Стихи о писательстве


Стихи о писателях


Поэты людям не пишут

Я знаю, поэты людям не пишут,
потому что поэты выше,
выше людей!
Но иногда без страстей
живут и поэты,
умирая за это.

Если ты меня никогда не увидишь
и ртом не надышишь
моё возрождение,
знай, что каждое воскресенье
я сама воскресаю,
к тебе прилетаю
и спрашиваю: «Как дышишь?»

Меня ты не слышишь,
занят чем-то серьёзным,
а я о звёздах
хотела поговорить.
Ну ладно, не буду тебя будить.

Я и мои читатели

Если б читателей я выбирала,
я б, наверное, горя не знала,
не знала горя людского,
я б сказала: читай меня, море!
И горы меня читайте,
хвалебные песни слагайте
и обо мне не думайте плохо!

Ведь стихи собирала по крохам:
с подберёзовиками, с морошкой,
клала в большое лукошко
да к себе домой уносила,
а дома за стол садилась
и писала, писала, писала.

Но очень уставшая мама:
— Чего тебе было мало,
зачем ты к людям полезла,
скажи-ка, доню? Ну честно!

— Не знаю, — отвечу маме. —
Читателей не выбирают.
Вот если б я их выбирала,
я б никогда не писала,
а собирала морошку,
окучивала картошку…

В ответ улыбнулась мама:
— О дочке такой лишь мечтала!

Если нам рты завяжут

Мы стихи писать не перестанем,
пока есть мел и забор.
Перед нами хоть дверь закройте!
Но есть столб, есть листок.

Конечно, сегодня не модно
на заборах писать стихи,
но если нам рты завяжут,
то мы это возродим.

Листовка — это так просто,
это бумага и стих.
А если бумаги не будет,
то мы её изобретём:
берестяные свитки,
пергаментные слова.

Я знаю, ты злишься, начальник,
ведь муза не умерла.

Она умирать не умеет,
она будет рождаться вновь.
Эх ты, маленький тролльчик,
булавкой стирающий кровь
с моей стареющей кожи.

Да, может быть, я мертва.
Но муза, она всех больше,
муза всегда жива!

Душа поэта

Ничего не понимая,
ветер носится за мной!
Эх, была бы я живая,
то попёрлась б за тобой
и сказала: «Бесконечность —
это лишь твоя душа!»

Ты ответишь: «Как же вечность?»

Запиши мои слова
под диктовку, нашепчу я
буйных тысячу стихов!
Счастье — это делать что-то.
Я мертва, но ты готов
на планетище весёлой
воевать и танцевать.
Милый мой сегодня болен?
Ну лежи, нельзя вставать.

Поцелую, улечу я,
а мой муж допишет стих,
он живой, его волнует
на земле ваш каждый чих.
Встанет он и повоюет,
а в бою слова, слова!
Щёки приставы надуют.

Всё прощай! И я ушла:
полетела снова, снова
собирать небесну пыль...
Моё имя было Слово,
нынче же — бумажный Вихрь.

А на свете горе, беды,
развесёлые стихи,
и любимые мужчины
как-то глупо полегли.

Как-то плохо поэтам мы верили

Верили мы поэтам, верили.
Сами себе отмерили
годы и расстояния,
душ больных раздевание.

И как бы поэтам ни верили,
мы совесть свою не измерили,
не вычислили линейкой:
сколько ещё километров
до невозвратности мыслей,
мыслей не очень чистых.

И чёрт знает, кому мы поверили!
Верили им мы и делали
не наши идеи в дела воплощая.

Поэты в книгах зависли, прощая.
И молча смотрят на это —
на то они и поэты.

Войны сей, войны все и поэты

Войны катились войнами,
а мы учили добру.
Войны. Поэты не воины,
поэтов поберегут.

Сила мужицкая, сила!
К поэтам она не шла.
Бабья краса. Это было?
Поэтесса, как тень из сна.

Войны, войны и войны!
Поэты же учат добру.
Я родилась поэтом.
Вот, сижу, себя берегу.

А вокруг бесконечное горе.
Я ж упорно пишу про добро.
На воле, в тюрьме и в поле
я твержу: «Мне не всё равно!»

Лист бумажный исписан.
Вдовы слёзы устали стирать.
Я стихи несу тем, кто выжил:
— Возьмите исчёрканую тетрадь.

Листочки сложат живые,
мёртвых схоронят опять,
прочтут стихи над могилой,
стихи тех, кто устал их слагать
в тиши чужих чемоданов,
в гуле лихих поездов.

Память. Вечная память.
И море, море цветов
несут почему-то поэтам —
не героям всех этих войн.

Я устала писать в это Лето.
Поговорим потом.

Видимо, фантастам так лучше

Думал ли ты об этом,
каким вдохновенным бредом
врывается в мозг тоска!
Одиночество. И глаза
не пропускают мимо
всё, что в них заходило.

Книжные переплёты,
ядерные бои, пехоту
прохожих спешащих,
котов на диванах лежащих,
сов Гарри Потера,
орков, троллей и хоббитов.

Ах, гениального мальчика
поманит редактор пальчиком:
«Пиши свой роман,
я его подороже продам!»
Ты к этому привыкаешь,
к спешке, к деньгам. А знаешь,
мы с тобой очень похожи.

Я поэтесса, ты тоже
болен безумной идеей:
«Я ничего не успею,
старость уже стучится,
роман ещё не случился,
она голой по кухне не ходит.»
— Он блинов моих больше не просит.

Мы выбрали жизнь свою сами:
короткими волосами
думать о длинном пути
в одиночестве. Не подходи!

Как я стала поэтом

«Как вы стали поэтом?»

Помню: не было ни весны,
ни зимы, ни лета,
а лишь кочевая луна
над пашней стояла.
Я на землю упала.
«Пиши! — зашумело эхо. —
О наших делах и грехах.»

— Зачем? — пробурчала я,
но всё же перо взяла
и поломала его о бумагу.
Это первая была моя сага.

Сага вторая — жизнь поломатая.
А третья сага занятная,
самая домоседная:
здравствуй кошка — соседка моя.

Вот и всё. Ай выйду ль я в поле,
пройдусь ли ещё по воле?
Закричу! Нет, не буду, я воин,
теперь не больна я, а болен.

Лучше б ты не читала

Не читала б ты книжек,
не стала бы ты поэтом:
не ходила б тогда за летом,
а ходила лишь за зимою
и во все двери стучалась:
кто-нибудь да откроет.

Откроет и в дом запустит,
накормит и больше не пустит
во все двери стучаться,
а позовёт венчаться.

Счастливое было б время,
если бы ты не читала,
а детей нарожала
и считала у мужа зарплату,
ставила на его пиджаке заплату,
да говорила подружкам:
«У меня есть пивная кружка
прямо из Чехии!»

Вот так веха за вехою
и катилась б твоя история,
если б ты не читала Толстого,
Чехова и Ахматову.

А теперь вся душа в заплатах
и больное, разбитое сердце.
Выросли дети без детства,
без детства пошли в институт.
Они там, а ты тут.

Твои дети книг не читают,
потому что кое-что знают:
нет поэтам на земле места,
поэт — ни жена, ни невеста,
поэт — вечное одиночество.
Так зачем себе портить отрочество?

Поэт-неизвестник

Её никто не узнает,
её не знает никто.
Нет, она не из рая,
она надевает пальто,
шапочку, белые бусы
и идёт в магазин,
чтобы сказать: «Как пусто!»
или «Пропадом пропади!»

Да, да и тут же исчезнет,
как будто и след простыл.
Она поэт-неизвестник,
ей белый свет не мил,
из которого слеплено чудо:
реки, озёра, моря.

Да что же это такое?
«Как пусто!» — мои слова.

Каменные поэты

Поэты каменных веков.
Я не любила вас за это.
Поэты каменных веков —
политики, а не поэты!

Не муза сдохла. Нет, чиста
рука, стирающая чудо.
И рифма вроде бы проста.
Откуда ж ненависть, откуда?

Я на любви построю храм,
я Русь прославлю до Курил!
Но я ни строчки не отдам
на ваш полузаморский пир.

Поэты каменных веков
мне братьями всегда казались.
Поэты каменных веков
врагами стали. Отписались.

Странности поэтов

Странные поэты бывают:
про Русь они забывают,
мужик к ним не ходит в гости,
и мы их уже не просим
быть к народу поближе,

потому что всё выше и выше
они над нами взлетают
и про народ забывают.
А мы им хлопать устали —
наверно, плохими стали.

Да ладно уж, средь поэтов
кто-то стар, кто-то устал,
кто-то слишком долго молчал.
Вот так мы на всё глаза и закрыли.
Нас за это в лучшую жизнь не пустили.

Воин Привычки

Зачем ты, воин Привычки,
спорил всё время с судьбой?
Умирая, ты просил спички.
И они пришли. За тобой.

«Так какого же чёрта! — мохнатый
в душу заглянет твою. —
Демона звал, писатель?
Я над тобой хохочу!»

Расплескалось синее небо,
растворилась чёрная даль.
Это в душе поэта
навсегда засела печаль.

Одинокому одиноко,
глубокому глубоко.
Нет, жизнь не выжмет все соки,
ему теперь будет легко!

Легко ковыряться в душах,
легко в белый свет плевать.
Конечно, друзей он не слушал,
он с белой войной воевал!

Белые, белые войны.
Всё белым, белым, бело.
На почерневшие кости
легло золотое перо.

Как легло, стало мёртвым.
На скелет похож новенький стих.
Что же ты, воин Привычки,
в постели своей притих?

Видишь, алеет алым
какой-то другой отряд.
Да, он тоже кровавый,
но иначе не вытравишь смрад.

Нет, в этот отряд не встанет
полумёртвый поэт,
он с лёгкой руки закидает
планету своим памфлет.

Так зачем же ты, воин Привычки,
споришь всё время с судьбой?
«Прикури!» — подержу я спички,
потому что ход теперь мой!

Стихи рисовались и пелись

Как-то быстро стихи слагались,
за ними мы не угнались.
Стихи рисовались и пели
лёжа в тихой постели,
и в автобусе шумном,
а на работе отдушиной
выплывали из-под пера.

Была б вечно я молода,
так вам бы совсем надоела,
вы б только моё и пели,
а допев, плюнули и растёрли.
А я листочек протёрла
и новую песню сложила,
если б вечно я жила!

Я миф

Я легенда, я миф, я мечта!
Была на Земле, не была?
Не была, потому что земля
былью красною проросла,
байками, плясками, лебедой,
поговорками. Я сюда ни ногой!

Не буду никогда тут я,
потому что я не Марфута,
потому как я и не Маша.
Не Маша, а значит, не ваша.

Ведь много мне и не надо,
я миф и моя награда —
читающая планета!
А тут я иль меня нету —
никому не может быть дела.
Лови, поэма новая полетела!

Стихи о любви

«Напиши нам стихи о любви».
— Не умею,
я любовью совсем не болею,
а болею жизнью проклятой,
краем родным и хатой.

О любви я писать не умела,
в окно глядела, старела,
года считая: век, вечность.
Ах, о чем вы?
Сердечность, сердечность.

Не могу я, устала, не буду!
О каждом мужчине забуду,
лишь останется дом мой да вечность,
и сердечность, сердечность, сердечность.

Награды для писателей

Бывает такой писатель,
он пишет и пишет, тратит
все силы свои на куплеты:
«Бери, пространство! И нету
мне дел до того, что читают
или совсем не листают
мои смешные тирады.»

Смерть всё рассудит:
награды раздарит,
быть может,
не тем, кто блистает сегодня.
А тем, кто был правдой голодный.

Не убить поэта

Не так-то просто убить поэта
за то, за это и за это.
Но он пытался, он старался.
Поэт писал, поэт зазнался.

А он, ломая свои руки,
рыдал от скуки:
«Зачем нескромному поэту
писать о том, о сём, об этом,
и сидя дома в тишине,
плевать на киллера в окне?»

Не так-то просто убить поэта,
как оказалось, но об этом
расскажет только сам поэт.
Цветы к могиле? Это бред!

Листовки добра

«Стихи, значит, пишем?»

Нет, мы видишь,
в вечность кидаем листовки
для будущих забастовок
добра.
Вспомнят потом и меня,
наградят у памятника цветами
(не люблю я цветы, но шут с вами).

Мы, значит, пишем стихи.
И они, чёрт возьми, хороши!

Пишу вам с другой планеты

Кто-то сравнил меня
с Анной Ахматовой,
кто-то даже с Цветаевой.

А я сидела лохматая
в полном, полном отчаянье,
перебирая в жизни
какие-то странные числа:
«число рождения, число смерти».

Жива я, мертва? Не поверите,
пишу вам с другой планеты
в смешное, смешное Лето.

Я сама для себя

Я сама себе сделаю имя,
я сама себе вырублю гроб,
сама себе памятник вскину,
и умру точно к дате и в срок.

Я сама себя славить буду,
и с небес кричать себе «ура»!
А если вы стихи мои забудете,
я скажу: — Пришла моя пора.

Снова на Земле рожусь поэтом диким,
и опять я напишу вам кучу строф!
Не стереть уже мои вам лики,
улыбающиеся между строк.

Я стихами лезу в драку

А стихов у нас, стихов!
В русской армии полков
столько не было, однако.

Я стихами лезу в драку,
я стихами погибаю,
со стихами воскресаю!

Не было у нас полков,
сколько писано стихов.
Не было у нас наград,
сколько строчек и тирад!

Мы, любимые поэты,
благодарны вам за это:
нас вам хочется читать
много больше, чем стрелять.

Как же хочется рецензии писать

Уберите руки с «Призмы»!
От рождения до тризны
не пристало унывать.

Как же хочется гулять,
как же хочется прощаться,
расставаться и встречаться,
в гости семьями ходить,
крепко-накрепко дружить
и рецензии писать
в интернет, едрени мать!

Афоризмы

Мои стихи — это в будущее письма;
я умру, а они полетят по миру
махая крылами большими такими.

* * *

Ты пиши, пиши писатель,
будет время — разберёмся
почему на книжной полке
столько много твоих книжек.

* * *

Один день из жизни поэта:
кресло, стол, кусок интернета.
Ведь поднимая пыль веков,
к чему сбирать пыль городов?

* * *

Белыми, ласковыми стихами
на чистых, прозрачных листах
мы о гадостях мира писали
в двух, трех, пятидесяти,
миллиардах словах!

* * *

Пока на земле живут такие поэты,
как я, мы не будем бояться за лето,
мы не будем бояться за зиму,
потому что я скоро сгину.

* * *

Пиши пока пишется,
рисуй пока рисуется —
скоро помирать.

* * *

Поэта видно по стихам,
а плотника по дереву.
Никому я не отдам
свою башку намеренно!

* * *

Что бы я ни делала,
как бы я ни старалась,
я нравлюсь даже троллям.
Просто у них работа такая.

* * *

Каждый писатель на этой планете —
диверсант с других миров.

* * *

Велик лишь тот, кто матами писать умеет.

* * *

Я б тоже матами писала,
да детям начала писать стихи.

* * *

Они говорят: — Ты такая странная!
А я: — Очень странно быть не странным писателем.

* * *

Ты пиши, пиши, писатель. В нашей жизни сомневаться
будет только тот, кто в праве на неё не опираться.

* * *

Поэт, доживший до 40 лет, не поэт, а циник.

* * *

Логика женщины-писательницы: «Жизнь коротка, столько планов на будущее! Пора худеть.»

* * *
Вся неадекватность писателей заключается лишь в том, что они проживают свою жизнь за письменным столом и умирают за письменным столом.

Количество просмотров: 657
Количество комментариев: 0
Метки: писатели
© 10.01.2018 Инна Фидянина-Зубкова




www.chitalnya.ru

Стихи о писателях ~ Стихи (Лирика городская) ~ Инна Фидянина Зубкова


Поэты людям не пишут


Я знаю, поэты людям не пишут,
потому что поэты выше,
выше людей!
Но иногда без страстей
живут и поэты,
умирая за это.

Если ты меня никогда не увидишь
и ртом не надышишь
моё возрождение,
знай, что каждое воскресенье
я сама воскресаю,
к тебе прилетаю
и спрашиваю: «Как дышишь?»

Меня ты не слышишь,
занят чем-то серьёзным,
а я о звёздах
хотела поговорить.
Ну ладно, не буду тебя будить.

Если нам рты завяжут


Мы стихи писать не перестанем,
пока есть мел и забор.
Перед нами хоть дверь закройте!
Но есть столб, есть листок.

Конечно, сегодня не модно
на заборах писать стихи,
но если нам рты завяжут,
то мы это возродим.
Листовка — это так просто,
это бумага и стих.

А если бумаги не будет,
то мы её изобретём:
берестяные свитки,
пергаментные слова.
Я знаю, ты злишься, начальник,
ведь муза не умерла.

Она умирать не умеет,
она будет рождаться вновь.
Эх ты, маленький тролльчик,
булавкой стирающий кровь
с моей стареющей кожи.

Да, может быть, я мертва.
Но муза, она всех больше,
муза всегда жива!

Как-то плохо поэтам мы верили


Верили мы поэтам, верили.
Сами себе отмерили
годы и расстояния,
душ больных раздевание.

И как бы поэтам ни верили,
мы совесть свою не измерили,
не вычислили линейкой:
сколько ещё километров
до невозвратности мыслей,
мыслей не очень чистых.
Мысли рождают поступки,
поступки бывают преступны.

И чёрт знает, кому мы поверили!
Верили им мы и делали
не наши идеи в дела воплощая.
Поэты в книгах зависли, прощая.
И молчат на всё это —
на то они и поэты.
*
Верили мы поэтам, верили.
Но не по их всё делали.

Когда-то я читала


Я когда-то любила читать,
любила читать и листать,
перелистывать старые книжки.
Росли, подрастали малышки,
а я продолжала читать,
перелистывать новые книжки
уже для своих малышек.

Я любила читать когда-то,
когда было совсем маловато
телевизора, не было «нета» —
чудовища интернета.

Я любила читать и люблю:
ежедневно листаю, смотрю
электронную свою книгу,
но не воинов лики вижу,
а политиков. Плаху же
я готовлю Пушкиноведам.

Сама себя не люблю за это —
за то, что почти не читаю.
И о рыцарях светлых мечтая,
пишу свою книгу прилежно,
а в глазах тоскою безбрежной
плывут, плывут великаны,
карлики и болваны
древних цивилизаций.
Я несчастная женщина, братцы!

И все это уже понимают:
«Тебе б замуж иль в бой!» — вздыхают.

Войны сей, войны все и поэты


Войны катились войнами,
а мы учили добру.
Войны. Поэты не воины,
поэтов поберегут.
Сила мужицкая, сила!

К поэтам она не шла.
Бабья краса. Это было?
Поэтесса, как тень из сна.
Войны, войны и войны!
Поэты же учат добру.

Я родилась поэтом.
Вот, сижу, себя берегу.
А вокруг бесконечное горе.
Я упорно пишу про добро.

На воле, в тюрьме и в поле
я твержу: «Мне не всё равно!»
Лист бумажный исписан.
Вдовы слёзы устали стирать.
Я стихи несу тем, кто выжил:
— Возьмите исчёрканую тетрадь.

Листочки сложат живые,
мёртвых схоронят опять,
прочтут стихи над могилой,
стихи тех, кто устал их слагать
в тиши чужих чемоданов,
в гуле лихих поездов.

Память. Вечная память.
И море, море цветов
несут почему-то поэтам —
не героям всех этих войн.
Я устала писать в это Лето.
Поговорим потом.

Видимо, фантастам так лучше


Думал ли ты об этом,
каким вдохновенным бредом
врывается в мозг тоска!
Одиночество. И глаза
не пропускают мимо
всё, что в них заходило.

Книжные переплёты,
ядерные бои, пехоту
прохожих спешащих,
котов на диванах лежащих,
сов Гарри Потера,
орков, троллей и хоббитов.

Ах, гениального мальчика
поманит редактор пальчиком:
«Пиши свой роман,
я его подороже продам!»

Ты к этому привыкаешь,
к спешке, к деньгам. А знаешь,
мы с тобой очень похожи.
Я поэтесса, ты тоже
болен безумной идеей:
«Я ничего не успею,
старость уже стучится,
роман ещё не случился,
она голой по кухне не ходит.»

— Он блинов моих больше не просит.
Мы выбрали жизнь свою сами:
короткими волосами
думать о длинном пути
в одиночестве. Не подходи!

Как я стала поэтом


«Как вы стали поэтом?»
— Помню: не было ни весны,
ни зимы, ни лета,
а лишь кочевая луна
над пашней стояла.

Я в чёрную землю упала
и закричала: — Паши!
«Пиши! — зашумело эхо. —
О наших делах и грехах.»

— Зачем? — пробурчала я,
но всё же перо взяла
и поломала его о бумагу.
Это первая была моя сага.
Сага вторая — жизнь поломатая.

А третья сага занятная,
самая домоседная:
«Здравствуй кошка — соседка моя.»
Вот и всё. Ай выйду ль я в поле,
пройдусь ли ещё по воле?
Закричу! Нет, не буду, я воин,
теперь не больна я, а болен.

Лучше бы я не читала


Не читала б ты, Инна, книжек,
не стала бы поэтом:
не ходила б тогда за летом,
а ходила лишь за зимою
и во все двери стучалась:
кто-нибудь да откроет.

Откроет и в дом запустит,
накормит и больше не пустит
во все двери стучаться,
а позовёт венчаться.

Счастливое было б время,
если бы ты не читала,
а детей нарожала
и считала у мужа зарплату,
ставила на его пиджаке заплату,
да говорила подружкам:
«У меня есть пивная кружка
прямо из Чехии!»

Вот так веха за вехою
и катилась твоя история,
если б ты не читала Толстого,
Чехова и Ахматову.

А теперь вся душа в заплатах
и больное, разбитое сердце.
Выросли дети без детства,
без детства пошли в институт.
Они там, а ты тут.

Твои дочки книг не читают,
потому что кое-что знают:
нет поэтам на земле места,
поэт — ни жена, ни невеста,
поэт — вечное одиночество.
Так зачем себе портить отрочество?

Поэт неизвестник


Её никто не узнает,
её не знает никто.
Нет, она не из рая,
она надевает пальто,
шапочку, белые бусы
и идёт в магазин,
чтобы сказать: «Как пусто!»
или «Пропадом пропади!»

Да, да и тут же исчезнет,
как будто и след простыл.
Она поэт неизвестник,
ей белый свет не мил,
из которого слеплено чудо:
реки, озёра, моря.
Да что же это такое?
«Как пусто!» — мои слова.

Поэты политики


Поэты каменных веков.
Я не любила вас за это.
Поэты каменных веков —
политики, а не поэты!
Не муза сдохла. Нет, чиста
рука, стирающая чудо.

И рифма вроде бы проста.
Откуда ж ненависть, откуда?
Я на любви построю храм,
я Русь прославлю до Курил!

Но я ни строчки не отдам
на ваш полузаморский пир.
Поэты каменных веков
мне братьями всегда казались.
Поэты каменных веков
врагами стали. Отписались.

Странности поэтов


Странные поэты бывают:
про Русь они забывают,
мужик к ним не ходит в гости,
и мы их уже не просим
быть к народу поближе,
потому что всё выше и выше
они над нами взлетают
и про народ забывают.

А мы им хлопать устали —
наверно, плохими стали.
Да ладно уж,
ведь средь поэтов
кто-то стар,
кто-то устал,
кто-то слишком долго молчал.
Вот так мы на всё глаза и закрыли.
Нас за это в лучшую жизнь не пустили.

Споры поэтов


Спорили поэты, спорили,
сами себя проспорили,
а проспорив, отправились дальше:
— Кто из нас самый старший?
«Старший — не значит умнее.»
— Ну, всё равно, сильнее,
сильнее силою духа!
«Проспорен и он, где Старуха?
Старуха нас всех рассудит!»

Старуха: — А с вас не убудет,
от ваших споров великих?
— Не убудет! Уж проспорены лики!

Воин Привычки


Зачем ты, воин Привычки,
спорил всё время с судьбой?
Умирая, ты просил спички.
И они пришли. За тобой.

«Какого же чёрта!» — мохнатый
в душу заглянет твою. —
Демона звал, писатель?
Я над тобой хохочу!»

Расплескалось синее небо,
растворилась чёрная даль.
Это в душе поэта
навсегда засела печаль.

Одинокому одиноко,
глубокому глубоко.
Нет, жизнь не выжмет соки,
ему теперь будет легко!

Легко ковыряться в душах,
легко в белый свет плевать.
Конечно, друзей он не слушал,
он с белой войной воевал!

Белые, белые войны.
Всё белым, белым, бело.
На почерневшие кости
легло золотое перо.

Как легло, стало мёртвым.
На скелет похож новенький стих.
Что же ты, воин Привычки,
в постели своей притих?

Видишь, алеет алым
какой-то другой отряд.
Да, он тоже кровавый,
но иначе не вытравишь смрад.

Нет, в этот строй не встанет
полумёртвый поэт,
он с лёгкой руки закидает
планету своим памфлет.

Так зачем же ты, воин Привычки,
споришь всё время судьбой?
«Прикури!» — подержу я спички,
потому что ход теперь мой.

Я стихами лезу в драку


А стихов у нас, стихов!
В русской армии полков
столько не было, однако.
Я стихами лезу в драку,
я стихами погибаю,
со стихами воскресаю!

Не было у нас полков,
сколько писано стихов.
Не было у нас наград,
сколько строчек и тирад!

Мы, любимые поэты,
благодарны вам за это:
нас вам хочется читать
много больше, чем стрелять.

Стихи рисовались и пелись


Как-то быстро стихи слагались,
за ними мы не угнались.
Стихи рисовались и пели
лёжа в тихой постели,
и в автобусе шумном,
а на работе отдушиной
выплывали из-под пера.

Была б вечно я молода,
так вам бы совсем надоела,
вы б только моё и пели,
а допев, плюнули и растёрли.

А я листочек протёрла
и новую песню сложила,
если б вечно я жила!
*
Как-то странно слагались стихи:
ни хороши, ни плохи,
а совсем интересные.
Что приглядываешься? / Неизвестная.

Я миф


Я легенда, я миф, я мечта!
Была на Земле, не была?
Не была, потому что земля
былью красною проросла,
байками, плясками, лебедой,
поговорками. Я сюда ни ногой!

Не буду никогда тут я,
потому что я не Марфута,
потому как я и не Маша.
Не Маша, а значит, не ваша.

Ведь много мне и не надо,
я миф и моя награда —
читающая планета!
А тут я иль меня нет —
никому не может быть дела.
Лови, поэма новая полетела!

Стихи о любви


«Напиши нам стихи о любви».
— Не умею,
я любовью совсем не болею,
а болею жизнью проклятой,
краем родным и хатой.
0 любви я писать не умела,
в окно глядела, старела,
года считая: век, вечность.
Ах, о чем вы? Сердечность, сердечность.

Не могу я, устала, не буду!
О каждом мужчине забуду,
лишь останется дом мой да вечность,
и сердечность, сердечность, сердечность.

Награды для писателей


Бывает такой писатель,
он пишет и пишет, кидает
в пространство свои куплеты:
«Бери, пространство! И нет
мне дел до того, что читают
или совсем не листают
мои смешные тирады.»

Смерть всё рассудит: награды
раздарит,
быть может, не тем, кто блистает
сегодня.
А тем, кто голодный.

Убить поэта


Не так-то просто убить поэта
за то, за это и за это.
Но он пытался, он старался.
Поэт писал, поэт зазнался.

А он, ломая свои руки,
рыдал от скуки:
«Зачем нескромному поэту
писать о том, о сём, об этом,
и сидя дома в тишине,
плевать на киллеров в окне?»

Не так-то просто убить поэта,
как оказалось, но об этом
расскажет только сам поэт.
Цветы к могиле? Это бред!

Листовки для будущих забастовок добра


«Стихи, значит, пишем?»
Нет, мы видишь,
в вечность кидаем листовки
для будущих забастовок
добра.

Вспомнят потом и меня,
наградят у памятника цветами
(не люблю я цветы, но шут с вами).
Мы, значит, пишем стихи.
И они, чёрт возьми, хороши!

Пишу вам с другой планеты


Кто-то сравнил меня
с Анной Ахматовой,
кто-то даже с Цветаевой.
А я сидела лохматая
в полном, полном отчаянье,
перебирая в жизни
какие-то странные числа:
«число рождения, число смерти».

Жива я, мертва? Не поверите,
пишу вам с другой планеты
в смешное, смешное Лето.

Я сама для себя


Я сама себе сделаю имя,
я сама себе вырублю гроб,
сама себе памятник вскину,
и умру точно к дате и в срок.
Я сама себя славить буду,
и с небес кричать себе «ура»!

А если вы стихи мои забудете,
я скажу: — Пришла моя пора.
Снова на Земле рожусь поэтом диким,
и опять я напишу вам кучу строф!

Не стереть уже мои вам лики,
улыбающиеся между строк.

Как же хочется рецензии писать

Уберите руки с «Призмы»!
От рождения до тризны
не пристало унывать.
Как же хочется гулять,
как же хочется прощаться,
расставаться и встречаться,
в гости семьями ходить,
крепко-накрепко дружить
и рецензии писать
в интернет, едрени мать!

www.litprichal.ru

Стихи о писателях и творцах

---------- — Поэты людям не пишут --

Я знаю, поэты людям не пишут,
потому что поэты выше,
выше людей!
Но иногда без страстей
живут и поэты,
умирая за это.

Если ты меня никогда не увидишь
и ртом не надышишь
моё возрождение,
знай, что каждое воскресенье
я сама воскресаю,
к тебе прилетаю
и спрашиваю: «Как дышишь?»

Меня ты не слышишь,
занят чем-то серьёзным,
а я о звёздах
хотела поговорить.
Ну ладно, не буду тебя будить.

---------- — Если нам рты завяжут -----

Мы стихи писать не перестанем,
пока есть мел и забор.
Перед нами хоть дверь закройте!
Но есть столб, есть листок.

Конечно, сегодня не модно
на заборах писать стихи,
но если нам рты завяжут,
то мы это возродим.

Листовка — это так просто,
это бумага и стих.
А если бумаги не будет,
то мы её изобретём:
берестяные свитки,
пергаментные слова.

Я знаю, ты злишься, начальник,
ведь муза не умерла.

Она умирать не умеет,
она будет рождаться вновь.
Эх ты, маленький тролльчик,
булавкой стирающий кровь
с моей стареющей кожи.

Да, может быть, я мертва.
Но муза, она всех больше,
муза всегда жива!

---------- — Как-то плохо поэтам мы верили ----

Верили мы поэтам, верили.
Сами себе отмерили
годы и расстояния,
душ больных раздевание.

И как бы поэтам ни верили,
мы совесть свою не измерили,
не вычислили линейкой:
сколько ещё километров
до невозвратности мыслей,
мыслей не очень чистых.

Мысли рождают поступки,
поступки бывают преступны.
И чёрт знает, кому мы поверили!
Верили им мы и делали
не наши идеи в дела воплощая.

Поэты в книгах зависли, прощая.
И молчат на всё это —
на то они и поэты.

*
Верили мы поэтам, верили.
Но не по их всё делали.

-------- — Когда-то я читала -----

Я когда-то любила читать,
любила читать и листать,
перелистывать старые книжки.

Росли, подрастали малышки,
а я продолжала читать,
перелистывать новые книжки
уже для своих малышек.

Я любила читать когда-то,
когда было совсем маловато
телевизора, не было «нета» —
чудовища интернета.

Я любила читать и люблю:
ежедневно листаю, смотрю
электронную свою книгу,
но не воинов лики вижу,
а политиков. Плаху же
я готовлю Пушкиноведам.

Сама себя не люблю за это —
за то, что почти не читаю.

И о рыцарях светлых мечтая,
пишу свою книгу прилежно,
а в глазах тоскою безбрежной
плывут, плывут великаны,
карлики и болваны
древних цивилизаций.

Я несчастная женщина, братцы!
И все это уже понимают:
«Тебе б замуж иль в бой!» — вздыхают.

---------- — Войны сей, войны все и поэты --------

Войны катились войнами,
а мы учили добру.
Войны. Поэты не воины,
поэтов поберегут.

Сила мужицкая, сила!
К поэтам она не шла.
Бабья краса. Это было?
Поэтесса, как тень из сна.

Войны, войны и войны!
Поэты же учат добру.
Я родилась поэтом.
Вот, сижу, себя берегу.

А вокруг бесконечное горе.
Я упорно пишу про добро.
На воле, в тюрьме и в поле
я твержу: «Мне не всё равно!»

Лист бумажный исписан.
Вдовы слёзы устали стирать.
Я стихи несу тем, кто выжил:
— Возьмите исчёрканую тетрадь.

Листочки сложат живые,
мёртвых схоронят опять,
прочтут стихи над могилой,
стихи тех, кто устал их слагать
в тиши чужих чемоданов,
в гуле лихих поездов.

Память. Вечная память.
И море, море цветов
несут почему-то поэтам —
не героям всех этих войн.

Я устала писать в это Лето.
Поговорим потом.

---------- — Видимо, фантастам так лучше -------

Думал ли ты об этом,
каким вдохновенным бредом
врывается в мозг тоска!
Одиночество. И глаза
не пропускают мимо
всё, что в них заходило.

Книжные переплёты,
ядерные бои, пехоту
прохожих спешащих,
котов на диванах лежащих,
сов Гарри Потера,
орков, троллей и хоббитов.

Ах, гениального мальчика
поманит редактор пальчиком:
«Пиши свой роман,
я его подороже продам!»
Ты к этому привыкаешь,
к спешке, к деньгам. А знаешь,
мы с тобой очень похожи.

Я поэтесса, ты тоже
болен безумной идеей:
«Я ничего не успею,
старость уже стучится,
роман ещё не случился,
она голой по кухне не ходит.»
— Он блинов моих больше не просит.

Мы выбрали жизнь свою сами:
короткими волосами
думать о длинном пути
в одиночестве. Не подходи!

--------- — Как я стала поэтом ---------

«Как вы стали поэтом?»
— Помню: не было ни весны,
ни зимы, ни лета,
а лишь кочевая луна
над пашней стояла.
Я в чёрную землю упала
и закричала: — Паши!

«Пиши! — зашумело эхо. —
О наших делах и грехах.»
— Зачем? — пробурчала я,
но всё же перо взяла
и поломала его о бумагу.
Это первая была моя сага.

Сага вторая — жизнь поломатая.
А третья сага занятная,
самая домоседная:
«Здравствуй кошка — соседка моя.»

Вот и всё. Ай выйду ль я в поле,
пройдусь ли ещё по воле?
Закричу! Нет, не буду, я воин,
теперь не больна я, а болен.

----------- — Лучше бы я не читала -----

Не читала б ты, Инна, книжек,
не стала бы поэтом:
не ходила б тогда за летом,
а ходила лишь за зимою
и во все двери стучалась:
кто-нибудь да откроет.

Откроет и в дом запустит,
накормит и больше не пустит
во все двери стучаться,
а позовёт венчаться.

Счастливое было б время,
если бы ты не читала,
а детей нарожала
и считала у мужа зарплату,
ставила на его пиджаке заплату,
да говорила подружкам:
«У меня есть пивная кружка
прямо из Чехии!»

Вот так веха за вехою
и катилась твоя история,
если б ты не читала Толстого,
Чехова и Ахматову.

А теперь вся душа в заплатах
и больное, разбитое сердце.

Выросли дети без детства,
без детства пошли в институт.
Они там, а ты тут.

Твои дочки книг не читают,
потому что кое-что знают:
нет поэтам на земле места,
поэт — ни жена, ни невеста,
поэт — вечное одиночество.

Так зачем себе портить отрочество?

--------- — Поэт неизвестник -----

Её никто не узнает,
её не знает никто.
Нет, она не из рая,
она надевает пальто,
шапочку, белые бусы
и идёт в магазин,
чтобы сказать: «Как пусто!»
или «Пропадом пропади!»

Да, да и тут же исчезнет,
как будто и след простыл.
Она поэт неизвестник,
ей белый свет не мил,
из которого слеплено чудо:
реки, озёра, моря.

Да что же это такое?
«Как пусто!» — мои слова.

----------- — Поэты политики ---

Поэты каменных веков.
Я не любила вас за это.
Поэты каменных веков —
политики, а не поэты!

Не муза сдохла. Нет, чиста
рука, стирающая чудо.
И рифма вроде бы проста.
Откуда ж ненависть, откуда?

Я на любви построю храм,
я Русь прославлю до Курил!
Но я ни строчки не отдам
на ваш полузаморский пир.

Поэты каменных веков
мне братьями всегда казались.
Поэты каменных веков
врагами стали. Отписались.

----------- — Странности поэтов --

Странные поэты бывают:
про Русь они забывают,
мужик к ним не ходит в гости,
и мы их уже не просим
быть к народу поближе,

потому что всё выше и выше
они над нами взлетают
и про народ забывают.
А мы им хлопать устали —
наверно, плохими стали.

Да ладно уж,
ведь средь поэтов
кто-то стар,
кто-то устал,
кто-то слишком долго молчал.

Вот так мы на всё глаза и закрыли.
Нас за это в лучшую жизнь не пустили.

---------- — Споры поэтов ---

Спорили поэты, спорили,
сами себя проспорили,
а проспорив, отправились дальше:
— Кто из нас самый старший?

«Старший — не значит умнее.»

— Ну, всё равно, сильнее,
сильнее силою духа!

«Проспорен и он, где Старуха?
Старуха нас всех рассудит!»

Старуха: — А с вас не убудет,
от ваших споров великих?

— Не убудет! Уж проспорены лики!

--------- — Воин Привычки -----

Зачем ты, воин Привычки,
спорил всё время с судьбой?
Умирая, ты просил спички.

И они пришли. За тобой.
«Какого же чёрта!» — мохнатый
в душу заглянет твою. —
Демона звал, писатель?
Я над тобой хохочу!»

Расплескалось синее небо,
растворилась чёрная даль.
Это в душе поэта
навсегда засела печаль.

Одинокому одиноко,
глубокому глубоко.
Нет, жизнь не выжмет соки,
ему теперь будет легко!

Легко ковыряться в душах,
легко в белый свет плевать.
Конечно, друзей он не слушал,
он с белой войной воевал!

Белые, белые войны.
Всё белым, белым, бело.
На почерневшие кости
легло золотое перо.

Как легло, стало мёртвым.
На скелет похож новенький стих.
Что же ты, воин Привычки,
в постели своей притих?

Видишь, алеет алым
какой-то другой отряд.
Да, он тоже кровавый,
но иначе не вытравишь смрад.

Нет, в этот строй не встанет
полумёртвый поэт,
он с лёгкой руки закидает
планету своим памфлет.

Так зачем же ты, воин Привычки,
споришь всё время судьбой?
«Прикури!» — подержу я спички,
потому что ход теперь мой.

---------- — Я стихами лезу в драку ----

А стихов у нас, стихов!
В русской армии полков
столько не было, однако.

Я стихами лезу в драку,
я стихами погибаю,
со стихами воскресаю!

Не было у нас полков,
сколько писано стихов.
Не было у нас наград,
сколько строчек и тирад!

Мы, любимые поэты,
благодарны вам за это:
нас вам хочется читать
много больше, чем стрелять.

----------- — Стихи рисовались и пелись ---

Как-то быстро стихи слагались,
за ними мы не угнались.
Стихи рисовались и пели
лёжа в тихой постели,
и в автобусе шумном,
а на работе отдушиной
выплывали из-под пера.

Была б вечно я молода,
так вам бы совсем надоела,
вы б только моё и пели,
а допев, плюнули и растёрли.
А я листочек протёрла
и новую песню сложила,
если б вечно я жила!

*
Как-то странно слагались стихи:
ни хороши, ни плохи,
а совсем интересные.
Что приглядываешься? / Неизвестная.

------- — Я миф ---

Я легенда, я миф, я мечта!
Была на Земле, не была?

Не была, потому что земля
былью красною проросла,
байками, плясками, лебедой,
поговорками. Я сюда ни ногой!

Не буду никогда тут я,
потому что я не Марфута,
потому как я и не Маша.
Не Маша, а значит, не ваша.

Ведь много мне и не надо,
я миф и моя награда —
читающая планета!

А тут я иль меня нет —
никому не может быть дела.
Лови, поэма новая полетела!

--------- — Стихи о любви -----

«Напиши нам стихи о любви».
— Не умею,
я любовью совсем не болею,
а болею жизнью проклятой,
краем родным и хатой.

0 любви я писать не умела,
в окно глядела, старела,
года считая: век, вечность.
Ах, о чем вы? Сердечность, сердечность.

Не могу я, устала, не буду!
О каждом мужчине забуду,
лишь останется дом мой да вечность,
и сердечность, сердечность, сердечность.

---------- — Награды для писателей -----

Бывает такой писатель,
он пишет и пишет, кидает
в пространство свои куплеты:
«Бери, пространство! И нет
мне дел до того, что читают
или совсем не листают
мои смешные тирады.»

Смерть всё рассудит: награды
раздарит,
быть может, не тем, кто блистает
сегодня.
А тем, кто голодный.

---------- — Убить поэта ----

Не так-то просто убить поэта
за то, за это и за это.
Но он пытался, он старался.
Поэт писал, поэт зазнался.

А он, ломая свои руки,
рыдал от скуки:
«Зачем нескромному поэту
писать о том, о сём, об этом,
и сидя дома в тишине,
плевать на киллеров в окне?»

Не так-то просто убить поэта,
как оказалось, но об этом
расскажет только сам поэт.
Цветы к могиле? Это бред!

----------- — Листовки для будущих забастовок добра --

«Стихи, значит, пишем?»

Нет, мы видишь,
в вечность кидаем листовки
для будущих забастовок
добра.
Вспомнят потом и меня,
наградят у памятника цветами
(не люблю я цветы, но шут с вами).

Мы, значит, пишем стихи.
И они, чёрт возьми, хороши!

----------- — Пишу вам с другой планеты ----

Кто-то сравнил меня
с Анной Ахматовой,
кто-то даже с Цветаевой.

А я сидела лохматая
в полном, полном отчаянье,
перебирая в жизни
какие-то странные числа:
«число рождения, число смерти».

Жива я, мертва? Не поверите,
пишу вам с другой планеты
в смешное, смешное Лето.

----------- — Я сама для себя ---

Я сама себе сделаю имя,
я сама себе вырублю гроб,
сама себе памятник вскину,
и умру точно к дате и в срок.

Я сама себя славить буду,
и с небес кричать себе «ура»!
А если вы стихи мои забудете,
я скажу: — Пришла моя пора.

Снова на Земле рожусь поэтом диким,
и опять я напишу вам кучу строф!
Не стереть уже мои вам лики,
улыбающиеся между строк.

----------- — Как же хочется рецензии писать ---

Уберите руки с «Призмы»!
От рождения до тризны
не пристало унывать.

Как же хочется гулять,
как же хочется прощаться,
расставаться и встречаться,
в гости семьями ходить,
крепко-накрепко дружить
и рецензии писать
в интернет, едрени мать!

Свидетельство о публикации (PSBN) 2320
Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 25 Декабря 2016 года

stihi.pishi.pro

ПИСАТЕЛЬ - стихи про профессию

К дню писателя

автор: Раиса Старцева

 

Сидит, погруженный в сознание,

В миры другие заходя,

Ему диктует сила знания,

Что есть незримые края.

 

И, посещая эту местность,

Стократно в деле повезет

Если пожалует словесность

И дух стремление увлечет.

 

По мостовой, дождем умытой,

Писатель движется вперед,

Граничащий газон побритый

Энтузиазма   придает.

Мой друг писатель

автор: Последний

 

О чем ты снова пишешь?!

О чем мой друг писатель?

Ох, милый друг опять меня не слышишь

Опять творишь мой маленький создатель

 

О чем сегодня чертим строки?

О тех долгах, что небесам мы задолжали?

Или о тех, кто разрушает мир не в сроки?

Или о тех, кто с поля боя убежали?

 

О чем твои чернильницы молчат?

О чем шуршит твое перо?

Куда фантазией твоей сегодня путь начат?

В каких степях скрепит твое потертое  седло?

 

В какую даль твои глаза гладят

Да и какая даль раскинется в пустой стене

Кому ты так нескромно улыбаешься опять

Мне не понять, я не писатель, не поэт

 

Усталая свеча, заснет холодным воском на столе

А ты все небо слушаешь, а может быть и вправду слышишь

И оставаясь в доме, в полной тишине

О чем мой друг писатель ты все пишешь?

Предназначение

автор: Олег Царицынский

 

Как хочется писать небрежно,

Но так талантливо до рвоты,

И чтоб читали все  прилежно.

Быть поводом для их работы,

Точнее, для работы мозга,

И душ прекрасного порыва,

Стегают пусть сильней чем розги

Мои слова всех беспрерывно.

А впрочем, не затем родился

Щекастым мальчиком в панаме,

Чтоб всяк читающий гордился,

А лишь творить на радость Маме

С днем писателя

автор: Евгений Смирнов 

 

Есть в творчестве писателей от Бога,

От сердца мысли, взволнованной души...

Поэту с музой приходят мысли слога,

Чтобы  их в рифмах стихами завершить.

Писатель Музу потерял...

автор: Одессит Без Прописки

 

Писатель Музу потерял...

Искал безудержно в бокале,

В вине разлитом на рояле!

Ночами звёздными не спал...

 

Писатель Музу потерял...

Он с ветром дым кружил с балкона,

Под сигареты , как ворона,

За небом хмурым Солнце ждал...

 

Писатель Музу потерял...

Февраль бушует жгучей вьюгой,

Разлука стала, уж, подругой,

Весну всё в душу не впускал...

 

Писатель Музу потерял...

А может, это всё приснилось?

Подумаешь, мечта не сбылась!

И молча дальше сочинял...

С Днем Писателя, друзья!

автор: Валерий Певзнер

 

Собрались на ночь поезда,

Устав от каверзных путей,

И только буквы в темноте

Горят, стремясь не опоздать

На вечер пишущих бродяг,

Для коих искренность дорог

Не что иное, как пролог

На рельсах заспанных трудяг...

 

И спросит тот, что с буквой "R"

Соседский, рядом с яркой "D":

"Вас не печалит, что дожди

Душевный погасив пожар,

Пером описывают страх,

Уйдя от стрелок по строке?.."-

Тем временем перо в руке

Готово плыть на всех парах!

С днём писателя!

автор: Екатерина Богиня Любви

 

Почему печальны песни,

И печальны все слова,

Не ужели вы не рады,

Дню писателя друзья?

 

Ведь все строчки золотые,

Пишет вам всегда поэт,

У него ведь тоже знаешь,

За спиной не мало бед,

 

Но однако он не может,

Всё грустить и горевать,

Хотя тоже очень хочет,

Раньше всех ложиться спасть,

 

А приняв вновь горсть пилюлек,

Он всегда в окно глядит,

Может встретит здесь кого то,

По душам поговорит?

 

Но однако и друзья то,

Почему то все молчат,

Мало кто коллеге,другу,

Хочет руку вновь пожать

С днём Писателя! Из Матрицы недавно посетили..

автор: Макаров-Тюкалинский 

 

Писатель! Он -же "корочки" имеет!

Прозаик этот, а Поэт вон тот

Писатель умно говорить умеет

Он фразой заморозит и сожжёт

 

Когда то был Четвёртой властью даже

Его слова весомые! Глагол!

Любой на журналиста вам покажет

С Ним не ругайся! Круче чем Хохол..

 

Поэт, писатель что их отличает?

Может не так отбрасывают тень..

С похмелья одинаково качает..

Двумя руками за один плетень

 

Сегодня Интернет по всей квартире

Не надо авторучку и тетрадь

Из "Матрицы" недавно посетили..

Им надо было рифму постирать.

 

Я ножиком скоблил чужие пятна

Ворчу:..мол -не писатель ни поэт..

Поэт промолвил: запихай обратно..

Мараю. Он- писатель, а Я -нет..

ljubimaja-professija.ru

Стихи о писателях — Wikilivres.ru

Материал из Wikilivres.ru

Перейти к навигацииПерейти к поиску

Автор Инна Фидянина-Зубкова

Поэты людям не пишут

Я знаю, поэты людям не пишут,
потому что поэты выше,
выше людей!
Но иногда без страстей
живут и поэты,
умирая за это.
 
Если ты меня никогда не увидишь
и ртом не надышишь
моё возрождение,
знай, что каждое воскресенье
я сама воскресаю,
к тебе прилетаю
и спрашиваю: «Как дышишь?»
 
Меня ты не слышишь,
занят чем-то серьёзным,
а я о звёздах
хотела поговорить.
Ну ладно, не буду тебя будить.


Я и мои читатели

Если б читателей я выбирала,
я б, наверное, горя не знала,
не знала горя людского,
я б сказала: читай меня, море!

И горы меня читайте,
хвалебные песни слагайте
и обо мне не думайте плохо!

Ведь стихи собирала по крохам:
с подберёзовиками, с морошкой,
клала в большое лукошко
да к себе домой уносила,
а дома за стол садилась
и писала, писала, писала.

Но очень уставшая мама:
— Чего тебе было мало,
зачем ты к людям полезла,
скажи-ка, доню? Ну честно!

— Не знаю, — отвечу маме. —
Читателей не выбирают.
Вот если б я их выбирала,
я б никогда не писала,
а собирала морошку,
окучивала картошку…

В ответ улыбнулась мама:
— О дочке такой лишь мечтала!


Забери меня с собой, самурай

Каждый мой стих — окошечко в рай.
Забери меня с собой, самурай!
Я пойду так осторожно,
насколько это возможно.

Невозможно только остаться.

Самурай обещает сдаться
и с собой меня забирает.
Он, пропащий, не знает:
не по плечу ему ноша —
его танка изношен,
его хокку замучен.

А стих мой колючий
лежит под церковью золотой и плачет.
Он, безбожник, не значит
для крещённой Руси ничего.

Что ж в рай пойду без него.
Я пойду так осторожно,
что самурай ничтожный
зарыдает над своим танку.

Прощай, вояжка, я партизанка
ещё тех лесов!

И не слушая голосов,
я уплываю в небо...
Эх, туда и тебе бы!


Душа поэта

Ничего не понимая,
ветер носится за мной!
Эх, была бы я живая,
то попёрлась б за тобой
и сказала: «Бесконечность —
это лишь твоя душа!»

Ты ответишь: «Как же вечность?»

«Запиши мои слова
под диктовку, нашепчу я
буйных тысячу стихов!
Счастье — это делать что-то.
Я мертва, но ты готов
на планетище весёлой
воевать и танцевать.
Милый мой сегодня болен?
Ну лежи, нельзя вставать.»

Поцелую, улечу я,
а мой муж допишет стих,
он живой, его волнует
на земле ваш каждый чих.
Встанет он и повоюет,
а в бою слова, слова!
Щёки приставы надуют.

Всё прощай! И я ушла:
полетела, поспешила
собирать небесну пыль...
Моё имя было Инна,
нынче же — бумажный Вихрь.

А на свете горе, беды,
развесёлые стихи,
и любимые мужчины
как-то глупо полегли.


Если нам рты завяжут

Мы стихи писать не перестанем,
пока есть мел и забор.
Перед нами хоть дверь закройте!
Но есть столб, есть листок.

Конечно, сегодня не модно
на заборах писать стихи,
но если нам рты завяжут,
то мы это возродим.

Листовка — это так просто,
это бумага и стих.
А если бумаги не будет,
то мы её изобретём:
берестяные свитки,
пергаментные слова.

Я знаю, ты злишься, начальник,
ведь муза не умерла.

Она умирать не умеет,
она будет рождаться вновь.
Эх ты, маленький тролльчик,
булавкой стирающий кровь
с моей стареющей кожи.

Да, может быть, я мертва.
Но муза, она всех больше,
муза всегда жива!


Как-то плохо поэтам мы верили

Верили мы поэтам, верили.
Сами себе отмерили
годы и расстояния,
душ больных раздевание.
 
И как бы поэтам ни верили,
мы совесть свою не измерили,
не вычислили линейкой:
сколько ещё километров
до невозвратности мыслей,
мыслей не очень чистых.
 
Мысли рождают поступки,
поступки бывают преступны.
И чёрт знает, кому мы поверили!
Верили им мы и делали
не наши идеи в дела воплощая.
 
Поэты в книгах зависли, прощая.
И молчат на всё это —
на то они и поэты.

            *
Верили мы поэтам, верили.
Но не по их всё делали.


Когда-то я читала

Я когда-то любила читать,
любила читать и листать,
перелистывать старые книжки.
 
Росли, подрастали малышки,
а я продолжала читать,
перелистывать новые книжки
уже для своих малышек.
 
Я любила читать когда-то,
когда было совсем маловато
телевизора, не было «нета» —
чудовища интернета.
 
Я любила читать и люблю:
ежедневно листаю, смотрю
электронную свою книгу,
но не воинов лики вижу,
а политиков. Плаху же
я готовлю Пушкиноведам.
 
Сама себя не люблю за это —
за то, что почти не читаю.
 
И о рыцарях светлых мечтая,
пишу свою книгу прилежно,
а в глазах тоскою безбрежной
плывут, плывут великаны,
карлики и болваны
древних цивилизаций.
 
Я несчастная женщина, братцы!
И все это уже понимают:
«Тебе б замуж иль в бой!» — вздыхают.


Войны сей, войны все и поэты

Войны катились войнами,
а мы учили добру.
Войны. Поэты не воины,
поэтов поберегут.
 
Сила мужицкая, сила!
К поэтам она не шла.
Бабья краса. Это было?
Поэтесса, как тень из сна.
 
Войны, войны и войны!
Поэты же учат добру.
Я родилась поэтом.
Вот, сижу, себя берегу.
 
А вокруг бесконечное горе.
Я упорно пишу про добро.
На воле, в тюрьме и в поле
я твержу: «Мне не всё равно!»
 
Лист бумажный исписан.
Вдовы слёзы устали стирать.
Я стихи несу тем, кто выжил:
— Возьмите исчёрканую тетрадь.
 
Листочки сложат живые,
мёртвых схоронят опять,
прочтут стихи над могилой,
стихи тех, кто устал их слагать
в тиши чужих чемоданов,
в гуле лихих поездов.
 
Память. Вечная память.
И море, море цветов
несут почему-то поэтам —
не героям всех этих войн.
 
Я устала писать в это Лето.
Поговорим потом.


Видимо, фантастам так лучше

Думал ли ты об этом,
каким вдохновенным бредом
врывается в мозг тоска!
Одиночество. И глаза
не пропускают мимо
всё, что в них заходило.
 
Книжные переплёты,
ядерные бои, пехоту
прохожих спешащих,
котов на диванах лежащих,
сов Гарри Потера,
орков, троллей и хоббитов.
 
Ах, гениального мальчика
поманит редактор пальчиком:
«Пиши свой роман,
я его подороже продам!»
Ты к этому привыкаешь,
к спешке, к деньгам. А знаешь,
мы с тобой очень похожи.
 
Я поэтесса, ты тоже
болен безумной идеей:
«Я ничего не успею,
старость уже стучится,
роман ещё не случился,
она голой по кухне не ходит.»
— Он блинов моих больше не просит.

Мы выбрали жизнь свою сами:
короткими волосами
думать о длинном пути
в одиночестве. Не подходи!


Как я стала поэтом

«Как вы стали поэтом?»
— Помню: не было ни весны,
ни зимы, ни лета,
а лишь кочевая луна
над пашней стояла.
Я в чёрную землю упала
и закричала: — Паши!
 
«Пиши! — зашумело эхо. —
О наших делах и грехах.»
— Зачем? — пробурчала я,
но всё же перо взяла
и поломала его о бумагу.
Это первая была моя сага.
 
Сага вторая — жизнь поломатая.
А третья сага занятная,
самая домоседная:
«Здравствуй кошка — соседка моя.»
 
Вот и всё. Ай выйду ль я в поле,
пройдусь ли ещё по воле?
Закричу! Нет, не буду, я воин,
теперь не больна я, а болен.


Лучше бы я не читала

Не читала б ты, Инна, книжек,
не стала бы поэтом:
не ходила б тогда за летом,
а ходила лишь за зимою
и во все двери стучалась:
кто-нибудь да откроет.
 
Откроет и в дом запустит,
накормит и больше не пустит
во все двери стучаться,
а позовёт венчаться.
 
Счастливое было б время,
если бы ты не читала,
а детей нарожала
и считала у мужа зарплату,
ставила на его пиджаке заплату,
да говорила подружкам:
«У меня есть пивная кружка
прямо из Чехии!»
 
Вот так веха за вехою
и катилась твоя история,
если б ты не читала Толстого,
Чехова и Ахматову.
 
А теперь вся душа в заплатах
и больное, разбитое сердце.

Выросли дети без детства,
без детства пошли в институт.
Они там, а ты тут.
 
Твои дочки книг не читают,
потому что кое-что знают:
нет поэтам на земле места,
поэт — ни жена, ни невеста,
поэт — вечное одиночество.
 
Так зачем себе портить отрочество?


Поэт неизвестник

Её никто не узнает,
её не знает никто.
Нет, она не из рая,
она надевает пальто,
шапочку, белые бусы
и идёт в магазин,
чтобы сказать: «Как пусто!»
или «Пропадом пропади!»
 
Да, да и тут же исчезнет,
как будто и след простыл.
Она поэт неизвестник,
ей белый свет не мил,
из которого слеплено чудо:
реки, озёра, моря.

Да что же это такое?
«Как пусто!» — мои слова.


Поэты политики

Поэты каменных веков.
Я не любила вас за это.
Поэты каменных веков —
политики, а не поэты!
 
Не муза сдохла. Нет, чиста
рука, стирающая чудо.
И рифма вроде бы проста.
Откуда ж ненависть, откуда?
 
Я на любви построю храм,
я Русь прославлю до Курил!
Но я ни строчки не отдам
на ваш полузаморский пир.
 
Поэты каменных веков
мне братьями всегда казались.
Поэты каменных веков
врагами стали. Отписались.


Странности поэтов

Странные поэты бывают:
про Русь они забывают,
мужик к ним не ходит в гости,
и мы их уже не просим
быть к народу поближе,
 
потому что всё выше и выше
они над нами взлетают
и про народ забывают.
А мы им хлопать устали —
наверно, плохими стали.
 
Да ладно уж,
ведь средь поэтов
кто-то стар,
кто-то устал,
кто-то слишком долго молчал.

Вот так мы на всё глаза и закрыли.
Нас за это в лучшую жизнь не пустили.


Споры поэтов

Спорили поэты, спорили,
сами себя проспорили,
а проспорив, отправились дальше:
— Кто из нас самый старший?
 
«Старший — не значит умнее.»
 
— Ну, всё равно, сильнее,
сильнее силою духа!
 
«Проспорен и он, где Старуха?
Старуха нас всех рассудит!»
 
Старуха: — А с вас не убудет,
от ваших споров великих?
 
— Не убудет! Уж проспорены лики!


Воин Привычки

Зачем ты, воин Привычки,
спорил всё время с судьбой?
Умирая, ты просил спички.
 
И они пришли. За тобой.
«Какого же чёрта!» — мохнатый
в душу заглянет твою. —
Демона звал, писатель?
Я над тобой хохочу!»
 
Расплескалось синее небо,
растворилась чёрная даль.
Это в душе поэта
навсегда засела печаль.
 
Одинокому одиноко,
глубокому глубоко.
Нет, жизнь не выжмет соки,
ему теперь будет легко!
 
Легко ковыряться в душах,
легко в белый свет плевать.
Конечно, друзей он не слушал,
он с белой войной воевал!
 
Белые, белые войны.
Всё белым, белым, бело.
На почерневшие кости
легло золотое перо.
 
Как легло, стало мёртвым.
На скелет похож новенький стих.
Что же ты, воин Привычки,
в постели своей притих?
 
Видишь, алеет алым
какой-то другой отряд.
Да, он тоже кровавый,
но иначе не вытравишь смрад.
 
Нет, в этот строй не встанет
полумёртвый поэт,
он с лёгкой руки закидает
планету своим памфлет.
 
Так зачем же ты, воин Привычки,
споришь всё время судьбой?
«Прикури!» — подержу я спички,
потому что ход теперь мой.


Я стихами лезу в драку

А стихов у нас, стихов!
В русской армии полков
столько не было, однако.
 
Я стихами лезу в драку,
я стихами погибаю,
со стихами воскресаю!
 
Не было у нас полков,
сколько писано стихов.
Не было у нас наград,
сколько строчек и тирад!
 
Мы, любимые поэты,
благодарны вам за это:
нас вам хочется читать
много больше, чем стрелять.


Стихи рисовались и пелись

Как-то быстро стихи слагались,
за ними мы не угнались.
Стихи рисовались и пели
лёжа в тихой постели,
и в автобусе шумном,
а на работе отдушиной
выплывали из-под пера.
 
Была б вечно я молода,
так вам бы совсем надоела,
вы б только моё и пели,
а допев, плюнули и растёрли.
А я листочек протёрла
и новую песню сложила,
если б вечно я жила!

            *
Как-то странно слагались стихи:
ни хороши, ни плохи,
а совсем интересные.
Что приглядываешься? / Неизвестная.


Я миф

Я легенда, я миф, я мечта!
Была на Земле, не была?
 
Не была, потому что земля
былью красною проросла,
байками, плясками, лебедой,
поговорками. Я сюда ни ногой!
 
Не буду никогда тут я,
потому что я не Марфута,
потому как я и не Маша.
Не Маша, а значит, не ваша.
 
Ведь много мне и не надо,
я миф и моя награда —
читающая планета!
 
А тут я иль меня нет —
никому не может быть дела.
Лови, поэма новая полетела!


Стихи о любви

«Напиши нам стихи о любви».
— Не умею,
я любовью совсем не болею,
а болею жизнью проклятой,
краем родным и хатой.
 
0 любви я писать не умела,
в окно глядела, старела,
года считая: век, вечность.
Ах, о чем вы? Сердечность, сердечность.
 
Не могу я, устала, не буду!
О каждом мужчине забуду,
лишь останется дом мой да вечность,
и сердечность, сердечность, сердечность.


Награды для писателей

Бывает такой писатель,
он пишет и пишет, кидает
в пространство свои куплеты:
«Бери, пространство! И нет
мне дел до того, что читают
или совсем не листают
мои смешные тирады.»
 
Смерть всё рассудит: награды
раздарит,
быть может, не тем, кто блистает
сегодня.
А тем, кто голодный.


Убить поэта

Не так-то просто убить поэта
за то, за это и за это.
Но он пытался, он старался.
Поэт писал, поэт зазнался.
 
А он, ломая свои руки,
рыдал от скуки:
«Зачем нескромному поэту
писать о том, о сём, об этом,
и сидя дома в тишине,
плевать на киллеров в окне?»
 
Не так-то просто убить поэта,
как оказалось, но об этом
расскажет только сам поэт.
Цветы к могиле? Это бред!


Листовки для будущих забастовок добра

«Стихи, значит, пишем?»

Нет, мы видишь,
в вечность кидаем листовки
для будущих забастовок
добра.
Вспомнят потом и меня,
наградят у памятника цветами
(не люблю я цветы, но шут с вами).
 
Мы, значит, пишем стихи.
И они, чёрт возьми, хороши!


Пишу вам с другой планеты

Кто-то сравнил меня
с Анной Ахматовой,
кто-то даже с Цветаевой.
 
А я сидела лохматая
в полном, полном отчаянье,
перебирая в жизни
какие-то странные числа:
«число рождения, число смерти».
 
Жива я, мертва? Не поверите,
пишу вам с другой планеты
в смешное, смешное Лето.


Я сама для себя

 
Я сама себе сделаю имя,
я сама себе вырублю гроб,
сама себе памятник вскину,
и умру точно к дате и в срок.
 
Я сама себя славить буду,
и с небес кричать себе «ура»!
А если вы стихи мои забудете,
я скажу: — Пришла моя пора.
 
Снова на Земле рожусь поэтом диким,
и опять я напишу вам кучу строф!
Не стереть уже мои вам лики,
улыбающиеся между строк.


Как же хочется рецензии писать

Уберите руки с «Призмы»!
От рождения до тризны
не пристало унывать.
 
Как же хочется гулять,
как же хочется прощаться,
расставаться и встречаться,
в гости семьями ходить,
крепко-накрепко дружить
и рецензии писать
в интернет, едрени мать!


wikilivres.ru

Cтихи про книги — подборка лучших стихотворений про любовь к чтению

Любовь к чтению необходимо прививать детям с раннего возраста. Легче всего это сделать с помощью стихотворений о любви к чтению и книгам, о пользе чтения. Также нужно ребенку объяснять, что книги нужно беречь.  Для этого существуют стихи о бережном отношении к книгам.

Ниже Вы найдете самые красивые стихи о чтении и книгах.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

Мой мир

Стихи о любви к чтению для детей

Любовь к книге


Читайте, дети, книги!
Компьютер ведь не всё.
Друзей премудрых Лиги
Составьте клуб ещё.

Глотайте знаний «реку»,
Не бойтесь лишку взять,
Большому Человеку
Вы станете под стать.

Стоят тома, брошюры:
Героев — легион!
На вкус любой натуры,
Возьми — и станешь ОН!

Какие приключенья!
Открытий высота!
И подвиги, мученья,
Раздумий красота.

Читайте, дети, книги,
И ночью, в школе, днём,
Волшебных сказок миги,
Не будьте «серым пнём».

Откройте страны, горы,
Событий череду,
Огромные просторы
Предстанут на виду.

Друг другу расскажите:
Что, где, и что прочёл.
Не ясно? Поясните,
Скажите, где нашёл.

Копите фактов массу,
Познайте чувств красу,
Подобны станьте асу
Иль путнику в лесу,

Ведь книга — выбор верный,
Маяк на всём пути,
Товарищ, друг примерный,
Чтоб в жизнь ты мог войти.

(Василий Росов)

О чтении 

Читать ужасно интересно:
Вы можете сидеть, лежать
И — не сходя при этом с места —
Глазами книгу ПРОБЕЖАТЬ!
Да-да! Читать — ХОДИТЬ ГЛАЗАМИ
За ручку с мамой, после — сами.
Ходить — ведь это же пустяк,
Не бойтесь сделать первый шаг!
Споткнулись раз, другой…
И вдруг вы
Прочли подряд четыре буквы,
И вы пошли, пошли, пошли —
И слово первое прочли!
От слова к слову — как по кочкам —
Помчитесь весело по строчкам…
И так научитесь читать —
Как бегать,
Прыгать…
Как летать!
Я знаю, скоро по странице
Порхать вы будете, как птицы!
Ведь необъятен и велик,
Как небо —
Мир волшебный книг!
(А. Усачев)

Как хорошо уметь читать! 

Как хорошо уметь читать!
Не надо к маме приставать,
Не надо бабушку трясти:
«Прочти, пожалуйста, прочти!»
Не надо умолять сестрицу:
«Ну, прочитай еще страницу».
Не надо звать,
Не надо ждать,
А можно взять
И почитать!
(В. Берестов)

Замечательные книжки 

Свежий ветер напевает,
Дальних странствий голоса,
Он страницы раздувает,
Словно чудо-паруса!

Посреди любой страницы,
Оживают чудеса,
Не слипаются ресницы,
Разбегаются глаза!

Но читая дни и ночи
И плывя по морю строчек,
Курса верного держись!
И тогда откроют книжки –
Замечательные книжки –
Замечательную жизнь!
(Л. Крутько)

Читайте, дети!

Читайте, мальчишки!
Девчонки, читайте!
Любимые книжки
Ищите на сайте!
В метро, в электричке
И автомобиле,
В гостях или дома,
На даче, на вилле –
Читайте, девчонки!
Читайте, мальчишки!
Плохому не учат
Любимые книжки!
Не всё в этом мире
Легко нам даётся,
И всё же упорный
И мудрый – добьётся
Того, к чему доброе
Сердце стремится:
Он клетку откроет,
Где птица томится!
И каждый из нас
Облегчённо вздохнёт,
Поверив, что мудрое
Время – придёт!
И мудрое, новое
Время – придёт!
(Н. Пикулева)

Стихи про чтение детских писателей

Мы дружны с печатным словом 

В каждом доме, в каждой хате —
В городах и на селе —
Начинающий читатель
Держит книгу на столе.

Мы дружны с печатным словом.
Если б не было его,
Ни о старом, ни о новом
Мы не знали б ничего!

Даже маленький ребёнок,
Не умеющий читать,
Только выйдет из пелёнок
Просит книжку показать.

В день рождения подарок
Хочешь другу подарить —
Принеси ему Гайдара,
Будет век благодарить!

Книги дружат с детворою,
Книгу ценит пионер,
И любимые герои
Для него всегда пример!

Книг заветные страницы
Помогают людям жить,
И работать, и учиться,
И Отчизной дорожить.
(С. Михалков)

Обращение писателя к читателям 

Я к вам обращаюсь, товарищи, дети:
Полезнее книги нет вещи на свете!
Пусть книги друзьями заходят в дома,
Читайте всю жизнь, набирайтесь ума!
(С. Михалков)

Как бы жили мы без книг 

Мы дружны с печатным словом,
Если б не было его,
Ни о старом, ни о новом
Мы не знали 6 ничего!

Ты представь себе на миг,
Как бы жили мы без книг?
Что бы делал ученик,
Если не было бы книг,

Если б всё исчезло разом,
Что писалось для детей:
От волшебных добрых сказок
До весёлых повестей?..

Ты хотел развеять скуку,
На вопрос найти ответ.
Протянул за книжкой руку,
А её на полке нет!

Нет твоей любимой книжки —
«Чипполино», например,
И сбежали, как мальчишки,
Робинзон и Гулливер.

Нет, нельзя себе представить,
Чтоб такой момент возник
И тебя могли оставить
Все герои детских книг.

От бесстрашного Гавроша
До Тимура и до Кроша —
Сколько их, друзей ребят,
Тех, что нам добра хотят!

Книге смелой, книге честной,
Пусть немного в ней страниц,
В целом мире, как известно,
Нет и не было границ.

Ей открыты все дороги,
И на всех материках
Говорит она на многих
Самых разных языках.

И она в любые страны
Через все века пройдёт,
Как великие романы
«Тихий Дон» и «Дон Кихот»!

Слава нашей книге детской!
Переплывшей все моря!
И особенно российской —
Начиная с Букваря!
(С. Михалков)

Бумажный кораблик по имени Книга 

Бумажный кораблик
По имени «Книга»
Не хуже корвета,
Фрегата и брига
Меня увлечёт
В океаны мечтаний,
Где щедро откроет
Сокровища знаний.
Готовы нести меня
В дальние страны
Рассказы и сказки,
Стихи и романы.
Страниц паруса
Наполняются бризом
Историй талантливых,
Полных сюрпризов.
А я командор
Экспедиции-чтения.
Поплыли со мною
Искать приключения!

(Андрей Сметанин)

Катюхины сказки 

Миленькой кукле, лохматому мишке
Катя читала чудесные книжки!
Буквы малышка пока что не знает,
Но по картинкам отлично читает!
Так интересны Катюхины сказки!
Где их девчонка берёт, без подсказки?
Куклы и мишки, и серые мышки,
Очень внимательны к сказкам из книжки.
Вечер. Уснули и мышки и мишки
И задремали забытые книжки!
За день устали весёлые глазки.
Пусть им приснятся Катюхины сказки

(Андрей Эйсмонт)

***

Имеют голос дрозд и чижик,
И дождь, и ветер, и река…
А есть ли голоса у книжек?
Конечно, есть!
Наверняка!
У этой книжки — голос папы,
Когда начнет он мне читать.
У этой книжки — голос мамы,
Когда я спать ложусь в кровать.
Стихи учить я не ленюсь,
Я расскажу их наизусть.
Тогда не чей-то,
Не чужой —
У книжки будет голос мой!

(Михаил Пляцковский)

Короткие стихи о книгах для детей

Праздник книжки 

Тает снег, клокочут воды,
Звонко птицы гомонят.
По-весеннему сегодня
Расцвели глаза ребят.
Очень любят праздник книжки
И девчонки, и мальчишки.

Книга – верный,
Книга – первый,
Книга – лучший друг ребят.
Нам никак нельзя без книжки,
Нам никак нельзя без книжки! –
Все ребята говорят.
(З. Бычков)

Первая книжка 

Книгу первую мою
Берегу я и люблю.
Хоть пока и по слогам,
Я ее читаю сам –
И с конца, и с серединки,
В ней красивые картинки,
Есть стихи, рассказы, песни.
С книгой жить мне интересней!

Я – это мир! 

Я – это мир, а мир стал мной,
Едва открыл страницу!
Могу в героя книги я
Мгновенно превратиться!
Стихом и прозой говоря,
Рисунком и словами,
Страницы книг ведут меня
Волшебными путями.

Я в мире слов перешагну
Любых времён границы,
Могу теперь весь шар земной
Я облететь, как птица!
Страницы, главы и слова
Летят перед глазами.
Мы с книгой стали навсегда
Хорошими друзьями!
(Пер. с английского А. Матюхина)

Книга 

Книга – учитель, книга — наставник.
Книга – близкий товарищ и друг.
Ум, как ручей, высыхает и старится,
Если выпустишь книгу из рук.
Книга – советчик, книга – разведчик,
Книга – активный борец и боец.
Книга — нетленная память и вечность,
Спутник планеты земли, наконец.
Книга не просто красивая мебель,
Не приложенье дубовых шкафов,
Книга – волшебник, умеющий небыль
В быль превращать и в основу основ.
(В. Боков)

Хитрюли

Дети притихли, слушают сказки.
Смотрят пытливо пуговки — глазки.

Вечер на улице, скоро в кровать.
— Мама, а завтра ты будешь читать?

Честно-пречестно царевну найдут?
Злые волшебники в замке живут?

Волк эту девочку точно не съест?
Как отыскать заколдованный лес?

Мама смеётся уловкам простым:
«Завтра проснётесь — поговорим!»

(Аркадий Млынаш)

Стихи о литературе для детей начальной школы

Когда читают книжки…

Когда читают книжки
Девчонки и мальчишки,
Они картинки видят
И в самой скучной книжке.

Когда читают книжки
О чем-то папа с мамой,
Они лишь буквы видят,
Как будто в телеграмме.

Девчонки и мальчишки!
Скорей хватайте книжки,
Пока в них остается
Картинок благодать.

Читайте по-старинке
Волшебные картинки,
А то, что пишут в строчках,
Успеете узнать.

(Мама Кира)

 

Добрая книга

Мы купили с мамой книжки
Нашей Сонечке — малышке.
Просит Соня: — Почитайте!
Скорей книжку открывайте!

С книгой очутишься
В мире волшебства,
В мире приключений,
Чудес и колдовства.
Здесь будет зло побеждено,
Добро тут царствовать должно!

Книга — важная, нужная вещь!
Всем нужно её любить и беречь.
И знает Соня с малых лет:
Подарка лучше книги нет!

(Марина Мюллер)

 

Папа сказку мне читает

Папа сказку мне читает
Но всё время засыпает
А я папу не бужу
По-тихонечку лежу
Только знать мне хочется
Сказка чем закончится?

(Марина Ожерельева)

 

Мамины сказки

Желтый уличный фонарь
За окошком светится,
Прошу маму рассказать
Про двенадцать месяцев.
На дворе метель метет
Брошены салазки,
У растопленной печи
Люблю слушать сказки.
На коленях кот урчит
Пляшет в печке пламя,
Я тихонечко прижмусь
Крепко- крепко к маме
Слушая ее рассказ
Замечтаюсь вновь я,
Мама ласково обнимет
Спросит, как ты Софья?
Знаю теперь точно я,
Моя мама Фея.
Потому что зимний сад
Разводить умеет.
Не поверите, зимой,
В лютые морозы.
На окошке у нее
Зацветают розы.

(Наталья Быстрова)

 

Шкатулка с секретом

Что там за ящичек стоит?
Возьмём коробку в руки,
Там жемчуг, золото лежит,
Звучат шкатулки звуки.

Секрет скрывается внутри,
Замочек на застёжке,
Там вещи бабушка хранит,
Браслеты и серёжки.

От внучек прячет всякий раз,
Им страшно интересно,
От шаловливых рук и глаз,
Там самое им место.

И стоит лишь не доглядеть,
Шкатулка вмиг открыта,
Померить хочется, надеть,
Не зря от внучек скрыта.

Потом останется добро,
Кулоны, бусы, брошки,
Оправ точёных серебро,
Жемчужных бус горошки.

Шкатулка зеркальцем блестит,
На крышке танцовщица,
Такая хрупкая на вид,
Старинная вещица,

Вот скоро внучки подрастут,
И про шкатулку, вспомнят,
Возьмут, откроют, заведут,
Им музыку исполнит.

Быстрее время нас идёт,
Шкатулочка с секретом,
Воспоминание подождёт,
Пока что под запретом…

(Нелли Вахрушева)

 

Агата жалеет героев А. Барто

Мне мама сегодня читала про зайку
(Того, что на лавке сидит без хозяйки),
Про Таню в слезах и про мишку без лапы.
И как же без лапы теперь косолапый?

Потом про бычка (о печальной судьбе),
Про козлика, что заблудился в траве,
Про то, как кота испугал грузовик —
Кот ездить в машине совсем не привык.

Я в страшной тревоге живу — день и ночь!
Не знаю… Ну, чем же беднягам помочь?
Да кто же придумал жестокости эти?
Зачем же читают их взрослые детям?

Вдруг вижу, на книжке написаны буквы,
Вокруг нарисованы мишки и куклы.
Читаю: «БАР-ТО»… Все понятно теперь —
Так вот каков автор всех бед и потерь!

Я маме сказала: «Я слишком мала,
Все с сильным волнением восприняла.
Читай то, что близко мне будет по духу…
Чуковского можно — про добрую Муху.

Там смелый Комар победил Паука!»
И тянется к книжке малышки рука.
И хочется верить: героев Барто
Обидеть уже не посмеет никто.

(Нэнси Фетх)

Почитай мне книжку мама

Почитай мне книжку мама.
Я прошу тебя упрямо.
Ну пожалуйста — прочти!
Хоть минутку удели.
Отложи свою посуду.
Мыть её сама я буду.
Хочешь мусор уберу?
В коридоре подмету.
Пыль протру и постираю.
Вот, игрушки собираю.
Всё расставила по полкам.
Почитай скорей ребёнку.

(Оксана Черкалина)

Про буквы, книжку и малышку

Книжки все я пролистала,
По картинкам рассказала.
Ну, зачем мне буквы знать?
Я и так могу читать!
Дали книжку мне другую
Ничего в ней не пойму я,
Ни одной картинки нет,
Видно, в буквах весь секрет!
Положу на стол к братишке,
Пусть прочтёт мне, что же в книжке
Он такой большой у нас,
Ходит брат мой в первый класс!

(Ольга Борисова)

Богданчик

Наш сынок Богданчик —
Очень славный мальчик.
Хорошо он кушает,
Маму с папой слушает.
Ночью крепенько он спит,
Днём играет, не шалит.
Любит книжки он держать,
Любит всё подряд читать:
И журналы, и газеты,
И различные билеты,
И открытки, и рассказы,
И везде любые фразы!
Правда, букв ещё не знает,
Но читает он, читает:
— Ба-ба-ба и бу-бу-бу,
Па-па-па и пу-пу-пу…
Он лопочет и бормочет,
Прочитать всё-всё он хочет!

(Ольга Скворцова)

Стихи о бережном отношении к книге

Разговор человека с мышкой,
которая ест его книги 

Мой милый книжник, ты совсем
Опять изгрыз два тома. Ловок!
Не стыдно ль пользоваться тем,
Что не люблю я мышеловок!

Хоть бы с меня пример ты брал!
Я день-деньской читаю книжки,
Но разве ты хоть раз видал,
Что я грызу их, как коврижки?

Из книг мы знаем, как живут
Индейцы, негры, эскимосы;
В журналах люди задают
Друг другу умные вопросы:

Где путь в Америку лежит?
Как ближе: морем или сушей?
Ну, словом, — вот тебе бисквит,
А книг, пожалуйста, не кушай.
(В.Ф. Ходасевич)

Калеки в библиотеке 

Открыт в библиотеке
Больничный книжный зал.
Какие тут калеки!..
Ах, кто бы только знал!
Лежат они, бедняги,
На полках вдоль стены,
И в шелесте бумаги
Их жалобы слышны:

— Вчера мои страницы
Листал один студент;
Мне вырезал таблицы
Какой-то инструмент!
Была я четверть века
Читателям верна,
А без таблиц — калека.
Кому теперь нужна?!

— Я жертва аспиранта! —
Печальный слышен стон. —
В науку без таланта
Решил прорваться он:
Сначала он по строчкам
Меня переписал,
Потом, поставив точку,
Вдруг взял и искромсал!
Немало диссертаций,
Что у меня в долгу…
Но жить без иллюстраций
Я просто не смогу…

— А мне как быть, соседка? —
Вздохнул тяжелый Том, —
Я выдавался редко,
Да и не всем притом!
Недавно в зал читальный
Пришел один доцент.
Он предъявил нахально
Чужой абонемент!
Я выдан был нахалу —
Он взял меня, как зверь…
А что со мною стало,
Вы видите теперь…

Раскрылся Том старинный
(Он, к счастью, был спасен!),
И страшною картиной
Был каждый потрясен:
Под стать татуировке
С полей его страниц
Глядели зарисовки:
И женские головки,
И клювы разных птиц…

Стоят в библиотеке
На полках вдоль стены
Те книги, что навеки
Людьми оскорблены.
Не теми, что над книгой
Задумчиво сидят,
А теми, что на книгу
Как хищники глядят.
Ни должностью, ни званьем —
Ни тем и ни другим
Ни на одном собранье
Не оправдаться им!
(С. Михалков)

Две книжки 

Однажды встретились две книжки.
Разговорились меж собой.
«Ну, как твои делишки?» — одна спросила у другой.

«Ох, милая, мне стыдно перед классом:
Хозяин мой обложки вырвал с мясом,
Да что обложки… Оборвал листы.
Из них он делает кораблики, плоты и голубей.

Боюсь, листы пойдут на змей, тогда лететь мне в облака.
А у тебя целы бока?»
«Твои мне не знакомы муки. Не помню я такого дня,
Чтобы, не вымыв чисто руки, сел ученик читать меня.

А посмотри-ка на мои листочки: на них
Чернильной не увидишь точки.
Про кляксы я молчу – о них и говорить-то неприлично.
Зато и я его учу не как-нибудь, а на отлично».

В басне этой нет загадки, расскажут напрямик
И книжки и тетрадки, какой ты ученик.
(С. Ильин)

О чём мечтают книжки

Знайте, дети, с книжками беда:
Книжки не выносят душной пыли!
Им на полках кажется тогда,
Будто все о них уже забыли!

Потому, обиду затая,
Книжки ночью открывают двери
И уходят в дальние края,
Где живут диковинные звери.

Ну а утром, возвратившись в дом,
Не спеша рассядутся, как птицы,
И мечтают книжки лишь о том,
чтобы полистали их страницы.

(Леонид Чернаков)

Стишки о книгах и библиотеке

Книгоград 

В моём шкафу теснится к тому том,
И каждый том на полке словно дом…
Обложку-дверь откроешь второпях –
И ты вошёл, и ты уже в гостях.
Как переулок – каждый книжный ряд.
И весь мой шкаф – чудесный Книгоград…
(Д. Кугультинов)

Храм книг 

Библиотека и была, и будет
Священный храм живых печатных слов,
В ее жрецах ходил и юный Бунин,
И целых тридцать лет – мудрец Крылов.
(Б. Черкасов)

Дом книг 

О, сколько в этом доме книг!
Внимательно всмотрись –
Здесь тысячи друзей твоих
На полках улеглись.
Они поговорят с тобой
И ты, мой юный друг,
Весь путь истории земной
Как бы увидишь вдруг…
(С. Михалков)

Дорога в библиотеку 

Очень важно для человека
Знать дорогу в библиотеку.
Протяните к знаниям руку.
Выбирайте книгу как друга.
(Т. Бокова)

Будем с книгой дружить! 

В библиотеке для ребят
На полках книги в ряд стоят
Бери, читай и много знай,
Но книгу ты не обижай.
Она откроет мир большой,
А если сделаешь больной
Ты книжку – навсегда
Страницы замолчат тогда.
(Т. Блажнова)

Книжная страна 

Хожу в библиотеку
Я книги почитать.
Любимей дела нету!
Люблю я помечтать…
И оказаться в сказке,
В таинственном лесу.
Увидеть волка, зайца
И рыжую лесу.

А прочитав всю книжку,
Подумать головой –
Какой герой хороший,
Какой из них плохой.

Она всегда подскажет,
Где как себя вести,
Поможет и расскажет
Как друга нам найти.
И что-то в этой жизни
Начнём мы понимать,
Любить родную землю
И слабых защищать.
(Настя Валуева)

Библиотекарь 

Попав однажды в плен чудесный,
Не вырвешься уже вовек!
Мир бесконечно интересный,
Волшебный мир библиотек!

Библиотекарь — это слово
Магическое, как кристалл!
Всегда помочь тебе готовый,
Твоим он другом лучшим стал!

Он в книжном море — навигатор!
Как путеводная звезда,
Хранитель, спутник и новатор,
Сияй, сияй, сияй всегда!

Книжкина колыбельная 

За окошком ночь настала,
Где-то вспыхнули зарницы,
Книжка за день так устала,
Что слипаются страницы.

Засыпают понемножку
Предложенья и слова,
И на твердую обложку
Опускается глава.

Восклицательные знаки
Что-то шепчут в тишине,
И кавычки по привычке
Раскрываются во сне.

А в углу, в конце страницы,
Перенос повесил нос —
Он разлуку с третьим слогом
Очень плохо перенес.

Недосказаны рассказы,
Недоеден пир горой.
Не дойдя до этой фразы,
На ходу заснул герой.

Перестало даже пламя
Полыхать в полночном мраке,
Где дракон с одной драконшей
Состоит в законной драке.

Никого теперь не встретишь
На страницах спящей книги,
Только медленно плетутся
Полусонные интриги.

Дремлет юная невеста
По дороге под венец,
И заснули середина,
И начало
и
КОНЕЦ
(Р. Муха и В. Левин)

Стихи о книге для детей дошкольного возраста

Загадочные слова логопедическая зарядка

Мне 3 года. Я читаю.Правда, букв ещё не знаю:

Ва, би, ду, ли, жа, ка, зу,
Пла, пли, вне, дра, зли, вра, тру,

Тали, зуми, прачи, вик,
Дади, фраки, сыки, жик.

Это что же за слова?
Я не знаю их сама!

Просто взрослым подражаю:
Как они сижу, читаю.

(Лика Разумова)

***

Я с детства с книгами дружу,
По строчкам пальчиком вожу,
И целый мир за это
Мне выдает секреты.

***
Не зря назвали книгу
Духовной пищей нашей,
Судьба покажет фигу
Тому, кто ест лишь кашу.

***
Книга — лучший друг ты мой,
Мне так радостно с тобой!
Я люблю тебя читать,
Думать, мыслить и мечтать!

***
Как хорошо уметь читать!
Взять книгу в руки и узнать,
Что в мире было до меня
И для чего родился я.
К каким галактикам слетать,
Что посмотреть, кем быть, кем стать
Мне книга может рассказать,
Ведь только ей дано все знать.

***
Папа маленькой Аришке
Перед сном читает книжку
Про собачку и про птичек,
Рыжих, хитреньких лисичек

Про цветочки, что у дома
Расцвели весною снова,
Про кузнечиков и мошек
И кричащих ночью кошек.

О планетах, о ракетах,
О летающих кометах
Про луну на небесах,
Что приходит ночью в снах.

Долго слушала Арина,
Всю представила картину
И сказала, топнув ножкой,
— Почитай ещё немножко.

К книгам вырос интерес

К книжкам вырос интерес,
И с картинками, и без,
Изучаю переплёт,
И читаю взад- вперед.
Засмеялась тихо мама,
Книг прочитано немало,
Приключилась вдруг беда,
Стало две, была одна.

(Галина Рябова-Дворядкина)

Книжка у малышки 

Вот какая книжка
У меня.
Книжечка-малышка,
Ай да я.
Книжку я руками
Удержу,
Только что там в книжке
Не скажу.

(Джулия Рум)

Бабушка купила книжку…


Бабушка купила книжку
о братишках славных — мишках.
Собрала я всех медведей:
Стёпу, Фрола, Ваню, Федю,
усадила на кровать —
буду сказку им читать…

(Ирина Науменко)

Стихотворения русских поэтов о пользе чтения

О пользе чтения


Внуки мои, вы мало читаете.
Как же без книг умудряетесь жить?!
Жаль, что бесценное время теряете.
Как же хотите без Пушкина быть?

Без Куприна, Алексея Толстого,
Фета, Майкова, Тютчева то ж,
Онегина с Ленским, Крузо, Кошевого, …?
Кто без героев в историю вхож?

Только — компьютер, кино, автоматы,
Бремя тусовок, кафе, долгий сон,
Мелких событий сюжеты и даты,
И телефонов бессмысленный звон?

Если отстанете в вихре творений,
Не соберёте дары всех искусств —
Сколько ошибок, потерь и сомнений,
И как же мало подлинных чувств!

Время уйдёт. Заботы нахлынут.
На фолиантах забвения пыль.
Страсти суетные, конечно, остынут,
И поглотит вас безмолвия быль.

(Василий Росов)

Книгозавры

В книжном зале книги в ряд
Все на полочках стоят.
Дети в гости к ним приходят
И здесь знания находят.

Только двери распахнули,
Тут же дети в зал впорхнули,
Словно стайка звонких птиц:
Воробьишек и синиц.

Среди полок, среди книг
В сказочно-волшебный миг
Чудеса, вдруг, совершились —
Книгозавры появились.

Книгозавры — чудо-звери.
Им всегда во всём мы верим.
Они знают все секреты
И расскажут нам об этом.

С ними все хотят дружить,
Ведь без знаний не прожить.
Тайны все они раскроют,
Любопытство успокоят.

В мир чудес и развлечений.
Добрых сказок, приключений,
Книгозавры всех зовут.
Все детишкам рады тут.

С появлением друзей
Стало детям веселей.
В книжный зал спешат детишки,
Чтоб читать журналы, книжки.

(Виталий Тунников)

Книги 


С раннего детства и до седин
В жизни своей человек не один
В жизни ему помогают друзья
Ты о них знаешь знаю и я

Книга советник учитель царица
Мудрость веков покрывает страницы
Книга утешит и успокоит
Книга любые секреты откроет

С детских картинок до взрослых томов
Тысячи тысяч обдуманных слов
Книга поверь ничего не забудет
О том что прошло то что есть и что будет

И среди полок и книжных шкафов
Каждый из нас без сомненья готов
На этом сложном и трудном пути
Самую важную книгу найти

Самую важную нужную главную
Может серьёзную может забавную
Разные книги и разные мы
Разные судьбы пути и умы.

(Владимир Трофимов)

Книгоглотатель

Я очень начитан. Читаю, читаю…
Мне все говорят, что я книги глотаю.
Когда-то глотал я коньков с горбунками,
Сейчас — Гарри Поттера вместе с очками.

Шпионов в шпинате, вампиров в томате,
Принцессу в сиропе и в сахарной вате,
И Трёх мушкетёров с оружием вместе,
И острых драконов в мифическом тесте.

Потом Робин Гуда попробовал с луком.
Вот только никак не грызётся наука!
То сахара мне не хватает, то соли.
Вареньем намазать учебники, что ли?

(Криста Стрельник)

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

Мой мир

1001student.ru

Стихи и проза современных писателей, литературные конкурсы

______

Современная литература - зеркало нашего мира, в котором отражаются мысли сегодняшнего поколения, веяния нашей эпохи, раскрываются насущные проблемы и анализируются события прошедших лет. Читать современную прозу и стихи - значит идти в ногу со временем, оставаться в курсе происходящего и быть неравнодушным к судьбе человечества.

Творчество современных писателей

Лирика, рассказы и любовные стихи сегодняшних творцов - это не та классическая литература, к которой мы привыкли. В каждой поэзии или повести отображены стремительные события нашего времени, проблемы поколения и вопросы, которые беспокоят каждого. Современный герой живет по соседству, ступает по тем же улицам, посещает те же места, что и читатель. Это близкий по духу и мировоззрению персонаж, который совершает похожие ошибки и старается гордо преодолеть все жизненные неурядицы. В современном герое каждый читатель отыщет частичку себя и найдет ответы, на вопросы, которые до этого казались неразрешимыми.

Литературный портал для творческих личностей

Современная художественная литература радует новыми именами и стилями. Литературный портал создан для того, чтобы каждый творческий человек смог поделиться своим талантом, а любители литературы сумели познать новые направления и познакомились с сегодняшними писателями. Стихи о любви, оригинальные песни и поздравления все это вы найдете на страницах нашего портала. Путь начинающего автора труден и тернист. Литпричал - идеальная возможность для молодых писателей и поэтов заявить о себе и опубликовать свои творения. Мы не ограничиваем авторов в выборе тематики, жанра и формы написания. Каждое стихотворение или роман заслуживают внимания. Кто знает, возможно через несколько лет молодой автор станет знаменитым, а его работы будут издаваться многочисленными тиражами.

Литпричал - уникальный творческий портал в новом формате. Мы предлагаем общение без границ из любого уголка мира, широкие возможности для реализации творческих идей и самовыражения. На форуме каждый может высказать свое мнение, написать рецензию или же выслушать критику со стороны.

Если вы начинающий автор или просто литературный гурман - эта площадка для вас. В нашем каталоге вы сможете найти уникальные произведения современных писателей и поэтов, поделиться своими работами и покорить сердца многих читателей. Литпричал - творческий дом для тех, кто готов открыть свое сердце навстречу прекрасному.

www.litprichal.ru

Лучшие стихи русских и зарубежных писателей рубежа 18-20 века ~ Beesona.Ru

Самая большая база стихов русских и зарубежных писателей 18-20 вв.
В базе представлено более 38.000 лучших стихотворений.
Коллекция постоянно пополняется :)

Стихи по темам:

ТОП-50 самых популярных стихов:

Творческий поиск в социальных сетях.

Жизнь современного человека основана на информационных разработках. Клубы по интересам поменяли дислокацию, разместившись в интернете. Проект Beesona.Ru, как раз объединяет людей по интересам. Чтобы собрать коллекцию, нужно приложить немало усилий. Именно в команде, действуя сплоченно, это сделать гораздо проще.

Литература, живопись, музыка, фото-искусство — вечное ремесло, которое всегда будет актуально. Думаете в 21 веке не осталось ценителей прекрасного? На Beesona.Ru вы можете удостовериться в обратном. Общайтесь, делитесь находками и своим творчеством.

Отдельного раздела удостоились стихи российских и зарубежных писателей 18-20 века, чье творчество нельзя обойти стороной. Мы никогда не устанем открывать для себя произведения прошлой эпохи, которые и по сей день актуальны, они несут в себе эмоциональную нагрузку и гениальный смысл. Казалось бы, сколько всего уже перечитано. Но вот новая строка, новая мысль, новая идея.

Вашему вниманию предлагается:

Русская поэзия

Поэзия, которая отображает самые значительные происшествия, изменившие ход событий. А. Блок, С. Есенин, М. Цветаева, А. Ахматова, Б. Пастернак, Г. Державин, И Бунин, М. Лермонтов, этот список можно перечислять бесконечно. Для Вас собраны лучшие стихи, в том числе и малоизвестные, от лучших авторов 19-20 века.

Зарубежная поэзия

Не меньший след на сознании человека оставляет творчество И. Гёте, Д. Мильтона, Д. Г. Байрона, Ф. Шиллера, Г. Гейне. Фольклор, который будет всегда актуальным, духовное наследие, за которое мы должны быть благодарны. Каждый творческий человек найдет что-то новое для себя в каждом стихотворении, поучительном или трепетном, любовном, или революционном.

Многие участники творческой социальной сети именно под впечатлением от произведений таких великих авторов раскрывают свой взгляд на мир, поднимают вечные темы и выражают крик души в творчестве. Даже если вы не пишите стихов, Вас наверняка порадуют стихи гениальных авторов, ведь на нашем ресурсе общаются и обмениваются творческими ценностями талантливые люди в самой доброжелательной атмосфере.

www.beesona.ru

Михаил Лермонтов - Журналист, читатель и писатель: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Les poètes ressemblent aux ours, qui se nourrissent en suçant leur patte.
Inédit. [1]

(Комната писателя; опущенные шторы. Он сидит в больших креслах перед камином. Читатель, с сигарой, стоит спиной к камину. Журналист входит.)

Журналист

Я очень рад, что вы больны:
В заботах жизни, в шуме света
Теряет скоро ум поэта
Свои божественные сны.
Среди различных впечатлений
На мелочь душу разменяв,
Он гибнет жертвой общих мнений.
Когда ему в пылу забав
Обдумать зрелое творенье?..
Зато какая благодать,
Коль небо вздумает послать
Ему изгнанье, заточенье,
Иль даже долгую болезнь:
Тотчас в его уединенье
Раздастся сладостная песнь!
Порой влюбляется он страстно
В свою нарядную печаль…
Ну, что вы пишете? Нельзя ль
Узнать?

Писатель

Да ничего…

Журналист

Напрасно!

Писатель

О чем писать? Восток и юг
Давно описаны, воспеты;
Толпу ругали все поэты,
Хвалили все семейный круг;
Все в небеса неслись душою,
Взывали с тайною мольбою
К N. N., неведомой красе, –
И страшно надоели все.

Читатель

И я скажу – нужна отвага,
Чтобы открыть… Хоть ваш журнал
(Он мне уж руки обломал):
Во-первых, серая бумага,
Она, быть может, и чиста;
Да как-то страшно без перчаток…
Читаешь – сотни опечаток!
Стихи – такая пустота;
Слова без смысла, чувства нету,
Натянут каждый оборот;
Притом – сказать ли по секрету?
И в рифмах часто недочет.
Возьмешь ли прозу? Перевод.
А если вам и попадутся
Рассказы на родимый лад –
То, верно, над Москвой смеются
Или чиновников бранят.
С кого они портреты пишут?
Где разговоры эти слышат?
А если и случалось им,
Так мы их слышать не хотим…
Когда же на Руси бесплодной,
Расставшись с ложной мишурой,
Мысль обретет язык простой
И страсти голос благородный?

Журналист

Я точно то же говорю.
Как вы, открыто негодуя,
На музу русскую смотрю я.
Прочтите критику мою.

Читатель

Читал я. Мелкие нападки
На шрифт, виньетки, опечатки,
Намеки тонкие на то,
Чего не ведает никто.
Хотя б забавно было свету!..
В чернилах ваших, господа,
И желчи едкой даже нету –
А просто грязная вода.

Журналист

И с этим надо согласиться.
Но верьте мне, душевно рад
Я был бы вовсе не браниться –
Да как же быть?.. Меня бранят!
Войдите в наше положенье!
Читает нас и низший круг:
Нагая резкость выраженья
Не всякий оскорбляет слух;
Приличье, вкус – всё так условно;
А деньги все ведь платят ровно!
Поверьте мне: судьбою несть
Даны нам тяжкие вериги.
Скажите, каково прочесть
Весь этот вздор, все эти книги, –
И всё зачем? Чтоб вам сказать,
Что их не надобно читать!..

Читатель

Зато какое наслажденье,
Как отдыхает ум и грудь,
Коль попадется как-нибудь
Живое, свежее творенье!
Вот, например, приятель мой:
Владеет он изрядным слогом,
И чувств и мыслей полнотой
Он одарен всевышним богом.

Журналист

Всё это так, – да вот беда:
Не пишут эти господа.

Писатель

О чем писать?.. Бывает время,
Когда забот спадает бремя,
Дни вдохновенного труда,
Когда и ум и сердце полны,
И рифмы дружные, как волны,
Журча, одна вослед другой
Несутся вольной чередой.
Восходит чудное светило
В душе проснувшейся едва:
На мысли, дышащие силой,
Как жемчуг нижутся слова…
Тогда с отвагою свободной
Поэт на будущность глядит,
И мир мечтою благородной
Пред ним очищен и обмыт.
Но эти странные творенья
Читает дома он один,
И ими после без зазренья
Он затопляет свой камин.
Ужель ребяческие чувства,
Воздушный, безотчетный бред
Достойны строгого искусства?
Их осмеет, забудет свет…
Бывают тягостные ночи:
Без сна, горят и плачут очи,
На сердце – жадная тоска;
Дрожа холодная рука
Подушку жаркую объемлет;
Невольный страх власы подъемлет;
Болезненный, безумный крик
Из груди рвется – и язык
Лепечет громко, без сознанья,
Давно забытые названья;
Давно забытые черты
В сиянье прежней красоты
Рисует память своевольно:
В очах любовь, в устах обман –
И веришь снова им невольно,
И как-то весело и больно
Тревожить язвы старых ран…
Тогда пишу. Диктует совесть,
Пером сердитый водит ум:
То соблазнительная повесть
Сокрытых дел и тайных дум;
Картины хладные разврата,
Преданья глупых юных дней,
Давно без пользы и возврата
Погибших в омуте страстей,
Средь битв незримых, но упорных,
Среди обманщиц и невежд,
Среди сомнений ложно черных
И ложно радужных надежд.
Судья безвестный и случайный,
Не дорожа чужою тайной,
Приличьем скрашенный порок
Я смело предаю позору;
Неумолим я и жесток…
Но, право, этих горьких строк
Неприготовленному взору
Я не решуся показать…
Скажите ж мне, о чем писать?
К чему толпы неблагодарной
Мне злость и ненависть навлечь,
Чтоб бранью назвали коварной
Мою пророческую речь?
Чтоб тайный яд страницы знойной
Смутил ребенка сон покойный
И сердце слабое увлек
В свой необузданный поток?
О нет! Преступною мечтою
Не ослепляя мысль мою,
Такой тяжелою ценою
Я вашей славы не куплю…[2]

1840 г.

[1] Поэты похожи на медведей, сытых тем, что сосут лапу.
Нeизданное. (Франц.).

[2] Журналист, читатель и писатель. Впервые опубликовано в 1840 г. в «Отечественных записках» (т. 9, № 4, отд. III, с. 307–310).
В сборнике 1840 г. «Стихотворения М. Лермонтова» датировано этим же годом.
Написано 20 марта 1840 г. в Петербурге, когда Лермонтов находился под арестом на Арсенальной гауптвахте за дуэль с Барантом.
Эпиграф – прозаический перевод двустишия из «Sprüche in Reimen» («Изречений в стихах») Гете.

В стихотворении поставлен центральный для поздней лирики Лермонтова вопрос о судьбе поэта в обществе. Следуя Пушкину («Поэт и толпа», «Поэту», «Разговор книгопродавца с поэтом») в постановке этой темы, Лермонтов еще более драматизирует ее, подчеркивая разрыв между творцом, непонятым и отвергнутым поэтом-пророком, и обществом.

Одновременно он подвергает критике пустое и мелочное содержание «массовой» литературы и журналистики, обобщая факты конкретных литературных полемик 30-х годов, прежде всего борьбы Пушкина и его круга, а затем и «Отечественных записок» против Булгарина и Полевого.

В альбоме Лермонтова 1840–1841 гг. есть рисунок, в точности повторяющий экспозиционную ремарку стихотворения; на нем изображен сам Лермонтов в позе Читателя и А. С. Хомяков в позе Писателя. Однако действующих лиц стихотворения невозможно свести к конкретным прототипам.

В. Г. Белинский высоко оценил стихотворение «Журналист, читатель и писатель»: «Разговорный язык этой пьесы – верх совершенства; резкость суждений, тонкая и едкая насмешка, оригинальность и поразительная верность взглядов и замечаний – изумительны. Исповедь поэта, которою оканчивается пьеса, блестит слезами, горит чувством. Личность поэта является в этой исповеди в высшей степени благородною» (Белинский, т. IV, с. 530).

«Во-первых, серая бумага,
Она, быть может, и чиста;
Да как-то страшно без перчаток…» –
парафраза строк из «Письма А. И. Г» П. А. Вяземского (1830), которые принял на свой счет Н. А. Полевой.

rustih.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.