Стихи про литейщика


ЛИТЕЙЩИК - стихи про профессию

автор: Алексей Стопченко

 

Я литейщик с тонким слухом.

Плавлю олово и медь.

Для чего дано нам ухо - 

Чтобы наступил медведь?

 

  В этом деле не случайно.

  Сплав рождаю я в огне.

  Колокольной бронзы тайну

  Предки передали мне.

 

Звук мой звонкий и лучистый

Разнесется по ветрам.

Прежде должен быть я чистым -

Баньку истоплю с утра.

 

  Прежде пламя фейерверка,

  Чтобы угли вздуть свои,

  Прихожу смиренно в церковь - 

  Батюшка, благослави!

 

"Дух святой с тобою рядом,

Таинство свое создай!" -

Фартук в оспинах наряда

Брызг летящих через край.

 

  Деньги в деле не причина - 

  Нет тому, что льем, цены.

  Подмастерьями три сына,

  Все с ухваткой пацаны.

 

И сродни работа битве - 

Вот творение наших рук.

Удалось нам все с молитвой.

Русской бронзы чистый звук.

 

  День, как миг, устал - к подушке.

  Сколько отдал я огню!

  Только, если надо - пушки,

  Я не хуже отолью!

Литейщик

автор: Юрий Арбеков

  

Земля сотворена из звёздной пыли.

В ней камень и металл… И мамонты ходили,

И человек… Он был и слаб, и мал,

Но Бог ему доверил лить металл!

 

Земля была в ту пору молодая,

Вулканы грохотали, поднимая

Огонь и лаву… С этого огня

И началась литейная семья:

 

Медь, олово, костёр — и вот на солнце 

Уже блестят изделия из бронзы:

Нож острый и булатное копьё,

Без промаха разившие зверьё!

 

Но человек ни в чём не знал преграды,

Лил бюсты и чугунные ограды,

И, чтобы шла торговля веселей, 

Лил золото с портретами царей. 

 

Литейщики! Дошло ваше уменье

До жидкого металла под давленьем…

«Царь-колокол», «Царь-пушка», что в Кремле,

Поныне выше прочих на Земле!

 

Литейщики, вы первые от Бога!

Когда б обратно, вспять, пошла дорога,

Дошли бы вы великим тем путём

До мамонта, пронзённого копьём!

Литейщик

автор: Смирнов Александр Александрович

 

Следует знать: что есть скульптор, а что есть литейщик?..

В этом – одна из великих, непознанных истин!..

Скульптор – творец! Он – создатель! Не больше, не меньше.

Ну а литейщик… Литейщик всего лишь – доставщик, логистик…

Скульптор творит в тесноте мастерской своей жалкой,

ногтем обломанным тычет в комок мокрой глины…

Этот комок может стать распрекрасной русалкой

или уродливой мордой, оскаленной, львиной…

Чем он в конце концов станет – по сути не важно…

Мы, всё равно, результат никогда не увидим,

если литейщик его не подхватит однажды

и не представит в шлифовано-бронзовом виде!..

Кто же нам дарит шедевры?.. Представьте! Литейщик!..

Он, что захочет - то схватит и даст прямо в руки нам.

Он – созидатель искусства! Не больше, не меньше!

Он выбирает: Зураб Церетели, Роден или Мухина…

Литейщик

автор: Константин Златоустовский

 

Будильник утром рано звонком поднял меня,

Встал ещё я сонный, башка гудит, вот те на…

Умылся, так оделся, поел и чай попил,

На практику в литейку работать повалил.

 

Пришёл, зашёл в литейку, очень хорошо,

Одел литья спецовку, поехало, пошло.

Кто в курилке курит, кто готовит смесь,

Кто стоит, потеет, кипит работа здесь.

 

А я произвожу формы для отливки,

Какие получились, узнаем при заливке.

Если при заливке формы все рванут,

Значит неплохие, старался очень тут.

 

Бросаю всё…трамбовку, время перерыва,

Бегу, бегу без остановок, покушать без отрыва.

После перерыва хочется поспать,

Но прежде надо смену, смену отпахать.

 

 

Всю смену пропахал в литейке я с трудом,

Всё конец! домой скорей, умоюсь я потом.

Плевать, конечно, мне, что грязный как свинья,

Ведь дома ждёт меня покой и тишина.

 

Прейдя, домой отмою от тела слой грязи,

И нужно отхаркаться душа моя в пыли.

На это всё уж точно отнимет у меня,

После дня такого, часок, а может даже два.

 

Вздремнув в постели сладко, на улицу пойду,

Если повезёт, подруг себе найду,

 В парке сними, погуляю,

 но пойду домой я спать,

 

Ведь завтра снова мне идти

 в литейку

 и пахать!

Мы литейщики

автор: Александр Мелехов Ерш

 

Здесь бронзу льют, латунь и алюминий

Формуют чей-то пьедестал

И время в сгустке нервных линий

Хранит незыблемый металл

 

Здесь чью-то славу предают расплаву

По воле свыше вновь она отверждена

Политик, скорый на расправу

Иные отливает имена

 

В народе любят символы России

Святые лики, и великих письмена

И льем мы от Попова до Миссии

Смотри, любуйся, радуйся страна!

 

Чего скрывать, коль парни удалые

Нас приведут когда - нибудь в Эдем

Запишут их тогда в святые

Мы тут же отольем Тандем!!!

стихи шуточные

Литейщик

автор: Алексей Баргузин

 

Приземлился самолёт,

Там где море плещет,

Алюминий для них льёт –

Дяденька ЛИТЕЙЩИК!

литейщик... 

автор: Михаил Рык

 

Литейщик не имевший блат,

К приват - врачу явился,,или - или"...

- Да вы не тычьте,,,сервилат" ,

Вы где,,предмет",так,,закоптили"  !!!

тост за литейщиков

Тост литейщикам

автор: Василий Клёнов

 

Сегодня я для Вас впервые

Решил прочесть немного строк

О том, что и в литейных плавках шире,

И вылезает щедро из опок.

 

Здесь было всё – репризы, юмор,

Порой он «лился»  через край,

Но ведь консилиум литейный.

Кто на разливе? Разливай!

 

Пусть будет краток тост мой общий,

И рюмка не нагреется в руке!

Пусть будет оптимизм у нас всеобщий,

А грусть течет в расплавленной реке!

 

Пусть Вам хватает силы на науку,

Чтоб все узнали где и что «отлить».

Но главное друзья не забывайте,

Призвание литейщиков – разлить!

 

Я всем коллегам пожелаю счастья,

Здоровья крепкого и всяческих побед!

Чтоб жизнь бурлила, пенилась, кипела!

Чтоб жили радостно, красиво и без бед!

ljubimaja-professija.ru

Владимир Маяковский - Рассказ литейщика Ивана Козырева о вселении в новую квартиру: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Я пролетарий.
Объясняться лишне.
Жил,
как мать произвела, родив.
И вот мне
квартиру
дает жилищный,
мой,
рабочий,
кооператив.
Во — ширина!
Высота — во!
Проветрена,
освещена
и согрета.
Все хорошо.
Но больше всего
мне
понравилось —
это:
это
белее лунного света,
удобней,
чем земля обетованная,
это —
да что говорить об этом,
это —
ванная.
Вода в кране —
холодная крайне.
Кран
другой
не тронешь рукой.
Можешь
холодной
мыть хохол,
горячей —
пот пор.
На кране
одном
написано:
«Хол.»,
на кране другом —
«Гор.».
Придешь усталый,
вешаться хочется.
Ни щи не радуют,
ни чая клокотанье.
А чайкой поплещешься —
и мертвый расхохочется
от этого
плещущего щекотания.
Как будто
пришел
к социализму в гости,
от удовольствия —
захватывает дых.
Брюки на крюк,
блузу на гвоздик,
мыло в руку
и…
бултых!
Сядешь
и моешься
долго, долго.
Словом,
сидишь,
пока охота.
Просто
в комнате
лето и Волга —
только что нету
рыб и пароходов.
Хоть грязь
на тебе
десятилетнего стажа,
с тебя
корою с дерева,
чуть не лыком,
сходит сажа,
смывается, стерва.
И уж распаришься,
разжаришься уж!
Тут —
вертай ручки:
и каплет
прохладный
дождик-душ
из дырчатой
железной тучки.
Ну ж и ласковость в этом душе!
Тебя
никакой
не возьмет упадок:
погладит волосы,
потреплет уши
и течет
по желобу
промежду лопаток.
Воду
стираешь
с мокрого тельца
полотенцем,
как зверь, мохнатым.
Чтобы суше пяткам —
пол
стелется,
извиняюсь за выражение,
пробковым матом.
Себя разглядевши
в зеркало вправленное,
в рубаху
в чистую —
влазь.
Влажу и думаю:
— Очень правильная
эта,
наша,
советская власть.

rustih.ru

Рассказ литейщика Ивана Козырева о вселении в новую квартиру (Маяковский)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки

Рассказ литейщика
Ивана Козырева
о вселении в новую квартиру
Я пролетарий. 
  Объясняться лишне. 
Жил, 
  как мать произвела, родив. 
И вот мне 
  квартиру 
  дает жилищный, 
мой, 
  рабочий, 
10   кооператив. 
Во — ширина! 
  Высота — во! 
Проветрена, 
  освещена 
  и согрета. 
Все хорошо. 
  Но больше всего 
мне 
  понравилось — 
20   это: 
это 
  белее лунного света, 
удобней, 
  чем земля обетованная, 
это — 
  да что говорить об этом, 
это — 
  ванная. 

Вода в кране —

30 холодная крайне. 
Кран 
  другой 

не тронешь рукой.

Можешь 
  холодной 
  мыть хохол, 
горячей — 
  пот пор. 
На кране 
40   одном 
  написано: 
  «Хол.», 
на кране другом — 
  «Гор.». 
Придешь усталый, 
  вешаться хочется. 
Ни щи не радуют, 
  ни чая клокотанье. 
А шайкой поплещешься — 
50   и мертвый расхохочется 
от этого 
  плещущего щекотания. 
Как будто 
  пришел 
  к социализму в гости, 
от удовольствия — 
  захватывает дых. 
Брюки на крюк, 
  блузу на гвоздик, 
60 мыло в руку 
  и… 
  бултых! 
Сядешь 
  и моешься 
  долго, долго. 
Словом, 
  сидишь, 
  пока охота. 
Просто 
70   в комнате 
  лето и Волга — 
только что нету 
  рыб и пароходов. 
Хоть грязь 
  на тебе 
  десятилетнего стажа, 
с тебя 
  корою с дерева, 
чуть не лыком, 
80   сходит сажа, 

смывается, стерва.

И уж распаришься, 
  разжаришься уж! 
Тут — 
  вертай ручки: 
и каплет 
  прохладный 
  дождик-душ 
из дырчатой 
90   железной тучки. 

Ну ж и ласковость в этом душе!

Тебя 
  никакой 
  не возьмет упадок: 
погладит волосы, 
  потреплет уши 
и течет 
  по желобу 
  промежду лопаток. 
100 Воду 
  стираешь 
  с мокрого тельца 
полотенцем, 
  как зверь, мохнатым. 
Чтобы суше пяткам — 
  пол 
  стелется, 
извиняюсь за выражение, 
  пробковым матом. 
110 Себя разглядевши 
  в зеркало вправленное, 
в рубаху 
  в чистую — 
  влазь. 
Влажу и думаю: 
  — Очень правильная 
эта, 
  наша, 
  советская власть. 

Свердловск
28 января 1928 г.


Примечания

  1. ↑ Газета «Правда», М. 1928, № 42, 18 февраля
  2. Маяковский В. В. Полное собрание сочинений в 13 томах. — М.: Художественная литература. — Т. 9. [Рассказы. Повести], 1894—1897. — С. 23—26.
Это произведение перешло в общественное достояние в России согласно ст. 1281 ГК РФ, и в странах, где срок охраны авторского права действует на протяжении жизни автора плюс 70 лет или менее.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.

Общественное достояниеОбщественное достояниеfalsefalse

ru.wikisource.org

Стихотворение «Владимир Маяковский. Рассказ литейщика Ивана Козырева о вселении в новую квартиру», поэт Серёгин Сергей

Владимир Маяковский. Рассказ литейщика Ивана Козырева о вселении в новую квартиру

ДЕКЛАМАЦИЯ!

 

Я пролетарий.

Объясняться лишне.

Жил,

как мать произвела, родив.

И вот мне

квартиру

дает жилищный,

мой,

рабочий,

кооператив.

Во - ширина!

Высота - во!

Проветрена,

освещена

и согрета.

Все хорошо.

Но больше всего

мне

понравилось -

это:

это

белее лунного света,

удобней,

чем земля обетованная,

это -

да что говорить об этом,

это -

ванная.

Вода в кране -

холодная крайне.

Кран

другой

не тронешь рукой.

Можешь

холодной

мыть хохол,

горячей -

пот пор.

На кране

одном

написано:

"Хол.",

на кране другом -

"Гор.".

Придешь усталый,

вешаться хочется.

Ни щи не радуют,

ни чая клокотанье.

А чайкой поплещешься -

и мертвый расхохочется

от этого

плещущего щекотания.

Как будто

пришел

к социализму в гости,

от удовольствия -

захватывает дых.

Брюки на крюк,

блузу на гвоздик,

мыло в руку

и...

бултых!

Сядешь

и моешься

долго, долго.

Словом,

сидишь,

пока охота.

Просто

в комнате

лето и Волга -

только что нету

рыб и пароходов.

Хоть грязь

на тебе

десятилетнего стажа,

с тебя

корою с дерева,

чуть не лыком,

сходит сажа,

смывается, стерва.

И уж распаришься,

разжаришься уж!

Тут -

вертай ручки:

и каплет

прохладный

дождик-душ

из дырчатой

железной тучки.

Ну ж и ласковость в этом душе!

Тебя

никакой

не возьмет упадок:

погладит волосы,

потреплет уши

и течет

по желобу

промежду лопаток.

Воду

стираешь

с мокрого тельца

полотенцем,

как зверь, мохнатым.

Чтобы суше пяткам -

пол

стелется,

извиняюсь за выражение,

пробковым матом,

Себя разглядевши

в зеркало вправленное,

в рубаху

в чистую -

влазь.

Влажу и думаю:

- Очень правильная

эта,

наша,

советская власть.

 

1928 г.

poembook.ru

РАССКАЗ ЛИТЕЙЩИКА ИВАНА КОЗЫРЕВА О ВСЕЛЕНИИ В НОВУЮ КВАРТИРУ. «Стихотворения (1928)»

 

Я пролетарий.                        Объясняться лишне. Жил,         как мать произвела, родив. И вот мне                 квартиру                                дает жилищный, мой,        рабочий,                      кооператив. Во — ширина!                        Высота — во! Проветрена,                    освещена                                    и согрета. Все хорошо.                     Но больше всего мне        понравилось —                                 это: это       белее лунного света, удобней,               чем земля обетованная, это —           да что говорить об этом, это —           ванная. Вода в кране — холодная крайне. Кран         другой не тронешь рукой. Можешь              холодной                             мыть хохол, горячей —                  пот пор. На кране               одном                         написано:                                         «Хол.», на кране другом —                               «Гор.». Придешь усталый,                               вешаться хочется. Ни щи не радуют,                              ни чая клокотанье. А чайкой поплещешься —                               и мертвый расхохочется от этого              плещущего щекотания. Как будто                 пришел                              к социализму в гости, от удовольствия —                                захватывает дых. Брюки на крюк,                         блузу на гвоздик, мыло в руку                     и…                           бултых! Сядешь              и моешься                                долго, долго. Словом,              сидишь,                            пока охота. Просто             в комнате                             лето и Волга — только что нету                          рыб и пароходов. Хоть грязь                  на тебе                               десятилетнего стажа, с тебя           корою с дерева, чуть не лыком,                         сходит сажа, смывается, стерва. И уж распаришься,                               разжаришься уж! Тут —           вертай ручки: и каплет               прохладный                                   дождик-душ из дырчатой                     железной тучки. Ну ж и ласковость в этом душе! Тебя         никакой                      не возьмет упадок: погладит волосы,                             потреплет уши и течет              по желобу                               промежду лопаток. Воду         стираешь                         с мокрого тельца полотенцем,                     как зверь, мохнатым. Чтобы суше пяткам —                                     пол                                           стелется, извиняюсь за выражение,                                          пробковым матом. Себя разглядевши                               в зеркало вправленное, в рубаху               в чистую —                                  влазь. Влажу и думаю:                           — Очень правильная эта,       наша,                 советская власть.

litra.pro

Рассказ литейщика Ивана Козырева о вселении в новую квартиру

Я пролетарий.
Объясняться лишне.
Жил,
как мать произвела, родив.
И вот мне
квартиру
дает жилищный,
мой,
рабочий,
кооператив.
Во — ширина!
Высота — во!
Проветрена,
освещена
и согрета.
Все хорошо.
Но больше всего
мне
понравилось —
это:
это
белее лунного света,
удобней,
чем земля обетованная,
это —
да что говорить об этом,
это —
ванная.
Вода в кране —
холодная крайне.
Кран
другой
не тронешь рукой.
Можешь
холодной
мыть хохол,
горячей —
пот пор.
На кране
одном
написано:
«Хол.»,
на кране другом —
«Гор.».
Придешь усталый,
вешаться хочется.
Ни щи не радуют,
ни чая клокотанье.
А чайкой поплещешься —
и мертвый расхохочется
от этого
плещущего щекотания.
Как будто
пришел
к социализму в гости,
от удовольствия —
захватывает дых.
Брюки на крюк,
блузу на гвоздик,
мыло в руку
и…
бултых!
Сядешь
и моешься
долго, долго.
Словом,
сидишь,
пока охота.
Просто
в комнате
лето и Волга —
только что нету
рыб и пароходов.
Хоть грязь
на тебе
десятилетнего стажа,
с тебя
корою с дерева,
чуть не лыком,
сходит сажа,
смывается, стерва.
И уж распаришься,
разжаришься уж!
Тут —
вертай ручки:
и каплет
прохладный
дождик-душ
из дырчатой
железной тучки.
Ну ж и ласковость в этом душе!
Тебя
никакой
не возьмет упадок:
погладит волосы,
потреплет уши
и течет
по желобу
промежду лопаток.
Воду
стираешь
с мокрого тельца
полотенцем,
как зверь, мохнатым.
Чтобы суше пяткам —
пол
стелется,
извиняюсь за выражение,
пробковым матом.
Себя разглядевши
в зеркало вправленное,
в рубаху
в чистую —
влазь.
Влажу и думаю:
— Очень правильная
эта,
наша,
советская власть.

Предыдущий стих - Константин Романов — Разлука Следующий стих - Александр Прокофьев — Ленин Стихи этого поэта:

stihi.deti.guru

Идеальное советское стихотворение. Часть III. Приговор: ste_pan — LiveJournal


Окончание

Ложь

Прежде всего отвратительна и невыносима ложь, которой пропитано все стихотворение*. Ложь сочится буквально из каждой строчки.

Начнем с названия. Описана просто невозможная ни тогда, ни сейчас ситуация. Автор живописует приход юноши, только что окончившего школу, в литейный цех («Свежи в аттестате отметки – прощай, ученический год!»). Зададим простой вопрос: а сколько ему лет? Возрастной интервал выпускников 70-х годов известен: от 16,5 до 17,5. Т.е. перед нами несовершеннолетний**. А в тогдашнем (да и нынешнем КЗоТе) ясно сказано: «Запрещено привлекать несовершеннолетних к выполнению тяжелых, вредных или опасных для здоровья работ». А более тяжелой работы, чем литейщик, пожалуй, и не сыщешь. Вот наугад взятое мнение литейщика из Интернета: «Условия тяжелые. Производство вредное для здоровья, много опасных факторов, постоянная жара. Летом бывает особенно жарко».
Поэтому никаких «юных литейщиков»… не было! Их просто не существовало в природе! («молодой» и «юный» в этом стихотворении - синонимы). Как не существовало юных хирургов и юных пилотов истребителей-перехватчиков.

Итак, никаких молодых/юных литейщиков (т.е. литейщиков со школьной скамьи) не существовало в природе. Вот она классика образцового советского «соврамши» – в пропаганде есть, стихов – хоть одним местом, а в реальности – нет и даже в теории (!) не может быть.

Хорошо. Что же происходит дальше? «В литейный пришел…» и – внимание! – «На главный рубеж наш юный литейщик встает». «Потрясающе!» – как любит говорить один мой друг.
А поучиться? (Здесь можно отметить первый неосознанный злобный выпад автора против советской власти с ее постоянным бубнением «учиться, учиться и учиться».) Литейщик – профессия. Вот некоторые обязанности литейщика: «Готовит материал для литья по рецептуре. Устанавливает пресс-формы. Настраивает механизмы машины на заданный режим литья, делает пробные образцы. Управляет литейной машиной, осуществляет визуальный контроль за качеством получаемой отливки, контролирует режимы и процесс литья по измерительным приборам. Добавляет слитки металла в плавильную печь, следит за температурой расплава металла. Определяет качество литья. Устраняет неполадки в работе литьевой машины». Но нет! Наш «литейщик» - уже у «смотрового оконца» наблюдает за «ударной плавкой». По-моему, надо кричать караул…

Итак, и здесь ложь. Понятно же, что человека, не овладевшего даже азами профессии, ни к какому «рубежу» и близко бы не подпустили.

Да, кстати. Когда там в школах проходят выпускные вечера и раздаются аттестаты со «свежими отметками»? Известно когда – в июне. А у нас? «В литейный пришел он весной». И здесь ложь. В литейку наш герой мог прийти только летом или осенью, но никак не весной.

Шито-крыто?

А вот теперь как раз о том, что автор хотел бы скрыть, но, не желая того, поведал urbi et orbi.

Итак, нашего «юного литейщика» (ЮЛ) без какой-то бы было подготовки прямо с порога бросают на «главный рубеж» (ГР) (обращаю внимание на милитаристский дух этого стихотворение – лексика и здесь, и далее вполне фронтовая, военно-армейская). Но на ГР должны прежде всего находиться самые сильные и опытные люди, а не юнцы с не обсохшим молоком матери на губах. Где же они? А их – нет. Так, против своей воли, автор описывает просто катастрофическую ситуацию, сложившуюся тогда на самых тяжелых производствах СССР. Нехватка рабочей силы и ее неквалифицированность – вот две беды того времени, из-за которых год от года падала культура производства и СССР все сильнее и сильнее отставал от остального мира по производительности труда и внедрению современных технологий. И эти дыры затыкались главным образом привлечением так называемых «лимитчиков» и вербовкой (вот еще одно замечательное советское словечко!) рабочих прежде всего из сельских жителей (что в этом стихотворении мы и видим). Напоминает эта картина только одно – как в 41-м и 42-м бросали под танки безусых или наоборот бородатых необученных ополченцев под танки…

Второе солнце

А теперь самое время разобраться и понять – на какой же завод попал наш герой и что, собственно, он собирается делать на своем ГР? О милитаристском духе МЛ я уже упоминал.
Смотрите, как интересно – «пусть мастер прикажет». Заметьте, мастер не дает распоряжение, указание или задание, не распределяет работы, не говорит «приступайте» и т.д., а приказывает. Из чего легко сделать вывод – наш пацан попал на военный завод. Но что там делают –патроны? танки? подводные лодки? Нет, бери выше.

Вот ключевая (и самая стихотворно удачная, с ярким образом, а значит наименее лживая) строфа:

Глядит в смотровое оконце –
Ударная плавка идет.
Пусть мастер прикажет – и солнце
Для Родины он отольет.

А почему, собственно, Родине понадобилось еще одно солнце? Первое-то – над головой - в чем провинилось? Али не справилось с чем? Его-то почему недостаточно?
Возьмем любое описание взрыва атомной бомбы. «30 октября 1961 года в ясном небе над Новой Землей зажглось второе солнце. Оно горело в течение 70 секунд, озаряя огромный заснеженный архипелаг пронзительным, слепящим светом. Это был самый мощный в мире термоядерный воздушный взрыв - свыше 50 мегатонн в тротиловом эквиваленте». («Новое солнце над Новой Землей», «Российская газета», 10 ноября 2000 г.)

Да, попал наш парень как кур в ощип – разгар гонки вооружений, нужны новые и новые бомбы, и вот безжалостный молох ВПК*** выгребает из дальних станиц последних ребят, чтобы бросить их на заводы, где ковалось «оружие возмездия». Так и погиб СССР. Надорвался… Пушки вместо масла вскоре довели страну до гибели…

Бесчеловечность

От этого стихотворения просто разит войной. Ибо только самые безжалостные сражения оправдывают такую вопиющую бесчеловечность. А МЛ просто удивительно бесчеловечное и безжизненное – во всех смыслах - стихотворение. Нет здесь ни отца, ни матери, ни братьев и сестер нашего героя. И сам он – МЛ – абсолютный винтик. Даже нет попытки «утеплить» образ, хоть разок попытаться его очеловечить, дать МЛ какую-то человеческую черту или какую-то более-менее лирическую характеристику: красивый, высокий, румяный, розовощекий, с натруженными руками, с пламенным сердцем, холодной головой, гордый, умный, веселый. Ни-че-го. Это не человек – это солдат партии, винтик, «мясо», которое бросают «фтопку» ВПК. И таких картонно-фанерно-плакатных нелюдей в совлитературе были тысячи… Вот смотрите: после окончания школы «любящие» родители отправляют сына не в институт, техникум или хотя бы в ПТУ****, а сразу же – не дав даже чуть-чуть отдохнуть, за девками погоняться, урожай убрать – страда на носу -причем в преддверии призыва в армию, куда наш ЮЛ отправится уже осенью или следующей весной, а значит точно останется без летних каникул – безжалостно посылают его на завод (кроме всего прочего - из уютной избы – в общагу), да не простой, а самый бесчеловечный – летом, в самую жару – к окошку плавильной печи! Ай, да любовь… Такой вариант – что уж говорить, как-то не очень красит «передовую семью советских колхозников». Но все остальные – еще хуже*****.

Халтура гибелью грозит…

А как же халтурно все написано! Сила любого стихотворения, если это, конечно, стихи, в том, что там невозможно, что называется, спичку всунуть между швов, хоть что-то изменить. Берем первые две строчки и меняем «обласкан» на «согретый». И что? Стало хуже? Нет! Как было УГ, так и осталось:

Обласкан Отчизны любовью,
Согретый людской добротой…

(после замены)

Согретый Отчизны любовью,
Обласкан людской добротой…

Стихи не прощают лжи. Художник в стихах не волен над собой, сила поэтического слова такова, что если любую стиховую породу хорошенько промыть, то на свет божий всегда выглянут все спрятанные – вольно или невольно – смыслы, оценки, отношения. В стихах ничего нельзя скрыть. Пишите хорошие стихи, не врите – все равно никого обмануть не удастся.

Итак, писал себе писал Иван Ковалевский стихотворение, а написал – провидчески – картину полного распада и гибели Союза ССР. Врал, бодрился, выдавал желаемое за действительное, а правду скрыть так и не смог. Так что, имейте в виду, если в царстве-королевстве беда – цензоры не помогут. Никто не поможет.

________________________________________________________________________
* Иван Ковалевский

Молодой литейщик

Обласкан Отчизны любовью,
Согретый людской добротой,
С безмежных полей Приазовья
В литейный пришел он весной.

Свежи в аттестате отметки –
Прощай, ученический год!
На главный рубеж пятилетки
Наш юный литейщик встает.

Глядит в смотровое оконце –
Ударная плавка идет.
Пусть мастер прикажет – и солнце
Для Родины он отольет.

1976

Из книги «Над полями, травами…» Стихи. Ростов, Кн. Изд-во, 1976. Тираж 5000 экз.

** Но почему, собственно, наш герой не мог быть совершеннолетним? А вдруг ему уже исполнилось 18? Но если бы это было именно так, то со своих «безмежных» полей он отправился бы в армию, а не на завод. Если же его не взяли в армию по здоровью, то тем более не взяли бы по тем же причинам и в литейщики (которые, как известно, по так называемой «горячей сетке» уходили на пенсию в возрасте 50 лет, а на особо вредных производствах – и в 45 лет).

*** ВПК – военно-промышленный комплекс

**** ПТУ – профессионально-техническое училище

***** А может, картина была еще безрадостней: мать-одиночка-алкоголичка, семеро детей по лавкам и сынок сам захотел сбежать из такой жизни; или – разваленный колхоз, всеобщее пьянство, и единственный способ хоть какого-то социального лифта – побег в город; или хулиган-двоечник (иначе почему он не идет учиться?), по которому тюрьма плачет, завсегдатай детской комнаты милиции, чтобы сразу не загреметь в зону, спасается от суда на заводе – да на таком, куда даже черта лысого возьмут, а не только мелкого бандита.

На фото: Иван Ковалевский. Карточка военнопленного, лист 3. ОБД "Мемориал"

ste-pan.livejournal.com

Рассказ литейщика Ивана Козырева о вселении в новую квартиру

Я пролетарий.
      Объясняться лишне.
Жил,
    как мать произвела, родив.
И вот мне
    квартиру
           дает жилищный,
мой,
 рабочий,
      кооператив.
Во — ширина!
      Высота — во!
Проветрена,
       освещена
         и согрета.
Все хорошо.
       Но больше всего
мне
 понравилось —
           это:
это
 белее лунного света,
удобней,
      чем земля обетованная,
это —
   да что говорить об этом,
это —
   ванная.
Вода в кране —
холодная крайне.
Кран
    другой
не тронешь рукой.
Можешь
      холодной
       мыть хохол,
горячей —
    пот пор.
На кране
      одном
         написано:
             «Хол.»,
на кране другом —
          «Гор.».
Придешь усталый,
       вешаться хочется.
Ни щи не радуют,
       ни чая клокотанье.
А чайкой поплещешься —
             и мертвый расхохочется
от этого
   плещущего щекотания.
Как будто
        пришел
       к социализму в гости,
от удовольствия —
          захватывает дых.
Брюки на крюк,
         блузу на гвоздик,
мыло в руку
       и…
      бултых!
Сядешь
   и моешься
       долго, долго.
Словом,
      сидишь,
           пока охота.
Просто
   в комнате
       лето и Волга —
только что нету
         рыб и пароходов.
Хоть грязь
    на тебе
       десятилетнего стажа,
с тебя
     корою с дерева,
чуть не лыком,
      сходит сажа,
смывается, стерва.
И уж распаришься,
          разжаришься уж!
Тут —
   вертай ручки:
и каплет
      прохладный
         дождик-душ
из дырчатой
       железной тучки.
Ну ж и ласковость в этом душе!
Тебя
 никакой
        не возьмет упадок:
погладит волосы,
       потреплет уши
и течет
   по желобу
       промежду лопаток.
Воду
    стираешь
      с мокрого тельца
полотенцем,
        как зверь, мохнатым.
Чтобы суше пяткам —
            пол
              стелется,
извиняюсь за выражение,
             пробковым матом.
Себя разглядевши
       в зеркало вправленное,
в рубаху
      в чистую —
         влазь.
Влажу и думаю:
         — Очень правильная
эта,
 наша,
       советская власть.

stihi-klassikov.ru

Христос и литейщик ~ стихотворение Дмитрия Кедрина ~ Beesona.Ru

Ходит мастер Грачев
Между ломом наполненных бочек,
Закипает вагранка,
И вязкая шихта густа.
Растворяются двери,
И пятеро чернорабочих
На тяжелой тележке
В литейку привозят Христа.
Он лежит, как бревно,
Перед гулкой сердитой вагранкой,
Притаившись, молчит,
Как баран под ножом на торгу.
На челе его - венчик.
На впалой груди его - ранка.
И Грачев молотком
Ударяет в зеленый чугун:

"Ты мне адом грозил,
Жизнь и труд у меня отбирая,
Ты мне рай обещал
За терпенье мое на земле,
Я не верю в тебя.
Мне не нужно ни ада, ни рая.
Собирайся, обманщик,
Ты сам побываешь в котле!
Хочешь ты или нет,-
Ты нас выручишь, идол грошовый,
Ты нам дашь свое тело,-
Густой и тягучий металл.
Переплавив тебя,
Мы в вагонах чугунной дешевой,
Облегченной деталью
Заменим цветную деталь".

Те, с тележкою, ждут.
И Грачев говорит: "Унесите!"
Рельсы глухо звенят,
И вагранка бурлит горячо.
"Не греши, человек!"-
Лицемерно взывает спаситель.
"Я сварю тебя, боже!"-
Ему отвечает Грачев.
И чугунного бога
К вагранке несут приседая,
И смеясь погружают
В горячий кисель чугуна.
Он скрывается весь,
Лишь рука миродержца худая,
Сложена для креста,
Из вагранки вылазит одна.
Он вздымал эту руку
С перстом, заостренным и тонким,
Проповедуя нищим
Смиренье в печали земной,
Над беременной бабой,
Над чахлым цинготным ребенком,
Над еврейским погромом,
Над виселицей, над войной.

Мастер ходит вокруг,
Подсыпая песок понемногу,
Мастер пену снимает,
И рыжая пена редка.
"Убери твою руку!"-
Грачев обращается к богу,
А вагранка бурлит,
И она исчезает, рука...

Исчезает навеки!
С размаху по лживому богу
Человек тяжело
Ударяет железным багром,
Чтоб с Христом заодно
Навсегда позабыли дорогу
В нашу чистую землю
И виселица и погром!

Тонет в грохоте Швеллерный,
Сборка стрекочет и свищет,
Гидравлический ухает,
Кузня разводит пары.
Это дышит Индустрия,
Это Вагонный в Мытищах,
Напрягаясь, гудит,
Ликвидируя долгий прорыв.

Я люблю этот гул,
Я привык к механическим бурям,
Я на камень сажусь
Меж набитых землею опок.
И подходит Грачев.
И Грачев предлагает: "Закурим... "
Что ж, товарищ, закурим,
Покуда он варится - бог.

www.beesona.ru

Владимир Маяковский — Рассказ литейщика Ивана Козырева о вселении в новую квартиру

Я пролетарий.
Объясняться лишне.
Жил,
как мать произвела, родив.
И вот мне
квартиру
дает жилищный,
мой,
рабочий,
кооператив.
Во — ширина!
Высота — во!
Проветрена,
освещена
и согрета.
Все хорошо.
Но больше всего
мне
понравилось —
это:
это
белее лунного света,
удобней,
чем земля обетованная,
это —
да что говорить об этом,
это —
ванная.
Вода в кране —
холодная крайне.
Кран
другой
не тронешь рукой.
Можешь
холодной
мыть хохол,
горячей —
пот пор.
На кране
одном
написано:
«Хол.»,
на кране другом —
«Гор.».
Придешь усталый,
вешаться хочется.
Ни щи не радуют,
ни чая клокотанье.
А чайкой поплещешься —
и мертвый расхохочется
от этого
плещущего щекотания.
Как будто
пришел
к социализму в гости,
от удовольствия —
захватывает дых.
Брюки на крюк,
блузу на гвоздик,
мыло в руку
и…
бултых!
Сядешь
и моешься
долго, долго.
Словом,
сидишь,
пока охота.
Просто
в комнате
лето и Волга —
только что нету
рыб и пароходов.
Хоть грязь
на тебе
десятилетнего стажа,
с тебя
корою с дерева,
чуть не лыком,
сходит сажа,
смывается, стерва.
И уж распаришься,
разжаришься уж!
Тут —
вертай ручки:
и каплет
прохладный
дождик-душ
из дырчатой
железной тучки.
Ну ж и ласковость в этом душе!
Тебя
никакой
не возьмет упадок:
погладит волосы,
потреплет уши
и течет
по желобу
промежду лопаток.
Воду
стираешь
с мокрого тельца
полотенцем,
как зверь, мохнатым.
Чтобы суше пяткам —
пол
стелется,
извиняюсь за выражение,
пробковым матом.
Себя разглядевши
в зеркало вправленное,
в рубаху
в чистую —
влазь.
Влажу и думаю:
— Очень правильная
эта,
наша,
советская власть.

© Автор: Маяковский Владимир Владимирович

4 Загрузка...

stihiru.pro

Рассказ литейщика Ивана Козырева о вселении в новую квартиру 🚩 Владимир Маяковский

  • Короткие стихи
  • Стихи зарубежных поэтов классиков
  • Стихи русских поэтов классиков
  • Стихи современных поэтов
  • Стихи по темам
    • Стихи о любви классиков
    • Стихи о жизни классиков
    • Стихи о войне
    • Стихи о Родине, России
    • Стихи о природе русских поэтов
    • Стихи для детей
    • Стихи о женщине, девушке
    • Стихи про осень
    • Грустные стихи
    • Стихи о дружбе
    • Стихи о смерти
    • Стихи про животных, птиц
    • Смешные, веселые, юмористические стихи
    • Оды
    • Стихи о зиме
    • Стихи о Петербурге, Ленинграде
    • Стихи о Сталине
    • Стихи о Кавказе
    • Стихи про весну
    • Стихи про лето
    • Матерные, нецензурные, хулиганские стихи
    • Стихи о свободе
    • Стихи о маме
    • Стихи о счастье
    • Стихи о Москве
    • Стихи о русском языке
    • Стихи о подруге
    • Современные стихи о любви
    • Стихи о себе
    • Стихи о расставании, разлуке
    • Стихи о сестре
    • Стихи о снеге
    • Стихи о спорте
    • Стихи про цветы
    • Стихи о страсти
    • Стихи о работе, труде
    • Стихи о солнце
    • Стихи о семье и семейных ценностях
    • Стихи о Пушкине
    • Стихи о предательстве, измене
    • Стихи о нежности
    • Стихи о сыне
    • Стихи о профессиях
    • Стихи о школе
    • Стихи о море
    • Стихи о прощении
    • Стихи о розах
    • Стихи про Новый год и Рождество
    • Стихи о хлебе
    • Стихи о родителях
    • Стихи о театре
    • Стихи про папу
    • Стихи о небе
    • Стихи о прошлом
    • Стихи про детей
    • Стихи про человека и людей
    • Стихи о чае
    • Стихи про дождь
    • Стихи о победе
    • Стихи о Париже
    • Стихи о Луне
    • Стихи о свадьбе
    • Стихи про лошадей, коней
    • Стихи про ночь
    • Стихи про одиночество
    • Стихи о старости
    • Стихи о погоде
    • Стихи про молодость, юность
    • Стихи о песне
    • Стихи о мире
    • Стихи о пожарных и спасателях
    • Стихи о Сибири
    • Стихи о Туле
    • Стихи о танцах
    • Стихи о сказках
    • Стихи о муже
    • Стихи про птиц
    • Стихи о мечте
    • Стихи о революции
    • Стихи о творчестве
    • Стихи о мужчине
    • Стихи про учителя
    • Стихи про полицию, полицейских
    • Стихи про сон
    • Стихи о патриотизме
    • Стихи о селе, деревне
    • Стихи о прошедшей любви
    • Стихи о ревности

vsestihi.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.