Стихи ранняя лирика ахматовой


Анна Андреевна Ахматова. Лирические стихи. - Стихи - Любовь - Каталог статей

«И страшно ее угадать в еще незнакомой улыбке»

О ней говорили - «вторая великая поэтесса после Сапфо». Анна Андреевна Ахматова была сразу признана поэтами и критиками, миновав «ученический» период. Дебютировав со сборником «Вечер», она заявила о себе как серьезный поэт, а не «скучающая супруга поэта, играющая в стихи». В этом смысле Анна Андреевна превзошла популярность своего знаменитого мужа - «рыцаря серебряного века» Николая Гумилева.

Ранняя лирика Ахматовой многоголоса и сложна, с легкостью ей удается передать всю гамму переживаний влюбленной и покинутой женщины. «Я научила женщин говорить», - скажет потом она в одном из стихотворений. Это многообразие подчеркивал близкий друг поэтессы Осип Мандельштам, считавший, что истоки поэзии Ахматовой надо искать в русской психологической прозе 19 века.

Легко и ёмко рассказывает о многообразии любви сама поэтесса:
«То змейкой, свернувшись клубком,
У самого сердца колдует,
То целые дни голубком
На белом оконце воркует,

То в инее ярком блеснет,
Почудится в дреме левкоя...
Но верно и тайно ведет
От радости и от покоя.

Умеет так сладко рыдать
В молитве тоскующей скрипки,
И страшно ее угадать
В еще незнакомой улыбке».

Лирические стихи Анны Ахматовой по большей части посвящены разлуке, расставанию, разладу между влюбленными. Но при этом эмоциональное состояние всегда различно: это и разочарование в любви, и досада из-за ссоры, и ревность, и раскаяние. Единственное, что объединяет лирических героинь Ахматовой - это достоинство, с которым они примиряются с болью утраты:
А ты теперь тяжелый и унылый,
Отрекшийся от славы и мечты,
Но для меня непоправимо милый,
И чем темней, тем трогательней ты.
..............................
Но разве я к тебе вернуться смею?
Под бледным небом родины моей
Я только петь и вспоминать умею,
А ты меня и вспоминать не смей.

Так дни идут, печали умножая.
Как за тебя мне Господа молить?
Ты угадал: моя любовь такая,
Что даже ты не смог ее убить».

От этого внутреннего достоинства, вероятно, идет недосказанность лирики Ахматовой. Очень редко она прямо говорит о любви. Еще реже - срывается на крик, в отличие от той же Цветаевой («И крик стоит вдоль всей земли/ Мой милый, что тебе я сделала?»). Как метко подмечают литературоведы, «яростная у Ахматовой - не боль, а память, огненная пытка - это именно пытка молчания»:
«И что память яростная мучит,
Пытка сильных - огненный недуг! -
И в ночи бездонной сердце учит
Спрашивать: о, где ушедший друг?»

Что бы так писать, нужно опираться на собственный опыт, пережить боль и иметь мужество, что бы затем «отдать ее на поруганье», на суд толпе:
«Я улыбаться перестала,
Морозный ветер губы студит,
Одной надеждой меньше стало,
Одною песней больше будет.
И эту песню я невольно
Отдам на смех и поруганье,
Затем, что нестерпимо больно
Душе любовное молчанье».

Еще одним узнаваемым отличием лирики Ахматовой является обыгрывание «совсем не романтичных» деталей. Вплетение штрихов обыденности в канву произведений придают стихам Ахматовой особое очарование, ощущение того, что все описываемое происходит здесь и сейчас:
«Молюсь оконному лучу -
Он бледен, тонок, прям.
Сегодня я с утра молчу,
А сердце - пополам.

На рукомойнике моем
Позеленела медь,
Но так играет луч на нем,
Что весело глядеть».

Не говоря прямо о сокровенном, позволяет окружающим предметам «дошептать» за нее, дополнить впечатление:
«Так беспомощно грудь холодела,
Но шаги мои были легки.
Я на правую руку надела
Перчатку с левой руки.
Показалось, что много ступеней,
А я знала - их только три!
Между кленов шепот осенний
Попросил: «С мною умри!»

Перчатка с левой руки - это и признак волнения героини и дурной знак, к которым часто прислушивалась Ахматова, обыгрывая в своей поэзии:
«Я ведаю, что боги превращали
Людей в предметы, не убив сознанья».

В ее ранних стихах о любви много мистического и колдовского. Не даром супруг Ахматовой - Николай Гумилев писал «я взял не жену, а колдунью». Очень часто с любовью об руку у поэтессы идут «адские муки» и «мертвые невесты»:
Мне больше ног моих не надо,
Пусть превратятся в рыбий хвост!
Плыву, и радостна прохлада,
Белеет тускло дальний мост.
.........................
А ты, мой дальний, неужели
Стал бледен и печально-нем?
Что слышу? Целых три недели
Все шепчешь: «Бедная, зачем?!»

Любовная лирика Ахматовой позднего периода апеллирует к воспоминаниям о счастливых днях прошлого. Поэтесса пережила арест и гибель трех супругов, ссылку любимого сына, ради которого пошла на сделку с совестью - написала цикл стихов о Сталине но так и не добившись его освобождения. Наверное отсюда диалоги с прошлым, когда будущее виделось не так мрачно и еще можно было что-то изменить:
«И, как всегда бывает в дни разрыва,
К нам постучался призрак первых дней,
И ворвалась серебряная ива
Седым великолепием ветвей.
Нам, исступленным, горьким и надменным,
Не смеющим глаза поднять с земли,
Запела птица голосом блаженным
О том, как мы друг друга берегли».

А ТЫ ТЕПЕРЬ ТЯЖЁЛЫЙ И УНЫЛЫЙ...

А ты теперь тяжёлый и унылый,
Отрёкшийся от славы и мечты,
Но для меня непоправимо милый,
И чем темней, тем трогательней ты.

Ты пьёшь вино, твои нечисты ночи,
Что наяву, не знаешь, что во сне,
Но зелены мучительные очи, -
Покоя, видно, не нашёл в вине.

И сердце только скорой смерти просит,
Кляня медлительность судьбы.
Всё чаще ветер западный приносит
Твои упрёки и твои мольбы.

Но разве я к тебе вернуться смею?
Под бледным небом родины моей
Я только петь и вспоминать умею,
А ты меня и вспоминать не смей.

Так дни идут, печали умножая.
Как за тебя мне Господа молить?
Ты угадал: моя любовь такая,
Что даже ты не смог её убить.

БЕЛОЙ НОЧЬЮ

Ах, дверь не запирала я,
Не зажигала свеч,
Не знаешь, как, усталая,
Я не решалась лечь.

Смотреть, как гаснут полосы
В закатном мраке хвой,
Пьянея звуком голоса,
Похожего на твой.

И знать, что всё потеряно,
Что жизнь - проклятый ад!
О, я была уверена,
Что ты придёшь назад.

В ТУ НОЧЬ МЫ СОШЛИ ДРУГ ОТ ДРУГА С УМА...

В ту ночь мы сошли друг от друга с ума,
Светила нам только зловещая тьма,
Своё бормотали арыки,
И Азией пахли гвоздики.

И мы проходили сквозь город чужой,
Сквозь дымную песнь и полуночный зной, -
Одни под созвездием Змея,
Взглянуть друг на друга не смея.

То мог быть Стамбул или даже Багдад,
Но, увы! не Варшава, не Ленинград,
И горькое это несходство
Душило, как воздух сиротства.

И чудилось: рядом шагают века,
И в бубен незримая била рука,
И звуки, как тайные знаки,
Пред нами кружились во мраке.

Мы были с тобою в таинственной мгле,
Как будто бы шли по ничейной земле,
Но месяц алмазной фелукой
Вдруг выплыл над встречей-разлукой...

И если вернётся та ночь и к тебе
В твоей для меня непонятной судьбе,
Ты знай, что приснилась кому-то
Священная эта минута.

ВЕЧЕРНИЕ ЧАСЫ ПЕРЕД СТОЛОМ...

Вечерние часы перед столом,
Непоправимо белая страница,
Мимоза пахнет Ниццей и теплом,
В луче луны летит большая птица.

И, туго косы на ночь заплетя,
Как будто завтра нужны будут косы,
В окно гляжу я, больше не грустя,
На море, на песчаные откосы.

Какую власть имеет человек,
Который даже нежности не просит...
Я не могу поднять усталых век,
Когда моё он имя произносит.

ВМЕСТО ПОСВЯЩЕНИЯ
(из цикла "Полночные стихи")

По волнам блуждаю и прячусь в лесу,
Мерещусь на чистой эмали,
Разлуку, наверно, неплохо снесу,
Но встречу с тобою - едва ли.

ВСЁ ОТНЯТО: И СИЛА, И ЛЮБОВЬ...

Всё отнято: и сила, и любовь.
В немилый город брошенное тело
Не радо солнцу. Чувствую, что кровь
Во мне уже совсем похолодела.

Весёлой Музы нрав не узнаю:
Она глядит и слова не проронит,
А голову в веночке тёмном клонит,
Изнеможённая, на грудь мою.

И только совесть с каждым днём страшней
Беснуется: великой хочет дани.
Закрыв лицо, я отвечала ей...
Но больше нет ни слёз, ни оправданий.

ЕСТЬ В БЛИЗОСТИ ЛЮДЕЙ ЗАВЕТНАЯ ЧЕРТА...

Есть в близости людей заветная черта,
Её не перейти влюблённости и страсти, -
Пусть в жуткой тишине сливаются уста,
И сердце рвётся от любви на части.

И дружба здесь бессильна, и года
Высокого и огненного счастья,
Когда душа свободна и чужда
Медлительной истоме сладострастья.

Стремящиеся к ней безумны, а её
Достигшие - поражены тоскою...
Теперь ты понял, отчего моё
Не бьется сердце под твоей рукою.

КАЖДЫЙ ДЕНЬ ПО-НОВОМУ ТРЕВОЖЕН...

Каждый день по-новому тревожен,
Всё сильнее запах спелой ржи.
Если ты к ногам моим положен,
Ласковый, лежи.

Иволги кричат в широких клёнах,
Их ничем до ночи не унять.
Любо мне от глаз твоих зелёных
Ос весёлых отгонять.

На дороге бубенец зазвякал -
Памятен нам этот лёгкий звук.
Я спою тебе, чтоб ты не плакал,
Песенку о вечере разлук.

ЛЮБОВЬ

То змейкой, свернувшись клубком,
У самого сердца колдует,
То целые дни голубком
На белом окошке воркует,

То в инее ярком блеснёт,
Почудится в дрёме левкоя...
Но верно и тайно ведёт
От радости и от покоя.

Умеет так сладко рыдать
В молитве тоскующей скрипки,
И страшно её угадать
В ещё незнакомой улыбке.

МУЗА

Когда я ночью жду её прихода,
Жизнь, кажется, висит на волоске.
Что почести, что юность, что свобода
Пред милой гостьей с дудочкой в руке.

И вот вошла. Откинув покрывало,
Внимательно взглянула на меня.
Ей говорю: "Ты ль Данту диктовала
Страницы Ада?" Отвечает: "Я".

Муза ушла по дороге,
Осенней, узкой, крутой,
И были смуглые ноги
Обрызганы крупной росой.

Я долго её просила
Зимы со мной подождать,
Но сказала: "Ведь здесь могила,
Как ты можешь ещё дышать?"

Я голубку ей дать хотела,
Ту, что всех в голубятне белей,
Но птица сама полетела
За стройной гостьей моей.

Я, глядя ей вслед, молчала,
Я любила её одну,
А в небе заря стояла,
Как ворота в её страну.

НЕТ, ЦАРЕВИЧ, Я НЕ ТА...

Нет, царевич, я не та,
Кем меня ты видеть хочешь,
И давно мои уста
Не целуют, а пророчат.

Не подумай, что в бреду
И замучена тоскою
Громко кличу я беду:
Ремесло моё такое.

А умею научить,
Чтоб нежданное случилось,
Как навеки приручить
Ту, что мельком полюбилась.

Славы хочешь? - у меня
Попроси тогда совета,
Только это - западня,
Где ни радости, ни света.

Ну, теперь иди домой
Да забудь про нашу встречу,
А за грех твой, милый мой,
Я пред Господом отвечу.

НЕТ, ЭТО НЕ Я, ЭТО КТО-ТО ДРУГОЙ СТРАДАЕТ...

Нет, это не я, это кто-то другой страдает.
Я бы так не могла, а то, что случилось,
Пусть чёрные сукна покроют,
И пусть унесут фонари.
Ночь.

ПАМЯТЬ О СОЛНЦЕ В СЕРДЦЕ СЛАБЕЕТ...

Память о солнце в сердце слабеет,
Желтей трава.
Ветер снежинками ранними веет
Едва-едва.

В узких каналах уже не струится -
Стынет вода.
Здесь никогда ничего не случится, -
О, никогда!

Ива на небе кустом распластала
Веер сквозной.
Может быть, лучше, что я не стала
Вашей женой.

Память о солнце в сердце слабеет.
Что это? Тьма?
Может быть!.. За ночь прийти успеет
Зима.

Я СЛЫШУ ИВОЛГИ ВСЕГДА ПЕЧАЛЬНЫЙ ГОЛОС...

Я слышу иволги всегда печальный голос
И лета пышного приветствую ущерб,
А к колосу прижатый тесно колос
С змеиным свистом срезывает серп.

И стройных жниц короткие подолы,
Как флаги в праздник, по ветру летят.
Теперь бы звон бубенчиков весёлых,
Сквозь пыльные ресницы долгий взгляд.

Не ласки жду я, не любовной лести
В предчувствии неотвратимой тьмы,
Но приходи взглянуть на рай, где вместе
Блаженны и невинны были мы.

Я ПРИШЛА К ПОЭТУ В ГОСТИ...
Александру Блоку

Я пришла к поэту в гости.
Ровно полдень. Воскресенье.
Тихо в комнате просторной,
А за окнами мороз

И малиновое солнце
Над лохматым сизым дымом...
Как хозяин молчаливый
Ясно смотрит на меня!

У него глаза такие,
Что запомнить каждый должен;
Мне же лучше, осторожной,
В них и вовсе не глядеть.

Но запомнится беседа,
Дымный полдень, воскресенье
В доме сером и высоком
У морских ворот Невы.

Я НЕ ЛЮБВИ ТВОЕЙ ПРОШУ...

Я не любви твоей прошу.
Она теперь в надёжном месте.
Поверь, что я твоей невесте
Ревнивых писем не пишу.
Но мудрые прими советы:
Дай ей читать мои стихи,
Дай ей хранить мои портреты, -
Ведь так любезны женихи!
А этим дурочкам нужней
Сознанье полное победы,
Чем дружбы светлые беседы
И память первых нежных дней...
Когда же счастия гроши
Ты проживёшь с подругой милой
И для пресыщенной души
Всё станет сразу так постыло -
В мою торжественную ночь
Не приходи. Тебя не знаю.
И чем могла б тебе помочь?
От счастья я не исцеляю.

ТЫ МОГ БЫ МНЕ СНИТСЯ И РЕЖЕ...

Ты мог бы мне снится и реже,
Ведь часто встречаемся мы,
Но грустен, взволнован и нежен
Ты только в святилище тьмы.
И слаще хвалы серафима
Мне губ твоих милая лесть...
О, там ты не путаешь имя
Моё. Не вздыхаешь, как здесь.

УЕДИНЕНИЕ

Так много камней брошено в меня,
Что ни один из них уже не страшен,
И стройной башней стала западня,
Высокою среди высоких башен.
Строителей её благодарю,
Пусть их забота и печаль минует.
Отсюда раньше вижу я зарю,
Здесь солнца луч последний торжествует.
И часто в окна комнаты моей
Влетают ветры северных морей,
И голубь ест из рук моих пшеницу...
А не дописанную мной страницу -
Божественно спокойна и легка,
Допишет Музы смуглая рука.

СИНИЙ ВЕЧЕР. ВЕТРЫ КРОТКО СТИХЛИ...

Синий вечер. Ветры кротко стихли,
Яркий свет зовёт меня домой.
Я гадаю: кто там? - не жених ли,
Не жених ли это мой?..

На террасе силуэт знакомый,
Еле слышен тихий разговор.
О, такой пленительной истомы
Я не знала до сих пор.

Тополя тревожно прошуршали,
Нежные их посетили сны.
Небо цвета воронёной стали,
Звёзды матово-бледны.

Я несу букет левкоев белых.
Для того в них тайный скрыт огонь,
Кто, беря цветы из рук несмелых,
Тронет тёплую ладонь.

ПОЭЗИЯ.

Copyright © 2015 Любовь безусловная


lubovbezusl.ru

поэтика раннего творчества. Разбор стихотворений. Видеоурок. Литература 11 Класс

Тема: Русская литература XX века

 Урок: Анна Ахматова: поэтика раннего творчества. Разбор стихотворений

Стихотворения Анны Ахматовой, которые входят в первые сборники («Вечер»(1912) и «Четки»(1914)), принесли ей славу и популярность. Поэтесса читала свои стихи на различных вечерах, встречах.

Рис.1. Анна Ахматова (Источник)

Анна Ахматова скептически относилась к стихотворениям этого периода. Она их называла «пустейшими стихами бедной девочки». Но она была несправедлива к себе.

Н. Гумилев в « Письмах о русской поэзии» писал: « Паузы помогают ей выделять самые нужные слова в стоке, и я не нашел во всей книге ни одного примера ударения, стоящего на неударяемом слове, или, наоборот, слова, по смыслу ударного, без ударения. Для ритмики Ахматовой характерна слабость и прерывистость дыхания. Четырех строчная строфа, а  ею  почти вся книга, слишком длинна для неё.»  Главный признак поэзии Ахматовой, по мнению Гумилева, это изобразительность, зримость ее образов.

Рис. 2. Николай Гумилев (Источник)

Она  сосредотачивает свое внимание на конкретной вещи, детали, образе. Эпитетов не очень много, но они точны.  Гумилев выделяет: « … «протертый коврик, стоптанные каблуки..» Лаконичный и скупой на краски мир в стихотворениях Ахматовой воспринимается современниками по-разному. Для некоторых такой взгляд на мир ассоциировался с мещанским.  «Она живет в комнате, «где окна слишком узки», где на полках расставлены блестящие севрские статуэтки, душно пахнет старое саше и не пахнут белые хризантемы и яркие георгины. Все это – близкие предметы – ее основное понятия.

Природу понимает она только через них, небо в ее глазах, если оно тускло-голубое, - то оно, «как на древне выцветшем холсте»; если оно яркое, то непременно, «ярче синего фаянса»; тина похожа на парчу, Булонский лес – как будто нарисован тушью в старом альбоме, облачко сереет, «как беличья распластанная шкурка»… Какая духовная скудость, какое неумение воспринимать мир непосредственно!» - так неприязненно высказался  о стихотворном сборнике «Четки» Л.И. Каннегисер. Страдания героини и героя  воспринимаются современниками полярно.

Рис. 3.  Л. И. Канегисер (Источник)

Все мы бражники здесь, блудницы,

Как невесело вместе нам!

На стенах цветы и птицы

Томятся по облакам.

Ты куришь черную трубку,

Так странен дымок над ней.

Я надела узкую юбку,

Чтоб казаться еще стройней.

Навсегда забиты окошки: ( Арткабаре « Бродячая собака»)

Что там, изморозь или гроза?

На глаза осторожной кошки

Похожи твои глаза.

О, как сердце мое тоскует!

Не смертного ль часа жду?

А та, что сейчас танцует,

Непременно будет в аду.

1 января 1913

По размеру – дольник  на основе трехстопного анапеста. Этот размер сочетает мелодичность и напевность.

Арткабаре «Бродячая собака» был самым модным местом в Петербурге в то время, устроил его Б. Пронин.

Рис. 4.  Б. Пронин (Источник)

Рис. 5. "Бродячая собака", Кафе-ка6ape (Источник) 

Рис. 6. Артистическое кабаре « Бродячая собака» (Источник)

В стихотворении  три героя: «он», «я» и «она»( которая «непременно будет в аду»).  Здесь разыгрывается любовная драма. В этот стихотворении есть психологические перживания героини: «он смотрит не на меня, а на другую».

Рис. 7. Анна Ахматова (Источник)

Ахматова в своих стихотворениях сохраняет реальность, удачно выбирает точки для удара.

О героине Ахмановой тоже спорят. Героиня - это и монашенка, бездельница, блудница, русалка, колдунья. Но у них есть общее – это способность  преживать.

Это ее биография. « За поступками вставала «литературная личность» Ахматовой.

Она не совпадала с личностью Анны Андреевны Гумилевой, уроженной Горенко. ..В стихи Ахматовой не попали некоторые обстоятельства бытия, но зато казались «списанными с жизни» эпизоды, которым не было никакого соответсвия в биографии реального автора стихов. Например, в стихотворении 1917 года «Это просто, это ясно»:

Для чего, бросив друга

И кудрявого ребенка,

Бросив город мой любимый

И родную сторону,

Черной нищенкой скитаюсь

По столице иноземной?

О, как весело мне думать,

Что тебя увижу я1917!» - писал критик Р. Тименчик.

Рис. 8. Р. Тименчик (Источник)

В стихах Ахматова о соих переживаниях говорила сама. Все время возникает сложное воспрития, и  читатель сам конструирует сюжет стиховорения.

И. Анненский в « Книге отражений» писал, что лирике нужны «типы женских музыкальностей», предполагал, что она « откроет новые лирические горизонты».

Рис. 9. И. Анненский (Источник)

В стихах Ахматова о соих переживаниях говорила сама. 

Смуглый отрок бродил по аллеям,

У озёрных грустил берегов,

И столетие мы лелеем

Еле слышный шелест шагов.

Иглы сосен густо и колко

Устилают низкие пни…

Здесь лежала его треуголка

И растрёпанный том Парни.

Это стихотворение было написано в 1911 году в Царском Селе о Пушкине - лицеисте. В нём всего восемь строк, но и из них образ юного поэта выступает необыкновенно живо.    Как удачно выбрано слово "лелеем» ! Не "слышим», не "помним», а именно лелеем, то есть любовно бережем в своей памяти. Аллеи, озеро, сосны – живые приметы Царскосельского парка.

Глубокое раздумье Пушкина выражено двумя малыми деталями: он отбросил от себя недочитанную книгу, и она рядом с лицейской треуголкой лежит на земле. Следует добавить, что строка "Еле слышный шелест шагов» подбором самих звуков прекрасно передаёт шелест – возможно, от осенней опавшей листвы.

Вообще, вспоминая об Ахматовой, перед нами неуклонно возникает образ Пушкина. Гений Пушкина, его гуманистическая философия, открытия, сделанные в области русского стиха, оказали огромное влияние на литературу девятнадцатого века, вошедший в историю, как "золотой век» русской поэзии. Но и лучшие поэты "серебряного века» сформировались под влиянием его Музы, все они были внимательнейшими читателями Пушкина, многие внесли свою лепту в исследование его поэзии.

В жизни и поэзии Ахматовой Пушкин, чьи стихи она называла золотыми, занимал особое место. По словам близко знавшей поэтессу Эммы Герштейн (литературоведа), в этом стихотворении отразились особенности восприятия Пушкина Анной Андреевной: сочетание конкретного ощущения его личности ("здесь лежала его треуголка») и всеобщего поклонения национальному гению ("и столетие мы лелеем еле слышный шелест шагов»).

У Пушкина училась Ахматова краткости, простоте и подлинности поэтического слова, и всё, что с ним связано, дорого поэтессе.

Рис. 10. А.С. Пушкин (Источник)

 

Домашнее задание

Прочитать и сделать анализ стихотворений А. Ахматовой  (по выбору).

Сборник  (Источник)

 

Список литературы

1.Чалмаев В.А., Зинин С.А.  Русская литература ХХ века.: Учебник для 11 класса: В 2 ч. – 5 –е изд. – М.: ООО 2ТИД « Русское слово – РС», 2008.

2.Агеносов В.В.  Русская литература 20 века. Методическое пособие   М. «Дрофа», 2002

3.Русская  литература 20 века. Учебное  пособие  для поступающих  в вузы  М. уч.-науч. Центр «Московский лицей»,1995.

 4.«Русская литература XX века» Е.С. Роговера.

 

Презентации

Акмеизм (Источник).

Анна Ахматова (Источник).

 

Рекомендованные ссылки на ресурсы интернет

 А. Ахматова   (коллекция  материала) (Источник).

 Творчество А. Ахматовой (Источник).

interneturok.ru

Ранняя лирика Анны Ахматовой (1889—1966)

 Ранняя лирика Анны Ахматовой (1889—1966)

Цели урока: дать представление о личности поэта; о мотивах и настроениях ранней лирики.

Оборудование урока: репродукции портретов А. А. Ахматовой работы Альтмана, Петрова-Водкина, Анненкова, Модильяни и др.; любимые музыкальные произведения Ахматовой: последние три сонаты Бетховена, музыка Шопена, Шостаковича.

Методические приемы: лекция учителя, сообщения учеников, комментированное чтение.

Ход урока

I. Слово учителя

Анна Андреевна Ахматова (Горенко) прожила долгую поэтическую жизнь и в поздние годы не любила, когда предпочтение отдавалось ее ранней лирике. Но в рамках этого урока мы будем говорить именно о раннем творчестве Ахматовой. Это был необыкновенно талантливый, красивый, величественный, цельный и скромный человек.

Вот как она пишет о себе в воспоминаниях...

II. Комментированное чтение автобиографии Ахматовой «Коротко о себе» (см. доп. материал в конце урока).

III. Комментированное чтение стихотворений

Слово учителя:

Славу Ахматовой принесли уже первые сборники стихов. Лирика молодой Ахматовой получила признание на «башне» Вяч. Иванова. В предисловии к первому лирическому сборнику «Вечер» (1912) Кузмин писал о ее способности «понимать и любить вещи... в их непонятной связи с переживаемыми минутами», причем «вещи» высвечены с точностью и обостренностью «предсмертного» видения. Таково, например, стихотворение из первой (киевской) тетради 1909 года:

(Читает учитель или заранее подготовленный ученик.)

Молюсь оконному лучу —

Он бледен, тонок, прям.

Сегодня я с утра молчу,

А сердце пополам.

На рукомойнике моем

Позеленела медь.

Но так играет луч на нем,

Что весело глядеть.

Такой невинный и простой

В вечерней тишине,

Но в этой храмине пустой

Он словно праздник золотой

И утешенье мне.

О душевном состоянии почти ничего не сказано, только «сердце — пополам». Остальное чудесным образом понятно без объяснений. Простая бытовая вещь, рукомойник, преображается игрой солнечного луча и воображением лирической героини в «праздник золотой» и даже «в утешенье». Обыденная деталь становится значимой. Звонкий слог, легкий ритм, простая лексика оттеняют, заговаривают горе, первое слово и последняя строка как будто закольцовывают композицию стихотворения, лечат отчаянье.

Читаем и комментируем стихотворения из сборника «Вечер», подготовленные дома. Отмечаем точность и тонкость передачи переживаний лирической героини, глубину и содержательность стихотворений при небольшом их объеме, благородную простоту слога, умение обрисовать характер одним жестом, интонацией, репликой:

Так беспомощно грудь холодела,

Но шаги мои были легки.

Я на правую руку надела

Перчатку с левой руки.

(«Песня последней встречи», 1911)

Растерянность, душевное опустошение, переживание разлуки передано этой невольной неправильностью.

Б. М. Эйхенбаум увидел в ранних стихах Ахматовой «нечто похожее на большой роман». Действительно, там есть герои Она и Он, их психологические портреты, история отношений, сюжеты чувств. И неизменно — неразделенность чувства, разлука, «невстреча». В лирике Ахматовой целый мир женской души, страстной, нежной и гордой. Содержание жизни героини — любовь, все ее оттенки — от предчувствия любви до «страсти, раскаленной добела».

Ахматова — признанный мастер любовной лирики, знаток женской души, ее увлечений, страстей, переживаний. Первые ее стихи о любви имели некоторый налет мелодраматизма (позднее она негативно относилась к этим первым своим поэтическим опытам), но скоро в ее произведениях зазвучал психологический подтекст, приоткрывающий душевное состояние лирической героини через описание ее внешнего поведения, через выразительные, четкие детали («Вечерние часы перед столом...», «Я научилась просто, мудро жить...»).

Вершина любовной лирики Ахматовой — в ее стихах, посвященных Борису Анрепу («Широк и желт вечерний свет...», «Эта встреча никем не воспета...», «Это просто, это ясно...», «Сказка о черном кольце»). В них она следует прежде всего пушкинской традиции. Глубокое, сильное, но безответное чувство раскрывает духовную высоту и благородство лирической героини.

Второй сборник «Четки» (1914) укрепил успех ахматовской поэзии. Читаем и комментируем стихотворения из этого сборника.

Здесь «роман» развивается, часто переплетаясь с урбанистической темой. Героем лирики Ахматовой становится Петербург, «город, горькой любовью любимый». Для акмеистов северная столица не только тема, образ, но и стилеобразующее начало: строгость Петербурга, его «классичность» требовали и соответствующей поэтики.

Углубляется мотив непонимания, отчужденности:

Он говорил о лете и о том,

Что быть поэтом женщине — нелепость.

Как я запомнила высокий царский дом

И Петропавловскую крепость!

(«В последний раз мы встретились тогда...», 1914)

Глубина психологизма достигается с помощью высвеченной памятью детали, которая становится знаком обостренного чувства. Соединение обыденной детали петербургского пейзажа с глубиной переживаний придает стихам необычайную художественную и психологическую убедительность. Приметы Петербурга здесь — знак разлуки.

В стихотворении, посвященном Александру Блоку, — рассказ о встрече с ним в петербургской квартире:

Но запомнится беседа,

Дымный полдень, воскресенье

В доме сером и высоком

У морских ворот Невы.

Образы героя и города неразрывно слиты, затянуты бережной дымкой восторженного и почтительного воспоминания.

III. Сообщение-доклад ученика «Портреты Ахматовой»

IV. Чтение и анализ стихотворений из сборника «Белая стая» (Стихотворения читают ученики.)

Война 1914 года отозвалась прямо или косвенно во многих стихотворениях Ахматовой (мотивы мужа-воина, битвы, разлуки). Уже в «Четках», а особенно в третьем сборнике, «Белая стая» (1917) меняется манера поэтессы. «Голос отречения крепнет все более и более в стихах Ахматовой», — писал О. Э. Мандельштам: мотивы отрешенности, смирения, отказа от мира, высокая, торжественно-замедленная речь, классичность, все чаще имя Господне:

Слаб голос мой, но воля не слабеет,

Мне даже легче стало без любви.

Высоко небо, горный ветер веет,

И непорочны помыслы мои.

1912

Подготавливается переход к поздней лирике, включенной в широкий исторический контекст, заметнее становятся философские размышления. Определяется тема поэта и поэзии, ее назначения. В стихотворении «Уединение» (1914) появляется образ героини, близкой «Пророку» Лермонтова:

Так много камней брошено в меня,

Что ни один из них уже не страшен...

Лирическая героиня не жалуется, не ропщет, а спокойно и мужественно принимает возложенную на нее миссию. Божественный дар позволяет видеть мир с высоты: и зарю, и последний луч солнца, и ветры северных морей. Возникает образ Музы, созданный с помощью синекдохи:

А не дописанную мной страницу —

Божественно спокойна и легка,

Допишет Музы смуглая рука.

(Справка: синекдоха — частный случай метонимии, когда часть обозначает целое).

В стихотворении 1915 года тема предназначения поэта углубляется, восходит к пушкинской традиции:

Нам свежесть слов и чувства простоту

Терять не то ль, что живописцу — зренье

Или актеру — голос и движенье,

А женщине прекрасной — красоту?

Но не пытайся для себя хранить

Тебе дарованное небесами:

Осуждены — и это знаем сами —

Мы расточать, а не копить.

Иди один и исцеляй слепых,

Чтобы узнать в тяжелый час сомненья

Учеников злорадное глумленье

И равнодушие толпы.

Именно с пушкинской традицией связана свойственная Ахматовой масштабность поэтической мысли, гармоническая точность стиха, многообразие лирических тем, возможность выявить всеобщее значение неповторимого душевного движения, соотнести чувство истории с чувством современности.

V. Тест по ранней лирике А. А. Ахматовой (см. Приложение в конце книги).

Домашнее задание

1. Прочитать статью учебника о футуризме.

2. Выучить и попробовать разобрать стихотворение поэта-футуриста на выбор.

Дополнительный материал для учителя

1. А. А. Ахматова «Коротко о себе»1

Я родилась 11(23) июня 1889 года под Одессой (Большой Фонтан). Мой отец был в то время отставной инженер-механик флота. Годовалым ребенком я была перевезена на север — в Царское Село. Там я прожила до шестнадцати лет.

Мои первые воспоминания — царскосельские: зеленое, сырое великолепие парков, выгон, куда меня водила няня, ипподром, где скакали маленькие пестрые лошадки, старый вокзал и нечто другое, что вошло впоследствии в «Царскосельскую оду».

Каждое лето я проводила под Севастополем, на берегу Стрелецкой бухты, и там подружилась с морем. Самое сильное впечатление этих лет — древний Херсонес, около которого мы жили.

Читать я училась по азбуке Льва Толстого. В пять лет, слушая, как учительница занималась со старшими детьми, я тоже научилась говорить по-французски.

Первое стихотворение я написала, когда мне было одиннадцать лет. Стихи начались для меня не с Пушкина и Лермонтова, а с Державина («На рождение порфирородного отрока») и Некрасова («Мороз, Красный нос»). Эти вещи знала наизусть моя мама.

Училась я в Царскосельской женской гимназии. Сначала плохо, потом гораздо лучше, но всегда неохотно.

В 1905 году мои родители расстались, и мама с детьми уехала на юг. Мы целый год прожили в Евпатории, где я дома проходила курс предпоследнего класса гимназии, тосковала по Царскому Селу и писала великое множество беспомощных стихов. Отзвуки революции Пятого года глухо доходили до отрезанной от мира Евпатории. Последний класс проходила в Киеве, в Фундуклеевской гимназии, которую и окончила в 1907 году.

Я поступила на юридический факультет Высших женских курсов в Киеве. Пока приходилось изучать историю права и особенно латынь, я была довольна, когда же пошли чисто юридические предметы, я к курсам охладела.

В 1910 (25 апреля ст. ст.) я вышла замуж за Н. С. Гумилева, и мы поехали на месяц в Париж. Прокладка новых бульваров по живому телу Парижа (которую описал Золя) была еще не совсем закончена (бульвар Raspail). Вернер, друг Эдиссона, показал мне в «Taverne de Panteon» два стола и сказал: «А это ваши социал-демократы, тут — большевики, а там — меньшевики». Женщины с переменным успехом пытались носить то штаны (jupes-cullotes), то почти пеленали ноги (jupes-entra-vees). Стихи были в полном запустении, и их покупали только из-за виньеток более или менее известных художников. Я уже тогда понимала, что парижская живопись съела французскую поэзию.

Переехав в Петербург, я училась на Высших историко-литературных курсах Раева. В это время я уже писала стихи, вошедшие потом в мою первую книгу.

Когда мне показали корректуру «Кипарисового ларца» Иннокентия Анненского, я была поражена и читала ее, забыв все на свете.

В 1910 году явно обозначился кризис символизма, и начинающие поэты уже не примыкали к этому течению. Одни шли в футуризм, другие — в акмеизм. Вместе с моими товарищами по Первому Цеху поэтов — Мандельштамом, Зенкевичем, Нарбутом — я сделалась акмеисткой.

Весну 1911 года я провела в Париже, где была свидетельницей первых триумфов русского балета. В 1912 году проехала по Северной Италии (Генуя, Пиза, Флоренция, Болонья, Падуя, Венеция). Впечатление от итальянской живописи и архитектуры было огромно: оно похоже на сновидение, которое помнишь всю жизнь.

В 1912 году вышел мой первый сборник стихов «Вечер». Напечатано было всего триста экземпляров. Критика отнеслась к нему благосклонно.

1 октября 1912 года родился мой единственный сын Лев.

В марте 1914 года вышла вторая книга — «Четки». Жизни ей было отпущено примерно шесть недель. В начале мая петербургский сезон начал замирать, все понемногу разъезжались. На этот раз расставание с Петербургом оказалось вечным. Мы вернулись не в Петербург, а в Петроград, из ХIХ века сразу попали в ХХ, все стало иным, начинал с облика города. Казалось, маленькая книга любовной лирики начинающего автора должна была потонуть в мировых событиях. Время распорядилось иначе.

Каждое лето я проводила в бывшей Тверской губернии, в пятнадцати верстах от Бежецка. Это не живописное место: распаханные ровными квадратами на холмистой местности поля, мельницы, трясины, осушенные болота, «воротца», хлеба, хлеба... Там я написала очень многие стихи «Четок» и «Белой стаи». «Белая стая» вышла в сентябре 1917 года.

После Октябрьской революции я работала в библиотеке Агрономического института. В 1921 году вышел сборник моих стихов «Подорожник», в 1922 году — книга «Anno Domini».

Примерно с середины 20-х годов я начала очень усердно и с большим интересом заниматься архитектурой старого Петербурга и изучением жизни и творчества Пушкина. Результатом моих пушкинских штудий были три работы — о «Золотом петушке», об «Адольфе» Бенжамена Констана и о «Каменном госте». Все они в свое время были напечатаны.

Работы «Александрина», «Пушкин и Невское взморье», «Пушкин в 1828 году», которыми я занимаюсь почти двадцать последних лет, по-видимому, войдут в книгу «Гибель Пушкина».

С середины 20-х годов мои новые стихи почти перестали печатать, а старые — перепечатывать.

Отечественная война 1941 года застала меня в Ленинграде. В конце сентября, уже во время блокады, я вылетела на самолете в Москву.

До мая 1944 года я жила в Ташкенте, жадно ловила вести о Ленинграде, о фронте. Как и другие поэты, часто выступала в госпиталях, читала стихи раненым бойцам. В Ташкенте я впервые узнала, что такое в палящий жар древесная тень и звук воды. А еще я узнала, что такое человеческая доброта: в Ташкенте я много и тяжело болела.

В мае 1944 года я прилетела в весеннюю Москву, уже полную радостных надежд и ожидания близкой победы. В июне вернулась в Ленинград.

Страшный призрак, притворяющийся моим городом, так поразил меня, что я описала эту мою с ним встречу в прозе. Тогда же возникли очерки «Три сирени» и «В гостях у смерти» — последнее о чтении стихов на фронте в Териоках. Проза всегда казалась мне и тайной и соблазном. Я с самого начала все знала про стихи — я никогда ничего не знала о прозе. Первый мой опыт все очень хвалили, но я, конечно, не верила. Позвала Зощенку. Он велел кое-что убрать и сказал, что с остальным согласен. Я была рада. Потом, после ареста сына, сожгла вместе со всем архивом.

Меня давно интересовали вопросы художественного перевода. В послевоенные годы я много переводила. Перевожу и сейчас. В 1962 году я закончила «Поэму без героя», которую писала двадцать два года.

Прошлой весной, накануне дантовского года, я снова услышала звуки итальянской речи — побывала в Риме и на Сицилии. Весной 1965 года я поехала на родину Шекспира, увидела британское небо и Атлантику, повидалась со старыми друзьями и познакомилась с новыми, еще раз посетила Париж.

Я не переставала писать стихи. Для меня в них — связь моя с временем, с новой жизнью моего народа. Когда я писала их, я жила теми ритмами, которые звучали в героической истории моей страны. Я счастлива, что жила в эти годы и видела события, которым не было равных.

2. Анализ стихотворения «Сжала руки под темной Вуалью...» (1911)2

Это характернейшее стихотворение из книги «Вечер», в котором разнообразно представлены коллизии непростых отношений между мужчиной и женщиной. В данном случае женщина, охваченная внезапным состраданием и острой жалостью, признает свою вину перед тем, кого она заставляет страдать. Разговор ведется с невидимым собеседником — очевидно, с собственной совестью, так как собеседник этот знает о бледности героини, закрывающей лицо и вуалью и руками. Ответом на вопрос: «Отчего ты сегодня бледна?» и является рассказ о конце последнего свидания с «ним». Нет ни имени, ни — пока — других «опознавательных» признаков героя, читатель должен удовлетвориться лишь тем, что это очень хорошо известный героине и важный для нее человек. Опущен весь разговор, его содержание сконцентрировано в одной метафоре «...я терпкой печалью / Напоила его допьяна». Печалью «напоила» его, но сейчас страдает она, в этом виноватая, способная переживать за другого, раскаиваться в причиненном ему зле. Метафора перерастает в скрытое сравнение: напоенный «допьяна» «вышел, шатаясь», но это не снижение героя, ведь он только как пьяный, выбитый из равновесия.

Поэт после его ухода видит то, чего героиня видеть не может, — его мимику: «Искривился мучительно рот», — как внутренний собеседник видел ее скрытую бледность. Столь же допустимо другое толкование: сначала страдальческое выражение появилось на лице, потом вышел, шатаясь, но в восприятии смятенной героини все перепуталось, она рассказывает сама себе, вспоминает происшедшее («Как забуду?»), не управляя потоком собственной памяти, выделяя самые напряженные внешние моменты события. Непосредственно гамму охвативших ее чувств передать нельзя, поэтому говорится лишь про вызванный ими поступок. «Я сбежала, перил не касаясь», / Я бежала за ним до ворот». Повторение глагола в столь емком, из трех четверостиший, стихотворении, где Ахматова экономит даже на местоимениях, подчеркивает силу внутреннего перелома, происшедшего в героине. «Перил не касаясь», то есть стремительно, без всякой осторожности, не думал о себе, — это акмеистически точная, психологически насыщенная внутренняя деталь. Здесь поэт, видящий эту деталь поведения героини, уже явно отделен от нее, вряд ли способной фиксировать в своем сознании такие частности.

В третьей строфе есть еще одно, по сути, уже четвертое указание на стремительность этого бега: «Задыхаясь, я крикнула...». Из сдавленного горла вырывается только крик. И в конце первого стиха последней строфы повисает слово «шутка», отделенное от завершения фразы сильным стихотворным переносом, тем самым резко выделенное. Ясно, что все предыдущее было всерьез, что героиня неловко, не думал пытается опровергнуть ранее сказанные жестокие слова. В этом контексте ничего веселого в слове «шутка» нет; наоборот, сама героиня тут же, непоследовательно, переходит к предельно серьезным словам: «Шутка / Все, что было. Уйдешь, я умру» (вновь словесная экономия, опушено даже «Если ты...»). В этот момент она верит в то, что говорит. Но он, как мы догадываемся, только что выслушавший гораздо больше совсем другого, уже не верит, лишь благородно изображает спокойствие, что отражается на лице в виде страшной маски (опять его мимика): «Улыбнулся спокойно и жутко» (излюбленный ахматовский синтаксический прием — оксюморон, сочетание несочетаемого). Он не вернется, но принесшую ему такое горе женщину по-прежнему любит, заботится о ней, просит ее, разгоряченную, уйти со двора: «И сказал мне: «Не стой на ветру».

Местоимение «мне» здесь как бы дважды лишнее. Герою обращаться больше не к кому, а схема 3-стопного анапеста не предполагает на этом месте слова с ударением. Но тем оно важнее. Это односложное слово задерживает темп и ритм речи, обращает на себя внимание: так сказал мне, такой мне, несмотря на то что я такая. Благодаря тончайшим нюансам мы многое додумываем, понимаем то, что прямо не сказано. Настоящее искусство предполагает именно такое восприятие.

3. Гражданская и патриотическая лирика

В 1917 году, незадолго до октябрьского переворота, когда разложившаяся русская армия была уже слабой защитой для Петрограда и ожидалось нашествие немцев на столицу, Ахматова написала стихотворение, открывавшееся словами:

Когда в тоске самоубийства

Народ гостей немецких ждал

И дух высокий византийства

От русской церкви отлетал,

Когда приневская столица,

Забыв величие свое,

Как опьяневшая блудница,

Не знала, кто берет ее...

Эти затянутые на две строфы придаточные предложения сменялись лапидарным главным: «Мне голос был», соотносимым со всем ранее сказанным. Народ как бы был готов к национальному самоуничтожению. Во второй строфе отразилась правительственная чехарда последних лет империи и времен Февральской революции. «Дух византийства» — понятие, особенно важное для поэтов Серебряного века, последователей Вл. С. Соловьева, в том числе А. А. Блока. Россия воспринималась как «столица» православия, преемница Византии, а утрата «византийства» — как причина грядущей мировой катастрофы. «Мне голос был» — сказано так, словно речь идет о божественном откровении. Но это, очевидно, и внутренний голос, отражающий борьбу героини с собой, и воображаемый голос друга, покинувшего родину. Призывом «голоса» оставить Россию навсегда, его обещаниями отмыть кровь от ее рук (оставшись в России, она как бы становилась причастна ко всему, что грозит стране), освободить от стыда, даже дать новое имя и с ним забвение несчастий («Я новым именем покрою / Боль поражений и обид») в газетной публикации 1918 года стихотворение кончалось, ответа «голосу» не было. В «Подорожнике» была снята вторая строфа (читатель теперь на место немцев поставил бы большевиков, что в год расстрела Гумилева было уже небезопасно для автора), зато появился четкий ответ — строфа «Но равнодушно и спокойно...». Выбор решительно сделан. Голос, прежде, может быть, и боговдохновенный, произносит, оказывается, «недостойную» речь, оскверняющую «скорбный дух». Ахматова принимает свою долю как посланное свыше великое испытание. Все тот же эпитет «спокойно» в данном случае означает видимость равнодушия и спокойствия, это признак необыкновенного самообладания одинокой, но мужественной женщины.

В редакции 1940 г. была снята и первая строфа. Про «гостей немецких», ожидавшихся в 1917 году, давно забыли, зато пережитые испытания возросли многократно (1940-й — год завершения «Реквиема»). Стихотворение в этом варианте начиналось словами «Мне голос был. Он звал утешно...» и состояло не из четырех или пяти, а из трех строф. Тем энергичнее звучала теперь концовка, тем резче противопоставлялись утешный голос и высокий скорбный дух.

«Не с теми я, кто бросил землю / На растерзание врагам», — недвусмысленно заявляет Ахматова и в стихотворении 1922 г. (книга «Anno Domini»), выдержанном в высоком стиле (старославянизм «не внемлю», «песен… не дам» в значении «не буду посвящать стихов», слова «растерзание», «изгнанник» и др.). В 1917 году упоминался «край глухой и грешный», здесь же оставшиеся губят «остаток юности» «в глухом чаду пожара». Противопоставляются не только уехавшие и оставшиеся. «Бросившие землю» (первая строфа) и «изгнанники» (вторая строфа) — разные люди, и отношение автора к ним различно. К первым сочувствия нет. «Но вечно жалок мне изгнанник, / Как заключенный, как больной». Конкретно имеются в виду, можно предположить, литераторы и философы, высланные из Советской России в 1922 году в качестве враждебного элемента. Однако судьба оставшихся, жалеющих тех, кто изгнан («Темна твоя дорога, странник, / Полынью пахнет хлеб чужой»), не лучше: «Мы ни единого удара / Не отклонили от себя». Политический протест против высылки цвета русской интеллигенции сочетается с величественным приятием собственного жребия. Исторически «оправдан будет каждый час» мученической жизни. Морфологический неологизм в финальной фразе «в мире нет людей бесслезней», оксюморонное сочетание свойственных «нам» черт надменности и простоты, провозглашенных торжественной ораторской речью, вовсе не выглядит данью формальному изыску и не противоречат строгой форме стансов, обособленных четверостиший нейтрального, самого распространенного в русской поэзии 4-стопного амба с обычной перекрестной рифмовкой, точными, не задерживающими на себе внимания рифменными созвучиями.


 

xn--j1ahfl.xn--p1ai

Анна Ахматова стихи — читать онлайн

  • 27 января 1944 года
  • 8 ноября 1913 года
  • 9 декабря 1913 года
  • Cinque*
  • In memoriam
  • Nох. Статуя «Ночь» в Летнем саду
  • А в книгах я последнюю страницу…
  • А Смоленская нынче именинница…
  • А ты теперь тяжелый и унылый
  • А человек, который для меня…
  • А, ты думал — я тоже такая
  • А! Это снова ты. Не отроком влюбленным…
  • Алиса
  • Ангел, три года хранивший меня…
  • Античная страничка
  • Бежецк
  • Безвольно пощады просят…
  • Белой ночью
  • Белый дом
  • Бессмертник сух и розов. Облака…
  • Бессонница
  • Бесшумно ходили по дому…
  • Божий ангел, зимним утро…
  • Будешь жить, не зная лиха…
  • Буду тихо на погосте…
  • Буду черные грядки холить…
  • Был блаженной моей колыбелью…
  • Был он ревнивым, тревожным и нежным…
  • В Выборге
  • В Зазеркалье
  • В каждых сутках есть такой…
  • В последний раз мы встретились тогда…
  • В разбитом зеркале
  • В ремешках пенал и книги были…
  • В сороковом году
  • В тот давний год, когда зажглась любовь…
  • В Царском Селе
  • Важно с девочками простились…
  • Ведь где-то есть простая жизнь и свет…
  • Веет ветер лебединый…
  • Венеция
  • Венок мертвым
  • Вереница четверостиший
  • Ветер войны
  • Вечерние часы перед столом…
  • Вечерняя комната
  • Вечером
  • Видел я тот венец златокованый…
  • Вижу выцветший флаг над таможней…
  • Вижу, вижу лунный лук…
  • Вместо мудрости — опытность, пресное…
  • Вместо посвящения
  • Вместо послесловия
  • Вместо праздничного поздравленья
  • Вновь подарен мне дремотой…
  • Во сне
  • Воронеж
  • Вот она, плодоносная осень!..
  • Всё мне видится Павловск холмистый…
  • Все мы бражники здесь, блудницы
  • Всё обещало мне его…
  • Все отнято: и сила и любовь…
  • Все расхищено, предано, продано…
  • Все, кого и не звали, в Италии…
  • Вторая годовщина
  • Выбрала сама я долю…
  • Высокие своды костела…
  • Высоко в небе облачко серело…
  • Высокомерьем дух твой помрачен…
  • Где, высокая, твой цыганенок…
  • Годовщину последнюю празднуй…
  • Голос памяти
  • Городу Пушкина
  • Горят твои ладони…
  • Господь немилостив к жнецам и садоводам…
  • Гость
  • Дал Ты мне молодость трудную…
  • Далеко в лесу огромном…
  • Данте
  • Два отрывка из сказки «О черном кольце»
  • Два стихотворения
  • Двадцать первое. Ночь. Понедельник
  • Дверь полуоткрыта, веют липы сладко…
  • Двустишие
  • Долгим взглядом твоим истомленная…
  • Долго шел через поля и села…
  • Другая песенка
  • Думали: нищие мы, нету у нас ничего…
  • Если б все, кто помощи душевной…
  • Если плещется лунная жуть…
  • Есть в близости людей заветная черта…
  • Еще весна таинственная млела
  • Еще одно лирическое отступление
  • Ждала его напрасно много лет…
  • Жить — так на воле…
  • За озером луна остановилась…
  • За такую скоморошину…
  • Заболеть бы как следует, в жгучем бреду…
  • Заклинание
  • Заплаканная осень, как вдова…
  • Зачем притворяешься ты…
  • Защитникам Сталина
  • Здесь все то же, то же, что и прежде…
  • Здесь девушки прелестнейшие спорят…
  • Здравствуй! Легкий шелест слышишь…
  • Земля хотя и не родная…
  • Земная слава как дым…
  • Земной отрадой сердца не томи…
  • Знаю, знаю — снова лыжи…
  • Зов
  • И в Киевском храме Премудрости Бога…
  • И в тайную дружбу с высоким…
  • И вот одна осталась я
  • И когда друг друга проклинали…
  • И мальчик, что играет на волынке…
  • И мнится — голос человека…
  • И на ступеньки встретить…
  • И последнее
  • И целый день, своих пугаясь стонов…
  • И это станет для людей…
  • Ива
  • Из «Черных песен»
  • Из Книги Бытия
  • Из памяти твоей я выну этот день…
  • Из трагедии «Пролог, или сон во сне»
  • Из цикла «Ташкентские страницы»
  • Из цикла «Юность» («Мои молодые руки…»)
  • Исповедь
  • Июль 1914
  • Кавказское
  • Каждый день по-новому тревожен…
  • Как белый камень в глубине колодца…
  • Как вплелась в мои темные косы…
  • Как люблю, как любила глядеть я…
  • Как мог ты, сильный и свободный…
  • Как невеста, получаю…
  • Как площади эти обширны…
  • Как соломинкой, пьешь мою душу…
  • Как страшно изменилось тело…
  • Как ты можешь смотреть на Неву…
  • Киев
  • Клевета
  • Клеопатра
  • Клятва
  • Когда в мрачнейшей из столиц…
  • Когда в тоске самоубийства
  • Когда лежит луна ломтем чарджуйской дыни…
  • Когда о горькой гибели моей…
  • Когда человек умирает…
  • Кое-как удалось разлучиться…
  • Ленинград в марте 1941 года
  • Летний сад
  • Луна в зените
  • Лучше б мне частушки задорно выкликать…
  • Любовь
  • Любовь покоряет обманно…
  • Майский снег
  • Мальчик сказал мне: «Как это больно!»…
  • Мартовская элегия
  • Маскарад в парке
  • Маяковский в 1913 году
  • Меня покинул в новолунье…
  • Милому
  • Мне больше ног моих не надо…
  • Мне ни к чему одические рати
  • Мне с тобою пьяным весело…
  • Многое еще, наверно, хочет…
  • Моей сестре
  • Молитва
  • Молюсь оконному лучу…
  • Муж хлестал меня узорчатым…
  • Мужество
  • Муза
  • Муза
  • Муза ушла по дороге…
  • Музе
  • Музыка
  • Мурка, не ходи, там сыч…
  • Мы не умеем прощаться…
  • На пороге белом рая…
  • На смоленском кладбище
  • На шее мелких четок ряд…
  • Надпись на книге
  • Надпись на книге «Подорожник»
  • Надпись на неоконченном портрете
  • Надпись на портрете
  • Нам встречи нет. Мы в разных станах…
  • Нам свежесть слов и чувства простоту…
  • Настоящую нежность не спутаешь…
  • Наше священное ремесло…
  • Наяву
  • Не будем пить из одного стакана…
  • Не бывать тебе в живых…
  • Не в лесу мы, довольно аукать…
  • Не прислал ли лебедя за мною…
  • Не пугайся — я еще похожей…
  • Не с теми я, кто бросил землю…
  • Не стращай меня грозной судьбой…
  • Не тайны и не печали…
  • Не хулил меня, не славил…
  • Небо мелкий дождик сеет…
  • Нет, царевич, я не та…
  • Ни в лодке, ни в телеге…
  • Новоселье
  • Ночное посещение
  • Ночью
  • О нет, я не тебя любила…
  • О тебе вспоминаю я редко…
  • О, есть неповторимые слова…
  • О, жизнь без завтрашнего дня!..
  • О, это был прохладный день…
  • Обман
  • Один идет прямым путем…
  • Одни глядятся в ласковые взоры…
  • Он длится без конца — янтарный, тяжкий день!..
  • Он любил…
  • Они летят, они еще в дороге…
  • Опять подошли «незабвенные даты»…
  • Освобожденная
  • Оставь, и я была как все…
  • От тебя я сердце скрыла…
  • Ответ
  • Отрывок
  • Отрывок
  • Памяти 19 июля 1914
  • Памяти В.С.Срезневской
  • Памяти друга
  • Память о солнце в сердце слабеет…
  • Первая песенка
  • Первое возвращение
  • Первое предупреждение
  • Первый дальнобойный в Ленинграде
  • Первый луч — благословенье Бога…
  • Перед весной бывают дни такие
  • Песенка
  • Песенки
  • Песня о песне
  • Песня последней встречи
  • Петербург в 1913 году
  • Петроград, 1919
  • Пленник чужой! Мне чужого не надо…
  • Плотно сомкнуты губы сухие…
  • По неделе ни слова ни с кем не скажу…
  • По твердому гребню сугроба…
  • По той дороге, где Донской…
  • Побег
  • Победа
  • Победителям
  • Под Коломной
  • Под крышей промерзшего пустого жилья…
  • Под навесом темной риги жарко…
  • Подвал памяти
  • Подошла. Я волненья не выдал…
  • Подражание И. Ф. Анненскому
  • Подумаешь, тоже работа…
  • Пока не свалюсь под забором…
  • Покинув рощи родины священной…
  • Покорно мне воображенье…
  • Полночные стихи. Семь стихотворений.
  • Помолись о нищей, о потерянной…
  • После ветра и мороза было…
  • Последнее возвращение
  • Последнее стихотворение
  • Последняя роза
  • Постучись кулачком — я открою…
  • Потускнел на небе синий лак…
  • Похороны
  • Почернел, искривился бревенчатый мост
  • Поэма без героя. Триптих (1940-1962)
  • Поэт (Борис Пастернак)
  • Предвесенняя элегия
  • При непосылке поэмы
  • Привольем пахнет дикий мед…
  • Приду туда, и отлетит томленье…
  • Призрак
  • Примечания к поэме «Реквием»
  • Приморский парк Победы
  • Приморский сонет
  • Приходи на меня посмотреть
  • Причитание
  • Про стихи
  • Проводила друга до передней…
  • Прогулка
  • Пророчишь, горькая, и руки уронила…
  • Простишь ли мне эти ноябрьские дни?
  • Просыпаться на рассвете…
  • Протертый коврик под иконой…
  • Прошло пять лет — и залечила раны…
  • Птицы смерти в зените стоят…
  • Пустых небес прозрачное стекло…
  • Пусть голоса органа снова грянут…
  • Пусть кто-то еще отдыхает на юге…
  • Путем всея земли
  • Путник милый, ты далече…
  • Пушкин
  • Разлука
  • Разлука
  • Разрыв
  • Рисунок на книге стихов
  • Родная земля
  • Рыбак
  • С самолета
  • Сад
  • Северные элегии
  • Сегодня мне письма не принесли…
  • Сердце к сердцу не приковано…
  • Сероглазый король
  • Сжала руки под темной вуалью
  • Скажите, Вы когда-нибудь любили?
  • Сказал, что у меня соперниц нет…
  • Сколько просьб у любимой всегда!..
  • Слаб голос мой, но воля не слабеет…
  • Сладок запах синих виноградин…
  • Словно ангел, возмутивший воду…
  • Слух чудовищный бродит по городу…
  • Смеркается, и в небе темно-синем…
  • Смерть
  • Смятение
  • Со дня Купальницы-Аграфены…
  • Соблазна не было. Соблазн в тиши живет…
  • Сожженная тетрадь
  • Сон
  • Сон
  • Сослужу тебе верную службу…
  • Справа раскинулись пустыри…
  • Сразу стало тихо в доме…
  • Стансы
  • Стихи о Петербурге
  • Столько раз я проклинала…
  • Страх, во тьме перебирая вещи…
  • Стройный мальчик-пастушок…
  • Судьба ли так моя переменилась…
  • Тайны Ремесла
  • Так не зря мы вместе бедовали…
  • Так отлетают темные души…
  • Так раненого журавля…
  • Там тень моя осталась и тоскует…
  • Ташкент зацветает
  • Твой белый дом и тихий сад оставлю…
  • Творчество
  • Тебе покорной? Ты сошел с ума!..
  • Теперь никто не станет слушать песен…
  • Теперь прощай, столица…
  • Течет река неспешно по долине…
  • То пятое время года…
  • То, что я делаю, способен делать каждый…
  • Тот август, как желтое пламя…
  • Тот голос, с тишиной великой споря…
  • Тот город, мной любимый с детства…
  • Три осени
  • Три раза пытать приходила…
  • Три стихотворения
  • Трилистник московский
  • Тринадцать строчек
  • Туманом легким парк наполнился…
  • Ты — отступник: за остров зеленый…
  • Ты выдумал меня. Такой на свете нет…
  • Ты знаешь, я томлюсь в неволе…
  • Ты мне не обещан ни жизнью, ни Богом…
  • Ты мог бы мне снится и реже…
  • Ты письмо мое, милый, не комкай…
  • Ты поверь, не змеиное острое жало…
  • Ты пришел меня утешить, милый…
  • Ты стихи мои требуешь прямо…
  • Тяжела ты, любовная память!..
  • У меня есть улыбка одна…
  • У самого моря
  • Углем наметил на левом боку…
  • Уединение
  • Умирая, томлюсь о бессмертье…
  • Утешение
  • Хорони, хорони меня, ветер!..
  • Хочешь знать, как всё это было?..
  • Художнику
  • Царскосельская ода. Девятисотые года.
  • Царскосельская статуя
  • Цветов и неживых вещей…
  • Целый год ты со мной неразлучен…
  • Чем хуже этот век предшествующих? Разве…
  • Черная вилась дорога…
  • Чернеет дорога приморского сада…
  • Читатель
  • Читая «Гамлета»
  • Что ты бродишь неприкаянный…
  • Чугунная ограда…
  • Шепчет: «Я не пожалею…
  • Шиповник цветет. Из сожженной тетради
  • Широк и желт вечерний свет…
  • Широко распахнуты ворота…
  • Щели в саду вырыты
  • Эпиграмма
  • Эта встреча никем не воспета…
  • Это и не старо и не ново…
  • Это просто, это ясно…
  • Это рысьи глаза твои, Азия…
  • Эхо
  • Я гибель накликала милым…
  • Я живу, как кукушка в часах…
  • Я знаю, с места не сдвинуться…
  • Я знаю, ты моя награда…
  • Я и плакалась и каялась…
  • Я научилась просто, мудро жить
  • Я не знаю, ты жив или умер…
  • Я не любви твоей прошу
  • Я окошка не завесила…
  • Я пришла к поэту в гости…
  • Я пришла сюда бездельница…
  • Я пришла тебя сменить, сестра…
  • Я с тобой не стану пить вино…
  • Я с тобой, мой ангел, не лукавил…
  • Я слышу иволги всегда печальный голос…
  • Я сошла с ума, о мальчик странный…
  • Я спросила у кукушки…
  • Я так молилась: «Утоли …
  • Я улыбаться перестала…

Краткая биография Ахматовой

Большой Фонтан — это местечко близ Одессы, где суждено было появиться на свет Анне Андреевне Горенко в июне 1889 года. Родилась поэтесса в знатном роду. Её отец — капитан, морской инженер, настоящий мужчина. Фамилия Горенко имеет древние корни и дворянское происхождение. Его отставка послужила поводом для переезда в столицу. Эта семья татарских кровей, а Ахматова — это её псевдоним.

Она училась под Киевом, в Фундуклеевской гимназии. До этого была Царскосельская гимназия. Личная жизнь этой женщины полна романов и любви до слёз. В 1910 году вышла замуж за талантливого Николая Гумилёва, который ощущал, что Анна — поэт рангом выше! Это во многом стало причиной их непродолжительного союза. В уже 1911 году творчество Ахматовой хорошо известно, появились её первые публикации.

Уроженка Одессы рано стала популярной и признаваемой, в числе её современников были поэты Есенин и Блок. В 1912 году появляется подборка стихов «Вечер». Этот сборник подвергается позитивной критике. В 1914 году состоялся выход поэтического сборника «Чётки». Через четыре года она вышла замуж за историка В. К. Шилейко, детей у них не было.

В 1921 году бывший супруг Н. Гумилев был казнён большевиками. В 1922 г. она стала гражданской женой искусствоведа Пунина. Браку не дано быть долгим, через три года они расстались. Война вынуждает её переехать в Ташкент, писать уникальные циклы патриотического направления. В 1946 году она и М. Зощенко попали под критику и были исключены из Союза писателей.

Тема репрессий была отражена в поэме «Реквием». Она всегда гордилась сыном, Львом Гумилевым, который провёл в заключении более 10 лет. Преданная мать регулярно пыталась добиться освобождения Л. Гумилева. А. А. Ахматова подвергалась нападкам со стороны властей, которые препятствовали популяризации её творчества. Почти 10 лет после смерти многие её творения не издавались.

Только в страданиях способно рождаться истинное искусство, с которым обязательно стоит познакомиться. Анализ творчества поэтессы и литературных шедевров помогает понять некоторые исторические процессы и события, заставляет думать. 1958 — выход сборника Ахматовой «Стихотворения», а в 1964 году ей досталась итальянская премия «Этна-Таормина».
Анна Андреевна Ахматова смогла прожить почти 80 лет, скончалась в 1966 году, 5 марта.

Она была не просто поэтом и литературоведом, а ещё и переводчиком. Памятники Ахматовой есть даже за границей. Её книги легко продаются по всему миру. Интерес к её творчеству — признак хорошего вкуса. Она стала ярчайшей поэтессой Серебряного века. Знать и читать наизусть несколько её строк престижно. На её литературных принципах учатся сотни молодых литераторов.

Цитаты, поэзия, стихи Ахматовой знакомы даже тем, кто далёк от русской литературы. Лирика писательницы полна любви и трагизма, отчаяния и безысходности положения. Есть длинные стихи, есть короткие, которые помещаются в 12 строк. Многие имеют два названия. Стих «Почти в альбом» часто называют «Услышишь гром». Любой сборник стихотворений украсит личную библиотеку.

anna-ahmatova.su

Ранняя лирика А. А. Ахматовой

Я несу букет левкоев белых.
Для того в них тайный скрыт
огонь,
Кто, беря цветы из рук несмелых,
Тронет теплую ладонь.А. Ахматова

Творчество А. Ахматовой сегодня настолько известно и имеет такое множество почитателей, что сложно уже представить русскую литературу «серебряного века», а также советскую литературу без этого имени. Творческий путь А. Ахматовой был непростым и тернистым, хотя много нее жизни было и искренней радости, счастья.

Поэзии А. Ахматовой всегда было тесно в рамках какого-то определенного литературного течения, хотя она и говорила о себе не только в юности, но ин зрелом возрасте: «Мы, акмеисты...» Да, акмеизм провозгласил себя детищем новой эпохи, стараясь преодолеть слабости своего предшественника — символизма, но даже А. Блок отмечал, что А. Ахматова была чужда и этой «школе», потому что «расцвета физических и духовных сил» (лозунг акмеистов) нее болезненной и самоуглубленной манере нельзя было найти.

Молюсь оконному лучу —
Он бледен, тонок, прям.
Сегодня я с утра молчу
А сердце — пополам.

Ахматова всегда, особенно в своих ранних произведениях, была очень тонким и чутким лириком, а значит, каждое событие нее богатом внутреннем или ярком окружающем мире находило непосредственный отклик нее душе. В поэзии Ахматовой много загадочного, неизведанного, но она никогда не была мистиком или певцом абстрактных идей. Ранние стихи поэта дышат любовью, рассказывают о радости встреч и горечи разлук, о тайных мечтах и несбывшихся надеждах, но они всегда просты и конкретны.

Звенела музыка в саду
Таким невыразимым горем.
Свежо и остро пахли морем
На блюде устрицы во льду.

Со страниц ахматовских сборников перед нами раскрывается живая и глубоко чувствительная душа реальной, земной женщины, которая по-настоящему плачет и смеется, огорчается и приходит в восторг, надеется и разочаровывается. Весь этот калейдоскоп привычных чувств при каждом новом взгляде высвечивает все новые узоры восприимчивой и отзывчивой души поэта.

Настоящую нежность не спутаешь
Ни с чем, и она тиха.
Ты напрасно бережно кутаешь
Мне плечи и грудь в меха.
И напрасно слова покорные
Говоришь о первой любви.
Как я знаю эти упорные
Несытые взгляды твои!

А. Ахматова начала писать очень рано — лет в одиннадцать-двенадцать, но впоследствии она называла свои первые опыты «беспомощными стихами». Первые же ее изданные сборники явились своеобразной антологией любви: любовь преданная, верная и любовные измены, встречи и разлуки, радость и чувство грусти, одиночества, отчаяния — то, что близко и понятно каждому

Первый сборник Ахматовой «Вечер» вышел в 1912 году и сразу привлек к себе внимание литературных кругов, принес ей известность. Этот сборник — своеобразный лирический дневник поэта.

Я вижу все. Я все запоминаю,
Любовно-кротко в сердце берегу

Некоторые стихотворения из первого сборника были включены во второй— «Четки», который имел настолько широкий успех, что переиздавался восемь раз.

После ветра и мороза было
Любо мне погреться у огня.
Там за сердцем я не уследила,
И его украли у меня.

Современников поразила взыскательность и зрелость уже самых первых стихотворений А. Ахматовой. О трепетных чувствах и отношениях она умела говорить просто и легко, но ее откровенность не снижала их до уровня обыденности.

В 1917 году выходит третий сборник А. Ахматовой — «Белая стая», в котором отразились глубокие раздумья о зыбкой и тревожной предреволюционной действительности. Стихи «Белой стаи» лишены суетности, преисполнены достоинства и целеустремленной сосредоточенности на незримой душевной работе, многие из них посвящены меняющемуся образу Музы поэта.

Слаб голос мой, но воля не слабеет,
Мне даже легче стало без любви.
Высоко небо, горный ветер веет,
И непорочны помыслы мои.

Как и у любого настоящего поэта, сердце А. Ахматовой с юности было настроено на улавливание гула событий будущего, глубокое переживание реальности настоящего. Никогда она не теряла этой тонкой связи, объединяющей ее со временем и с народом, и поэтому стихи ее всегда находили и находят горячий отклик в душе читателя.

Не будем пить из одного стакана
Ни воду мы, ни сладкое вино,
Не поцелуемся мы утром рано,
А ввечеру не поглядим в окно.
Ты дышишь солнцем, я дышу луною,
Но живы мы любовью одною.


< Предыдущая   Следующая >

bolshoy-beysug.ru

Ранняя лирика А. А. Ахматовой

Ранняя лирика.Творчество А. Ахматовой сегодня настолько известно и имеет такое множество почитателей, что сложно уже представить русскую литературу «серебряного века», а также советскую литературу без этого имени. Творческий путь А. Ахматовой был непростым и тер-нистым, хотя много в ее жизни было и искренней радости, счастья.
Поэзии А. Ахматовой всегда было тесно в рамках какого-то определенного литературного течения, хотя она и говорила о себе не только в юности, но и в зрелом возрасте: «Мы, акмеисты…» Да, акмеизм провозгласил себя детищем новой эпохи, стараясь преодолеть слабости своего предшественника — символизма,

но даже А. Блок отмечал, что А. Ахматова была чужда и этой «школе», потому что «расцвета физических и духовных сил» (лозунг акмеистов) в ее болезненной и самоуглубленной манере нельзя было найти.
Молюсь оконному лучу—
Он бледен, тонок, прям.
Сегодня я сутра молчу,
А сердце — пополам.
Ахматова всегда, а особенно в своих ранних произведениях была очень тонким и чутким лириком, а значит, каждое событие в ее богатом внутреннем или ярком окружающем мире находило непосредственный отклик в ее душе. В поэзии Ахматовой много загадочного, неизведанного, но она никогда не была мистиком или
певцом абстрактных идей, Ранние стихи поэта дышат любовью, рассказывают о радости встреч и горечи разлук, о тайных мечтах и несбывшихся надеждах, но они всегда просты и конкретны.
Звенела музыка в саду
Таким невыразимым горем.
Свежо и остро пахли морем
На блюде устрицы во льду.
Со страниц ахматовских сборников перед нами раскрывается живая и глубоко чувствительная душа реальной, земной женщины, которая по-настоящему плачет и смеется, огорчается и приходит в восторг, надеется и разочаровывается. Весь этот калейдоскоп при-вычных чувств при каждом новом взгляде высвечивает все новые узоры восприимчивой и отзывчивой души поэта.
Настоящую нежность не спутаешь
Ни с чем, и она тиха.
Ты напрасно бережно кутаешь
Мне плечи и грудь в меха.
И напрасно слова покорные
Говоришь о первой любви.
Как я знаю эти упорные
Несытые взгляды твои!
А. Ахматова начала писать очень рано — лет в одиннадцать- двенадцать, но впоследствии она называла свои первые опыты «беспомощными стихами». Первые же ее изданные сборники явились своеобразной антологией любви: любовь преданная и верная, и любовные измены, встречи и разлуки, радость и чувство грусти, одиночества, отчаяния — то, что близко и понятно каждому.
Первый сборник Ахматовой «Вечер» вышел в 1912 году и сразу привлек к себе внимание литературных кругов, принес ей извест-ность. Этот сборник — своеобразный лирический дневник поэта.
Я вижу все. Я все запоминаю,
Любовно-кротко в сердце берегу.
Некоторые стихотворения из первого сборника были включены во второй — «Четки», который имел настолько широкий успех, что переиздавался восемь раз
После ветра и мороза было
Любо мне погреться у огня.
Там за сердцем я не уследила,
И его украли у меня.
Современников поразила взыскательность и зрелость уже са-мых первых стихотворений А. Ахматовой. О трепетных чувствах и отношениях она умела говорить просто и легко, но ее откровен-ность не снижала их до уровня обыденности.
В 1917 году выходит третий сборник А. Ахматовой — «Белая стая», в котором отразились глубокие раздумья о зыбкой и тревож-ной предреволюционной действительности. Стихи «Белой стаи» лишены суетности, преисполнены достоинства и целеустремленной сосредоточенности на незримой душевной работе, многие из них посвящены меняющемуся образу Музы поэта.
Слаб голос мой, но воля не слабеет,
Мне даже легче стало без любви.
Высоко небо, горный ветер веет,
И непорочны помыслы мои.
Как и у любого настоящего поэта, сердце А. Ахматовой с юности было настроено на улавливание гула событий будущего, глубокое переживание реальности настоящего, Никогда она не теряла этой тонкой связи, объединяющей ее со временем и с народом, и поэтому стихи ее всегда находили и находят горячий отклик в душе читателя.
Не будем пить из одного стакана Ни воду мы, ни сладкое вино,
Не поцелуемся мы утром рано,
А ввечеру не поглядим в окно.
Ты дышишь солнцем, я дышу луною,
Но живы мы любовью одною.

prepodka.com

Анна Ахматова - Творчество: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

1

Бывает так: какая-то истома;
В ушах не умолкает бой часов;
Вдали раскат стихающего грома.
Неузнанных и пленных голосов
Мне чудятся и жалобы и стоны,
Сужается какой-то тайный круг,
Но в этой бездне шепотов и звонов
Встает один, все победивший звук.
Так вкруг него непоправимо тихо,
Что слышно, как в лесу растет трава,
Как по земле идет с котомкой лихо…
Но вот уже послышались слова
И легких рифм сигнальные звоночки, —
Тогда я начинаю понимать,
И просто продиктованные строчки
Ложатся в белоснежную тетрадь.

5 ноября 1936, Фонтанный Дом

2

Мне ни к чему одические рати
И прелесть элегических затей.
По мне, в стихах все быть должно некстати,
Не так, как у людей.

Когда б вы знали, из какого сора
Растут стихи, не ведая стыда,
Как желтый одуванчик у забора,
Как лопухи и лебеда.

Сердитый окрик, дегтя запах свежий,
Таинственная плесень на стене…
И стих уже звучит, задорен, нежен,
На радость вам и мне.

Анализ стихотворения «Творчество» Ахматовой

Анна Андреевна Ахматова является одной из самых ярких личностей Серебряного века. Ахматова — поэт, о котором говорят как о преемнике Александра Сергеевича Пушкина. Он, как известно, считал,что путь поэта должен быть наполнен терзаниями и сомнениями о назначении поэта. Поэзия должна нести людям идеалы любви, дружбы, доброты, милосердия, чести и достоинства. А роль поэта заключается в том, чтобы открывать в человеке то светлое, что в нем есть.

Жизнь Анны Андреевны отображается в ее творчестве. Поэтесса понимает, что через свои стихи она способна влиять на людей, их чувства и эмоции.

Стихотворение «Творчество» написано в 1936 году. В этом произведении тонко прописан таинственный процесс создания стихов. Стихотворение входит в цикл «Тайны ремесла». В этой серии стихов поэтесса повествует о творчестве. Она считает, что процесс написания является волшебным обрядом познания своего воображения. «Мне чудятся и жалобы, и стоны, сужается какой-то тайный круг», — пишет Ахматова. В моменты творчества поэт словно находится в неком беспорядке, который в итоге становится готовым произведением. Складывается впечатление,что вихрь событий и впечатлений буквально захватывает автора, чтобы перенести его в состояние вдохновения. Поэтесса проводит грань между настоящим миром и миром поэта, в котором он порождает свои стихи.

Но в этой бездне шепотов и звонов
Встает один, все победивший звук.

Ахматова сравнивает будущее стихотворение с мощным звуком, на фоне которого остальные шумы не слышны. В такие моменты она слышит, «…как в лесу растет трава, как по земле идет с котомкой лихо». Анна Андреевна не преувеличивает собственные таланты. «Рождение» стихотворения происходит без воли автора. Он не ищет нужные слова и рифмы ,ему важно слышать только звук. Поэтесса считает, что кто-то невидимый диктует ей поэтические строчки. Она запечатляет тот удивительный момент, когда звуки начинают складываться в слова, а слова превращаются в пламенные, наполненные колоссальной силой, стихи, которые пронзают сердце и душу читателя.

Стихотворение было подвержено многочисленной критике со стороны окружения Ахматовой. Люди отнеслись недоверчиво к смыслу данного стихотворения и не поняли его суть. Это произошло, потому что поэтесса описывала понятие творчества, как некий мистический процесс, который происходит только с вмешательством высших сил.

rustih.ru

Анна Ахматова - Песня последней встречи: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Так беспомощно грудь холодела,
Но шаги мои были легки.
Я на правую руку надела
Перчатку с левой руки.

Показалось, что много ступеней,
А я знала — их только три!
Между кленов шепот осенний
Попросил: «Со мною умри!

Я обманут моей унылой
Переменчивой, злой судьбой».
Я ответила: «Милый, милый —
И я тоже. Умру с тобой!»

Это песня последней встречи.
Я взглянула на темный дом.
Только в спальне горели свечи
Равнодушно-желтым огнем.

Анализ стихотворения «Песня последней встречи» Ахматовой

Свое раннее творчество Ахматова считала неумелым и по-детски наивным. Она даже сожгла свою первую поэтическую тетрадь и по памяти восстанавливала некоторые стихотворения. В создаваемом поэтессой воображаемом мире она вела совершенно другую жизнь, непохожую на реальность. Ахматова была замужем за Н. Гумилевым и утверждала, что всегда хранила безупречную верность. Тем не менее ее ранние произведения насыщены описаниями несуществующих романов. Это даже служило поводом для подозрений ее друзей и знакомых. Ярким примером воображаемой любви стало стихотворение «Песня последней встречи» (1911 г.).

Отличительной особенностью любовной лирики Ахматовой была ее исключительная правдоподобность. Создавалось ощущение, что поэтесса описывает свои собственные чувства и переживания. Учитывая реальную жизнь, можно только поразиться, насколько удачно Ахматовой удавалось воплотиться в чужом облике.

Поэтесса описывает последнее свидание лирической героини со своим возлюбленным. Она испытывает невероятное волнение, от которого «грудь холодела». Смятение в душе даже привело к тому, что женщина перепутала перчатки. Эта незначительная деталь подчеркивает, насколько близко Ахматова представляла себе состояние созданного персонажа.

Героиня полностью утратила ощущение реальности окружающего мира. Это проявляется на ее пути по лестнице. Рассудок женщины напоминает ей о трех коротких ступенях, но ее взволнованному сердцу лестница кажется бесконечно долгой. В разгоряченном воображении героини звучат страшные слова: «со мной умри».

Ахматова не называет конкретной причины, которая приводит к разлуке возлюбленных. Мужчина лишь намекает о каких-то таинственных событиях, произошедших в его «злой судьбе». Вероятно, эти события настолько серьезны и неотвратимы, что героиня восклицает: «умру с тобой!».

Эта фраза, свидетельствующая о готовности героини к полному самопожертвованию ради любви, завершает последнюю встречу. Женщина остается в трагическом одиночестве, которое усиливается при взгляде на место свидания («темный дом» с «равнодушно-желтым огнем»). Ахматова придает большое значение этому. Переживания человека имеют очень личный характер и не могут найти отклика в окружающих.

rustih.ru

Ранняя Ахматова: первые стихи Анны Андреевны

В 1907 году Анна Горенко, будущая Анна Ахматова, пишет стихотворение «На руке его много блестящих колец».

Звучит оно так:

На руке его много блестящих колец —
Покоренных им девичьих нежных сердец.
Там ликует алмаз, и мечтает опал,
И красивый рубин так причудливо ал.
Но на бледной руке нет кольца моего,
Никому, никогда не отдам я его.
Мне сковал его месяца луч золотой
И, во сне надевая, шепнул мне с мольбой:
«Сохрани этот дар, будь мечтою горда!»
Я кольца не отдам никому, никогда.

Стихотворение девическое, слабое, развернутая метафора его выстроена просто и непритязательно, здесь проступает нечто даже фольклорное, в духе шотландских баллад, и, конечно, в нем совсем не ощущается та совершенно особая осанка стиха, которая будет характеризовать Ахматову на протяжении всего ее пути. Все вышесказанное, разумеется, не помешало Гумилеву опубликовать стихотворение любимой девушки в журнале «Сириус», выходившем в то время в Париже.

В 1910 году написано и еще одно балладное стихотворение со скрытым посвящением Николаю Гумилеву, который, наконец получив от Анны согласие на брак, тут же умчался в Африку. Анна боялась за него, ей казалось, что там он непременно погибнет. Для понимания стиха важно, что «братом» она иногда называла будущего мужа:

Пришли и сказали: «Умер твой брат»…
Не знаю, что это значит.
Как долго сегодня холодный закат
Над крестами лаврскими плачет.

И новое что-то в такой тишине
И недоброе проступает,
А то, что прежде пело во мне,
Томительно рыдает…

Брата из странствий вернуть могу,
Милого брата найду я,
Я прошлое в доме моем берегу,
Над прошлым тайно колдуя…

Снова баллада, словно бы несколько беспомощная, даже нарочито, нет еще чеканной простоты и ясности стиля, того особого ахматовского «зрения», к которому мы привыкли. Мир еще романтически размыт, не проявлен, он похож на коричневатый смазанный дагерротип, набор романтических клише делает эти стихи неотличимыми от множества других, написанных ее современниками.  Чем-то похожи на «Ахматову» только строки «И новое что-то в такой тишине / И недоброе проступает», где «тишина» уже во многом настоящая, ахматовская, сродни той самой, где «зеркало зеркалу снится, тишина тишину сторожит».

Рывок, который сделала молодая поэтесса — в будущем поэт Анна Ахматова (сама она настаивала, что название «поэтесса» подходит лишь для салонных жеманниц, а настоящий поэт — он и есть поэт независимо от пола) поражает воображение. За какой-то короткий промежуток возникает новое, предельно зримое восприятие, предметность, вещность мира, о которых замечательно написал мэтр Михаил Кузмин в своем предисловии к сборнику «Вечер» в 1910 году: «Нам кажется, что, в отличие от других вещелюбов, Анна Ахматова обладает способностью понимать и любить вещи именно в их непонятной связи с переживаемыми минутами. Часто она точно и определенно упоминает какой-нибудь предмет (перчатку на столе, облако как беличья шкурка на небе, желтый свет свечей в спальне, треуголку в Царскосельском парке), казалось бы, не имеющий отношения ко всему стихотворению, брошенный и забытый, но именно от этого упоминания более ощутимый укол, более сладостный яд мы чувствуем. Не будь этой беличьей шкурки, и все стихотворение, может быть, не имело бы той хрупкой пронзительности, которую оно имеет».

Это стихотворение уместно привести здесь целиком, чтобы увидеть, как изменилось мировосприятие поэта:

Высоко в небе облачко серело,
Как беличья расстеленная шкурка.
Он мне сказал: «Не жаль, что ваше тело
Растает в марте, хрупкая Снегурка!»
В пушистой муфте руки холодели.
Мне стало страшно, стало как-то смутно.
О, как вернуть вас, быстрые недели
Его любви, воздушной и минутной!
Я не хочу ни горечи, ни мщенья,
Пускай умру с последней белой вьюгой.
О нем гадала я в канун Крещенья.
Я в январе была его подругой.

Это 1911 год, то есть прошло какие-нибудь три года с момента написания стихотворения о месяце и кольце. Изумительна четкость композиции, великолепно по зримости сравнение «облачко как беличья расстеленная шкурка», которое выделяет и Кузмин. (Кстати, в другом варианте шкурка «распластанная», слово, которое делает эту метафору физически ощутимой.)

И неважно, что через много лет Ахматова рассказывала Лидии Чуковской, что, как только кто-нибудь приходил, она сразу же убирала со стола «Четки», как будто там валялся «забытый лифчик», а в воспоминаниях писала: «В зиму 1910-1911 годов я написала стихи, которые составили книгу “Вечер”. Эти бедные стихи пустейшей девочки почему-то перепечатываются тринадцатый раз. Сама девочка (насколько я помню) не предрекала им такой судьбы и прятала под диванные подушки номера журналов, где они должны были появиться, чтобы не расстраиваться.  От огорчения, что “Вечер” появился, она даже уехала в Италию (1912 год, весна), а сидя в трамвае, думала, глядя на соседей: “Какие они счастливые — у них не выходит книжка”».

Несмотря на такое отношение автора, «Вечер», как мы знаем, прославился, и поэт получил признание по праву. Вещность и пристальность, разговорность и прозаичность (которую отмечали разные литературоведы) стихов Ахматовой сделались особенностями ее стиля, которым чуть позже с такой страстью подражали бесчисленные «подахматовки»: «Я на правую ногу надела туфлю с левой ноги» или «Сердце бьется медленно, устало, / На порог я села, на крыльцо. / Я ему сегодня отослала / Обручальное кольцо».

Здесь «кольцо» и «туфля» такие же приметы авторского стиля, как труба, метель или Прекрасная Дама — неотъемлемые знаки поэзии Блока.

Несколько лет — это много или мало? Для поэта может быть много, по крайней мере, именно в этот столь небольшой отрезок времени таинственным образом рождается неповторимый поэт Анна Ахматова.

literaturno.com

«Ранняя лирика Анны Ахматовой»

МБОУ «СОШ № 96»

г. Барнаул

предмет: литература

класс: 11

учитель: Пушкарева Елена Геннадьевна

Тема урока: «Ранняя лирика Анны Ахматовой»

Ранняя лирика Анны Ахматовой

Цели:

обучающая: дать представление о личности поэта, обозначить своеобразие ранней лирики, показав специфику поэтических образов и мотивов;

развивающая: формировать умения самостоятельно определять задачи своей деятельности; искать и отбирать материал;

воспитывающая: пробудить интерес к лирическим стихотворениям.

Оборудование: выставка книг А.А.Ахматовой, портреты и фотографии поэта.

Тип урока: урок изучения нового материала

Ход урока

1. Организационный момент

2.Объявление темы, цели урока

3.Изучение нового материала

1. Слово учителя

- А. А. Ахматова (Горенко) родилась в 1889 году. А.Ахматова прожила долгую творческую жизнь и в поздние годы не любила, когда предпочтение отдавалось её ранней лирике. Но на этом уроке мы будем говорить только о раннем творчестве поэта. А.Ахматова была талантливым, красивым, величественным, цельным и скромным человеком. Вот как она пишет о себе в воспоминаниях.

2. Комментированное чтение фрагментов краткой биографии А.Ахматовой «Коротко о себе» и стихотворений из сборника «ВЕЧЕР» ( «Первое возвращение», «В Царском Селе»),

* Первая учебная ситуация

- С кем неразрывно связаны воспоминания А.Ахматовой о Царском Селе?

- Раскройте смысл наиболее понравившихся фраз

- В чём своеобразие стихотворений?

- Выпишите из стихотворений эпитеты, сравнения, метафоры

Слово учителя

- А вот как вспоминают А. Ахматову её современники:

близкая подруга В.С.Срезневская

« Совсем маленькой девочкой она писала стихи. И отец в шутку называл её поэтом.

Непокорная и чересчур свободолюбивая, она в семье была очень любима, но не пользовалась большим доверием. Все считали, что она может наделать много хлопот: уйти на долгое время из дома, не сказав никому ни слова, или уплыть далеко-далеко в море, вскарабкаться на крышу – поговорить с луной…»

«…Аня писала стихи, очень много читала дозволенных и недозволенных книг и очень изменилась внутренне и внешне. Она очень выросла, стала стройной, с прелестной хрупкой фигурой, с черными, очень длинными и густыми волосами, прямыми, как водоросли…

Аня свои самые ранние стихи, к сожалению, не сохранила. Могу сообщить одну, и довольно существенную, черту в её творчестве: предчувствие своей судьбы…»

поэт, переводчик В.А.Пяст:

«На первых же осенних собраниях Академии стала появляться очень стройная, очень юная женщина в темном наряде… Нам она была известна в качестве «жены Гумилёва». … «Комплиментщик» Вячеслав Иванов заставил её однажды выступить «в неофициальной части программы» заседания Академии. Я помню стихи, которые читала Анна Ахматова, - то есть помню, что среди них было:

У пруда русалку кликаю,

А русалка умерла…

Это стихотворение и все другие, читанные Ахматовой в тот вечер, были в скором времени напечатаны. Между тем, как слышно было, она вообще только начала писать стихи. Дело в том , что Анна Ахматова сразу, выросши, выросла поэтессой и с первых шагов стала в ряды наиболее признанных, определившихся русских поэтов»

Её творчество получило высокую оценку у В.Иванова и М.Кузмина. Простым, незаметным вещам А.Ахматова умела придать особую значимость, значительность. Поэт мало говорит о душевном состоянии своих героев, но точно найденная метафора, звонкий слог, лёгкий ритм, простая лексика передают и предельное напряжение, и необыкновенную глубину ахматовских стихов.

- Читаем и комментируем стихотворение из сборника «ВЕЧЕР»(1912) «Песня последней встречи»,подготовленное дома. Отмечаем точность и тонкость передачи переживаний лирической героини, глубину и содержательность стихотворений при небольшом их объёме, простоту слога, умение обрисовать характер одним жестом, интонацией, репликой:

Так беспомощно грудь холодела,

Но шаги мои были легки.

Я на правую руку надела

Перчатку с левой руки.

Растерянность, душевное опустошение, переживание разлуки передаётся этой невольной неправильностью.

* Вторая учебная ситуация

- Какие интонации преобладают в стихотворении?

- О чём говорит его название?

- Отметьте особенности поэтического языка

.Эйхенбаум сравнил ранние стихи А.Ахматовой с «большим романом». Действительно, там есть герои Она и Он, их психологические портреты, история отношений, сюжеты чувств. И неизменно- неразделённость чувства, разлука, «невстреча». В лирике А.Ахматовой целый мир женской души, страстной, нежной, гордой. Содержание жизни героини- любовь, все её оттенки- от предчувствия любви до «страсти, раскалённой добела».

Второй сборник А.Ахматовой «ЧЁТКИ»(1914) ещё больше укрепил успех её поэзии. Читаем и комментируем стихотворение «Вечером» из этого сборника.

* Третья учебная ситуация

- Каким настроением пронизано стихотворение?

- Отметьте особенности поэтического языка.

- В сборнике «ЧЁТКИ» «роман» развивается, часто переплетаясь с урбанистической темой. Героем лирики А.Ахматовой становится Петербург, «город, горькой любовью любимый». Для акмеистов северная столица не только тема, но и стилеобразующее начало: строгость Петербурга, его «классичность» требовали и соответствующей поэтики.

Углубляется мотив непонимания, отчуждённости:

Он говорил о лете и о том,

Что быть поэтом женщине- нелепость.

Как я запомнила высокий царский дом

И Петропавловскую крепость!

Глубина психологизма достигается с помощью высвеченной памятью детали, которая становится знаком обострённого чувства. Соединение обыденной детали петербургского пейзажа с глубиной переживаний придаёт стихам необычайную художественную и психологическую убедительность. Приметы Петербурга здесь- знак разлуки.

В стихотворении, посвящённом А. Блоку,- рассказ о встрече с ним в петербургской квартире:

Но запомнится беседа,

Дымный полдень, воскресенье

В доме сером и высоком

У морских ворот Невы.

Образы героев и города неразрывно слиты, затянуты бережной дымкой восторженного и почтительного воспоминания.

3. Сообщение- доклад учащегося «Портреты А.Ахматовой».

4. - Война 1914 года прямо и косвенно отозвалась во многих стихотворениях Анны Андреевны (мотивы мужа- воина, битвы, разлуки). Уже в «Чётках», а особенно в третьем сборнике «БЕЛАЯ СТАЯ»(1917), меняется манера поэтессы. «Голос отречения крепнет все более и более в стихах Ахматовой»,- писал О. Мандельштам: мотивы отрешённости, смирения, отказа от мира, торжественно-замедленная речь, классичность, всё чаще имя Господне:

Слаб голос мой, но воля не слабеет,

Мне даже легче стало без любви.

Высоко небо, горный ветер веет,

И непорочны помыслы мои.

Подготавливается переход к поздней лирике, включённой в широкий исторический контекст, заметнее становятся философские размышления. Определяется тема поэта и поэзии, её назначения. В стихотворении «Уединение»(1914) появляется образ героини, близкой пророку М.Лермонтова:

Так много камней брошено в меня,

Что ни один из них уже не страшен

Лирическая героиня не жалуется, не ропщет, а спокойно и мужественно принимает возложенную на неё миссию. Божественный дар позволяет видеть мир с высоты: и зарю, и последний луч солнца, и ветер северного моря. Возникает образ Музы, созданный с помощью синекдохи (Справка: синекдоха- частный случай метонимии, когда часть обозначает целое):

А недописанную мной страницу-

Божественно спокойна и легка,

Допишет Музы смуглая рука.

В стихотворениях 1915 года тема предназначения поэта углубляется, восходит к пушкинской традиции:

Нам свежесть слов и чувства простоту

Терять не то ль, что живописцу - зренье

Или актёру - голос и движенье,

А женщине прекрасной - красоту?

Но не пытайся для себя хранить

Тебе дарованное небесами:

Осуждены - и это значит сами-

Мы расточать, а не копить.

Иди один и исцеляй слепых,

Чтобы узнать в тяжёлый час сомненья

Учеников злорадное глумленье

И равнодушие толпы.

Именно с пушкинской традицией связана свойственная А.Ахматовой масштабность поэтической мысли, гармоническая точность стиха, многообразие лирических тем, возможность выявить всеобщее значение неповторимого душевного движения, соотнести чувство истории с чувством современности.

Подведение итогов урока

1. Беседа

* Каковы особенности поэтики ахматовских стихотворений?

* Считаете ли вы, что ранняя лирика А.Ахматовой – новеллы о любви и жизни?

2. Слово учителя

- Сегодня вы познакомились с ранней лирикой А.А.Ахматовой, с её горькими и светлыми, всегда острыми стихами-афоризмами с предельно сжатыми сюжетами о любви, и со стихами, открытыми во внешний мир – «царскосельскими», насыщенными тихим и задумчивым лиризмом, и с «петербургскими», в которых ситуация может превращаться в символическое признание-изречение о «вечной» связи с городом:

Ведь под аркой на Галерной

Наши тени навсегда…

Поздняя А.Ахматова во многом – другая, и вам предстоит скорая встреча.

.

Домашнее задание.

1. Письменная работа « Что я открыл (а) сегодня в стихотворениях А.Ахматовой? В себе? В окружающих?»

2. Выучить стихотворение из ранних сборников.

infourok.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.