  Русь родную рвем на части.

Пусть каждый  отчиной своей

Владеет в мире с этих дней,

И да не будет ссор меж нами...

Мы  братья,- нам ли быть врагами?

 

Василько думает: «Пойду

Теперь я смело к Теребовлю

И хитрым ляхам на беду

Зимой дружину приготовлю.

Давно душа моя горит

Взять землю ляшскую на щит

И Руси недругов лукавых

Похоронить в глухих дубравах.

 

Потом в Дунай ладью спущу

И на болгар грозой ударю,

И ратной славы поищу

Себе и брату Володарю;

Сожгу их села, и в полон

Возьму детей, девиц и жен,

И потоплю в волнах Дуная

Всю силу славного их края.

 

Потом за помощью  приду

Я к Святополку с Мономахом

И половецкую орду

В глухих степях развею прахом.

Я дам  родимой  стороне

Покой, хотя пришлось бы мне

Лечь головой в борьбе кровавой...»

Так думал правнук Ярослава.

 

Так он задумывал одно,

Но у Давыда с Святополком

Другое было решено

На  их совете тихомолком.

«Василько,- думал князь Давид,-

Мое добро себе рачит.

Покуда род его не вымер,

За мной не крепок Володимер».

 

«Возьми его, он ворог злой,

Не родич нам,- шептал он брату,-

Ужели хочешь Киев свой

Отдать ему, как супостату?

В крови потопит и в слезах

Он нашу землю. Мономах,

Его пособник произволу,

С ним заодно кует крамолу.

 

Как звери лютые, придут

Они с наемной силой вражьей,

Владимер Галицкий возьмут,

Отнимут стол великокняжий.

Нет правды, верь мне, в их сердцах!

И дикий половец и лях

На Русь пойдут за ними следом.

Иль замысл их тебе не ведом?

 

О том, что мыслит князь-изгой,

Мои дозналися бояре:

Он запалит костер большой -

И нам, брат, сгибнуть в том пожаре.

Возьми  ж  его, пока он тут;

Напрасен будет после труд:

Мешать  нам плохо волку в ловле,

Когда он будет в Теребовле.

 

Сам бог нам с властью дал устав -

Блюсти  от зла свою державу».

И внял великий князь, сказав:

«Да будет так! Когда ж неправо

Ты молвишь - бог тебе судья.

Нам  не простят того князья,

Противу нас найдут улики,

И будет то нам в стыд великий».

 

И князь на Рудицы послал

Василька звать на именины.

Там, недалеко от забрал

И киевских бойниц, с дружиной

Передвигаясь в город свой,

Стал станом княжич  удалой,

Про то не ведая, что вскоре

Его постигнет злое горе.

 

         2

 

Звонят к обедне. Стольный град

Проснулся. Ясен день холодный.

В стану Васильковом скрипят

Телеги с рухлядью походной.

Трясет серебряной уздой

И стременами конь княжой

Перед княжьим шатром закрытым,

Храпит и в землю бьет копытом.

 

Kopмилич княжичий, старик,

Торопит в путь дружину с князем.

«Нам впереди поход велик,-

Как раз обоз в грязи увязим.

Пойдем-ко, князь! Того и жди,

Польют  осенние дожди,

И стой тогда в болотной тине!

Вели-ко стан снимать дружине!»

 

Василько вышел из шатра,

Чтоб нарядить, уладить сборы,

Проститься  с берегом Днепра,

Взглянуть на киевские горы.

Быть  может, долго не  видать

Тех  мест, где веры благодать

Над  темной Русью просияла,

Где Русь крещенье восприяла.

 

И грустно сердце сжалось в нем,

Как будто чуя скорбь и горе,

И вспомнил княжич о былом

И о княжой недавней ссоре.

«Мне, может,- думал он,- сулит

Судьба в грядущем ряд обид,

От близких родичей - истому,

И вместо славы - паполому.

 

В худое время мы живем,

За распри друг на друга ропщем;

Радеет всякий о своем,

А о земле, наследьи общем,

Никто не хочет пожалеть,

Отдав ее врагам на снедь.

Мы вместо мира, устроенья

Заводим ссоры да смятенья.

 

Великий прадед Ярослав!

Берег ты землю  от печали,

Храня отеческий устав,-

И наши вороги молчали.

Могуч, как древле царь Давид,

Ты громкой славой был покрыт;

 

Но время тихое минуло -

И Русь в крамолах  потонула».

Так Ростиславич размышлял

О распре - княжеской заразе,

А перед ним уже стоял

Посол от киевского князя

И молвил; низко поклонясь:

«Зовет тебя на праздник князь

И просит в Киев, господине,

Для именин приехать ныне».

 

«Мне дома быть пора давно,-

Князь отвечал,- гулять не время:

Рать будет дома неравно,

Да и других забот беремя.

Коль призван править князь землей,

Ему гостить в земле чужой

Не след: в семье владыка нужен...

Скажи: теперь я недосужен».

 

Ушел гонец; но вслед за ним

Великий князь прислал другого:

«Хоть на денек приди к родным,-

С гонцом княжое было слово,-

Об этом я прошу любя».

Давыд прибавил от себя:

«Пожалуй в Киев нынче, брате!

Куда спешишь? Не слышно рати!

 

Отказ твой семя к распре даст.

Ужели хочешь новой ссоры?

На злое дело князь горазд,

И в нем вражда созреет скоро:

Из друга сделаться врагом

Ему не диво,- знай о том.

Коль не приедешь к Святополку,

Не будет в съезде нашем толку».

 

Василько вымолвил: «Аминь!

О ссоре мне и думать больно».

Он стан отправил на Волынь

И сам поехал в Киев стольный.

Торопит он и бьет коня;

Но конь, уздечкою звеня,

Идет неспешно и лениво,

Храпит, потряхивая гривой.

 

Беспечно едет князь вперед.

Навстречу отрок приближенный

Спешит от киевских ворот

К нему, печальный и смущенный;

Он стал пред ним и говорит:

«Не езди, князь! Беда грозит!

Вернись - иль быть греху да брани!

Тебя возьмут, вернись заране!

 

Не езди: Киев-западня,

Поверь моей правдивой речи.

Верни ретивого коня,-

Твоя дружина недалече,

И ты, как дома, будешь с ней.

Уйди подальше от князей,-

Они лишат тебя удела,

В них мысль ехидная созрела».

 

«За что ж князья меня возьмут? -

Спросил Василько удивленный.-

Не верю я, нет правды тут,

Схватить нельзя же беззаконно?

Я Святополка не боюсь:

Не для того со мной союз

Скрепил он крестным целованьем,

Чтоб встретить гостя злодеяньем.

 

Ходил я всюду напрямик,-

Зачем назад мне возвращаться?

Я в битвах взрос и не привык

От юных лет врагов бояться».

Так Ростиславич отвечал

И путь свой в Киев продолжал:

Был княжич чист и прям душою,

Не знался с хитростью людскою.

 

Спокоен в Киев въехал он

И у хоромин княженецких

Остановился. Окружен

Толпой дружинников и детских,

Выходит к гостю на крыльцо

Великий князь; его лицо

Омрачено; с улыбкой странной

Он молвил: «Здравствуй, гость желанный!»

 

И ввел его он в тот покой,

Где князь Давыд, потупя очи,

Поникнув  хитрой головой,

Сидел, темней осенней ночи.

Увидев  гостя, вздрогнул он,

И на приветливый поклон

И  речи князя молодого

Не  может вымолвить ни слова.

 

Василько весел и не ждет

Грозы;  а гром над головою,

И скоро час беды придет.

Великий князь кривит душою,

Кривит пред ним, а князь Давыд,

Немой, как рыба, вниз глядит.

Ждут  слуги взгляда, и готовы

Для Ростиславича оковы.

 

         3

 

Прошло с тех пор четыре дня.

В местечке Вздвиженье тревога:

И шум, и смердов беготня

В избе священника убогой.

Толпа Давыдовых людей

Теснится около дверей,

И двое слуг несут в ворота

В ковры завернутое что-то.

 

То князь Василько. Но зачем

В таком печальном он наряде

Лежит без чувств, бессилен, нем?

В глухую ночь, вчера, в Белграде,

Он был злодейски ослеплен.

Недавний сбылся князя сон!

Полуживой, он дышит еле...

Давыд достиг желанной цели.

 

Народом полон ветхий сруб,

Скрипят гнилые половицы;

На лавке князь лежит, как труп...

Лицо порезано, зеницы

Из впадин вырваны глазных,

И страшно кровь чернеет в них;

Разбита грудь его, и тело

Изнемогло и посинело.

 

Сняла с Василько попадья

Рубаху, кровью залитую,

И говорит: «Какой судья

Тебе назначил казнь такую!

Али так много грешен ты,

Что ни очей, ни красоты

Не пощадили?.. Вепрь не станет

Так мучить, тур так не изранит!

 

Давно на свете я живу,

Годам и счет-то потеряла;

Но ни во сне, ни наяву

Такой я казни не видала.

Худое времечко пришло:

Рвут людям очи, в братьях зло,-

Знать, нету в мире божья страху!»

И стала мыть она рубаху.

 

И слезы горькие свои

На полотно она роняла.

От плача старой попадьи

Очнулся князь... Не мог сначала

Припомнить он: что было с ним?

И, лютой жаждою томим,

Он простонал. Тот стон услыша,

Хозяйке стража шепчет: «Тише!»

 

Над ним нагнулась попадья;

Ее почувствовав дыханье,

Василько вымолвил: «Где я?»

И заглушив в себе рыданья,

Она, качая головой,

Сказала: «В Вздвиженье, родной!»

И грудь его с печалью тяжкой

Покрыла вымытой рубашкой.

 

Рукою грудь ощупал он

И через силу приподнялся;

Бледнеет стража: страшный стон

И вопль княжой  в избе раздался.

Рыдая, он к скамье приник,

И проходили в этот миг

Перед духовными очами

Слепца видения рядами.

 

Припомнил он, честной как крест

На съезде братья целовали:

Надежды  светлые на съезд

Они великий возлагали.

И вот - нарушен земский мир!

На страшный, вновь кровавый пир,

Для казни, прежних казней злейшей,

Призвал Василька князь старейший.

 

Припомнил он, как без причин

Он схвачен был по воле братской,

Как на глазах его Торчин

Точил свой нож в избе белградской.

Заране свет померк в очах...

Как дикий барс лесной в сетях,

Боролся княжич с сильной стражей,

Но не осилил злобы княжей.

 

Не мог он выдержать борьбы...

Василька на пол повалили

Немилосердные рабы

И грудь доской ему сдавили;

Уселись конюхи на ней,

Взмахнул ножом Торчин-злодей,

Несчастный вскрикнул и рванулся -

И теплой кровью захлебнулся...

 

И божий мир для князя стал

Безмолвно глух, как склеп огромный;

Без чувств и памяти, он спал,

Как труп под ризой смерти темной;

Но был недолог этот сон!

О! для чего проснулся он,

Зачем вернулося сознанье

К нему для  нового страданья!..

 

Весь ужас участи своей

Теперь лишь понял князь несчастный;

Сознанье это смерти злей,

И князь зовет ее напрасно,

И с громким воплем говорит:

«Кто свет очей мне возвратит?

О, пусть господь воздаст Давыду

За кровь, за муку, за обиду! -

 

И, участь горькую кляня,

Припал Василько к изголовью.-

Зачем снимали вы с меня

Рубашку, залитую кровью,-

Перед всевышним судией

Предстал бы я в рубашке той -

И кровь ему б заговорила

Звончее труб, слышнее била!»

 

Лишь перед утром князь затих.

В избушке ветхой было жутко;

Едва мерцал, дымясь, ночник;

В сенях дремали слуги чутко;

Храпели кони у крыльца;

И попадья у ног слепца,

Очей усталых не смыкая,

Сидела, точно мать родная.

 

В его расстроенном уме

Не рассветало, сердце ныло;

Как в замуравленной тюрьме,

В груди темно и пусто было.

Его надежд  блестящих  ряд,

Все, чем досель он был богат,

Все было отнято с очами

И в грязь затоптано врагами.

 

И не видал несчастный князь,

На жестком ложе плача глухо,

Как вскоре стража поднялась,

Как ставень вынула старуха

И солнца луч блеснул в окно.

До гроба было суждено

Ему нести страданья цепи

И в мире жить, как в темном склепе.

 

         4

 

Неудержимая летит

Повсюду весть о деле черном.

Для всех чудовищем Давыд

Стал ненавистным и позорным.

В стенах хором и тесных хат

Гремят проклятья, как набат,-

Клянут князья, бояре, смерды

Давыдов суд немилосердый.

 

Как в бурю грозная волна,

Весть о злодействе небывалом

Всем одинаково страшна -

И старикам и детям малым.

Молва стоустая донесть

Спешит нерадостную весть

До Перемышля  на Волыни

И до Васильковой княгини.

 

Досель счастливая, она

Врасплох застигнута бедою

И вестью той поражена,

Как лебедь меткою стрелою.

Яд горя в грудь ее проник,

И светлой радости родник

Иссяк в душе. Заполонила

Ее тоска, ей все постыло.

 

Ее Василько ослеплен!

Как с этим горем примириться?..

Бежит от глаз княгини сон;

Когда ж заснет, то муж ей снится:

Блестит на князе молодом

С высоким яловцем шелом,

И цареградская кольчуга

С крестом надета на супруга.

 

В руке Васильковой копье;

Глаза, как уголья, сверкают;

Когда ж он взглянет на нее -

Она, голубка, так и тает;

На сына взглянет - и вздохнет,

И на губах его мелькнет

Улыбка ласки и привета,-

И любо ей приметить это.

 

И снятся ей былые дни,

Дни невозвратного веселья...

Прошли-промчалися они!

Княгиню скорбь крушит, как зелье.

Ее супруг-слепец, в плену!..

Кто защитит его жену?

Кто приголубит крошку сына?

С кем в бой пойдет его дружина?

 

Едва ль его освободят

Его дружинники, бояре.

Но разве умер старший брат?

Иль воев нет у Володаря,

Давно испытанных в боях?

Иль не восстанет Мономах,

Всегдашний враг деяний темных,

Протнву братьев вероломных?

 

И одолеть не в силах гнев,

Услыша весть о новом горе,

Владимир вспрянул, точно лев,

И шлет гонца к Олегу вскоре.

«Доколе нам  коснеть во зле?-

Он пишет.- Всей родной земле

Грозит беда,- судите сами:

Давыд повергнул нож меж нами.

 

Коль не исправим зла того

И не упрочим мир желанный,

То брат на брата своего

Восстанет в злобе окаянной,

К крови потопится земля,

Селенья наши и поля

Возьмут враги, разрушат грады,

И сгибнут в распрях наши чада.

 

Раздорам надо быть концу,-

Давно мы ими Русь бесславим.

Придите, братья, к Городцу,-

Скорее вместе зло исправим,

Стоять за правду вы клялись».

И княжьи счеты улеглись

Перед бедою этой новой,

Исчез в них дух вражды суровой.

 

И Святославичи пришли,

Спеша исправить злое дело,

Туда, где грозный страж земли

Уже стоял с дружиной смелой.

К борьбе нешуточной готов,

Отправил в Киев он послов

С такою речью к Святополку:

Зачем затеял он размолвку?

 

Зачем нарушил клятву он -

Не изнурять земли враждою?

За что Василько ослеплен,

Давыду выдан головою?

Когда вина была на нем,

Зачем судил своим судом?

Об этом дал бы братьям вести,

Мы рассудить сумели б вместе.

 

«Не я слепил его - Давыд,-

Князь Святополк на то ответил,-

Великий грех на нем лежит:

Он сесть на стол Давыдов метил,

Хотел со мной затеять рать,

И стол и жизнь мою отнять,

И с Мономахом заедино

Взять Туров, Пинск и Погорину.

 

Не сам о том дознался я -

Мне обо всем Давыд поведал.

За то ль винят меня князья,

Что я Васильке воли не дал?

Вины своей не признаю

Пред ними. Голову свою

Сложить мне не было охоты.

Пускай с Давыдом сводят счеты».

 

«Уверишь братьев ты навряд,-

Сказали посланные мужи,-

Что не тобой Василько взят:

Ты взял,- вина твоя наруже».

И разошлися до утра,

Чтоб с новым днем по льду Днепра

Под стольный Киев перебраться

И с князем в поле посчитаться.

 

Не захотел пропасть в бою

Великий князь, объятый страхом.

Жалея голову свою,

Тогда бежать задумал к ляхам,

И, матерь русских городов,

Он Киев кинуть был готов;

Но не пустили киевляне

Его, бояся большей брани.

 

Нет, не успеет Мономах

Достигнуть утром переправы:

Чем свет весь Киев на ногах;

Но не воздвигнут величавый

Стяг Святополка у ворот,

Дружина княжья не зовет

Смущенных граждан к обороне,

И не стучат мечи о брони.

 

Великий князь, земли глава,

Боится пасть в бою открытом,

И Всеволожская вдова

Идет с отцом-митрополитом

В стан Мономаха; весь народ,

Сопровождая крестный ход,

Усердно молится иконам,

И полон город красным звоном.

 

Перед Владимиром склонясь,

Сказала старая княгиня:

«Будь милосерд, родной мой князь!

К тебе пришли мы с просьбой ныне.

Князь, покажи нам милость въявь

И новой скорби не прибавь

В правдивом гневе к нашим болям,-

Тебя о том мы слезно молим.

 

Земли защитник ты, не враг,

Не половчин, не Торчин ярый!»

Заплакал горько Мономах,

Услыша вопль княгини старой.

И говорит он братьям речь:

«Ужель нам землю не беречь?

Ее отцы трудом стяжали,

А мы терзать в раздорах стали!

 

Как сын, Василько мной любим,-

Но обреку ль бедам и мщенью

Людей, невинных перед ним

И не причастных преступленью?

Пусть бог воздаст его врагам

По их неправедным делам,

Но мы невинных не осудим».

И дал он мир земле и людям.

 

          5

 

Волынь в тревоге. Снова рать,

И дух вражды опять повеял;

Князь Володарь заставил сжать

Давыда то, что он посеял.

Васильке им освобожден;

За ослепленье и полон,

За муки все отмстить заклятым

Своим врагам идет он с братом.

 

Уже не в силах Мономах

Остановить кровопролитья,

И пробудил Давыда страх,

Как гром, от сладкого забытья.

Его советники бегут;

Но братья требуют на суд

Их, виноватых в грозной брани,

И ставят виселицы в стане.

 

И должен выдать их Давыд,

И должен сам понесть бесчестье.

Слепец разгневанный грозит

И Святополку страшной местью.

Став с Володарем на Рожне,

Предать разгрому и войне

Без сожаленья и пощады

Он хочет княжеские грады.

 

В душе Василька ночи тень,

И этот мрак, как смерть, ужасен,

А божий мир так светел. День

Весенний радостен и ясен;

Деревья в зелень убраны;

Тепло, но веянье весны

Грудь Ростиславича не греет:

В ней скорби лед, в ней злоба зреет.

 

Луч солнца ласково скользит

По золоченому оплечью -

Не видит солнца князь; громит

Он Святополка грозной речью.

«Вот чем мне клялся стольный князь!» -

Воскликнул он, остановясь

Перед дружиной боевою,

И поднял крест над головою.

 

«Он отнял свет моих очей,

Теперь отнять и душу хочет.

И так я нищего бедней!

Я рад бы плакать, но не точат

Мои слепые очи слез,

И грудь больную злее ос

Терзают страшные недуги...

За жизнь мою постойте, други!»

 

Пал Святополков скоро стяг.

Великокняжая дружина

Бежит, разбитая во прах.

Покрыта павшими равнина,

Где совершен упорный бой;

Но не ликует князь слепой,

Победы славной слыша звуки,

А говорит, поднявши руки:

 

«От верных ратников моих

Бегут и пешие и кмети

Уже не первый раз; для них,

Как пир, утешны битвы эти.

А я, несчастный, слыша гром,

Могу лишь в воздухе мечом

Махать, грозя врагам безвредно.

Меня не тешит крик победный.

 

На свете горько жить слепцу.

Что мне в моей ненужной силе,

Коль не могу лицом к лицу

С врагом сойтися?- Лишь в могиле,

Когда придет моя пора,

Увижу ясный свет утра

Я после долгой, страшной ночи,

И только смерть вернет мне очи!..»

 

1876

45ll.net

Иван Суриков. Лучшие стихи Ивана Сурикова на портале ~ Beesona.Ru

Иван Захарович Суриков (25 марта [6 апреля] 1841 - 24 апреля [6 мая] 1880) - русский поэт-самоучка, представитель «крестьянского» направления в русской литературе. Автор хрестоматийного стихотворения "Детство". Другое его стихотворение, «В степи», в народной переработке стало популярнейшей песней «Степь да степь кругом». На его стихи П.И.Чайковский написал романс «Я ли в поле да ни травушка была». Суриков преимущественно лирик. Он с гордостью сознавал себя демократом и считал свою поэзию наследницей музы Кольцова и Никитина. Не в силах вырваться из тисков нищеты, Иван Суриков до конца жизни был вынужден торговать железным старьём и угольём; умер он от чахотки в расцвете своего незаурядного таланта. Поэт умер в Москве от чахотки 24 апреля (6 мая) 1880, в бедности.

НазваниеТемаДата
Ярко солнце светит
Над широкой степью
Где ты, моя юность?.. 1866
У могилы матери
Встало утро, сыплет на цветы росою… 1872
Мне доставались не легко
Косари
Эх ты, доля, эх ты, доля…
Что грустно мне? О чем я так жалею?.. 1875
Немочь
Утро
Засветилась вдали, загорелась заря
Цветы
День вечереет, облака… Стихи о природе 1868
Зима
Занялася заря
За окном скрипит береза… Стихи о природе, Стихи о зимней природе, Стихи о всех временах года 1868
Шум и гам в кабаке… 1867
Не корите, други
Черствеет сердце, меркнет ум
Загорелась над степью заря
В зеленом саду соловушка… Стихи о природе, Стихи о животных 1865
Сиротой я росла
Детство
Где ты, моя юность
На дворе бушует ветер… 1863
Вот и степь с своей красою… Стихи о природе 1878
Верба
Доля бедняка
Работники
Если б легкой птицы … 1876
Весна Стихи о природе, Стихи про весну
Я ли в поле да не травушка была… Стихи о природе 1870
Белый снег, пушистый
Горе
Садко у морского царя 1872
И вот опять пришла весна Стихи о природе, Стихи про весну
Всё люди, люди!.. Тьма людей!.. 1878
Солнце утомилось… 1865
Ночь тиха, сад объят полутьмою… Стихи о природе 1869
Не грусти, что листья… Стихи о природе, Стихи о весенней природе, Стихи о всех временах года 1876
Дети
Засветилась вдали, загорелась заря… 1869
Вот и степь с своей красою
Нужда
Ночь тиха, сад объят полутьмою
Мне доставались нелегко… 1875
Мороз
Жница
День я хлеба не пекла
И вот опять пришла весна… Стихи о природе, Стихи о весенней природе, Стихи о всех временах года 1872
Умирающая швейка 1875
Я, весь измученный тяжелою работой… 1876
Что не реченька
Швейка
Честь ли вам, поэты-братья
Много спели горьких песен
Богатырская жена
Кручинушка
Песня-быль 1879
И.И. Барышеву («Когда расстанусь я с землей…») 1879
За окном скрипит береза
Мёртвое дитя 1867-1868
Честь ли вам, поэты-братья… 1878
Погоняй, ямщик, скорее!.. 1878
Помнишь, были годы… 1869
Много спели горьких песен… 1875
Трудящемуся брату
Я отворил окно. Осенняя прохлада… 1876
Казнь Стеньки Разина
Песня
У могилы друга
У пруда
Во тьме
Когда взгляну порою в глубь я… 1876
Я ли в поле да не травушка была
Удалой
На мосту
Погоняй, ямщик, скорее
В степи
Садко
Встало утро, сыплет на цветы росою
В зеленом саду соловушка
Утро в деревне
Что шумишь, качаясь
И. И. Барышеву
День я хлеба не пекла… 1868
Думы
По дороге
Я отворил окно. Осенняя прохлада

www.beesona.ru

Иван Суриков. Стихи для детей. Произведения и биография — Сказки. Рассказы. Стихи

Стихотворения Ивана Сурикова.Стихи для детей. Список произведений.Биография и творчество Сурикова.

 

Детство
Бедность
Утро в деревне
Тонкая рябина
Утро
Солнце утомилось
Занялася заря
Верба
Дети
Грезы
Ярко солнце светит
Степь
Весна
Зима
После дождя
На берегу
Мороз
Белый снег, пушистый…
В зареве огнистом…
В ночном
В степи
И вот опять пришла весна…
Осенью
Осень… Дождик ведром…
Цветы
Малороссийская песня

 

Читать все стихотворения Сурикова.Список произведений.
Читать стихи и басни других авторов

 
Иван Захарович Суриков – талантливый поэт-самоучка, который был ярким представителем «крестьянского» направления в литературе. Многие его произведения превратились в народные песни: «Сиротой я росла», «В степи», «Рябина» и т. д. На слова поэта писали музыку такие известные композиторы, как Чайковский, Даргомыжский, Римский-Корсаков и Бородин.

 

Краткая биография Ивана Захаровича Сурикова

 
Детство
 

Иван Суриков родился в деревне Новосёлово (Ярославская губерния) в 1841 году. Отец мальчика жил в Москве. Туда он уехал на заработки, ещё будучи молодым. Сначала пришлось побыть подручным, а потом послужить приказчиком на рынке. В итоге отец Ивана открыл свою овощную лавку. Захар Суриков лишь изредка приезжал в деревню, чтобы навестить родных.

 
Переезд в Москву
 

До девяти лет болезненный, слабый и тихий Иван прожил в деревне. Её спокойный, мирный, простой уклад и красота окрестностей произвели на будущего поэта неизгладимое впечатление. Спустя годы читатели смогут наблюдать в творчестве Сурикова деревенские мотивы. Но это потом… В 1849 году Иван с мамой переехал в Москву к отцу. Мегаполис с его удушливым воздухом, отсутствием простора, грязью и шумом отрицательно подействовал на мальчика. Он ещё больше замкнулся в себе. На десятом году жизни родители отдали Ивана на обучение сёстрам Финогеновым из купеческого рода. Они научили будущего поэта церковной и гражданской азбуке, письму, чтению, религии и т. д. Едва освоив грамоту, маленький Суриков стал жадно «поглощать» книги. Причём он читал всё, что попадалось под руку. Это были и романы, и путешествия, и сказки, и жития святых и т. д.

 
Знакомство Сурикова с поэзией
 

Вскоре биография Ивана Захаровича Сурикова пополнилась знаковым событием – мальчик впервые прочитал стихи. Это были басни Дмитриева, песни Цыганкова и ряд романов Мерзлякова. После прочтения данных произведений мальчик почувствовал едва различимое влечение к поэзии. Так как Иван обучался «на старинный лад», он не читал стихи, а распевал их. Этот «натуральный» способ Суриков использовал в будущем для проверки размера своих творений. И оставил он его только тогда, когда познакомился с теорией стихосложения. Живший по соседству чиновник Ксенофонт Добротворский ещё больше пристрастил мальчика к чтению. Он регулярно давал ему книги из своей библиотеки.

 
Первая работа и первое стихотворение Ивана Сурикова
 

Как только Иван Захарович Суриков, краткая биография которого известна всем любителям отечественной поэзии, достиг подросткового возраста, отец посадил юношу за прилавок. Его совершенно не интересовали увлечения мальчика. Но Иван не бросил чтения и продолжал заниматься им украдкой. Вскоре влечение юноши к поэзии выразилось конкретным произведением. Мальчик написал первый стих, на который его вдохновил произошедший в их доме пожар. Добротворский похвалил Сурикова и посоветовал ему продолжать. Вдохновлённый словами своего наставника, Иван сочинил несколько пьес в форме песентябрь.

 
Критика
 

К 1857 году Иван Захарович Суриков, написал целую тетрадь стихотворений. Мальчику едва минуло 16 лет. По совету друзей, он отнёс свои стихи двум русским поэтам. Один из них принял тёплое участие и дал полезные советы. От второго же пришёл настолько неблагоприятный отзыв, что Иван впал в уныние. Тем не менее, юный поэт не забросил стихосложение, а лишь стал работать усерднее. Суриков совершенствовал звучность, плавность и форму своих произведений. И это дало свои результаты: в стихах появилась художественность и простота образов.

 
Разорение отца
 

Вскоре отец мальчика решил заняться расширением торгового дела. Биография Ивана Захаровича Сурикова гласит, что жизнь его с этого момента сделала новый виток. Несмотря на новую загруженность (отчётность и работу за прилавком), юный поэт смог выкраивать время на своё любимое занятие. Желая быстро разбогатеть, отец Ивана стал играть на скачках. Это привело к серьёзным убыткам. Захар запил, лишь усугубив положение. В итоге разорились обе его лавочки. Отцу мальчика пришлось уехать в деревню, а сам юный поэт устроился подручным к брату Захара.

 
Работа у дяди
 

Биография Сурикова Ивана Захаровича описывает этот период его жизни как довольно тяжёлый. Капризный и придирчивый дядя ещё больше загружал юного поэта работой. Ивану приходилось не только обслуживать покупателей, но ещё и развозить товары по заказчикам, а также подметать лавку. Свободного времени на любимое чтение и стихосложение у Сурикова почти не оставалось. Жизнь у дяди становилась просто невыносимой. В итоге Суриков продал всё имеющееся имущество и снял на Тверской маленькое помещение. Также он вместе с мамой занялся покупкой и продажей старого лома. Дело пошло особенно бойко, когда Иван, помимо железа, стал торговать каменным и древесным углём.

 
Обретение независимости
 

Став самостоятельным, поэт смог вернуться к своему любимому занятию. С начала 60-х биография Ивана Захаровича Сурикова пополнилась рядом важных событий. Одним из них стало знакомство с поэтом Плещеевым. Последний разглядел в молодом человеке талант и смотивировал его к дальнейшему самообразованию и творчеству. Несколько наиболее удачных стихов Плещеев отправил редактору журнала «Развлечения» Миллеру. Первое из них было опубликовано в 1863 году. Окрылённый успехом, Иван стал ещё строже относиться к созданию своих произведений. Плещеев помог ему в совершенствовании стиха и формы. Но вскоре в жизни молодого поэта настал кризис.

 
Трудный этап

 
Иван Захарович Суриков (краткая биография,предназначенная для детей , также подробно описывает этот период) потерял мать, а из деревни вернулся его отец. Он поселился у сына и вёл нетрезвый образ жизни. Потом Захар женился на раскольнице – сварливой женщине с тяжёлым характером. Иван не мог её терпеть и покинул дом. Для молодого поэта началась жизнь, полная скитаний, лишений и постоянных поисков работы. Суриков перепробовал несколько профессий: ученик в типографии, переписчик, подручный…

 
Новые публикации Сурикова
 

Когда мачеха ушла, обобрав до нитки Захара, Иван вновь поселился у отца и занялся торговлей. Не забывал он и про перо. «Развлечения», «Иллюстрированная газета», «Воскресный досуг» — вот те издания, в которых публиковался Суриков Иван Захарович (биография для детей будет весьма интересной, если зачитать им хотя бы несколько отрывков из стихотворений, напечатанных в этих журналах). Талант и известность поэта росли в геометрической прогрессии. В 1871 году вышло первое собрание его сочинений, включающее 54 пьесы.

 
Кружок поэтов-самоучек
 

На этом краткая биография Сурикова Ивана Захаровича подходит к концу. Осталось раскрыть ещё пару важных моментов. Ивану всегда импонировали такие же самоучки, как он сам. Поэтому Суриков решил организовать соответствующий кружок, в который вошли Радиенов, Григорьев, Раззоренов, Дерунов, Кондратьев, Тарусин и др. Вместе они выпустили в 1872 году альманах «Рассвет». А в 1875-м увидело свет 2-е издание сборника стихов поэта. Об этом нам говорит любая биография Ивана Сурикова. Для детей он, кстати, писал замечательные стихотворения. На середину 70-х пришёлся пик поэтической карьеры героя нашего повествования.

 
Последние годы
 

В последние годы жизни поэт оказался в тяжёлых условиях. Денег постоянно не хватало. Это подорвало его силы и здоровье. Серьёзно болеть Суриков начал с 1879 года. У поэта развивалась чахотка. 3-е издание его стихов принесло некоторые средства, и Иван Захарович поехал на них лечиться в Самарские степи. С этой же целью он прожил некоторое время в Крыму. Но лечение не помогло, чахотка прогрессировала. В апреле 1880 году поэт умер и был похоронен в Москве на Пятницком кладбище.
 
В 1910 году несколько российских литературных сообществ отпраздновали 30-летие со дня кончины Сурикова. По этому случаю на могиле поэта установили памятник.

 

Читать все стихи Сурикова.Список произведений.
Читать стихи и басни других авторов  

skazkibasni.com

Детство — Суриков. Полный текст стихотворения — Детство

Вот моя деревня:
Вот мой дом родной;
Вот качусь я в санках
По горе крутой;

Вот свернулись санки,
И я на бок — хлоп!
Кубарем качуся
Под гору, в сугроб.

И друзья-мальчишки,
Стоя надо мной,
Весело хохочут
Над моей бедой.

Всё лицо и руки
Залепил мне снег…
Мне в сугробе горе,
А ребятам смех!

Но меж тем уж село
Солнышко давно;
Поднялася вьюга,
На небе темно.

Весь ты перезябнешь, —
Руки не согнёшь, —
И домой тихонько,
Нехотя бредёшь.

Ветхую шубёнку
Скинешь с плеч долой;
Заберёшься на печь
К бабушке седой.

И сидишь, ни слова…
Тихо всё кругом;
Только слышишь: воет
Вьюга за окном.

В уголке, согнувшись,
Лапти дед плетёт;
Матушка за прялкой
Молча лён прядёт.

Избу освещает
Огонёк светца;
Зимний вечер длится,
Длится без конца…

И начну у бабки
Сказки я просить;
И начнёт мне бабка
Сказку говорить:

Как Иван-царевич
Птицу-жар поймал,
Как ему невесту
Серый волк достал.

Слушаю я сказку —
Сердце так и мрёт;
А в трубе сердито
Ветер злой поёт.

Я прижмусь к старушке…
Тихо речь журчит,
И глаза мне крепко
Сладкий сон смежит.

И во сне мне снятся
Чудные края.
И Иван-царевич —
Это будто я.

Вот передо мною
Чудный сад цветёт;
В том саду большое
Дерево растёт.

Золотая клетка
На сучке висит;
В этой клетке птица
Точно жар горит;

Прыгает в той клетке,
Весело поёт,
Ярким, чудным светом
Сад весь обдаёт.

Вот я к ней подкрался
И за клетку — хвать!
И хотел из сада
С птицею бежать.

Но не тут-то было!
Поднялся шум-звон;
Набежала стража
В сад со всех сторон.

Руки мне скрутили
И ведут меня…
И, дрожа от страха,
Просыпаюсь я.

Уж в избу, в окошко,
Солнышко глядит;
Пред иконой бабка
Молится, стоит.

Весело текли вы,
Детские года!
Вас не омрачали
Горе и беда.

www.culture.ru

Иван Суриков - Зима: стих, читать текст "Белый снег, пушистый в воздухе кружится"

Белый снег, пушистый
В воздухе кружится
И на землю тихо
Падает, ложится.

И под утро снегом
Поле забелело,
Точно пеленою
Всё его одело.

Тёмный лес что шапкой
Принакрылся чудной
И заснул под нею
Крепко, непробудно…

Божьи дни коротки,
Солнце светит мало, —
Вот пришли морозцы —
И зима настала.

Труженик-крестьянин
Вытащил санишки,
Снеговые горы
Строят ребятишки.

Уж давно крестьянин
Ждал зимы и стужи,
И избу соломой
Он укрыл снаружи.

Чтобы в избу ветер
Не проник сквозь щели,
Не надули б снега
Вьюги и метели.

Он теперь покоен —
Всё кругом укрыто,
И ему не страшен
Злой мороз, сердитый.

Анализ стихотворения «Зима» Сурикова

В произведении Ивана Захаровича Сурикова «Зима» лирично и душевно описан приход снежной поры в мир. Строки этого стихотворения содержат как описание сердитого мороза, так и, в противовес, мягкого уюта этого времени года.

Но лишь на первый взгляд это произведение описывает только зиму, на самом деле в нем есть и размышления о смысле жизни – ведь она полностью подчиняется природе, и описание крестьянских будней, и ощущение полного спокойствия и гармонии с окружающим миром.

Написан стих в 1880 году в жанре пейзажной лирики. В стихотворении восемь строф, каждая содержит четыре строки. Он написан трехстопным ямбом (двухсложный размер), в нем перекрестная рифмовка, рифма женская (ударение на предпоследнем слоге).

В произведении встречается множество средств художественной выразительности: эпитеты («злой», «пушистый», «сердитый»), олицетворения («морозы пришли», «лес заснул»), сравнения – «поле забелело, то пеленою, все его одело».

В строчке «вот пришли морозцы — и зима настала» заключена мысль о том, что вся наша жизнь подчинена законам природы, поэтому любые перемены в ней людям следует принимать с благодарностью и огромным удовольствием от каждого, даже незначительного, момента. Ведь тогда каждый миг нашей жизни будет наполнен очарованием и радостью.

«Уж давно крестьянин ждал зимы и стужи, И избу соломой он укрыл снаружи.» Когда поэт пишет о быте крестьянина, то отмечает, что даже в такой спокойный день у него все еще много забот – нужно вытащить и запрячь сани, чтобы ехать за дровами, подготовить избу к холодам, укрыв ее снаружи соломой, да и успевать следить за детьми, которые всё строят снеговые горы.

Большую часть своей жизни сам автор, Иван Суриков, прожил в деревне, и каждый приход зимы очарованно любовался тем, как темный лес за всего одну ночь полностью покрывался снежной шапкой и, будто на самом деле, засыпал на всю зиму, как на утро все поле было белым от ночного снегопада, как вдруг день становился короче, а солнца было все меньше. Именно поэтому он с такой легкостью передал читателю чувство деревенской жизни.

О таких сложных для понимания вещах такими простыми словами мог написать лишь по-настоящему талантливый человек, каким и был Иван Захарович. Он по праву считается одним из самых ярких, но при этом самобытных поэтов русских деревень. Именно он смог внести долю романтики в описание сельских будней, да так, что у большинства читателей возникло желание погулять по зимнему спящему лесу, побродить по заснеженному полю, прислушиваясь к хрусту под ногами, построить снеговую гору, наслаждаясь чистым освежающим воздухом.

rustih.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.