Стихи сто часов счастья


Сто часов счастья... ~ стихотворение Вероники Тушновой ~ Beesona.Ru

Главная ~ Литература ~ Стихи писателей 18-20 века ~ Вероника Тушнова ~ Сто часов счастья...

На этой странице читайте стихотворение «Сто часов счастья......» русского писателя Вероники Тушновой.

Стихотворение Вероники Тушновой

Сто часов счастья...
Разве этого мало?
Я его, как песок золотой,
намывала,
собирала любовно, неутомимо,
по крупице, по капле,
по искре, по блестке,
создавала его из тумана и дыма,
принимала в подарок
от каждой звезды и березки...
Сколько дней проводила
за счастьем в погоне
на продрогшем перроне,
в гремящем вагоне,
в час отлета его настигала
на аэродроме,
обнимала его, согревала
в нетопленном доме.
Ворожила над ним, колдовала...
Случалось, бывало,
что из горького горя
я счастье свое добывала.
Это зря говорится,
что надо счастливой родиться.
Нужно только, чтоб сердце
не стыдилось над счастьем трудиться,
чтобы не было сердце
лениво, спесиво,
чтоб за малую малость
оно говорило "спасибо".
Сто часов счастья,
чистейшего, без обмана.
Сто часов счастья!
Разве этого мало?


Мне нравится:

0

Количество просмотров: 499
Количество комментариев: 0
Темы: Стихи о жизни
Опубликовано: 29.09.2016 © Вероника Тушнова

Другие стихи Вероники Тушновой:

Спокойный вечер пасмурен и мглист.

Спокойный вечер пасмурен и мглист.
Не слышно птиц среди древесных кружев.
Пустынна улица. Последний ржавый лист
в морозном воздухе легчайший ветер кружит.

Открываю томик одинокий

Открываю томик одинокий -
томик в переплёте полинялом.
Человек писал вот эти строки.
Я не знаю, для кого писал он.

Не отрекаются любя.

Не отрекаются любя.
Ведь жизнь кончается не завтра.
Я перестану ждать тебя,
а ты придешь совсем внезапно.

Морозный лес.

Морозный лес.
В парадном одеянье
деревья-мумии, деревья-изваянья...
Я восхищаюсь этой красотой,

www.beesona.ru

Очерки. Стихи. Вероника Тушнова: Сто часов счастья… - 30 Ноября 2015

Седьмого июля 1965 года, ровно пятьдесят лет назад, скончалась (от рака) одна из лучших лирических поэтесс Вероника Тушнова. В 2011 году отмечалась сотая годовщина со дня ее рождения, хотя она настаивала, что годом ее рождения был 1915, который и указан на ее памятнике, что на Ваганьковском кладбище, где она похоронена.

Вероника Тушнова родилась в Казани, и в Казани в 2011 году торжества в честь ее столетнего юбилея были самыми широкими. Хотя и 1915 год, который она считала годом своего рождения, тоже следует вспомнить. И эти двойные круглые даты – столетняя и пятидесятилетняя - закольцовывают память о замечательной поэтессе.

Вероника Михайловна не была уверена в своем литературном даре, хотя учитель литературы ставил в пример сочинения скромной ученицы другим, зачитывая их перед классом как образцовые. Девочка была из благополучной интеллигентной семьи: папа - профессор, мама – выпускница Бестужевских курсов, славившихся своим образованием и преподаванием. И жили они как все профессорские семьи в дореволюционной России. Это потом все изменилось.

Мы жили на папиной скромной зарплате,
Что нашего счастья отнюдь не губило.
Я помню все мамины новые платья,
И я понимаю, как мало их было.

Я помню в рассохшемся старом буфете
Набор разношерстных тарелок и чашек,
Мне дороги вещи почтенные эти и жизнь,
Не терпящая барских замашек.

Горжусь я, что нас не пугали заботы,
Что жить не старались покою в угоду,
Что видный профессор шагал на работу
За три километра в любую погоду...

После окончания школы она пошла не по филологической части, а по медицинской, уступив требованию отца, который в семье был непререкаемым авторитетом. Сначала Вероника поступила на медицинский факультет в родной Казани, а когда отца, уже академика, перевели в Ленинград, перевелась и она - в Ленинградский мединститут.

Потом – Москва, аспирантура на кафедре психологии, диссертация, первое замужество, неудачное, рождение дочери и первые стихи, удачные, замеченные Верой Инбер. В тридцать лет, в 1941 году, по совету поэтессы она решается поступить в Литературный институт.

Но учебе помешала война: эвакуация в Казань, работа в госпитале, опять Москва и снова работа врачом и казалось бы, не до стихов, но через четыре года выходит ее поэтический сборник «Первая книга», отредактированная самим Павлом Антокольским. Именно во время войны она становится поэтом, и все, что тогда она видела, пережила и прочувствовала, окончательно сформировало ее стих и ее стиль: мягкий, лиричный и очень женский.

Раздача чая и разборка почты,
И настигающий врасплох рассвет,
И теплота на сердце оттого, что
Тот, новый, сыт, укрыт и обогрет...

Вероника Михайловная Тушнова. 1962 год (за три года до смерти)

Только потом Вероника Тушнова окончательно сделала свой выбор в пользу литературы: литературный консультант, корреспондент газеты с бесконечными командировками и разъездами, переводы, стихи и не складывающаяся личная жизнь: новое неудачное замужество.

В 1944 году она написала стихотворение «Не отрекаются любя», ставшее знаменитым только тридцать три года спустя после исполнения одноименной песни Аллой Пугачевой. Да и сейчас немногие знают, что песня написана на стихи Вероники Тушновой и что связаны они с трагической историей ее отношений с первым мужем, который ушел, а она его ждала и молилась, чтобы он вернулся. Он вернулся, смертельно больной и она его выхаживала…

Не отрекаются любя.
Ведь жизнь кончается не завтра.
Я перестану ждать тебя,
а ты придешь совсем внезапно.
А ты придешь, когда темно,
когда в стекло ударит вьюга,
когда припомнишь, как давно
не согревали мы друг друга.

А в госпиталях, где она работала, Веронику Тушнову обожали - и больные, и коллеги. Она была потрясающе красивой женщиной, с огромными темными глазами и густыми черными волосами, и было в ней что-то от жгучей восточной красавицы. Когда она входила в палату, то в ней становилось теплее и краше.

Через ее руки проходили сотни человеческих судеб из разных уголков страны, поступавших в госпиталь с тяжелыми ранениями. И она с ними разговаривала, утешала, помогала, признавалась в любви, когда даже на пороге смерти они хотели услышать тихое и нежное «Я люблю тебя».

У Вероники Михайловны была природная потребность делиться с другими – мягкостью, нежностью и отдавать свою любовью.

Нет, и это на правду совсем не похоже —
Облетает пыльца, и уходят друзья.
Жить без бабочки можно,
без золота — тоже,
без любимого — тоже, — без песни — нельзя.

Но ее счастье всегда было неотделимо от несчастья и другого счастья она не понимала и вряд ли бы приняла. В последние годы, когда ей исполнилось уже пятьдесят, она встретила свою последнюю и, как оказалось, смертельную, любовь. Любовь к человеку, который уже трижды был женат, имел семерых детей и на четвертый брак никак не мог решиться и отказаться от нее - тоже не мог. Ее счастье опять оказалось вперемешку с несчастьем. Так и собирала она свое счастье по крохам:

Сто часов счастья...
Разве этого мало?
Я его, как песок золотой,
намывала,
собирала любовно, неутомимо,
по крупице, по капле,
по искре, по блестке,
создавала его из тумана и дыма,
принимала в подарок
от каждой звезды и березки...
Сколько дней проводила
за счастьем в погоне
на продрогшем перроне,
в гремящем вагоне,
в час отлета его настигала
на аэродроме,
обнимала его, согревала
в нетопленном доме.
Ворожила над ним, колдовала...
Случалось, бывало,
что из горького горя
я счастье свое добывала.
Это зря говорится,
что надо счастливой родиться.
Нужно только, чтоб сердце
не стыдилось над счастьем трудиться,
чтобы не было сердце
лениво, спесиво,
чтоб за малую малость
оно говорило "спасибо".
Сто часов счастья,
чистейшего, без обмана.
Сто часов счастья!
Разве этого мало?
***

Биенье сердца моего,
тепло доверчивого тела...
Как мало взял ты из того,
что я отдать тебе хотела.
А есть тоска, как мед сладка,
и вянущих черемух горечь,
и ликованье птичьих сборищ,
и тающие облака..
Есть шорох трав неутомимый,
и говор гальки у реки,
картавый,
не переводимый
ни на какие языки.
Есть медный медленный закат
и светлый ливень листопада...
Как ты, наверное, богат,
что ничего тебе не надо.

Но эта горечь несчастья, сопровождавшая ее счастье, напитала поэзию Вероники Тушновой пронзительностью, терпкостью и искренностью, которые воплотились в потрясающую любовную лирику, составившую последний томик ее стихов. И когда вышел первый тираж сборника, то на утро типография не досчиталась четверти тиража – ночью пять тысяч книжек просто разошлись по рукам, точнее - были украдены.

Тогда типография, привезя в больницу умирающей от рака поэтессе сигнальный экземпляр ее последней книги, вынуждена была извиняться перед Вероникой Тушновой, что они не уберегли тираж и будут его допечатывать. На прилавки попал второй тираж этой потрясающей книги о женской любви, любви ставшей трагической точкой ее жизни.

Не знаю - права ли,
не знаю - честна ли,
не помню начала,
не вижу конца...
Я рада,
что не было встреч под часами,
что не целовались с тобой
у крыльца.
Я рада, что было так немо и прямо,
так просто и трудно,
так нежно и зло,
что осенью пахло
тревожно и пряно,
что дымное небо на склоны ползло.
Что сплетница сойка
до хрипу кричала,
на все побережье про нас раззвоня.
Что я ничего тебе
не обещала
и ты ничего не просил
у меня.
И это нисколько меня не печалит,-
прекрасен той первой поры неуют...
Подарков не просят
и не обещают,
подарки приносят
и отдают.

Да, верно сказано, что от любви простых людей остаются дети, от любви поэта – стихи, которые делают поэтов бессмертными.

Нам не случалось ссориться
Я старалась во всем потрафить.
Тебе ни одной бессонницы
Не пришлось на меня потратить.
не добычею,
Не наградою,-
была находкой простою,
Оттого, наверно, не радую,
потому ничего не стою.
Только жизнь у меня короткая,
только твердо и горько верю:
не любил ты свою находку-
полюбишь потерю...

 

newrezume.org

Про сто часов счастья и несчастья...: kazanocheka — LiveJournal

Про сто часов счастья и несчастья...


Вероника Тушнова и Александр Яшин - кто только не писал о "неземной" любви этой пары поэтов...
Неизвестно, при каких обстоятельствах и когда точно познакомилась Вероника Тушнова (1911-1965) с поэтом и писателем Александром Яшиным (1913–1968), которого она так горько и безнадежно полюбила и которому посвятила свои самые прекрасные стихи, вошедшие в её последний сборник «Сто часов счастья».
Безнадежно — потому что Яшин, отец семерых детей, был женат уже третьим браком. Близкие друзья шутя называли семью Александра Яковлевича «яшинским колхозом».
Это стихотворение появилось от горькой любви двух поэтов Вероники Тушновой и Александра Яшина, о которой написаны десятки статей.

Сто часов счастья...
Разве этого мало?
Я его, как песок золотой,
намывала,
собирала любовно, неутомимо,
по крупице, по капле,
по искре, по блестке,
создавала его из тумана и дыма,
принимала в подарок
от каждой звезды и березки...
Сколько дней проводила
за счастьем в погоне
на продрогшем перроне,
в гремящем вагоне,
в час отлета его настигала
на аэродроме,
обнимала его, согревала
в нетопленном доме.
Ворожила над ним, колдовала...
Случалось, бывало,
что из горького горя
я счастье свое добывала.
Это зря говорится,
что надо счастливой родиться.
Нужно только, чтоб сердце
не стыдилось над счастьем трудиться,
чтобы не было сердце
лениво, спесиво,
чтоб за малую малость
оно говорило "спасибо".
Сто часов счастья,
чистейшего, без обмана.
Сто часов счастья!
Разве этого мало?



...Ну, почему ничего о боли и страданиях жены, о Злате Константиновне Поповой - Яшиной – верной спутнице жизни замечательного русского поэта, прозаика А.Я. Яшина.?
Мало кому известно, что супруга Александра Яшина — Злата — тоже увлекалась стихосложением. Не профессионально (ибо она была архитектором и незаурядным), скорее — это дань времени. 60-е годы — поэтическое десятилетие. Правда, увлечение стихосложением осталось на всю жизнь, и вот совсем недавно очень маленьким тиражом был издан сборник ее стихов. Основная тема ее творчества — вера в Бога, дети, природа, - однако, есть одно стихотворение, адресат которого очевиден:

Сто часов счастья -
Ни много, ни мало,
Сто часов только — взяла да украла,
И напоказ всему свету,
Всем людям -
Сто часов только, никто не осудит.
Ах оно счастье, глупое счастье -
Двери, и окна, и души настежь,
Детские слезы, улыбки -
Все кряду:
Хочешь — любуйся,
Хочешь — обкрадывай.
Глупое, глупое счастье какое!
Быть недоверчивым — что ему стоило,
Что ему стоило быть осторожным -
Оберегать семью свято,
Как должно.
Вор оказался настырный, умелый:
Сто часов только от глыбы от целой...
Словно задел самолет за вершину
Или вода размыла плотину -
И раскололось, разбилось на части,
Рухнуло оземь глупое счастье.

1964



А. Яшин с женой Златой на Бобришном угоре
Ещё в самом начале совместного пути, Яшин обозначил роль своей избранницы в жизни:
Жена моя! Все с тобою –
Работа, семья, досуг…
Всю жизнь меня с поля боя
Тебе выносить, мой друг

И Злата Константиновна, говоря образно словами поэта - выносила его с поля боя всю жизнь во все тяжелые времена общественно - социальных и личных бурь, переживая все вместе с мужем.
Быть женой человека творческой профессии, мира искусства, не так просто, как может показаться, так как жизнь и работа писателя имеет не только личный характер. Тут требуется много самоотверженности и часто не только в духовном, но так же и в материальном и бытовом плане. Надо разделять не только успехи, но и все тяготы. Сопереживать все удачи и неудачи. Жена писателя - это и первый читатель, и критик, порой и вдохновитель, и советчик и утешитель. Огромная работа секретаря, первого редактора, машинистки все это тоже ложится на плечи жены.

Яшин доверял мнению жены, ценил её замечания. Многое обговаривал с ней во время работы. Во многих рукописях с текстами писателя, лежат листки с заметками Златы Константиновны после первого прочтения произведения.
Почти всегда они ездили вместе, а если в командировку приходилось уезжать одному Александру Яковлевичу, так как семья была большая – четверо детей, работа, то вскоре приходила телеграмма: «Выезжай, я без тебя не могу!» И она бросала все и летела. На юг или на север, на целину и в тайгу. К Саше. Она была его тылом, причалом, бесконечным «пунктом возвращения».
Ей первой он подписывал и дарил свои книги. Подписывал важно: «Злате Константиновне с большой любовью и благодарностью за все светлое, хорошее, что принесла в мою жизнь, — первый экземпляр. Александр Яшин, 6 июля. 46 г.» А на сборнике «Стихотворения» выведет: «Любимая, добрая моя Злата Константиновна! Оба мы в кризисе, и надо помогать друг другу, выкарабкиваться из бед. А я всегда с тобой, твой Александр.». И младшей дочке, тоже Злате, в письме укажет: «…Заинька родная, скажи по секрету своей маме, что я ее очень, очень люблю, всю жизнь любил, и буду любить всю жизнь без конца...»

Злата Константиновна родилась 27 мая 1914 года. Окончив, Московский архитектурный институт она работала в планировочной мастерской А. В. Щусева, проектируя города (с 1940-го - еще учеба в ЛитИниституте). С 1946 года она - член Союза архитекторов. Руководила группой проектировщиков в Моспроекте. Работала и архитектором – декоратором на Мосфильме в постановочной группе.
Знакомство Златы Константиновны и Александра Яшина состоялось в Литературном институте в 1943 году, когда она училась там, на 3 –м курсе, как человек разносторонне одаренный, писала и стихи.
Встреча оказалась судьбоносной и, став женой поэта, все свое дарование, образование, да и всю жизнь свою она подчиняет служению литературному пути Александра Яшина. Хотя и работу архитектора Злата Константиновна продолжает в течение всей жизни, правда с перерывами.
Самоотверженная любовь её, бесконечная доброта, преданность – были той опорой, без которой Яшин не мог жить.
В стихотворении «Судьба», посвященном ей Яшин писал:

А мы с тобой всегда вдвоем –
И в Вологде,
И на Алтае,
В лесах, в степях;
Где ни бываем –
Одними чувствами живем,
Верны своим родным местам…

Александр Яшин оставил нам в своем творчестве мудрые завещания о совести, долге, бережном отношении к людям - «Спеши любить, жалеть и любить, веря в неземную красоту каждого человека». Много стихотворений посвящено Злате Константиновне её мужем - поэтом. Такие, как «Назови меня именем светлым…», «Ты и Россия для меня одно…»

Как часто я срываюсь с высоты.
А ты меня ведешь, не уставая,
Как часто мну побеги и цветы,
Дороги ездовой не замечая.
Прости меня, любимая, за то,
Что не во всем твоей мечте я равен
И часто, пораженный слепотой,
Хочу того, чего хотеть не в праве.
Прости за страх, что порождал, за ту
Неровность в нашей жизни, за упрёки,
Когда терял я веру в чистоту,-
За жёсткий голос, и за взгляд жестокий.
Прости за то, что не хватает сил
И половину тяжести на плечи
Твои, родная, я переложил…
Но, видно, жить я не умею легче (Яшин)

Всего у Александра Яшина и Златы Константиновны было четверо детей.
Долго сохранялась причина смерти 16-летнего сына Александра в 1965-м году, он застрелился в кабинете отца, узнав о предательстве отца - мучительный роман был окончен...
Летом 1965-года Тушнова умирает от рака.
Александр Яншин в 1968-м от той же болезни...

Последние три месяца жизни писателя, Злата Константиновна не отходила от тяжелобольного мужа, жила вместе с ним в больнице. Он и раньше как часто в семьях, где есть дети, называл жену: мать, а больной звал: «мама». И молился: «Господи, если я иду с Тобой на соединение, сделай так, чтобы Злата Константиновна была счастлива!»
Вместе Александр Яковлевич и Злата Константиновна прожили 24 года, 11 месяцев и 7 дней. Жена поэта Александра Яшина – первая помощница во всех его литературных делах, как при жизни, так и после его кончины, осталась преданной своему мужу.



На территории мемориального комплекса на Бобришном угоре стоит дом писателя, построенный блудновскими плотниками в 1962 году по просьбе Яшина. В этом доме он жил каждое лето до поздней осени. Сейчас в нем музейные экспозиции, сохранившие образ жизни писателя – простота, доходящая до аскетизма. Дом-музей всегда открыт для посетителей – такова была воля Александра Яковлевича:
«Ни запоров не надо, ни замков, ни ограды, Добрым людям избушка круглый год будет рада». Бобришный угор стал последним земным пристанищем поэта. По завещанию его похоронили здесь, на месте, указанном им самим. После смерти писателя на Бобришном угоре стали проводиться Дни поэзии и литературные встречи.

Злата Константиновна подготовила и издала после смерти Александра Яшина несколько десятков его книг, в том числе многое из не опубликованного при жизни писателя, из его литературного наследия.
По её инициативе на родине писателя, в Никольске создан мемориальный музей Александра Яшина, куда она передала последний его кабинет и многие личные вещи. Так же она передала в дар землякам знаменитый на всю страну дом на Бобришном Угоре, который вместе с могилой поэта сегодня составляет центр мемориального заказника. Благодаря ее ходатайствам музей Александра Яшина получил статус государственного.


Злата Яншина на днях памяти Яншина в Бобришном угоре.

После смерти писателя на Бобришном угоре стали проводиться Дни поэзии и литературные встречи. 11 июля в День памяти А. Я. Яшина на его могиле служится панихида.

Долгие годы Злата Константиновна помогала музею в его работе, посылая свои воспоминания, литературные материалы, поддерживая связь с музеем, с администрацией города и района.
Верная памяти мужа. З. К. Попова – Яшина многие годы была вдохновителем и помощником в проведении в Никольском районе литературных праздников «Дни поэзии». Злата Константиновна Яшина – Почетный гражданин города Никольска Вологодской области.
Злата Константиновна :
«Вологодскую землю я воспринимаю, прежде всего, как землю Александра Яшина. С ней он меня познакомил, через него я эту землю полюбила всем сердцем. Здесь у меня случились одни из самых лучших жизненных впечатлений и переживаний. Александр Яковлевич многие этюды наших поездок описал в своей замечательной прозе, в своих стихах, дневниках и письмах. Я благодарна вологжанам, жителям Никольска и Блуднова за память о своем поэте».
И её доля стараний, вклад добрых дел есть в восстановлении действующей церкви в Никольске. Она была истинной Христианкой, для которой не было разницы между богатыми, бедными, знатными и незнатными.
Она стремилась облагородить жизнь людей деревни, поднять на высокий уровень сознания. На ее плечах оставалась довольно большая семья, тем не менее, она жила и для других. Это была замечательная, любвеобильная, обаятельная, кристальная по честности женщина.
Михаил Пришвин подписывал так: «Золотой Злате Константиновне».

Весной 1999 года, к 85-летнему юбилею, Злата Константиновна издала сборник своих стихотворений, написанных в разные годы, до знакомства с Яшиным, при нём и после его кончины.
Стихотворения она писала всю жизнь как дневник, и они помогали ей жить. Стихи весьма талантливы, и задушевны, как и сам автор.

СОН
Синей птицей прикинулся вечер,
Заслонив солнце лёгким крылом,
Налетевший откуда-то ветер
Прошуршал у меня под окном,
Обнаженных деревьев тени
Пробежали по серой стене…

Кто-то встал в темноте на колени
И молиться хотел обо мне,
Но его заслонили другие,
Подползая в зловещей тиши,
И стояли угрюмо немые
Над разрушенным храмом души.
Я металась, стонала, кричала,
Я кого-то на помощь звала,
Как молиться, кому – я не знала,
И очнуться от сна не могла.
Что за силы меня одолели?
Где мой Ангел Хранитель сейчас?
Наклонился бы он у постели
Защитил бы,
Закрыл меня,
Спас.

В этот миг, существом всем веря,
Я Тебя познавать начала,
Но ещё не открылись двери,
Как уж пропасть безверья легла.
Испытанья казались напрасны…

Неужели страданья малы,
Чтоб пути мои сделались ясны
В бесконечном нашествии мглы?

ДРУГУ

Я тебе душу мою доверяю,
Всю мою жизнь – от ада до рая,
Все мои беды и все мое счастье,
Друг мой, тебе отдаю во власть я.
Сердце раскрою
И буду снова
Верить в правдивое доброе слово,
В дружбу твою,
В твою душу живую,
В то, что на свете недаром живу я-
Верить, что мы с тобой
Радости ради
Вместе с любою бедою сладим.
1958г.



Назови меня именем светлым,
Чистым именем назови -
Донесётся, как песня, с ветром
До окопов голос любви.

Я сквозь грохот тебя услышу,
Сновиденья за явь приму.
Хлынь дождём на шумную крышу,
Ночью ставни открой в дому.

Пуля свалит в степи багровой -
Хоть на миг сдержи суховей,
Помяни меня добрым словом,
Стынуть буду - теплом повей.

Появись, отведи туманы,
Опустись ко мне на траву,
Подыши на свежие раны -
Я почувствую, оживу.

А.Яшин, 1943.



библиотека – филиал МКУК «МЦБС Никольского муниципального района»
http://cultinfo.ru/jewels/golden-names/alexander-yashin.php
https://www.proza.ru/2015/12/19/300
http://cultinfo.ru/museums/municipal-museums/historical-memorial-museum-of-yashin.php
https://en.ppt-online.org/90913

kazanocheka.livejournal.com

Сто часов счастья - золото — ЖЖ

Вероника Тушнова

По-настоящему дарование Тушновой раскрылось в последний период ее творчества: сборники "Память сердца" (1958), "Второе дыхание" (1961) и "Сто часов счастья" (1965). Любовь - сквозная тема в ее стихах, с ней связаны горе и радость, утраты и надежды, настоящее и будущее. Она во весь голос говорила о любви, призывала к подлинно человеческим отношениям между людьми. Ее стихи были очень популярны.

- Ты сам виноват, - сказал Маленький
принц. - Я ведь не хотел, чтобы тебе
было больно, ты сам пожелал, чтобы я
тебя приручил...
- Да, конечно, - сказал Лис.
- Но ты будешь плакать!
- Да, конечно.
- Значит тебе от этого плохо.
- Нет, - возразил Лис, - мне хорошо.
                                      Сент-Экзюпери

Эти слова стали эпиграфом замечательного стихотворения Вероники Тушновой " Сто часов счастья"

             
            Вероника Тушнова

                           * * *

- Ты сам виноват, - сказал Маленький
принц. - Я ведь не хотел, чтобы тебе
было больно, ты сам пожелал, чтобы я
тебя приручил...
- Да, конечно, - сказал Лис.
- Но ты будешь плакать!
- Да, конечно.
- Значит тебе от этого плохо.
- Нет, - возразил Лис, - мне хорошо.
Сент-Экзюпери

Сто часов счастья...
Разве этого мало?
Я его, как песок золотой,
намывала,
собирала любовно, неутомимо,
по крупице, по капле,
по искре, по блестке,
создавала его из тумана и дыма,
принимала в подарок
от каждой звезды и березки...
Сколько дней проводила
за счастьем в погоне
на продрогшем перроне,
в гремящем вагоне,
в час отлета его настигала
на аэродроме,
обнимала его, согревала
в нетопленном доме.
Ворожила над ним, колдовала...
Случалось, бывало,
что из горького горя
я счастье свое добывала.
Это зря говорится,
что надо счастливой родиться.
Нужно только, чтоб сердце
не стыдилось над счастьем трудиться,
чтобы не было сердце
лениво, спесиво,
чтоб за малую малость
оно говорило “спасибо“.
Сто часов счастья,
чистейшего, без обмана.
Сто часов счастья!
Разве этого мало?

Биография Вероники Тушновой
Стихи и фотографии

"Я его, как песок золотой,намывала..."
Дорогие друзья, есть ли у вас о чём сказать? Музей золотых слов открыт и ждёт ваших даров.

iwerpjkjnj.livejournal.com


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.