Стихи о прекрасной даме 1972


Стихи о Прекрасной даме (Цикл) — Блок Александр, читать стих на Poemata.ru

Цикл «Стихи о Прекрасной Даме»

(129 стихотворений)

Вступление

Отдых напрасен. Дорога крута. Вечер прекрасен. Стучу в ворота.

Дольнему стуку чужда и строга, Ты рассыпаешь кругом жемчуга.

Терем высок, и заря замерла. Красная тайна у входа легла.

Кто поджигал на заре терема, Что воздвигала Царевна Сама?

Каждый конёк на узорной резьбе Красное пламя бросает к тебе.

Купол стремится в лазурную высь. Синие окна румянцем зажглись.

Все колокольные звоны гудят. Залит весной беззакатный наряд.

Ты ли меня на закатах ждала? Терем зажгла? Ворота отперла?

28 декабря 1903

———————————————————————————

*** Я вышел. Медленно сходили На землю сумерки зимы. Минувших дней младые были Пришли доверчиво из тьмы…

Пришли и встали за плечами, И пели с ветром о весне… И тихими я шёл шагами, Провидя вечность в глубине..

О, лучших дней живые были! Под вашу песнь из глубины На землю сумерки сходили И вечности вставали сны!..

25 января 1901. С.- Петербург

———————————————————————————

*** Ветер принёс издалёка Песни весенней намёк, Где-то светло и глубоко Неба открылся клочок.

В этой бездонной лазури, В сумерках близкой весны Плакали зимние бури, Реяли звёздные сны.

Робко, темно и глубоко Плакали струны мои. Ветер принёс издалёка Звучные песни твои.

29 января 1901

———————————————————————————

*** Тихо вечерние тени В синих ложатся снегах. Сонмы нестройных видений Твой потревожили прах. Спишь ты за дальней равниной, Спишь в снеговой пелене… Песни твоей лебединой Звуки почудились мне. Голос, зовущий тревожно, Эхо в холодных снегах… Разве воскреснуть возможно? Разве былое — не прах? Нет, из господнего дома Полный бессмертия дух Вышел родной и знакомой Песней тревожить мой слух. Сонмы могильных видений, Звуки живых голосов… Тихо вечерние тени Синих коснулись снегов.

2 февраля 1901

———————————————————————————

*** Душа молчит. В холодном небе Всё те же звёзды ей горят. Кругом о злате иль о хлебе Народы шумные кричат… Она молчит, — и внемлет крикам, И зрит далёкие миры, Но в одиночестве двуликом Готовит чудные дары, Дары своим богам готовит И, умащённая, в тиши, Неустающим слухом ловит Далёкий зов другой души…

Так- белых птиц над океаном Неразлучённые сердца Звучат призывом за туманом, Понятным им лишь до конца.

3 февраля 1901

———————————————————————————

*** Ты отходишь в сумрак алый, В бесконечные круги. Я послышал отзвук малый, Отдалённые шаги.

Близко ты или далече Затерялась в вышине? Ждать иль нет внезапной встречи В этой звучной тишине?

В тишине звучат сильнее Отдалённые шаги, Ты ль смыкаешь, пламенея, Бесконечные круги?

6 марта 1901

———————————————————————————

*** О. М. Соловьёвой

Ночью сумрачной и дикой — Сын бездонной глубины — Бродит призрак бледноликий На полях моей страны, И поля во мгле великой Чужды, хладны и темны.

Лишь порой, заслышав бога, Дочь блаженной стороны Из родимого чертога Гонит призрачные сны, И в полях мелькает много Чистых девственниц весны.

23 апреля 1901

———————————————————————————

*** Навстречу вешнему расцвету Зазеленели острова. Одна лишь песня не допета, Забылись вечные слова…

Душа в стремленьи запоздала, В пареньи смутном замерла, Какой-то тайны не познала, Каких-то снов не поняла…

И вот — в завистливом смущеньи Глядит — растаяли снега, И рек нестройное теченье Свои находит берега.

25 апреля 1901

———————————————————————————

*** В день холодный, в день осенний Я вернусь туда опять Вспомнить этот вздох весенний, Прошлый образ увидать.

Я приду — и не заплачу, Вспоминая, не сгорю. Встречу песней наудачу Новой осени зарю.

Злые времени законы Усыпили скорбный дух. Прошлый вой, былые стоны Не услышишь — я потух.

Самый огнь — слепые очи Не сожжёт мечтой былой. Самый день — темнее ночи Усыплённому душой.

27 апреля 1901, Поле за Старой Деревней

———————————————————————————

*** Так — разошлись в часы рассвета. А. Б.

Всё отлетают сны земные, Всё ближе чуждые страны. Страны холодные, немые, И без любви, и без весны.

Там — далеко, открыв зеницы, Виденья близких и родных Проходят в новые темницы И равнодушно смотрят в них.

Там — матерь сына не узнает, Потухнут страстные сердца… Там безнадёжно угасает Моё скитанье — без конца…

И вдруг, в преддверьи заточенья, Послышу дальние шаги… Ты — одиноко — в отдаленьи, Сомкнёшь последние круги…

4 мая 1901

———————————————————————————

*** В передзакатные часы Среди деревьев вековых Люблю неверные красы Твоих очей и слов твоих.

Прощай, идёт ночная тень, Ночь коротка, как вешний сон, Но знаю — завтра новый день, И новый для тебя закон.

Не бред, не призрак ты лесной, Но старина не знала фей С такой неверностью очей, С душой изменчивой такой!

5 мая 1901

———————————————————————————

*** Всё бытиё и сущее согласно В великой, непрестанной тишине. Смотри туда участно, безучастно, — Мне всё равно — вселенная во мне. Я чувствую, и верую, и знаю, Сочувствием провидца не прельстишь. Я сам в себе с избытком заключаю Все те огни, какими ты горишь. Но больше нет ни слабости, ни силы, Прошедшее, грядущее — во мне. Всё бытиё и сущее застыло В великой, неизменной тишине. Я здесь в конце, исполненный прозренья, Я перешёл граничную черту. Я только жду условного виденья, Чтоб отлететь в иную пустоту.

17 мая 1901

———————————————————————————

*** Кто-то шепчет и смеётся Сквозь лазоревый туман. Только мне в тиши взгрустнётся Снова смех из милых стран!

Снова шопот — и в шептаньи Чья-то ласка, как во сне, В чьём-то женственном дыханьи, Видно, вечно радость мне!

Пошепчи, посмейся, милый, Милый образ, нежный сон; Ты нездешней, видно, силой Наделён и окрылён.

20 мая 1901

———————————————————————————

*** Белой ночью месяц красный Выплывает в синеве. Бродит призрачно-прекрасный, Отражается в Неве.

Мне провидится и снится Исполпенье тайных дум. В вас ли доброе таится, Красный месяц, тихий шум?

22 мая 1901

———————————————————————————

*** Небесное умом не измеримо, Лазурное сокрыто от умов. Лишь изредка приносят серафимы Священный сон избранникам миров.

И мнилась мне Российская Венера, Тяжёлою туникой повита, Бесстрастна в чистоте, нерадостна без меры, В чертах лица — спокойная мечта.

Она сошла на землю не впервые, Но вкруг неё толпятся в первый раз Богатыри не те, и витязи иные… И странен блеск её глубоких глаз…

29 мая 1901, с. Шахматово

———————————————————————————

*** Они звучат, они ликуют, Не уставая никогда, Они победу торжествуют, Они блаженны навсегда.

Кто уследит в окрестном звоне, Кто ощутит хоть краткий миг Мой бесконечный в тайном лоне, Мой гармонический язык? Пусть всем чужда моя свобода, Пусть всем я чужд, в саду моём Звенит и буйствует природа. Я — соучастник ей во всём!

30 мая 1901

———————————————————————————

*** Одинокий, к тебе прихожу, Околдован огнями любви. Ты гадаешь. — Меня не зови — Я и сам уж давно ворожу.

От тяжёлого бремени лет Я спасался одной ворожбой, И опять ворожу над тобой, Но неясен и смутен ответ.

Ворожбой полонённые дни Я лелею года, — не зови… Только скоро ль погаснут огни Заколдованной тёмной любви?

1 июня 1901, с. Шахматово

———————————————————————————

*** И тяжкий сон житейского сознанья Ты отряхнёшь, тоскуя и любя. Вл. Соловьёв

Предчувствую Тебя. Года проходят мимо — Всё в облике одном предчувствую Тебя.

Весь горизонт в огне — и ясен нестерпимо, И молча жду, — тоскуя и любя.

Весь горизонт в огне, и близко появленье, Но страшно мне: изменишь облик Ты,

И дерзкое возбудишь подозренье, Сменив в конце привычные черты.

О, как паду — и горестно, и низко, Не одолев смертельные мечты!

Как ясен горизонт! И лучезарность близко. Но страшно мне: изменишь облик Ты.

4 июня 1901, с. Шахматово

———————————————————————————

*** …и поздно желать, Всё минуло: и счастье и горе. Вл. Соловьёв

Не сердись и прости. Ты цветёшь одиноко, Да и мне не вернуть Этих снов золотых, этой веры глубокой… Безнадёжен мой путь.

Мыслью сонной цветя, ты блаженствуешь много, Ты лазурью сильна. Мне — другая и жизнь, и другая дорога, И душе — не до сна.

Верь — несчастней моих молодых поклонений Нет в обширной стране, Где дышал и любил твой таинственный гений, Безучастный ко мне.

10 июня 1901

———————————————————————————

*** За туманом, за лесами Загорится — пропадёт, Еду влажными полями — Снова издали мелькнёт.

Так блудящими огнями Поздней ночью, за рекой, Над печальными лугами Мы встречаемся с Тобой.

Но и ночью нет ответа, Ты уйдёшь в речной камыш, Унося источник света, Снова издали манишь.

14 июня 1901

———————————————————————————

*** В бездействии младом, в передрассветной лени Душа парила ввысь, и там Звезду нашла. Туманен вечер был, ложились мягко тени. Вечерняя Звезда, безмолвствуя, ждала.

Невозмутимая, на тёмные ступени Вступила Ты, и, Тихая, всплыла. И шаткою мечтой в передрассветной лени На звёздные пути Себя перенесла.

И протекала ночь туманом сновидений. И юность робкая с мечтами без числа. И близится рассвет. И убегают тени. И, Ясная, Ты с солнцем потекла.

19 июня 1901

———————————————————————————

*** Сегодня шла Ты одиноко, Я не видал Твоих чудес. Там, над горой Твоей высокой, Зубчатый простирался лес.

И этот лес, сомкнутый тесно, И эти горные пути Мешали слиться с неизвестным, Твоей лазурью процвести.

22 июня 1901

———————————————————————————

*** С. Соловьёву

Она росла за дальними горами. Пустынный дол — ей родина была. Никто из вас горящими глазами Её не зрел — она одна росла. И только лик бессмертного светила — Что день — смотрел на девственный расцвет, И, влажный злак, она к нему всходила, Она в себе хранила тайный след. И в смерть ушла, желая и тоскуя. Никто из вас не видел здешний прах… Вдруг расцвела, в лазури торжествуя, В иной дали и в неземных горах. И ныне вся овеяна снегами. Кто белый храм, безумцы, посетил? Она цвела за дальними горами, Она течёт в ряду иных светил.

26 июня 1901

———————————————————————————

*** Внемля зову жизни смутной, Тайно плещущей во мне, Мысли ложной и минутной Не отдамся и во сне. Жду волны — волны попутной К лучезарной глубине.

Чуть слежу, склонив колени, Взором кроток, сердцем тих, Уплывающие тени Суетливых дел мирских Средь видений, сновидений, Голосов миров иных.

3 июля 1901

———————————————————————————

*** Прозрачные, неведомые тени К Тебе плывут, и с ними Ты плывёшь, В объятия лазурных сновидений, Невнятных нам, — Себя Ты отдаёшь.

Перед Тобой синеют без границы Моря, поля, и горы, и леса, Перекликаются в свободной выси птицы, Встаёт туман, алеют небеса.

А здесь, внизу, в пыли, в уничиженьи, Узрев на миг бессмертные черты, Безвестный раб, исполнен вдохновенья, Тебя поёт. Его не знаешь Ты,

Не отличишь его в толпе народной, Не наградишь улыбкою его, Когда вослед взирает, несвободный, Вкусив на миг бессмертья Твоего.

3 июля 1901

———————————————————————————

*** Я жду призыва, ищу ответа, Немеет небо, земля в молчаньи, За жёлтой нивой — далёко где-то — На миг проснулось моё воззванье.

Из отголосков далёкой речи, С ночного неба, с полей дремотных, Всё мнятся тайны грядущей встречи, Свиданий ясных, но мимолётных.

Я жду — и трепет объемлет новый. Всё ярче небо, молчанье глуше… Ночную тайну разрушит слово… Помилуй, боже, ночные души!

На миг проснулось за нивой, где-то, Далёким эхом моё воззванье. Всё жду призыва, ищу ответа, Но странно длится земли молчанье.

7 июля 1901

———————————————————————————

*** Не ты ль в моих мечтах, певучая, прошла Над берегом Невы и за чертой столицы? Не ты ли тайный страх сердечный совлекла С отвагою мужей и с нежностью девицы?

Ты песнью без конца растаяла в снегах И раннюю весну созвучно повторила. Ты шла звездою мне, но шла в дневных лучах И камни площадей и улиц освятила.

Тебя пою, о, да! Но просиял твой свет И вдруг исчез — в далёкие туманы. Я направляю взор в таинственные страны, —

Тебя не вижу я, и долго бога нет. Но верю, ты взойдёшь, и вспыхнет сумрак алый, Смыкая тайный круг, в движеньи запоздалый.

8 июля 1901

———————————————————————————

*** За городом в полях весною воздух дышит. Иду и трепещу в предвестии огня. Там, знаю, впереди — морскую зыбь колышет Дыханье сумрака — и мучает меня.

Я помню: далеко шумит, шумит столица. Там, в сумерках весны, неугомонный зной. О, скудные сердца! Как безнадёжны лица! Не знавшие весны тоскуют над собой.

А здесь, как память лет невинных и великих, Из сумрака зари — неведомые лики Вещают жизни строй и вечности огни…

Забудем дольний шум. Явись ко мне без гнева, Закатная, Таинственная Дева, И завтра и вчера огнём соедини.

12 июля 1901

———————————————————————————

*** Вечереющий день, догорая, Отступает в ночные края. Посещает меня, возрастая, Неотступная Тайна моя.

Неужели и страстная дума, Бесконечно земная волна, Затерявшись средь здешнего шума, Не исчерпает жизни до дна?

Неужели в холодные сферы С неразгаданной тайной земли Отошли и печали без меры, И любовные сны отошли?

Умирают мои угнетенья, Утоляются горести дня, Только Ты одинокою тенью Посети на закате меня.

11 июля 1901

———————————————————————————

*** Не жди последнего ответа, Его в сей жизни не найти. Но ясно чует слух поэта Далёкий гул в своём пути.

Он приклонил с вниманьем ухо, Он жадно внемлет, чутко ждёт, И донеслось уже до слуха: Цветёт, блаженствует, растёт…

Всё ближе — чаянье сильнее, Но, ах! — волненья не снести… И вещий падает, немея, Заслыша близкий гул в пути.

Кругом — семья в чаду молений, И над кладбищем — мерный звон. Им не постигнуть сновидений, Которых не дождался он!..

19 июля 1901

———————————————————————————

*** Не пой ты мне и сладостно, и нежно: Утратил я давно с юдолью связь. Моря души — просторны и безбрежны, Погибнет песнь, в безбрежность удалясь.

Одни слова без песен сердцу ясны. Лишь правдой их над сердцем процветёшь. А песни звук — докучливый и страстный — Таит в себе невидимую ложь.

Мой юный пыл тобою же осмеян, Покинут мной — туманы позади. Объемли сны, какими я овеян, Пойми сама, что будет впереди.

19 июля 1901

———————————————————————————

*** Не жаль мне дней ни радостных, ни знойных, Ни лета зрелого, ни молодой весны. Они прошли — светло и беспокойно, И вновь придут — они землёй даны.

Мне жаль, что день великий скоро минет, Умрёт едва рождённое дитя. О, жаль мне, друг, — грядущий пыл остынет, В прошедший мрак и в холод уходя!

Нет, хоть в конце тревожного скитанья Найду пути, и не вздохну о дне! Не омрачить заветного свиданья Тому, кто здесь вздыхает обо мне.

27 июля 1901

———————————————————————————

*** Признак истинного чуда В час полночной темноты — Мглистый мрак и камней груда, В них горишь алмазом ты.

А сама — за мглой речною Направляешь горный бег Ты лазурью золотою Просиявшая навек.

29 июля 1901, Фабрика

———————————————————————————

*** Дождёшься ль вечерней порой Опять и желанья, и лодки, Весла, и огня за рекой? Фет

Сумерки, сумерки вешние, Хладные волны у ног, В сердце — надежды нездешние, Волны бегут на песок.

Отзвуки, песня далёкая, Но различить — не могу. Плачет душа одинокая Там, на другом берегу.

Тайна ль моя совершается, Ты ли зовёшь вдалеке? Лодка ныряет, качается, Что-то бежит по реке.

В сердце — надежды нездешние, Кто-то навстречу — бегу… Отблески, сумерки вешние, Клики на том берегу.

16 августа 1901

———————————————————————————

*** Ты горишь над высокой горою, Недоступна в Своём терему. Я примчуся вечерней порою, В упоеньи мечту обниму.

Ты, заслышав меня издалёка, Свой костёр разведёшь ввечеру, Стану, верный велениям Рока, Постигать огневую игру.

И когда среди мрака снопами Искры станут кружиться в дыму, Я умчусь с огневыми кругами И настигну Тебя в терему.

18 августа 1901

———————————————————————————

*** Видно, дни золотые пришли. Все деревья стоят, как в сияньи. Ночью холодом веет с земли; Утром белая церковь вдали И близка и ясна очертаньем.

Всё поют и поют вдалеке, Кто поёт — не пойму; а казалось, Будто к вечеру там, на реке — В камышах ли, в сухой осоке, — И знакомая песнь раздавалась.

Только я не хочу узнавать. Да и песням знакомым не верю. Всё равно — мне певца не понять. От себя ли скрывать Роковую потерю?

24 августа 1901

———————————————————————————

*** Кругом далёкая равнина, Да толпы обгорелых пней Внизу — родимая долина, И тучи стелятся над ней.

Ничто не манит за собою, Как будто даль сама близка. Здесь между небом и землёю Живёт угрюмая тоска.

Она и днём и ночью роет В полях песчаные бугры. Порою жалобно завоет И вновь умолкнет — до поры.

И всё, что будет, всё, что было, Холодный и бездушный прах, Как эти камни над могилой Любви, затерянной в потях.

25 августа 1901, д. Ивлево

———————————————————————————

*** Я всё гадаю над тобою, Но, истомлённый ворожбой, Смотрю в глаза твои порою И вижу пламень роковой.

Или великое свершилось, И ты хранишь завет времён И, озарённая, укрылась От дуновения племён?

Но я, покорствуя заране, Знай, сохраню святой завет. Не оставляй меня в тумане Твоих первоначальных лет.

Лежит заклятье между нами, Но, в постоянстве недвижим, Скрываю родственное пламя Под бедным обликом своим.

27 августа 1901

———————————————————————————

*** Нет конца лесным тропинкам. Только встретить до звезды Чуть заметные следы… Внемлет слух лесным былинкам.

Всюду ясная молва Об утраченных и близких… По верхушкам ёлок низких Перелётные слова…

Не замечу ль по былинкам Потаённого следа… Вот она — зажглась звезда! Нет конца лесным тропинкам.

2 сентября 1901, Церковный лес

———————————————————————————

*** Мчит меня мёртвая сила, Мчит по стальному пути. Небо уныньем затмило, В сердце — твой голос: «Прости».

Да, и в разлуке чиста ты И непорочно свята. Вон огневого заката Ясная гаснет черта.

Нет безнадёжного горя! Сердце — под гнётом труда, А на небесном просторе — Ты — золотая звезда.

6 сентября 1901, Почтовый поезд

———————————————————————————

Посвящение Встали надежды пророка — Близки лазурные дни. Пусть лучезарность востока Скрыта в неясной тени.

Но за туманами сладко Чуется близкий рассвет. Мне мировая разгадка Этот безбрежный поэт.

Здесь — голубыми мечтами Светлый возвысился храм. Всё голубое — за Вами И лучезарное — к Вам.

18 сентября 1901

———————————————————————————

*** Пройдёт зима — увидишь ты Мои равнины и болота И скажешь: «Сколько красоты! Какая мёртвая дремота!»

Но помни, юная, в тиши Моих равнин хранил я думы И тщетно ждал твоей души, Больной, мятежный и угрюмый.

Я в этом сумраке гадал, Взирал в лицо я смерти хладной И бесконечно долго ждал, В туманы всматриваясь жадно.

Но мимо проходила ты, — Среди болот хранил я думы, И этой мёртвой красоты В душе остался след угрюмый.

21 сентября 1901

———————————————————————————

*** Встану я в утро туманное, Солнце ударит в лицо. Ты ли, подруга желанная, Всходишь ко мне на крыльцо?

Настежь ворота тяжёлые! Ветром пахнуло в окно! Песни такие весёлые Не раздавались давно!

С ними и в утро туманное Солнце и ветер в лицо! С ними подруга желанная Всходит ко мне на крыльцо!

3 октября 1901

———————————————————————————

*** Снова ближе вечерние тени, Ясный день догорает вдали. Снова сонмы нездешних видении Всколыхнулись — плывут — подошли.

Что же ты на великую встречу Не вскрываешь свои глубины? Или чуешь иного предтечу Несомненной и близкой весны?

Чуть во мраке светильник завижу Поднимусь и, не глядя, лечу. Ты же в сумраке, милая, ближе К неподвижному жизни ключу.

14 октября 1901

———————————————————————————

*** Хранила я среди младых созвучий Задумчивый и нежный образ дня. Вот дунул вихрь, поднялся прах летучий, И солнца нет, и сумрак вкруг меня.

Но в келье — май, и я живу, незрима, Одна, в цветах, и жду другой весны. Идите прочь — я чую серафима, Мне чужды здесь земные ваши сны.

Идите прочь, скитальцы, дети, боги! Я расцвету ещё в последний день, Мои мечты — священные чертоги, Моя любовь — немеющая тень.

17 октября 1901

———————————————————————————

*** Скрипнула дверь. Задрожала рука. Вышла я в улицы сонные. Там, в поднебесьи, идут облака Через туман озарённые.

С ними — знакомое, слышу, вослед… Нынче ли сердце пробудится? Новой ли, прошлой ли жизни ответ, Вместе ли оба почудятся?

Если бы злое несли облака, Сердце моё не дрожало бы… Скрипнула дверь. Задрожала рука. Слёзы. И песни. И жалобы.

3 ноября 1901

———————————————————————————

*** Зарево белое, жёлтое, красное, Крики и звон вдалеке. Ты не обманешь, тревога напрасная, Вижу огни на реке.

Заревом ярким и поздними криками Ты не разрушишь мечты. Смотрится призрак очами великими Из-за людской суеты.

Смертью твоею натешу лишь взоры я, Жги же свои корабли! Вот они — тихие, светлые, скорые — Мчатся ко мне издали.

6 ноября 1901

———————————————————————————

*** Я ли пишу, или ты из могилы Выслала юность свою, — Прежними розами призрак мне милый Я, как тогда, обовью.

Если умру — перелётные птицы Призрак развеют, шутя. Скажешь и ты, разбирая страницы: «Божье то было дитя».

21 ноября 1901

———————————————————————————

*** Жду я холодного дня, Сумерек серых я жду. Замерло сердце, звеня: Ты говорила: «Приду, —

Жди на распутьи — вдали Людных и ярких дорог, Чтобы с величьем земли Ты разлучиться не мог.

Тихо приду и замру, Как твоё сердце, звеня, Двери тебе отопру В сумерках зимнего дня».

21 ноября 1901

———————————————————————————

*** Будет день — и свершится великое, Чую в будущем подвиг души.

Ты — другая, немая, безликая, Притаилась, колдуешь в тиши.

Но во что обратишься — не ведаю, И не знаешь ты, буду ли твой,

А уж Там веселятся победою Над единой и страшной душой.

28 ноября 1901

———————————————————————————

*** Я долго ждал — ты вышла поздно, Но в ожиданьи ожил дух, Ложился сумрак, но бесслёзно Я напрягал и взор и слух.

Когда же первый вспыхнул пламень И слово к небу понеслось, — Разбился лёд, последний камень Упал, — и сердце занялось.

Ты в белой вьюге, в снежном стоне Опять волшебницей всплыла, И в вечном свете, в вечном звоне Церквей смешались купола.

27 ноября 1901

———————————————————————————

*** Ночью вьюга снежная Заметала след. Розовое, нежное Утро будит свет.

Встали зори красные, Озаряя снег. Яркое и страстное Всколыхнуло брег.

Вслед за льдиной синею В полдень я всплыву. Деву в снежном инее Встречу наяву.

5 декабря 1901

———————————————————————————

Ворожба

Я могуч и велик ворожбою, Но тебя уследить — не могу. Полечу ли в эфир за тобою — Ты цветёшь на земном берегу. Опускаюсь в цветущие степи — Ты уходишь в вечерний закат, И меня оковавшие цепи На земле одиноко бренчат.

Но моя ворожба не напрасна: Пусть печально и страшно «вчера». Но сегодня — и тайно и страстно Заалело полнеба с утра. Я провижу у дальнего края Разгоревшейся тучи — тебя. Ты глядишь, улыбаясь и зная, Ты придёшь, трепеща и любя.

5 декабря 1901

———————————————————————————

*** Недосказанной речи тревогу Хороню до свиданья в ночи. Окна терема — все на дорогу, Вижу слабое пламя свечи.

Ждать ли поздней условленной встречи? Знаю — юная сердцем в пути, — Ароматом неведомой встречи Сердце хочет дрожать и цвести.

В эту ночь благовонные росы, Словно влажные страсти слова, Тяжко лягут на мягкие косы — Утром будет гореть голова…

Но несказанной речи тревогу До свиданья в ночи — не уйму. Слабый пламень глядит на дорогу, Яркий пламень дрожит в терему.

6 декабря 1901

———————————————————————————

*** Молчи, как встарь, скрывая свет, — Я ранних тайн не жду. На мой вопрос — один ответ: Ищи свою звезду.

Не жду я ранних тайн, поверь Они не мне взойдут. Передо мной закрыта дверь В таинственный приют.

Передо мной — суровый жар Душевных слёз и бед, И на душе моей пожар — Один, один ответ.

Молчи, как встарь, — я услежу Восход моей звезды, Но сердцу, сердцу укажу Я поздних тайн следы.

Но первых тайн твоей весны Другим приснится свет. Сольются наши две волны В горниле поздних бед.

18 декабря 1901

———————————————————————————

*** Вечереющий сумрак, поверь, Мне напомнил неясный ответ. Жду — внезапно отворится дверь, Набежит исчезающий свет. Словно бледные в прошлом мечты, Мне лица сохранились черты И отрывки неведомых слов, Словно отклики прежних миров, Где жила ты и, бледная, шла, Под ресницами сумрак тая, За тобою — живая ладья, Словно белая лебедь, плыла, За ладьёй — огневые струи — Беспокойные песни мои… Им внимала задумчиво ты, И лица сохранились черты, И запомнилась бледная высь, Где последние сны пронеслись. В этой выси живу я, поверь, Смутной памятью сумрачных лет, Смутно помню — отворится дверь, Набежит исчезающий свет.

20 декабря 1901

———————————————————————————

При посылке роз

Смотрел отвека бог лукавый На эти душные цветы. Их вековечною отравой Дыши и упивайся ты.

С их страстной, с их истомной ленью В младые сумерки твои И пламенной и льстивой тенью Войдут мечтания мои.

Неотвратимы и могучи, И без свиданий, и без встреч, Они тебя из душной тучи Живою молньей будут жечь.

24 декабря 1901

———————————————————————————

Ночь на новый год Лежат холодные туманы, Горят багровые костры. Душа морозная Светланы В мечтах таинственной игры. Скрипнет снег — сердца займутся — Снова тихая луна. За воротами смеются, Дальше — улица темна. Дай взгляну на праздник смеха, Вниз сойду, покрыв лицо! Ленты красные — помеха, Милый глянет на крыльцо… Но туман не шелохнётся, Жду полуночной поры. Кто-то шепчет и смеётся, И горят, горят костры… Скрипнет снег — в морозной дали Тихий, крадущийся свет. Чьи-то санки пробежали… «Ваше имя?» — Смех в ответ. Вот поднялся вихорь снежный, Побелело всё крыльцо… И смеющийся, и нежный Закрывает мне лицо… Лежат холодные туманы, Бледнея, крадется луна. Душа задумчивой Светланы Мечтой чудесной смущена…

31 декабря 1901

———————————————————————————

*** С. Соловьёву

Бегут неверные дневные тени. Высок и внятен колокольный зов. Озарены церковные ступени, Их камень жив — и ждёт твоих шагов.

Ты здесь пройдёшь, холодный камень тронешь, Одетый страшной святостью веков, И, может быть, цветок весны уронишь Здесь, в этой мгле, у строгих образов.

Растут невнятно розовые тени, Высок и внятен колокольный зов, Ложится мгла на старые ступени…. Я озарён — я жду твоих шагов.

4 января 1902

———————————————————————————

*** Высоко с темнотой сливается стена, Там — светлое окно и светлое молчанье. Ни звука у дверей, и лестница темна, И бродит по углам знакомое дрожанье.

В дверях дрожащий свет и сумерки вокруг. И суета и шум на улице безмерней. Молчу и жду тебя, мой бедный, поздний друг, Последняя мечта моей души вечерней.

11 января 1902

———————————————————————————

*** Там, в полусумраке собора, В лампадном свете образа. Живая ночь заглянет скоро В твои бессонные глаза.

В речах о мудрости небесной Земные чуятся струи. Там, в сводах — сумрак неизвестный, Здесь — холод каменной скамьи.

Глубокий жар случайной встречи Дохнул с церковной высоты На эти дремлющие свечи, На образа и на цветы.

И вдохновительно молчанье, И скрыты помыслы твои, И смутно чуется познанье И дрожь голубки и змеи.

14 января 1902

———————————————————————————

*** Я укрыт до времени в приделе, Но растут великие крыла. Час придёт — исчезнет мысль о теле, Станет высь прозрачна и светла.

Так светла, как в день весёлой встречи, Так прозрачна, как твоя мечта. Ты услышишь сладостные речи, Новой силой расцветут уста.

Мы с тобой подняться не успели, — Загорелся мой тяжёлый щит. Пусть же ныне в роковом приделе, Одинокий, в сердце догорит.

Новый щит я подниму для встречи, Вознесу живое сердце вновь. Ты услышишь сладостные речи, Ты ответишь на мою любовь.

Час придёт — в холодные метели Даль весны заглянет, весела. Я укрыт до времени в приделе, Но растут всемощные крыла.

29 января 1902

———————————————————————————

*** Вдали мигнул огонь вечерний — Там расступились облака. И вновь, как прежде, между терний Моя дорога нелегка.

Мы разошлись, вкусивши оба Предчувствий неги и земли. А сердце празднует до гроба Зарю, мигнувшую вдали.

Так мимолётно перед нами Перепорхнула жизнь — и жаль: Всё мнится — зорь вечерних

poemata.ru

Александр БлокСтихи о прекрасной даме

Вступление

(1901-1902)
 
Отдых напрасен. Дорога крута.
Вечер прекрасен. Стучу в ворота.
Дольнему стуку чужда и строга,
Ты рассыпаешь кругом жемчуга.
Терем высок, и заря замерла.
Красная тайна у входа легла.
Кто поджигал на заре терема,
Что воздвигала Царевна Сама?
Каждый конек на узорной резьбе
Красное пламя бросает к тебе.
Купол стремится в лазурную высь.
Синие окна румянцем зажглись.
Все колокольные звоны гудят.
Залит весной беззакатный наряд.
Ты ли меня на закатах ждала?
Терем зажгла? Ворота отперла?
 

28 декабря 1903

* * *

 
Я вышел. Медленно сходили
На землю сумерки зимы.
Минувших дней младые были
Пришли доверчиво из тьмы…
Пришли и встали за плечами,
И пели с ветром о весне…
И тихими я шел шагами,
Провидя вечность в глубине…
О, лучших дней живые были!
Под вашу песнь из глубины
На землю сумерки сходили
И вечности вставали сны!..
 

25 января 1901. С.-Петербург

* * *

 
Ветер принес издалёка
Песни весенней намек,
Где-то светло и глубоко
Неба открылся клочок.
В этой бездонной лазури,
В сумерках близкой весны
Плакали зимние бури,
Реяли звездные сны.
Робко, темно и глубоко
Плакали струны мои.
Ветер принес издалёка
Звучные песни твои.
 

29 января 1901

* * *

 
Тихо вечерние тени
В синих ложатся снегах.
Сонмы нестройных видений
Твой потревожили прах.
Спишь ты за дальней равниной,
Спишь в снеговой пелене…
Песни твоей лебединой
Звуки почудились мне.
Голос, зовущий тревожно,
Эхо в холодных снегах…
Разве воскреснуть возможно?
Разве былое – не прах?
Нет, из господнего дома
Полный бессмертия дух
Вышел родной и знакомой
Песней тревожить мой слух.
Сонмы могильных видений,
Звуки живых голосов…
Тихо вечерние тени
Синих коснулись снегов.
 

2 февраля 1901

* * *

 
Душа молчит. В холодном небе
Всё те же звезды ей горят.
Кругом о злате иль о хлебе
Народы шумные кричат…
Она молчит, – и внемлет крикам,
И зрит далекие миры,
Но в одиночестве двуликом
Готовит чудные дары,
Дары своим богам готовит
И, умащенная, в тиши,
Неустающим слухом ловит
Далекий зов другой души…
Так – белых птиц над океаном
Неразлученные сердца
Звучат призывом за туманом,
Понятным им лишь до конца.
 

3 февраля 1901

* * *

 
Ты отходишь в сумрак алый,
В бесконечные круги.
Я послышал отзвук малый,
Отдаленные шаги.
Близко ты или далече
Затерялась в вышине?
Ждать иль нет внезапной встречи
В этой звучной тишине?
В тишине звучат сильнее
Отдаленные шаги,
Ты ль смыкаешь, пламенея,
Бесконечные круги?
 

6 марта 1901

* * *

О. М. Соловьевой


 
Ночью сумрачной и дикой —
Сын бездонной глубины —
Бродит призрак бледноликий
На полях моей страны,
И поля во мгле великой
Чужды, хладны и темны.
Лишь порой, заслышав бога,
Дочь блаженной стороны
Из родимого чертога
Гонит призрачные сны,
И в полях мелькает много
Чистых девственниц весны.
 

23 апреля 1901

* * *

 
Навстречу вешнему расцвету
Зазеленели острова.
Одна лишь песня не допета,
Забылись вечные слова…
Душа в стремленьи запоздала,
В пареньи смутном замерла,
Какой-то тайны не познала,
Каких-то снов не поняла…
И вот – в завистливом смущеньи
Глядит – растаяли снега,
И рек нестройное теченье
Свои находит берега.
 

25 апреля 1901

* * *

 
В день холодный, в день осенний
Я вернусь туда опять
Вспомнить этот вздох весенний,
Прошлый образ увидать.
Я приду – и не заплачу,
Вспоминая, не сгорю.
Встречу песней наудачу
Новой осени зарю.
Злые времени законы
Усыпили скорбный дух.
Прошлый вой, былые стоны
Не услышишь – я потух.
Самый огнь – слепые очи
Не сожжет мечтой былой.
Самый день – темнее ночи
Усыпленному душой.
 

27 апреля 1901. Поле за Старой Деревней

* * *

Так – разошлись в часы рассвета.

А. Б.

 
Всё отлетают сны земные,
Всё ближе чуждые страны.
Страны холодные, немые,
И без любви, и без весны.
Там – далеко, открыв зеницы,
Виденья близких и родных
Проходят в новые темницы
И равнодушно смотрят в них.
Там – матерь сына не узнает,
Потухнут страстные сердца…
Там безнадежно угасает
Мое скитанье – без конца…
И вдруг, в преддверьи заточенья,
Послышу дальние шаги…
Ты – одиноко – в отдаленьи,
Сомкнешь последние круги…
 

4 мая 1901

* * *

 
В передзакатные часы
Среди деревьев вековых
Люблю неверные красы
Твоих очей и слов твоих.
Прощай, идет ночная тень,
Ночь коротка, как вешний сон,
Но знаю – завтра новый день,
И новый для тебя закон.
Не бред, не призрак ты лесной,
Но старина не знала фей
С такой неверностью очей,
С душой изменчивой такой!
 

5 мая 1901

* * *

 
Всё бытие и сущее согласно
В великой, непрестанной тишине.
Смотри туда участно, безучастно, —
Мне всё равно – вселенная во мне.
Я чувствую, и верую, и знаю,
Сочувствием провидца не прельстишь.
Я сам в себе с избытком заключаю
Все те огни, какими ты горишь.
Но больше нет ни слабости, ни силы,
Прошедшее, грядущее – во мне.
Всё бытие и сущее застыло
В великой, неизменной тишине.
Я здесь в конце, исполненный прозренья,
Я перешел граничную черту.
Я только жду условного виденья,
Чтоб отлететь в иную пустоту.
 

17 мая 1901

* * *

 
Кто-то шепчет и смеется
Сквозь лазоревый туман.
Только мне в тиши взгрустнется
Снова смех из милых стран!
Снова шопот – и в шептаньи
Чья-то ласка, как во сне,
В чьем-то женственном дыханьи,
Видно, вечно радость мне!
Пошепчи, посмейся, милый,
Милый образ, нежный сон;
Ты нездешней, видно, силой
Наделен и окрылен.
 

20 мая 1901

* * *

 
Белой ночью месяц красный
Выплывает в синеве.
Бродит призрачно-прекрасный,
Отражается в Неве.
Мне провидится и снится
Исполненье тайных дум.
В вас ли доброе таится,
Красный месяц, тихий шум?
 

22 мая 1901

* * *

 
Небесное умом не измеримо,
Лазурное сокрыто от умов.
Лишь изредка приносят серафимы
Священный сон избранникам миров.
И мнилась мне Российская Венера,
Тяжелою туникой повита,
Бесстрастна в чистоте, нерадостна без меры,
В чертах лица – спокойная мечта.
Она сошла на землю не впервые,
Но вкруг нее толпятся в первый раз
Богатыри не те, и витязи иные…
И странен блеск ее глубоких глаз…
 

29 мая 1901. С. Шахматово

* * *

 
Они звучат, они ликуют,
Не уставая никогда,
Они победу торжествуют,
Они блаженны навсегда.
Кто уследит в окрестном звоне,
Кто ощутит хоть краткий миг
Мой бесконечный в тайном лоне,
Мой гармонический язык?
Пусть всем чужда моя свобода,
Пусть всем я чужд в саду моем
Звенит и буйствует природа
Я – соучастник ей во всем!
 

30 мая 1901

* * *

 
Одинокий, к тебе прихожу,
Околдован огнями любви.
Ты гадаешь. – Меня не зови —
Я и сам уж давно ворожу.
От тяжелого бремени лет
Я спасался одной ворожбой,
И опять ворожу над тобой,
Но неясен и смутен ответ.
Ворожбой полоненные дни
Я лелею года, – не зови…
Только скоро ль погаснут огни
Заколдованной темной любви?
 

1 июня 1901. С. Шахматово

* * *

И тяжкий сон житейского сознанья

Ты отряхнешь, тоскуя и любя.

Вл. Соловьев

 
Предчувствую Тебя. Года проходят мимо —
Всё в облике одном предчувствую Тебя.
Весь горизонт в огне – и ясен нестерпимо,
И молча жду, – тоскуя и любя.
Весь горизонт в огне, и близко появленье,
Но страшно мне: изменишь облик Ты,
И дерзкое возбудишь подозренье,
Сменив в конце привычные черты.
О, как паду – и горестно, и низко,
Не одолев смертельные мечты!
Как ясен горизонт! И лучезарность близко.
Но страшно мне: изменишь облик Ты.
 

4 июня 1901. С. Шахматово

 

* * *

…и поздно желать,

Все минуло: и счастье и горе.

Вл. Соловьев

 
Не сердись и прости. Ты цветешь одиноко,
Да и мне не вернуть
Этих снов золотых, этой веры глубокой…
Безнадежен мой путь.
Мыслью сонной цветя, ты блаженствуешь много,
Ты лазурью сильна.
Мне – другая и жизнь, и другая дорога,
И душе – не до сна.
Верь – несчастней моих молодых поклонений
Нет в обширной стране,
Где дышал и любил твой таинственный гений,
Безучастный ко мне.
 

10 июня 1901

* * *

 
За туманом, за лесами
Загорится – пропадет,
Еду влажными полями —
Снова издали мелькнет.
Так блудящими огнями
Поздней ночью, за рекой,
Над печальными лугами
Мы встречаемся с Тобой.
Но и ночью нет ответа,
Ты уйдешь в речной камыш,
Унося источник света,
Снова издали манишь.
 

14 июня 1901

* * *

 
В бездействии младом, в передрассветной лени
Душа парила ввысь, и там Звезду нашла.
Туманен вечер был, ложились мягко тени.
Вечерняя Звезда, безмолвствуя, ждала.
Невозмутимая, на темные ступени
Вступила Ты, и, Тихая, всплыла.
И шаткою мечтой в передрассветной лени
На звездные пути Себя перенесла.
И протекала ночь туманом сновидений.
И юность робкая с мечтами без числа.
И близится рассвет. И убегают тени.
И, Ясная, Ты с солнцем потекла.
 

19 июня 1901

* * *

 
Сегодня шла Ты одиноко,
Я не видал Твоих чудес.
Там, над горой Твоей высокой,
Зубчатый простирался лес.
И этот лес, сомкнутый тесно,
И эти горные пути
Мешали слиться с неизвестным,
Твоей лазурью процвести.
 

22 июня 1901

* * *

С. Соловьеву


 
Она росла за дальними горами.
Пустынный дол – ей родина была
Никто из вас горящими глазами
Ее не зрел – она одна росла.
И только лик бессмертного светила —
Что день – смотрел на девственный расцвет,
И, влажный злак, она к нему всходила,
Она в себе хранила тайный след.
И в смерть ушла, желая и тоскуя.
Никто из вас не видел здешний прах…
Вдруг расцвела, в лазури торжествуя,
В иной дали и в неземных горах.
И ныне вся овеяна снегами.
Кто белый храм, безумцы, посетил?
Она цвела за дальними горами,
Она течет в ряду иных светил.
 

26 июня 1901

* * *

 
Внемля зову жизни смутной,
Тайно плещущей во мне,
Мысли ложной и минутной
Не отдамся и во сне.
Жду волны – волны попутной
К лучезарной глубине.
Чуть слежу, склонив колени,
Взором кроток, сердцем тих,
Уплывающие тени
Суетливых дел мирских
Средь видений, сновидений,
Голосов миров иных.
 

3 июля 1901

* * *

 
Прозрачные, неведомые тени
К Тебе плывут, и с ними Ты плывешь,
В объятия лазурных сновидений,
Невнятных нам, – Себя Ты отдаешь.
Перед Тобой синеют без границы
Моря, поля, и горы, и леса,
Перекликаются в свободной выси птицы,
Встает туман, алеют небеса.
А здесь, внизу, в пыли, в уничиженьи,
Узрев на миг бессмертные черты,
Безвестный раб, исполнен вдохновенья,
Тебя поет. Его не знаешь Ты,
Не отличишь его в толпе народной,
Не наградишь улыбкою его,
Когда вослед взирает, несвободный,
Вкусив на миг бессмертья Твоего.
 

3 июля 1901

* * *

 
Я жду призыва, ищу ответа,
Немеет небо, земля в молчаньи,
За желтой нивой – далёко где-то —
На миг проснулось мое воззванье.
Из отголосков далекой речи,
С ночного неба, с полей дремотных,
Всё мнятся тайны грядущей встречи,
Свиданий ясных, но мимолетных.
Я жду – и трепет объемлет новый.
Всё ярче небо, молчанье глуше…
Ночную тайну разрушит слово…
Помилуй, боже, ночные души!
На миг проснулось за нивой, где-то,
Далеким эхом мое воззванье.
Всё жду призыва, ищу ответа,
Но странно длится земли молчанье.
 

7 июля 1901

* * *

 
Не ты ль в моих мечтах, певучая, прошла
Над берегом Невы и за чертой столицы?
Не ты ли тайный страх сердечный совлекла
С отвагою мужей и с нежностью девицы?
Ты песнью без конца растаяла в снегах
И раннюю весну созвучно повторила.
Ты шла звездою мне, но шла в дневных лучах
И камни площадей и улиц освятила.
Тебя пою, о, да! Но просиял твой свет
И вдруг исчез – в далекие туманы.
Я направляю взор в таинственные страны, —
Тебя не вижу я, и долго бога нет.
Но верю, ты взойдешь, и вспыхнет сумрак алый,
Смыкая тайный круг, в движеньи запоздалый.
 

8 июля 1901

* * *

 
За городом в полях весною воздух дышит.
Иду и трепещу в предвестии огня.
Там, знаю, впереди – морскую зыбь колышет
Дыханье сумрака – и мучает меня.
Я помню: далеко шумит, шумит столица.
Там, в сумерках весны, неугомонный зной.
О, скудные сердца! Как безнадежны лица!
Не знавшие весны тоскуют над собой.
А здесь, как память лет невинных и великих,
Из сумрака зари – неведомые лики
Вещают жизни строй и вечности огни…
Забудем дольний шум. Явись ко мне без гнева,
Закатная, Таинственная Дева,
И завтра и вчера огнем соедини.
 

12 июля 1901

* * *

 
Вечереющий день, догорая,
Отступает в ночные края.
Посещает меня, возрастая,
Неотступная Тайна моя.
Неужели и страстная дума,
Бесконечно земная волна,
Затерявшись средь здешнего шума,
Не исчерпает жизни до дна?
Неужели в холодные сферы
С неразгаданной тайной земли
Отошли и печали без меры,
И любовные сны отошли?
Умирают мои угнетенья,
Утоляются горести дня,
Только Ты одинокою тенью
Посети на закате меня.
 

11 июля 1901

* * *

 
Не жди последнего ответа,
Его в сей жизни не найти.
Но ясно чует слух поэта
Далекий гул в своем пути.
Он приклонил с вниманьем ухо,
Он жадно внемлет, чутко ждет,
И донеслось уже до слуха:
Цветет, блаженствует, растет…
Всё ближе – чаянье сильнее,
Но, ах! – волненья не снести…
И вещий падает, немея,
Заслыша близкий гул в пути.
Кругом – семья в чаду молений,
И над кладбищем – мерный звон.
Им не постигнуть сновидений,
Которых не дождался он!..
 

19 июля 1901

* * *

 
Не пой ты мне и сладостно, и нежно:
Утратил я давно с юдолью связь.
Моря души – просторны и безбрежны,
Погибнет песнь, в безбрежность удалясь.
Одни слова без песен сердцу ясны.
Лишь правдой их над сердцем процветешь.
А песни звук – докучливый и страстный —
Таит в себе невидимую ложь.
Мой юный пыл тобою же осмеян,
Покинут мной – туманы позади.
Объемли сны, какими я овеян,
Пойми сама, что будет впереди.
 

19 июля 1901

* * *

 
Не жаль мне дней ни радостных, ни знойных,
Ни лета зрелого, ни молодой весны.
Они прошли – светло и беспокойно,
И вновь придут – они землей даны.
Мне жаль, что день великий скоро минет,
Умрет едва рожденное дитя.
О, жаль мне, друг, – грядущий пыл остынет,
В прошедший мрак и в холод уходя!
Нет, хоть в конце тревожного скитанья
Найду пути, и не вздохну о дне!
Не омрачить заветного свиданья
Тому, кто здесь вздыхает обо мне.
 

27 июля 1901

* * *

 
Признак истинного чуда
В час полночной темноты —
Мглистый мрак и камней груда,
В них горишь алмазом ты.
А сама – за мглой речною
Направляешь горный бег
Ты лазурью золотою
Просиявшая навек
 

29 июля 1901. Фабрика

* * *

Дождешься ль вечерней порой

Опять и желанья, и лодки,

Весла, и огня за рекой?

Фет

 
Сумерки, сумерки вешние,
Хладные волны у ног,
В сердце – надежды нездешние,
Волны бегут на песок.
Отзвуки, песня далекая,
Но различить – не могу.
Плачет душа одинокая
Там, на другом берегу.
Тайна ль моя совершается,
Ты ли зовешь вдалеке?
Лодка ныряет, качается,
Что-то бежит по реке.
В сердце – надежды нездешние,
Кто-то навстречу – бегу…
Отблески, сумерки вешние,
Клики на том берегу.
 

16 августа 1901

* * *

 
Ты горишь над высокой горою,
Недоступна в Своем терему.
Я примчуся вечерней порою,
В упоеньи мечту обниму.
Ты, заслышав меня издалёка,
Свой костер разведешь ввечеру,
Стану, верный велениям Рока,
 

fictionbook.ru

Стихи блока из цикла о прекрасной даме

Вступление

Отдых напрасен. Дорога крута. 
Вечер прекрасен. Стучу в ворота. 

Дольнему стуку чужда и строга, 
Ты рассыпаешь кругом жемчуга. 

Терем высок, и заря замерла. 
Красная тайна у входа легла. 

Кто поджигал на заре терема, 
Что воздвигала Царевна Сама? 

Каждый конёк на узорной резьбе 
Красное пламя бросает к тебе. 

Купол стремится в лазурную высь. 
Синие окна румянцем зажглись. 

Все колокольные звоны гудят. 
Залит весной беззакатный наряд. 

Ты ли меня на закатах ждала? 
Терем зажгла? Ворота отперла? 

28 декабря 1903 

***

Я вышел. Медленно сходили 
На землю сумерки зимы. 
Минувших дней младые были 
Пришли доверчиво из тьмы... 

Пришли и встали за плечами, 
И пели с ветром о весне... 
И тихими я шёл шагами, 
Провидя вечность в глубине.. 

О, лучших дней живые были! 
Под вашу песнь из глубины 
На землю сумерки сходили 
И вечности вставали сны!.. 

25 января 1901. С.- Петербург 

***

Ветер принёс издалёка 
Песни весенней намёк, 
Где-то светло и глубоко 
Неба открылся клочок. 

В этой бездонной лазури, 
В сумерках близкой весны 
Плакали зимние бури, 
Реяли звёздные сны. 

Робко, темно и глубоко 
Плакали струны мои. 
Ветер принёс издалёка 
Звучные песни твои. 

29 января 1901 

***

Тихо вечерние тени 
В синих ложатся снегах. 
Сонмы нестройных видений 
Твой потревожили прах. 
Спишь ты за дальней равниной, 
Спишь в снеговой пелене... 
Песни твоей лебединой 
Звуки почудились мне. 
Голос, зовущий тревожно, 
Эхо в холодных снегах... 
Разве воскреснуть возможно? 
Разве былое - не прах? 
Нет, из господнего дома 
Полный бессмертия дух 
Вышел родной и знакомой 
Песней тревожить мой слух. 
Сонмы могильных видений, 
Звуки живых голосов... 
Тихо вечерние тени 
Синих коснулись снегов. 

2 февраля 1901 

***

Душа молчит. В холодном небе 
Всё те же звёзды ей горят. 
Кругом о злате иль о хлебе 
Народы шумные кричат... 
Она молчит, - и внемлет крикам, 
И зрит далёкие миры, 
Но в одиночестве двуликом 
Готовит чудные дары, 
Дары своим богам готовит 
И, умащённая, в тиши, 
Неустающим слухом ловит 
Далёкий зов другой души... 

Так- белых птиц над океаном 
Неразлучённые сердца 
Звучат призывом за туманом, 
Понятным им лишь до конца. 

3 февраля 1901 

***

Ты отходишь в сумрак алый, 
В бесконечные круги. 
Я послышал отзвук малый, 
Отдалённые шаги. 

Близко ты или далече 
Затерялась в вышине? 
Ждать иль нет внезапной встречи 
В этой звучной тишине? 

В тишине звучат сильнее 
Отдалённые шаги, 
Ты ль смыкаешь, пламенея, 
Бесконечные круги? 

6 марта 1901 

***

В день холодный, в день осенний 
Я вернусь туда опять 
Вспомнить этот вздох весенний, 
Прошлый образ увидать. 

Я приду - и не заплачу, 
Вспоминая, не сгорю. 
Встречу песней наудачу 
Новой осени зарю. 

Злые времени законы 
Усыпили скорбный дух. 
Прошлый вой, былые стоны 
Не услышишь - я потух. 

Самый огнь - слепые очи 
Не сожжёт мечтой былой. 
Самый день - темнее ночи 
Усыплённому душой. 

27 апреля 1901, Поле за Старой Деревней 

***

Так - разошлись в часы рассвета. 
А. Б. 

Всё отлетают сны земные, 
Всё ближе чуждые страны. 
Страны холодные, немые, 
И без любви, и без весны. 

Там - далеко, открыв зеницы, 
Виденья близких и родных 
Проходят в новые темницы 
И равнодушно смотрят в них. 

Там - матерь сына не узнает, 
Потухнут страстные сердца... 
Там безнадёжно угасает 
Моё скитанье - без конца... 

И вдруг, в преддверьи заточенья, 
Послышу дальние шаги... 
Ты - одиноко - в отдаленьи, 
Сомкнёшь последние круги... 

4 мая 1901 

***

В передзакатные часы 
Среди деревьев вековых 
Люблю неверные красы 
Твоих очей и слов твоих. 

Прощай, идёт ночная тень, 
Ночь коротка, как вешний сон, 
Но знаю - завтра новый день, 
И новый для тебя закон. 

Не бред, не призрак ты лесной, 
Но старина не знала фей 
С такой неверностью очей, 
С душой изменчивой такой! 

5 мая 1901 

***

Всё бытиё и сущее согласно 
В великой, непрестанной тишине. 
Смотри туда участно, безучастно, - 
Мне всё равно - вселенная во мне. 
Я чувствую, и верую, и знаю, 
Сочувствием провидца не прельстишь. 
Я сам в себе с избытком заключаю 
Все те огни, какими ты горишь. 
Но больше нет ни слабости, ни силы, 
Прошедшее, грядущее - во мне. 
Всё бытиё и сущее застыло 
В великой, неизменной тишине. 
Я здесь в конце, исполненный прозренья, 
Я перешёл граничную черту. 
Я только жду условного виденья, 
Чтоб отлететь в иную пустоту. 

17 мая 1901 

***

Кто-то шепчет и смеётся 
Сквозь лазоревый туман. 
Только мне в тиши взгрустнётся 
Снова смех из милых стран! 

Снова шопот - и в шептаньи 
Чья-то ласка, как во сне, 
В чьём-то женственном дыханьи, 
Видно, вечно радость мне! 

Пошепчи, посмейся, милый, 
Милый образ, нежный сон; 
Ты нездешней, видно, силой 
Наделён и окрылён. 

20 мая 1901 

***

Белой ночью месяц красный 
Выплывает в синеве. 
Бродит призрачно-прекрасный, 
Отражается в Неве. 

Мне провидится и снится 
Исполпенье тайных дум. 
В вас ли доброе таится, 
Красный месяц, тихий шум? 

22 мая 1901 

***

Небесное умом не измеримо, 
Лазурное сокрыто от умов. 
Лишь изредка приносят серафимы 
Священный сон избранникам миров. 

И мнилась мне Российская Венера, 
Тяжёлою туникой повита, 
Бесстрастна в чистоте, нерадостна без меры, 
В чертах лица - спокойная мечта. 

Она сошла на землю не впервые, 
Но вкруг неё толпятся в первый раз 
Богатыри не те, и витязи иные... 
И странен блеск её глубоких глаз... 

29 мая 1901, с. Шахматово 

***

Они звучат, они ликуют, 
Не уставая никогда, 
Они победу торжествуют, 
Они блаженны навсегда. 

Кто уследит в окрестном звоне, 
Кто ощутит хоть краткий миг 
Мой бесконечный в тайном лоне, 
Мой гармонический язык? 
Пусть всем чужда моя свобода, 
Пусть всем я чужд, в саду моём 
Звенит и буйствует природа. 
Я - соучастник ей во всём! 

30 мая 1901 

***

Одинокий, к тебе прихожу, 
Околдован огнями любви. 
Ты гадаешь. - Меня не зови - 
Я и сам уж давно ворожу. 

От тяжёлого бремени лет 
Я спасался одной ворожбой, 
И опять ворожу над тобой, 
Но неясен и смутен ответ. 

Ворожбой полонённые дни 
Я лелею года, - не зови... 
Только скоро ль погаснут огни 
Заколдованной тёмной любви? 

1 июня 1901, с. Шахматово 

***

И тяжкий сон житейского сознанья 
Ты отряхнёшь, тоскуя и любя. 
Вл. Соловьёв 

Предчувствую Тебя. Года проходят мимо - 
Всё в облике одном предчувствую Тебя. 

Весь горизонт в огне - и ясен нестерпимо, 
И молча жду, - тоскуя и любя. 

Весь горизонт в огне, и близко появленье, 
Но страшно мне: изменишь облик Ты, 

И дерзкое возбудишь подозренье, 
Сменив в конце привычные черты. 

О, как паду - и горестно, и низко, 
Не одолев смертельные мечты! 

Как ясен горизонт! И лучезарность близко. 
Но страшно мне: изменишь облик Ты. 

4 июня 1901, с. Шахматово 

***

...и поздно желать, 
Всё минуло: и счастье и горе. 
Вл. Соловьёв 

Не сердись и прости. Ты цветёшь одиноко, 
Да и мне не вернуть 
Этих снов золотых, этой веры глубокой... 
Безнадёжен мой путь. 

Мыслью сонной цветя, ты блаженствуешь много, 
Ты лазурью сильна. 
Мне - другая и жизнь, и другая дорога, 
И душе - не до сна. 

Верь - несчастней моих молодых поклонений 
Нет в обширной стране, 
Где дышал и любил твой таинственный гений, 
Безучастный ко мне. 

10 июня 1901 

***

За туманом, за лесами 
Загорится - пропадёт, 
Еду влажными полями - 
Снова издали мелькнёт. 

Так блудящими огнями 
Поздней ночью, за рекой, 
Над печальными лугами 
Мы встречаемся с Тобой. 

Но и ночью нет ответа, 
Ты уйдёшь в речной камыш, 
Унося источник света, 
Снова издали манишь. 

14 июня 1901 

***

В бездействии младом, в передрассветной лени 
Душа парила ввысь, и там Звезду нашла. 
Туманен вечер был, ложились мягко тени. 
Вечерняя Звезда, безмолвствуя, ждала. 

Невозмутимая, на тёмные ступени 
Вступила Ты, и, Тихая, всплыла. 
И шаткою мечтой в передрассветной лени 
На звёздные пути Себя перенесла. 

И протекала ночь туманом сновидений. 
И юность робкая с мечтами без числа. 
И близится рассвет. И убегают тени. 
И, Ясная, Ты с солнцем потекла. 

19 июня 1901 

***

Сегодня шла Ты одиноко, 
Я не видал Твоих чудес. 
Там, над горой Твоей высокой, 
Зубчатый простирался лес. 

И этот лес, сомкнутый тесно, 
И эти горные пути 
Мешали слиться с неизвестным, 
Твоей лазурью процвести. 

22 июня 1901 

***

Внемля зову жизни смутной, 
Тайно плещущей во мне, 
Мысли ложной и минутной 
Не отдамся и во сне. 
Жду волны - волны попутной 
К лучезарной глубине. 

Чуть слежу, склонив колени, 
Взором кроток, сердцем тих, 
Уплывающие тени 
Суетливых дел мирских 
Средь видений, сновидений, 
Голосов миров иных. 

3 июля 1901 

***

Прозрачные, неведомые тени 
К Тебе плывут, и с ними Ты плывёшь, 
В объятия лазурных сновидений, 
Невнятных нам, - Себя Ты отдаёшь. 

Перед Тобой синеют без границы 
Моря, поля, и горы, и леса, 
Перекликаются в свободной выси птицы, 
Встаёт туман, алеют небеса. 

А здесь, внизу, в пыли, в уничиженьи, 
Узрев на миг бессмертные черты, 
Безвестный раб, исполнен вдохновенья, 
Тебя поёт. Его не знаешь Ты, 

Не отличишь его в толпе народной, 
Не наградишь улыбкою его, 
Когда вослед взирает, несвободный, 
Вкусив на миг бессмертья Твоего. 

3 июля 1901 

***

Я жду призыва, ищу ответа, 
Немеет небо, земля в молчаньи, 
За жёлтой нивой - далёко где-то - 
На миг проснулось моё воззванье. 

Из отголосков далёкой речи, 
С ночного неба, с полей дремотных, 
Всё мнятся тайны грядущей встречи, 
Свиданий ясных, но мимолётных. 

Я жду - и трепет объемлет новый. 
Всё ярче небо, молчанье глуше... 
Ночную тайну разрушит слово... 
Помилуй, боже, ночные души! 

На миг проснулось за нивой, где-то, 
Далёким эхом моё воззванье. 
Всё жду призыва, ищу ответа, 
Но странно длится земли молчанье. 

7 июля 1901 

bugaga.ru

Читать книгу Стихи о прекрасной даме Александра Александровича Блока : онлайн чтение

Александр Александрович Блок
Стихи о прекрасной Даме

Вступление
(1901-1902)

 
Отдых напрасен. Дорога крута.
Вечер прекрасен. Стучу в ворота.
Дольнему стуку чужда и строга,
Ты рассыпаешь кругом жемчуга.
Терем высок, и заря замерла.
Красная тайна у входа легла.
Кто поджигал на заре терема,
Что воздвигала Царевна Сама?
Каждый конек на узорной резьбе
Красное пламя бросает к тебе.
Купол стремится в лазурную высь.
Синие окна румянцем зажглись.
Все колокольные звоны гудят.
Залит весной беззакатный наряд.
Ты ли меня на закатах ждала?
Терем зажгла? Ворота отперла?
 

28 декабря 1903

* * *

 
Я вышел. Медленно сходили
На землю сумерки зимы.
Минувших дней младые были
Пришли доверчиво из тьмы…
Пришли и встали за плечами,
И пели с ветром о весне…
И тихими я шел шагами,
Провидя вечность в глубине…
О, лучших дней живые были!
Под вашу песнь из глубины
На землю сумерки сходили
И вечности вставали сны!..
 

25 января 1901. С.-Петербург

* * *

 
Ветер принес издалёка
Песни весенней намек,
Где-то светло и глубоко
Неба открылся клочок.
В этой бездонной лазури,
В сумерках близкой весны
Плакали зимние бури,
Реяли звездные сны.
Робко, темно и глубоко
Плакали струны мои.
Ветер принес издалёка
Звучные песни твои.
 

29 января 1901

* * *

 
Тихо вечерние тени
В синих ложатся снегах.
Сонмы нестройных видений
Твой потревожили прах.
Спишь ты за дальней равниной,
Спишь в снеговой пелене…
Песни твоей лебединой
Звуки почудились мне.
Голос, зовущий тревожно,
Эхо в холодных снегах…
Разве воскреснуть возможно?
Разве былое – не прах?
Нет, из господнего дома
Полный бессмертия дух
Вышел родной и знакомой
Песней тревожить мой слух.
Сонмы могильных видений,
Звуки живых голосов…
Тихо вечерние тени
Синих коснулись снегов.
 

2 февраля 1901

* * *

 
Душа молчит. В холодном небе
Всё те же звезды ей горят.
Кругом о злате иль о хлебе
Народы шумные кричат…
Она молчит, – и внемлет крикам,
И зрит далекие миры,
Но в одиночестве двуликом
Готовит чудные дары,
Дары своим богам готовит
И, умащенная, в тиши,
Неустающим слухом ловит
Далекий зов другой души…
Так – белых птиц над океаном
Неразлученные сердца
Звучат призывом за туманом,
Понятным им лишь до конца.
 

3 февраля 1901

* * *

 
Ты отходишь в сумрак алый,
В бесконечные круги.
Я послышал отзвук малый,
Отдаленные шаги.
Близко ты или далече
Затерялась в вышине?
Ждать иль нет внезапной встречи
В этой звучной тишине?
В тишине звучат сильнее
Отдаленные шаги,
Ты ль смыкаешь, пламенея,
Бесконечные круги?
 

6 марта 1901

* * *

О. М. Соловьевой


 
Ночью сумрачной и дикой —
Сын бездонной глубины —
Бродит призрак бледноликий
На полях моей страны,
И поля во мгле великой
Чужды, хладны и темны.
Лишь порой, заслышав бога,
Дочь блаженной стороны
Из родимого чертога
Гонит призрачные сны,
И в полях мелькает много
Чистых девственниц весны.
 

23 апреля 1901

* * *

 
Навстречу вешнему расцвету
Зазеленели острова.
Одна лишь песня не допета,
Забылись вечные слова…
Душа в стремленьи запоздала,
В пареньи смутном замерла,
Какой-то тайны не познала,
Каких-то снов не поняла…
И вот – в завистливом смущеньи
Глядит – растаяли снега,
И рек нестройное теченье
Свои находит берега.
 

25 апреля 1901

* * *

 
В день холодный, в день осенний
Я вернусь туда опять
Вспомнить этот вздох весенний,
Прошлый образ увидать.
Я приду – и не заплачу,
Вспоминая, не сгорю.
Встречу песней наудачу
Новой осени зарю.
Злые времени законы
Усыпили скорбный дух.
Прошлый вой, былые стоны
Не услышишь – я потух.
Самый огнь – слепые очи
Не сожжет мечтой былой.
Самый день – темнее ночи
Усыпленному душой.
 

27 апреля 1901. Поле за Старой Деревней

* * *

Так – разошлись в часы рассвета.

А. Б.


 
Всё отлетают сны земные,
Всё ближе чуждые страны.
Страны холодные, немые,
И без любви, и без весны.
Там – далеко, открыв зеницы,
Виденья близких и родных
Проходят в новые темницы
И равнодушно смотрят в них.
Там – матерь сына не узнает,
Потухнут страстные сердца…
Там безнадежно угасает
Мое скитанье – без конца…
И вдруг, в преддверьи заточенья,
Послышу дальние шаги…
Ты – одиноко – в отдаленьи,
Сомкнешь последние круги…
 

4 мая 1901

* * *

 
В передзакатные часы
Среди деревьев вековых
Люблю неверные красы
Твоих очей и слов твоих.
Прощай, идет ночная тень,
Ночь коротка, как вешний сон,
Но знаю – завтра новый день,
И новый для тебя закон.
Не бред, не призрак ты лесной,
Но старина не знала фей
С такой неверностью очей,
С душой изменчивой такой!
 

5 мая 1901

* * *

 
Всё бытие и сущее согласно
В великой, непрестанной тишине.
Смотри туда участно, безучастно, —
Мне всё равно – вселенная во мне.
Я чувствую, и верую, и знаю,
Сочувствием провидца не прельстишь.
Я сам в себе с избытком заключаю
Все те огни, какими ты горишь.
Но больше нет ни слабости, ни силы,
Прошедшее, грядущее – во мне.
Всё бытие и сущее застыло
В великой, неизменной тишине.
Я здесь в конце, исполненный прозренья,
Я перешел граничную черту.
Я только жду условного виденья,
Чтоб отлететь в иную пустоту.
 

17 мая 1901

* * *

 
Кто-то шепчет и смеется
Сквозь лазоревый туман.
Только мне в тиши взгрустнется
Снова смех из милых стран!
Снова шопот – и в шептаньи
Чья-то ласка, как во сне,
В чьем-то женственном дыханьи,
Видно, вечно радость мне!
Пошепчи, посмейся, милый,
Милый образ, нежный сон;
Ты нездешней, видно, силой
Наделен и окрылен.
 

20 мая 1901

* * *

 
Белой ночью месяц красный
Выплывает в синеве.
Бродит призрачно-прекрасный,
Отражается в Неве.
Мне провидится и снится
Исполненье тайных дум.
В вас ли доброе таится,
Красный месяц, тихий шум?
 

22 мая 1901

* * *

 
Небесное умом не измеримо,
Лазурное сокрыто от умов.
Лишь изредка приносят серафимы
Священный сон избранникам миров.
И мнилась мне Российская Венера,
Тяжелою туникой повита,
Бесстрастна в чистоте, нерадостна без меры,
В чертах лица – спокойная мечта.
Она сошла на землю не впервые,
Но вкруг нее толпятся в первый раз
Богатыри не те, и витязи иные…
И странен блеск ее глубоких глаз…
 

29 мая 1901. С. Шахматово

* * *

 
Они звучат, они ликуют,
Не уставая никогда,
Они победу торжествуют,
Они блаженны навсегда.
Кто уследит в окрестном звоне,
Кто ощутит хоть краткий миг
Мой бесконечный в тайном лоне,
Мой гармонический язык?
Пусть всем чужда моя свобода,
Пусть всем я чужд в саду моем
Звенит и буйствует природа
Я – соучастник ей во всем!
 

30 мая 1901

* * *

 
Одинокий, к тебе прихожу,
Околдован огнями любви.
Ты гадаешь. – Меня не зови —
Я и сам уж давно ворожу.
От тяжелого бремени лет
Я спасался одной ворожбой,
И опять ворожу над тобой,
Но неясен и смутен ответ.
Ворожбой полоненные дни
Я лелею года, – не зови…
Только скоро ль погаснут огни
Заколдованной темной любви?
 

1 июня 1901. С. Шахматово

* * *

И тяжкий сон житейского сознанья

Ты отряхнешь, тоскуя и любя.

Вл. Соловьев


 
Предчувствую Тебя. Года проходят мимо —
Всё в облике одном предчувствую Тебя.
Весь горизонт в огне – и ясен нестерпимо,
И молча жду, – тоскуя и любя.
Весь горизонт в огне, и близко появленье,
Но страшно мне: изменишь облик Ты,
И дерзкое возбудишь подозренье,
Сменив в конце привычные черты.
О, как паду – и горестно, и низко,
Не одолев смертельные мечты!
Как ясен горизонт! И лучезарность близко.
Но страшно мне: изменишь облик Ты.
 

4 июня 1901. С. Шахматово

* * *

…и поздно желать,

Все минуло: и счастье и горе.

Вл. Соловьев


 
Не сердись и прости. Ты цветешь одиноко,
Да и мне не вернуть
Этих снов золотых, этой веры глубокой…
Безнадежен мой путь.
Мыслью сонной цветя, ты блаженствуешь много,
Ты лазурью сильна.
Мне – другая и жизнь, и другая дорога,
И душе – не до сна.
Верь – несчастней моих молодых поклонений
Нет в обширной стране,
Где дышал и любил твой таинственный гений,
Безучастный ко мне.
 

10 июня 1901

* * *

 
За туманом, за лесами
Загорится – пропадет,
Еду влажными полями —
Снова издали мелькнет.
Так блудящими огнями
Поздней ночью, за рекой,
Над печальными лугами
Мы встречаемся с Тобой.
Но и ночью нет ответа,
Ты уйдешь в речной камыш,
Унося источник света,
Снова издали манишь.
 

14 июня 1901

* * *

 
В бездействии младом, в передрассветной лени
Душа парила ввысь, и там Звезду нашла.
Туманен вечер был, ложились мягко тени.
Вечерняя Звезда, безмолвствуя, ждала.
Невозмутимая, на темные ступени
Вступила Ты, и, Тихая, всплыла.
И шаткою мечтой в передрассветной лени
На звездные пути Себя перенесла.
И протекала ночь туманом сновидений.
И юность робкая с мечтами без числа.
И близится рассвет. И убегают тени.
И, Ясная, Ты с солнцем потекла.
 

19 июня 1901

* * *

 
Сегодня шла Ты одиноко,
Я не видал Твоих чудес.
Там, над горой Твоей высокой,
Зубчатый простирался лес.
И этот лес, сомкнутый тесно,
И эти горные пути
Мешали слиться с неизвестным,
Твоей лазурью процвести.
 

22 июня 1901

* * *

 
Она росла за дальними горами.
Пустынный дол – ей родина была
Никто из вас горящими глазами
Ее не зрел – она одна росла.
И только лик бессмертного светила —
Что день – смотрел на девственный расцвет,
И, влажный злак, она к нему всходила,
Она в себе хранила тайный след.
И в смерть ушла, желая и тоскуя.
Никто из вас не видел здешний прах…
Вдруг расцвела, в лазури торжествуя,
В иной дали и в неземных горах.
И ныне вся овеяна снегами.
Кто белый храм, безумцы, посетил?
Она цвела за дальними горами,
Она течет в ряду иных светил.
 

26 июня 1901

* * *

 
Внемля зову жизни смутной,
Тайно плещущей во мне,
Мысли ложной и минутной
Не отдамся и во сне.
Жду волны – волны попутной
К лучезарной глубине.
Чуть слежу, склонив колени,
Взором кроток, сердцем тих,
Уплывающие тени
Суетливых дел мирских
Средь видений, сновидений,
Голосов миров иных.
 

3 июля 1901

* * *

 
Прозрачные, неведомые тени
К Тебе плывут, и с ними Ты плывешь,
В объятия лазурных сновидений,
Невнятных нам, – Себя Ты отдаешь.
Перед Тобой синеют без границы
Моря, поля, и горы, и леса,
Перекликаются в свободной выси птицы,
Встает туман, алеют небеса.
А здесь, внизу, в пыли, в уничиженьи,
Узрев на миг бессмертные черты,
Безвестный раб, исполнен вдохновенья,
Тебя поет. Его не знаешь Ты,
Не отличишь его в толпе народной,
Не наградишь улыбкою его,
Когда вослед взирает, несвободный,
Вкусив на миг бессмертья Твоего.
 

3 июля 1901

* * *

 
Я жду призыва, ищу ответа,
Немеет небо, земля в молчаньи,
За желтой нивой – далёко где-то —
На миг проснулось мое воззванье.
Из отголосков далекой речи,
С ночного неба, с полей дремотных,
Всё мнятся тайны грядущей встречи,
Свиданий ясных, но мимолетных.
Я жду – и трепет объемлет новый.
Всё ярче небо, молчанье глуше…
Ночную тайну разрушит слово…
Помилуй, боже, ночные души!
На миг проснулось за нивой, где-то,
Далеким эхом мое воззванье.
Всё жду призыва, ищу ответа,
Но странно длится земли молчанье.
 

7 июля 1901

* * *

 
Не ты ль в моих мечтах, певучая, прошла
Над берегом Невы и за чертой столицы?
Не ты ли тайный страх сердечный совлекла
С отвагою мужей и с нежностью девицы?
Ты песнью без конца растаяла в снегах
И раннюю весну созвучно повторила.
Ты шла звездою мне, но шла в дневных лучах
И камни площадей и улиц освятила.
Тебя пою, о, да! Но просиял твой свет
И вдруг исчез – в далекие туманы.
Я направляю взор в таинственные страны, —
Тебя не вижу я, и долго бога нет.
Но верю, ты взойдешь, и вспыхнет сумрак алый,
Смыкая тайный круг, в движеньи запоздалый.
 

8 июля 1901

* * *

 
За городом в полях весною воздух дышит.
Иду и трепещу в предвестии огня.
Там, знаю, впереди – морскую зыбь колышет
Дыханье сумрака – и мучает меня.
Я помню: далеко шумит, шумит столица.
Там, в сумерках весны, неугомонный зной.
О, скудные сердца! Как безнадежны лица!
Не знавшие весны тоскуют над собой.
А здесь, как память лет невинных и великих,
Из сумрака зари – неведомые лики
Вещают жизни строй и вечности огни…
Забудем дольний шум. Явись ко мне без гнева,
Закатная, Таинственная Дева,
И завтра и вчера огнем соедини.
 

12 июля 1901

* * *

 
Вечереющий день, догорая,
Отступает в ночные края.
Посещает меня, возрастая,
Неотступная Тайна моя.
Неужели и страстная дума,
Бесконечно земная волна,
Затерявшись средь здешнего шума,
Не исчерпает жизни до дна?
Неужели в холодные сферы
С неразгаданной тайной земли
Отошли и печали без меры,
И любовные сны отошли?
Умирают мои угнетенья,
Утоляются горести дня,
Только Ты одинокою тенью
Посети на закате меня.
 

11 июля 1901

* * *

 
Не жди последнего ответа,
Его в сей жизни не найти.
Но ясно чует слух поэта
Далекий гул в своем пути.
Он приклонил с вниманьем ухо,
Он жадно внемлет, чутко ждет,
И донеслось уже до слуха:
Цветет, блаженствует, растет…
Всё ближе – чаянье сильнее,
Но, ах! – волненья не снести…
И вещий падает, немея,
Заслыша близкий гул в пути.
Кругом – семья в чаду молений,
И над кладбищем – мерный звон.
Им не постигнуть сновидений,
Которых не дождался он!..
 

19 июля 1901

* * *

 
Не пой ты мне и сладостно, и нежно:
Утратил я давно с юдолью связь.
Моря души – просторны и безбрежны,
Погибнет песнь, в безбрежность удалясь.
Одни слова без песен сердцу ясны.
Лишь правдой их над сердцем процветешь.
А песни звук – докучливый и страстный —
Таит в себе невидимую ложь.
Мой юный пыл тобою же осмеян,
Покинут мной – туманы позади.
Объемли сны, какими я овеян,
Пойми сама, что будет впереди.
 

19 июля 1901

* * *

 
Не жаль мне дней ни радостных, ни знойных,
Ни лета зрелого, ни молодой весны.
Они прошли – светло и беспокойно,
И вновь придут – они землей даны.
Мне жаль, что день великий скоро минет,
Умрет едва рожденное дитя.
О, жаль мне, друг, – грядущий пыл остынет,
В прошедший мрак и в холод уходя!
Нет, хоть в конце тревожного скитанья
Найду пути, и не вздохну о дне!
Не омрачить заветного свиданья
Тому, кто здесь вздыхает обо мне.
 

27 июля 1901

* * *

 
Признак истинного чуда
В час полночной темноты —
Мглистый мрак и камней груда,
В них горишь алмазом ты.
А сама – за мглой речною
Направляешь горный бег
Ты лазурью золотою
Просиявшая навек
 

29 июля 1901. Фабрика

* * *

Дождешься ль вечерней порой

Опять и желанья, и лодки,

Весла, и огня за рекой?

Фет


 
Сумерки, сумерки вешние,
Хладные волны у ног,
В сердце – надежды нездешние,
Волны бегут на песок.
Отзвуки, песня далекая,
Но различить – не могу.
Плачет душа одинокая
Там, на другом берегу.
Тайна ль моя совершается,
Ты ли зовешь вдалеке?
Лодка ныряет, качается,
Что-то бежит по реке.
В сердце – надежды нездешние,
Кто-то навстречу – бегу…
Отблески, сумерки вешние,
Клики на том берегу.
 

16 августа 1901

* * *

 
Ты горишь над высокой горою,
Недоступна в Своем терему.
Я примчуся вечерней порою,
В упоеньи мечту обниму.
Ты, заслышав меня издалёка,
Свой костер разведешь ввечеру,
Стану, верный велениям Рока,
Постигать огневую игру.
И когда среди мрака снопами
Искры станут кружиться в дыму,
Я умчусь с огневыми кругами
И настигну Тебя в терему.
 

18 августа 1901

* * *

 
Видно, дни золотые пришли.
Все деревья стоят, как в сияньи.
Ночью холодом веет с земли;
Утром белая церковь вдали
И близка и ясна очертаньем.
Всё поют и поют вдалеке,
Кто поет – не пойму; а казалось,
Будто к вечеру там, на реке —
В камышах ли, в сухой осоке, —
И знакомая песнь раздавалась.
Только я не хочу узнавать.
Да и песням знакомым не верю.
Всё равно – мне певца не понять.
От себя ли скрывать
Роковую потерю?
 

24 августа 1901

* * *

 
Кругом далекая равнина,
Да толпы обгорелых пней
Внизу – родимая долина,
И тучи стелятся над ней.
Ничто не манит за собою,
Как будто даль сама близка.
Здесь между небом и землею
Живет угрюмая тоска.
Она и днем и ночью роет
В полях песчаные бугры.
Порою жалобно завоет
И вновь умолкнет – до поры.
И всё, что будет, всё, что было,
Холодный и бездушный прах,
Как эти камни над могилой
Любви, затерянной в полях
 

25 августа 1901. Д. Ивлево

* * *

 
Я всё гадаю над тобою,
Но, истомленный ворожбой,
Смотрю в глаза твои порою
И вижу пламень роковой.
Или великое свершилось,
И ты хранишь завет времен
И, озаренная, укрылась
От дуновения племен?
Но я, покорствуя заране,
Знай, сохраню святой завет.
Не оставляй меня в тумане
Твоих первоначальных лет.
Лежит заклятье между нами,
Но, в постоянстве недвижим,
Скрываю родственное пламя
Под бедным обликом своим.
 

27 августа 1901

* * *

 
Нет конца лесным тропинкам.
Только встретить до звезды
Чуть заметные следы…
Внемлет слух лесным былинкам
Всюду ясная молва
Об утраченных и близких…
По верхушкам елок низких
Перелетные слова…
Не замечу ль по былинкам
Потаенного следа…
Вот она – зажглась звезда!
Нет конца лесным тропинкам.
 

2 сентября 1901. Церковный лес

* * *

 
Мчит меня мертвая сила,
Мчит по стальному пути.
Небо уныньем затмило,
В сердце – твой голос: «Прости».
Да, и в разлуке чиста ты
И непорочно свята.
Вон огневого заката
Ясная гаснет черта.
Нет безнадежного горя!
Сердце – под гнетом труда,
А на небесном просторе —
Ты – золотая звезда.
 

6 сентября 1901. Почтовый поезд

Посвящение

 
Встали надежды пророка —
Близки лазурные дни.
Пусть лучезарность востока
Скрыта в неясной тени.
Но за туманами сладко
Чуется близкий рассвет.
Мне мировая разгадка
Этот безбрежный поэт.
Здесь – голубыми мечтами
Светлый возвысился храм.
Все голубое – за Вами
И лучезарное – к Вам.
 

18 сентября 1901

* * *

 
Пройдет зима – увидишь ты
Мои равнины и болота
И скажешь: «Сколько красоты!
Какая мертвая дремота!»
Но помни, юная, в тиши
Моих равнин хранил я думы
И тщетно ждал твоей души,
Больной, мятежный и угрюмый.
Я в этом сумраке гадал,
Взирал в лицо я смерти хладной
И бесконечно долго ждал,
В туманы всматриваясь жадно.
Но мимо проходила ты, —
Среди болот хранил я думы,
И этой мертвой красоты
В душе остался след угрюмый.
 

21 сентября 1901

* * *

 
Встану я в утро туманное,
Солнце ударит в лицо.
Ты ли, подруга желанная,
Всходишь ко мне на крыльцо?
Настежь ворота тяжелые!
Ветром пахнуло в окно!
Песни такие веселые
Не раздавались давно!
С ними и в утро туманное
Солнце и ветер в лицо!
С ними подруга желанная
Всходит ко мне на крыльцо!
 

3 октября 1901

* * *

 
Снова ближе вечерние тени,
Ясный день догорает вдали.
Снова сонмы нездешних видении
Всколыхнулись – плывут – подошли.
Что же ты на великую встречу
Не вскрываешь свои глубины?
Или чуешь иного предтечу
Несомненной и близкой весны?
Чуть во мраке светильник завижу
Поднимусь и, не глядя, лечу.
Ты же в сумраке, милая, ближе
К неподвижному жизни ключу.
 

14 октября 1901

* * *

 
Хранила я среди младых созвучий
Задумчивый и нежный образ дня.
Вот дунул вихрь, поднялся прах летучий,
И солнца нет, и сумрак вкруг меня.
Но в келье – май, и я живу, незрима,
Одна, в цветах, и жду другой весны.
Идите прочь – я чую серафима,
Мне чужды здесь земные ваши сны.
Идите прочь, скитальцы, дети, боги!
Я расцвету еще в последний день,
Мои мечты – священные чертоги,
Моя любовь – немеющая тень.
 

17 октября 1901

* * *

 
Скрипнула дверь. Задрожала рука.
Вышла я в улицы сонные.
Там, в поднебесьи, идут облака
Через туман озаренные.
С ними – знакомое, слышу, вослед…
Нынче ли сердце пробудится?
Новой ли, прошлой ли жизни ответ,
Вместе ли оба почудятся?
Если бы злое несли облака,
Сердце мое не дрожало бы…
Скрипнула дверь. Задрожала рука.
Слезы. И песни. И жалобы.
 

3 ноября 1901

* * *

 
Зарево белое, желтое, красное,
Крики и звон вдалеке.
Ты не обманешь, тревога напрасная,
Вижу огни на реке.
Заревом ярким и поздними криками
Ты не разрушишь мечты.
Смотрится призрак очами великими
Из-за людской суеты.
Смертью твоею натешу лишь взоры я,
Жги же свои корабли!
Вот они – тихие, светлые, скорые —
Мчатся ко мне издали.
 

6 ноября 1901

* * *

 
Я ли пишу, или ты из могилы
Выслала юность свою, —
Прежними розами призрак мне милый
Я, как тогда, обовью.
Если умру – перелетные птицы
Призрак развеют, шутя.
Скажешь и ты, разбирая страницы:
«Божье то было дитя».
 

21 ноября 1901

* * *

 
Жду я холодного дня,
Сумерек серых я жду.
Замерло сердце, звеня:
Ты говорила: «Приду, —
Жди на распутьи – вдали
Людных и ярких дорог,
Чтобы с величьем земли
Ты разлучиться не мог.
Тихо приду и замру,
Как твое сердце, звеня,
Двери тебе отопру
В сумерках зимнего дня».
 

21 ноября 1901

* * *

 
Будет день – и свершится великое,
Чую в будущем подвиг души.
Ты – другая, немая, безликая,
Притаилась, колдуешь в тиши.
Но во что обратишься – не ведаю,
И не знаешь ты, буду ли твой,
А уж Там веселятся победою
Над единой и страшной душой.
 

28 ноября 1901

* * *

 
Я долго ждал – ты вышла поздно,
Но в ожиданьи ожил дух,
Ложился сумрак, но бесслезно
Я напрягал и взор, и слух.
Когда же первый вспыхнул пламень
И слово к небу понеслось, —
Разбился лед, последний камень
Упал, – и сердце занялось.
Ты в белой вьюге, в снежном стоне
Опять волшебницей всплыла,
И в вечном свете, в вечном звоне
Церквей смешались купола.
 

27 ноября 1901

* * *

 
Ночью вьюга снежная
Заметала след.
Розовое, нежное
Утро будит свет.
Встали зори красные,
Озаряя снег.
Яркое и страстное
Всколыхнуло брег.
Вслед за льдиной синею
В полдень я всплыву.
Деву в снежном инее
Встречу наяву.
 

5 декабря 1901

Ворожба

 
Я могуч и велик ворожбою,
Но тебя уследить – не могу.
Полечу ли в эфир за тобою —
Ты цветешь на земном берегу.
Опускаюсь в цветущие степи —
Ты уходишь в вечерний закат,
И меня оковавшие цепи
На земле одиноко бренчат.
Но моя ворожба не напрасна:
Пусть печально и страшно «вчера».
Но сегодня – и тайно и страстно
Заалело полнеба с утра.
Я провижу у дальнего края
Разгоревшейся тучи – тебя.
Ты глядишь, улыбаясь и зная,
Ты придешь, трепеща и любя.
 

5 декабря 1901

iknigi.net


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.