Стихи про ромео и джульетта


Ромео и Джульетта - Стихи.Пиши.про


2020

3 минуты на чтение

Возрастные ограничения 18+

Так много песен сложили люди о любви.
Любви священной, великой нежности души.
Любовь прекрасна, когда она дана двоим.
Но есть опасность – быть непонятным для своих.
Вот так случилось в одной истории любви.
Есть две дороги, любви и правды два пути.
Есть Капулетти, и есть Монтеки, две семьи.
Они враждуют уж много-много лет подряд.
А от чего же? Никто не помнит, просто так.
Ромео любит свою Джульетту больше всех.
Но им быть вместе нельзя!
Решила так их, почти счастливая судьба.
Случилось так всё. Увидел он её в кругу.
Большого бала, что был устроен в их дому.
Она прекрасна, почти, как алый свет зори.
Немного счастья, есть у судьбы в момент любви.
Там все танцуют, все в масках, нет там больше лиц.
Такого шанса не будет, ты его бери.
Он к ней подходит, берёт он за руку её.
Нет больше рамок, они друг в друга влюблены.
Друг друга любят два детских сердца, никого.
Нет больше в мире, она в объятьях его.
Закончен вечер, все гости разошлись давно.
Но лишь Ромео, он ищет лишь её окно.
Она выходит на свой балкон и свет луны.
Лишь освещает её прекрасные черты.
В любви клянутся они друг другу с высоты.
Их освещает лишь свет одной большой звезды.
Луна сияет, влюблённым другом становясь.
Ведь только утро настанет и пора бежать.
Момент прощанья, он приближается всегда.
Кричит, до завтра, Ромео, вот его судьба.
Наступит завтра, и снова встретятся они.
В священной церкви, и там скрепя любви союз.
Так не на долго, они скоро умрут.
Мой друг Меркуцио, зачем повздорил ты с врагом?
И был заколот его тяжёлой рукой.
Я стал убийцей, из города был выслан я.
Ну а Джульетта, моя жена, умерла.
Она не дышит, мертва она навсегда.
Глаза закрыты, и руки словно изо льда.
Момент утерян, я погибаю, выпив яд.
Она проснулась, а я-то мёртвый сейчас.
Разбились жизни, две жизни и одна любовь.
И полилась здесь тончайшей струйкой кровь.
Одна ошибка, есть сон и смерть близка.
Обман не вышел, любовь не спасена.
А что же делать? Мы умирали б каждый день,
Коль разлучить нас уж лучше смерть без людей.
Вражда разбита здесь смертью двух детей.
Лежим мы рядом, в гробу, в земле сырой.
А мир весь помнит любовь всей жизни молодой.
Ромео любит Джульетту навсегда.
И даже смерть здесь, здесь больше не страшна.


Автор

Виктория Мингалеева

Автор не рассказал о себе

Свидетельство о публикации (PSBN) 5131
Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 10 Сентября 2017 года


Поделиться с друзьями

stihi.pishi.pro

Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта

Акт первый, сцена первая 
 
ПРИНЦ. Враги покоя! Вы неизлечимы! 
Вам только бы пятнать соседской кровью 
Свои мечи! И слушать не хотят! 
Не люди вы, а звери. Прекратите! 
В пожар безумной ярости не воду, 
А пурпур из артерий льёте вы. 
На дыбе околеет, кто не бросит 
Оружье, закосневшее в резне. 
Ваш принц разгневан. Слушайте меня. 
Уже три раза смуту городскую 
Вы сеяли пустою болтовнёй, 
Вы, старцы, Монтегю и Капулетти, 
Взрывали трижды улиц тишину. 
Едва ль не каждый старожил Вероны 
Был не по-стариковски снаряжён, 
Брал старческой рукой старинный меч 
И в вашу свару старую встревал. 
Но если беспорядки повторятся, 
Поплатитесь вы кровью у меня! 
Всем разойтись! За мною, Капулетти. 
А вам я предлагаю, Монтегю, 
В гражданский суд Фритауна явиться, 
Где волю вы узнаете мою. 
Все по домам! Ослушники умрут. 
 
Акт первый, сцена вторая 
 
ПАРИС. Но счастье материнства узнают 
И более незрелые девицы. 
КАПУЛЕТТИ. Да, но приносит лишнее 
 страданье 
Такое слишком раннее познанье. 
В земле мои надежды, и одна 
Моих земель наследница – она, 
Джульетта. Поухаживай за ней, 
Любви добейся, сердцем завладей. 
Моё согласье без её желанья – 
Лишь звук в аккорде бракосочетанья. 
А ночью в доме нашем карнавал. 
Я множество гостей наприглашал; 
А дорогих друзей моих – особо. 
Прибавьте к ним ещё одну особу. 
Земных светил блистательные очи 
Рассеют сумрак карнавальной ночи. 
У нас, сегодня, в обществе девиц, 
Среди красивых, юных, свежих лиц 
На вас пахнёт весною молодою, 
Что за хромою гонится зимою. 
И та, быть может, суженая ваша, 
Кто лучше всех, достойнее и краше. 
Здесь будет и Джульетта веселиться, 
В ряду девиц обычная девица; 
Обычная, которых легион, 
А вовсе не одна на миллион. 
 
Акт первый, сцена пятая 
 
РОМЕО. Она сияет, факел затмевая, 
Для существа земного – неземная; 
Так на челе ночного небосклона 
Астральная красуется корона; 
Лучится так жемчужина на коже 
Арапского царя или вельможи. 
Среди ворон сиятельных Вероны 
Голубка эта – белая ворона. 
Закончен танец. Подойду к святыне 
Пред алтарем молить о благостыне. 
И я любил?! Нет, я, по слепоте, 
Неистинной молился красоте. 
Когда б не эта ночь, не этот дом, 
Клянусь, я не прозрел бы нипочём! 
 
* * * 
 
РОМЕО. Когда коснуться дерзкими 
 перстами 
Руки святой считается грехом, 
То грех свой богомольными устами 
Я замолю в лобзании святом. 
ДЖУЛЬЕТТА. Любезный богомолец, нахожу я 
Благим прикосновение перста. 
Персты к перстам – святые поцелуи; 
Персты – святых паломников уста. 
РОМЕО. Но ведь святым без уст, наверно, 
 трудно... 
ДЖУЛЬЕТТА. Да, брат святой, – молиться 
 всеблагим... 
РОМЕО. Но чтоб, сестра, молить их 
 обоюдно, 
В молитве мы уста соединим. 
ДЖУЛЬЕТТА. Уста святых застыли, 
 ожидая... 
РОМЕО. Святой молитвы, милая святая. 
 
Акт второй, сцена вторая 
 
РОМЕО. Но что это? Зажёгся свет... 
 Джульетта! 
Взойди, о солнце светлое моё! 
И ты убьёшь завистницу-луну, 
Больную бледной немочью от горя, 
Что ты её прекрасней во сто крат. 
И ты ей служишь? Бедная весталка! 
Смени свой лунный шутовской наряд. 
Любовь моя! Владычица! Богиня! 
Ах, вот бы ей поведать, кто она! 
Сказала что-то? Ничего не слышно. 
Зато её глаза красноречивы, 
И молча с ними говорят мои. 
Глупец! Её слова не для меня: 
Две звёздочки, сгорая от любви, 
Сойти желают с неба на часок 
И просьбою сменить их докучают 
Её глазам. Но если заискрятся 
Глаза её на куполе воздушном, 
Прольётся столько света с высоты, 
Что птицы, словно утром, запоют. 
А звёзды, заменив её зрачки, 
Померкнут от сияния щеки. 
Так утром затмевается свеча 
Слепящим блеском первого луча. 
Ладонями она коснулась щёк. 
Когда б я стать её перчаткой мог! 
 
* * * 
 
ДЖУЛЬЕТТА. Ромео, почему ты Монтегю? 
Забудь отца и родовое имя 
Или женись немедля на Джульетте, 
Чтобы не быть ей больше Капулетти. 
РОМЕО. Не знаю – слушать или отвечать? 
ДЖУЛЬЕТТА. Мне только имя недруг – 
 Монтегю. 
Но ты же не оно, ты – это ты. 
Что вообще такое – Монтегю? 
Что это – ноги, руки, голова, 
Всё остальное? Нет! При чём здесь имя? 
Ведь если розу назовут не розой, 
Она благоухать не прекратит. 
Ромео, будь он переименован 
Иль совершенно имени лишён, 
Останется Ромео совершенным, – 
Таким, каков он есть по существу. 
Ромео, имя собственное брось 
И всю меня возьми себе за это! 
РОМЕО. Попалась ты! Я больше не Ромео! 
Зови меня возлюбленным своим, 
И я в другую веру перейду. 
 
* * * 
 
ДЖУЛЬЕТТА. Вуаль ночная на моём лице, 
Не то б ты видел, как оно горит 
От мысли, что подслушал посторонний 
Девическую исповедь мою. 
От слов своих теперь я отрекаюсь. 
Да, отрекаюсь! Отрекаюсь, да! 
Но что теперь достоинство хранить! 
Меня ты любишь? Знаю, знаю, любишь. 
Тебе я верю. Только не клянись, 
А то ещё обманешь. Сам Юпитер 
Смеётся над неверностью влюбленных. 
Ромео милый, ты влюбился, правда? 
Что ж ты молчишь? А если ты считаешь, 
Что крепость пала, штурма не 
 дождавшись, 
Я рассержусь, возьму слова обратно, 
И ты за мной побегаешь тогда. 
Скажи мне честно, милый Монтегю, 
Ты думаешь, что если я нежна, 
То отличаюсь лёгким поведеньем? 
Как доказать тебе, что я стыдливей 
Притворщиц, позабывших всякий стыд! 
Я бы, конечно, тоже притворилась, 
Но не остереглась, и ты услышал 
Мои слова. Прости за откровенность 
И не считай уступчивой меня 
За эту страсть, раскрывшуюся ночью. 
 
Акт третий, сцена вторая 
 
ДЖУЛЬЕТТА. Лихие кони, пламя из-под 
 ног! 
Вам день пути до Фебовых покоев, 
Возница ваш не хуже Фаэтона, 
И мрак летит за вами по пятам. 
На помощь, ночь! Своею пеленою 
Влюблённых скрой от любопытных глаз, 
И мы с Ромео, немы и незримы, 
В объятия друг друга заключим. 
Любовь слепа, и тьма ей не помеха. 
Любовный ритуал и красота 
Возлюбленных им служит ночником. 
Приди, благовоспитанная ночь, 
Затянутое в чёрное особа, 
И научи по доброте своей, 
Как нам, неопытным в игре любовной, 
Себя утратив, обрести себя! 
И кровь мою, стучащую в висках, 
Своим дыханьем чёрным охлади. 
Пусть чувство осторожное моё, 
Чуть осмелев, перед лицом любви 
Проявит простодушную покорность. 
Приди, о ночь! Ромео, приходи! 
Ты – день в ночи; ты – свет на крыльях 
 тьмы, 
Как изморозь на крупе вороного! 
Ночь, милая, возлюбленная ночь, 
Сверкни скорее чёрными очами! 
Дай мне Ромео! А когда умрёт, 
Ты прах любимый в звёзды обрати. 
Чело небес тогда преобразится, 
И все тебя начнут боготворить, 
Отвергнув ослепительное солнце. 
Приобрела я особняк любви, 
Но без любви живу особняком. 
Я отдана, но взять меня не взяли. 
Тоска на сердце. День застыл на месте, 
Как для детей предпраздничная ночь, 
Когда они, подарки предвкушая, 
Не в силах спать. – Вот няня! 
 Наконец-то! 
Она мне всё расскажет о Ромео. 
Кто это имя вслух произнесёт, – 
Уже поэт. 
 
Акт пятый, сцена третья 
 
ПРИНЦ. В печали тонет утро примиренья, 
И омрачён светила тусклый взор. 
Ждёт наказанье вас или прощенье, 
Покажет дела тщательный разбор. 
Но я грустней представить не могу 
Истории, случившейся на свете, 
Чем о любви Ромео Монтегю 
И верности Джульетты Капулетти...

45ll.net

Диалог Ромео и Джульетты - Девочка, которая хотела счастья. . . — LiveJournal

? LiveJournal
  • Main
  • Ratings
  • Interesting
  • 🏠#ISTAYHOME
  • Disable ads
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)
    • English (en)

curly-catharina.livejournal.com

Цитаты из "Ромео и Джульетта" о любви (300 цитат)

Уильям Шекспир на протяжении столетий является одним из самых культовых писателей во всем мире. В эту книгу вошли культовые трагедии великого английского драматурга — «Ромео и Джульетта» и «Гамлет», потрясающие внутренней правдой характеров и глубиной страстей, небывалой яркостью поэтического языка и верой автора в духовное величие человека. «Ромео и Джульетта»— трагедия Уильяма Шекспира, рассказывающая о любви юноши и девушки из двух враждующих веронских родов — Монтекки и Капулетти. Сочинение обычно датируется 1594—1595 годами. Более ранняя датировка пьесы возникала в связи с предположением о том, что работа над ней могла быть начата ещё в 1591 году, затем отложена и окончена примерно два года спустя. Цитаты из ромео и Джульетта о любви – в нашей подборке.

В прикрасах и оправе не нуждается истинная прелесть.

Любовь нежна? Она груба и зла. И колется, и жжется, как терновник.

Две знатные фамилии, равно
Почтенные, в Вероне обитали,
Но ненависть терзала их давно, —
Всегда они друг с другом враждовали.

Каменные ограды остановить любовь не могут.

Зачем ты мучаешь меня, чертовка? От этой пытки взвыли бы в аду! Итак, Ромео сам с собой покончил? Да или нет? Меня такое «да» Убьет вернее взгляда василиска. Одно такое «да» и я – не я И больше никогда собой не буду. Ответь мне: да иль нет, и слов не трать, Чтоб осчастливить или доконать.

Что значит имя? Роза пахнет розой,
Хоть розой назови ее, хоть нет.

Абсурд полнейший – я их трачу, трачу. Тем становлюсь богаче и богаче.

Затянулись расставанья муки. Я б все еще твердила: До свидания! Тысячу раз.

Что есть любовь? Безумье от угара, Игра огнем, ведущая к пожару. Воспламенившееся море слез, Раздумье – необдуманности ради, Смешенье яда и противоядья.

Но повесть о Ромео и Джульетте Останется печальнейшей на свете…

Ну что ж, пусть будет то, что быть должно.

Хочу того, чего мне не хватает.

Я потерял себя, и я не тут. Ромео нет, Ромео не найдут.

О, эта кроткая на вид любовь
Как на поверку зла, неумолима!

Тогда лишь двое тайну соблюдают,
Когда один из них её не знает.

Обманчивой луною не клянутся деве юной. Уж лучше в верности клянись своею головою.

Быть может, твой единственный алмаз Простым стеклом окажется на глаз.

Картина требует красивой рамы, И золотое содержанье книг, нуждается в обложках золотых.

Готов принять разлуку, смерть, отчаянье
За нежный взгляд, за свежесть милых уст.

Над раной шутит тот, кто не был ранен.

Торопись неспешно, ибо упадешь, когда ногой зацепишься за камень незаметный.

Так сладок мёд, что, наконец, он горек. Избыток вкуса убивает вкус.

Торопись неспешно, ибо упадешь, когда ногой зацепишься за камень незаметный.

Чем лучше цель, тем целимся мы метче.

У бурных чувств неистовый конец,
Он совпадает с мнимой их победой.
Разрывом слиты, порох и огонь,
Так сладок мёд, что наконец и гадок.
Избыток вкуса отбивает вкус.
Не будь ни расточителем, ни скрягой:
Лишь в чувстве меры истинное благо.

Как можешь ты судить о том, чего
Не знаешь?..

Какое зло мы добротой творим!

Уж лучше я умру, чем так страдать!

Но если так мужское слово шатко
Какого ждать от женщины порядка?

Страсть обуздать не в праве мы, да и не в силах наших. А губы нам для чтения молитв нужны.

Прощать убийцу – значит убивать.

Поплакать в меру – знак большой любви, А плач без меры – признак тупоумья.

Чума на оба ваших дома! Пусть Истлевшего, меня изгложут черви — Они и вас сожрут когда-нибудь…

В моем унынии книга — та же пища.

Амур без крыльев — попросту урод…

Искать того напрасно, кто не желает, чтоб его нашли.

Ты будешь как луна непостоянен, коли в любви до гроба мне луною поклянешься.

Нищий продается им за деньги.

Неужто я ослеп совсем, когда тебя я просмотрел.

Ромео, как мне жаль, что ты Ромео! Отринь отца да имя измени, А если нет, меня женою сделай, Чтоб Капулетти больше мне не быть.

Но если так мужское слово шатко, Какого ждать от женщины порядка?

Вонзайся в ножны, ласковый кинжал, Останься там и дай мне умереть.

Уж лучше распроститься с жизнью разом,
Чем истощиться, мучаясь отказом.

Время разбросало камни – теперь и смута в черепе засела.

Оставь меня, я сам теперь не свой. Уж лучше я умру, чем так страдать!

Так посоветуй, как мне бросить думать.

Прощай, любимый, за твое здоровье Я пью до дна!..

С тобою рядом — мой родимый дом.

Прошу не торопить: Тот падает, кто мчится во всю прыть.

Любовь юнцов не в душах, а в глазах.

Да будет свет, когда душа во мраке!

Земля, природы мать, — её же и могила: Что породила, то и схоронила.

Готов принять разлуку, смерть, отчаянье За нежный взгляд, за свежесть милых уст.

Искать того, кто найден быть не хочет?

Прощай! Не знаю, Увидимся ли вновь. Холодный страх Пронизывает кровь.

Нам губы для молитв даны богами.

Привязанности нашей молодежи Не в душах, а в концах ресниц, похоже.

Богатство чувств чуждается прикрас, Лишь внутренняя бедность многословна.

В могильной тишине пророчат смертным Безумье, словно вырванные с корнем Побеги мандрагоры.

Нет, не клянись обманчивой луной
В любви до гроба деве молодой!
Иль будешь, как луна, непостоянен…

Речь о сновиденьях. Они плоды бездельницы-мечты.

— Вот с губ моих весь грех теперь и снят.
— Зато мои впервые им покрылись.
— Тогда отдайте мне его назад.

Уберите кинжал! Благородные режутся только остротами.

У бурных чувств неистовый конец, Он совпадает с мнимой их победой. Разрывом слиты порох и огонь, Так сладок мед, что, наконец, и гадок: Избыток вкуса отбивает вкус. Не будь ни расточителем, ни скрягой: Лишь в чувстве меры истинное благо.

Живой меня заколотите в гроб.

Сказывают сказки, Что жаворонок жабе строит глазки.

Им меры нет — чем больше трачу я,
Тем больше остается у меня.

Мне так приятна мука расставанья,
Что до утра твердила б «До свиданья!».

Влюблённым отрадно свиданье,
Как пьяным студентам гулянье.
И так же горька им разлука,
Как бедным студентам наука.

В минуты
Отчаянья сойдёт за вечность час…

Живи пока ты жив, приятель…

Какой волшебной музыкой звучат Нам голоса любимых на рассвете!

Ах, если бы глаза ее на деле Переместились на небесный свод! При их сиянье птицы бы запели, Принявши ночь за солнечный восход.

О, эта кроткая на вид любовь Как на поверку зла, неумолима!

Молчи, мой друг. Огонь огнем встречают, Беду – бедой и хворью лечат хворь. Круженьем вспять круженье прекращают, И ты с бедою точно так же спорь. Схватить старайся новую заразу, И прежняя не вспомнится ни разу.

Спокойной ночи! Я тебе желаю Такого же пленительного сна, Как светлый мир, которым я полна.

О, не клянись луною, в месяц раз Меняющейся, – это путь к изменам.

Им по незнанью эта боль смешна. Но что за блеск я вижу на балконе? Там брезжит свет. Джульетта, ты, как день! Стань у окна. Убей луну соседством; Она и так от зависти больна, Что ты ее затмила белизною.

Не сдуру медлим, а не в срок спешим.

К подругам мы – как школьники домой, А от подруг – как с сумкой в класс зимой.

Ромео, сущность чувств моих к тебе Вся выразима в слове: ты мерзавец.

Нельзя гордиться тем, что ненавидишь.

Возьми его безжизненное тело И разбери на мириады звезд.

Но старики подобны мертвецам —
Больные с виду, бледные с лица…

Меня перенесла сюда любовь,
Её не останавливают стены.

Прощай, прощай, а разойтись нет мочи,
так и твердить бы век: «Спокойной ночи…»

Один огонь другого выжжет жженье,
Любую боль прогнать другая может.

Зачем любовь, что так красива и нежна на вид,
На деле так жестока и сурова?..

Прикосновенье божеству приятно, Рукопожатье — тот же поцелуй.

Мое лицо спасает темнота, А то б я, знаешь, со стыда сгорела, Что ты узнал так много обо мне. Хотела б я восстановить приличье, Да поздно, притворяться ни к чему.

Так поздно, что уж скоро будет рано.

Беда одна не ходит никогда, А движется по замкнутому кругу.

Пуста и холодна постель моя —
Пускай не муж, так смерть возьмет меня.

Страшна здесь ненависть; любовь страшнее!

Говорят, Юпитер пренебрегает клятвами любви.

Как можем мы с тобою говорить о том, чего ты чувствовать не можешь.

… прошу не торопить.
Тот падает, кто мчится во всю прыть.

Смешалось время… смута в голове.

И так же горька им разлука, Как бедным студентам наука.

Над шрамом шутит тот, кто не был ранен.

И брошу все блага к твоим ногам, И за тобой одним пойду по свету.

Ей в праведности жить, а мне конец: Я не жилец на свете, я мертвец.

Какое зло мы добротой творим! С меня и собственной тоски довольно, А ты участьем делаешь мне больно. Заботами своими обо мне Мою печаль ты растравил вдвойне. Что есть любовь? Безумье от угара, Игра огнем, ведущая к пожару. Воспламенившееся море слез, Раздумье – необдуманности ради, Смешенье яда и противоядья. Прощай, дружок.

Стань у окна. Убей луну соседством.

Речь о сновиденьях. Они плоды бездельницы-мечты И спящего досужего сознанья. Их вещество – как воздух, а скачки — Как взрывы ветра, рыщущего слепо То к северу, то с севера на юг В приливе ласки и порыве гнева.

Ослепший вечно помнит драгоценность Утраченного зренья.

О, куст цветов с таящейся змеей! Дракон в обворожительном обличье! Исчадье ада с ангельским лицом! Поддельный голубь! Волк в овечьей шкуре! Ничтожество с чертами божества! Пустая видимость! Противоречье! Святой и негодяй в одной плоти! Чем занята природа в преисподней, Когда она вселяет сатану В такую покоряющую внешность?

Привязанности нашей молодежи Не в душах, а в концах ресниц, похоже.

Любил ли я хоть раз до этих пор? О нет, то были ложные богини. Я истинной красы не знал доныне.

Откуда этот неотступный мрак? Хочу понять и не пойму никак.

Мир вам, смиренный мой отец.

Любовь – безумье мудрое: оно
И горечи и сладости полно.

Злее нет любви недуга.

Безумцы глухи, а провидцы слепы.

Нет, не клянись обманчивой луной В любви до гроба деве молодой! Иль будешь, как луна, непостоянен…

Моя бездонна щедрость, словно море, Моя любовь, как море, глубока.

Им меры нет — чем больше трачу я, Тем больше остается у меня.

А разве страсть во власти наших глаз?

Как скоро злая мысль
Является несчастному на помощь.

Слепая страсть не достигает цели.

Эта дурацкая любовь похожа на шута, который бегает взад и вперед, не зная, куда ему сунуть свою погремушку.

Когда в груди терзания и муки
И счастия несбыточного жаль,
Лишь музыки серебряные звуки
Снимают, как рукой, мою печаль.

Ромео Я потерял себя, и я не тут. Ромео нет, Ромео не найдут.

Будь мудр: тем, кто спешит, грозит паденье.

Будь любовь слепа, она так метко Не попадала б в цель.

Я повторю, что говорил и раньше:
Мое дитя ещё не знает жизни;
Ей нет ещё четырнадцати лет;
Пускай умрут ещё два пышных лета –
Тогда женою сможет стать Джульетта.

Добром не хочешь – силой научу.

Румяней день и все черней прощанье.

Вот золото, гораздо больший яд И корень пущих зол и преступлений, Чем этот безобидный порошок.

Я умираю, едва успев тебя поцеловать.

Увы, любовь желанные пути Умеет и без глаз себе найти!

Смешалось время… смута в голове.

Что в имени? То, что зовем мы розой, —
И под другим названьем сохраняло б
Свой сладкий запах!

Нет в мире самой гнусной из вещей,
Чтоб не могли найти мы пользы в ней.

Не будь ни расточителем, ни скрягой — лишь в чувстве меры истинное благо.

Вы строили для дочки счастья планы? Счастливейшие умирают рано.

Какой для ненавистников урок,
Что небо убивает вас любовью!

Влюбленные по тонкой паутине,
Что в воздухе летает в летний зной,
Могли б ходить…

Старый зайка серый, старый зайка серый;
Блюдо в пост он — хоть куда!
Только зайка серый пролежал без меры
И протух он, — вот беда!

Кто слишком поспешает — опаздывает, как и тот, кто медлит.

Природа слабодушна и рыдает,
Но разум тверд, и разум побеждает.

Ни тот и ни другой, раз эти оба
Твои враги до гроба.

Она затмила факелов лучи!
Сияет красота её в ночи,
Как в ухе мавра — жемчуг несравненный.
Редчайший дар, для мира слишком ценный?
Как белый голубь в стае воронья —
Среди подруг красавица моя.

— Советую, брось помыслы о ней.
— Так посоветуй, как мне бросить думать.

Он пригвоздил меня стрелой навылет.
Я ранен так, что крылья не несут.
Под бременем любви я подгибаюсь.

Повалишься, ее не придави…

Здесь оставлю свою неумирающую суть
И бремя рока с плеч усталых сброшу.
Любуйтесь ей в последний раз, глаза!
В последний раз ее обвейте, руки!
И губы, вы, преддверия души,
Запечатлейте долгим поцелуем
Бессрочный договор с небытием…

Любовь — слепая, говорят,
Но и без глаз дорогу к цели видит.

Дай факел мне. Пусть пляшут дураки.
Половики не для меня стелили.
Я ж со свечой, как деды говорили,
Игру понаблюдаю из-за плеч,
Хоть, кажется, она не стоит свеч.

Я мертв – хоть жив и говорю об этом.

Здесь вечный отдых для меня начнется.
И здесь стряхну ярмо зловещих звезд
С усталой шеи. — В последний раз,
Глаза, глядите; руки, обнимайте!
Вы, губы, жизни двери, поцелуем
Скрепите договор с корыстной смертью!

И добродетель стать пороком может,
Когда ее неправильно приложат.
Наоборот, деянием иным
Порок мы в добродетель обратим.

К подругам мы – как школьники домой, А от подруг – как с сумкой в класс зимой.

Им по незнанью эта боль смешна. Но что за блеск я вижу на балконе? Там брезжит свет. Джульетта, ты, как день! Стань у окна. Убей луну соседством; Она и так от зависти больна, Что ты ее затмила белизною.

Спи мертвым сном, невинно убиенный, Покойником-убийцей погребенный.

Как часто человек бывает счастлив
Лишь на пороге вечности.

Обострено мышленье человека, Когда он ищет смерти.

Ты нищ и низок — и при этом ты Боишься умереть?

Я отправлюсь в путь к ее могиле, И выпью рядом за здоровье милой.

Любовь во сне сама с собой играла, Следя за бегом призрачных теней.

Увы, любовь, хотя она слепа,
Без глаз найдёт, какими ей путями
Дойти до нас и властвовать над нами.

Какое зло
Ещё желало бы со мной знакомства?

Моя любовь без дна, а доброта — как ширь морская.

Ясней, мой сын! Играть не надо в прятки,
Чтобы в ответ не получить загадки.

Игру понаблюдаю из-за плеч, хоть, кажется, она не стоит свеч.

— Я видел сон.
— Представь себе, и я.
— Что видел ты?
— Что сны — галиматья.

… чувствам в одиночестве вольней.

Светильник ночи
Сгорел дотла. В горах родился день
И тянется на цыпочках к вершинам.
Мне надо удалиться, чтобы жить,
Или остаться и проститься с жизнью.

Любовь богаче делом, чем словами: не украшеньем — сущностью гордится.

Чума пади на оба ваших дома,
Я из-за вас стал пищей для червей…

Чрезмерно спешащий так же опаздывает, как и чрезмерно медлящий.

В моем уныньи книга — та же пища.
Да будет свет, когда душа во мраке!

Прикинусь я подсвечником, приятель,
И буду посторонний наблюдатель.

Боюсь, мой друг, все только началось… 

Где друг, где враг, не отличу никак!..
Что мы начнем — другие довершат…

Ссылка хуже смерти.
Как можешь ты судить о том, чего
Не знаешь?

Светло на небе — сумрак на душе…
Любовь во сне сама с собой играла,
Следя за бегом призрачных теней.

Смешалось время… смута в голове. 

Я здесь, и весь я твой. 

Моя любовь напрасных слов не ищет —
Она и так безмерно разрослась

Чего ж плачу? — Радоваться надо!
Беда одна не ходит никогда,
А движется по замкнутому кругу.

Но я честнее многих недотрог, Которые разыгрывают скромниц.

Я воплощенье ненавистной силы Некстати по незнанью полюбила? Что могут обещать мне времена, Когда врагом я так увлечена?

В мужчинах нет ни в ком Ни совести, ни чести. Все притворство, Пустое обольщенье и обман.

Тогда дай факел мне. Я огорчен И не плясун. Я факельщиком буду.

Плох тот повар, который не лижет себе пальцев. Таких вон.

Натерла я себе соски полынью и села у голубятни на солнечный припек.

Она, подобно яркому бериллу В ушах арапки, чересчур светла Для мира безобразия и зла. Как голубя среди вороньей стаи, Ее в толпе я сразу отличаю. Я к ней пробьюсь и посмотрю в упор. Любил ли я хоть раз до этих пор? О нет, то были ложные богини. Я истинной красы не знал доныне.

Такой мужчина, что объедешь целый свет – лучшего не сыщешь.

Ну, значит у безумцев нет ушей.

Я воплощенье ненавистной силы Некстати по незнанью полюбила? Что могут обещать мне времена ,Когда врагом я так увлечена?

Ни тот и ни другой, раз эти оба Твои враги до гроба.

Уж лучше распроститься с жизнью разом, Чем истощиться, мучаясь отказом.

Кто ран не знал, над раною хохочет…

Куда пойду я, если сердце здесь?

Так день за днём преследует нас рок, Должны зависимости мы себя лишить.

Остра, как шип, и, словно тень, притворна.

Поступай, Как хочешь — только знай, что ты мне больше Не дочь. Я не скажу с тобой ни слова.

О да, мой господин. Она решила, Что замуж не пойдет. Дай бог, чтоб ей Пришлось венчаться с собственной могилой.

Достань мне яду, человек найдется… Ну хватит — слушай радостную новость!

Полезно все, что кстати, а не в срок.

Созрев так рано, рано увядает…

Любовь и ночь живут чутьем слепого.

Философия — сладкое молоко в несчастьи.

Сто тысяч раз прощай!

Однако время маску надевать. Ну, вот и всё, и на лице личина. Теперь пусть мне что знают говорят: я ряженый, пусть маска и краснеет.

К подругам мы, как школьники домой, а от подруг, как с сумкой в класс зимой…

… но коль не любишь,
Пускай меня увидят.
Мне легче жизнь от их вражды окончить,
Чем смерть отсрочить без твоей любви.

… в промедлении своем
Мы тратим время, точно лампы днем…

Поживешь дольше — наживешь больше.

Мы днём огонь, как говорится, жжём.

Та видела, конечно,
Что вызубрил любовь ты наизусть,
Не зная букв.

О, здесь себе найду покой, навеки нерушимый; стряхну я иго несчастливых звезд с моей усталой плоти.

Клянусь былой невинностью.

В золотом окне востока лик свой солнце показало.

Любовь моя! Жена моя! Конец
Хоть высосал, как мед, твое дыханье,
Не справился с твоею красотой.

Я лягу на кровать,
Не жениха, а скорой смерти ждать.

Выходи, несчастный.
В тебя печаль влюбилась. Ты женат
На горести.

Как ширь морская. Чем я больше трачу,
Тем становлюсь безбрежней и богаче.

Но в молодые годы крепкий сон,
Мне кажется, единственный закон.

Не сделаешься меньше! Больше, сударыня, больше! От мужчин женщины полнеют.

Воспламенившееся море слез, Раздумье – необдуманности ради, Смешенье яда и противоядья. Прощай, дружок.

Он находится в том состояньи духа, в котором мы желаем тем сильней уйти от всех, чем более нас ищут.

Прости за пылкость и не принимай
Прямых речей за лёгкость и доступность.

Ответить — было б исповедью вам.

А в чертах Красавиц я прочту напоминанье О той, кто без сравненья лучше всех. Забвенью все же я не научился.

Ее сиянье факелы затмило. Она, подобно яркому бериллу В ушах арапки, чересчур светла Для мира безобразия и зла.

Какая же тоска Тебе часы, Ромео, удлиняет?

Красавица, она свой мир красот Нетронутым в могилу унесет.

Но страсть их учит побеждать страданье И им находит способ для свиданья.

Как сразу, несмотря на слепоту, Находит уязвимую пяту!

Прощай. Спокойный сон к тебе приди И сладкий мир разлей в твоей груди!

Богатство чувств чуждается прикрас, Лишь внутренняя бедность многословна. Любовь моя так страшно разрослась, Что мне не охватить и половины.

Ведь ты влюблен, так крыльями амура Решительней взмахни и оторвись.

Слепая страсть не достигает цели. Он, верно, тут под деревом застыл И сожалеет, что его царица Не ягода садовая кизил, Чтоб в рот к нему без косточки свалиться. О, если б ягодой она была!

Я прозакладую своих четырнадцать зубов, даром что их только четыре, что нету. Сколько до Петрова дня?

К примеру, этого цветка сосуды: Одно в них хорошо, другое худо.

Однако в тех, где побеждает зло, Зияет смерти черное дупло.

Зовись иначе как-нибудь, Ромео, И всю меня бери тогда взамен!

Все плачешь об убитом? Но слезами Его не выполощешь из земли, А вымоешь – не оживить.

Какой для ненавистников урок, Что небо убивает вас любовью!

Кипеть – уйдешь. Вскипишь – и наутек, как молоко. А смелый упрется – не сдвинуть.

Он бродит и росистый пар лугов Парами слез и дымкой вздохов множит.

Меня перенесла сюда любовь, Ее не останавливают стены. В нужде она решается на все, И потому – что мне твои родные!

К угоднице спаломничают губы И зацелуют святотатства след.

Когда ты мне об этом говоришь, Ты мне топор вручаешь на подносе, Чтоб мне с улыбкой голову срубить.

Дай волю и простор своим глазам — Другими полюбуйся.

Я ж со свечой, как деды говорили, Игру понаблюдаю из-за плеч, Хоть, кажется, она не стоит свеч.

Из-под руки Ромео Тибальт ранит Меркуцио и скрывается со своими сообщниками.

Тоска о том, кто б мог их сократить.

Какая же тоска Тебе часы, Ромео, удлиняет?

Пусть пляшут дураки. Половики не для меня стелили.

О, если вы такие святотатцы, Богоотступных глаз моих зрачки, Пусть ваши слезы в пламя обратятся, И вы сгорите, как еретики!

С меня и собственной тоски довольно, А ты участьем делаешь мне больно. Заботами своими обо мне.

Она принадлежала Семье и небу. Ныне лишь оно Владеет ею.

Супруга ль осуждать мне? Бедный муж, Где доброе тебе услышать слово, Когда его не скажет и жена На третьем часе брака?

Ведь дочь моя совсем еще ребенок. Ей нет еще четырнадцати лет.

Не повенчав, с такою речью страстной Вас оставлять одних небезопасно.

Выведем их из себя. Если они начнут драку первыми, закон будет на нашей стороне.

Ты так убог – и жизнью дорожишь? Провалы щек твоих – живая повесть О голоде, горящие глаза —Об униженьях.

Твоя природа – восковая кукла, Когда бесстрашьем не оживлена. Твоя любовь – игра напрасной клятвой, Когда во вред для любящих.

Слезливостью ты баба, А слепотой поступков – дикий зверь.

Ты удивил меня. Священным саном Клянусь, я думал лучше о тебе.

Словами раздраженья не унять, Которое всегда ты возбуждаешь.

Увы, дала и справится с задачей. От этой девы и ее поста Останется в потомстве пустота.

Но это право старых хитрецов —Плестись и мешкать, корча мертвецов.

Скажи больному у его одра, Что не на шутку умирать пора.

Ночь сердится, а день исподтишка Расписывает краской облака.

Мой друг, где целоваться вы учились?

Святой отец, молитвы воссылать.

Твой взгляд опасней двадцати кинжалов. Взгляни с балкона дружелюбней вниз, И это будет мне от них кольчугой.

Ромео не дурак: Он дома и, наверное, в постели.

Земля – праматерь всех живых пород — Их производит, их и погребет.

Припомни, я покамест постою.

Стыдитесь! Тише! Слезы не исход В несчастии.

Это способ Признать за ней тем больше совершенств.

И ненависть мучительна и нежность. И ненависть и нежность – тот же пыл Слепых, из ничего возникших сил, Пустая тягость, тяжкая забава, Нестройное собранье стройных форм, Холодный жар, смертельное здоровье, Бессонный сон, который глубже сна.

Сдержи, безумец, руку!

В тебя печаль влюбилась. Ты женат На горести.

Однако губы нам даны на что-то?

Здесь отдохну навек, здесь сброшу с плеч Томительное иго звезд зловещих.

Ну, няня… Чем ты так огорчена? Дурных вестей не множь угрюмым видом, Но если сообщенья хороши, Их портит кислая твоя улыбка.

Хотела б я восстановить приличье, Да поздно, притворяться ни к чему. Ты любишь ли меня? Я знаю, верю, Что скажешь «да». Но ты не торопись.

Для длинной повести мое дыханье. Простертый на земле Ромео – муж Джульетты, и она – жена Ромео.

Кто сызнова затеял этот спор? Скажи, племянник, ты ведь был при этом?

Чтоб эту птичку приманить обратно!

Решите вы, какая с большей силой Воображенье ваше поразила. Без права на такую похвалу Дочь будет тоже ночью на балу.

Она не в шутку женщина, приятель.

Я все добро сложу к твоим ногам И за тобой последую повсюду.

И бывшая Ромео всех дороже Перед Джульеттой больше не мила.

И золотое содержанье книг Нуждается в застежках золотых.

Прости меня! Джульетта, для чего Ты так прекрасна? Я могу подумать, Что ангел смерти взял тебя живьем.

Лишь это имя мне желает зла. Ты б был собой, не будучи Монтекки.

Оставь служить богине чистоты. Плат девственницы жалок и невзрачен.

Тибальт, природа чувств моих к тебе Велит простить твою тупую злобу.

Вот пятьдесят дукатов. Дай мне яду.

Влюбленный дух, наверно, невесом, Как нити паутины бабьим летом.

Была с горячей кровью и страстями.

Нет, это были жаворонка клики, Глашатая зари. Ее лучи Румянят облака.

Скажи «увы». Срифмуй «любовь» и «кровь».

Поделиться в социальных сетях

citatnica.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.