Стихи про робина гуда


В лесах Робин Гуда, Веселые стихи, Всеволод Рождественский

По Шотландии веселой,
Где гуляет Робин Гуд,
Над цветами реют пчелы,
И малиновки поют.

Вместе с ним гуляет летом
Сто пятнадцать молодцов
Каждый с метким арбалетом —
Браконьер и птицелов.

Целый день у них работа
Средь озер или полей.
И платить им не охота
Королевских податей.

У епископских владений
Псы откормлены и злы,
Но запретные олени
Не уходят от стрелы.

Только встанет солнце низко,
В каждом стаде недочет.
Сам разгневанный епископ
За шерифом спешно шлет.

И вдвоем, за кружкой эля,
Похваляются они,
Что на будущей неделе
Гуд не минет западни.

Надо только в чащах темных
На разведке побывать,
В виде странников бездомных
Лагерь Гуда отыскать.

По кустам, дрожа от страха —
Все дороги не найти —
Рвут одежду дна монаха
О колючки на пути.
— Ну, тропинка! Хуже пытки!
Спотыкаясь, чуть бредут.
Оба вымокли до нитки,
И не найден Робин Гуд.

А в лесу темно, как в яме,
Месяц в чаще прячет рог.
Вдруг под темными ветвями
Закачался огонек,
Через вереск и болота
Побежали по корням.
Черный угольщик ворота
Отворяет пришлецам,

Сам в графин светлозеленый
Льет малиновый настой
И под балкой закопченной,
Режет окорок свиной.
— «Вы далеко и откуда?»
— «Мы идем к святым местам,
Да боимся Робин Гуда.
Где он бродит по ночам?» —

— «Да, монахам или знати
Жутко в поле ночевать.
Ну, да вы попали кстати.
Вот тюфяк вам, вот кровать
Завтра выведу отсюда.
Отдыхайте в добрый час.
Ничего про Робин Гуда
Не слыхать, еще у нас». —

Чуть зарей зарделось небо,
Встал епископ. Глушь. Тоска.
На столе краюха хлеба,
Жбан парного молока.

Разбудил ногой соседа.
— «Полно дрыхнуть! Надо нам
Хоть сегодня до обеда
Воротиться к егерям.

Черт бы вызволил с окраин!
Не блуждать же без конца». —
В воротах, глядят, хозяин,
Лук в руках у молодца.

От раскидистого дуба
Отступил на сто шагов,
Целит он в середку грубо
Нарисованных кругов.

— «Хорошо-ль спалось, ребята?» —
Встал епископ под сосну:
— «Был и я стрелком когда-то,
Дай-ка, вспомню старину». —

Заточил конец умело,
Натянул певучий лук.
Словно выпь, стрела запела
И вонзилась в черный круг.

— «Эх, монах! Хвалиться рано.
Хоть стрелком я не слыву,
А сумею из колчана
Вынуть во-время стрелу». —

Черный угольщик с размаха
Тетиву отвел к плечам.
Легкий свист — стрела монаха
Расщепилась пополам.

Видят гости — дело худо.
Дрожь в поджилках, в сердце зуд.
— «Или этот выстрел — чудо,
Или сам ты — Робин Гуд».

Черный угольщик со смехом
Положил два пальца в рог.
Под дубами, под орехом
Свист двукратный листья рвет,

И сбегают, отвечая
В буйной зелени, с холмов,
Как щеглов веселых стая,
Сто пятнадцать молодцов.

— «Вы, товарищи, полсуток
Стерегли олений след.
Я припас вам пару уток
На сегодняшний обед.

Вот они дрожат от страха,
Очи к небу устремив
Не простые два монаха —
Сам епископ, сам шериф!

Становитесь в круг теснее.
В середину ты, монах,
Не с веревкою на шее,
А с чернильницей в руках.

Вот перо! Бери бумагу.
Джон, нагнись и будь столом.
Крепким элем — дайте флягу! —
Мы чернила разведем»!

Посмотрел кругом епископ:
Тесно встал зеленый ряд,
И в лицо ему так близко
Стрелы острые глядят.

Взял перо. Рукой дрожащей
Водит им едва-едва.
Видит Гуда взор горящий,
Слышит мерные слова:

— «Братья в милостивом боге!
Хватит крови! Нынче сам
Отменяю я налоги.
Третье мая. Ноттингам». —

Хоть епископской гордыне
Так не по-сердцу    писать.
Кончил. Подпись    по латыни.
А шериф скрепил печать.

Робин Гуд свернул пергамент:
— «Объяви по селам, Джон!
Автор сам внесет в парламент
Им исправленный закон.

А теперь не время злости.
В лес, по следу лисенят!
Дорогие наши гости
Нас, конечно, извинят». —

И бегут стрелки обратно
В шум листвы и птичий гам,
Пляшут солнечные пятна
По зеленым их плащам.

В душный вереск, в рощи, в долы,
Где свистит то там, то тут.
Как малиновка веселый,
Звонкогорлый Робин Гуд.

В лесах Робин Гуда. М.-Л.: Радуга, 1926

literator.info

Читать книгу Полное собрание баллад о Робин Гуде Народного творчества : онлайн чтение

Робин Гуд спасает трех стрелков

 
Двенадцать месяцев в году,
Считай иль не считай.
Но самый радостный в году
Веселый месяц май.
 
 
Вот едет, едет Робин Гуд
По травам, по лугам
И видит старую вдову
При въезде в Ноттингам.
 
 
– Что слышно, хозяйка, у вас в городке? –
Старуху спросил Робин Гуд.
– Я слышала, трое моих сыновей
Пред казнью священника ждут.
 
 
– Скажи мне, за что осудил их шериф?
За что, за какую вину:
Сожгли они церковь, убили попа,
У мужа отбили жену?
 
 
– Нет, сударь, они не виновны ни в чем.
– За что же карает их суд?
– За то, что они королевскую лань
Убили с тобой, Робин Гуд.
 

 
– Я помню тебя и твоих сыновей.
Давно я пред ними в долгу.
Клянусь головою, – сказал Робин Гуд, –
Тебе я в беде помогу!
 
 
Вот едет, едет Робин Гуд
Дорогой в Ноттингам
И видит: старый пилигрим
Плетется по холмам.
 
 
– Что слышно на свете, седой пилигрим? –
Спросил старика Робин Гуд.
– Трех братьев у нас в Ноттингамской тюрьме
На смерть в эту ночь поведут.
 
 
– Надень-ка одежду мою, пилигрим.
Отдай-ка свое мне тряпье,
А вот тебе сорок монет серебром –
И пей за здоровье мое!
 
 
– Богат твой наряд, – отвечал пилигрим, –
Моя одежонка худа.
Над старым в беде и над нищим в нужде
Не смейся, сынок, никогда.
 
 
– Бери, старичок, мой богатый наряд.
Давай мне одежду свою,
И двадцать тяжелых монет золотых
Тебе я в придачу даю!
 
 
Колпак пилигрима надел Робин Гуд,
Не зная, где зад, где перед.
– Клянусь головой, он слетит с головы,
Чуть дело до дела дойдет!
 
 
Штаны пилигрима надел Робин Гуд.
Хорошие были штаны:
Прорехи в коленях, прорехи с боков,
Заплата пониже спины.
 
 
Надел Робин Гуд башмаки старика
И молвил: – Иных узнают
По платью, а этого можно узнать,
Увидев, во что он обут!
 
 
Надел он дырявый, заплатанный плащ,
И только осталось ему
Клюкой подпереться да взять на плечо
Набитую хлебом суму.
 

 
Идет, хромая, Робин Гуд
Дорогой в Ноттингам,
И первым встретился ему
Шериф надменный сам.
 
 
– Спаси и помилуй, – сказал Робин Гуд. –
На старости впал я в нужду.
И если ты честно заплатишь за труд,
К тебе в палачи я пойду!
 
 
– Штаны и кафтан ты получишь, старик,
Две пинты вина и харчи.
Да пенсов тринадцать деньгами я дам
За то, что пойдешь в палачи!
 
 
Но вдруг повернулся кругом Робин Гуд
И с камня на камень – скок.
– Клянусь головою, – воскликнул шериф, –
Ты бодрый еще старичок!
 
 
– Я не был, шериф, никогда палачом,
Ни разу не мылил петлю.
И будь я в аду, коль на службу пойду
К тебе, к твоему королю!
 
 
Не так уж я беден, почтенный шериф.
Взгляни-ка на этот мешок:
Тут хлеба краюшка, баранья нога
И маленький звонкий рожок.
 
 
Рожок подарил мне мой друг Робин Гуд.
Сейчас от него я иду.
И если рожок приложу я к губам,
Тебе протрубит он беду.
 
 
– Труби, – засмеялся надменный шериф, –
Пугай воробьев и синиц.
Труби сколько хочешь, покуда глаза
Не вылезут вон из глазниц!
 
 
Протяжно в рожок затрубил Робин Гуд,
И гулом ответил простор.
И видит шериф: полтораста коней
С окрестных спускаются гор.
 
 
И снова в рожок затрубил Робин Гуд,
Лицом повернувшись к лугам,
И видит шериф: шестьдесят молодцов
Несутся верхом в Ноттингам.
 
 
– Что это за люди? – воскликнул шериф.
– Мои! – отвечал Робин Гуд. –
К тебе они в гости явились, шериф,
И даром домой не уйдут.
 
 
В ту ночь отворились ворота тюрьмы,
На волю троих отпустив,
И вместо охотников трех молодых
Повешен один был шериф.
 

Робин Гуд и золотая стрела

 
Шериф шептал: – Ужо погоди! –
В ладонях шерифа зуд.
– Сплету веревку тебе, бандит,
Достану тебя, Робин Гуд.
 
 
В Тауэр к трону едет шериф,
И говорит: – Государь,
Изгаляется голь, явить им изволь
Властную вертикаль.
 
 
– Вижу, Англии нужен король,
Дела за шерифа решать.
Представил отчет, а сам ни при чем,
Если гуляет тать?
 
 
Округу тряси, с любого спроси –
Злодея я сам казню.
Хитри, юли, хоть лес подпали,
Устрой ворам западню.
 
 
Шериф вернулся к себе в Ноттингем,
Ногти изгрыз, нашел,
Как мужикам поставить капкан –
Просто и хорошо.
 
 
Для укрепленья духовных скреп
Закатим крестьянам пир.
Хвалиться стрельбой повалят гурьбой –
Простак обожает турнир!
 
 
Приз – серебряная стрела,
Из золота острие.
И Робин Гуд будет тут как тут,
Чтоб получить ее.
 
 
До леса дошла о турнире весть,
И Робин сказал: – Пойдем
Выпить пивка, пострелять слегка,
Заодно и стрелу возьмем.
 
 
Бродяга лесной по имени Дейв
Вмешался и дал совет:
– Если однажды спрятался в тень,
Не выходи на свет.
 
 
Других уважь. Втемяшилась блажь –
Подай золотую стрелу.
И наплевать, что шерифова рать
Ждет на каждом углу.
 
 
– Я в Ноттингеме сластей не ищу,
Золото не манок.
Знаю, шериф зол и спесив,
Подразним его разок.
 
 
– Рискнем, – согласился Малютка Джон. –
Но и родная мать
Среди толпы и в разгар стрельбы
Нас не должна узнать.
 
 
А ну-ка, давай, плащи скидывай,
В зеленом признают нас,
А снимешь плащи – и ищи-свищи,
Пяль понапрасну глаз.
 
 
Я в белом буду, есть красный плащ,
Тебе сойдет голубой,
Не все ли равно, какое сукно,
Когда рискнешь головой?
 
 
Стрелки разбрелись по базарной толпе,
Каждый сам по себе.
Шериф целый час зря таращил глаз;
Потом дал начало борьбе.
 
 
Народ ворчал: – Видно, струсил Гуд
Или не знал вестей,
Он, видит бог, стать бы лучшим мог,
Гордость округи всей.
 
 
Шериф промолвил: – Духовных скреп
В нашем краю не счесть.
Но не удал был ваш идеал,
Ему незнакома честь.
 

 
Народ доверчив, но простоват.
Наивен, словно дитя.
И лиходей обманул людей,
Заставив верить в себя.
 
 
Робин молчал, закусив губу,
Спустив на лоб капюшон.
«Мой лорд шериф, ты несправедлив.
Поправлю тебя еще.
 
 
Прибавить скреп и убавить хлеб –
Здесь тебе равных нет.
Дай срок, и свою скрепу вобью
Прямо тебе в хребет».
 
 
На площади люди орут: – Давай!
Желтый плащ победит!
А красном плаще, этот крут вообще,
Видали, что он творит?
 
 
В красном плаще был сам Робин Гуд,
Ярок его наряд.
Тетива поет, без устали шлет
Стрелу за стрелой подряд.
 
 
Прут расщепила его стрела,
И люди с трибун орут:
– Ну, мужики, подобной руки
Не ведал сам Робин Гуд.
 
 
Шериф смягчил водянистый взор,
Скривил тонкогубый рот:
– Ты всех победил, стрелу заслужил,
Гордится тобой народ.
 
 
И у костра в Шервудском лесу
Робин друзьям сказал:
– Не знает, кому он вручил стрелу,
Надо, чтоб он узнал.
 
 
– Однажды, – заметил Малютка Джон, –
Совет пригодился мой.
Могу о плащах, о любых вещах…
Желаешь совет второй?
 
 
– Малютка, трудно с таким умом
Держать на запоре рот.
Прошу, не храни, что копишь внутри,
А то тебя разорвет.
 
 
– Совет таков: напиши письмо:
Так, мол, шериф, и так…
Возвращаю приз, ты им подавись,
Желаю дальнейших благ.
 
 
– Неплохо! Но как доставить письмо
Прямо ему на стол?
– Ты знай пиши! Мы все решим –
Будет тебе посол!
 
 
Письмо твое привяжу к стреле,
Направлю лорду в окно.
И пусть подавится пирогом,
Когда прилетит оно.
 
 
И Робин тотчас написал письмо:
«Хранителю скреп и оков
Золотую стрелу в подарок я шлю –
И несколько теплых слов.
 
 
Живите скромно, блюдите честь,
Не обирайте люд,
Избегайте краж. Искренне ваш
Шервудский лорд Робин Гуд».
 

Робин Гуд и Гай Гисборн

 
Когда леса блестят в росе
И длинен каждый лист,
Так весело бродить в лесу
И слушать птичий свист!
 
 
Щебечет дрозд, найдя себе
Среди ветвей приют,
Так громко, что в своем лесу
Проснулся Робин Гуд.
 
 
«Клянусь, – он весело сказал, –
Мне снился славный бой;
Мне снились сильных два стрелка,
Дерущихся со мной.
 
 
Они осилили меня
И отняли мой лук.
Не будь я Робин здесь в лесу,
Коль пощажу их двух».
 
 
Джон Маленький сказал на то:
«Как быстрый ветер – сон;
Как ветер, что сегодня дул,
А завтра – где же он?»
 
 
«Скорей, веселые друзья,
Будь, Джон, и ты готов;
Иду в зеленые леса
Искать моих стрелков».
 
 
Оделись, не забыл никто
Колчан и стрелы взять,
И прочь, в зеленые леса,
Отправились стрелять.
 
 
Пришли они в зеленый лес,
На старый их лужок
И увидали, что стоит
Под деревом стрелок.
 
 
Кинжал и меч он на боку
Потрагивал своем.
Был в шкуру конскую одет
И с гривой и с хвостом.
 
 
И Джон промолвил: «Господин,
Под деревом постой,
А я один пойду к стрелку
Узнать, кто он такой».
 
 
«Ты, Джон, совсем не кладом стал,
И грусть меня берет,
Как часто, отставая сам,
Я шлю людей вперед.
 
 
Плута не хитрость узнавать,
Беседуя с плутом.
И если б мой не треснул лук,
Покаялся б ты в том».
 
 
Решили так и разошлись
И Робин Гуд, и Джон.
Джон в Бернисдель пошел, куда
Все тропы знает он.
 
 
Когда ж пришел он в Бернисдель,
Был вздох его тяжел,
Он двух товарищей своих
Убитыми нашел.
 
 
А Скарлет убегал пешком
Среди камней и пней,
Его преследовал шериф
Со стражею своей.
 
 
«Пущу стрелу я, – молвил Джон, –
Христос дает мне знак,
Шерифа я остановлю,
Чтоб не спешил он так».
 
 
И тотчас наложил стрелу
На лук свой длинный Джон,
Но был из тонкой ветки лук,
Переломился он.
 
 
«Зачем, зачем ты, злая ветвь,
На дереве росла?
Ты мне не помощь принесла,
А столько, столько зла».
 
 
Но выстрел, хоть случайным был,
Все ж даром не пропал,
Среди шерифовых людей
Вильям из Трента пал.
 
 
О, лучше б дома был Вильям,
Печалью удручен,
Чем в это утро повстречать
Стрелу, что бросил Джон.
 
 
Но уверяют, что в бою
Пять стоит больше трех.
Джон Маленький шерифом взят
И, связан, лег на мох.
 
 
Довольно занимал нас Джон.
Что ж делал Робин Гуд,
Когда к могучему стрелку
Стопы его ведут?
 
 
Промолвил Робин: «Добрый день!»
«Привет!» – сказал другой.
«Судя по луку твоему,
Стрелок ты не плохой».
 
 
«Свободен я, – сказал стрелок, –
Во времени моем!»
Ответил Робин: «Буду я
Твоим проводником».
 
 
«Я здесь изгнанника ищу,
Чье имя Робин Гуд.
Желанней встретить мне его,
Чем золотой сосуд».
 
 
«Ты встретишь Робина, стрелок,
Когда пойдешь со мной;
В зеленой роще мы сперва
Потешимся игрой.
 
 
Сперва покажем ловкость мы,
Избрав вот эту весь.
И встретится нам Робин Гуд,
Быть может, скоро здесь».
 
 
Они нарезали кустов
В лесу, где вился хмель.
И наплели из них крестов,
Стрелять желая в цель.
 
 
«Начни же, – молвил Робин Гуд, –
Начни, товарищ мой!»
«О, нет, клянусь, – ответил тот, –
Я стану за тобой».
 
 
И первый выстрел Гуда в цель
Был мимо на вершок;
Хоть ловок незнакомец был,
Но так стрелять не мог.
 
 
Своей второй стрелой стрелок
Слегка царапнул хмель,
Но Робин выпустил стрелу
И расщепляет цель.
 
 
Сказал он: «Бог тебя храни,
Стрелял ты славно тут,
И если сердце, как рука,
Тебя не лучше Гуд».
 
 
«Скажи ты имя мне свое?» –
Стрелок спросил его.
«Нет, – Робин отвечал, – пока
Не скажешь своего».
 
 
Тот молвил: «Я живу в горах,
Чтоб Робина поймать,
И кличут Гай Гисборн, когда
Хотят меня позвать».
 
 
«Живу в лесу я, – был ответ, –
Давно тебя дразня,
Я Бернисдельский Робин Гуд,
И ты искал меня».
 
 
Безродный каждый видеть мог
Усладу для очей:
Смотреть на бьющихся стрелков,
На темный блеск мечей.
 
 
На то, как бились те стрелки,
Мог два часа взирать;
Ни Робин Гуд, ни Гай Гисборн
Не думали бежать.
 
 
Но спотыкнулся Робин Гуд
О маленький пенек,
Со страшной силой Гай Гисборн
Его ударил в бок.
 
 
«Спаси меня, – воскликнул Гуд, –
Спаси, Христова Мать.
Не подобает никому
До срока умирать».
 
 
Воззвал к Марии Робин Гуд
И вновь исполнен сил,
И, сверху нанеся удар,
Он Гая уложил.
 
 
Схватил он голову врага,
Воткнул на длинный лук:
«Ты был изменником всю жизнь
И кончил быть им вдруг».
 
 
И Робин взял ирландский нож,
Лицо изрезал он;
Один узнал бы Гая, кто
Не женщиной рожден.
 
 
И молвил: «Ну, лежи, сэр Гай,
Своей судьбе будь рад;
За злой удар моей руки
Возьмешь ты мой наряд».
 
 
Он свой надел на Гая плащ,
Что зеленей листвы;
Сам конской шкурой облечен
От ног до головы.
 
 
«Твой лук, и стрелы, и трубу
Возьму с собой я вдаль,
Я навестить моих людей
Отправлюсь в Бернисдаль».
 
 
И в путь пустился Робин Гуд,
В рог Гая затрубив;
Над Джоном Маленьким склонясь,
Услышал звук шериф.
 
 
«Послушайте, – сказал шериф, –
Свершился правый суд.
Рог Гая потому трубит,
Что умер Робин Гуд.
 
 
Сегодня рано загремел
Сэр Гай Гисборна рог».
А вот и в шкуре конской сам
Подходит к ним стрелок.
 
 
«Проси, чего ты хочешь. Гай,
Я все тебе дать рад».
«Не нужно, – Робин отвечал, –
Мне никаких наград.
 
 
Повержен мною господин.
Позволь убить слугу;
И никаких других наград
Просить я не могу».
 
 
«Безумец, – отвечал шериф, –
Ты б мог богатым стать.
Но раз так мало просишь ты,
Могу ль я отказать?»
 
 
Услышал господина Джон
И понял – час настал.
«С Христовой силой в небесах
Свободен я», – сказал.
 
 
Вот к Джону, развязать его,
Нагнулся Робин Гуд,
Но только стража и шериф
Опять его возьмут.
 
 
«Ступайте, – молвил Робин Гуд, –
Подалее от глаз,
Ведь исповедь подслушивать
Не принято у нас».
 
 
Взял Робин свой ирландский нож,
Разрезал путы рук
И ног, а после Джону дал,
Как дар, сэр Гая лук.
 
 
Джон поднял лук и наложил
Стрелу на рукоять,
И это увидал шериф
И бросился бежать.
 
 
Бежал обратно в Ноттингам,
Как только мог, шериф,
И стража бросилась за ним,
Его опередив.
 
 
Но как он быстро ни бежал
И как ни прыгал он,
Стрелою в спину угодил
Ему веселый Джон.
 

Робин Гуд и епископ

 
Это случилось, так я слыхал –
Ты, если хочешь, проверь, –
Когда епископ бродяг искал
Средь северных деревень.
 
 
Главной добычей был Робин Гуд.
Его окружили в лесу.
Дороги закрыты, холмы стерегут,
Прохожие – донесут.
 
 
Он побежал по кривым путям,
За ним – солдаты верхом;
Рысью неслись за ним по пятам –
Вдруг он увидел дом.
 
 
Лачуга худая, гнилой плетень,
Крыша держалась едва.
Робин стучится старухе в дверь:
– Спрячь меня здесь, вдова.
 
 
– Кто ты? – спросила его вдова. –
Скажи, как тебя зовут.
– Я вне закона. Все знают меня.
Меня зовут Робин Гуд.
 
 
За мной погоня, дом окружен,
Солдаты взяли мой след,
Епископ найдет – и повесит он.
Здесь мне пощады нет.
 
 
– Когда и впрямь ты тот Робин Гуд,
Который меня согрел,
Не бойся, никто не отыщет тут,
Пока ты со мной – ты цел.
 

 
Когда зима была на дворе,
Когда замерзала семья,
Ботинки и платье принес детворе.
Не помнишь? Но помню я.
 
 
– Так дай мне серое платье в долг,
И пряжу, и веретено,
А ты надевай мой зеленый камзол,
Бери уж и лук заодно.
 
 
Старушечье платье надел Робин Гуд,
Согнулся дугой и кряхтит.
Мимо в погоню солдаты бегут.
Велели его пропустить.
 
 
В чащу бредет, подпираясь клюкой,
Вдруг слышит, как Маленький Джон
Грозит: – Угощу я ведьму стрелой,
Лезет карга на рожон!
 
 
– Постой, – крикнул Робин, – стрелу придержи!
Не вздумай убить вожака.
Стрелок ты отменный, ценю свою жизнь,
Она без того коротка.
 
 
Епископ тем временем в дом вошел,
Кричал своим людям, ярясь:
– Прячет разбойника голь из трущоб!
Подать Робин Гуда тотчас!
 
 
Скрутили старуху, увозят силком,
Верхом усадив на коня,
Епископ гарцует на вороном,
Веселье свое не тая.
 
 
Едва они въехали в темный бор,
Лошади встали, храпя.
Сотня стрелков в них целит в упор,
Не пропускает тропа.
 
 
Епископ вздрогнул: – Что за ворье?
Откуда взялись они тут?
Старуха сказала: – Сужденье мое
Такое, что здесь Робин Гуд.
 
 
– А ты кто? – в смятении он произнес.
– Епископ, себя не брани.
Но, чтоб исследовать глубже вопрос,
Под юбку мне загляни.
 
 
– Бежим! – и плетью коня хлестнул, –
Будь проклят день сей и час!
– Епископ, уж если в лес завернул,
Погости немного у нас.
 
 
Джон его бережно снял с коня.
– Какой интересный гость!
Знакомство наше – честь для меня,
Приятно, что довелось.
 
 
Робин плащ расстелил в траве
И вежливо произнес:
– Епископ, позволь твое портмоне,
Посмотрим, что ты принес.
 
 
Английских фунтов ровно пятьсот.
По правде, недурный куш.
– Теперь, – сказал Робин, – пусть прочь идет.
Но Джон возразил: – Нет уж.
 
 
Епископ мессу споет для нас! –
Он к дубу попа прикрутил.
– Душу вкладывай, отче, молясь,
Чтоб прок от молитвы был.
 
 
Истошно епископ службу пропел,
Домой был отпущен гость.
Верхом ускакал на особый манер –
Держась за кобылий хвост.
 

Веселый пастух из Уэйкфилда

 
Жил в городе Уэйкфилд веселый пастух,
На пастбище стадо водил.
– Ни рыцарь, ни сквайр, ни гордый барон, –
Пастух как-то раз говорил, –
Пройти не посмеют к Уэйкфилду той
Дорогой, что я проложил.
 
 
Слова те услышали три молодца –
Сам Робин, Уилл Скарлет и Джон,
Решили они проучить пастуха,
Чтоб так не бахвалился он.
 
 
Когда они вышли из леса к нему,
Пастух говорит: – Ну-ка, стой!
Вам путь королевский, бродяги, закрыт,
Идите окольной тропой.
 
 
Тут Робин сказал: – Берегись, пастушок!
Нас трое, а ты здесь один.
– Тем лучше – пускай разнесется молва,
Как трех я один победил.
 
 
Ногой он оперся на камень-валун,
Спиною к шиповнику встал,
И весь летний день до вечерней зари
Атаки врагов отражал.
 

 
Но к вечеру их затупились мечи,
Щит треснул, за ним и другой,
И Робин воскликнул: – Постойте, друзья,
Пора нам кончать этот бой!
 
 
Храбрее, чем ты, пастуха не пришлось
Ни разу мне встретить в пути.
Не хочешь ли, бросив свое ремесло,
Со мной в лес зеленый уйти?
 
 
– Коль ты подождешь до Михайлова дня,
Когда мне должны уплатить,
Охотно я меч свой любимый возьму
И с ним тебе стану служить.
 
 
Пойдемте со мною, я вас угощу:
Есть пиво, и мясо, и сыр.
– В лесу у меня, – говорит Робин Гуд, –
Богаче тебе будет пир.
 
 
А если оставишь работу свою
И долю разделишь со мной,
Тебе подарю я зеленый наряд
И бурого цвета – другой.
 
 
– Решил я – как только Михайловым днем
Хозяин заплатит мне мзду,
Со службой покончу, что верно я нес
Волкам и ворам на беду,
А после возьму в руки верный свой лук
И в лес к тебе мигом уйду.
 

Робин Гуд и кожевник

 
В Ноттингеме кожевник жил, Артур-э-Бланд,
Он строптивый характер имел.
И ни сквайр, ни лорд, да хотя бы сам черт,
Задираться бы с ним не посмел.
 
 
Он бродил тут и там, по лесам и полям,
Посох верный с собой прихватив.
Выходи на него хоть вдвоем, хоть втроем –
Будешь рад, коль останешься жив.
 
 
Вот однажды он шел через Шервудский лес
По тропинке средь зелени трав,
Где пугливый олень под древесную сень
Убегает, шаги услыхав.
 
 
Углядел его тут удалой Робин Гуд,
А на розыгрыш был он мастак.
Молодца обогнал, на пути его встал,
И сурово сказал ему так:
 
 
«Заруби на носу – пропуск нужен в лесу,
Без бумаги теперь только пень.
От меня не уйдешь, ты на вора похож,
Чья мишень – королевский олень.
 
 
Подчиняться изволь: лес мне вверил король!
Лучше зверя в чащобе не трожь.
А поэтому стой, говори, кто такой,
И смотри у меня, коль соврешь!»
 
 
«Раз лесничим поставлен ты в этом лесу
Представлять королевскую власть,
Надо стражу позвать, чтоб меня повязать.
Прибегут – позабавимся всласть».
 
 
«Обойдемся и так – дел всего на пятак,
Не в оленя стрелять на бегу.
Прочь пошел, пока цел – взять тебя на прицел
За мгновение ока могу.
 
 
«Кто с оружием, тот храбрецом и слывет –
Но на стрелы и лук мне плевать.
По макушке хвачу – и тебя отучу,
В безоружных йоменов стрелять».
 
 
«Не язык – помело, эк тебя занесло.
Будь повежливей, парень, со мной.
Если станешь грубить, то тебя вразумить
Мне придется, и после не ной».
 
 
«Кто грозиться горазд, в деле много не даст,
И угрозы твои – чепуха.
Я таких повидал: ты лишь с виду удал,
А пощупать, так будет труха».
 
 
Робин пояс с мечом отстегнул, отшвырнул,
Лук и стрелы в траву положил.
Взял дубовый стяжок толщиною в вершок,
Что всегда ему верно служил.
 
 
«Чтобы было по-честному, жребий метнем, –
Кто какую дубинку возьмет.
Не хочу, чтоб молва оказалась права,
Что удачу оружье дает».
 
 
«Посох мой восьмифутовый, – Артур сказал, –
Я тебе не отдам, так и знай.
С ним давно я хожу, им быка уложу,
А тебя и подавно, бугай».
 
 
Прямо в лоб ему Робин дубьем засветил,
И кожевник от боли присел.
Кровь залила лицо, и на миг стал слепцом,
Помертвел, побелел точно мел.
 
 
Но встряхнулся, опомнился Артур-э-Бланд
И прозрел для диковинных дел.
Двинул так, что из ран на зеленый кафтан
Кровь рванулась – кафтан побурел.
 
 
Заревел атаман, точно дикий кабан,
Когда видит, что свора близка.
Так Артура хватил, чуть не переломил
Свою палку ему о бока.
 

 
Ребра в драке круша, на поляне кружат,
Каждый лезть норовит на рожон,
Без пощады гвоздят, так что щепки летят,
Но не всякий удар отражен.
 
 
Робин треснет – деревья трясутся в лесу,
Артур врежет – земля задрожит.
Пот ручьем, пыль столбом, ходит мир ходуном,
И в глазах от ударов рябит.
 
 
«Кончим свару, – сказал наконец Робин Гуд. –
Ты здоровье, мужик, береги.
Если сдуру друг другу проломим башку
Позабавятся наши враги.
 
 
Выдам пропуск тебе: отличился в борьбе.
Позволяю бродить, так и быть!»
«Здесь и раньше ходил, никого не просил,
И теперь не заставишь просить».
 
 
«Ты меня убедил, а теперь расскажи –
Промышляешь каким ремеслом?
Где живешь, что жуешь, где харчи достаешь,
Чем торгуешь, зачем и почем».
 
 
«Я кожевник. Чуть свет я тружусь за обед.
В Ноттингеме постиг, что к чему.
Коль захочешь прийти, пару шкур принести,
Я с тебя ни гроша не возьму».
 
 
«Благодарствуй за труд, – ему рек Робин Гуд, –
Верю, слов не возьмешь ты назад.
Раз собрался дружить, шкуры даром дубить,
Так и я услужить тебе рад.
 
 
Если завтра забросишь свое ремесло,
Здесь в лесу обеспечу приют.
Будешь сыт и одет, и немало монет
Подарю тебе я – Робин Гуд».
 
 
«Если правда тебя Робин Гудом зовут
(По удару я вижу – не врешь),
Я с тобою в лесу кошельки потрясу,
В драке я, сам ты видел, хорош.
 
 
Ты меня просвети: как мне Джона найти,
О котором в народе твердят?
Он мне, кстати, родня, хоть забыл про меня,
Я увидеться с ним буду рад».
 
 
«Это быстро!» – и в рог затрубил Робин Гуд.
И еще он не кончил трубить –
Лют и вооружен, мчится Маленький Джон
Через лес, через луг во всю прыть.
 
 
«Что случилось? – спросил его Маленький Джон. –
Поточнее ответь на вопрос.
Это что за мужик с тобой рядом возник?
Это он тебе раны нанес?»
 
 
«Да с кожевником этим размялись чуток,
Мне бы надо держаться скромней:
Он в работе мастак и в бою не слабак –
Шкуру мастерски выдубил мне».
 

 
«Раз так хвалишь, проверим на деле его –
Переведаться с парнем не грех.
Мы помашем дубьем и поспорим о том,
Как разделать сукно под орех.
 
 
«Задираться постой, он мужик не простой,
Его тронешь – сам будешь не рад.
Он и родственник твой, да и йомен лихой,
А зовут его Артур-э-Бланд».
 
 
Джон тут аж подскочил, и от радости взвыл,
И дубинку в кусты зашвырнул.
И кожевника так обхватил здоровяк,
Что чуть шею тому не свернул.
 
 
Взял их за руки Робин – и вот хоровод
Вокруг дуба вприсядку пошел!
«Мы отныне втроем в этой жизни пойдем,
Всюду вместе – и в бой, и за стол.
 
 
Поклянемся, что будем всегда заодно,
Друг за друга, – и это закон.
А коль песню споют, пусть троих помянут –
Робин, Артур и Маленький Джон».
 

iknigi.net

ЛЕГЕДА О РОБИНЕ ГУДЕ ~ Поэзия (Юмористические стихи)


В государстве островном.
Там в селе с названьем Локсли,
Был у Робина свой дом.

Этот Робин был удал.
В Жизни много повидал.
В лук английского пошиба,
С детства часто он играл.
+++
Так бывало в старину,
Не в Ростове на Дону,
В Иерусалиме древнем,
Англия вела войну.

Ричард, Англии король,
Об эфес натёр мозоль,
В битвах с маврами за веру.
Результат тем битвам, ноль.

Хоть король рубил с плеча,
Мавры шли, как саранча.
В результате с поля боя,
Ричард задал стрекача.
+++
Пока Ричард воевал,
Брат его, хотя и мал.
Вкруг себя собрав отрепье,
В государи метить стал.

Имя братца было, Джон.
Он большущий был, «барон»*.
И, как все-все принцы крови,
Джон был жаден до корон.
*- сюда, конечно, другое слово просится….)

А пока шальной «барон»
Полирует попой трон,
Возвращались крестоносцы,
В Англию со всех сторон.
+++
Я не стану утверждать,
Чтоб в легенде не соврать,
А ходил ли Робин с Локсли,
За три моря воевать….

Ладно уж. Скажу:- Ходил!-
Много ворогов побил.
И по случаю раненья,
В плен к арабам угодил.

Жизнь в плену совсем не мёд.
Год в плену, как три идёт.
В плен лишь росы не сдаются.
Русский сакса, не поймёт.

Только Локсли не дурак,
Срок мотать за просто так.
И решил он «сделать ноги»
Бегать Робин был мастак.

Ценна дружба. На войне,
Дружба ценится вдвойне.
Друг у Робина был, Питер.
И Азим, хоть и в чалме*.*- мавр.

Трое, лучше чем один.
Ну, а в дни лихих годин,
Будь то воля, будь не воля,
Тот союз не победим.

Выбрав время для «рывка»*.
Свесив кату** тумака,
Чесанули из острога,
Заключённых три братка.
*- побег.
**- палач.

Но не всё «тип-топ» прошло.
Питеру не повезло.
Ведь стрелу в него охранник,
Вбил по самое перо.

Пит вот-вот испустит дух.
Он кричит:- Послушай, друг!
Об сестре ты позаботься,
Так сказать, один за двух!-

Путь до Англии далёк.
Мавр и ушлый паренёк,
Взяли курс на дальний запад,
Смачно плюнув на восток.

Добрались домой друзья.
Англию узнать нельзя,
Всюду смерчи лихолетья,
Злою долею сквозят.

Всюду от казнённых смрад.
Трупы на дубах висят.
Сей пейзаж унынья полный,
Не ласкает гостя взгляд.

На пути у двух повес,
Встал стеной Шервудский лес.
И наш Локсли ненормальный,
В лес опасный тот полез.

Глядь, на берегу реки,
Рыбу удят рыбаки.
В их плечах косая сажень,
И как гири кулаки.

«Бочка толстая»-монах,
Ни бум-бум в мирских делах.
Но коль Тук за палку брался,
То любому делал «швах».

Друг его, малышка Джон,
Атлетически сложён.
Джон весьма любил подраться,
И всегда лез на рожон.

Так вот эти «рыбаки»,
Дань сбирали у реки.
Их в народе величали,
Леса «вольные стрелки».

Джон кричит:- Эй ты, пижон!
Коль, как граф ты наряжён,
Значит парень ты богатый!
Дай каликам на Боржом!

Окажи бродягам честь!
Денег дай и на поесть!
А ещё, дай и на эль,
Что б унять в желудке резь!-

Роб в ответ:- Ну, что же, гуд!
С вами не поспоришь тут!
А чего ж не поживиться,
Если сами отдают?

Но со мной у вас прокол!
Я же голый, как сокол!
А для тех кто то не понял,
У меня найдётся кол!

Так что, вот что, мужики!
На ту строну реки,
Меня с другом отнесите,
Раз вы просто, ры-ба-ки!-

Тук и Джон открыли рот,
Видя, как сэр в бочку прёт.
На закорки, шутки ради,
Сэра Джон всё же берёт.

На серёдке, аккурат,
Этот переросток-гад.
Седока бабахнул в реку,
И смеётся невпопад.

Локсли юмор оценил.
Свою палку подхватил,
И от всей души английской,
Джону плюху залепил.

Закипел кулачный бой.
И рукой бой, и ногой.
После каждого удара,
Тук, и мавр вздыхают:- Ой!-

Намахавшись от души,
Эти горе малыши,
Вышли на берег устало.
Мавр кричит врагам:- Якши!

Коль закончен этот спор,
И вы живы до сих пор,
Подпишите бранной кровью,
Крепкой дружбы договор.

Хоть не ровня черни лорд.
Этот факт сейчас не в счёт.
В драках Робин, как Шайтан!
А по-вашему, как Чёрт.-

Джон-малыш потёр шишак:
- Хорошо! Пусть будет так.
Предлагаю Робу кличку – «Гуд»,
Ну, и звание, вожак!-

И вот в Шервудской глуши,
Собрались все «малыши».
С ними, всеми Робин Гуда,
Познакомить Тук спешит.
+++
Познакомившись с братвой,
Новоявленный герой,
Поспешил к сестре Петрухи,
Весть о смерти ж геморрой.

Только леди Мэриан.
Затворилась, как Сезам.
И всех-всех гостей встречает,
Непременно по мордам.

Ведь провинции той шериф,
Глаз на леди положив.
Так и этак сватал даму,

продолжение по просьбе...

www.chitalnya.ru

ЛЕГЕДА О РОБИН ГУДЕ 16+ ~ Стихи (Юмористические стихи) ~ Алексей Пономарёв


В государстве островном.
Там в селе с названьем Локсли,
Был у Робина свой дом.

Этот Робин был удал.
В Жизни много повидал.
В лук английского пошиба,
С детства часто он играл.
+++
Так бывало в старину,
Не в Ростове на Дону,
В Иерусалиме древнем,
Англия вела войну.

Ричард, Англии король,
Об эфес натёр мозоль,
В битвах с маврами за веру.
Результат тем битвам, ноль.

Хоть король рубил с плеча,
Мавры шли, как саранча.
В результате с поля боя,
Ричард задал стрекача.
+++
Пока Ричард воевал,
Брат его, хотя и мал.
Вкруг себя собрав отрепье,
В государи метить стал.

Имя братца было, Джон.
Он большущий был, «барон»*.
И, как все-все принцы крови,
Джон был жаден до корон.
*- сюда, конечно, другое слово просится….)

А пока шальной «барон»
Полирует попой трон,
Возвращались крестоносцы,
В Англию со всех сторон.
+++
Я не стану утверждать,
Чтоб в легенде не соврать,
А ходил ли Робин с Локсли,
За три моря воевать….

Ладно уж. Скажу:- Ходил!-
Много ворогов побил.
И по случаю раненья,
В плен к арабам угодил.

Жизнь в плену совсем не мёд.
Год в плену, как три идёт.
В плен лишь росы не сдаются.
Русский сакса, не поймёт.

Только Локсли не дурак,
Срок мотать за просто так.
И решил он «сделать ноги»
Бегать Робин был мастак.

Ценна дружба. На войне,
Дружба ценится вдвойне.
Друг у Робина был, Питер.
И Азим, хоть и в чалме*.*- мавр.

Трое, лучше чем один.
Ну, а в дни лихих годин,
Будь то воля, будь не воля,
Тот союз не победим.

Выбрав время для «рывка»*.
Свесив кату** тумака,
Чесанули из острога,
Заключённых три братка.
*- побег.
**- палач.

Но не всё «тип-топ» прошло.
Питеру не повезло.
Ведь стрелу в него охранник,
Вбил по самое перо.

Пит вот-вот испустит дух.
Он кричит:- Послушай, друг!
Об сестре ты позаботься,
Так сказать, один за двух!-

Путь до Англии далёк.
Мавр и ушлый паренёк,
Взяли курс на дальний запад,
Смачно плюнув на восток.

Добрались домой друзья.
Англию узнать нельзя,
Всюду смерчи лихолетья,
Злою долею сквозят.

Всюду от казнённых смрад.
Трупы на дубах висят.
Сей пейзаж унынья полный,
Не ласкает гостя взгляд.

На пути у двух повес,
Встал стеной Шервудский лес.
И наш Локсли ненормальный,
В лес опасный тот полез.

Глядь, на берегу реки,
Рыбу удят рыбаки.
В их плечах косая сажень,
И как гири кулаки.

«Бочка жирная», монах,
Ни бум-бум в мирских делах.
Но коль Тук за палку брался,
То любому делал «швах».

Друг его, малышка Джон,
Атлетически сложён.
Джон весьма любил подраться,
И всегда лез на рожон.

Так вот эти «рыбаки»,
Дань сбирали у реки.
Их в народе величали,
Леса «вольные стрелки».

Джон кричит:- Эй ты, пижон!
Коль, как граф ты наряжён,
Значит парень ты богатый!
Дай каликам на Боржом!

Окажи бродягам честь!
Денег дай и на поесть!
А ещё, дай и на эль,
Что б унять в желудке резь!-

Роб в ответ:- Ну, что же, гуд!
С вами не поспоришь тут!
А чего ж не поживиться,
Если сами отдают?

Но со мной у вас прокол!
Я же голый, как сокол!
А для тех кто то не понял,
У меня найдётся кол!

Так что, вот что, мужики!
На ту строну реки,
Меня с другом отнесите,
Раз вы просто, ры-ба-ки!-

Тук и Джон открыли рот,
Видя, как сэр в бочку прёт.
На закорки, шутки ради,
Сэра Джон всё же берёт.

На серёдке, аккурат,
Этот переросток-гад.
Седока бабахнул в реку,
И смеётся невпопад.

Локсли юмор оценил.
Свою палку подхватил,
И от всей души английской,
Джону плюху залепил.

Закипел кулачный бой.
И рукой бой, и ногой.
После каждого удара,
Тук, и мавр вздыхают:- Ой!-

Намахавшись от души,
Эти горе малыши,
Вышли на берег устало.
Мавр кричит врагам:- Якши!

Коль закончен этот спор,
И вы живы до сих пор,
Подпишите бранной кровью,
Крепкой дружбы договор.

Хоть не ровня черни лорд.
Этот факт сейчас не в счёт.
В драках Робин, как Шайтан!
А по-вашему, как Чёрт.-

Джон-малыш потёр шишак:
- Хорошо! Пусть будет так.
«Гуд», я кличку предлагаю.
Ну, и звание, вожак!-

И вот в Шервудской глуши,
Собрались все «малыши».
С ними, всеми Робин Гуда,
Познакомить Тук спешит.
+++
Познакомившись с братвой,
Новоявленный герой,
Поспешил к сестре Петрухи,
Весть о смерти ж геморрой.

Только леди Мэриан,
Затворилась, как Сезам.
И всех-всех гостей встречает,
Непременно по мордам.

Ведь той местности шериф,
Глаз на леди положив,
Так и этак сватал даму,
Про приличия забыв.

Но, блохастая коза,
Отводила всё глаза,
Ведь тот Вэйзи Ноттингемский,
Сватовством её достал.

А ещё и Гизборн Гай.
Тоже бабник, только дай.
Мэриан взять за цугундер*,
Да и отвести в сарай.
*- взять за шкирку.

И поэтому мамзель,
Всех своих гостей до сель,
Дрыном толстым отмечала,
Да и слала прям в качель.

В общем Робин выгреб в глаз,
В тот, что зорким был как раз.
Инаш Гуд, завыв от боли,
Вопрошает:- Was ist das?-

Я Петрухи корешок,
От него к тебе пришёл.
Разузать, а всё ли ладно,
Ну, и всё ли хорошо?-

Леди опустила дрын:
- Что ж, давай поговорим!
А за бланш, прошу прощенья.
Его спрячем мы под грим.

Бородёнка и усы,
Символ рыцарской красы,
Так же, как синяк под глазом,
И атласные трусы.

А у Локсли бы комплект.
Как рекламный тот прожект.
Дама враз в него влюбилась,
Словно в свадебный буклет.

Разомлел и парень Гуд.
Вмиг возник влеченья зуд.
Чувства не кило урюка,
Ну, и не изюма фунт.

Полялякав по душам,
Приоткрылась тут Сезам.
И возник союз любовный,
Злой разбойник, и мадам.

Шервуда лесной массив,
Шайку Робина укрыв,
Нарицательным стал лиху,
Ужас в путников вселив.

Леса вольные стрелки,
На разбой весьма легки.
Но они не грабят бедных,
Грабить бедных не с руки.

А у местных всех господ,
Денег, аж невпроворот.
И у них разбойник Робин,
Займы крупные берёт.

Шериф и Гизборн сбились с ног,
Рыская в пыли дорог.
Только тщетным тем потугам,
Дуля с маслом, весь итог.

Не поймать им «дух лесной».
Ведь в округе люд честной,
Помогает Робин Гуду.
Он для них стал в доску свой.

Алан, Тук, и малыш-Джо,
Делят с бедными добро.
Им внушил Азим, и Робин,
Что богатства, это зло.

Боль от этого рожна,
Принцу Джону не нужна.
Он ведь главный в королевстве,
Пока Ричарда нема.
+++
Время реченькой течёт,
Робин в Шервуде живёт.
Мэриан же на свиданье,
В замке милого всё ждёт.
+++
Но, придумал герцог Джон,
Как создать ворам кордон*,
Объявил он состязанья,
Для мужей, а не для жён.
*- пост лесной стражи.

Ведь по жизни Робин Гуд,
Был не только вор, и плут.
Никого за так британцы,
«Зорким глазом» не зовут.

В общем, Локсли был стрелок.
Он стрелял почти, как Бог.
Не пойти на состязанья,
Робин попросту не мог.

Победителя ж ждал приз.
Не жбан с элем, не стриптиз.
И конечно не бесплатный.
До Америке круиз.

А из золота стрела,
Наточёна, как игла.
Это Ричарда подарок.
Так трезвонила молва.
+++
По всей Англии стрелки,
Повынали оселки.
Точат ими свои стрелы,
Ставки ж очень велики.
+++
Как устроен классный лук?
Это толстый дуба сук,
Тетивой в дугу согнутый,
Для стрельбы с обеих рук.

Нацепить с осины стрел.
Чтобы верным был прицел,
С перьев сделать оперенье,
И пуляй, куда хотел.
+++
Вот стоит мишеней ряд,
В них пуляют все подряд.
Стрелы оселком точёны,
С лёгким посвистом летят.

Под навесом герцог Джон,
Свитою он окружён.
Без оружия принц, ясно.
Зато пост вооружён….
+++
Состязаний первый тур,
В дудку дует трубадур.
С ложа Джон, на всё взирает,
Поедая ляжки кур.

Рядом друг его, шериф.
Сидит, губку прикусив.
Гизборн алкоголь разносит,
В кубки эля по налив.

продолжение по просьбе...

www.litprichal.ru

Стихотворение «ЛЕГЕНДА О РОБИНЕ ГУДЕ 16+(4 часть)», поэт Пономарёв Алексей

Познакомившись с братвой,

Новоявленный герой,

Поспешил к сестре Петрухи,

Весть о смерти ж геморрой.

 

Только леди Мэриан,

Затворилась, как Сезам.

И всех-всех гостей встречает,

Непременно по мордам.

 

Ведь той местности шериф,

Глаз на леди положив,

Так и этак сватал даму,

Про приличия забыв.

 

Но, блохастая коза,

Отводила всё глаза,

Ведь тот Вэйзи Ноттингемский,

Сватовством её достал.

 

А ещё и Гизборн Гай.

Тоже бабник, только дай.

Мэриан взять за цугундер*,

Да и отвести в сарай.

*- взять за шкирку.

 

И поэтому мамзель,

Всех своих гостей до сель,

Дрыном толстым отмечала,

Да и слала прям в качель.

 

В общем Робин выгреб в глаз,

В тот, что зорким был как раз.

И наш Гуд, завыв от боли,

Вопрошает:- Was ist das?-

 

Я Петрухи корешок,

От него к тебе пришёл.

Разузать, а всё ли ладно,

Ну, и всё ли хорошо?-

 

Леди опустила дрын:

- Что ж, давай поговорим!

А за бланш, прошу прощенья.

Его спрячем мы под грим.

 

Бородёнка и усы,

Символ рыцарской красы,

Так же, как синяк под глазом,

И атласные трусы.

 

А у Локсли бы комплект.

Как рекламный тот прожект.

Дама враз в него влюбилась,

Словно в свадебный буклет.

 

Приторчал и парень Гуд.

Вмиг возник влеченья зуд.

Чувства не кило урюка,

Ну, и не изюма фунт.

 

Полялякав по душам,

Приоткрылась тут Сезам.

И возник союз любовный,

Злой разбойник, и мадам.

 

Шервуда лесной массив,

Шайку Робина укрыв,

Нарицательным стал лиху,

Ужас в путников вселив.

 

Леса вольные стрелки,

На разбой весьма легки.

Но они не грабят бедных,

Грабить бедных не с руки.

 

А у местных всех господ,

Денег, аж невпроворот.

И у них разбойник Робин,

Займы крупные берёт.

 

Шериф и Гинзборн сбились с ног,

Рыская в пыли дорог.

Только тщетным тем потугам,

Дуля с маслом, весь итог.

 

Не поймать им «дух лесной».

Ведь в округе люд честной,

Помогает Робин Гуду.

Он для них стал в доску свой.

 

Алан, Тук, и малыш-Джо,

Делят с бедными добро.

Им внушил Азим, и Робин,

Что богатства, это зло.

 

Боль от этого рожна,

Принцу Джону не нужна.

Он ведь главный в королевстве,

Пока Ричарда нема.

+++

Время реченькой течёт,

Робин в Шервуде живёт.

Мэриан же на свиданье,

В замке милого всё ждёт.

+++

Но, придумал герцог Джон,

Как создать ворам кордон*,

Объявил он состязанья,

Для мужей, а не для жён.

*- пост лесной стражи.

 

Ведь по жизни Робин Гуд,

Был не только вор, и плут.

Никого за так британцы,

«Зорким глазом» не зовут.

 

В общем, Локсли был стрелок.

Он стрелял почти, как Бог.

Не пойти на состязанья,

Робин попросту не мог.

 

Победителя ж ждал приз.

Не жбан с элем, не стриптиз.

И конечно не бесплатный.

До Америке круиз.

 

А из золота стрела,

Наточёна, как игла.

Это Ричарда подарок.

Так трезвонила молва.

+++

По всей Англии стрелки,

Повынали оселки.

Точат ими свои стрелы,

Ставки ж очень велики.

+++

Как устроен классный лук?

Это толстый дуба сук,

Тетивой в дугу согнутый,

Для стрельбы с обеих рук.

 

Нацепить с осины стрел.

Чтобы верным был прицел,

С перьев сделать оперенье,

И пуляй, куда хотел.

+++

Вот стоит мишеней ряд,

В них пуляют все подряд.

Стрелы оселком точёны,

С лёгким посвистом летят.

 

Под навесом герцог Джон,

Свитою он окружён.

Принц конечно без оружья.

Зато пост вооружён….

 

Продолжение по просьбе…

poembook.ru

Марина Цветаева - Робин Гуд спасает трех стрелков: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Двенадцать месяцев в году.
Не веришь — посчитай.
Но всех двенадцати милей
Веселый месяц май.

Шел Робин Гуд, шел в Ноттингэм, —
Весел люд, весел гусь, весел пес…
Стоит старуха на пути,
Вся сморщилась от слез.

— Что нового, старуха? — Сэр,
Злы новости у нас!
Сегодня трем младым стрелкам
Объявлен смертный час.

— Как видно, резали святых
Отцов и церкви жгли?
Прельщали дев? Иль с пьяных глаз
С чужой женой легли?

— Не резали они отцов
Святых, не жгли церквей,
Не крали девушек, и спать
Шел каждый со своей.

— За что, за что же злой шериф
Их на смерть осудил?
— С оленем встретились в лесу…
Лес королевским был.

— Однажды я в твоем дому
Поел, как сам король.
Не плачь, старуха! Дорога
Мне старая хлеб-соль.

Шел Робин Гуд, шел в Ноттингэм, —
Зелен клен, зелен дуб, зелен вяз…
Глядит: в мешках и в узелках
Паломник седовлас.

— Какие новости, старик?
— О сэр, грустнее нет:
Сегодня трех младых стрелков
Казнят во цвете лет.

— Старик, сымай-ка свой наряд,
А сам пойдешь в моем.
Вот сорок шиллингов в ладонь
Чеканным серебром.

— Ваш — мая месяца новей,
Сему же много зим…
О сэр! Нигде и никогда
Не смейтесь над седым!

— Коли не хочешь серебром,
Я золотом готов.
Вот золота тебе кошель,
Чтоб выпить за стрелков!

Надел он шляпу старика, —
Чуть-чуть пониже крыш.
— Хоть ты и выше головы,
А первая слетишь!

И стариков он плащ надел,
Хвосты да лоскуты.
Видать, его владелец гнал
Советы суеты!

Влез в стариковы он штаны.
— Ну, дед, шутить здоров!
Клянусь душой, что не штаны
На мне, а тень штанов!

Влез в стариковы он чулки.
— Признайся, пилигрим,
Что деды-прадеды твои
В них шли в Иерусалим!

Два башмака надел: один —
Чуть жив, другой — дыряв.
— «Одежда делает господ».
Готов. Неплох я — граф!

Марш, Робин Гуд! Марш в Ноттингэм!
Робин, гип! Робин, гэп! Робин, гоп! —
Вдоль городской стены шериф
Прогуливает зоб.

— О, снизойдите, добрый сэр,
До просьбы уст моих!
Что мне дадите, добрый сэр,
Коль вздерну всех троих?

— Во-первых, три обновки дам
С удалого плеча,
Еще — тринадцать пенсов дам
И званье палача.

Робин, шерифа обежав,
Скок! и на камень — прыг!
— Записывайся в палачи!
Прешустрый ты старик!

— Я век свой не был палачом;
Мечта моих ночей:
Сто виселиц в моем саду —
И все для палачей!

Четыре у меня мешка:
В том солод, в том зерно
Ношу, в том — мясо, в том — муку, —
И все пусты равно.

Но есть еще один мешок:
Гляди — горой раздут!
В нем рог лежит, и этот рог
Вручил мне Робин Гуд.

— Труби, труби, Робинов друг,
Труби в Робинов рог!
Да так, чтоб очи вон из ям,
Чтоб скулы вон из щек!

Был рога первый зов, как гром!
И — молнией к нему —
Сто Робингудовых людей
Предстало на холму.

Был следующий зов — то рать
Сзывает Робин Гуд.
Со всех сторон, во весь опор
Мчит Робингудов люд.

— Но кто же вы? — спросил шериф,
Чуть жив. — Отколь взялись?
— Они — мои, а я Робин,
А ты, шериф, молись!

На виселице злой шериф
Висит. Пенька крепка.
Под виселицей, на лужку,
Танцуют три стрелка.

rustih.ru

Баллада об Айвенго и Стрелы Робин Гуда песни Высоцкого из этих фильмов

Текст песни:

Средь оплывших свечей и вечерних молитв,
Средь военных трофеев и мирных костров,
Жили книжные дети, не знавшие битв,
Изнывая от мелких своих катастроф.
Детям вечно досаден их возраст и быт,
И дрались мы до ссадин, до смертных обид,
Но одежды латали нам матери в срок,
Мы же книги глотали, пьянея от строк.

Липли волосы нам на вспотевшие лбы,
И сосало под ложечкой сладко от фраз,
И кружил наши головы запах борьбы
Со страниц пожелтевших слетая на нас.

И пытались постичь мы не знавшие войн,
За воинственный клич принимавшие вой,
Тайну слова приказ, назначенье границ,
Смысл атаки и лязг боевых колесниц.

А в кипящих котлах прежних войн и смут,
Столько пищи для маленьких наших мозгов,
Мы на роли предателей, трусов, иуд,
В детских играх своих назначали врагов.

И злодея следам не давали остыть,
И прекраснейших дам обещали любить,
И друзей успокоив, и ближних любя,
Мы на роли героев вводили себя.

Только в грезы нельзя насовсем убежать,
Краткий век у забав, столько боли вокруг,
Попытайся ладони у мертвых разжать
И оружье принять из натруженных рук.

Испытай, завладев еще теплым мечом,
И доспехи надев, что почем, что почем,
Разберись, кто ты? - трус иль избранник судьбы,
И попробуй на вкус настоящей борьбы.

И когда рядом рухнет израненный друг,
И над первой потерей ты взвоешь скорбя,
И когда ты без кожи останешься вдруг,
Оттого, что убили его, не тебя.

Ты поймешь, что узнал, отличил, отыскал,
По оскалу забрал это смерти оскал,
Ложь и зло, погляди, как их лица грубы,
И всегда позади воронье и гробы.

Если мяса с ножа ты не ел ни куска,
Если руки сложа, наблюдал свысока,
А в борьбу не вступил с подлецом, палачом,
Значит, в жизни ты был ни при чем, ни при чем.

Если путь, прорубая отцовским мечом,
Ты соленые слезы на ус намотал,
Если в жарком бою испытал, что почем,
Значит, нужные книги ты в детстве читал.

fishki.net

Марина Цветаева - Робин Гуд и Маленький Джон: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Рассказать вам, друзья, как смельчак Робин Гуд, —
Бич епископов и богачей, —
С неким Маленьким Джоном в дремучем лесу
Поздоровался через ручей?

Хоть и маленьким звался тот Джон у людей,
Был он телом — что добрый медведь!
Не обнять в ширину, не достать в вышину, —
Было в парне на что поглядеть!

Как с малюточкой этим спознался Робин,
Расскажу вам, друзья, безо лжи.
Только уши развесь: вот и труд тебе весь! —
Лучше знаешь — так сам расскажи.

Говорит Робин Гуд своим добрым стрелкам:
— Даром молодость с вами гублю!
Много в чаще древес, по лощинкам — чудес,
А настанет беда — протрублю.

Я четырнадцать дней не спускал тетивы,
Мне лежачее дело не впрок.
Коли тихо в лесу — побеждает Робин,
А услышите рог — будьте в срок.

Всем им руку пожал и пошел себе прочь,
Веселея на каждом шагу.
Видит: бурный поток, через воду — мосток,
Незнакомец — на том берегу.

— Дай дорогу, медведь! — Сам дорогу мне дашь! —
Тесен мост, тесен лес для двоих.
— Коль осталась невеста, медведь, у тебя, —
Знай — пропал у невесты жених!

Из колчана стрелу достает Робин Гуд:
— Что сказать завещаешь родным?
— Только тронь тетиву, — незнакомец ему, —
Вмиг знакомство сведешь с Водяным!

— Говоришь, как болван, — незнакомцу Робин, —
Говоришь, как безмозглый кабан!
Ты еще и руки не успеешь занесть,
Как к чертям отошлю тебя в клан!

— Угрожаешь, как трус, — незнакомец в ответ, —
У которого стрелы и лук.
У меня ж ничего, кроме палки в руках,
Ничего, кроме палки и рук!

— Мне и лука не надо — тебя одолеть,
И дубинкой простой обойдусь.
Но, оружьем сравнявшись с тобой, посмотрю,
Как со мною сравняешься, трус!

Побежал Робин Гуд в чащи самую глушь,
Обтесал себе сабельку в рост
И обратно помчал, издалече крича:
— Ну-ка, твой или мой будет мост?

Так, с моста не сходя, естества не щадя,
Будем драться, хотя б до утра.
Кто упал — проиграл, уцелел — одолел,
Такова в Ноттингэме игра.

— Разобью тебя в прах! — незнакомец в сердцах, —
Посмеются тебе — зайцы рощ!
Посередке моста сшиблись два молодца,
Зачастили дубинки, как дождь.

Словно грома удар был Робина удар:
Так ударил, что дуб задрожал!
Незнакомец, кичась: — Мне не нужен твой дар,
Отродясь никому не должал!

Словно лома удар был чужого удар, —
Так ударил, что дол загудел!
Рассмеялся Робин: — Хочешь два за один?
Я всю жизнь раздавал, что имел!

Разошелся чужой — так и брызнула кровь!
Расщедрился Робин — дал вдвойне!
Стал гордец гордеца, молодец молодца
Молотить — что овес на гумне!

Был Робина удар — с липы лист облетел!
Был чужого удар — звякнул клад!
По густым теменам, по пустым головам
Застучали дубинки, как град.

Ходит мост под игрой, ходит тес под ногой,
Даже рыбки пошли наутек!
Изловчился чужой и ударом одним
Сбил Робина в бегущий поток.

Через мост наклонясь: — Где ты, храбрый боец?
Не стряслась ли с тобою беда?
— Я в холодной воде, — отвечает Робин, —
И плыву — сам не знаю куда!

Но одно-то я знаю: ты сух, как орех,
Я ж, к прискорбью, мокрее бобра.
Кто вверху — одолел, кто внизу — проиграл,
Вот и кончилась наша игра.

Полувброд, полувплавь, полумертв, полужив,
Вылез — мокрый, бедняжка, насквозь!
Рог к губам приложил — так, ей-ей, не трубил
По шотландским лесам даже лось!

Эхо звук понесло вдоль зеленых дубрав,
Разнесло по Шотландии всей,
И явился на зов — лес стрелков-молодцов,
В одеяньи — травы зеленей.

— Что здесь делается? — молвил Статли Вильям
Почему на тебе чешуя?
— Потому чешуя, что сей добрый отец
Сочетал меня с Девой Ручья.

— Человек этот мертв! — грозно крикнула рать,
Скопом двинувшись на одного.
— Человек этот — мой! — грозно крикнул Робин,
И мизинцем не троньте его!

Познакомься, земляк! Эти парни — стрелки
Робингудовой братьи лесной.
Было счетом их семьдесят без одного,
Ровно семьдесят будет с тобой.

У тебя ж будет: плащ цвета вешней травы,
Самострел, попадающий в цель,
Будет гусь в небесах и олень во лесах.
К Робин Гуду согласен в артель?

— Видит Бог, я готов! — удалец, просияв. —
Кто ж дубинку не сменит на лук?
Джоном Маленьким люди прозвали меня,
Но я знаю, где север, где юг.

— Джоном Маленьким — эдакого молодца?!
Перезвать! — молвил Статли Вильям. —
Робингудова рать — вот и крестная мать,
Ну, а крестным отцом — буду сам.

Притащили стрелки двух жирнух-оленух,
Пива выкатили — не испить!
Стали крепким пивцом под зеленым кустом
Джона в новую веру крестить.

Было семь только футов в малютке длины,
А зубов — полный рот только лишь!
Кабы водки не пил да бородки не брил —
Был бы самый обычный малыш!

До сих пор говорок у дубов, у рябин,
Не забыла лесная тропа,
Пень — и тот не забыл, как сам храбрый Робин
Над младенцем читал за попа.

Ту молитву за ним, ноттингэмцы за ним,
Повторили за ним во весь глот.
Восприемный отец, статный Статли Вильям
Окрестил его тут эдак вот:

— Джоном Маленьким был ты до этого дня,
Нынче старому Джону — помин,
Ибо с этого дня вплоть до смертного дня
Стал ты Маленьким Джоном. Аминь.

Громогласным ура — раздалась бы гора! —
Был крестильный обряд завершен.
Стали пить-наливать, крошке росту желать:
— Постарайся, наш Маленький Джон!

Взял усердный Робин малыша-крепыша.
Вмиг раскутал и тут же одел
В изумрудный вельвет — так и лорд не одет! —
И вручил ему лук-самострел:

— Будешь метким стрелком, молодцом, как я сам,
Будешь службу зеленую несть,
Будешь жить, как в раю, пока в нашем краю
Кабаны и епископы есть.

Хоть ни фута у нас — всей шотландской земли,
Ни кирпичика — кроме тюрьмы,
Мы как сквайры едим и как лорды глядим.
Кто владельцы Шотландии? — Мы!

Поплясав напослед, солнцу красному вслед
Побрели вдоль ручьевых ракит
К тем пещерным жильям, за Робином — Вильям…
Спят… И Маленький Джон с ними спит.

Так под именем сим по трущобам лесным
Жил и жил, и состарился он.
И как стал умирать, вся небесная рать
Позвала его: — Маленький Джон!

rustih.ru

Робин Гуд «Джон Китс» читать стих

Дней тех светлых нет как нет.
Каждый час их стар и сед.
Опочили те мгновенья
Под покровом блеклым тленья,
Под листвою многих лет.
Север слал им свой привет.
И сама зима в тумане,
Не платя баронам дани,
Опалив руно древес,
Как барана, стригла лес.

В сумраке листвы зеленой
Не свистеть стреле каленой.
Не поет в дубраве рог.
Вереск вытоптан и дрок.
Ни веселия, ни смеха,
На призывы только эхо
Откликается порой,
Насмехаясь надо мной.
Осенью, весной и летом
В полдень и перед рассветом,
Светит солнце ли, звезда ль, —
Все равно безмолвна даль.
Все равно в стране дубравной
Не гуляет Робин славный.
Где ты, коротышка Джон?
Лес в молчанье погружен.
Кто пройдет, стуча по жбану
С песнею через поляну?
Поюлив перед певцом,
Не наполнит жбан пивцом
Разбитная молодица
Или бойкая вдовица.
Нет ни плясок, ни баллад.
Позабыт старинный лад.
Не найти бродяг веселых,
Что гуляли в этих долах.
Если б добрый Робин Гуд
Появился снова тут
Вместе с девой Марианной,
Из могилы встав нежданно,
Он сломал бы в гневе лук.
Пни да пни торчат вокруг,
А стволы дубов зеленых —
Щепки в пасти волн соленых.
Не поет в лесах пчела.
Много слез бы пролила
Марианна в роще древней.
Что теперь в любой деревне
Продают за деньги мед,
В толк девица не возьмет.
Так воспой былому славу!

Шервудскую славь дубраву!
Слава шелковой траве!
Слава звонкой тетиве!
Слава рогу! Слава луку!
Слава, слава братцу Туку!
Славься, коротышка Джон,
Погруженный в вечный сон!
Славься, дева Марианна!
Ты — краса лесного клана!
Славься, храбрый Робин Гуд!
Славься, добрый честный люд!
И пускай напев старинный
В чаще прозвучит пустынной!

Перевод В.Микушевича

Предыдущий стих - Игорь Иртеньев — Прогулка на два оборота Следующий стих - Игорь Кобзев — Счастье Стихи этого поэта:

stihi.deti.guru

Рассказ про робин гуда - статьи, стихи и публикации

Результаты поиска по запросу Рассказ про робин гуда: найдено 1000 страниц.

  • Британия выставит на продажу легендарный лес Робин Гуда

    ... территорий, принадлежащих государству, сообщает газета Mirror. По информации источника, среди лесов, выставленных на продажу, фигурирует легендарный Sherwood, прославленный героем средневековых английских баллад Робин Гудом. Ожидается, что распродажа лесных массивов принесет стране от £2 до £5 млрд до 2020 года.

    https://www.sunhome.ru/journal/131894

  • Легенда о Робин Гуде

    ... письменные источники того времени не содержат упоминаний о мятежном аристократе по имени Роберт Фитцут. Кто был королем во времена Робина Гуда. Датировка исторических событий, послуживших основой рассказов о Робине Гуде, осложняется еще и тем, что в различных вариантах легенды упоминаются разные английские монархи. Один из первых историков, занимавшихся этой проблемой, сэр Уолтер Боуэр ...

    https://www.sunhome.ru/journal/118750

  • Новый фильм Робин Гуд

    ... на кардинальных изменениях. Сценарий был переписан и ракурс повествования изменился на прямо противоположный. Зарождение легенды о Робин Гуде в фильме тесно увязано с историей возникновения документа и по сей день являющегося частью британской конституции – ... «Робин Гуде» также задействованы Макс фон Сюдов и Кейт Бланшетт. Режиссер, в своих интервью говорит, что хотел сделать фильм с сюжетом максимально приближенным к реальности, при этом сохранив легенду в неприкосновенности. «Я решил рассказать ...

    https://www.sunhome.ru/journal/126526

  • Экранизация Робина Гуда

    Режиссеры Вачовски снимут фильм "Гуд" (Hood), который станет современенной экранизацией легенд о Робине Гуде. Вачовски будут работать над проектом не только в качестве режиссеров, но и как сценаристы. Детали сюжета нового ... частности,предполагается, что Вачовски предложили какую-то роль Уиллу Смиту. Фильм будет выпущен компанией Warner Bros. Информации о том, когда "Гуд" выйдет в прокат, пока нет. Напомним, что Вачовски в настоящее время также работают над проектом "Cobalt Neural 9". Согласно ...

    https://www.sunhome.ru/journal/133157

  • Робин Райт в новом фильме

    ... героя - журналиста Микаэля Блумквиста. [preview] В конце июля стало известно, что роль самого Блумквиста досталась Дэниелу Крэйгу. Робин Райт также получит возможность сыграть Эрику в двух сиквелах - "Девушка, которая играла с огнем" и "Девушка, которая ... замки". Все три ленты являются экранизациями детективных романов шведского писателя Стига Ларссона. Напомним, что одной из первых работ Робин Райт в кино стала роль Келли Кэпвелл в "Санта-Барбаре". Актриса снималась в этом сериале с 1984 по 1989 ...

    https://www.sunhome.ru/journal/128574

  • Рассказы

    ... — Николай Федорович усмехнулся. Затем, приняв свое прежнее серьезное выражение, продолжил: — Слушайте меня внимательно. Усаживайтесь удобнее. Мой рассказ будет длинным. * * * — Наколи-ка дров, — сказала Антонина Ивановна Николаю. — Да смотри, не забудь ... дома? — сказал он друзьям. — Я вам почему-то об этом раньше не рассказывал. Как-то не пришлось. После этого он рассказал друзьям этот смешной случай с ежом. Тогда, когда все это происходило, он был немного напуган. — Давай, рассказывай, — сразу ...

    https://www.sunhome.ru/prose/rasskazi.html

  • Рассказ о настоящем Человеке

    ... - «Надо сделать это и то!» Мы сразу вскакивали, ибо уже знали, уговоры бесполезны. Когда планируемая работа им оканчивалась, концовка рассказа звучала всегда так: - «Расходимся по домам. Я дочитаю, завтра встреча здесь в такое время!» Он книги из библиотеки домой ... Боже, от того у меня вероятно и детство так долго тащилось, ибо прошло всё-всё в ожидании новых Лёвиных рассказов? Однажды, на Новый 1957 год, администрация совхоза не завезла ёлку в школу. Посреди зала, учебного класса, поставили ...

    https://www.sunhome.ru/prose/rasskaz-o-nastoyaschem-cheloveke.html

  • Рассказ о молитве за детей Беслана

    ... кусками труппов) внутри". Православие поклоняется больше людям чем Богу? Может поэтому моя молитва была не услышана? Не знаю. И все же я решился рассказать об таком факте в моей жизни а прав я или не прав, что же не судите меня строго. Я не хотел для себя выгоды. ... ! Вот примерно так я понимал на тот момент времени. Не хотелось бы заканчивать на минорной ноте свой рассказ и добавив оптимистические мажорные нотки в свое повествование скажу, что прошло некоторое время и мои мысли изменились они ...

    https://www.sunhome.ru/navigator/rasskaz-o-molitve-za-detey-beslana.html

  • Рассказ

    ... -роить свою жизнь, а Лёшка мужчина привлекательный , да и Вы ничего- Ви-ка улыбнулась- действительно Лисичка, у Вас шикарный цвет волос- Ирке совсем приплохело. Лёшка оказывается всё рассказал Вике. Вика тем временем продолжала- Я во общем -то тоже не обижаюсь на свою жизнь. Лёшка всегда ко мне возвращался. Я на его романы внимания не обращала, но Вы- другое дело ...

    https://www.sunhome.ru/prose/rasskaz.html

  • Если вам не удалось найти интересующую информацию по теме Рассказ про робин гуда - посмотрите дополнительно нажав "Показать еще результаты" или сформулируйте ваш запрос более точно.

    www.sunhome.ru


    Смотрите также



    © 2011-
    www.mirstiha.ru
    Карта сайта, XML.