Стихи про ткачество


Стихи о ткачестве и тканях


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
1

Ткачество

Ах, как непросто ткань создать:

Станок необходим, чтоб ткать,

Нужны основа и уток,

Что вдоль идут и поперек…

Детали ткацкого станка

Вы помните, наверняка.

Чтоб ворох нитей тканью стал,
-

Начало здесь

сновальный вал!

Ремизки ходят вверх и вниз,

И это вовсе не каприз,

Ведь нити, из которых ткут,

Пространство формируют тут,

И, сто преград преодолев,

Уток летит сквозь ткацкий зев,

Потом обратно повернет,

Бердо плотнее нить прибьет

К опушке ткани … вот о
но

Суровой ткани полотно!

Чтоб труд напрасно не пропал,
-

Ткань заберет товарный вал.

Но, все ж, пока отделки нет,

Неполным будет сей портрет!

Загадки о тканях

1.

Красив у этой ткани вид,

Она всегда ©лицом блеститª,

Зовется именем ©атласª

И душу радует и глаз…

А как назвать переплетенье,

Что ей досталось при рожденье?

(
атласно

-

сатиновое
)

2.

Из хлопка он

состав простой!

Ему миткаль

отец ро
дной,

Его из кардной пряжи ткут,

Его веселеньким зовут,

На белый фон иль на цветной

Дают рисунок набивной…

На нем цветы весь год цветут…

И как же эту ткань зовут?

(
ситец
)

3.

Кто любит натуральный шелк,

Тот в этой ткани знает толк…

Переплетеньем
полотняным

Из нитей шелковых соткали,

И, чтоб не был он безымянным,
-

2

Красивым именем назвали…

Он мягкий, легкий, как эфир,

Собою он украсил мир…

Возьмете белый цвет
-

и вот

На нем батик уж расцветет,

Когда ж рисунок набивной,
-

Для платья будет шелк т
акой…

Для каждой женщины

мечта,

И нежность в нем, и красота…

Комфортно и уютно в нем.

Давайте ж имя назовем!

(
крепдешин
)

4.

Как будто золотые грани,

Блестит поверхность этой ткани.

Порою кажется,
-

она

Из льда и снега создана.

В ней металлические нити

С различным шелком перевиты…

И резкий блеск, и роск
ошь цвета,

И жесткость есть у ткани этой.

И ©холоднаª, и ©
горячаª

Ткань под названием …

(
парча
)

5.

Она родится полотном,

Она в любой приходит дом,

Халат, сорочку и белье

Мы изготовим из нее,

И, словно в сказке, как в тумане,

Мы видим сны на этой ткани…

Мы спим, а ткань из хло
пка ©дышитª

И каждый вздох и шорох слышит,

У нас особенная связь,

А ткань зовется словом …

(
бязь
)

6.

Нам эта ткань нужна всегда,

Ее узнаем без труда,

Ее из нитей хлопка ткут,

Поверхн

profhelp.net

Стихотворение «Ремесла и ремесленники. Что из чего сделано.», поэт Самофалова Ольга

Кузнец

 

Кузнец работает в кузнице,

Бьет молотом по наковальне.

Стук слышен даже на улице:

Тук-тук по железу и стали!

 

Металл, до краснА раскаленный,

Становится мягче, пластичнее,

В холодной воде закаленный,

Он крепче: прочность отличная!

 

Гвозди, ножи и подковы,

Ограды, доспехи даже

У мастера будут готовы!

Движения рук отлажены.

 

Работа тяжелая, сложная,

Но мастера дело боится!

Отдав ей усердие должное,

На кузнице в радость трудиться!

 

Ткачество

 

Хозяюшки издревле ткали

Из хлопка, шерсти и льна.

Секреты особые знали

Плетения полотна.

 

Орнаменты разные ткали,

Назвав то узорным тканьем:

Нити цветные сплетали

В значении потайном.

 

С ткацким станком деревянным

Работали чуткие ручки,

А мастерство переняли

У мудрых прабабушек внучки.

 

Стеклодув

 

Вот, песок речной расплавив,

Мастер получил стекло,

Краски нужные добавив,

Взял лишь капельку всего.

 

Стекломасса эта стала

Мягче, жиже и послушней,

Раскаленная, как лава,-

Нужно вдуть пузырь воздушный!

 

Стеклодув предлинной трубкой

Из стекла, вдруг, выдул шар,

Как пузырь из мыла хрупкий,

Форму нужную предал.

 

Украшения и вазы,

И посуда, и игрушки

Получаются не сразу:

Трудятся искусно ручки!

 

Скульптор и ювелир

 

Работа с камнем - дело сложное!

Да, скажем прямо - невозможное!

Его, попробуй, подчини:

Предай огранку, да сточи,

Иль плавно выведи изгибы...

Мы б с вами, точно, не смогли бы!

Тут нужно делу научить,

Чтобы твердыню победить!

 

Скульптор

 

Владыка камня- скульптор это,

Веков минУвших слышит эхо!

У скульптора нелегкий путь:

В холодный мрамор жизнь вдохнуть

И передать эмоций пламя!

Отсечь все лишнее от камня!

 

Округлость форм, изгибы линий-

Ваять, ваять рукою сильной...

Резец и молот с долотом

Всегда помогут ему в том.

 

Ювелир

 

Знакомьтесь, это - ювелир

Алмаз, рубин, топаз, сапфир..-

В руках его все самоцветы

Получат форму, яркость цвета!

Корону мастер подберет:

Оправу камушкам найдет!

И в серебре и золотую,

Представьте красоту такую!

Браслеты, цепи, серьги, кольца!

Несметных-то сокровищ сколько!

 

Гончар

 

Крутится круг гончарный,

Гончар работает с глиной.

Здесь нет движений случайных,

Изделий округлых изгибы

Выходят ловко и ладно.

Движутся руки плавно -

Мастера видно сразу!

Кувшины, горшки, вазы...

Посуду поставят в печь,

Для прочности надо обжечь.

 

Столяр

 

Столяр и резчик по дереву.

Ремесло еще не утеряно!

У изб кружевные узоры

Веками радуют взоры.

В доме богаче убранство,

Когда заполняет пространство

Мебель, словно "с душой", -

Она работы ручной.

Резные перила, балясины

Лестницу в доме украсили.

Посуда тончайшей работы

Хозяйке поможет в заботах.

В игрушки из дерева дети

Играют уж много столетий.

poembook.ru

Владимир Маяковский - Ткачи и пряхи: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Три девицы под окном пряли поздно вечерком… Ткачи и пряхи!.. Пора нам перестать верить заграничным баранам! (Коллективное)

«Три девицы под окном пряли поздно вечерком».
(Сказка А. С. Пушкина «О царе Салтане, его сыне Гвидоне и царевне Лебеди»).

I

Так — недаром прозвучало
сказки старое начало,
про забытый
древний быт
эта сказка говорит…
Те девицы — перестарки,
хоть и были пролетарки,
несознательностью их
полон сказки легкий стих.
Ну о чем они мечтали?
Ну про что они болтали,
сидя
ночью
до поздна
у раскрытого окна?
Речи их подслушал Пушкин:
щебетали те подружки —
как бы,
сбыв работу с плеч,
спать с царем скорей залечь!
Первой —
радость только в кухне,
а у третьей
брюхо пухни
бесперечь хоть каждый год.
(Сказка старая не врет.)
Пред подобным разговорцем
волокно вставало ворсом,
от лучины едкий дым
тмил глаза и разум им.
И — единственно вторая,
даль в окошко озирая,
молвит:
— Я б на всех одна
наткала бы полотна. —
Эта девушка мудрее —
знать, над ней тогда уж реял,
не касаясь старших двух,
пролетарской воли дух!
За кустарной сидя прялкой,
настоящей пролетаркой
становилася она,
хоть семья была темна.
И Салтану
и Гвидону
набок сбили мы корону…
До конца ж их покачнем —
сказку новую начнем.
Эта сказка всем знакома:
не сидят ткачихи дома,
а идут,
закрыв окно,
на работу
в Моссукно.
Им
спорей
работать вместе
за станком в суконном тресте,
заключив
с недавних пор
коллективный договор.
Старины рассыпься иней
хрупким снегом-серебром!
Не царицу героиней,
а ткачиху мы берем!
От ткачихи
этой самой
род ткачей идет упрямый;
вишь у ней какая прыть:
тканью
весь бы мир покрыть.
И она его покроет,
лишь сырья запас утроит…
Думает —
ночей не спит:
как бы
нам
повысить сбыт!
Под ее заботным взглядом
двадцать дочек стали рядом,
не для игр,
а для работ
завивая хоровод.
Не бывало это в сказках:
двадцать фабрик слилось ткацких,
собралось
Москвы окрест,
сорганизовавши трест.
Этот трест
не знает страха,
так как
та
седая пряха
в нем осталась навсегда
Героинею Труда.
Спросишь: «Это кто ж такая?»
В ткацких много их мелькает,
в пряхах —
целые рои
этих самых героинь.
Посмотри —
стоит у кросен
пряха. Пряхин голос грозен.
Клеймит Керзона хитрого
простая пряха Викторова.
(Керзоны! Не противно ль вам
от гнева беспартийного?)
И Калинина жена —
в ту ж работу впряжена,
тоже бьет разруху в прах
посреди таких же прях.
Не вглядевшись в дело ткачеств,
не опишешь пряхи качеств —
в тысячах рабочих лиц
отразился сказки смысл.

II

А теперь,
без переносу,
обратимся
к мериносу…
Мериносовая шерсть
туго
лезет
к нам
лет шесть!
Тот баран
пред нашим братом
стал давно аристократом,
и его —
из-за блокад
не осталось ни клока!
Без него ж в суконном деле
не прожить
одной недели.
Приуныл суконный трест.
Просто —
ставь на дело крест.
Снится раз ткачихе старой,
что бесчисленной отарой
тонкорунные стада
направляются сюда.
Впереди
баран вприпрыжку
сам бежит
ложиться в стрижку.
И немедля
у станка —
шерсть, как облако, тонка.
Повернулась пряха на́ бок
сжать барана в пальцах слабых,
только он
оскалил пасть
да и ну
ногами прясть.
Отбежав, проблеял веско:
«Без меня — какая ж смеска?!
Все высокие сорта
уплывают изо рта!
Мы решили так:
пора нам,
заграничным всем баранам,
переждать годок, другой —
к вам
в Россию
ни ногой!
Ах, почтенная подружка,
злит меня фабком Петрушкин;
чтоб мою умерить месть,
дайте мне фабкома съесть!»
Пряха сон с лица согнала,
головою покачала
и подумала:
— Ведь впрямь
дело он испортит нам;
на одном,
на грубом сорте,
нам машины только портить:
сберегать пора всерьез
пуще золота сырье! —
Всех смутила сном ткачиха:
«Без расчету нам, мол, лихо!
Принимайся ж, млад и стар,
сам учитывать угар!»
Глядь —
с тех пор
и вправду в тресте
стал расчет на первом месте.
И великая беда
пронеслася без следа.

III

Клонит пряхе сон ресницы
и — опять баран ей снится:
хитро кручены рога,
морда глупая строга.
Только стал теперь он франтом —
нэпачом и спекулянтом:
ловко сшит по моде фрак,
на ботинках блещет лак.
Он идет к ней шагом скорым,
хочет в бок боднуть пробором,
блеет:
«Будешь ты, карга,
мериноса в гнев ввергать?!
Всё равно вас доконаю,
слабость вашу твердо знаю:
ведь на каждом
на шагу
вас преследует прогул!
Тот запьет,
а тот закурит,
тот в окно глаза прищурит.
Смотришь —
каждый полчаса
языки —
не шерсть — чесал!
Если б так ходили, тычась,
все двенадцать ваши тысяч —
в день ушло бы,
мне видней, —
тысяча рабочих дней.
Со статистикой не спорьте,
дело здесь совсем не в черте!
Я ж
нисколько не боюсь
ваших жалоб в профсоюз!»
Пряха встала ранним-рано
и расчет того барана,
что глумился по ночам,
рассказала всем ткачам.
Стонут фабрики от гула:
ни отлучек,
ни прогула,
все мгновенья на счету, —
производство же в цвету.
Шаг там звонкий слышен чей-то?
Это наша комячейка;
аккуратности мерило
секретарь ее Кириллов!
Без заморских компаньонов
сберегут они тканьё нам:
коли что не так течет —
кличь
правленье на отчет.
Глядь —
товар, как из Парижа,
а расценка — даже ниже!

IV

Только этот сон забылся —
пряхе
в третий раз приснился,
ставши толстым, как гора,
мериносовый баран.
Так пристав к ней, хуже клея,
он
теперь
иначе блеял.
Кинув кроткий взгляд окрест,
он жалел суконный трест:
«Ах-ах-ах, какая жалость,
хвост и сердце задрожало!
То ли дело было встарь!
Весь погибнул инвентарь!
Все машины в беспорядке,
на стальных частях заплатки,
ворсовальных шишек нет,
паутина на стене!
А жилища для рабочих!
Где ж уютный уголочек?
Где рояль?
И где диван?
Даже — нет отдельных ванн!!
То ли дело заграница…
ткач —
в футляре там хранится.
(Если ж полон весь футляр —
на поддержку есть петля!)
Ах-ах-ах, какая жалость,
хвост и сердце задрожало!
Без меня хотели… Пусть.
Ай-ай-ай, какая грусть!»
Тут ткачиха
не стерпела,
гневом праведным вскипела,
и,
безудержно строга, —
хвать барана за рога:
«Утоплю в поганой миске,
перевертень меньшевистский!
Предо мною ты не лей
ядовитый свой елей!
Встречу я тебя по чину!..»
Вдруг —
бараний голос смолк —
зарычало из овчины
и на пряху прыгнул волк!
Закричала в страхе пряха:
«Провались, исчезни прахом!»
Да рукой —
к веретену,
вдоль его перетянув.
И проснулась в мелкой дрожи
от проклятой этой рожи.
— Без гримасы — кто ж привык
видеть лик твой, меньшевик?!
Даже самый небрезгливый,
слыша голос твой слезливый,
от твоих слюнявых брызг
вздрогнет вдруг и крикнет: «Брысь»!

V

Но, оправившись от страха,
наша правильная пряха
не трепала языком —
побежала в фабзавком.
Рассказав свой сон зловещий,
что ей блеял глас овечий,
предложила рассмотреть —
как ей быть со снами впредь?
— Ты, должно быть, обалдела.
Я со снами не знаком!
Это дело женотдела!—
отвечает ей завком.
В женотделе —
смех до колик:
«Вот привиделся соколик!»
Но, когда замолкнул смех,
забрало раздумье всех.
— Ведь кой-где, и вправду, речи
схожи на́ голос овечий;
ведь кой-кто
и впрямь шипит
про ухудшившийся быт! —
Секретарь, товарищ Гаша,
говорит:
«Задача наша —
чем правленье обвинять —
осмотреть наш комбинат!
Со своей администрацьей
нам не дело задираться;
если есть в делах нелад,
скажет нам про то — доклад.
Это раньше:
взятки-гладки,
на запрос кричали: «Цыть!»
А теперь не те порядки,
есть кого порасспросить!
Без уверток,
без обманов
разъяснит нам всё Туманов.
У нас директор, кажется, —
свой брат рабочий — Кашинцев.
Заглянув сперва к соседям,
все мы фабрики объедем,
разузнавши без вреда
все условия труда.
Вспомним также, между прочим,
как допрежь жилось рабочим,
чем купецкий капитал
укрывал нас и питал?
Каждый,
на хозяев крысясь,
облегченья тщетно ждал:
всех давил квартирный кризис
и культурная нужда!
Что ж теперь?
Всё так же ль тесно?
Так же ль жмется повсеместно
ткач в расхлябанный барак,
где в дыру глядит дыра?»

VI

Так решив,
пошли обходом
пряха с Гашей по заводам
поглядеть и там, и тут,
как рабочие живут.
На Введенской,
на Покровской,
на Московско-Озерковской —
не затешется зима
в коммунальные дома.
На Шараповской —
знакомым
можно хвастать новым домом.
На Сапроновской —
опять
стены кроет конопать.
На Зеленовской —
постой-ка —
снова новая постройка?
На Свердловской —
посмотри,
этажа взлетела в три!
Горя тяжкого отведав
в девятнадцатом году,
«Пролетарская победа» —
возродилась вновь к труду.
Мощь сильна рабочих армий:
на Даниловской —
в казарме —
без особенных затрат
сделан комнат чистых ряд.
Погляди-ка, Гаша, выше:
прочно выкрашены крыши!
Присмотрись, товарка, здесь:
вишь —
фундамент новый весь.
Там, где встарь
от вечной течи
плесень сизая плыла, —
переложенные печи
дышат ласкою тепла…
Там,
где тусклое болотце
разводило комаров, —
встали
чистые колодцы,
малярию поборов.
Ох, горька ты, пыль от ткани,
от оческов въедлив прах,
но — повсюду пышут бани,
грязь сводя на всех парах!
Тиф не съест ткачёва сына,
коль на страже медицина.
Чтоб грудные зря не гасли,
матерям на помощь ясли.
Все, кто молод и неглуп,
ходит
в свой
рабочий клуб.
Всюду сводим мы заплаты,
их немало наросло.
Получения зарплаты
знаем точное число!

VII

— А теперь, —
сказала Гаша, —
поглядим на дело наше.
Впрямь ли лучше было встарь?
Расшатался ль инвентарь?
Ты руками не маши нам,
заграничный обормот.
Сами помним,
что машины
не новеют от работ.
Да не скаль злорадно пасти,
брось ногами семенить.
Мы
изношенные части
догадались заменить.
Правда,
многих тяжких хлопот
стоил нам суровый опыт,
но усвоен нами он.
Ты же
лезешь на рожон.
Например:
какая ко́рысть
у машин уменьшить скорость?
Раньше
кто бы то сказал —
просмеяли бы в глаза.
А теперь —
мы учим глупых,
что для тканей полугрубых —
коли быстро пущен вал,
выход пряжи
будет мал!
Для успеха ж грубых смесок,
коль делители узки́,
мы без спецов
и при спецах
спариваем ремешки.
Над такими ремешками
сжали волю мы тисками;
чтобы шерсть не сбилась в клуб,
шьем на бёрдочный их зуб.
А чтоб сорные очески
не носить в своей прическе,
мы —
про то баран молчок! —
пропускаем сквозь волчок.
Эти мелкие приемы
дружке друг передаем мы,
вывози нас из разрух,
старый Клеин-технорук!
Промыванье,
краска,
стрижка, —
без сноровки — всюду крышка,
но тебе мы, меринос,
натянуть сумеем нос.
Не чесать тебе под брюхом,
велика барану честь:
мы твою ордынским пухом
заменить сумеем шерсть!
Чтоб в работе нам окрепнуть,
не потворствуя тебе,
мы свернем свою потребность —
станем ткать товар грубей.
Всё же —
поздно
или рано —
спесь собьем
с того барана.
Много будет перемен там,
и не зря баран сердит;
кто знаком с ассортиментом
с нашим — это подтвердит.
К нам,
чтоб сорт наш не был ниже,
шлют рисунки из Парижа!
Нынче — и у Муссолини
нет
в штанах
изящней линий.
Наши ткани
не богатым —
обошьешься из зарплаты!
Кто не верит —
посмотри
в магазине № 3.
Забрели в мага́зин вы бы, —
цены — грош,
огромный выбор!
Подобрали точка в точку,
и бери товар в рассрочку.
Так уверенно глядели
Гаша с пряхой в женотделе,
возвратясь
к плечу плечо,
свой закончивши отчет.
«Боевые вы подружки!» —
им сказал завком Петрушкин.
«Молодцы и ловкачи!» —
подтвердили все ткачи!
Кто читает сказку чутко,
для того
не только шутка,
а и дел величина
между строк заключена.
Старины развейтесь тени,
не гнусите под окном…
Ведь действительно оденет
пряха всех своим сукном.
Встанут стройно фабрик трубы,
ткани будут все тонки́,
и не станут сукон грубых
вырабатывать станки.
А пока, —
чтоб то случилось,
что сияет впереди,
ты, читатель,
сделай милость,
сказку —
в жизни проводи!

rustih.ru

«Ткачество» — Большой толковый словарь — Изба-Читальня

А   Б   В   Г   Д   Е   Ё   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я



Значение слова «Ткачество» по Ефремовой:
«Ткачество» - 1. Производство тканей (1*).
2. Область текстильной промышленности, связанная с производством тканей (1*).

Значение слова «Ткачество» по Ожегову:
«Ткачество» - Искусство, техника изготовления тканей

«Ткачество» в Энциклопедическом словаре:
«Ткачество» - выработка ткани на ткацком станке. В широком смысле - то же,что ткацкое производство.

Значение слова «Ткачество» по словарю Символизма:
«Ткачество» - Изначальный Великий Ткач - это создатель вселенной, ткущий на ткацком станке жизни судьбы всего сущего. Все богини Судьбы и Времени - прядильщицы и ткачихи. Ткач - это также Космический Паук, а нить Великого Ткача - это пуповина, соединяющая человека с его создателем и его собственной судьбой, посредством которой он вплетается в узор и ткань мироздания. Основа ткани - вертикальный ракурс мироздания, соединяющий все уровни существования, качественная сущность вещей, неизменное и постоянное, мужское, активное и прямое, солнечный свет. Уток - горизонтален, это сама природа во времени и пространстве, количественная сторона, случайное и временное, переменное и непостоянное, человеческое бытие, materia, женское и пассивное, отраженный свет Луны. Основа и уток во взаимодействии сочетанием каждой пары нитей образуют крест. Это скрещивание символизирует единство противоположностей, соединение мужского и женского начал. Перемежающиеся цвета символизируют двойственную и в то же время взаимодополняющую природу сил вселенной. Ночь и День - две сестры, ткущие паутину времени, пространственно-временную ткань космологического творения. У буддистов ткачество - символ материи сансары, иллюзии (майи), предопределенного, преходящего и вечно изменяющегося существования. У китайцев означает изменения инь и ян, движение вперед и назад челнока космической прялки (Ян Чжанхун). У христиан основа - заключенное в писаниях фундаментальное учение, уток - комментарии к этому учению. У египтян Нейт, ткачиха мира, имеет атрибутом паука. У греко-римлян Афина (Минерва) - ткачиха мира, как и Гармония. Судьбы (Мойры) ткут материю судьбы. У индийцев Брахма, Верховное начало, - это тот, на ком, подобно основе и утку, сплетаются миры (Упанишады). «Ткачество» - это также дыхание жизни, и все в космосе связано с невидимой материей. У скандинавов и тевтонов Хольда и Норны - ткачихи судьбы. победы в битвах и уносящие самых храбрых из...">Валькирии ткут материю победы с основой в виде поднятых на копьях кишок, в которую они вплетают красный уток из стрел. У шумеро-семитов Иштар и Атаргатис - ткачи материи мира и судьбы, они же перерезают нить жизни. См. также паук, паутина.


Другие слова на букву «Т»:

Вернуться назад




www.chitalnya.ru

Ткачи и пряхи!.. Пора нам перестать верить заграничным баранам!

I

Так — недаром прозвучало
сказки старое начало,
про забытый
              древний быт
эта сказка говорит…
Те девицы — перестарки,
хоть и были пролетарки,
несознательностью их
полон сказки легкий стих.
Ну о чем они мечтали?
Ну про что они болтали,
сидя
         ночью
           до поздна
у раскрытого окна?
Речи их подслушал Пушкин:
щебетали те подружки —
как бы,
   сбыв работу с плеч,
спать с царем скорей залечь!
Первой —
          радость только в кухне,
а у третьей
           брюхо пухни
бесперечь хоть каждый год.
(Сказка старая не врет.)
Пред подобным разговорцем
волокно вставало ворсом,
от лучины едкий дым
тмил глаза и разум им.
И — единственно вторая,
даль в окошко озирая,
молвит:
   — Я б на всех одна
наткала бы полотна. —
Эта девушка мудрее —
знать, над ней тогда уж реял,
не касаясь старших двух,
пролетарской воли дух!
За кустарной сидя прялкой,
настоящей пролетаркой
становилася она,
хоть семья была темна.
И Салтану
         и Гвидону
набок сбили мы корону…
До конца ж их покачнем —
сказку новую начнем.
Эта сказка всем знакома:
не сидят ткачихи дома,
а идут,
   закрыв окно,
на работу
        в Моссукно.
Им
      спорей
          работать вместе
за станком в суконном тресте,
заключив
          с недавних пор
коллективный договор.
Старины рассыпься иней
хрупким снегом-серебром!
Не царицу героиней,
а ткачиху мы берем!
От ткачихи
          этой самой
род ткачей идет упрямый;
вишь у ней какая прыть:
тканью
   весь бы мир покрыть.
И она его покроет,
лишь сырья запас утроит…
Думает —
          ночей не спит:
как бы
   нам
           повысить сбыт!
Под ее заботным взглядом
двадцать дочек стали рядом,
не для игр,
          а для работ
завивая хоровод.
Не бывало это в сказках:
двадцать фабрик слилось ткацких,
собралось
         Москвы окрест,
сорганизовавши трест.
Этот трест
          не знает страха,
так как
   та
         седая пряха
в нем осталась навсегда
Героинею Труда.
Спросишь: «Это кто ж такая?»
В ткацких много их мелькает,
в пряхах —
           целые рои
этих самых героинь.
Посмотри —
               стоит у кросен
пряха. Пряхин голос грозен.
Клеймит Керзона хитрого
простая пряха Викторова.
(Керзоны! Не противно ль вам
от гнева беспартийного?)
И Калинина жена —
в ту ж работу впряжена,
тоже бьет разруху в прах
посреди таких же прях.
Не вглядевшись в дело ткачеств,
не опишешь пряхи качеств —
в тысячах рабочих лиц
отразился

stihi-klassikov.ru

Стихи о сутажных украшениях | Журнал Ярмарки Мастеров

Доброго воскресного утра жителям ярмарки! У нас сегодня пасмурно и зябко, и настроение немного меланхоличное. Самое время сидеть в кресле качалке у камина, пить ароматный чай и читать стихи. Я решила сегодня сделать небольшую подборку стихов о сутажных украшениях. Оказывается есть и такие, ведь эти дивные завитки не могут оставить никого равнодушным!

Вплетая бусинки в сутаж,

Плету не просто украшенье:

В нем есть и творчества кураж,

И будто свыше вдохновенье...

В нем вижу линии судьбы,

А в легких граней переливах -

Мерцанье звезд или воды,

И Млечного Пути извивы...

Я бусинки в сутаж вплету,

И снова станет украшенье

Мечтой, застывшей на лету,

Души ранимой отраженье...

Евгения Плюстина

***********************************

Сидит ночами,тихо вышивает,когда дочурка спит и муж прилег ,

При этом мелодично напевает, чтоб дочке не мешался оконек.

Ребенок спит , она творит ,довольна, все от души ,что б было хорошо,

И пальчикам наверное не больно, когда в игле ломается ушко...

Нельзя ведь вскрикнуть , вдруг дитя проснется, а в голове кружится мысли нить,

Ведь завтра по другому повернется, и тот узор уже не повторить ,

Душа живет у каждого творенья,то будет, ожерелье иль кулон,

Они живые эти украшенья, сутаж и камень все ложится в тон.

Татьяна Шатунова

***************************************

В своих твореньях - душу изливаем

И настроенье передаем и суть

Как будто откровенно заявляя

Что можем в тайну жизни заглянуть

И каждый завиток судьбы волненья

И яркость бусин жизненый фейерверк

В сутажных украшений сотворенье

Порыв души и чувств меня подверг

Ирина Журавлева

**************************************

Эти стихи скорее о рукоделии, но не менее прекрасны!

Не от того, что нечего надеть,
И не затем, чтоб сэкономить деньги,
Она по вечерам укладывает нить
В бесчисленных рядов шеренги.
Лицо, изнанка, с накидом петля…
Считает петли про себя, губами.
Из нитки кокон создаёт себе
Она своими быстрыми руками.
И лицевая вновь за лицевой,
Для украшенья разведёт ажуром.
Сейчас весь мир остался для неё
За кругом, что очерчен абажуром!
Старинное умение вязанья!
Всего-то дел — две спицы и клубок!
Оно, как всё на первый взгляд простое,
Себя проявит в отведённый срок!
В вязании, как в жизни не бывает
Сплошные лицевые, к ряду ряд.
С изнанкой их всё время чередуя,
Судьбы картинки день за днём летят.
Пусть где-то радость, где-то грусть,
А в целом, вывязывая жизни полотно,
Не избежать изнанок и ошибок.
Без них прожить не смог ещё никто!
Наступит час, определясь с узором,
Возьмёт клубок, две спицы, и опять
Изнанку с лицевой перемежая,
Она судьбу попробует связать!
Раиса Егорова

************************************

Не запрещай себе творить,
Пусть иногда выходит криво -
Твои нелепые мотивы
Никто не в силах повторить.
Не обрывай свои цветы,
Пускай растут в приволье диком
Молчаньем, песней или криком
Среди безбрежной пустоты.
Не запрещай себе летать,
Не вспоминай, что ты не птица:
Ты не из тех, кому разбиться
Гораздо легче, чем восстать.
Не запрещай себе любить,
Не нужно чувств своих бояться:
Любовь не может ошибаться
И всё способна искупить.
Не бойся жить, не бойся петь,
Не говори, что не умеешь:
Ты ни о чём не пожалеешь -
Да будет не о чем жалеть!
Не бойся в камне прорастать,
Под небосвод подставив плечи.
Пусть без мечты порой и легче -
Не запрещай себе мечтать!
© Эризн

Все фото взяты из интернета

www.livemaster.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.