Стихи страшные сказки


Борис Пастернак - Страшная сказка: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Все переменится вокруг.
Отстроится столица.
Детей разбуженных испуг
Вовеки не простится.

Не сможет позабыться страх,
Изборождавший лица.
Сторицей должен будет враг
За это поплатиться.

Запомнится его обстрел.
Сполна зачтется время,
Когда он делал, что хотел,
Как Ирод в Вифлееме.

Настанет новый, лучший век.
Исчезнут очевидцы.
Мученья маленьких калек
Не смогут позабыться.

Анализ стихотворения «Страшная сказка» Пастернака

Свое антивоенное стихотворение «Страшная сказка» Борис Леонидович Пастернак опубликовал в год начала войны в журнале «Огонек».

Стихотворение написано в июле 1941 года. Его автору в эту пору исполнился 51 год, он отправил семью в эвакуацию, потом туда же – М. Цветаеву с сыном, а сам остался в Переделкине, наездами бывая в Москве. Он очевидец первых воздушных налетов на столицу, лично дежурил на крыше многоэтажки во время бомбардировок, участвовал в рытье блиндажей, учился стрелять на ускоренных курсах. В середине октября и он, наконец, покинул город. А к лету 1943 года Б. Пастернак станет фронтовым корреспондентом. Стихотворение – мгновенный фотоснимок первого впечатления от города в дни Великой Отечественной войны. По жанру – гражданская лирика, по размеру – ямб с перекрестной рифмовкой, 4 строфы. Лирический герой – сам автор, но говорит он от имени всего человечества. Интонация сдержанная, но за каждой строкой – концентрированная боль сердца. «Все переменится вокруг»: герой не сомневается, что враг будет разгромлен. Такая строка вселяет надежду в растерянных людей. «Отстроится столица»: жизнь и радость вернутся на эти улицы. Но: детей разбуженных (взрывами, пожарами, сиренами, криками) испуг вовеки не простится. С изменившимися лицами бродят люди по городу. Приходится бороться за жизнь, а еще – помогать, рискуя собой. Поэт с ледяным спокойствием угрожает врагу, призывает кару на его голову: сполна зачтется. «Ирод в Вифлееме»: как известно из Библии, царь Ирод, увидев в родившемся Христе своего соперника, претендента на земной трон, приказал истребить всех младенцев мужского пола до двухлетнего (на всякий случай) возраста. «Новый, лучший век»: с этим можно поспорить, в любом случае, автор имеет в виду время, хоть какую-то передышку, без кровопролития. Почему такое название? Ответом служит заключительная строфа: исчезнут очевидцы. Но и тогда повествование о войне и мученьях «маленьких калек» будет ужасать сердца. Эпитеты: лучший, изборождавший. Сравнение: как Ирод. Автор широко использует прием инверсии: настанет век, запомнится обстрел. Синекдоха: враг (единственное число в значении множественного). Тема памяти, исковерканного детства – важнейшая в этом стихотворении.

Произведение «Страшная сказка» Б. Пастернака можно назвать пророческим. В нем поэт предсказывает и возмездие врагам, и неотвратимую победу.

rustih.ru

Владимир Высоцкий - Песня-сказка о нечисти: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

В заповедных и дремучих
страшных Муромских лесах
Всяка нечисть бродит тучей и в проезжих сеет страх:
Воет воем, что твои упокойники,
Если есть там соловьи, то — разбойники.

Страшно, аж жуть!

В заколдованных болотах там кикиморы живут —
Защекочут до икоты и на дно уволокут.
Будь ты пеший,
будь ты конный — заграбастают,
А уж лешие —
так по лесу и шастают.

Страшно, аж жуть!

А мужик, купец и воин
попадал в дремучий лес —
Кто зачем: кто с перепою,
а кто сдуру в чащу лез.
По причине попадали, без причины ли,
Только всех их и видали — словно сгинули.

Страшно, аж жуть!

Из заморского из лесу,
где и вовсе сущий ад,
Где такие злые бесы —
чуть друг друга не едят,
Чтоб творить им совместное зло потом,
Поделиться приехали опытом.

Страшно, аж жуть!

Соловей-разбойник главный им устроил буйный пир,
А от их был Змей трёхглавый и слуга его — Вампир.
Пили зелье в черепах, ели бульники,
Танцевали на гробах, богохульники!

Страшно, аж жуть!

Змей Горыныч взмыл на древо, ну раскачивать его:
«Выводи, Разбойник, девок —
пусть покажут кой-чего!
Пусть нам лешие попляшут, попоют!
А не то я, матерь вашу, всех сгною!»

Страшно, аж жуть!

Все взревели как медведи:
«Натерпелись — сколько лет!
Ведьмы мы али не ведьмы, патриотки али нет?!
Налил бельма, ишь ты, клещ, — отоварился!
А ещё на наших женщин позарился!..»

Страшно, аж жуть!

И Соловей-разбойник тоже
был не только лыком шит —
Он гикнул, свистнул, крикнул: «Рожа,
ты, заморский паразит!
Убирайся, — говорит, — без бою, уматывай
И Вампира, — говорит, — с собою прихватывай!»

Страшно, аж жуть!

…А вот теперь седые люди помнят прежние дела:
Билась нечисть грудью в груди и друг друга извела.
Прекратилося навек безобразие —
Ходит в лес человек безбоязненно,

Не страшно ничуть!

rustih.ru

Александр Афанасьев - Рассказы о ведьмах (Страшные сказки): читать сказку для детей, текст онлайн на РуСтих

Вариант сказки 1

Поздним вечером приехал один казак в село, остановился у крайней избы и стал проситься: «Эй, хозяин, пусти переночевать!» — «Ступай, коли смерти не боишься». — «Что за речь такая!» — думает казак, поставил коня в сарай, дал ему корму и идет в избу. Смотрит — и мужики, и бабы, и малые ребятишки — все навзрыд плачут да богу молятся; помолились и стали надевать чистые рубашки. «Чего вы плачете?» — спрашивает казак. «Да вишь, — отвечает хозяин, — в нашем селе по ночам смерть ходит, в какую избу ни заглянет — так наутро клади всех жильцов в гроба да вези на погост. Нынешнюю ночь за нами очередь». — «Э, хозяин, не бойся; бог не выдаст, свинья не съест». Хозяева полегли спать; а казак себе на уме — и глаз не смыкает.

В самую полночь отворилось окно; у окна показалась ведьма — вся в белом, взяла кропило, просунула руку в избу и только хотела кропить — как вдруг казак размахнул своей саблею и отсек ей руку по самое плечо. Ведьма заохала, завизжала, по-собачьи забрехала и убежала прочь. А казак поднял отрубленную руку, спрятал в свою шинель, кровь замыл и лег спать. Поутру проснулись хозяева, смотрят — все до единого живы-здоровы, и несказанно обрадовались. «Хотите, — говорит казак, — я вам смерть покажу? Соберите скорей всех сотников и десятников да пойдемте ее по селу искать». Тотчас собрались все сотники и десятники и пошли по домам; там нету, здесь нету, наконец добрались до пономарской избы. «Вся, ли семья твоя здесь налицо?» — спрашивает казак. «Нет, родимый! Одна дочка больна, на печи лежит». Казак глянул на печь, а у девки рука отсечена; тут он объявил все, как было, вынул и показал отрубленную руку. Мир наградил казака деньгами, а эту ведьму присудил утопить.

Вариант сказки 2

В некотором королевстве жил-был король; у этого короля была дочь волшебница. При королевском дворе проживал поп, а у попа был сынок десяти лет и каждый день ходил к одной старушке — грамоте учиться. Раз случилось ему поздно вечером идти с ученья; проходя мимо дворца, глянул он на одно окошечко. У того окошечка сидит королевна, убирается: сняла с себя голову, мылом намылила, чистой водой вымыла, волосы гребнем расчесала, заплела косу и надела потом голову на старое место. Мальчик диву дался: «Вишь какая хитрая! Прямая колдунья!» Воротился домой и стал всем рассказывать, как он королевну без головы видел. Вдруг расхворалась-разболелась королевская дочь, призвала отца и стала ему наказывать: «Если я помру, то заставьте поповского сына три ночи сряду надо мною псалтырь читать». Померла королевна, положили ее в гроб и вынесли в церковь. Король призывает попа: «Есть у тебя сын?» — «Есть, ваше величество». — «Пусть, — говорит, — читает над моей дочерью псалтырь три ночи сряду». Поп воротился домой и велел сыну изготовиться.

Утром пошел попович учиться и сидит над книгою такой скучный. «О чем запечалился?» — спрашивает его старушка. «Как мне не печалиться, коли я совсем пропал?» — «Да что с тобой? Говори толком». — «Так и так, бабушка! Надо читать над королевною, а она ведь колдунья!» — «Я прежде тебя это ведала! Только не бойся, вот тебе ножик; когда придешь в церковь, очерти около себя круг, читай псалтырь да назад не оглядывайся. Что бы там ни было, какие бы страсти ни представлялись — знай свое, читай да читай! А если назад оглянешься — совсем пропадешь!» Вечером пришел мальчик в церковь, очертил ножом около себя круг и принялся за псалтырь. Пробило двенадцать часов, с гроба поднялась крышка, королевна встала, выбежала и закричала: «А, теперь ты узнаешь, как под моими окнами подсматривать да людям рассказывать!» Стала на поповича бросаться, да никак через круг перейти не может; тут начала она напускать разные страсти; только что ни делала — он все читает да читает, никуда не оглядывается. А как стало светать, бросилась королевна в гроб и со всего размаху повалилась в него — как попало!

На другую ночь то же приключилось; попович ничего не убоялся, до самого света безостановочно читал, а поутру пошел к старухе. Она спрашивает: «Ну что, видел страсть?» — «Видел, бабушка!» — «Нынче еще страшнее будет! Вот тебе молоток и четыре гвоздя — забей их по четырем углам гроба, а как станешь псалтырь читать — молоток против себя поставь». Вечером пришел попович в церковь и сделал все так, как научила старушка. Пробило двенадцать часов, гробовая крышка на пол упала, королевна встала и начала летать по всем сторонам да грозить поповичу; то напускала большие страсти, а теперь еще больше: чудится поповскому сыну, что в церкви пожар сделался, пламя так все стены и охватило; а он стоит себе да читает, назад не оглядывается. Перед рассветом королевна в гроб бросилась, и тотчас пожара как не бывало — все наважденье сгинуло! Поутру приходит в церковь король, смотрит — гроб открыт, в гробу королевна кверху спиной лежит. «Что такое?» — спрашивает мальчика; тот ему рассказал, как и что было. Король приказал забить своей дочери осиновый кол в грудь и зарыть ее в землю, а поповича наградил казною и разными угодьями.

Вариант сказки 3

Жил-был солдат, служил богу и великому государю пятнадцать годов, ни разу не видался с своими родителями. На ту пору вышел от царя приказ отпускать рядовых для свидания с своими сродственниками по двадцати пяти человек с роты; заодно с другими отпросился и наш солдат и отправился домой на побывку в Киевскую губернию. Долго ли, коротко ли — пришел он в Киев, побывал в лавре, богу помолился, святым мощам поклонился и пошел на родину в ближний уездный город. Шел-шел, вдруг попадается ему навстречу красная девица, из того же уездного города дочь купеческая, собой знатная красавица. Известное дело: коли завидит солдат пригожую девку, ни за что не пройдет просто, а чем-нибудь да зацепит. Так и этот солдат: поравнялся с купеческой дочерью и говорит ей в шутку: «Эх, хороша девушка, да не объезжена!» Отвечает красная девица: «Бог знает, служивый, кто кого объездит: либо ты меня, либо я тебя!» Засмеялась и пошла своей дорогой.

Вот приходит солдат домой, поздоровался с родными и крепко обрадовался, что всех их застал в добром здоровье. Был у него старый дедушка, белый как лунь, лет сто с хвостиком прожил. Стал ему солдат рассказывать: «Ишел я, дедушка, домой, и попалась мне навстречу знатная девица; я — грешный человек — так и так посмеялся над ней, а она мне сказала: бог знает, служивый: либо ты меня объездишь, либо я тебя!» — «Ах, батюшки! Что ж ты наделал; ведь это дочь нашего купца — страшная ведьма! Не одного молодца свела она с белого свету». — «Ну, я и сам не робкого десятку! Меня не скоро напугаешь; еще поглядим: что бог даст?» — «Нет, внучек, — говорит дед, — если не станешь меня слушать, тебе завтра живому не быть». — «Вот еще беда!» — «Да такая беда, что ты этакой страсти и на службе не видывал…» — «Что ж мне делать, дедушка?» — «А вот что: приготовь узду да возьми толстое осиновое полено и сиди в избе — никуда не ходи; ночью она прибежит сюда, и если успеет прежде тебя сказать: стой, мой конь! — в ту ж минуту оборотишься ты жеребцом; она сядет на тебя верхом и до тех пор будет гонять, пока не заездит тебя до смерти. А если ты успеешь наперед сказать: «тпрру! стой, моя кляча!», то она сама сделается кобылою, тогда зануздай ее и садись верхом. Она понесет тебя по горам, по долам, а ты знай свое — бей ее осиновым поленом в голову, и до тех пор бей, пока не убьешь до смерти!»

Не чаял солдат такой службы, а нечего делать — послушался деда: приготовил узду и осиновое полено, сел в углу и дожидается, что-то будет. В глухую полночь скрипнула дверь в сенях, и послышались шаги — идет ведьма; только отворила дверь в избу, он тотчас и вымолвил: «Тпрру! стой, моя кляча!» Ведьма оборотилась кобылою; солдат зануздал ее, вывел на двор и вскочил верхом. Понесла его кобыла по горам, по долам, по оврагам и все норовит, как бы сбить седока долой; да нет! Солдат твердо сидит да то и дело по голове ее осиновым поленом осаживает; до тех пор угощал ее поленом, покудова с ног сбил, а после накинулся на лежачую, хватил еще разов пять и убил ее до смерти. Стало светать, он домой пришел. «Ну, друг, как твое дело?» — спрашивает старик. «Слава богу, дедушка, убил ее до смерти». — «Ладно! Теперь ложись спать». Солдат лег и заснул крепким сном.

Вечером будит его старик: «Вставай, внучек!» Он встал. «Ну, как же теперь-то? Ведь купеческая дочь померла, так отец ее за тобой приедет — станет звать тебя к себе псалтырь читать над покойницей». — «Что ж, дедушка, идти али нет?» — «Пойдешь — жив не будешь, и не пойдешь — жив не будешь! Однако лучше иди…» — «А коли что случится, куда я денусь?» — «Слушай, внучек! Когда пойдешь к купцу, будет он тебя вином потчевать — ты не пей много, выпей сколько надобно. После того поведет тебя купец в ту комнату, где дочь его во гробу лежит, и запрет тебя на замок; будешь ты псалтырь читать с вечера до полуночи, а в самую полночь вдруг дунет сильный ветер, гробница заколыхается, крышка долой упадет… Вот как эта страсть начнется, ты скорей полезай на печь, забейся в угол и твори потихоньку молитвы; там она тебя не найдет!»

Через полчаса приезжает купец и просит солдата: «Ах, служивый! Ведь у меня дочка померла, почитай над нею псалтырь». Солдат взял псалтырь и поехал в купеческий дом. Купец тому радехонек, сейчас его за стол посадил и давай вином поить. Солдат выпил, сколько ему надобно, а больше не пьет, отказывается. Купец взял его за руку, повел в ту комнату, где мертвая лежала. «Ну, — говорит, — читай псалтырь!» Сам вышел вон, а двери на замок запер. Нечего делать, принялся солдат за псалтырь, читал-читал, вдруг в самую полночь дунул ветер, гробница заколыхалась, крышка долой слетела; солдат поскорей на печь, забился в угол, оградил себя крестом и давай шептать молитвы. Ведьма выскочила из гроба и начала во все стороны кидаться — то туда, то сюда! Набежало к ней нечистых видимо-невидимо — полна изба! «Что ты ищешь?» — «Солдата: вот сейчас читал, да пропал!» Черти бросились в розыски; искали, искали, все закоулки обшарили, стали на печь заглядывать… тут на солдатское счастье петухи закричали: в один миг все черти пропали, а ведьма зря на полу растянулась. Солдат слез с печи, положил ее в гроб, накрыл, как следует, крышкою, и опять за псалтырь.

На рассвете приходит хозяин, отворил двери: «Здравствуй, служивый!» — «Здравия желаю, господин купец!» — «Благополучно ли ночь провел?» — «Слава богу!» — «Вот тебе пятьдесят рублев; приходи, друг, еще ночку почитай!» — «Хорошо, приду!» Воротился солдат домой, лег на лавку и спал до вечера; проснулся и говорит: «Дедушка! Купец велел приходить другую ночь псалтырь почитать; идти али нет?» — «Пойдешь — жив не будешь, и не пойдешь — то же самое! Однако лучше иди: вина много не пей — выпей сколько надобно; а как ветер дунет, гробница заколыхается — тотчас в печь полезай! Там тебя никто не найдет!» Солдат собрался и пошел к купцу: тот его посадил за стол и давай вином поить; после повел к покойнице и запер дверь на замок. Солдат читал-читал, читал-читал; наступила полночь — дунул ветер, гробница заколыхалась, крышка долой упала; он поскорей в печь… Ведьма вскочила и начала метаться; набежало к ней нечистых — полна изба! «Что ты ищешь?» — «Да вот сейчас читал, да с глаз пропал! Найтить не могу…» Черти бросились на печь. «Вот, — говорят, — то место, где он вчера сидел!» — «Место тут, да его нету!» Туда-сюда… вдруг петухи запели — нечистые сгинули, ведьма на пол повалилась.

Солдат отдохнул немного, вылез из печи, положил купеческую дочь в гроб и стал псалтырь читать. Смотрит — уж светает, хозяин идет: «Здравствуй, служивый!» — «Здравия желаю, господин купец!» — «Благополучно ли ночь прошла?» — «Слава богу!» — «Ну, пойдем!» Вывел его из той комнаты, дал сто рублев денег и говорит: «Приходи, пожалуйста, почитай и третью ночь; я тебя не обижу». — «Хорошо, приду!» Воротился солдат домой. «Ну, внучек, что бог дал?» — «Ничего, дедушка! Купец велел еще приходить. Идти али нет?» — «Пойдешь — жив не будешь, и не пойдешь — жив не будешь! Однако лучше иди». — «А коли что случится, куда мне спрятаться?» — «Вот что, внучек: купи-ка себе сковороду и схорони так, чтобы купец не видал; а как придешь к купцу, станет он тебя вином дюже неволить; ты смотри много не пей, выпей, сколько снести можешь. В полночь, как только зашумит ветер да гробница заколыхается, ты в ту ж минуту полезай на печной столб и накройся сковородою; там тебя никто не сыщет!»

Солдат выспался, купил себе сковороду, спрятал ее под шинель и к вечеру пошел на купеческий двор. Купец посадил его за стол и давай вином поить; всячески его просит, улещает. «Нет, — говорит солдат, — будет; я свое выпил, больше не стану». — «Ну, когда не хочешь пить, так ступай псалтырь читать». Привел его купец к мертвой дочери, оставил одного и запер двери. Солдат читал-читал, читал-читал — наступила полночь, дунул ветер, гробница заколыхалась, крышка долой упала. Солдат влез на столб, накрылся сковородой, оградился крестом и ждет — что-то будет? Ведьма вскочила, начала всюду метаться; набежало к ней нечистых видимо-невидимо — полна изба! Бросились искать солдата, заглянули в печь. «Вот, — говорят, — место, где он вчера сидел!» — «Место цело, да его нет!» Туда-сюда — нигде не видать! Вот лезет через порог самый старый черт: «Что вы ищете?» — «Солдата; сейчас читал, да с глаз пропал!» — «Эх вы, слепые! А это кто на столбе сидит?» У солдата так сердце и ёкнуло, чуть-чуть наземь не упал! «И то он, — закричали черти, — только как с ним быть? Ведь его достать нельзя!» — «Вот нельзя! Бегите-ка раздобудьте огарок, который не благословясь зажжен был». Вмиг притащили черти огарок, разложили костер у самого столба и запалили; высоко ударило пламя, жарко солдату стало — то ту, то другую ногу под себя поджимает. «Ну, — думает, — смерть моя пришла!» Вдруг на его счастье петухи запели — черти сгинули, ведьма на пол повалилась, солдат соскочил с печного столба и давай огонь тушить. Погасил, убрал все как следует, купеческую дочь в гроб положил, крышкою накрыл и принялся псалтырь читать.

На рассвете приходит купец, прислушивается — жив ли солдат али нет? Услыхал его голос, отворил дверь и говорит: «Здравствуй, служивый!» — «Здравия желаю, господин купец!» — «Благополучно ли ночь провел?» — «Слава богу, ничего худого не видал!» Купец дал ему полтораста рублев и говорит: «Много ты потрудился, служивый! Потрудись еще: приходи сегодня ночью да свези мою дочку на кладбище». — «Хорошо, приду!» — сказал солдат и бегом домой. «Ну, друг, что бог дал?» — «Слава богу, дедушка, уцелел! Купец просил побывать к нему ночью, отвезти его дочь на кладбище. Идти али нет?» — «Пойдешь — жив не будешь, и не пойдешь — жив не будешь! Однако надо идти; лучше будет». — «Что же мне делать? Научи». — «А вот что! Как придешь к купцу, у него все будет приготовлено. В десять часов станут с покойницей сродственники прощаться, а после набьют на гроб три железных обруча, поставят его на дроги, в одиннадцать часов велят тебе на кладбище везти. Ты гроб вези, а сам в оба гляди: лопнет один обруч — не бойся, смело сиди; лопнет другой — ты все сиди; а как третий лопнет — сейчас скачи через лошадь да скрозь дугу и беги задом. Сделаешь так, ничего тебе не будет!»

Солдат лег спать, проспал до вечера и отправился к купцу. В десять часов стали с покойницей сродственники прощаться; потом начали железные обручи нагонять; нагнали обручи, поставили гроб на дроги: «Теперь поезжай, служивый, с богом!» Солдат сел на дроги и поехал; сначала вез тихо, а как с глаз уехал, припустил что есть духу. Скачет, а сам все на гроб поглядывает. Лопнул один обруч, за ним другой — ведьма зубами скрипит. «Постой, — кричит, — не уйдешь! Сейчас тебя съем!» — «Нет, голубушка! Солдат — человек казенный; их есть не дозволено». Вот лопнул и последний обруч — солдат через лошадь да скрозь дугу и побежал задом. Ведьма выскочила из гроба и кинулась догонять; напала на солдатский след и по тому следу повернула к лошади, обежала ее кругом, видит, что нет солдата, и опять в погоню. Бежала-бежала, на след напала и опять повернула к лошади… Совсем с толку сбилась, разов десять назад ворочалась; вдруг петухи запели, ведьма так и растянулась на дороге!

Солдат поднял ее, положил в гроб, заколотил крышку и повез на кладбище; привез, свалил гроб в могилу, закидал землею и воротился к купцу. «Все, — говорит, — сделал; бери свою лошадь». Купец увидал солдата и глаза выпучил: «Ну, служивый, я много знаю; об дочери моей и говорить нечего — больно хитра была; а ты, верно, и больше нашего знаешь!» — «Что ж, господин купец, заплати за работу». Купец вынул ему двести рублев; солдат взял, поблагодарил его и пошел угощать свою родню. На том угощенье и я был; дали мне вина корец, моей сказке конец.

Вариант сказки 4

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь, у этого царя был сын. Когда царевич стал на возрасте, отец его женил; но жена его не любила: начинал ли он к своей жене ласкаться, она сейчас его отталкивала. Царевич часто жаловался на нее своему отцу и, наконец, стал с горя проситься по чужим землям странствовать. Отец позволил. Вот он оседлал своего доброго коня и отправился в путь-дорогу; долго ли, коротко ли — приезжает в одно отдаленное государство. Тамошний царь увидал Ивана-царевича, обласкал его и стал говорить: «Послушай, Иван-царевич, будь мне брат, сослужи мне службу: вызывает меня соседний король на войну, так помоги своей силою!» Иван-царевич не отказался, и, как утро настало, оба они отправились на войну. Иван-царевич побил все неприятельское войско и самого короля в плен взял. После бою, воротившись домой, царь его угостил-употчевал и положил спать на свою постель.

Только царевич улегся и стал засыпать, вдруг прилетела колпица, сняла перья — сделалась девица; будит его, сама приговаривает: «Возлюбленный мой царь! Аль не хочешь для меня проснуться да поговорить со мной? Мой муж Ванька в чистое поле уехал, уж его давно собаки разорвали!» Не успела она речь скончать, как Иван-царевич узнал в ней свою жену, вскочил с постели, махнул мечом и отрубил ей правую руку. Вскрикнула она, обратилась колпицею и улетела домой. Долго ли, коротко ли — воротился Иван-царевич в свое государство и спрашивает: «Где моя жена?» Отец говорит: «Дома». — «А коли дома, пусть ко мне выйдет». Вышла она об одной руке. Иван-царевич рассказал отцу, отчего у ней рука отрублена; тотчас же велел ее на воротах расстрелять, а сам после на другой женился.

Вариант сказки 5

Жила-была старуха — страшная колдунья; у нее были дочь да внучка. Пришло время помирать старухе; призывает к себе свою дочь и так наказывает: «Смотри, дочка, как я помру — ты не обмывай мое тело теплою водицею, а возьми котел, вскипяти самого крутого кипятку да тем кипятком и ошпарь всеё меня». После этого полежала колдунья хворою дня два-три и померла. Дочь побежала по суседям с просьбою, чтобы пришли пособить ей обмыть старуху; а в избе осталась одна малая внучка; и видится ей: вылезли вдруг из-под печки два черта — большой да крохотный, подбежали к мертвой колдунье; старый черт схватил ее за ноги, как дернул — сразу всю шкуру сорвал, и говорит чертенку: «Возьми себе мясо, тащи под печку!» Чертенок подхватил мясо в охапку и унес под печь. Оставалась одна старухина шкура; старый черт залез в эту шкуру и лег на том самом месте, где лежала колдунья.

Вот воротилась дочь, привела с собой с десяток баб, и принялись они убирать покойницу. «Мама, — говорит девочка, — а без тебя с бабушки шкуру стащили». — «Что ты врешь?» — «Право, мама! Вылез из-под печки такой черный-черный, содрал шкуру, да сам в нее и залез». — «Молчи, негодная! Ишь что выдумала!» — закричала старухина дочь, принесла большой котел, налила холодной воды, поставила в печь и нагрела крутого кипятку; потом подняли бабы старуху, положили в корыто, взялись за котел и разом весь кипяток на нее вылили. Черт не вытерпел, выскочил из корыта, бросился в дверь — и пропал совсем со шкурою. Бабы смотрят: что за чудо? Была покойница, да и нет ее! Ни убирать, ни хоронить некого; в глазах черти унесли!

skazki.rustih.ru

очень страшная сказка на ночь. ~ Проза (Детская литература)


 сказку можно прослушать по ссылке https://yadi.sk/d/Cdvnnggn3Xrx8Z

Это очень страшная сказка. Так , что милые детишки залезайте в кроватки, накройтесь одеялками и тихо-тихо лежите, не шевелитесь, и не сопите громко.

Жили были Лиза и Сеня — это братик и сестричка, и были они очень капризными. Часто плакали и не хотели есть кашу по утрам, постоянно требовали у родителей конфетки и печенья. Сколько криков и слез было перед завтраком, но каждое утро дети получали, что хотели, и каша улетала в унитаз, а печенье с конфетой в животики.
И вот однажды….
Дети приехали в гости к бабушке в деревню. Папа с мамой взяли бабушку, и уехали в магазин, и дети остались одни в огромном доме.
Была зима и пошел снег, но не просто пошел, а повалил сильно сильно. Так сильно что через час, а может два окна замело и стало темно. Дети испугались и стали плакать. Но снег никуда не делся. поплакали ещё, снег остался на месте. Лиза была постарше и поняла, что плакать бесполезно. Снег не утренняя каша и никуда не исчезнет.
-Сеня хватит плакать. Это не работает! - Лиза прикрикнула на братика.
Арсений никогда такого не слышал от сестры, и замолчал.
-Надо звонить родителям. Ищем телефон. –продолжила Лиза.

Долгие поиски закончились неудачей.
-Будем выбираться к соседям. - сказала сестра.
Сеня не бегал с криком «не буду одеваться, не хочу-у-у-у.», ведь зрителей не было, быстро оделся и через минуту стоял с любимой зеленной лопаткой в коридоре. Лиза вооружилась синей, и открыли дверь.
Перед ними стояла стена снега до самого верха. Как интересно! Теперь придется рыть нору. С радостными криками дети стали работать лопатками и очень скоро исчезли в стене снега. Очень долго пришлось рыть. И вот уже силы закончились, замерзли. Сеня сел и стал плакать, как вдруг лопатка стукнулась о стену дома соседей.
Ура! Добрались. Дальше стало совсем просто, по стене дошли до двери. Нажали ручку и оказались в коридоре вместе с кучей снега.
Чужой и незнакомый дом. Дети разделись и робко вошли в комнату. –Здравствуйте!-вежливо сказала Лиза, как учили родители.
-Сдластвуйте!-постарался братик.
Тишина промолчала в ответ. Лестница вела на второй этаж и дети оказались перед дверью в спальню. Открыли и услышали сопение и храп. На кровати лежал дедушка и крепко спал.
-Здравствуйте. Мы ваши соседи. –сказала Лиза.
-Сдластвуйте. Мы соседи.-вторил Сенечка.
Храп продолжился. Надо разбудить дедушку, но как сделать, что бы он не испугался и не обиделся?
-Давай пищать как мышки. -предложила сестричка.
-Пи-пи-пи-пи. –робко запищал Сеня.
-Пи-и-и, п-и-и-п-пи-пи.-Уже громче повторила Лиза. Но дедушка ещё громче засопел и повернулся на бочок.
-Давай , как кошки.-предложил брат.
Мяу-Мяу-у-у. Мя-я-я-у-у!!- Уже громко завопила Лиза.
Дедушка опять повернулся на спину и продолжил сопение.
Будем гавкать, как собаки решили дети.
-Гав-гав-гав- тяв-тяв-ры-ры-ы-ы!- понеслось дружное тявканье стаи собак, но дедушка только задергал носом и громко чихнул. Собаки тоже не сработали.
-Пи-пи –пи-и-жалобно и безнадежно прошептал Сенечка, и дедушка вдруг подскочил в кровати!
-Кто вы? - зашевелился волосатый рот и кусты на лбу открыли свирепые глаза.
Сеня упал на попу от страха, а Лиза жалобно сказала
-мы соседи. Нас засыпало снегом. Мы к Вам позвонить маме с папой. Пожалуйста-
- Ну ладно. Не бойтесь. Я вас не съем. -
уже спокойно проскрипел дедуля и стал нестрашным.
-Давайте искать телефон- добавил он, и все пошли на поиски.
Искали долго, обыскали первый этаж, и Лиза подумала, что неплохо бы и поесть.
-Хочу кушать-вежливо заметил Сеня.
Пошли на кухню.Уселись за столом, и дедушка сказал
-на обед у нас маринованные слизни, копченые лягушки и сушеные кузнечики. Кузнечиков не дам. Это моё любимое. Вам лягушки и слизни. -
-Фу! Бяка! -сказала Лиза.
-Кашу-у-у. Хочу кашу. –привычно затянул Сеня. Каждое утро капризуля смотрел, что ему кладут в тарелку и начинал требовать то чего нет. Если кашу, то не кашу. Если не каша, то кашу. После криков и визга требуемое блюдо появлялось у сопливого, но довольного лица братишки.
Но в этот раз всё пошло не так. Стукнула ложка об лоб, и дедушка сердито добавил
-каши нет. Только лягушки и слизни. Ешьте быстро. -
-Девочка! Тебе чего? -
-Слизни. Я буду слизней. -выпалила Лиза, она уже видела, как Сеня удивленно почесывал, растущую шишку и решила не капризничать.
-А я хочу лягушек. - добавил сообразительный мальчик.
-Ну вот и славно- сказал подобревший дедушка и навалил в миски деликатесы.
-Какие гадкие слизни! Фу!-
Но дедушка выпучил глаза, и Лиза стала пихать вкусняшки в рот ложкой. Вкус оказался таким же мерзким, как и вид. Кто пробовал козявки, тот поймёт. Это блюдо было еще хуже.
Сеня послушно давился лягушками, не сводя глаз с ложки в руке мучителя. Пять минут и тарелки чистые.
- Вкусно? - довольно спросил дедушка.
-Да! - быстро и радостно ответили дети.
-Ну тогда вот вам добавка. - добряк положил еще по ложке.
-Или не вкусно? - подозрительно спросил , держа ложку в руке
–Вкусно, вкусно. – торопливо сказали дети и доели.
Фу! Больше не предложили.
Продолжили поиск телефона. Обошли и перевернули весь дом, но не нашли.
-пора на ужин-сказал дедушка.
Лиза представила слизней и лягушек и поняла, что придется съесть. Дедушка полез в холодильник и о ….. вытащил телефон! Он там лежал всё это время. Ура ужин отменяется. Стали звонить маме.
-мама, мама! Забери меня. Я тут у соседей, ем слизней, а Сеня лягушек. Забери нас скорее. Мамочка-а-а-а!
-Какие лягушки? Лиза! Вставай. В школу пора. -Мама удивленно потрепала Лизу и отошла от кровати.
Это был сон! Страшный, страшный сон! Какая радость. Сеня тоже проснулся очень радостным и не капризничал . Тарелка с кашей оказалась чистой через минуту. Мама с папой удивленно переглянулись, но Лиза догадалась, что братику снился тот же сон.
-Сеня, что каша вкуснее копченых лягушек.? –
-Ага- облизнул тарелку Сеня.
С той поры больше ни Лиза, ни Сеня не капризничали. Братик всегда вспоминал про ложку, а Лиза про слизней и радостно ели кашу.

www.chitalnya.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.