Стихи о рыбаке и рыбке


Сказка о рыбаке и рыбке

Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.
Старик ловил неводом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.
Раз он в море закинул невод, —
Пришел невод с одною тиной.
Он в другой раз закинул невод,
Пришел невод с травой морскою.
В третий раз закинул он невод, —
Пришел невод с одною рыбкой,
С непростою рыбкой, — золотою.
Как взмолится золотая рыбка!
Голосом молвит человечьим:
«Отпусти ты, старче, меня в море,
Дорогой за себя дам откуп:
Откуплюсь чем только пожелаешь.»
Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года
И не слыхивал, чтоб рыба говорила.
Отпустил он рыбку золотую
И сказал ей ласковое слово:
«Бог с тобою, золотая рыбка!
Твоего мне откупа не надо;
Ступай себе в синее море,
Гуляй там себе на просторе».
Воротился старик ко старухе,
Рассказал ей великое чудо.
«Я сегодня поймал было рыбку,
Золотую рыбку, не простую;
По-нашему говорила рыбка,
Домой в море синее просилась,
Дорогою ценою откупалась:
Откупалась чем только пожелаю.
Не посмел я взять с нее выкуп;
Так пустил ее в синее море».
Старика старуха забранила:
«Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взял ты с нее корыто,
Наше-то совсем раскололось».
Вот пошел он к синему морю;
Видит, — море слегка разыгралось.
Стал он кликать золотую рыбку,
Приплыла к нему рыбка и спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка,
Разбранила меня моя старуха,
Не дает старику мне покою:
Надобно ей новое корыто;
Наше-то совсем раскололось».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Будет вам новое корыто».
Воротился старик ко старухе,
У старухи новое корыто.
Еще пуще старуха бранится:
«Дурачина ты, простофиля!
Выпросил, дурачина, корыто!
В корыте много ль корысти?
Воротись, дурачина, ты к рыбке;
Поклонись ей, выпроси уж избу».
Вот пошел он к синему морю,
Будет вам новое корыто».
Воротился старик ко старухе,
Стал он кликать золотую рыбку,
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Еще пуще старуха бранится,
Не дает старику мне покою:
Избу просит сварливая баба».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Так и быть: изба вам уж будет».
Пошел он ко своей землянке,
А землянки нет уж и следа;
Перед ним изба со светелкой,
С кирпичною, беленою трубою,
С дубовыми, тесовыми вороты.
Старуха сидит под окошком,
На чем свет стоит мужа ругает.
«Дурачина ты, прямой простофиля!
Выпросил, простофиля, избу!
Воротись, поклонися рыбке:
Не хочу быть черной крестьянкой,
Хочу быть столбовою дворянкой».
Пошел старик к синему морю;
(Не спокойно синее море.)
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Пуще прежнего старуха вздурилась,
Не дает старику мне покою:
Уж не хочет быть она крестьянкой,
Хочет быть столбовою дворянкой».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом».
Воротился старик ко старухе.
Что ж он видит? Высокий терем.
На крыльце стоит его старуха
В дорогой собольей душегрейке,
Парчовая на маковке кичка,
Жемчуги огрузили шею,
На руках золотые перстни,
На ногах красные сапожки.
Перед нею усердные слуги;
Она бьет их, за чупрун таскает.
Говорит старик своей старухе:
«Здравствуй, барыня сударыня дворянка!
Чай, теперь твоя душенька довольна».
На него прикрикнула старуха,
На конюшне служить его послала.
Вот неделя, другая проходит,
Еще пуще старуха вздурилась:
Опять к рыбке старика посылает.
«Воротись, поклонися рыбке:
Не хочу быть столбовою дворянкой,
А хочу быть вольною царицей».
Испугался старик, взмолился:
«Что ты, баба, белены объелась?
Ни ступить, ни молвить не умеешь,
Насмешишь ты целое царство».
Осердилася пуще старуха,
По щеке ударила мужа.
«Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,
Со мною, дворянкой столбовою? —
Ступай к морю, говорят тебе честью,
Не пойдешь, поведут поневоле».
Старичок отправился к морю,
(Почернело синее море.)
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Опять моя старуха бунтует:
Уж не хочет быть она дворянкой,
Хочет быть вольною царицей».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом!
Добро! будет старуха царицей!»
Старичок к старухе воротился.
Что ж? пред ним царские палаты.
В палатах видит свою старуху,
За столом сидит она царицей,
Служат ей бояре да дворяне,
Наливают ей заморские вины;
Заедает она пряником печатным;
Вкруг ее стоит грозная стража,
На плечах топорики держат.
Как увидел старик, — испугался!
В ноги он старухе поклонился,
Молвил: «Здравствуй, грозная царица!
Ну, теперь твоя душенька довольна».
На него старуха не взглянула,
Лишь с очей прогнать его велела.
Подбежали бояре и дворяне,
Старика взашеи затолкали.
А в дверях-то стража подбежала,
Топорами чуть не изрубила.
А народ-то над ним насмеялся:
«Поделом тебе, старый невежа!
Впредь тебе, невежа, наука:
Не садися не в свои сани!»
Вот неделя, другая проходит,
Еще пуще старуха вздурилась:
Царедворцев за мужем посылает,
Отыскали старика, привели к ней.
Говорит старику старуха:
«Воротись, поклонися рыбке.
Не хочу быть вольною царицей,
Хочу быть владычицей морскою,
Чтобы жить мне в Окияне-море,
Чтоб служила мне рыбка золотая
И была б у меня на посылках».
Старик не осмелился перечить,
Не дерзнул поперек слова молвить.
Вот идет он к синему морю,
Видит, на море черная буря:
Так и вздулись сердитые волны,
Так и ходят, так воем и воют.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Что мне делать с проклятою бабой?
Уж не хочет быть она царицей,
Хочет быть владычицей морскою;
Чтобы жить ей в Окияне-море,
Чтобы ты сама ей служила
И была бы у ней на посылках».
Ничего не сказала рыбка,
Лишь хвостом по воде плеснула
И ушла в глубокое море.
Долго у моря ждал он ответа,
Не дождался, к старухе воротился —
Глядь: опять перед ним землянка;
На пороге сидит его старуха,
А пред нею разбитое корыто.

www.culture.ru

Сказка о рыбаке и рыбке: Читать о золотой рыбке Пушкина

Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.
Старик ловил неводом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.
Раз он в море закинул невод, —
Пришел невод с одною тиной.
Он в другой раз закинул невод,
Пришел невод с травой морскою.
В третий раз закинул он невод, —
Пришел невод с одною рыбкой,
С непростою рыбкой, — золотою.
Как взмолится золотая рыбка!
Голосом молвит человечьим:
«Отпусти ты, старче, меня в море,
Дорогой за себя дам откуп:
Откуплюсь чем только пожелаешь.»
Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года
И не слыхивал, чтоб рыба говорила.
Отпустил он рыбку золотую
И сказал ей ласковое слово:
«Бог с тобою, золотая рыбка!
Твоего мне откупа не надо;
Ступай себе в синее море,
Гуляй там себе на просторе».

Воротился старик ко старухе,
Рассказал ей великое чудо.
«Я сегодня поймал было рыбку,
Золотую рыбку, не простую;
По-нашему говорила рыбка,
Домой в море синее просилась,
Дорогою ценою откупалась:
Откупалась чем только пожелаю.
Не посмел я взять с нее выкуп;
Так пустил ее в синее море».
Старика старуха забранила:
«Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взял ты с нее корыто,
Наше-то совсем раскололось».

Вот пошел он к синему морю;
Видит, — море слегка разыгралось.
Стал он кликать золотую рыбку,
Приплыла к нему рыбка и спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка,
Разбранила меня моя старуха,
Не дает старику мне покою:
Надобно ей новое корыто;
Наше-то совсем раскололось».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Будет вам новое корыто».
Воротился старик ко старухе,
У старухи новое корыто.
Еще пуще старуха бранится:
«Дурачина ты, простофиля!
Выпросил, дурачина, корыто!
В корыте много ль корысти?
Воротись, дурачина, ты к рыбке;
Поклонись ей, выпроси уж избу».

Вот пошел он к синему морю,
Будет вам новое корыто».
Воротился старик ко старухе,
Стал он кликать золотую рыбку,
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Еще пуще старуха бранится,
Не дает старику мне покою:
Избу просит сварливая баба».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Так и быть: изба вам уж будет».
Пошел он ко своей землянке,
А землянки нет уж и следа;
Перед ним изба со светелкой,
С кирпичною, беленою трубою,
С дубовыми, тесовыми вороты.
Старуха сидит под окошком,
На чем свет стоит мужа ругает.
«Дурачина ты, прямой простофиля!
Выпросил, простофиля, избу!
Воротись, поклонися рыбке:
Не хочу быть черной крестьянкой,
Хочу быть столбовою дворянкой».

Пошел старик к синему морю;
(Не спокойно синее море.)
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Пуще прежнего старуха вздурилась,
Не дает старику мне покою:
Уж не хочет быть она крестьянкой,
Хочет быть столбовою дворянкой».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом».

Воротился старик ко старухе.
Что ж он видит? Высокий терем.
На крыльце стоит его старуха
В дорогой собольей душегрейке,
Парчовая на маковке кичка,
Жемчуги огрузили шею,
На руках золотые перстни,
На ногах красные сапожки.
Перед нею усердные слуги;
Она бьет их, за чупрун таскает.
Говорит старик своей старухе:
«Здравствуй, барыня сударыня дворянка!
Чай, теперь твоя душенька довольна».
На него прикрикнула старуха,
На конюшне служить его послала.

Вот неделя, другая проходит,
Еще пуще старуха вздурилась:
Опять к рыбке старика посылает.
«Воротись, поклонися рыбке:
Не хочу быть столбовою дворянкой,
А хочу быть вольною царицей».
Испугался старик, взмолился:
«Что ты, баба, белены объелась?
Ни ступить, ни молвить не умеешь,
Насмешишь ты целое царство».
Осердилася пуще старуха,
По щеке ударила мужа.
«Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,
Со мною, дворянкой столбовою? —
Ступай к морю, говорят тебе честью,
Не пойдешь, поведут поневоле».

Старичок отправился к морю,
(Почернело синее море.)
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Опять моя старуха бунтует:
Уж не хочет быть она дворянкой,
Хочет быть вольною царицей».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом!
Добро! будет старуха царицей!»

Старичок к старухе воротился.
Что ж? пред ним царские палаты.
В палатах видит свою старуху,
За столом сидит она царицей,
Служат ей бояре да дворяне,
Наливают ей заморские вины;
Заедает она пряником печатным;
Вкруг ее стоит грозная стража,
На плечах топорики держат.
Как увидел старик, — испугался!
В ноги он старухе поклонился,
Молвил: «Здравствуй, грозная царица!
Ну, теперь твоя душенька довольна».
На него старуха не взглянула,
Лишь с очей прогнать его велела.
Подбежали бояре и дворяне,
Старика взашеи затолкали.
А в дверях-то стража подбежала,
Топорами чуть не изрубила.
А народ-то над ним насмеялся:
«Поделом тебе, старый невежа!
Впредь тебе, невежа, наука:
Не садися не в свои сани!»

Вот неделя, другая проходит,
Еще пуще старуха вздурилась:
Царедворцев за мужем посылает,
Отыскали старика, привели к ней.
Говорит старику старуха:
«Воротись, поклонися рыбке.
Не хочу быть вольною царицей,
Хочу быть владычицей морскою,
Чтобы жить мне в Окияне-море,
Чтоб служила мне рыбка золотая
И была б у меня на посылках».

Старик не осмелился перечить,
Не дерзнул поперек слова молвить.
Вот идет он к синему морю,
Видит, на море черная буря:
Так и вздулись сердитые волны,
Так и ходят, так воем и воют.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Что мне делать с проклятою бабой?
Уж не хочет быть она царицей,
Хочет быть владычицей морскою;
Чтобы жить ей в Окияне-море,
Чтобы ты сама ей служила
И была бы у ней на посылках».
Ничего не сказала рыбка,
Лишь хвостом по воде плеснула
И ушла в глубокое море.
Долго у моря ждал он ответа,
Не дождался, к старухе воротился —
Глядь: опять перед ним землянка;
На пороге сидит его старуха,
А пред нею разбитое корыто.

Анализ «Сказки о рыбаке и рыбке» Пушкина

«Сказка о рыбаке и рыбке» — самая простая и назидательная из всех сказок Пушкина. Он написал ее в 1833 г. в Болдино. За основу поэт взял одну из сказок братьев Гримм, но серьезно ее переработал в духе русских национальных традиций.

Главный смысл сказки о золотой рыбке заключается в порицании человеческой жадности. Пушкин показывает, что это отрицательное качество присуще всем людям, независимо от материального или общественного положения. В центре сюжета – бедные старик со старухой, прожившие у моря всю свою жизнь. Несмотря на то, что оба работали в поте лица, они так и не нажили хоть какого-нибудь состояния. Старик продолжает ловить рыбу для пропитания, а старуха целыми днями сидит за «своей пряжей». Пушкин не указывает причины, но у бедных стариков нет детей, либо они давно покинули своих родителей. Это еще больше увеличивает их страдания, так как надеяться им больше не на кого.

Старик часто остается без улова, но однажды ему улыбается удача. Невод приносит волшебную золотую рыбку, которая в обмен на свободу предлагает старику исполнить любое его желание. Даже бедность не способна уничтожить в старике чувства добра и сострадания. Он просто так отпускает рыбку, говоря «Бог с тобою».

Совсем другие чувства рождаются в душе у старухи при известии об улове мужа. Она обрушивается на него с яростной руганью, обвиняя старика в глупости. Но сама, видимо, до конца не верит в волшебное обещание, так как для проверки просит всего лишь новое корыто.

После исполнения желания старуха входит во вкус. Ее аппетит разгорается, и с каждым разом она посылает старика с еще большими запросами. Причем становится заметна убогость мышления человека, вся жизнь которого прошла в бедности. Ей не хватает ума, чтобы сразу попросить, к примеру, много денег, которые бы надолго избавили старика от постоянных обращений к рыбке. Старуха постепенно просит новый дом, дворянство, царскую власть. Высшим пределом мечтаний для нее становится желание стать морской царицей.

Старик безропотно исполняет каждое желание старухи. Он чувствует свою вину перед ней за все годы безрадостной жизни. При этом ему стыдно перед рыбкой, которая не выказывает недовольства от новых запросов. Рыбке жаль старика, она понимает его зависимость от старухи. Но последнее безумное желание доводит и ее терпение до конца. Она никак не наказывает старуху, сошедшую с ума от жадности, а просто возвращает все к разбитому корыту.

Для старика это даже лучший выход, так как он вновь становится хозяином в своем доме. А старуха получила серьезный урок. Всю оставшуюся недолгую жизнь она будет вспоминать, как из-за жадности своими руками уничтожила плывущие в руки власть и богатство.

rustih.ru

Сказка о рыбаке и рыбке (Сказка в стихах) ~ Поэзия (Поэмы и циклы стихов)

Эпиграф:
"...Литераторов часто вижу. С Пушкиным на дружеской ноге. Бывало, часто говорю ему: "Ну что, брат Пушкин?" - "Да так, брат, -отвечает бывало, - так как-то всё…" Большой оригинал..."
(Н.В. Гоголь "Ревизор)

------------------------------------------
Жил старик со своею старухой.
Он в землянке с ней, будто бы, жил.
Врать не стану, всё это по слухам.
Рыбу неводом в море ловил.

Жил у самого синего моря
И достаток его был не мал.
Ни в нужде повседневной, ни в горе
Он совсем недостатка не знал.

А старуха пряла свою пряжу.
Так и маялись бабка, да, дед.
Их совместному, стало быть, стажу
Тридцать с лишним, уж, минуло лет.

Так и жили они в той землянке.
Жизнь не сахар. Уж, что говорить...
Вот, однажды он встал спозаранку
И отправился рыбу ловить.

Разон в море закинул свой невод,
Полным тины обратно достал.
"Может, бога я чем-то разгневал?
Вроде повода и не давал".

Невод в море закинул он снова,
Тот вернулся с морскою травой.
"Что же сделал ему я такого,
Что ж он так поступает со мной"?

В третий разон свой невод закинул.
Невод скрылся под пенной волной.
Лёгкий невод, отчаявшись, вынул.
С рыбкой вынул,всего лишь одной.

Только рыбка была не простая
И по виду всему, не проста.
Эта рыбка была золотая
От макушки и вплоть до хвоста.

Золотая взмолилася рыбка,
Человечьим сказав языком
"Я попала к тебе по ошибке.
Загулялась я в царстве морском"

"Отпусти меня, смилуйся, старче!
Рассуди, как простой кулинар,
Из меня ж не получится харча.
Ну, какой с малой рыбки навар!"

"У меня же ни мяса, ни жира,
Чешуя лишь, да, жабры с хвостом.
Так что ужин со мной не планируй.
Спать придётся с пустым животом"

"Я живая гораздо дороже,
На свободе гораздо ценней.
Голова моя многое может.
Ценность вся исключительно в ней".

"В чём там суть, объяснять я не буду,
Извини, ну, никак не могу.
А отпустишь коль, в век не забуду
Обращайся, всегда помогу".

"Хочешь, я откуплюся деньгами
Иль каменьями, если захошь.
Выбрать есть из чего, между нами.
Выбирай, чем ты откуп возьмёшь".

Удивился старик, испугался.
Много в жизни он что повидал,
Много в жизни чему удивлялся,
Но такого он не ожидал.

Много всякого в жизни с ним было,
Не поверишь, скажи о таком,
Но чтоб рыба вот так говорила
Человечьим, причём, языком...

Чем тут ей возразишь, что тут скажешь,
Если нечем в ответ возразить?
Правда ж, в логике ей не откажешь,
Ни поджарить её, ни сварить.

"Я печалиться буду не шибко.
Может только чуть-чуть погрущу
Коль блестящую золотом рыбку
Восвояси к себе отпущу".

"Отправляйся к себе в сине море
Больше меры хвостом не виляй.
И гуляй там себе на просторе
Да, смотри, осторожно гуляй".

"Никакой мне не нужно награды
И ни золота, ни серебра.
Ты плыви, уж, куда тебе надо,
Да, и мне возвращаться пора".

Вот к старухе старик воротился
И с порога ей всё рассказал.
И как с неводом долго возился,
И как рыбку одну лишь поймал.

И что рыбка была не простая,
И по виду всему, не проста,
И что рыбка была золотая
От макушки и вплоть до хвоста.

Отпустить её очень просила
Человечьим моля языком.
И что откуп богатый сулила,
Что находится в царстве морском.

Что сказал ей, не нужно награды,
Что без откупа рыбку спасёт,
Что сказал ей, плыви, куда надо.
Ну, а что? Пусть, конечно, живёт.

Старика забранила старуха
Рассердилась старуха в ответ,
"Голова ты дурная, два уха,
А мозгов в голове твоей нет.

"Дурачина ты, простофиля!
Приступ дури тебя обуял?!
Иль мозги тебе в детстве отбили?
Или к старости все растерял"?

"Голова, знать, соломой набита,
Взять коль откуп мозгов не нашлось!
Хоть бы взял бы у рыбки корыто,
Наше, вон, прохудилось насквозь"!

Знал старик, со старухою спорить
Нужно, точно, старуху не знать.
И пошёл снова к синему морю,
Чтобы рыбку златую позвать.

Золотую стал кликать он рыбку,
Осторожно так, стал её звать.
Он ведь рыбке поверил не шибко,
Что же горло то зря надрывать.

Он решил, что затея пустая.
Разыгралось тут море слегка,
Приплыла к нему рыбка златая
И спросила она старика,

"Ну, чего тебе надобно, старче?
Говори, помогу тебе я"!
И играет на солнце всё ярче
Золотая её чешуя!

Ей с поклоном старик отвечает:
"Я старуху свою рассердил.
А, уж, если она осерчает,
Белый свет станет тут же не мил".

"Я, как только домой возвратился,
Всё в подробностях ей рассказал.
И как с неводом долго возился,
И как рыбку одну лишь поймал.

"И что рыбка была не простая,
И по виду всему, не проста,
И что рыбка была золотая
От макушки и вплоть до хвоста".

"И что ты отпустить попросила,
Человечьим моля языком,
И что откуп богатый сулила,
Что находится в царстве морском"

"Что сказал, что не нужно награды
И ни золота, ни серебра.
А старуха моя, вишь, не рада
И прогнала меня со двора"

"Рассердилась моя, вишь, старуха.
Забранила меня на чём свет,
Голова, мол, дурная, два уха
И мозгов в голове твоей нет"!

"Голова, знать, соломой набита,
Взять коль откуп мозгов не нашлось.
Хоть бы новое взял бы корыто
Наше, вон, прохудилось насквозь".

Ну, а рыбка ему отвечает:
"Ну, а сам ты, уже ль не таков?
Как я вижу, такое бывает
Сплошь и рядом у вас, стариков.

"То старуха на деда браниться
То старик, вдруг на бабу брюзжит.
Ну, а ежели кто провинится,
Тот другого за это винит".

"Вы там сами с собой разбирайтесь.
Дед да баба - одна сатана.
Обзывайтесь, бранитесь, ругайтесь.
Жизнь семейная очень сложна".

"Не печалься, ступай себе с богом.
Обещаю с корытом помочь.
Не бери в свою голову много
И напрасно её не морочь".

Вот к старухе старик воротился.
Глядь, и правда, корыто стоит.
Коль успел бы старик, удивился.
"Ай, да, чудо! Во, рыбка чудит".

Но старик не успел удивиться
Тут же бабка его за грудки.
Пуще прежнего бабка бранится,
"Ну, и дурни пошли старики"!

"Дурачина ты, простофиля!
Приступ дури тебя обуял?
Иль мозги тебе в детстве отбили?
Или к старости все растерял?

"Голова, знать, соломой набита
Или дырка большая во лбу?
Ну, зачем тебе, дурню, корыто?
Попросил бы, уж, лучше избу!

"Или в этой вот самой землянке
До конца своих дней хочешь жить?
Я пойду-ка, приму валерьянки,
Ну, а ты отправляйся просить".

Знал старик, со старухою спорить.
Нужно, точно, старуху не знать.
И пошёл снова к синему морю,
Чтобы рыбку златую позвать.

Море синее враз помутилось,
Поднялася волна, а потом
Из волны этой рыбка явилась
И махнула широким хвостом.

"Ну, чего тебе надобно, старче?
Говори, помогу тебе я"!
И сверкает всё ярче и ярче
Золотая её чешуя!

Ей с поклоном старик отвечает:
"Снова старую я рассердил.
А, уж, если она осерчает,
Белый свет станет тут же не мил.

"Я к старухе своей воротился.
Глядь, и правда, корыто стоит.
Коль успел бы, ей-ей, удивился.
Лишь подумал, "Во, рыбка чудит".

"Только я не успел удивиться.
Тут же бабка меня за грудки.
Пуще прежнего стала бранится.
Чуть не врезала с правой руки"!

"Дурачина ты, простофиля
Приступ дури тебя обуял?
Иль мозги тебе в детстве отбили?
Или к старости все растерял?

"Голова, знать, соломой набита
Или дырка большая во лбу?
Ну, зачем тебе, дурню, корыто?
Попросил бы, уж, лучше избу"!

"Или в этой вот самой землянке
До конца своих дней хочешь жить?
И отправилась пить валерьянку
А меня же послала просить".

Ну, а рыбка ему отвечает:
"Ну, а сам ты, уже ль не таков?
Как я вижу, такое бывает
Сплошь и рядом у вас, стариков".

"То старуха на деда браниться,
То старик, вдруг на бабу брюзжит.
Ну, а ежели кто провинится,
Тот другого за это винит".

"Вы там сами с собой разбирайтесь.
Дед да баба - одна сатана.
Обзывайтесь, бранитесь, ругайтесь.
Жизнь семейная очень сложна".

Не печалься, ступай себе с богом.
Обещаю с избою помочь.
Не бери в свою голову много
И напрасно её не морочь".

Вот, к землянке старик возвратился,
А землянки то нет и следа.
Кто-то славно, видать, потрудился
И избу уж поставил сюда.

Со светёлкой, просторный домина
И с кирпичной белёной трубой.
Не найдя для печали причины,
Дед доволен остался собой.

Видит дед, раскрывая ворота,
Под окошком старуха сидит.
Не довольна старуха чего-то.
Старика, как и прежде бранит,

"Дурачина ты, простофиля
Приступ дури тебя обуял?
Иль мозги тебе в детстве отбили?
Или к старости все растерял?

"Голова, знать, соломой набита
Или дырка большая во лбу?
Мне проблемы крестьянского быта
Будут сниться, наверно, в гробу"!

"Не хочу быть я чёрной крестьянкой!
Я дворянки не хуже ни чем!
Быть хочу столбовою дворянкой!
Отправляйся, коль понял зачем".

Знал старик, со старухою спорить,
Значит, сильно собой рисковать.
И пошёл снова к синему морю,
Чтобы рыбку златую позвать.

Море синее вмиг разыгралось,
Поднялася волна, а потом
Рыбка вновь из волны показалась
И махнула широким хвостом.

"Ну, чего тебе надобно, старче?
Говори, помогу тебе я"!
И сверкает всё ярче и ярче
Золотая её чешуя!

Ей с поклоном старик отвечает:
"Злится старая, снова дурит.
Не на шутку, похоже, серчает.
Ей не мил стал крестьянский наш быт"

"Не желает быть чёрной крестьянкой.
Не довольна своею судьбой.
Хочет быть столбовою дворянкой.
Ну, и вот, я стою пред тобой".

Выручай, государыня-рыбка.
Не впервой, уж, меня выручать.
Положенье моё слишком зыбко,
Это если грубей не сказать".

"Не печалься, ступай себе с богом.
Постараюсь тебе я помочь.
Не бери в свою голову много
И напрасно её не морочь".

Вот к старухе старик воротился,
Видит - терем высокий стоит.
Удивлённому взору открылся
С атрибутами барскими вид.

На крыльце, присмотрелся, старуха.
Коль не знал бы, то мог не узнать.
Без эмоций, спокойно и сухо
Не возможно её описать.

С головы и до ног, где в каменьях,
Ну, а где в жемчугах и мехах.
И такие в глазах измененья,
Что внушают панический страх.

Перед нею усердные слуги.
Так и стелются все перед ней.
А она же, держа всех в испуге,
Упивается властью своей

Рвёт за волосы, бьёт прямо в ухо,
Проявляя животную страсть.
Проявила характер старуха,
Получив бесконтрольную власть.

"Здравствуй, барыня, здравствуй, дворянка!
Чай, теперь ты довольна собой?
Быть по нраву не чёрной крестьянкой,
А дворянкою быть столбовой?"

Рассердилась на деда старуха
"Как же дурень мешает ей жить!"
И, сказав что-то резко и сухо,
На конюшню послала служить.

Вот неделя, другая проходит,
Пуще прежнего бабка дурит.
Старика ко старухе приводят,
Та сердито ему говорит:

"Воротись, поклонись своей рыбке.
Что впустую хвостом-то вилять?
Объясни, что, мол, вышла ошибка,
Нужно как-то её исправлять."

"Объясни, мне ночами не спится.
Мне серьёзный масштаб по плечу.
Что хочу быть я вольной царицей
А дворянкою быть не хочу."

Тут старик не смолчал, возмутился.
Не сдержался со страху, видать.
Он и сам на себя удивился
Было б лучше, конечно, смолчать.

"Белены что ль ты, баба, объелась?
Иль мозги застудила, поди?
Ишь, что старой тебе захотелось!
Ты сама-то прикинь, посуди."

"Ты же ведь ничего не умеешь
И ни молвить, ни просто ступить,
Политесами ты не владеешь,
Только душу умеешь мутить!"

"Знаю вредность твою и коварство.
Ведь, тебя ж ничего не спасёт.
И царицу такую всё царство
За глаза и в лицо обсмеёт."

Рассердилася злая старуха
Перейдя моментально на крик.
Старику засадила по уху.
"Ты совсем распустился, мужик!"

"Если будешь перечить и спорить
Я тебя прикажу наказать.
Отправляйся немедленно к морю.
Сам придумай, что рыбе сказать.

Знал старик, со старухою спорить,
Значит, сильно собой рисковать
И пошёл снова к синему морю,
Чтобы рыбку златую позвать.

Море синее вмиг разыгралось,
Почернела волна, а потом
Рыбка вновь из волны показалась
И махнула широким хвостом.

"Ну, чего тебе надобно, старче?
Говори, помогу тебе я"!
И сверкает всё ярче и ярче
Золотая её чешуя!

Ей с поклоном старик отвечает:
"Уж, не знаю, как лучше сказать.
Бабка хочет, сама что не знает.
Не исполню, грозит наказать".

"Говорит, по ночами ей не спится,
Что серьёзный масштаб по плечу.
Я хочу быть, мол, вольной царицей
А дворянкою быть не хочу."

"Выручай, государыня рыбка.
Не впервой, уж, меня выручать.
Положенье моё слишком зыбко.
Ну, тебе ли об этом не знать".

"Не печалься, ступай себе с богом.
Постараюсь тебе я помочь.
Не бери в свою голову много
И напрасно её не морочь".

Хоть в царицы она не годится,
Как и многие кто из царей,
Ладно, будет старуха царицей.
Отправляйся к царице своей".

Вот к старухе старик воротился,
Бросил жизнью измученный взгляд
И как вкопанный остановился
Возле каменных царских палат.

А в палатах старуха-царица
В окруженьи бояр и дворян.
Всяким яствам старуха дивится
Из заморских диковинных стран.

То ли пряником свежим, печатным
То ли тем, что зовут галантин,
То ли чем-то ещё не понятным
Заедает обилие вин.

А вокруг неё грозная стража
С топорами у всех на плечах.
Пробирает не оторопь даже,
А животный естественный страх.

Как увидел старик, испугался,
Рухнул в ноги к старухе старик.
С жизнью мысленно даже расстался.
Головою своею поник.

"Здравствуй, грозная бабка-царица!
Жизнь подобная всем хороша?
Отдыхает душа, веселится?
Ну, довольна теперь-то душа?"

Та ж его не окинула взором,
Лишь с очей повелела убрать.
И дворяне с боярами хором
Сразу бросились деда толкать.

Тут и стража к нему подбежала.
Обошлось, к счастью, без палашей.
Но бока ему сильно намяла,
Из дворца затолкала взашей.

А народ на забаву сбежался
В тот же самый, естественно, миг.
Веселился народ и смеялся
"Поделом тебе, глупый старик!"

"Будет впредь тебе, старый, наука.
Коли лакомый видишь кусок,
Не протягивай грязные руки.
Разевать не спеши свой роток".

"Не в свои не садился б ты сани.
Не ходил бы по царским дворцам.
Там, в дворцах, делать нечего рвани.
Там, в дворцах, делать нечего нам".

Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха дурит.
Старика ко старухе приводят
Та сердито ему говорит:

"Воротись, поклонись своей рыбке.
Неча даром хвостом-то вилять?
Объясни, что, мол, вышла ошибка,
Нужно как-то её исправлять.

"Не хочу быть я вольной царицей.
Не справляюсь со смертной тоской.
Впору мне от тоски удавиться.
Я владычицей буду морской!"

"Я же денно и нощно мечтаю
В океян-море править и жить!
Станет рыбка твоя золотая
Мне и верой и правдой служить!"

Не решился старик ей перечить,
Лишний раз чтобы не рисковать.
Только молча вздохнул, делать неча,
Снова рыбку отправился звать.

Видит, на море чёрная буря.
Волны пеною вздыбились, аж!
Небо вторит и тучами хмурит
Без того не спокойный пейзаж.

Волны ходят, так воем и воют.
Тут и рыбка махнула хвостом,
"Вижу, нет тебе, старче, покою
В чём кручина? Поведай о том".

Ей с поклоном старик отвечает,
"Государыня рыбка, прости.
Очень сильно, уж, бабка серчает
Начинает такое нести!"

"Говорит, не хочу быть царицей.
Не справляюсь со смертной тоской.
Впору мне от тоски удавиться.
Я владычицей буду морской!"

"Я же денно и нощно мечтаю
В океян-море править и жить.
Станет рыбка твоя золотая
Мне и верой и правдой служить!"

"Что мне делать с проклятою бабой?
Как мне старую дуру спасти?
Вот бы если б ты мне помогла бы.
Ты меня, уж, за просьбу прости".

Ничего не ответила рыбка,
Лишь плеснула о воду хвостом.
Вроде даже с какой-то улыбкой
В сине море нырнула потом.

Долго ждал он у моря ответа,
Впялив в воду доверчивый взгляд,
Только рыбки всё нету и нету.
И пошёл не дождавшись назад.

А вернувшись, увидел землянку,
Тот же прежний запущенный вид.
На пороге - старуха-крестьянка
И корыто пред нею стоит.
P.S.
Братцы, будьте умнее в желаньях.
Рыбка нас никого не простит.
И у рыбки для нас в наказанье
Очень много дырявых корыт.

А свой гнев и дурные манеры
Не давайте на откуп словам
И всегда и во всём знайте меру
Да, поможет же рыбка всем нам!

www.chitalnya.ru

Стихотворение «Сказка о рыбаке и рыбке», поэт Негласный Вадим

Вадим Негласный

Старая сказка

О ЗОЛОТОЙ РЫБКЕ

 

 

По мотивам Пушкинской сказки «Золотая рыбка»

и одноимённой сказки братьев Гримм

 

 

200-летию со дня рождения А.С. Пушкина

ПОСВЯЩАЕТСЯ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1. Пролог

 

У самого берега Синего моря

Старик со сварливой старушкою жил.

Не ведая счастья, но ведая горе,

К несчастью, старик старушонку любил.

Когда-то была и старушка молодкой,

А годы летят, ну, а старость не ждёт.

Утеха – худая рыбацкая лодка,

Да бабка, но время другое грядёт.

Уже тридцать три, да и целых три года

Старуха ворчит и житья не даёт:

То в море гуляет плохая погода,

То рыбка на сети никак не идёт.

Старушка всё время твердит о корыте,

О сите; старик – о нужде бытия:

«Поесть бы старушке хотя бы досыта,

Несчастна, бедняжка, старушка моя!»

На бедность смотреть-то, и то было жалко,

А время летит, продолжается жизнь…

Хоть в сказке любовь-нелюбовь покажись!

Когда же пойдёт старичок на рыбалку

И скажет привычное: «Рыбка, ловись!»?

 

 

2. Вступление в сказку

 

И был бы, быть может, какой-то улов,

И были бы деньги на хлеб и для дров.

Промолвила как-то старуха сердито:

«Смотри-ка, у женщин мужья, как мужья!»

Старуха слезами, как прежде умыта,

Но нет от сварливой старухи житья.

- «О, Господи Боже! Что это за жизнь?»

- Утешься старушка, не плачь, а держись!

- Землянка у нас, посмотри, обветшала,

Нельзя же так мыкаться и прозябать.

Старуха на бедного мужа роптала

И стала на небо и Бога роптать:

«Как можно на наше несчастье смотреть?

О, Господи Боже, хоть дай умереть!»

Несчастный рыбак опечален и с горя,

Пошёл, на себя принимая вину,

На берег неласковый Синего моря,

У Господа Бога просить за жену:

«Давно мы не видели чёрного хлеба!»

Тут громом ответило синее небо:

«Рыбачить пришёл? Так поймай хоть одну!»

 

 

3. Начало сказки

 

- У моря живёшь, так на Бога молись,

А рыбке скажи: «Ну-ка рыбка, ловись!»

Старик окрестился и молвит с улыбкой:

«О, Господи Боже, хоть рыбку на жизнь

Подай Христа ради, иль – Сам покажись!

Старушка ругается слишком уж шибко».

На море становится ветрено, зыбко.

Без лодки, он с берега ветхие сети

Закинул на море, как мог, в глубину.

Красивую, дивную рыбку заметил,

Она заблестела, нырнула ко дну.

- Мне жалко тебя, но мне жалко жену,

Поймайся, чудесная дивная рыбка,

Хотя бы на миг ещё раз появись,

Ты так хороша и прекрасна, и гибка,

Не хочешь? Как хочешь, а хочешь – явись!

Рыбак потянул из глубокой пучины

Насилу свой невод, а сеть тяжела.

Старик тут подумал: «Вот это рыбина!»

Однако, одна лишь зелёная тина

С морскою травою на берег пришла.

 

 

4. Сказка

 

Из тины как будто бы рыбка глядит

И тину тревожно хвостом шевелит.

А рыбка – та самая, и не простая,

Как будто бы золотом чистым блестит,

Глаза, как алмаз, чешуя золотая

И по-человечески вдруг говорит:

«Рыбак! Ради Бога, пусти меня в воду,

На воздухе свежем ведь я задохнусь,

Но если отпустишь меня на свободу,

При случае я как-нибудь пригожусь.

Попала я в сети по Божией воле,

На доброе слово с твоей похвалой.

Старик! Отпусти меня в Синее море,

А сам возвращайся к старушке домой».

Рыбак испугался, он с роду не слышал,

Чтоб рыбка по-русски, родным языком

Слагала стихи. На рыбалку он вышел

И думал, что вдруг помутился умом.

Но рыбка вещает: «Любую награду

И просьбу любую исполнить я рада;

Проси, и получишь хоть терем, хоть дом».

 

 

5. Присказка

 

Старик отвечает: «Ступай себе с Богом,

А мы потихоньку ещё поживём,

На море гуляй, а у нас путь-дорога,

Заботы без радости ночью и днём».

Рыбак возвратился к голубке-старушке

И молвит: «Я чудную рыбку поймал».

Старушка-голубка лишилася слуха,

А он, как и все рыбаки показал

Руками, какая она: «Во-от такая!

Красивая рыбка, она не простая,

По-нашему рыбка свободно вещала,

Награду большую, суля, обещала.

Казалось, как будто она золотая

И даже стихами могла говорить,

Просила на море её отпустить».

«Вот дать бы большую тебе оплеуху, –

Рассказ прерывает ворчунья старуха, –

Ну, как же такое ты мог допустить,

Такое богатство на море пустить?

Ужель ты лишился ума и рассудка,

Не уж-то не знаешь ты жажды желудка?»

 

 

6. Первое желание

 

Ворчать, как всегда, продолжала старуха:

«Ты хмеля наелся? Напился сивухи?

Ужели не мог попросить хоть корыто?

Ты хлеба ржаного неделю не ел,

Ума не нажил, а уже поседел;

Не мог прокормить и старушку досыта,

Волшебную рыбку за-так отпустил,

Меня побираться по миру пустил.

Ступай, простофиля, сейчас же до рыбки

И хочешь, не хочешь, смелей попроси

Хоть что-то. Исправишь, дубина, ошибку –

Муки для стряпухи-старухи спроси!»

На волю пошёл наш старик поневоле.

На воле и солнышко ярче горит,

На воле и море сильнее шумит.

У самого берега Синего моря,

Старик уже кличет и рыбку зовёт,

А рыбка на голос навстречу плывёт.

«Прости, государыня, добрая рыбка!

Старушка ругается больно уж шибко,

И просит корыто, и хлеба, и мёд».

 

 

7. Исполнение желания

 

«Муки б не мешало старушке на харчи,

Чтоб новое было старушке корыто,

Чтоб было в землянке немножко пожарче,

Чтоб были дрова, чтоб мы ели досыта».

А рыбка-то золотом так и горит,

По-нашему молвит, стихом говорит:

«Старик! Не печалься, ступай себе с Богом,

А будет, что будет, увидишь с порога».

Вернулся домой старичок ко старухе

И видит корыто, огромное сито,

Которое с верхом мукою накрыто;

Он видит супругу старуху стряпухой.

Теперь со старухою будет он сытым,

Обласканным будет, обстиранным, мытым.

Довольный, он шепчет старухе на ухо:

«Ну, как ты старушка, ужель не довольна?»

- «Да разве с тобой заживу я достойно?

Ты будешь со мною тогда лишь дивиться,

Когда пред тобою я стану девицей».

И стало в душе старика неспокойно:

«Ну, спятила баба, ну, как с ней ужиться?»

 

 

8. Второе желание

 

«Ступай-ка до рыбки и ей поклонись, –

На это ответила тут же старуха, –

Проси у неё для старухи избушку,

И Богу, и ей за меня помолись!»

Рыбак испугался и перекрестился,

И Богу в душе за неё помолился.

В душе и в уме растревожены мысли,

Но снова он к Синему морю идёт.

Отрады уж нет, а перечить нет смысла,

Вторично он кличет и рыбку зовёт:

«Всплывай, государыня, добрая рыбка!»

И море смутилось, и сделалось зыбко,

Но рыбка явилась, навстречу плывёт,

И старцу вернулись надежда с улыбкой.

- Чего тебе надобно, добрый мой старче?

Ужель не понравилось бабке корыто,

Ужели и ты не наелся досыта,

Ужели не вкусно сготовила харчи,

Иль стряпает плохо, иль снова сердита?»

- Что делать мне, рыбка, с моею женой?

Одно мне несчастье от бабки такой!

 

 

9. Чудеса, да и только!

 

Печёт-то неплохо на печке старушка,

Всего напекла! Хороши калачи,

Баранки и бублики, и куличи,

Но не угостила меня даже сушкой,

Сама же, сейчас-же, желает избушку.

«Ступай себе с Богом – он слышит в ответ –

Землянки твоей и в помине уж нет».

Вернулся домой старичок, удивился –

Добротная вместо землянки изба,

Ворота дубовые, всюду резьба!

Старуха глядит на него из окошка

И в крынке сметаны копается ложкой.

- «Дивись-ка! Я вижу избушку чин-чином».

В крестьянскую избу заходит старик,

Да так и застыл у порога мужик.

И в ножки старушке старик поклонился:

«Дивлюсь я и вижу – на бабе – сапожки!»

Старушка с ответом притопнула ножкой;

Услышав от бабки: «Ах ты, дурачина,

Мужик-не мужик, а старухи кручина!» –

Старик прикусил с изумленья язык.

 

 

10. Третье желание

 

Старик-то к причудам старухи привык,

Старуха из хаты выходит к дорожке;

Любуется чудною бабой мужик;

Стучат каблучки на чудесных сапожках:

«Не-уж-то у рыбки спросить ты не мог

Дворец, не избушку, а царский чертог?»

- Да что ты? Ужель одурела немножко?

- Сейчас же до рыбки на море ступай

И рыбке желанье моё передай.

Скажи – не хочу быть простою крестьянкой,

Скажи, что хочу быть я знатной дворянкой,

Пусть знает народ, что не буду я жницей,

Женой рыбака, пусть я буду царицей!

- Чтоб царством владеть, нужно бабе ума

Прибавить, а царство спроси-ка сама!

На это ответила тут же старуха:

«Была ж Лизаветушка с Екатериной

И Анна царицами, ты ж – дурачина –

Ступай-ка до рыбки, чтоб не было духа!»

- Ума ты лишилась, пекла бы блины,

Объелась ты, бабка, видать, белены.

 

 

11. Рыбак и рыбка

 

- Ну, давай-ка, ступай, недотёпа-Фома!

И ответил старик: «Ну, не баба, чума!»

И старик со старухой, понятно, не споря

Возвратился обратно на Синее море,

А на море как будто гуляет зима,

И на море штормит, непогода и шквал,

И волна штормовая разбрызгалась шибко,

Но недолго он рыбку чудесную ждал.

На волнах появилась волшебная рыбка.

И промолвила рыбка: «Какая нужда?

Что же надо старушке и доброму старче,

Если есть у старушки изба, есть и харчи?

Неужели у Вас приключилась беда?»

- Уж ни совести нет, ни ума и ни мысли

У старухи – надумала царство просить,

А перечить старухе-то не было смысла.

Это надо ж! Царицей надумала стать.

Рассказал всё старик, ничего не солгал,

Пожеланье старухи, как мог, передал.

И промолвила рыбка тихонько в итоге:

«Не печалься, старик, и ступай себе с Богом!»

 

 

12. Старуха – царица

 

«И во сне бы такого ты не увидал;

Не успеешь обратно домой возвратиться,

Как старуха твоя уже станет царицей!»

Поклонился он рыбке, рукой помахал.

Возвратился домой наш старик и, ей-Богу,

Он предстал пред царицей и царским порогом.

Попадает старик прямо с моря на бал,

Пред старухой бояре, усердные слуги,

А в царице он очи старушки-супруги

Узнаёт, он такого и не ожидал.

И не может никак старичок надивиться,

Как старуха за час обрядилась в царицу:

«Чудеса, да и только, чего говорить,

Вот, где можно с царицею жить, не-тужить!

Как же мог я в супруге-жене усомниться?

А старуха-царица, похоже, довольна.

Уж теперь заживём мы, пожалуй, достойно,

Жаль, забыл я царице слегка поклониться,

И царица забыла меня угостить.

Но возможно ль с такою царицей ужиться?

И способна ль царица меня полюбить?»

 

 

13. Старуха – девица?

 

Так подумал о царстве старик простодушный,

А старуха промолвила: «Так уж и быть, –

Отправляя супруга служить на конюшню, –

Будет конюхом верным царице служить!»

… Вот неделя, другая, и месяц проходят,

Как кухарка царицею русскою ходит.

Но, не меньше кухарка-царица вздурила,

Приказала: «В конюшне найти муженька!»

Тут же стража царице как раз угодила;

Для острастки, супругу намяла бока

И по-шустрому, сделала дело, и прытко –

Под конвой привела старичка муженька.

И царица на троне промолвила: «Рыбке –

Прикажи, что хочу быть такой я царицей,

Молодой и красивой, прелестной девицей!»

И царица услышала речь старика:

«Беленою ты, баба-царица, наелась,

Как на царское ложе на троне расселась!

Можно девушкой милой однажды родиться,

А на старость, на милость лишь Бога молиться.

Это ж надо? Надумала девой рядиться!»

 

 

14. Воплощение мечты

 

Рассердилась на это царица-старуха

И сказала: «Ступай, чтобы не было духа!

Возвращайся сейчас же на Синее море,

Жить ведь хочешь безбедно, так счастье лови.

Не пойдёшь? Так тебя поведут поневоле,

А пойдёшь, так уж рыбку скорее зови,

И скажи ей – хочу оставаться царицей,

Но красавицей, было б на что подивиться!»

И старик поневоле на море идёт …

Предвещая невзгоды и беды, и горе,

Возмутилось, чернея, всё Синее море,

А рыбак, всё же кличет и рыбку зовёт.

Но у Синего моря лишь ветер гуляет,

И волна за волною волну подгоняет,

И волшебная рыбка на гребне волны

Выплывает навстречу, с морской глубины.

«Что желает старик?» – рыбка вновь вопрошает.

Отвечает рыбак: «Пожелала царица

Превратиться в девицу и омолодиться» …

И ответила рыбка: «Такому – не быть,

А старуху твою мне не угомонить!»

 

15. Конец сказки

 

«В несчастье твоём я тебе помогу,

Но сделаю я только так, как смогу».

- Ну, а как мне с девицей царицею жить?

Неужели смогу я тому подивиться,

Что молодкой вдруг станет старуха-царица,

Неужели сумеет меня полюбить?

… На прощание рыбка не стала махать

И хвостом. Возвратился старик: «Слава Богу,

Что старуха, как прежде, сидит у порога!»

Но былую царицу уже не узнать –

Перед нею, как и прежде, худое корыто

И рыбацкая лодка худая, да сито.

И одно утешенье осталось старушке,

Что оставила рыбка старушке избушку

И всё то, за всю жизнь, что когда-то нажито.

И какой же здесь будет у сказки итог?

Даже в сказке, друзья, обратите вниманье,

Исполняется точно всего три желанья,

Это знаем мы все, знает рыбка и Бог.

Да и мы не способны порою понять

То, что в жизни не движется времечко вспять. 04 – 07.1999.

 

 

Вадим Негласный

Старая сказка О ЗОЛОТОЙ РЫБКЕ

(Поэтическая проза)

По мотивам Пушкинской сказки «Золотая рыбка»

и одноимённой сказки братьев Гримм

200-летию со дня рождения А.С. Пушкина

ПОСВЯЩАЕТСЯ

 

1. Пролог

У самого берега Синего моря старик со сварливой старушкою жил,

не ведая счастья, но, ведая горе, бедняга старик старушонку любил.

Когда-то была старушонка молодкой, а годы ушли, ну, а старость не ждёт,

Утеха – худая рыбацкая лодка, да бабка, но время другое грядёт.

Уже тридцать три, да и целых три года старуха ворчит и житья не даёт:

то в море гуляет плохая погода, то рыбка на сети никак не идёт.

Старушка всё время твердит о корыте, о сите; старик – о нужде бытия:

«Поесть бы старушке хотя бы досыта; несчастна, бедняжка, старушка моя!»

На бедность смотреть-то, и то было жалко, а время летит, продолжается жизнь…

Хоть в сказке любовь-нелюбовь покажись! Когда же пойдёт старичок на рыбалку

и скажет привычное: «Рыбка, ловись!»?

2. Вступление в сказку

И был бы, быть может, какой-то улов, и были бы деньги для хлеба, для дров.

Промолвила как-то старуха сердито: «Гляди-ка, у женщин мужья, как мужья!»

Старуха слезами, как прежде умыта и нет от сварливой старухи житья:

«О, Господи Боже! Что это за жизнь?»

- Утешься старушка, не плачь, а держись!

«Землянка у нас, посмотри, обветшала, нельзя же так мыкаться и прозябать – старуха на бедного мужа роптала и стала на небо и Бога роптать –

как можно на наше несчастье смотреть? О, Господи Боже, хоть дай умереть!»

Несчастный рыбак опечалился, с горя, пошёл, на себя принимая вину,

на берег неласковый Синего моря у Господа Бога просить за жену:

«Давно мы не видели чёрного хлеба!» И громом ответило синее небо:

«Рыбачить пришёл? Так поймай хоть одну!»

3. Начало сказки

- У моря живёшь, так на Бога молись, а рыбке скажи: «Ну-ка рыбка, ловись!» Старик окрестился и молвит с улыбкой: «О, Господи Боже, хоть рыбку на жизнь

подай Христа ради, иль – Сам покажись! Старуха ругается слишком уж шибко».

…На море становится ветрено, зыбко. Без лодки, он с берега ветхие сети

закинул на море, как мог, в глубину. Чудесную, дивную рыбку заметил,

она заблестела, нырнула ко дну.

- Мне жалко тебя, но мне жалко жену, поймайся, чудесная, милая рыбка,

хотя бы на миг ещё раз появись, ты так хороша и прекрасна, и гибка,

Не хочешь? Как хочешь, захочешь – ловись!

Рыбак потянул из глубокой пучины насилу свой невод, а сеть тяжела

и старец подумал: «Вот это рыбина!» Однако, одна лишь зелёная тина

с морскою травою на берег пришла.

4. Сказка

Из тины как будто бы рыбка глядит и тину тревожно хвостом шевелит.

А рыбка – та самая и, не простая – как будто бы золотом чистым блестит;

глаза, как алмаз, чешуя – золотая и по-человечески вдруг говорит:

«Рыбак! Ради Бога, пусти меня в воду, на воздухе свежем ведь я задохнусь,

но, если отпустишь меня на свободу, при случае я как-нибудь пригожусь.

Попалась я в сети по Божией воле, на доброе слово с твоей похвалой.

Старик! Отпусти меня в Синее море, а сам возвращайся к старушке домой».

Рыбак испугался, он с роду не слышал, чтоб рыбка по-русски, родным языком слагала стихи. На рыбалку он вышел и думал, что сам помутился умом,

но рыбка вещает: «Любую награду и просьбу любую исполнить я рада;

проси, и получишь хоть терем, хоть дом».

5. Присказка

Старик отвечает: «Ступай себе с Богом, а мы потихоньку ещё поживём,

на море гуляй, а у нас путь-дорога – заботы без радости ночью и днём».

Рыбак возвратился к голубке-старушке и молвит: «Я чудную рыбку поймал». Старушка-голубка лишилась тут слуха, а он, как и все рыбаки показал

руками, какая она: «Во-от такая! Огромная рыба, она не простая,

по-нашему рыбка свободно вещала, награду любую, суля, обещала.

Казалось, как будто она золотая и даже стихами могла говорить,

просила на море её отпустить».

«Вот дать бы большую тебе оплеуху – рассказ прерывает ворчунья старуха –

ну, как же такое ты мог допустить, такое богатство на море пустить?

Ужель ты лишился ума и рассудка, ужели забыл ты про жажду желудка?»

6. Первое желание

Ворчать, как всегда, продолжала старуха: «Ты хмеля наелся? Напился сивухи? Ужели не мог попросить хоть корыто? Ты хлеба ржаного неделю не ел,

ума не нажил и давно поседел; не хочешь покушать чего-то досыта,

а рыбку такую за-так отпустил, меня побираться по миру пустил.

Ступай, простофиля, сейчас же за рыбкой и хочешь-не хочешь, смелей попроси

хоть что-то, исправишь, дубина, ошибку – муки для стряпухи смелее спроси!»

На волю пошёл старичок поневоле. На воле и солнышко ярче горит,

на воле и море сильнее шумит. У самого берега Синего моря

старик уже кличет и рыбу зовёт, а рыбка на голос навстречу плывёт.

Прости, государыня, добрая рыбка! Старуха ругается больно уж шибко,

и просит корыто, и хлеба, и мёд».

7. Исполнение желания

«Муки б не мешало старушке на харчи, чтоб новое было старухе корыто,

чтоб было в землянке немножечко жарче, чтоб были дрова, чтоб мы ели досыта».

А рыбка-то золотом так и горит, по-нашему молвит, стихом говорит:

«Старик! Не печалься, ступай себе с Богом, а будет – что будет – увидишь с порога».

Вернулся домой старичок ко старухе и видит корыто, огромное сито,

которое с верхом мукою накрыто; он видит супругу старуху стряпухой.

Теперь со старухою будет он сытым, обласканным будет, обстиранным, мытым. Довольный, он шепчет старухе на ухо: «Ну, как ты старушка, ужель не довольна?»

- «Да разве с тобой заживу я достойно? Ты будешь со мною тогда лишь дивиться, когда пред тобою я стану девицей». И стало в душе старика неспокойно:

«Ну, спятила баба, ну, как с ней ужиться?»

8. Второе желание

«Ступай-ка до рыбки и ей поклонись, – на это ответила тут же старуха, –

проси у неё для старухи избушку, и Богу, и ей за меня помолись!»

Рыбак испугался и перекрестился, и Богу в душе за неё помолился.

В душе и в уме растревожены мысли, но снова он к Синему морю идёт.

Отрады всё нет, а перечить нет смысла, вторично он кличет и рыбку зовёт:

«Всплывай, государыня, добрая рыбка!» И море смутилось, и сделалось зыбко,

но рыбка явилась, навстречу плывёт, и старцу вернулись надежда с улыбкой.

- «Чего тебе надобно, добрый мой старче? Ужель не понравилось бабке корыто, не-уж-то и ты не наелся досыта, ужели не вкусно сготовила харчи,

иль стряпает плохо, иль снова сердита?»

- Что делать мне, рыбка, с моею женой? Одно мне несчастье от бабки такой!

9. Чудеса, да и только!

Печёт-то неплохо на печке старушка, всего напекла! Хороши калачи,

баранки и бублики, и куличи, но, не угостила меня даже сушкой;

сама же – сейчас-же – желает избушку.

«Ступай себе с Богом, – он слышит в ответ, – землянки твоей и в помине уж нет».

Вернулся домой старичок, удивился – добротная вместо землянки изба,

ворота дубовые, всюду резьба! Старушка глядит на него из окошка

и в крынке сметаны копается ложкой.

- «Дивись-ка! Я вижу – избушка – чин чином».

В крестьянскую избу заходит старик, да так и застыл у порога мужик.

И в ножки старушке старик поклонился: «Дивлюсь я и вижу – на бабе – сапожки!»

Старушка с ответом притопнула ножкой; услышав от бабки: «Ах ты, дурачина,

мужик, не мужик, а старухи кручина!» Старик прикусил с изумленья язык.

10. Третье желание

Старик-то к причудам старухи привык, старуха из хаты выходит к дорожке; любуется чудною бабкой мужик; стучат каблучки на чудесных сапожках.

- Не-уж-то у рыбки спросить ты не мог дворец, не избушку, а царский чертог?»

- Да что ты? Ужель одурела немножко?

- Сейчас же до рыбки на море ступай и рыбке желанье моё передай.

Скажи – не хочу быть простою крестьянкой, скажи, что хочу быть я знатной дворянкой, пусть знает народ, что не буду я жницей, женой рыбака, пусть я буду царицей!

- Чтоб царством владеть, нужно бабе ума прибавить, а царство спроси-ка сама!

На это ответила тут же старуха: «Была ж Лизавета и Екатерина,

и Анна – царицами, ты ж – дурачина, ступай-ка до рыбки, чтоб не было духа!»

- Ума ты лишилась, пекла бы блины, объелась ты, баба, видать, белены.

11. Рыбак и рыбка

- Ну, давай-ка, ступай, недотёпа-Фома! И ответил старик: «Ну, не баба, чума!»

И старик со старухой, понятно, не споря, возвратился обратно на Синее море,

а на море как будто гуляет зима, и на море штормит, непогода и шквал,

и волна штормовая разбрызгалась шибко, но, не долго он рыбку чудесную ждал.

На волне появилась волшебная рыбка. И промолвила рыбка: «Какая нужда?

Что же надо старушке и доброму старче, если есть у старушки изба, есть и харчи? Неужели у Вас приключилась беда?»

- Уж ни совести нет, ни ума и ни мысли у старухи – надумала царство просить,

а перечить старухе-то не было смысла. Это ж надо! Царицей надумала стать.

Рассказал всё старик, ничего не солгал, пожеланье старухи, как мог, передал.

И промолвила рыбка тихонько в итоге: «Не печалься, старик, и ступай себе с Богом!»

12. Старуха – царица

«И во сне бы такого ты не увидал; не успеешь обратно домой возвратиться,

как старуха твоя уже станет царицей!»

Поклонился он рыбе, рукой помахал. Возвратился домой наш старик и, ей-Богу,

он предстал пред царицей и царским порогом. Попадает старик прямо с моря на бал. Пред старухой бояре, усердные слуги, а в царице он очи старушки-супруги

узнаёт, он такого и не ожидал. И не может никак наш старик надивиться,

как старуха за час обрядилась в царицу: «Чудеса, да и только, чего говорить,

вот, где можно с царицею жить, не тужить! Как же мог я в супруге, в жене усомниться?

А старушка-царица, похоже, довольна. Уж теперь заживём мы, пожалуй, достойно,

жаль, забыл я царице слегка поклониться, и царица забыла меня угостить.

Но возможно ль с такою царицей ужиться? И способна ль царица меня полюбить?»

13. Старуха – девица?

Так подумал о царстве старик простодушный.

А а старуха промолвила: «Так уж и быть, – отправляя супруга служить на конюшне, – будет конюхом верным царице служить!»

…Вот неделя-другая и, месяц проходят, как кухарка царицею русскою ходит. Только, пуще кухарка-царица вздурила, приказала: «В конюшне – найти муженька!»

Тут-то стража царице как раз угодила. Для острастки, супругу намяли бока.

И по шустрому сделали дело, и прытко – под конвой привели старичка-муженька.

И царица на троне промолвила: «Рыбке – расскажи, что хочу быть такою царицей, молодой и красивой, прелестной девицей!»

И царица услышала речь старика: «Беленою ты, баба, царица, наелась,

как на царское ложе на троне расселась! Можно девушкой милой однажды родиться,

а на старость, на милость лишь Бога молиться. Это ж надо? Надумала девой рядиться!»

14. Воплощение мечты

Рассердилась на это царица-старуха и сказала: «Ступай, чтобы не было духа! Возвращайся сейчас же на Синее море; жить захочешь безбедно, так счастье лови.

Не пойдёшь? Так тебя поведут поневоле, а пойдёшь, так уж рыбку скорее зови,

и скажи ей – хочу оставаться царицей, но красавицей, было бы, чем подивиться!»

И старик поневоле на море идёт …

Предвещая невзгоды и беды, и горе, возмутилось, чернея, всё Синее море,

а рыбак всё же кличет и рыбку зовёт. Но у Синего моря лишь ветер гуляет,

и волна за волною волну подгоняет и, волшебная рыба на гребне волны

подплывает на встречу, с морской глубины.

«Что желает старик?» – рыбка вновь вопрошает.

Отвечает рыбак: «Пожелала царица превратиться в девицу и омолодиться» …

И ответила рыбка: «Такому – не быть! А старуху твою мне не угомонить!»

15. Конец сказки

«В несчастье твоём я тебе помогу, но сделаю я только так, как смогу».

- Ну, а мне – как с девицей-царицею жить? Неужели смогу я сейчас подивиться,

как молодкой восстанет старуха-царица и, быть может, сумеет меня полюбить?

…На прощание рыбка не стала махать и хвостом. Возвратился старик: «Слава Богу,

что старушка, как раньше, сидит у порога!» Но былую царицу уже не узнать –

перед ней, как и прежде, худое корыто и рыбацкая лодка худая, да сито.

И одно утешенье осталось старушке, что оставила рыбка старушке избушку

и всё то, за всю жизнь что когда-то нажито.

И какой же здесь будет у сказки итог?

Даже в сказке, друзья, обратите вниманье, исполняется точно всего три желанья, это знаем мы все, знает рыбка и Бог.

Да и мы не способны порою понять то, что в жизни не движется времечко вспять.

04 – 07.1999.

poembook.ru

Сказка о рыбаке и рыбке

Время чтения: 6 мин.

Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.
Старик ловил неводом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.
Раз он в море закинул невод -
Пришёл невод с одною тиной.
Он в другой раз закинул невод -
Пришёл невод с травой морскою.
В третий раз закинул он невод -
Пришёл невод с одною рыбкой,
С не простою рыбкой - золотою.
Как взмолится золотая рыбка!
Голосом молвит человечьим:
"Отпусти ты, старче, меня в море!
Дорогой за себя дам откуп:
Откуплюсь чем только пожелаешь".
Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года
И не слыхивал, чтоб рыба говорила.
Отпустил он рыбку золотую
И сказал ей ласковое слово:
"Бог с тобою, золотая рыбка!
Твоего мне откупа не надо;
Ступай себе в синее море,
Гуляй там себе на просторе".

Воротился старик ко старухе,
Рассказал ей великое чудо:
"Я сегодня поймал было рыбку,
Золотую рыбку, не простую;
По-нашему говорила рыбка,
Домой в море синее просилась,
Дорогою ценою откупалась:
Откупалась чем только пожелаю
Не посмел я взять с неё выкуп;
Так пустил её в синее море".
Старика старуха забранила:
"Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взял ты с неё корыто,
Наше-то совсем раскололось".

Вот пошёл он к синему морю;
Видит - море слегка разыгралось.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка и спросила;
"Чего тебе надобно, старче?"
Ей с поклоном старик отвечает:
"Смилуйся, государыня рыбка,
Разбранила меня моя старуха,
Не даёт старику мне покою:
Надобно ей новое корыто;
Наше-то совсем раскололось".
Отвечает золотая рыбка:
"Не печалься, ступай себе с богом.
Будет вам новое корыто".

Воротился старик ко старухе,
У старухи новое корыто.
Ещё пуще старуха бранится:
"Дурачина ты, простофиля!
Выпросил, дурачина, корыто!
В корыте много ль корысти?
Воротись, дурачина, ты к рыбке;
Поклонись ей, выпроси уж избу".

Вот пошёл он к синему морю
(Помутилося синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
"Чего тебе надобно, старче?"
Ей старик с поклоном отвечает:
"Смилуйся, государыня рыбка!
Ещё пуще старуха бранится,
Не даёт старику мне покою:
Избу просит сварливая баба".
Отвечает золотая рыбка:
"Не печалься, ступай себе с богом,
Так и быть: изба вам уж будет".

Пошёл он ко своей землянке,
А землянки нет уж и следа;
Перед ним изба со светёлкой,
С кирпичною, белёною трубою,
С дубовыми, тесовыми вороты.
Старуха сидит под окошком,
На чём свет стоит мужа ругает:
"Дурачина ты, прямой простофиля!
Выпросил, простофиля, избу!
Воротись, поклонись рыбке:
Не хочу быть чёрной крестьянкой,
Хочу быть столбовою дворянкой".

Пошёл старик к синему морю
(Неспокойно синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
"Чего тебе надобно, старче?"
Ей с поклоном старик отвечает:
"Смилуйся, государыня рыбка!
Пуще прежнего старуха вздурилась,
Не даёт старику мне покою:
Уж не хочет быть она крестьянкой
Хочет быть столбовою дворянкой".
Отвечает золотая рыбка:
"Не печалься, ступай себе с богом".

Воротился старик ко старухе,
Что ж он видит? Высокий терем.
На крыльце стоит его старуха
В дорогой собольей душегрейке,
Парчевая на маковке кичка,
Жемчуги огрузили шею,
На руках золотые перстни,
На ногах красные сапожки.
Перед нею усердные слуги;
Она бьёт их, за чупрун таскает.
Говорит старик своей старухе:
"Здравствуй, барыня-сударыня дворянка!
Чай, теперь твоя душенька довольна".
На него прикрикнула старуха,
На конюшне служить его послала.

Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась;
Опять к рыбке старика посылает:
"Воротись, поклонись рыбке:
Не хочу быть столбовою дворянкой.
А хочу быть вольною царицей".
Испугался старик, взмолился:
"Что ты, баба, белены объелась?
Ни ступить, ни молвить не умеешь.
Насмешишь ты целое царство".
Осердилася пуще старуха,
По щеке ударила мужа.
"Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,
Со мною, дворянкой столбовою?
Ступай к морю, говорят тебе честью;
Не пойдёшь, поведут поневоле".

Старичок отправился к морю
(Почернело синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
"Чего тебе надобно, старче?"
Ей с поклоном старик отвечает:
"Смилуйся, государыня рыбка!
Опять моя старуха бунтует:
Уж не хочет быть она дворянкой,
Хочет быть вольною царицей".
Отвечает золотая рыбка:
"Не печалься, ступай себе с богом!
Добро! будет старуха царицей!"

Старичок к старухе воротился,
Что ж? пред ним царские палаты,
В палатах видит свою старуху,
За столом сидит она царицей,
Служат ей бояре да дворяне,
Наливают ей заморские вина;
Заедает она пряником печатным;
Вкруг её стоит грозная стража,
На плечах топорики держат.
Как увидел старик-испугался!
В ноги он старухе поклонился,
Молвил: "Здравствуй, грозная царица!
Ну теперь твоя душенька довольна?"
На него старуха не взглянула,
Лишь с очей прогнать его велела.
Подбежали бояре и дворяне,
Старика взашей затолкали.
А в дверях-то стража подбежала,
Топорами чуть не изрубила,
А народ-то над ним насмеялся:
"Поделом тебе, старый невежа!
Впредь тебе, невежа, наука:
Не садися не в свои сани!"

Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась:
Царедворцев за мужем посылает.
Отыскали старика, привели к ней.
Говорит старику старуха:
"Воротись, поклонися рыбке.
Не хочу быть вольною царицей,
Хочу быть владычицей морскою,
Чтобы жить мне в окияне-море,
Чтоб служила мне рыбка золотая
И была б у меня на посылках".

Старик не осмелился перечить,
Не дерзнул поперёк слова молвить.
Вот идёт он к синему морю,
Видит, на море чёрная буря:
Так и вздулись сердитые волны,
Так и ходят, так воем и воют.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
"Чего тебе надобно, старче?"
Ей старик с поклоном отвечает:
"Смилуйся, государыня рыбка!
Что мне делать с проклятою бабой?
Уж не хочет быть она царицей,
Хочет быть владычицей морскою:
Чтобы жить ей в окияне-море,
Чтобы ты сама ей служила
И была бы у ней на посылках".
Ничего не сказала рыбка,
Лишь хвостом по воде плеснула
И ушла в глубокое море.
Долго у моря ждал он ответа,
Не дождался, к старухе воротился
Глядь: опять перед ним землянка;
На пороге сидит его старуха,
А пред нею разбитое корыто.

nukadeti.ru

Сказка о рыбаке и рыбке

Сказка о бедном рыбаке, в сети которого попалась золотая рыбка. Сжалился старик над рыбкой, отпустил ее в море. За это рыбка обещала выполнить любое его желание. Старик ничего не попросил, а вернувшись домой, рассказал о случившемся жене. Старуха начала бранить рыбака и послала обратно к морю за новым корытом.  Получив новое корыто, старуха захотела новый терем, потом стать дворянкой. Так и не смогла она унять свои желания и посягнула на титул морской владычицы. За что лишилась всего и осталась вновь у разбитого корыта.

Сказка о рыбаке и рыбке читать

Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.
Старик ловил неводом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.
Раз он в море закинул невод —
Пришёл невод с одною тиной.
Он в другой раз закинул невод —
Пришёл невод с травой морскою.
В третий раз закинул он невод —
Пришёл невод с одною рыбкой,
С не простою рыбкой — золотою.
Как взмолится золотая рыбка!
Голосом молвит человечьим:
«Отпусти ты, старче, меня в море!
Дорогой за себя дам откуп:
Откуплюсь чем только пожелаешь».
Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года
И не слыхивал, чтоб рыба говорила.
Отпустил он рыбку золотую
И сказал ей ласковое слово:
«Бог с тобою, золотая рыбка!
Твоего мне откупа не надо;
Ступай себе в синее море,
Гуляй там себе на просторе».

Воротился старик ко старухе,
Рассказал ей великое чудо:
«Я сегодня поймал было рыбку,
Золотую рыбку, не простую;
По-нашему говорила рыбка,
Домой в море синее просилась,
Дорогою ценою откупалась:
Откупалась чем только пожелаю
Не посмел я взять с неё выкуп;
Так пустил её в синее море».


Старика старуха забранила:
«Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взял ты с неё корыто,
Наше-то совсем раскололось».

Вот пошёл он к синему морю;
Видит — море слегка разыгралось.

Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка и спросила;
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка,
Разбранила меня моя старуха,
Не даёт старику мне покою:
Надобно ей новое корыто;
Наше-то совсем раскололось».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом.
Будет вам новое корыто».

Воротился старик ко старухе,
У старухи новое корыто.
Ещё пуще старуха бранится:
«Дурачина ты, простофиля!
Выпросил, дурачина, корыто!
В корыте много ль корысти?
Воротись, дурачина, ты к рыбке;
Поклонись ей, выпроси уж избу».

Вот пошёл он к синему морю
(Помутилося синее море).


Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Ещё пуще старуха бранится,
Не даёт старику мне покою:
Избу просит сварливая баба».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Так и быть: изба вам уж будет».

Пошёл он ко своей землянке,
А землянки нет уж и следа;
Перед ним изба со светёлкой,
С кирпичною, белёною трубою,
С дубовыми, тесовыми вороты.

mishka-knizhka.ru

Сказка о рыбаке и рыбке — Пушкин А.С. — Стихи для детей

НОВОГОДНИЙ ПОДАРОК

А.С. Пушкин

Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.
Старик ловил неводом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.
Раз он в море закинул невод,-
Пришел невод с одною тиной.
Он в другой раз закинул невод,
Пришел невод с травой морскою.
В третий раз закинул он невод,-
Пришел невод с одною рыбкой,
С непростою рыбкой, — золотою.
Как взмолится золотая рыбка!
Голосом молвит человечьим:
«Отпусти ты, старче, меня в море,
Дорогой за себя дам откуп:
Откуплюсь чем только пожелаешь.»
Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года
И не слыхивал, чтоб рыба говорила.
Отпустил он рыбку золотую
И сказал ей ласковое слово:
«Бог с тобою, золотая рыбка!
Твоего мне откупа не надо;
Ступай себе в синее море,
Гуляй там себе на просторе».

Воротился старик ко старухе,
Рассказал ей великое чудо.
«Я сегодня поймал было рыбку,
Золотую рыбку, не простую;
По-нашему говорила рыбка,
Домой в море синее просилась,
Дорогою ценою откупалась:
Откупалась чем только пожелаю.
Не посмел я взять с нее выкуп;
Так пустил ее в синее море».
Старика старуха забранила:
«Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взял ты с нее корыто,
Наше-то совсем раскололось».

Вот пошел он к синему морю;
Видит, — море слегка разыгралось.
Стал он кликать золотую рыбку,
Приплыла к нему рыбка и спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка,
Разбранила меня моя старуха,
Не дает старику мне покою:
Надобно ей новое корыто;
Наше-то совсем раскололось».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Будет вам новое корыто».
Воротился старик ко старухе,
У старухи новое корыто.
Еще пуще старуха бранится:
«Дурачина ты, простофиля!
Выпросил, дурачина, корыто!
В корыте много ль корысти?
Воротись, дурачина, ты к рыбке;
Поклонись ей, выпроси уж избу».

Вот пошел он к синему морю,
Будет вам новое корыто».
Воротился старик ко старухе,
Стал он кликать золотую рыбку,
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Еще пуще старуха бранится,
Не дает старику мне покою:
Избу просит сварливая баба».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Так и быть: изба вам уж будет».
Пошел он ко своей землянке,
А землянки нет уж и следа;
Перед ним изба со светелкой,
С кирпичною, беленою трубою,
С дубовыми, тесовыми вороты.
Старуха сидит под окошком,
На чем свет стоит мужа ругает.
«Дурачина ты, прямой простофиля!
Выпросил, простофиля, избу!
Воротись, поклонися рыбке:
Не хочу быть черной крестьянкой,
Хочу быть столбовою дворянкой».

Пошел старик к синему морю;
(Не спокойно синее море.)
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Пуще прежнего старуха вздурилась,
Не дает старику мне покою:
Уж не хочет быть она крестьянкой,
Хочет быть столбовою дворянкой».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом».

Воротился старик ко старухе.
Что ж он видит? Высокий терем.
На крыльце стоит его старуха
В дорогой собольей душегрейке,
Парчовая на маковке кичка,
Жемчуги огрузили шею,
На руках золотые перстни,
На ногах красные сапожки.
Перед нею усердные слуги;
Она бьет их, за чупрун таскает.
Говорит старик своей старухе:
«Здравствуй, барыня сударыня дворянка!
Чай, теперь твоя душенька довольна».
На него прикрикнула старуха,
На конюшне служить его послала.

Вот неделя, другая проходит,
Еще пуще старуха вздурилась:
Опять к рыбке старика посылает.
«Воротись, поклонися рыбке:
Не хочу быть столбовою дворянкой,
А хочу быть вольною царицей».
Испугался старик, взмолился:
«Что ты, баба, белены объелась?
Ни ступить, ни молвить не умеешь,
Насмешишь ты целое царство».
Осердилася пуще старуха,
По щеке ударила мужа.
«Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,
Со мною, дворянкой столбовою? —
Ступай к морю, говорят тебе честью,
Не пойдешь, поведут поневоле».

Старичок отправился к морю,
(Почернело синее море.)
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Опять моя старуха бунтует:
Уж не хочет быть она дворянкой,
Хочет быть вольною царицей».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом!
Добро! будет старуха царицей!»

Старичок к старухе воротился.
Что ж? пред ним царские палаты.
В палатах видит свою старуху,
За столом сидит она царицей,
Служат ей бояре да дворяне,
Наливают ей заморские вины;
Заедает она пряником печатным;
Вкруг ее стоит грозная стража,
На плечах топорики держат.
Как увидел старик, — испугался!
В ноги он старухе поклонился,
Молвил: «Здравствуй, грозная царица!
Ну, теперь твоя душенька довольна».
На него старуха не взглянула,
Лишь с очей прогнать его велела.
Подбежали бояре и дворяне,
Старика взашеи затолкали.
А в дверях-то стража подбежала,
Топорами чуть не изрубила.
А народ-то над ним насмеялся:
«Поделом тебе, старый невежа!
Впредь тебе, невежа, наука:
Не садися не в свои сани!»

Вот неделя, другая проходит,
Еще пуще старуха вздурилась:
Царедворцев за мужем посылает,
Отыскали старика, привели к ней.
Говорит старику старуха:
«Воротись, поклонися рыбке.
Не хочу быть вольною царицей,
Хочу быть владычицей морскою,
Чтобы жить мне в Окияне-море,
Чтоб служила мне рыбка золотая
И была б у меня на посылках».

Старик не осмелился перечить,
Не дерзнул поперек слова молвить.
Вот идет он к синему морю,
Видит, на море черная буря:
Так и вздулись сердитые волны,
Так и ходят, так воем и воют.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Что мне делать с проклятою бабой?
Уж не хочет быть она царицей,
Хочет быть владычицей морскою;
Чтобы жить ей в Окияне-море,
Чтобы ты сама ей служила
И была бы у ней на посылках».
Ничего не сказала рыбка,
Лишь хвостом по воде плеснула
И ушла в глубокое море.
Долго у моря ждал он ответа,
Не дождался, к старухе воротился —
Глядь: опять перед ним землянка;
На пороге сидит его старуха,
А пред нею разбитое корыто.

papinsait.ru

«Сказка о рыбаке и рыбке» Александр Пушкин

Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.
Старик ловил неводом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.
Раз он в море закинул невод, —
Пришёл невод с одною тиной.
Он в другой раз закинул невод, —
Пришёл невод с травой морскою.
В третий раз закинул он невод, —
Пришёл невод с одною рыбкой.
С непростою рыбкой, — золотою.
Как взмолится золотая рыбка!
Голосом молвит человечьим:
«Отпусти ты, старче, меня в море,
Дорогой за себя дам откуп:
Откуплюсь чем только пожелаешь».
Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года
И не слыхивал, чтоб рыба говорила.
Отпустил он рыбку золотую
И сказал ей ласковое слово:
«Бог с тобою, золотая рыбка!
Твоего мне откупа не надо;
Ступай себе в синее море,
Гуляй там себе на просторе».
Воротился старик ко старухе,
Рассказал ей великое чудо.
«Я сегодня поймал было рыбку,
Золотую рыбку, не простую;
По-нашему говорила рыбка
Домой в море синее просилась,
Дорогою ценою откупалась:
Откупалась чем только пожелаю.
Не посмел взять с нее выкуп;
Так пустил ее в синее море».
Старика старуха забранила:
«Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взял ты с неё корыто,
Наше-то совсем раскололось».
Вот пошел он к синему морю;
Видит — море слегка разыгралось.
Стал он кликать золотую рыбку,
Приплыла к нему рыбка и спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка,
Разбранила меня моя старуха.
Не даёт старику мне покою:
Надобно ей новое корыто;
Наше-то совсем раскололось».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Будет вам новое корыто».
Воротился старик ко старухе,
У старухи новое корыто.
Еще пуще старуха бранится:
«Дурачина ты, простофиля!
Выпросил, дурачина, корыто!
В корыте много ли корысти?
Воротись, дурачина, ты к рыбке;
Поклонись ей, выпроси уж избу».
Вот пошел он к синему морю,
(Помутилося синее море.)
Стал он кликать золотую рыбку,
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Еще пуще старуха бранится,
Не даёт старику мне покою:
Избу просит сварливая баба».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Так и быть: изба вам уж будет».
Пошёл он ко своей землянке,
А землянки нет уж и следа;
Перед ним изба со светёлкой,
С кирпичною, белёною трубою,
С дубовыми, тесовыми вороты.
Старуха сидит под окошком,
На чём свет стоит мужа ругает:
«Дурачина ты, прямой простофиля!
Выпросил, простофиля, избу!
Воротись, поклонися рыбке:
Не хочу быть чёрной крестьянкой,
Хочу быть столбовою дворянкой».
Пошёл старик к синему морю;
(Не спокойно синее море.)
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся; государыня рыбка!
Пуще прежнего старуха вздурилась;
Не даёт старику мне покою:
Уж не хочет быть она крестьянкой,
Хочет быть столбовою дворянкой».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом».
Воротился старик ко старухе.
Что ж он видит? Высокий терем.
На крыльце стоит его старуха
В дорогой собольей душегрейке,
Парчовая на маковке кичка,
Жемчуги огрузили шею,
На руках золотые перстни,
На ногах красные сапожки.
Перед нею усердные слуги;
Она бьёт их, за чупрун таскает.
Говорит старик свой старухе:
«Здравствуй, барыня-сударыня дворянка.
Чай; теперь твоя душенька довольна».
На него прикрикнула старуха,
На конюшне служить его послала.
Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась:
Опять к рыбке старика посылает.
«Воротись, поклонися рыбке:
Не хочу быть столбовою дворянкой,
А хочу быть вольною царицей».
Испугался старик, взмолился:
«Что ты, баба, белены объелась?
Ни ступить, ни молвить не умеешь,
Насмешишь ты целое царство».
Осердилась пуще старуха,
По щеке ударила мужа.
«Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,
Со мною, дворянкой столбовою? —
Ступай к морю, говорят тебе честью,
Не пойдёшь, поведут поневоле».
Старичок отправился к морю,
(Почернело синее море.)
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно; старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Опять моя старуха бунтует:
Уж не хочет быть она дворянкой,
Хочет быть вольною царицей».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом!
Добро! будет старуха царицей!»
Старичок к старухе воротился.
Что ж! пред ним царские палаты,
В палатах видит свою старуху,
За столом сидит она царицей,
Служат ей бояре да дворяне,
Наливают ей заморские вины;
Заедает она пряником печатным;
Вкруг ее стоит грозная стража,
На плечах топорики держат.
Как увидел старик, — испугался!
В ноги он старухе поклонился,
Молвил: «Здравствуй, грозная царица
Ну, теперь твоя душенька довольна».
На него старуха не взглянула,
Лишь с очей прогнать его велела.
Подбежали бояре и дворяне,
Старика взашеи затолкали.
А в дверях-то стража подбежала,
Топорами чуть не изрубила.
А народ-то над ним насмеялся:
«Поделом тебе, старый невежа!
Впредь тебе невежа, наука:
Не садись не в свои сани!»
Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась:
Царедворцев за мужем посылает,
Отыскали старика, привели к ней.
Говорит старику старуха:
«Воротись, поклонися рыбке.
Не хочу быть вольною царицей,
Хочу быть владычицей морскою,
Чтобы жить мне в Окияне-море,
Чтов служила мне рыбка золотая
И была б у меня на посылках».
Старик не осмелился перечить,
Не дерзнул поперёк слова молвить.
Вот идет он к синему морю,
Видит, на море чёрная буря:
Так и вздулись сердитые волны,
Так и ходят, так воем и воют.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Что мне делать с проклятою бабой?
Уж не хочет быть она царицей,
Хочет быть владычицей морскою;
Чтобы жить ей в Окияне-море,
Чтобы ты сама ей служила
И была бы у ней на посылках».
Ничего не сказала рыбка,
Лишь хвостом по воде плеснула
И ушла в глубокое море.
Долго у моря ждал он ответа
Не дождался, к старухе воротился —
Глядь: опять перед ним землянка;
На пороге сидит его старуха;
А пред нею разбитое корыто.


Все стихи (содержание по алфавиту)

aleksandr-pushkin.su

Стихи о Рыбаке и Рыбке ~ Поэзия (Стихи для детей)

У самого Синего моря,
Где Ветер шумит на Просторе,
Стоит рассыпаясь Избушка,
А в ней Старичок со Старушкой,
Избушке не много не мало,
Лет тридцать уже миновало.
Три года  с Зимою и Летом,
Добавить должны бы при этом,
Однажды закинул Дед невод,
Но вытянул Тину- Умело,
Закинул он сети вторично,
Запуталась травка.Отлично!
На третий раз сети поймали,
Рыбешку,Она чуть живая,
Чешуйками нежно играя,
Взмолилась в руках,умоляя:
-Пусти меня,Старче до Моря,
Любой откуплюсь Я ценою,
Проси сразу,что Пожелаешь?
Старик шел до моря качаясь.
"Вот невидаль-вправду случилась,
Уж больно мала.Разговорилась?!
Пригнул Он колени устало:
-Плыви,уплывай в Свою стаю,
И выкупа тоже не надо ,
Пусть  Жизнь будет,
Вечной Наградой!
Вернулся Старик ко Старухе,
И молвил о Рыбке,о Чуде!
Старуха пряла свою пряжу,
На Деда не подняла Глазу .
Об откупе Баба Узнала...
Как вдруг -Запричитала:
-Какой же ты Дед-Простофиля!
Ведь Рыбка сама предложила!
И Тема с Подарком Открыта,
Просил бы у Рыбки - Корыта!

Там Времени зря не теряя,
Злотая места проверяя,
Осталась на Троне почетном,
Косяк отбивал ей Чечетку,
Кружились в воде,как Арбузы,
Различные формой Медузы.
А Раки сил не теряя,
Все чаще стучали клешнями,

Вдоль побережья брел Старик,
И головою Он поник,
Не много Море разыгралось,
Просил,чтоб Рыбка отозвалась.
Услышав голос- поднялась,
Из всех ей знающих Речей,
Спросила Старче:
Надо ль что?
Ей поклонился Дед волнуясь,
Просил о Милости  Ее,
Старуха сильно мол бранилась,
Просила попросить чего...
-Чего желает?Не забыто,
То предложение Мое!
-Стоит разбитое Корыто,
Возможно ль заменить Его? 
-Ступай домой и не волнуйся,
Оно давно уже Твое.

Приходит в Дом,
А в Доме Чудо!
Стирает Старая белье.
Взглянув на Деда,
Ссунув брови,
Бранила строго вновь Его.
-Чего добился Простофиля?
С корыта много ли возьмешь?
Вон, Крыша  старая разбита,
Через нее давно льет Дождь.
Иди,покоя здесь не будет,
Проси у Рыбы Новый дом.
Да,поклониться Не забудешь?
А то откажет Она в нем.

Опять до Моря Дед доходит,
А в Море тучи ветер гонит,
Снова окликнул Рыбку Он,
Явилась Царственно из волн.
Спросила Рыбка на волне:
Зачем теперь,пришел к Мне?
-Видишь снова я не весел,
Буйну голову повесил,
Баба ходу не дает,
Избу просит на перед.
Не печалься- не грусти,
Иди домой и посмотри,
Он Готов,как ты просил.
Взмах хвостом.Дождь моросил.

Баба в хате все вздыхает,
Руки вверх все подымает,
-Ох и Дом послала Рыбка!
На лице уж не Улыбка.
Хочет баба Чин просить,
Ждет,когда придет Старик?
А старик того не зная,
Ищет Избу.Баба злая,
Пуще прежнего Бранит,
Дед любуясь в Дом глядит.
-Ты пойди ка снова к Рыбке,
Да по пояс поклонись,
Не хочу я быть Рабыней,
Чин повыше попроси.
"Что с Ней делать?
Как тут быть?
Буду Рыбку вновь просить."

Воротился к Морю Дед,
Море Черное в ответ,
Волны подымая Выше,
Дед кричит.
Ни кто не слышит.
Он попробовал еще...
Воротилась к нему Рыбка.
-Пожелал ты что еще?
Целый день,туда-обратно,
Злится баба,что за день?
Столбовою быть Дворянкой,
Пожелала стать Теперь!!!
-Что поделать-Ее право,
Стать Дворянкой пожелала?

На холме уж Новый Терем,
Слуги Бабу  разодели,
Кто-то кушать Ей подносит,
Кто-то Жалованье просит,
Баба Гордости Полна,
В"шею"посылает вновь Раба.
Воротился дед к Старушке,
Видит Терем,где ж  Избушка?
На крыльце встречает в Бейке,
В Дорогущей телогрейке,
Баба с Головы до пят,
Жемчуга так  блестят.
Дед замолвил снова Слово:
-Душенька теперь довольна?
И своих"гонцов" Она,
Указала в старика:
-Отведите на Конюшню!
С глаз долой!
Хочу и вышлю!

Уж неделя пролетела,
Баба к Дому прикпела,
Руки в боки,в Даль смотря,
Показала на Коня.
Дед смотрел не понимая,
У виска рукой махая,
Он показывал коням,
"Бабий ум не по Зубам."
Посадили мирно в бричку,
Отправились на речку.
Через мостик напрямик,
Гнал коней,седой Старик,
Проезжая мимо Пашни,
Люди кланялися даже.
В доль дороги шел Картеж ,
Короля была Карета,
Баба слезла между Меж,
Приспустилась на колено,
Пыль закрыла ей глаза,
Тут же Чих напал как раз,
Разозлилась не на Шутку,
Деду молвила прищурясь:
-Я хочу Царицей быть,
Хватит Барыней ходить!
-Что ты Баба Захотела?
И куда ж ты повелела?
Молвить ты не можешь Фразу,
Царство опозоришь сразу..
Получил пощечину,
За свою заботу Он.
-Не пойдешь по Доброй Воле,
Уведут,знай По-неволе!

Вот у Моря ищет Дед,
Вновь от Рыбки свой Ответ.
Рыбка снова появилась,
И с вопросом Обратилась:
-Что печалишься ты Старче?
Стал ли ты еще Богаче?
Отвечает ей старик:
-Я к Богатству не Привык.
Вот Старуха снова Злится,
Захотела быть Царицей!
-Не печалься,спору нет,
Был вопрос и есть Ответ.
Воротись к себе Обратно,
Будет сделано! Понятно?
Времени не тратя Даром,
Рыбка сделала Подарок.
То не Дом-Дворец Огромный,
За столом Большим-Уборным,
Явства всякие несут,
Будь то Лебедь или Суп,
И Приборы вновь меняя,
Танец исполняли Попугаи.
Дед вошел и сразу Ахнул,
Царские пред ним Палаты,
Широченный Стол стоит,
Баба посреди его сидит,
Слуги вдоль Ее шныряют,
И все время угощают,
Запивает морсом  Пряник,
Дед опять Главой поник,
На колени и велит:
-Здравствуй Грозная Царица!
Ну,Душа-Веселится?
Всем довольна ты теперь?
Слуги выгнали за дверь.
Баба даже не взглянула,
Стража Казнью припугнула.
А народ- то насмеялся:
-Да куда ж ты дед ворвался?
Знал бы место ты Свое,
Дурачина-старичье!

Месяц минул незаметно,
Царствует Старуха Крепко,
Но Однажды у окна,
Руку подняла до Лба,
Осмотрела Горизонты,
Видит Море блещет Ярко,
Возамнила вдруг Она,
В Мире вод-она Одна!
Место рыбки занимает,
И Сама Желанья правит!
-Отыщите деда Мне,
Молвила Она слуге.

Дед костер развел средь Поля,
Варит пищу на Просторе,
Птицы песенки поют,
Вместе с ним,похлебку ждут.
Ничего не разбирая,
Кони сносят-Ужин "тает",
Взяв за шкварник Старика,
Пару миль и у Дворца.
Там Старуха- искры мечет,
Отправляет Старика:
-Рыбка Мне теперь Должна!
Не Царицей быть Хотела,
Может сделает Она,
Быть Владычицей морскою,
На посылках Мне Поможет?
Станет верною Рабой,
Я ж Царицею Морской!

Дед отправился уныло,
Волны катят не Игриво,
Тьма окутала весь Берег,
Звал Он звал,
Лишь Ветер воет...
"Что поделать?Что за горе?"
-Рыбка смилуйся,Моя
Задавила с горяча,
Ты Прости,что снова я,
Потревожил вновь тебя.
Приплыла Она на Гребне,
И спросила Старика:
-Что теперь душа Желает?
И зачем из далека?
Поклонился Рыбке в Пояс:
-Ты простила бы Меня,
Баба белены объелась,
Уж Царицей Побыла,
Хочет Царствовать на Море,
Чтоб в Прислуге ты была.

Рыбка хвостиком махнула,
И была уж Такова,
Не сказала даже Слова,
На ту просьбу Старика.
В миг на Море тихо стало,
Волны тоже Улеглись,
Дед прождал не так уж мало,
Просьбы Бабки не сбылись.
Шел Он медленно до дома,
Что ж Увидел Воротясь?
Сидит баба на Пороге,
Все вернулось во Своясь.

 

www.chitalnya.ru

Стихотворение «О рыбаке и рыбке», поэт V Оленька

По мотивам произведения А.С.Пушкина

 

У синего моря, в далёких краях

В ветхой землянке, мало похожей на дом,

Жила-поживала простая семья

Седая старуха со своим стариком.

Из всего-то хозяйства - невод один,

Да пара овец, под навесом жила

Старик потихоньку, на море ходил,

Старуха весь день свою пряжу пряла.

И так продолжалось уже тридцать годков,

Ничего не менялось, с течением дней.

Старик возле моря - пролил семь потов

Старуха спряла пряжи - жизни длинней.

Друг другу - постыли. Деваться куда?

Вот так и терпели - привычка сильней.

Старуха ворчала, ну, прямо, беда

На мужа: "Уйди с моих глаз поскорей!"

Старик снова с неводом к морю идёт,

По старой тропинке, исхоженной вдоль,

От жизни - унылой, чудес уж не ждёт

Была бы рыбёшка, да с хлебушком - соль

Он к морю подходит - спокойно оно

Закинул свой невод, пришел он пустой

Ничего не поделать - судьбой решено

Закинул ещё раз - с травою морской

Старик уж отчаялся: "Вот не везёт!

И море спокойно, а фарт не идёт.

С пустыми руками домой не поёдешь,

Старуха со злобы, со света сживёт!"

Закинул он невод в последний разок:

"Авось, попадётся рыбёшки чуток".

Устал от рыбалки и сильно промок

Старухе ей - что? Ведь ей невдомек,

Как трудно рыбачить, ведь силы - не те!

Видать отрыбачил - в пустой суете?

Но, нет! Кто-то бьётся и ...злато в хвосте

Доволен старик, аж от счастья вспотел

Принесёт он старухе хоть что-то домой,

Не просто рыбёшку, а - "хвост золотой".

Но молвила рыбка: "Милый, старче, постой!

Я мигом исполню каприз твой любой.

Отпусти только в море обратно, прошу!

За свободу - любую проблему решу:

Богатым я сделаю, словно - раджу

Иль терем высокий здесь прямо слажу".

Но молвил старик: "Злато мне ни к чему!

Привычно мне хлеб добывать самому.

Без терема век я как-нибудь доживу

Годков мне осталось - всего ничего

Плыви же, златая, я тебя не держу

И плавай, как прежде в глубИне морской

Да только вот, что я старухе скажу?

Ну, ладно, плыви. Ведь мне не впервОй!"

Вернулся старик и жене рассказал,

Как к морю ходил и удача не шла

Потом поделился, кто в невод попал

Как рыбка, златая, к нему приплыла

И что за свободу - награду сулила

Старуха от злости чуть его не прибила

"Какой дурачина! Ничего не спросил!

Ты видишь, корыто совсем раскололось

Ступай и уйми, наконец, свою робость

Проси же корыто, да чтоб поновей

У нашего хлещет вода из щелей".

"Корыто не злато. Корыто ведь - малость!"

В раздумья таких снова к морю идет

Глядь, а море чуть уже разыгралось

Устало старик с моря рыбку зовёт

Приплыла к нему рыбка, спросила беднягу:

"Что надобно, старче? Что случилось, старик?"

"Да старуха устроила мне передрягу,

Ка только узнала, так и пОдняла крик

Отправила, чтоб я тебе поклонился

И в ноги упал, или нет? В плавники!

Попросил у тебя для хозяйства - корыто".

Желанье я выполню, с Богом иди!"

Возвратился старик, у старухи - корыто,

Но не рада она, еще пуще грызёт

Нужен ей дом, тёсом покрытый

Как славно в котором она заживёт

"Ступай!", - говорит: "И выпроси - дом".

Снова старик с моря рыбку зовёт

И щурится вдаль, не мелькнёт ли хвостом

И ждет, не дождётся, когда приплывёт.

Откликнулась рыбка, плывёт из пучины,

Сверкая хвостом, чешуёю блестя

"Какая тебя снова гложет кручина?

Кто к морю за мною отправил тебя?"

"Прости, но с женой не в силах я сладить

С ней не поспоришь - настоит на своём!

Чтобы быт свой в порядок наладить

Ей нужен, ни много ни мало, а - дом!"

"Делов-то!", - так рыбка ему отвечает

""Будет вам дом. Ты с Богом ступай!

Забудь поскорее - невзгоды, печали

Живи и с женою - добра наживай

Вернулся старик, а землянки не стало

Новый дом возвышается - дым из трубы

Забор вокруг дома, и сени, и ставни

Ворота навешаны, врыты столбы

Старуха сидит на скамье, возле дома

Бранится, кричит, пыл ее - не унять

Старику её брань, до боли - знакома

Присесть не дала, велит к рыбке ступать

Из бедной, а вообщем обычной крестьянки,

Которой работать - "с зари до зари"

Превратить ее в столбовую дворянку

Надоело, видишь ли - "щи ей варить!"

Старик лишь вздохнул и опять пошагал

Вот и море пред ним, за волною волна

С берега он трижды рыбку позвал

Из пучины морской появилась она

Спросила его: "Зачем, старче, позвал?

Что случилось? Опять недовольна - жена?"

Старик пошатнулся, на коленки упал:

"Прости же, златая! Не моя в том вина!

Старухе дворянкою хочется стать

Одеваться в шелка и на бархате - спать

БелИться, румяниться и отдыхать

Служанок - своих, за косы таскать".

Послушала рыбка и молвила так:

"Всё выполню! Будет старуха - дворянкой

Будет жемчуг на шее и руки в перстнях

Хвостом лишь взмахну и она - не крестьянка".

Встал с коленей старик, к дому держит свой путь

И предстал перед ним чудо-терем, высокий

В нём служанок и слуг - просто жуть!

И жена - в соболях, ждёт его на пороге

Говорит ей старик: "Ну теперь ты довольна?"

Та ни слова в ответ, только глянула - грозно

И посла его - на конюшню, где кони

Их чистить, кормить и возиться с навозом

Вот неделя проходит, за нею - другая

Надоело дворянствовать, вышел запал

Снова к рыбке его посылает,

Чтобы новую просьбу он ей передал

"Пусть царицею сделает, вольной во всём

Чтобы править одной, трон ни с кем не деля

Чтоб роскошный дворец и стражники в нём

Чтоб дворяне служили ей, даже - князья!"

Испугался старик, молвил бабе в ответ:

"Чтоб корону носить - надо опыт иметь!

Ты, с ума не сходи, на старость-то лет!"

А старуха ему: "Со мною спорить - не сметь!

Коли сам не пойдёшь, то придётся - силком".

"Ну да ладно - пойду", - согласился старик

И отправился к морю, смятенье таком

Волнуется море, чаек слышится крик

Обречённо старик снова рыбку зовёт

Приплыла! И у рыбки - резонный вопрос

"Что случилось опять? И в чём помощи ждёт?"

Ей с поклоном старик: "Под давленьем - пришлось

Мне с причудой старухи вновь к тебе обратиться

Уж не хочет она - дворянкой быть

Просит сделать её - волной царицей

Чтоб корону могла, на макушке - носить"

"Не печалься, старик!", - ему рыбка в ответ

"Так и будет! Исполню старухи каприз

Возвращайся обратно, с царице-жене

Да, смотри - осторожней! Вдруг ждёт там - сюрприз!"

Воротился старик и палаты пред ним

В них царица сидит - за богатым столом

Перед ней яств полно, в том числе - разных вин

Оробел старичок, не полез - напролом

Всё ж царице пред ним, что старухой была

Вокруг стража стоит - топоры на плечах

"Что же делать? А, ладно, была не была!"

Молвил тихо старик, так сковал его страх

"Ты довольна теперь, свет-царица, моя?"

А царица - молчит, не взглянула в ответ

Прогнала прочь с очей, бедолагу гоня

А народ посмеялся, погрозив ему в след

Дни за днями бегут, уже месяц - с листа

Задурила старуха ещё пуще шумит

Велит страже своей - отыскать старика

Перед очи её, что его привели

Говорит ему так: "Ступай к морю, старик

Слово в слово скажи, ты той рыбке - златой

Чтоб могла у меня на посылках служить

Чтоб владычицей сделала - дали морской".

Не посмел старичок, слово против сказать

Не дерзнул поперЕчить, снова к морю идёт

Глядь оно - почернело, волны воют, шумят

Кликнул рыбку. Сквозь бурю, она, видит - плывёт

"Зачем звал? В чём печаль приключилась твоя?"

И старик ей, сквозь слёзы, сказал не тая:

"Рыбка, сжалься, прошу! ДУрит баба моя

Хочет в море, к тебе. Промолчал в ответ я

Чтоб владычицей быть и не какой-то - морской!

Чтоб служила ей ты, на посылках была".

Ничего не ответила рыбка, возглас такой

Хвостом лишь взмахнула и на дно уплыла

Долго ждал старичок, возле моря - ответ

Не дождался, пришлось воротиться домой

Смотрит, больше дворца уже - нет

Стоит снова землянка, со старой женой

На пороге она, как и прежде - сидит

И глядит на него, исподлобья, сердито

У неё, как и прежде - нищенский вид

Перед нею стоит всё то же - корыто!

poembook.ru

Сказка о рыбаке и рыбке «Александр Пушкин» читать стих

Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.
Старик ловил неводом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.
Раз он в море закинул невод, —
Пришел невод с одною тиной.
Он в другой раз закинул невод,
Пришел невод с травой морскою.
В третий раз закинул он невод, —
Пришел невод с одною рыбкой,
С непростою рыбкой, — золотою.
Как взмолится золотая рыбка!
Голосом молвит человечьим:
«Отпусти ты, старче, меня в море,
Дорогой за себя дам откуп:
Откуплюсь чем только пожелаешь.»
Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года
И не слыхивал, чтоб рыба говорила.
Отпустил он рыбку золотую
И сказал ей ласковое слово:
«Бог с тобою, золотая рыбка!
Твоего мне откупа не надо;
Ступай себе в синее море,
Гуляй там себе на просторе».

Воротился старик ко старухе,
Рассказал ей великое чудо.
«Я сегодня поймал было рыбку,
Золотую рыбку, не простую;
По-нашему говорила рыбка,
Домой в море синее просилась,
Дорогою ценою откупалась:
Откупалась чем только пожелаю.
Не посмел я взять с нее выкуп;
Так пустил ее в синее море».
Старика старуха забранила:
«Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взял ты с нее корыто,
Наше-то совсем раскололось».

Вот пошел он к синему морю;
Видит, — море слегка разыгралось.
Стал он кликать золотую рыбку,
Приплыла к нему рыбка и спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка,
Разбранила меня моя старуха,
Не дает старику мне покою:
Надобно ей новое корыто;
Наше-то совсем раскололось».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Будет вам новое корыто».
Воротился старик ко старухе,
У старухи новое корыто.
Еще пуще старуха бранится:
«Дурачина ты, простофиля!
Выпросил, дурачина, корыто!
В корыте много ль корысти?
Воротись, дурачина, ты к рыбке;
Поклонись ей, выпроси уж избу».

Вот пошел он к синему морю,
Будет вам новое корыто».
Воротился старик ко старухе,
Стал он кликать золотую рыбку,
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Еще пуще старуха бранится,
Не дает старику мне покою:
Избу просит сварливая баба».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Так и быть: изба вам уж будет».
Пошел он ко своей землянке,
А землянки нет уж и следа;
Перед ним изба со светелкой,
С кирпичною, беленою трубою,
С дубовыми, тесовыми вороты.
Старуха сидит под окошком,
На чем свет стоит мужа ругает.
«Дурачина ты, прямой простофиля!
Выпросил, простофиля, избу!
Воротись, поклонися рыбке:
Не хочу быть черной крестьянкой,
Хочу быть столбовою дворянкой».

Пошел старик к синему морю;
(Не спокойно синее море.)
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Пуще прежнего старуха вздурилась,
Не дает старику мне покою:
Уж не хочет быть она крестьянкой,
Хочет быть столбовою дворянкой».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом».

Воротился старик ко старухе.
Что ж он видит? Высокий терем.
На крыльце стоит его старуха
В дорогой собольей душегрейке,
Парчовая на маковке кичка,
Жемчуги огрузили шею,
На руках золотые перстни,
На ногах красные сапожки.
Перед нею усердные слуги;
Она бьет их, за чупрун таскает.
Говорит старик своей старухе:
«Здравствуй, барыня сударыня дворянка!
Чай, теперь твоя душенька довольна».
На него прикрикнула старуха,
На конюшне служить его послала.

Вот неделя, другая проходит,
Еще пуще старуха вздурилась:
Опять к рыбке старика посылает.
«Воротись, поклонися рыбке:
Не хочу быть столбовою дворянкой,
А хочу быть вольною царицей».
Испугался старик, взмолился:
«Что ты, баба, белены объелась?
Ни ступить, ни молвить не умеешь,
Насмешишь ты целое царство».
Осердилася пуще старуха,
По щеке ударила мужа.
«Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,
Со мною, дворянкой столбовою? —
Ступай к морю, говорят тебе честью,
Не пойдешь, поведут поневоле».

Старичок отправился к морю,
(Почернело синее море.)
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Опять моя старуха бунтует:
Уж не хочет быть она дворянкой,
Хочет быть вольною царицей».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом!
Добро! будет старуха царицей!»

Старичок к старухе воротился.
Что ж? пред ним царские палаты.
В палатах видит свою старуху,
За столом сидит она царицей,
Служат ей бояре да дворяне,
Наливают ей заморские вины;
Заедает она пряником печатным;
Вкруг ее стоит грозная стража,
На плечах топорики держат.
Как увидел старик, — испугался!
В ноги он старухе поклонился,
Молвил: «Здравствуй, грозная царица!
Ну, теперь твоя душенька довольна».
На него старуха не взглянула,
Лишь с очей прогнать его велела.
Подбежали бояре и дворяне,
Старика взашеи затолкали.
А в дверях-то стража подбежала,
Топорами чуть не изрубила.
А народ-то над ним насмеялся:
«Поделом тебе, старый невежа!
Впредь тебе, невежа, наука:
Не садися не в свои сани!»

Вот неделя, другая проходит,
Еще пуще старуха вздурилась:
Царедворцев за мужем посылает,
Отыскали старика, привели к ней.
Говорит старику старуха:
«Воротись, поклонися рыбке.
Не хочу быть вольною царицей,
Хочу быть владычицей морскою,
Чтобы жить мне в Окияне-море,
Чтоб служила мне рыбка золотая
И была б у меня на посылках».

Старик не осмелился перечить,
Не дерзнул поперек слова молвить.
Вот идет он к синему морю,
Видит, на море черная буря:
Так и вздулись сердитые волны,
Так и ходят, так воем и воют.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Что мне делать с проклятою бабой?
Уж не хочет быть она царицей,
Хочет быть владычицей морскою;
Чтобы жить ей в Окияне-море,
Чтобы ты сама ей служила
И была бы у ней на посылках».
Ничего не сказала рыбка,
Лишь хвостом по воде плеснула
И ушла в глубокое море.
Долго у моря ждал он ответа,
Не дождался, к старухе воротился —
Глядь: опять перед ним землянка;
На пороге сидит его старуха,
А пред нею разбитое корыто.

Предыдущий стих - Николай Клюев — Мой край, мое поморье Следующий стих - Зинаида Гиппиус — Крылатое Стихи этого поэта:

stihi.deti.guru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.