Стихи о любви тальков


ПЕСНЬ ЛЮБВИ ИГОРЯ ТАЛЬКОВА

 

21.08.13 г.

Не расставался с вами, милые мои,
К вам сердцем навсегда привязан,
И хочется мне петь вам о Любви,
С которой я навеки связан!

Я, как Орфей, лечу под Небеса,
Простор, Свобода, Лёгкость, Радость,
Звучат во мне Вселенной Голоса,
Они теперь мне для души отрада!

И струны тонкие души
Поют мне Песню неземную,
Творец создал её энергией Любви,
Чтобы окутать Землю-матушку родную!

Не устаю я Песни петь
В усладу звёздам, Солнцу, Небу,
И Песнь ещё одну хочу пропеть
Про мир, в котором ещё не был!

Я не успел отдать вам всю свою Любовь
И Радость Жизни Бесконечной,
Желаю возвратиться вновь,
Чтоб рассказать о Жизни Вечной!

Я музыкант и это Слово
Звучит во мне во все века,
На Землю я вернусь и снова
Я запою про облака!

Про мир Волшебный и Чудесный,
Что полон Радости, Любви,
Где пребывает Свет Небесный,
Зарёю Утренней он разливается вдали!

Здесь Ангелы летают в Поднебесье,
Все славят Землю и Отца,
И день и ночь поют они все Песни,
Гимн Славы Мужеству Творца!

Моя душа трепещет, слыша,
Хрустально-чистые их голоса,
И вскоре вся Земля услышит,
Как исполняют Песни Небеса!

Здесь всё сияет Радостью и Счастьем,
Покой, Гармония и Доброта,
Нет места никаким ненастьям,
Пространство наполняет Красота!

Так хочется объять всё сердцем,
В Бесценный Дар всё людям подарить,
Сложить про Счастье для них Песню,
Чтоб жизнь земную изменить!

Я это сделаю, сказал себе я,
Когда вернусь на Землю жить,
И допою я прерванную Песню,
Чтоб Гениям дорогу проложить!

Я Посвящённым был и в этом моя Сила,
Я Русь любил и весь её народ,
Она глаза на Правду мне открыла,
Ей Слава в Мироздании грядёт!

Я Жизнь люблю и не устану
Про это Песни я слагать,
И с Неба Звёздочки достану
И в Песни буду их вплетать!

Прекрасные сверкающие бриллианты
Рассыплю в музыку свою,
Окутаю я ею всю планету,
Так сильно я её ЛЮБЛЮ!!!

До скорой встречи, милые мои, Игорь Тальков

приняла Татьяна Мироненко

v-istok.ru

«Игорь Тальков. Стихи и песни» – читать

Татьяна Талькова

* * *

* * *

* * *

СОЦИАЛЬНЫЕ ПЕСНИ — КРИК МОЕЙ ДУШИ.

А ПЕСНИ О ЛЮБВИ — ТО СВЕТЛЫЕ ПЕЧАЛИ...

— Игорь, скажите, где можно достать ваши стихи или пластинки, когда и где будет ближайший ваш концерт, когда будет передача по телевидению с вашим участием?

— Мои стихи не издавались до сегодняшнего времени, но я получил предложение издать их.Но я не считаю... У меня песенные тексты в основном. Стихов как таковых очень мало, а много песенных текстов. Они будут издаваться в скором времени в журналах, выборочно. И я попросил, чтобы пометили, что это именно песенные тексты, а не стихи.

* * *

Листая старую тетрадь Расстрелянного генерала, Я тщетно силился понять, Как ты смогла себя отдать На растерзание вандалам. Из мрачной глубины веков Ты поднималась исполином, Твой Петербург мирил врагов Высокой доблестью полков В век золотой Екатерины. Россия... Священной музыкой времен Над златоглавою Москвою Струился колокольный звон, Но, даже самый тихий, он Кому-то не давал покоя. А золотые купола Кому-то черный глаз слепили: Ты раздражала силы зла И, видно,так их доняла, Что ослепить тебя решили. Россия... Разверзлись с треском небеса, И с визгом ринулись оттуда, Срубая головы церквям И славя красного царя, Навоявленные иуды. Тебя связали кумачом И опустили на колени, Сверкнул топор над палачом, А приговор тебе прочел Кровавый царь — великий... гений. Россия... Листая старую тетрадь Расстрелянного генерала, Я тщетно силился понять, Как ты смогла себя отдать На растерзание вандалам. О, генеральская тетрадь, Забитой правды возрожденье, Как тяжело тебя читать Обманутому поколенью. Россия!!!

* * *

27/III. 1989, Астрахань

* * *

«Товарищ Ленин, а как у Вас дела в аду?..»

Товарищ Ленин, а как у Вас дела в аду? Вы там на сковородке иль на троне? Готовитесь ли к Страшному суду Или надеетесь, что дьявол выдаст бронь Вам? Нет, брони Вам, товарищ, не видать. Господь не допускает компромиссов. И мы хотим успеть Вам все сказать, Пока Ваш дух не воплотился в крысу. Мы — подкидыши, стервы эпохи, Чудом выжившие под забором, Отсекавшим от Господа Бога Вакханалию лжи и террора. Скорбь великая, слезы и грусть, Прозябание на коленях. Что плохого Вам сделала Русь, Уважаемый гений? Ну не нравился Вам наш народ... Так в Швейцарии бы и оставались И кровавый свой переворот Там, в Швейцарии, свершить бы пытались. Ладно, хватит! Мы встали с колен И расправили плечи. Пусть вокруг запустенье и тлен, Но еще и не вечер. Не дано Вам, иудам, понять, В чем секрет нашей силы; И не вычислить и не разгадать Тайной мощи России. Просыпается русский народ, Поднимаются веки, А прозревший, он вас проклянет. Проклянет Вас — навеки.

1989-1990

* * *

Мама очень хотела, чтобы я был похож на дедушку. Поэтому долгое время я не знал, что такое расческа.

* * *

«Ты когда-то учил меня петь и играть на баяне...»

(« Старший брат» - песня).

* * *

«Почему ты не девочка?!» — периодически восклицала мама. Я пошел ей навстречу.

* * *

Мы родились в комендантский час Под «колпаком», будто смеха ради, А тот колпак искусно сшил для нас Один веселый дядя. Мы в колпаках и под «колпаком» Ходили строем и слагали песни О том, как мы хорошо живем Под «колпаком» все вместе. Треснул дядин колпак. Треснул, только ветер подул, И стало ясно: Дядя был не дурак, Дядя всех нас надул. Раздался клич: залатать колпак, Предпринимая необходимые меры, Но стало ясно: нет таких затрат, Чтоб залатать химеру. А слуги дяди себе верны: И колпаки охраняют спокойно, И затевают на последние штаны Большую пере-пере-кройку. Когда безумствует океан, Ломая мачты судам, как спички, Не прав будет тот капитан, Который скажет: «Ребята, все отлично». Ну а когда ребятам все равно, Они легко поверят капитану И вместе с судном уйдут на дно И станут жертвами обмана. Треснул дядин колпак. Треснул, только ветер подул, И стало ясно: Дядя был не дурак, Дядя всех нас надул.

18. IX. 1989

* * *

Сын...

* * *

Мука...

* * *

Самое удобное кресло — мой папа.

* * *

Он все кричал, что новый мир построит, Он был ничем, но так хотел быть всем. Мечта сбылась: он мир себе устроил, А что до всех — он сделал всех ничем. Он сделал все, чтоб жизнью наслаждаться И наслажденье это охранять. А кто на это вздумал покушаться, Того стрелять, стрелять того, стрелять. Гнила в тюрьме беззубая свобода, А он ее с трибун превозносил И так ушел от своего народа, Как ни один монарх не уходил. Да у монархов жизнь была, пожалуй, что похуже, Одних восстаний — так не пересчитать. А тут восстаний подавлять не нужно — полное единодушие, — Не жизнь, а рай, ну просто благодать. Ну а народ. Ведь с ним что хочешь делай. Он, знай, кричит: «Да здравствует! Ура!» Единство с ним очень выгодное дело: Ведь кто твой враг, тот и всему народу враг. Смотрите, какую хитрую штуку придумали: «Народ и Партия — едины!» Ну, в общем, так оно и есть, Практически во всем едины, Но только разное едим мы. Так думал он в кремлевском кабинете, Так думал он, всходя на мавзолей, И с мавзолея призывал к победе Толпу вконец затюканных людей. Я с детских лет страдаю аллергией На вид трибун и лозунги с «Ура!». Я свой народ люблю, люблю Россию И точно знаю, кто народу враг. Вот так!

1988

Добро должно быть с кулаками.

* * *

Последнее фото с сыном.

* * *

ГОСПОДА-ДЕМОКРАТЫ

Господа-демократы минувшего века, Нам бы очень хотелось вас всех воскресить, Чтобы вы поглядели на наши успехи, Ну а мы вас сумели отблагодарить. Мы бы каждый, кто чем, выражал благодарность: Молотилкой — колхозник, рабочий — ключом. Враг народа — киркою, протезом — афганец, Ну а я б кой-кому засветил кирпичом. Вот так! Вот так! Живут Америка с Европой. Вот так! Вот так! Ну а у нас все через ж... Господа-демократы минувшего века, И чего вы бесились, престолу грозя, Ведь природа — не дура, и Бог — не калека, Ну а вы его в шею — ну так же нельзя! Может, вам и хотелось наладить все сразу, Только спешка нужна при охоте на блох, А природа не может творить по приказу, И, совсем уж понятно, не может и Бог. Вот так! Вот так! Живут Америка с Европой. Вот так! Вот так! Ну а у нас все через ж... Господа-демократы, вы знали примеры, Когда ваши коллеги учинили террор: Истребили цвет нации мечом Робеспьера, И Париж по сей день отмывает позор. Правдолюбец Радищев, после той мясорубки, «Путешествие из Петербурга в Москву» Чуть от досады не слопал, повредился рассудком И, ругая масонов, погрузился в тоску. Вот так! Вот так! Живут Америка с Европой. Вот так! Вот так! Ну а у нас все через ж... Господа-демократы, поспешите воскреснуть, Выходите на суд одураченных масс: Пусть ответят за все Чернышевский и Герцен, И мечтатель Белинский, и мудрец Карла Маркс; Пусть ответят и те, что пришли вслед за вами Вышибать из народа и радость и грусть, И свободных славян обратили рабами, И в тюрьму превратили Великую Русь! Вот так! Вот так! Живут Америка с Европой. Вот так! Вот так! Ну а у нас через ж... Через тернии к звездам!

1989

* * *

КРЕМЛЕВСКАЯ СТЕНА

Столько б горя страна не увидела Ни в войну, ни перед войною Из-за крупных и мелких вредителей, Если 6 я был кремлевской стеною: Я ронял бы, ронял бы кирпичики На вредителей плоские лбы, И, глядишь, не возник бы культ личности И войны, может, не было бы. Чем отважнее пресса вгрызается В бестальковые годы застоя, Тем сильнее жалею я, братцы мои, Что не смог стать кремлевской стеною: Я пулял бы, пулял бы каменьями Прямо в лысины, у, твою мать, Тем, кто вел страну к разорению И народ заставлял голодать. Не пришлось бы кастрировать хронику, Если б я был кремлевской стеною, Ведь другой бы была экономика И культура была бы иною. Я ронял бы, ронял бы кирпичики, Помогая тем самым отстаивать Справедливость, и, может быть, нынче Ничего б не пришлось перестраивать!

5.IV.1988

* * *

Стоп! Думаю себе..

* * *

СТОП! ДУМАЮ СЕБЕ...

Вот и все — развенчан культ Вождя-тирана, И соратников его Выявлена суть. По реке кровавых слез К берегам обмана Невезучая страна Держала путь. Стоп! Стоп, думаю себе, Что-то тут не так, Культ развенчан, А тиран спит в земле святой, И в святой стене лежат Палачи и гады Рядом с теми, кто раздавлен Был под их пятой. Что-то тут не так! А затем схватил штурвал Кукурузный гений И давай махать с трибуны Грязным башмаком, Помахал и передал Вскоре эстафету Пятикратному герою — Кумиру дураков. Тот герой, бесспорно, был Страстным металлистом: Облепился орденами С головы до пят, Грабил бедную страну С бандою министров И высокие награды Вешал всем подряд. Стоп! Стоп! Думаю себе, Что-то тут не так. Все кричим: застой, застой - И клянем судьбу, А «застойщики»-то ездят В «мерседесах-бенцах» И официально заявляют, Что видят нас в гробу. Вот так! Вот и вам и перестройка, Вот так. Что-то тут не так! Вот так. Вот и вам и перестройка, Вот так! Что-то тут не так! Вот сверкнул надежды луч: Дождалась Россия, Уж отчаялась и ждать, Что греха таить: Мы теперь должны зажить Честно и красиво, Мы должны зажить счастливо, Правильно зажить. Но... Стоп! Думаю себе, Тут опять загвоздка, Кто вчера стоял у трона, Тот и ныне там: Перестроились, ублюдки, Во мгновенье ока, И пока они у трона, Грош цена всем нам. Перестроились, паскуды, Во мгновенье ока, И пока они у трона — Грош цена всем нам!

7. VII. 1989

* * *

Они не думают, не чувствуют, не слышат, Они не видят ни зги. Они не любят, не страдают, не ищут, Не напрягают мозги. У них руки — лопаты, глаза — пятаки, А вместо лиц — квадратные совки. Совки, не отдадим мы вам страну! Совки, мы объявляем вам войну! У них — свои мессии, боги и кумиры В лице Андреевых Нин. У них — свое понятье равенства и мира В виде нелепых доктрин. «Чем хуже, тем лучше» — девиз дураков, Вот цель этих штампованных совков. Совки, не отдадим мы вам страну! Совки, мы объявляем вам войну! Они в создании своем не виноваты. Их выпестовала власть, Которой выгодно плодить дегенератов, Чтоб ненароком не пасть. И куда ж мы приплыли за 20 веков, Если вся Россия стонет от совков. Совки, не отдадим мы вам страну! Совки, мы объявляем вам войну!

1988

* * *

Кончен бал, погасли свечи, Не успевшие поджечь Всю планету, и не вечным Оказался Красный меч, Пропитавший кровью землю Невиновной стороны, Что бельмом сияла белым В черном глазе сатаны. . Сатана гулять устал, Гаснут свечи, кончен бал. И на площади на Красной, На которой дьявол жил, Перестанут поджигаться Те, кого допек режим. И слетит Шароголовый С пьедестала прямо в ад, И ему там черти новый Мавзолей соорудят. Сатана гулять устал, Гаснут свечи, кончен бал. Партработники перепугались И наделали в штаны: «Все, ребята, отплясались На балу у сатаны». У чертей на сковородках Вы будете, как караси, Ой, лихо вжаривать чечетку За предательство Руси. Сатана гулять устал, Гаснут свечи, кончен бал. Сатана гулять устал, Гаснут свечи... Кончен бал! С Новой эрой Вас, господа!

23. VIII/1990

* * * * * *

Эй, кто там обнадежился по поводу того, Что коммуняки покидают трон, Сближаются с народом и каются И верят в пе-ре-лом. Не спешите, милые, Не будьте так наивны, Вращаются колесики, И не заржавлен пресс, Винтики на месте, И работает машина С дьявольским названием КПСС. КПСС - СС. Эй, кто там ходит в церковь, Не опасаясь, что Его настигнет завтра Толпы позорный свист: Не обнадеживай себя, Брат мой во Христе, Лежит на Красной площади Главный атеист. Рекой течет к нему толпа рабов, Не зная, что туда же По ночам заходит бес, Не дрогнут часовые, И до первых петухов Там планы обсуждаются КПСС. КПСС - СС. Эй, кто там поднимает Русский флаг — Наточен серп на кумаче, И звезды караулят купола, Спокойно управляя рукою палачей. А те одели маски и, покаявшись в грехах, Упорно занимаются Перестановкой мест. Страна не сможет встать с колен, Покуда на плечах Зверь восседает у нее — КПСС! КПСС - СС! СС! СС! СС!

14. VII. 1990

* * *

Покажите мне такую страну, Где славят тирана, Где победу в войне над собой Отмечает народ. Покажите мне такую страну, Где каждый обманут, Где назад означает вперед И наоборот. Не вращайте глобус, Вы не найдете, На планете Земля стран таких не отыскать, Кроме той роковой, В которой вы все не живете, Не живете, потому что нельзя это жизнью назвать. Покажите мне такую страну, Где заколочены Храмы, Где священник скрывает под рясой КГБ-шный погон. Покажите мне такую страну, Где блаженствуют хамы, Где правители грабят казну, Попирая закон. Не вращайте глобус, Вы не найдете, На планете Земля стран таких не отыскать, Кроме той роковой, В которой вы все не живете, Не живете, потому что нельзя это жизнью назвать. Покажите мне такую страну, Где детей заражают, Где солдат заставляют стрелять В женщин и стариков. Покажите мне такую страну, Где святых унижают, » Где герои — ветераны войны — Живут хуже рабов. Не вращайте глобус, Вы не найдете, На планете Земля стран таких не отыскать, Кроме той роковой, В которой вы все не живете, Не живете, потому что нельзя это жизнью назвать. Нельзя.

Май 1991

* * *

20-й век, как хан Мамай, Пронесся над землею, Но больше всех досталось нам От этого разбоя. На мир, где правит капитал, Он тоже покушался, Но, получивши по зубам, Затих и сразу сдался. «Там — ад, тут - рай, Там — ад, тут — рай», — Внушали нам. Где ад, где рай, Где ад, где рай, Рассудит только век-Мамай. Ужасный варвар век-Мамай, Разрушив храмы наши, Свои настроил из дерьма Казенные параши. В миру, где правит капитал, Он рушил храмы тоже, Но капитал терпеть не стал И дал ему по роже. «Там — ад, тут — рай, Там — ад,тут — рай», — Внушали нам. Где ад, где рай, Где ад, где рай, Рассудит только век-Мамай. Ну почему же век-Мамай На нас так ополчился? И чем же наш несчастный край Пред Богом провинился? Да что тут думать и гадать? Сия беда не нова. Нам нужно срочно воскрешать... Димитрия Донского. Где ад, где рай, Где ад, где рай, Да что гадать? Давно пора, пора, пора Донское знамя поднимать.

8. IV. 1989

* * *

Обрядился в демократа Брежневский «пират», Комсомольская бригада Назвалась программой «Взгляд», Минздрав метнулся к Джуне, Атеисты хвалят Глоб, И бомбит жлобов с трибуны Самый главный в мире жлоб. Метаморфоза... Метаморфоза... Перестроились комсорги — В шоу-бизнес подались, И один из них свой орган Называет фирмой «ЛИС'С». Резко стал капиталистом Коммунист из Госкино: Вместо фильмов о чекистах Рекламирует «порно». Метаморфоза... Метаморфоза... Может, это и нормально, Может, так и быть должно: Все, что было аморально, стало не аморально. Перестроиться не сложно, Только вот ведь в чем беда: Перестроить можно рожу, Ну а душу — никогда. Метаморфоза... Метаморфоза...

10. IV. 1991

* * *

ПОЛУ-ГЛАСНОСТЬ

ПОЛУ-Гласность, ПОЛУ-так: ПОЛУ-ясность — ПОЛУ-мрак, То ли ПОЛУ-ПЕРЕ-стройка, ПОЛУ- то ли ПЕРЕ-крах. ПОЛУ-кругом голова. ПОЛУ-говорит Москва. ПОЛУ что-то показало, ПЕРЕ-ПОЛУ-указало. То ли где-то ПОЛУ-враг ПЕРЕ-всем нам, То ли друг, ПОЛУ-ПЕРЕ-как-то так, Так как ПЕРЕ-ПОЛУ-вдруг. Иногда сквозь ПОЛУ-стены Долетает до меня: «Ну а что вся это в целом?» В ЦЕЛОМ - ПОЛНАЯ...

19. X. 1988

* * *

СОБРАНИЕ В ЖЭКЕ

В нашем жэке № 5 Шло собрание опять — Обсуждали перестройку И куда ее внедрять. На трибуну вышел Сам И, прокашлявшись, сказал, Что пока что мы хреново Перестраиваемся. А затем последний съезд Процитировал нам весь, Речи, прения, доклады Зачитал как они есть. Про бригадный про подряд Все строчил, как автомат, Про согласность, и про гласность, И про все вообще подряд. Он ревел, как самосвал, И пыхтел, как самовар. Объявив нам в заключение: — Завтра будет семинар. При себе иметь тетрадь — Буду лично всех гонять По вопросам «Перестройки» И куда ее внедрять. Тут монтер Петрович встал — На лице его скандал Откровенно был написан — И спокойно так сказал: — Перестрелка, перестройка — Нас ничем не испугать, Мы народ довольно стойкий, Но до срока, вашу мать. Ты вот выдал директиву, В «Волгу» сел — и будь здоров, А какая перспектива Нам от этих громких слов? Что, изменят нам зарплату? Что, нам легче станет жить? Есть икру, ходить в театр, Отпуск в Ялте проводить? Я всю жизнь свою ишачу, А живу в такой норе, Что порой к иной собачьей Зависть прячу конуре. Я на ваши семинары Болт с резьбою положил, Я ни много и ни мало — Три режима пережил. Поначалу тоже вроде Верил в разные слова О заботе, о народе — Аж звенела голова! Ну и где забота, где же? Мне седьмой десяток лет, Ну а я еще и не жил, А уж впору на тот свет. Вы мне рот не затыкайте, Я вас слушал до конца, И не надо, не пугайте Выражением лица. Вы про гласность нам умело Толковали целый час, Ну, а как дошло до дела, Что, кишка тонка у вас? Ладно, хватит. Напоследок Я хочу сказать вам суть: Для того, чтоб сделать дело, Нужно людям дать вздохнуть. На заезженной кобыле Не уедешь далеко. Вы о нас совсем забыли, А кнутом хлестать легко. Вы на деле докажите, Что заботитесь о нас, Ну а мы уж, извините, Перестроимся без вас. Кончил. Дверью хлопнув, вышел, Больше слова не сказав. Мы все замерли, как мыши, Зная, что Петрович прав.

* * *

Я пробираюсь по осколкам детских грез В стране родной, Где все как будто происходит не всерьез Со мной. Надо ж было так устать, Дотянув до возраста Христа, Господи... А вокруг, как на парад, Вся страна шагает в ад Широкой поступью. Родина моя Скорбна и нема... Родина моя, Ты сошла с ума. В анабиозе добивает век Москва — дошла. Над куполами Люциферова звезда взошла, Наблюдая свысока, как идешь ты с молотка за пятак, Как над гордостью твоей смеется бывший твой халдей с Запада. Родина моя — Нищая сума. Родина моя, Ты сошла с ума. Восьмой десяток лет омывают не дожди твой крест, То слезы льют твои великие сыны с небес, Они взирают с облаков, как ты под игом дураков клонишься, То запиваешь и грустишь, то голодаешь и молчишь, то молишься. Родина моя Скорбна и нема... Родина моя, Ты сошла с ума. Родина моя — Нищая сума. Родина моя, Ты сошла с ума.

1989

* * *

БЫВШИЙ ПОДЪЕСАУЛ

Бывший подъесаул уходил воевать; На проклятье отца и молчание брата От ответил: «Так надо, но вам не понять», — Тихо обнял жену и добавил: «Так надо!» Он вскочил на коня, проскакал полверсты, Но как вкопанный встал у речного затона, И река приняла ордена и кресты, И накрыла волна золотые погоны. Ветер сильно подул, вздыбил водную гладь. Зашумела листва, встрепенулась природа, И услышал казак: «Ты идешь воевать За народную власть со своим же народом!» Он встряхнул головой и молитву прочел И коню до костей шпоры врезал с досады, Конь шарахнулся так, как от ладана черт, От затона, где в ил оседали награды. И носило его по родной стороне, Где леса и поля превратились в плацдармы... Бывший подъесаул преуспел в той войне И закончил ее на посту командарма. Природа мудра! и Всевышнего глаз Видит каждый наш шаг на тернистой дороге. Наступает момент, когда каждый из нас У последней черты вспоминает о Боге! Вспомнил и командарм о проклятье отца И как Божий наказ у реки не послушал, Когда щелкнул затвор... и девять граммов свинца Отпустили на суд его грешную душу. А затон все хранит в глубине ордена, И вросли в берега золотые погоны На года, на века, на все времена Непорушенной памятью Тихого Дона. На года, на века, на все времена Непорушенной памятью Тихого Дона.

1989

* * *

БАЛЛАДА ОБ АФГАНЦЕ

Он сидел за столом на гостиничном жестком диване, Наливая мне водку в единственный целый бокал, И внезапно спросил, почему я не спел об Афгане. Я ответил ему, потому что я там не бывал. — Почему не бывал? Гм... с концертом не звали, Ну, а так, без концерта, кому ж я там нужен такой? Молодой ветеран улыбнулся с оттенком печали, Прикурив сигарету единственной правой рукой. Я попел ему песни, а он мне без всякого лака Рассказал лучше книг и кино и про жизнь и про смерть. Так впервые почувствовал я, что такое атака И что значит столкнуться со смертью и не умереть. А потом его так понесло, что возникла опасность На свободе нам с ним эту трудную жизнь не дожить. Хоть у нас и была эта самая — как ее?. — гласность, Но за Ленина и Горбачева могли посадить. Молодой ветеран был душою смертельно изранен И тяжелою ношей под сердцем обиду носил. Он, прощаясь, сказал: «Хорошо, что ты не был в Афгане». Ну, а мне показалось, что я там все-таки был.

6.П.1991

* * *

Мечты, мечты! Где ваша сладость?

А. С. Пушкин * * *

1). Проследив за изменением формаций И за бешеным скачком цивилизаций К краю пропасти духовной деградации, Дед Егор, устав, махнул на все рукой. И, расставшись с сумасшедшею мечтою Сделать мир единой братскою страною, А людей великой, дружною семьею, Он безудержно ударился в запой. Пребывая в состоянии прострации, Дед не верил больше средствам информации, Демонстрации считал мистификацией, А над лозунгами просто хохотал. И порою, может, просто смеху ради, он Передразнивал вещающих из радио. И единственной душевною отрадою Дед считал вином наполненный бокал. 2). Но однажды с ним случилась непредвиденность: Бросив пить и перестав ругать действительность И сменив былую мнительность на бдительность, Дед Егор себя по-странному повел. До того все это было удивительно, До того все это было возмутительно, Что друзья его подумали решительно, Что Егорушка совсем с ума сошел. Но никто не мог понять душою чистого, В прошлом честного, но опального чекиста, Альтруиста, коммуниста, гуманиста. А вопрос был прост, как шляпка от гвоздя: Из надежного канала информации Дед узнал, что путь к другим цивилизациям Ищут мощные космические станции, Позывными черный космос бороздя. И, подумав, дед решил: «Цивилизацию От духовной, безнадежной деградации И от общей, в общем, милитаризации Можно все-таки избавить и спасти». Выход найден. Только надо непременно, Чтоб сигналы эти приняла Вселенная, И на помощь устремилась к нам мгновенно, И как можно раньше нас смогла найти. «Прилетят инопланетные товарищи И помогут всем нам сразу стать товарищами, Ну, а тех, кто называл себя товарищами, Ядовитые припрятав в сердце жалища, Те товарищи сумеют наказать». Так он думал, изучая небо звездное, В ожидании товарищей из космоса, И весной, и летом, и зимой морозною, И спросонья, и когда ложился спать.

* * *

ЧАСТЬ II. СОН ДЕДА ЕГОРА

1). Три солнца медленно вставали над планетой, Кипящим золотом струясь в вершинах гор. В зеленом небе показалася ракета, Внутри которой находился дед Егор. Дрожа всем телом от внезапного волненья И нажимая что есть мочи на штурвал, Глядел на странную планету с изумленьем И ровным счетом ничего не понимал: «На первый, беглый взгляд планета как планета, Но почему над ней три солнца и моря Вишнево-красно-перламутрового цвета И черно-белая свинцовая заря?» А под крылом ракеты что-то копошилось. И космонавту показалось, что скала В туманном мареве враждебно притаилась И недвусмысленно шипела и ждала, 2). Дед не ошибся — той скалой маскировался На протяжении порядка сотни лет И властью страшною своею упивался Как черт прожорливый и хитрый людоед. И в тот момент, когда корабль опустился, Тиран раскрыл замаскированную пасть, Повел ушами, разогнулся, распрямился И не замедлил, гад, на дедушку напасть. Тут завязался между ними бой неравный. Тут разыгрался между ними страшный бой — Священный бой — не ради денег или славы, А ради жизни на планете, пусть чужой. Тут пригодилась деду бывшая сноровка, Натренированная в органах ЧК, И без нагана, без тачанки и винтовки Дед укокошил-таки лютого врага. 3). И тут же с гор ликующей толпою Какие-то букашки вниз сползли И сразу же на месте поля боя Героя в короля произвели. Разделавшись с угрозой всей планеты, Немного отдохнув, набравшись сил И разобрав и закопав ракету, «Король», помедля, к делу приступил. Путем усиленных и долгих тренировок К заветной цели через тернии шагал И всем наукам (даже трудной хатха-йоге) Он тех букашек бестолковых обучал. И, не давая ни себе ни им поблажек Ночами долгими и в жарком пекле дней, Из этих самых недоразвитых букашек Он сделал в меру образованных людей. 4). Три солнца то вставали, то садились, И пролетали над планетою года... Крупнейшие заводы возводились И строились большие города. И не делилась, не дробилась та планета На государства, на системы и миры, И всем на ней хватало воздуха и света, И всем на ней хватало мяса и икры. И всем хватало мест в больших театрах, И всем хватало комфортабельных квартир, И всем хватало на сегодня и на завтра, И всем хватало на большой и прочный мир. И характерно, что без всякой агитации И без надуманных искусственных систем, Без демонстраций и других нелепых «акций» Народ трудился там на совесть. Вместе с тем Не подтасовывались нагло в прессе факты, За слово правды не ссылались в рудники, И не подписывались пакты и контракты, Поскольку все друг другу были — земляки. Сам дед Егор в великолепном был настрое: Повеселел, помолодел, набрался сил... Ну наконец-то он прекрасный мир построил, Мечту заветную в реальность воплотил. 5). Вот над планетой пронеслись десятилетья, И дед Егор все чаше в небо устремлял Печальный взгляд и о родной своей планете С глубокой грустью и любовью вспоминал. Он вспоминал (а по лицу катились слезы) Несчастной родины своей усталый лик, Где проводами обожженные березы Глядятся в муть плешивых рек. Но не до них Живущим в праздной суете дегенератам — Лжепокорителям природы и небес. У них проблемы поважней — им очень надо План выполнять и двигать атомный прогресс. И успевать мешать друг другу развиваться В духовном плане, и в стремленье оболгать Систему чуждую, губить цивилизацию И чьи-то глупые идеи утверждать, Копить оружие, чтобы защищать законы, Законы — выгодные кучке подлецов, Что прикрываются идеей благородной И подтасовывают мысли мудрецов... Катились слезы по щекам Егора впалым, Воображение влекло его туда, Где безнадежно и покорно погибало Его отечество. И, бросив все тогда, Он откопал свою нехитрую ракету, Заправил двигатель горючею водой и... Долго таяла Счастливая планета В иллюминаторе снежинкой золотой. 6). И вернулся. Приземлился. Разобрался. Огляделся. Присмотрелся и... присел. Разошелся, расходился, разругался, Сел в ракету и обратно улетел. 7). На земле все шло без всяких изменений: Две системы, как в глухую старину, Несмотря на смену многих поколений, Меж собой вели холодную войну. И по-прежнему — коррупция и взятки, И по-прежнему — обманутый народ, И по-прежнему в газетах все в порядке, Ну, а в жизни все совсем наоборот. И так далее, и так далее, и так далее. Вот причина, по которой дед Егор, Нажимая что есть мочи на педали, Улетал опять в космический простор.

* * *

ЧАСТЬ III. ПРОБУЖДЕНИЕ

Вдруг толчок (!) и пустота... Дед встрепенулся, Издавая в тишине протяжный стон, И тотчас же неожиданно проснулся, Понимая: все увиденное — сон. Посмотрел в окно и выругался матом, Поискал в аптечке аспирин, Зыркнул в небо безнадежным взглядом И пошел за водкой в магазин.

1981

* * *

Слышал я, что в космос посланы сигналы, Дабы обнаружить «братьев по уму», И с тех пор на сердце как-то полегчало. Что вас удивляет? Это как кому. Всматриваюсь зорко ясными ночами То в созвездье Ворон, то в созвездье Рак И в Кассиопею все смотрю часами. Что вас удивляет? Это кому как. А быть может, в Энной солнечной системе На планете Модуль-В-13-6 (сикс) Ждет таких сигналов агрессивный малый, Кровожадный, алчный некий мистер «X». И свою планету, в сущности, угробив, Истощив запасы нефти, газа, дров, Упиваясь властью и террор устроив, Стал небезопасным для других миров. И давай представим, ради интереса, Что сигналы наши примет эта мразь, Вмиг запеленгует и, как злой агрессор, С кровожадным войском бросится на нас. Что вас так пугает? Дерзость моей мысли Или агрессивность «братьев по уму»? А меня все это возвращает к жизни. Что вас удивляет? Это как кому. Ну прилетят, ну сядут на Луну без спросу, Наведут орудья и начнут бомбить... Что вас так пугает? Это лучший способ Всех нас наконец-то сблизить и сдружить. Мигом упразднятся титулы и ранги, Мелкие обиды и борьба систем, Потому что в это время Плохо станет всем. Всем!!! И когда над нами страшною бедою, Общею бедою вспыхнут небеса, Вот тогда мы станем дружною семьею И одной страною хоть на полчаса. Что Земля — пылинка в мириадах звездных, Что судьба планеты — злых стихий каприз, Мы поймем, но поздно, поздно будет, поздно — В это время грозным будет мистер «X».

10.1 V. 1982

* * *

Застолье близилось к концу, Когда, жуя селедку, Сосед спросил в десятый раз, Зачем не пью я водку? «Ну был бы болен — хрен с тобой, Но ведь здоровый малый...» — И, еле двигая губой, Он начинал сначала. Про то, что истина в вине, И говорил чуть тише Про то, что мы живем в г...не И что какой-то Миша Не прав. И нет защиты нам... А если б живы были Высоцкий, Пушкин и Хайам — Вот те бы защитили. «Вот это были мужики, Какие пели песни!!! Не то что эти мудаки — Вознесенский да Резник. А почему? До потому, Что мысль освобождает От заключения во тьму, Кто часто выпивает. Да и вообще, возможно ли Вкусить шальную радость И ощутить тепло земли И неги легкой сладость, И освежить свою мечту Порывом вдохновенья Или сорваться в пустоту В свободное паденье И очутиться на лету В четвертом измеренье... Коснуться тайны бытия И с горьким оптимизмом Взглянуть, куда течет струя Загробной нашей жизни...» Он сделал паузу, допил Из горлышка коньяк И, крякнув, громко заключил: «А ты не пьешь, дурак!» Мне трудно было возразить — Он прав во многом был. Чтоб жить в г.. .не и бросить пить, Немало нужно сил. Я вспомнил прошлые года... Сосед меня б простил, Когда б узнал, что я тогда Раз в 1000-у больше пил. Всему свой срок, всему свой миг, И каждому — свое. Кто хоть чуть-чуть себя постиг — Тот многое поймет. Признанье — самый верный путь К далекой истине И к тайнам счастья, коих суть Не отыскать в вине. Признанье все способно дать: И радость, и полет, Но только важно отыскать Призвание свое. А ощущениям своим, Когда бываешь пьян, Опасно верить. И пойми: Их суть — самообман.

1986

* * *

Дома.

* * *

Цензура.

* * *

Когда на сотню скромных «Да» Увесистое «Нет» внезапно ухнет, как плита, В решающий момент, И так еще прихлопнет, Что горемыки «Да» И не успеют охнуть, Как сгинут без следа. Я ровным счетом ничего не понимаю И говорю себе, что больше — никогда, И убегаю, убегаю, убегаю... В НИКУДА. И пусть те «Да» правы всегда, А «Нет» — конечно, нет, У них беда, у этих «Да». У «Нет» — авторитет, Большие полномочия, И связям счету нет, И делает что хочет Бессовестное «Нет». Вот потому-то, ничего не понимая, Я говорю себе, что больше — никогда, И убегаю, убегаю, убегаю... В НИКУДА. Я убегаю в НИКУДА, Чтоб отыскать ответ: Ну почему бессильны «Да» И всемогущи «Нет»? А там одно и то же Талдычат мне в ответ: «Помочь ничем не можем. Возможно, попозже... Надо подождать... лет 40 — 45, Ну максимум... 100 лет... Ну, будь здоров! Привет».

1983; 1986

* * *

Знакомая картина: Казенный кабинет, Работает машина С названьем — худсовет. Сидят на стульях члены Союзов всех мастей, А самый главный член В почете у властей. Федя, наливай... Знакомая картина — Шедевр застойных лет... Но кто вернет нам силы, Что отнял худсовет? Каким счастливым раем Оправдан опыт проб — Полжизни выживаем, Полжизни смотрим в гроб. Федя, наливай... Знакомая картина — Седая голова, В ушах звенят слова: «Не профессионально. Расформировать. Ваше образование? Нет? До свиданья. Спасибо за внимание!» Федька, наливай...

4.Х. 1988

* * * * * *

Сцена, Я продирался к тебе сквозь дремучие джунгли закона, Что на службе у тех, кто не верит ни в черта, ни в Бога. Завязались в узлы мои связки, Стиснут лоб медицинской повязкой, А в душе затаилась на долгие годы тоска. Сцена, А дорогу к тебе преграждала нечистая сила И того, кто ей душу запродал, — превозносила. Раздавая чины и награды Тем бездарным, пронырливым гадам, Настоящих и неподкупных сводила в могилу. Сцена, Я дошел до тебя. Вот стою и пою наконец-то И уверен, что занял по праву свободное место. Ну, а происки слуг преисподни Не страшны нам с тобою сегодня Наше время пришло! Да поможет нам Сила Господня!

1987

* * *

Он когда-то был гоним, Мы на него молились. Он такие песни пел, Что в жилах стыла кровь. А теперь он стал другим, И песни изменились. Видно, сдвинулся прицел, Коль бьет не в глаз, а в бровь. Этот путь не балует нас, И он дарован нам не даром. А успокоенный талант Не стоит ни гроша. Этот путь тебя не предаст, Пока звенит твоя гитара, Пока горит твоя свеча И мечется душа. Он что думал, то и пел В подъездах и подвалах, И, конечно, в Москонцерт Его не звал никто. А теперь он поумнел, В больших играет залах, Но — не тот, не тот прицел, И он поет не то. Этот путь не балует нас, И он дарован нам не даром. А успокоенный талант Не стоит ни гроша. Этот путь тебя не предаст, Пока звенит твоя гитара, Пока горит твоя свеча И мечется душа. Он дорогою удач Ушел в другую фазу, Приструнил свою струну, Пригладил стиль пера. И в одной из передач Какой-то странной фразой Взял и просто зачеркнул Все, что писал вчера. Этот путь не балует нас, И он дарован нам не даром. Этот путь тебя не предаст, Пока горит твоя свеча.

1988

* * *

Данная книга охраняется авторским правом. Отрывок представлен для ознакомления. Если Вам понравилось начало книги, то ее можно приобрести у нашего партнера.

Поделиться впечатлениями

knigosite.org

Читать онлайн Игорь Тальков. Стихи и песни страница 16

МОЯ ЛЮБОВЬ

Все как будто шло своим путем,
Медленно и верно:
Успех в делах, семья и дом
Лечили раненые нервы,
Не будили звездные дожди
Моего воображенья,
И превратились виражи
В плавное скольженье.
Скажи, откуда ты взялась,
Моя нечаянная радость,
Несвоевременная страсть,
Горькая, а сладость?
Нарушив мой земной покой,
Ты от какой отбилась стаи?
И что мне делать с тобой такой,
Я не знаю.
Вздрогнул, как от выстрела, мой дом,
Стены закачало,
Когда в окно твоим крылом
Счастье постучало.
Понимал ли дом, что он теперь
Для меня стал тесен,
Оставив незакрытой дверь
И окон не завесив.
Скажи, откуда ты взялась
И опоздать не испугалась,
Моя неведомая страсть,
Моя нечаянная радость?
Нарушив мой земной покой,
Ты от какой отбилась стаи?
И что мне делать с тобой такой,
Я не знаю.
Мой уютный замок из песка
Стал как будто ниже,
И заменили облака
Рухнувшую крышу.
Ты смотрела, как под крышей той
Разгорались страсти,
Сказав, что на беде чужой
Мы не построим счастья.
Да я бы мог, конечно, отпустить
Тебя, но это не поможет
Чужому горю, ведь простить
Меня мой дом уже не сможет,
Расстаться можно и любя,
Боль рассосется понемногу,
Но только, обманув себя,
Мы обмануть не сможет Бога.
Скажи, откуда ты взялась?!!
Нарушив мой земной покой,
Ты от какой отбилась стаи,
И что мне делать с тобой такой?..
Не знаю!

30. VII. 1989

ТЫ ОПОЗДАЛА

Не смотри на меня с грустью,
Все пройдет, пустяки.
Просто нас занесло в устье
Фатальной реки.
Опьяненные нашей встречей,
Мы забыли с тобой,
Что день караулит вечер,
А отливы - прибой.
Все, все происходит в мире не так,
По чьей-то, неведомой нам, воле.
А так, как должно быть, -
только в мечтах,
В наших мечтах, но не более.
Не смотри на меня с печалью:
Час прощанья пробит.
Мы же знали про все вначале,
Только делали вид,
Что не чувствуем чужой боли
И что Бог нас простит
За классический треугольник
И за слезы обид.
Но ты опоздала, а не она,
Та, что пришла до тебя.
А жизнь нам осталась что-то должна,
Коль мы расстаемся любя.
Все, все происходит в мире не так,
По чьей-то, неведомой нам, воле.
А так, как должно быть, -
только в мечтах,
В наших мечтах, но не более.
Да, ты опоздала, а не она,
Та, что пришла до тебя.
А жизнь нам осталась что-то должна,
Коль мы расстаемся любя.

16. XI. 1989

САМЫЙ ЛУЧШИЙ ДЕНЬ

День воспоминаний лентой голубой
Опоясал теплый вечер.
Все, что было с нами, можешь взять собой
И хранить до первой встречи.
Ну, а я скажу тебе: самый лучший день,
Самый лучший день у нас сегодня был,
И очень хорошо, что он уже прошел
И от последних слов меня освободил.
Ты не огорчайся, что твои слова
Я всерьез не принимаю.
Память очень часто бывает не права,
То, что было, украшая.
Так что я скажу тебе: самый лучший день,
Самый лучший день у нас сегодня был,
И очень хорошо, что он уже прошел.
И от последних слов меня освободил.
Ну, а капля счастья в океане слез
Растворилась безвозвратно,
И не в нашей власти сладость первых грез
Оживить воспоминаньем.
Так что я скажу тебе: самый лучший день,
Самый лучший день у нас сегодня был,
И очень хорошо, что он уже прошел
И от последних слов меня освободил.
Самый лучший день у нас сегодня был...

ЛЕТНИЙ ДОЖДЬ

Память уже не жалит,
Мысли не бьют по рукам,
Я тебя провожаю
К другим берегам.
Ты - перелетная птица,
Счастье ищешь в пути,
Приходишь, чтобы проститься
И снова уйти.
Лети.
Летний дождь, летний дождь
Начался сегодня рано.
Летний дождь, летний дождь
Моей души омоет рану.
Мы погрустим с ним вдвоем
У слепого окна.
Летний дождь, летний дождь
Шепчет мне легко и просто,
Что придешь, ты придешь,
Ты придешь, но будет поздно.
Несвоевременность - вечная драма,
Где есть ОН и ОНА.
Ты перестанешь мне сниться
Скоро совсем, а потом
Новой мечтой загорится остывший
мой дом.
Что от любви любви не ищут,
Ты с годами поймешь,
Ну, а сейчас ты не слышишь
и тебя не вернешь.
Летний дождь, летний дождь
Начался сегодня рано.
Летний дождь, летний дождь
Моей души омоет рану.
Мы погрустим с ним вдвоем
У слепого окна.
Летний дождь, летний дождь
Шепчет мне легко и просто,
Что придешь, ты придешь,
Ты придешь, но будет поздно.
Несвоевременность - вечная драма,
Где есть ОН и ОНА.

2. VII. 1990

Группа "Спасательный круг".

"Облекает в торжественный траур..."

Облекает в торжественный траур
Обреченно судьба нас с тобой,
И свеча зажигается в храме
Не за здравие - за упокой.
А за окнами храма - шум бала -
Отмечают победу все те,
Кому наша любовь так мешала
Закружить нас в мирской суете.
И по разным, по разным дорогам
Уведут нас из храма с тобой -
Побежденных неведомым роком,
Покоренных нелепой судьбой.
Мы уйдем, оставляя надежду,
Что когда-нибудь в жизни иной
Все у нас с тобой будет, как прежде,
Все, как прежде при жизни земной.
И счастливые редкие встречи
И томление сладких разлук,
Беззаботные милые речи
И тепло прикоснувшихся рук.
А пока что в торжественный траур
Облекает судьба нас с тобой,
И свеча догорает в храме -
Не за здравие - за упокой.

25. V. 1990

"Я становлюсь самим собой..."

Я становлюсь самим собой
с тобой.
Ты охраняешь от огня
меня.
В твоих глазах печаль добра,
В них спят усталые ветра,
Что дуть в твои устали паруса.
Твои пути в сплошную нить
не свить.
Они, как признаки весны,
верны.
А в параллели шли мои,
Пройдя такие же бои,
И чудом два из них пересеклись.
Куда идти? Ведь твой и мой
Переплелись одной судьбой.
Порвется нить, и станет очень больно.
И нитей нервные концы
Не донесут до нас гонцы -
Начало помешает им невольно.
Давай немного отдохнем
вдвоем.
Замрем, чтобы не сделать шаг
не так.
И он наступит, этот час,
Когда судьба отпустит нас
На все четыре вольных стороны.
И если выбор будет дан,
как дань,
А мы не сможем развести
пути,
То я поверю в чудеса,
Не веря собственным глазам,
Что вижу не в последний раз тебя.

23. VII. 1990, Витебск

"Я подружился со всеми..."

Я подружился со всеми,
Смотря на мир сквозь дно бокала.
Тянулось медленно время,
И эта дружба его подгоняла.
Я целовал и дарил комплименты,
Смеялся и пел под аплодисменты,
И все удивлялись, не зная, что...
Что я коротал время без тебя
И ни на секунду не расставался с тобой.
Секунда дробилась на миг,
Миг дробился на шок,
А шок умножался на боль.
Такая формула...
А ты, ты не со мной была.

"Человек не может жить без мечты..."

Человек не может жить без мечты.
Мечта вернуть тебя.
Разве это не прекрасно?

"Какое счастье..."

Какое счастье - любить тебя
И страдать.

"Я рыба на берегу..."

Я рыба на берегу,
Ты - волна.
Окатишь меня - я живу и дышу.
Откатываешь - я задыхаюсь.

"Любовь к тебе открыла мне глаза..."

Любовь к тебе открыла мне глаза,
И я увидел мир.
Я узнал его вкус, его цвет.
Она разбудила мой слух,
И я услышал, как вздыхают цветы.
Любовь изменила мои черты,
Мой голос и взгляд.
Когда ты уйдешь, я не стану прежним -
Я умру.

Июль 1990

dom-knig.com

Игорь Тальков Стихи, Тексты песен Тальков Игорь Стихи, Тексты песен

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке ModernLib.Ru

Все книги автора

Эта же книга в других форматах
Приятного чтения!
Игорь Тальков

Стихи, Тексты песен
Тальков Игорь

Стихи, Тексты песен
Игорь ТАЛЬКОВ

СТИХИ. ТЕКСТЫ ПЕСЕН

Стихи и тексты песен взяты из книги "Монолог" (М.,"Худ.лит.", 1992) с сохранением пунктуации и порядка следования. Тексты некоторых песен несколько отличаются от опубликованных в "Литературной России" и от звукозаписей.

-1

РОССИЯ

Листая старую тетрадь Расстелянного генерала Я тщетно силился понять Как ты могла себя отдать На растерзание вандалам. Из мрачной глубины веков Ты поднималась исполином Твой Петербург мирил врагов Высокой доблестью полков В век золотой Екатерины.

Россия...

Священной музыкой времён Над златоглавою Москвою Струился колокольный звон, Но, даже самый тихий, он Кому-то не давал покоя. А золотые купола Кому-то чёрный глаз слепили: Ты раздражала силы зла И, видно, так их доняла, Что ослепить тебя решили.

Россия...

Разверзлись с треском небеса, И с визгом ринулись оттуда, Срубая головы церквям И славя красного царя, Новоявленные иуды. Тебя связали кумачом И опустили на колени, Сверкнул топор над палачом, А приговор тебе прочёл Кровавый царь - великий... гений.

Россия... Листая старую тетрадь Расстелянного генерала Я тщетно силился понять Как ты могла себя отдать На растерзание вандалам. О, генеральская тетрадь, Забитой правды возрожденье, Как тяжело тебя читать Обманутому поколенью.

Россия!!!

-2

Товарищ Ленин, как у Вас дела в аду? Вы там на сковородке иль на троне? Готовитесь ли к страшному суду Или надеетесь, что дьявол выдаст бронь Вам?

Нет, брони Вам, товарищ, не видать. Господь не допускает компромиссов. И мы хотим успеть Вам всё сказать, Пока Ваш дух не воплотился в крысу.

Мы - подкидыши, стервы эпохи, Чудом выжившие под забором, Отсекавшим от Господа Бога Вакханалию лжи и террора.

Скорбь великая, слёзы и грусть, Прозябание на коленях. Что плохого Вам сделала Русь, Уважаемый гений?

Ну не нравился Вам наш народ... Так в Швейцарии бы и оставались И кровавый свой переворот Там, в Швейцарии, свершить бы и попытались.

Ладно, хватит! Мы встали с колен И расправили плечи. Пусть вокруг запустенье и тлен, Но ещё и не вечер.

Не дано Вам, иудам, понять В чём секрет нашей силы; И не вычислить и не разгадать Тайной мощи России.

-3

КПСС

Эй, кто там обнадёжился по поводу того, Что коммуняки покидают трон, Сближаются с народом и каются, И верят в пе-ре-лом. Не спешите, милые, Не будьте так наивны, Вращаются колёсики, И не заржавлен пресс, Винтики на месте, И работает машина С дьявольским названьем КПСС. КПСС - СС.

Эй, кто там ходит в церковь, Не опасаясь, что Его настигнет завтра Толпы позорный свист. Не обнадёживай себя, Брат мой во Христе, Лежит на Красной площади Главный атеист. Рекой течёт к нему толпа рабов, Не зная, что туда же По ночам заходит бес, Не дрогнут часовые И до первых петухов Там планы обсуждаются КПСС. КПСС - СС.

Эй, кто там поднимает русский флаг Наточен серп на кумаче, И звёзды караулят купола, Спокойно управляя рукою палачей. А те одели маски и, покаявшись в грехах, Упорно занимаются Перестановкой мест: Страна не сможет встать с колен, Покуда на плечах Зверь восседает у неё КПСС!

КПСС - СС! СС!СС!СС!

-4

^

Столько б горя страна не увидела Ни в войну, ни перед войною Из-за крупных и мелких вредителей, Если б я был кремлёвской стеною: Я ронял бы, ронял бы кирпичики На вредителей плоские лбы, И глядишь, не возник бы культ личности И войны, может, не было бы.

Чем отважнее пресса вгрызается В бестальковые годы застоя, Тем сильнее жалею я, братцы мои, Что не смог стать кремлёвской стеною: Я пулял бы, пулял бы каменьями Прямо в лысины, у, твою мать, Тем, кто вёл страну к разорению И народ заставлял голодать.

Не пришлось бы кастрировать хронику, Если б я был кремлёвской стеною, Ведь другой бы была экономика, И культура была бы иною. Я ронял бы, ронял бы кирпичики, Помогая тем самым отстаивать Справедливость, и, может быть, нынче Ничего не пришлось перестраивать!

-5

^

Вот и всё - развенчан культ Вождя-тирана, И соратников его Выявлена суть. По реке кровавых слёз К берегам обмана Невезучая страна Держала путь.

Стоп! Стоп, думаю себе, Что-то тут не так, Культ развенчан, А тиран спит в земле святой, И в святой стене лежат Палачи и гады Рядом с теми, кто раздавлен был под их пятой.

Что-то тут не так!

А затем схватил штурвал Кукурузный гений И давай махать с трибуны Грязным башмаком, Помахал и передал Вскоре эстафету Пятикратному герою Кумиру дураков. Тот герой бесспорно был Страстным металлистом: Облепился орденами С головы до пят, Грабил бедную страну С бандою министров И высокие награды Вешал всем подряд.

Стоп! Стоп, думаю себе, Что-то тут не так.

Всё кричим: застой, застой И клянём судьбу. А "застойщики"-то ездят В "мерседесах-бенцах"

-6

И официально заявляют, Что видят нас в гробу. Вот так! Вот вам и перестройка, Вот так. Что-то тут не так! Вот так! Вот вам и перекройка, Вот так. Что-то тут не так!

Вот сверкнул надежды луч: Дождалась Россия, Уж отчаялась и ждать, Что греха таить: Мы теперь должны зажить Честно и красиво, Мы должны зажить счастливо, Правильно зажить. Но... Стоп! Думаю себе, Тут опять загвоздка, Кто вчера стоял у трона, Тот и нынче там: Перестроились, ублюдки, Во мгновенье ока, И пока они у трона, Грош цена всем нам.

Перестроились, паскуды, Во мгновенье ока, И пока они у трона, Грош цена всем нам.

-7

"СОВКИ"

Они не думают, не чувствуют, не слышат, Они не видят ни зги. Они не любят, не страдают, не ищут, Не напрягают мозги. У них руки - лопаты, глаза - пятаки, А вместо лиц - квадратные совки.

Совки, не отдадим мы вам страну! Совки, мы объявляем вам войну!

У них - свои мессии, боги и кумиры В лице Андреевых Нин. У них - своё понятье равенства и мира В виде нелепых доктрин. "Чем хуже, тем лучше" - девиз дураков, Вот цель этих штампованных совков.

Совки, не отдадим мы вам страну! Совки, мы объявляем вам войну!

Они в создании своём не виноваты, Их выпестовала власть, Которой выгодно плодить дегенератов, Чтоб ненароком не пасть. И куда ж мы приплыли за 20 веков, Если вся Россия стонет от совков.

Совки, не отдадим мы вам страну! Совки, мы объявляем вам войну!

-8

^

Мы родились в комендантский час Под "колпаком", будто смеха ради, А тот колпак искусно сшил для нас Один весёлый дядя. Мы в колпаках и под "колпаком" Ходили строем и слагали песни О том, как мы хорошо живём Под "колпаком" все вместе.

Треснул дядин колпак. Треснул, только ветер подул, И стало ясно: Дядя был не дурак, Дядя всех нас надул.

Раздался клич: залатать колпак, Предпринимая необходимые меры, Но стало ясно: нет таких затрат, Чтоб залатать химеру. А слуги дяди себе верны: И колпаки охраняют спокойно, И затевают на последние штаны Большую пере-пере-кройку.

Когда безумствует океан, Ломая мачты судам, как спички, Не прав будет тот капитан, Который скажет: "Ребята, всё отлично". Ну а когда ребятам всё равно, Они легко поверят капитану И вместе с судном уйдут на дно И станут жертвами обмана.

Треснул дядин колпак. Треснул, только ветер подул, И стало ясно: Дядя был не дурак, Дядя всех нас надул.

-9

ГОСПОДА-ДЕМОКРАТЫ

Господа-демократы минувшего века, Нам бы очень хотелось вас всех воскресить, Чтобы вы поглядели на наши успехи, Ну а мы вас сумели отблагодарить. Мы бы каждый, кто чем, выражал благодарность: Молотилкой - колхозник, рабочий - ключом, Враг народа - киркою, протезом - афганец, Ну а я б кой-кому засветил кирпичом.

Вот так! Вот так!

Живут Америка с Европой.

Вот так! Вот так!

Ну а у нас всё через ж... Господа-демократы минувшего века, И чего вы бесились, престолу грозя, Ведь природа - не дура и Бог - не калека, Ну а вы его в шею - ну так же нельзя! Может, вам и хотелось наладить всё сразу, Только спешка нужна при охоте на блох, А природа не может творить по приказу и, совсем уж понятно, не может и Бог.

Вот так! Вот так! Живут Америка с Европой.

Вот так! Вот так! Ну а у нас всё через ж... Господа-демократы, вы знали примеры, Когда ваши коллеги учинили террор: Истребили цвет нации мечом Робеспьера, И Париж по сей день отмывает позор. Правдолюбец Радищев, после той мясорубки, "Путешествие из Петербурга в Москву" Чуть не слопал с досады, повредился рассудком И, ругая масонов, погрузился в тоску.

Вот так! Вот так! Живут Америка с Европой.

Вот так! Вот так! Ну а у нас всё через ж... Господа-демократы, поспешите воскреснуть, Выходите на суд одураченных масс: Пусть ответят за всё Чернышевский и Герцен, И мечтатель Белинский, и мудрец Карла Маркс; Пусть ответят и те, что пришли вслед за вами Вышибать из народа и радость и грусть, И свободных славян обратили рабами, И в тюрьму превратили Великую Русь!

Вот так! Вот так! Живут Америка с Европой.

Вот так! Вот так! Ну а у нас всё через ж...

Через тернии к звёздам!

-10

ПОЛУ-Гласность

ПОЛУ-Гласность, ПОЛУ-так: ПОЛУ-ясность ПОЛУ-мрак, То ли ПОЛУ-ПЕРЕ-стройка, ПОЛУ-то ли ПЕРЕ-крах. ПОЛУ-кругом голова. ПОЛУ-говорит Москва. ПОЛУ что-то показало, ПЕРЕ-ПОЛУ-указало. То ли где-то ПОЛУ-враг ПЕРЕ-всем нам, То ли друг, ПОЛУ-ПЕРЕ-как-то так, Так как ПЕРЕ-ПОЛУ-вдруг.

Иногда сквозь ПОЛУ-стены Долетает до меня: "Ну а что же это в целом?" В ЦЕЛОМ - ПОЛНАЯ ...

-11

МЕТАМОРФОЗА

Обрядился в демократа Брежневский "пират", Комсомольская бригада Назвалась программой "Взгляд", Минздрав метнулся к Джуне, Атеисты хвалят Глоб, И бомбит жлобов с трибуны Самый главный в мире жлоб.

Метаморфоза... Метаморфоза...

Перестроились комсорги В шоу-бизнес подались, И один из них свой орган Называет фирмой "ЛИС'С". Резко стал капиталистом Коммунист из Госкино: Вмессто фильмов о чекистах Рекламирует "порно".

Метаморфоза... Метаморфоза...

Может, это и нормально, Может, так и быть должно: Всё, что было аморально, Стало не аморально. Перестроиться несложно, Только вот ведь в чём беда: Перестроить можно рожу, Ну а душу - никогда.

Метаморфоза... Метаморфоза...

-12

^

Бывший подъесаул Уходил воевать; На проклятье отца И молчание брата Он ответил "Так надо, Но вам не понять",Тихо обнял жену И добавил: "Так надо!" Он вскочил на коня Проскакал полверсты, Но как вкопанный встал У речного затона, И река приняла Ордена и кресты, И накрыла волна Золотые погоны. Ветер сильно подул, Вздыбил водную гладь, Зашумела листва, Встрепенулась природа, И услышал казак: "Ты идёшь воевать За народную власть Со своим же народом!" Он встряхнул головой И молитву прочёл И коню до костей Шпоры врезал с досады, Конь шарахнулся так, Как от ладана чёрт, От затона, где в ил Оседали награды.

И носило его По родной стороне, Где леса и поля Превратились в плацдармы... Бывший подъесаул Преуспел в той войне И закончил её На посту командарма.

Природа мудра! И Всевышнего глаз Видит каждый наш шаг На тернистой дороге.

-13

Наступает момент, Когда каждый из нас У последней черты Вспоминает о Боге!

Вспомнил и командарм О проклятье отца И как Божий наказ У реки не послушал, Когда щёлкнул затвор... И девять граммов свинца Отпустили на суд Его грешную душу.

А затон всё хранит В глубине ордена, И вросли в берега Золотые погоны На года, на века, На все времена Непорушенной памятью Тихого Дона.

На года, на века, На все времена Непорушенной памятью Тихого Дона.

-14

^

Я пробираюсь по осколкам детских грёз В стране родной, Где всё как будто происходит невсерьёз Со мной. Надо же было так устать, Дотянуть до возраста Христа, Господи... А вокруг, как на парад, Вся страна шагает в ад Широкой поступью.

Родина моя

Скорбна и нема...

Родина моя,

Ты сошла с ума.

В анабиозе доживает век Москва

дошла. Над куполами Люцеферова звезда

взошла, Наблюдая свысока, как идёшь ты с молотка

за пятак, Как над гордостью твоей смеётся бывший твой халдей

с Запада.

Родина моя

Скорбна и нема...

Родина моя,

Ты сошла с ума.

Восьмой десяток лет омывают не дожди

твой крест, То слёзы льют твои великие сыны

с небес, Они взирают с облаков, как ты под игом дураков

клонишься, То запиваешь и грустишь, то голодаешь и молчишь,

то молишься.

Родина моя

Скорбна и нема...

Родина моя,

Ты сошла с ума.

Родина моя

Скорбна и нема...

Родина моя,

Ты сошла с ума.

-15

^

Поэты не рождаются случайно, Они летят на землю с высоты, Их жизнь окружена глубокой тайной, Хотя они открыты и просты.

Глаза таких божественных посланцев Всегда печальны и верны мечте, И в хаосе проблем их души вечно светят Мирам, что заблудились в темноте.

Они уходят, выполнив заданье, Их отзывают Высшие Миры, Неведомые нашему сознанью, По правилам космической игры.

Они уходят, не допев куплета, Когда в их честь оркестр играет туш: Актёры, музыканты и поэты Целители уставших наших душ.

В лесах их песни птицы допевают, В полях для них цветы венки совьют, Они уходят вдаль, но никогда не умирают И в песнях и в стихах своих живут.

А может быть, сегодня или завтра Уйду и я таинственным гонцом Туда, куда ушёл, ушёл от нас внезапно Поэт и композитор Виктор Цой.

-16

^

Кончен бал, погасли свечи, Не успевшие поджечь Всю планету, И не вечным Оказался красный меч, Пропитавший кровью землю Невиновной стороны, Что бельмом сияла белым В чёрном глазе сатаны.

Сатана гулять устал, Гаснут свечи, кончен бал.

И на площади на красной, На которой дьявол жил, Перестанут поджигаться Те, кого допёк режим. И слетит Шароголовый С пьедестала прямо в ад, И ему там черти новый Мавзолей соорудят.

Сатана гулять устал, Гаснут свечи, кончен бал.

Партработники перепугались И наделали в штаны: "Всё, ребята, отплясались На балу у сатаны". У чертей на сковородках Вы будете, как караси, Ой, лихо вжаривать чечётку За предательство Руси.

Сатана гулять устал, Гаснут свечи, кончен бал.

Сатана гулять устал, Гаснут свечи... Кончен бал!!

С Новой эрой Вас, господа!

-17

ГЛОБУС

Покажите мне такую страну, Где славят тирана, Где победу в войне над собой Отмечает народ. Покажите мне такую страну, Где каждый - обманут, Где назад означает вперёд И наоборот.

Не вращайте глобус,

Вы не найдёте,

На планете Земля стран таких не отыскать,

Кроме той роковой,

В которой вы все не живёте,

Не живёте, потому что нельзя это жизнью назвать.

Покажите мне такую страну, Где заколочены Храмы, Где священник скрывает под рясой КГБ-шный погон. Покажите мне такую страну, Где блаженствуют хамы, Где правители грабят казну, Попирая закон.

Не вращайте глобус,

Вы не найдёте,

На планете Земля стран таких не отыскать,

Кроме той роковой,

В которой вы все не живёте,

Не живёте, потому что нельзя это жизнью назвать.

Покажите мне такую страну, Где детей заражают, Где солдат заставляют стрелять В женщин и стариков. Покажите мне такую страну, Где святых унижают, Где герои-ветераны войны Живут хуже рабов.

Не вращайте глобус,

Вы не найдёте,

На планете Земля стран таких не отыскать,

Кроме той роковой,

В которой вы все не живёте,

Не живёте, потому что нельзя это жизнью назвать.

Июль, 1991 г.

-18

^

Мои друзья не пишут, не читают, И до общественных проблем им дела нет, И ходят с забинтованными лбами В расцвете лет, в расцвете лет.

Мои друзья забросили гитары, Им всё равно: что полночь, что рассвет, И ходят с забинтованными лбами В расцвете лет, в расцвете лет.

Мои друзья билеты заказали На Тот свет И доживают с забинтованными лбами В расцвете лет, в расцвете лет.

Мои друзья щедры теперь на слово, Да вот бинтов не думают снимать: Слух прокатился, будто скоро снова Придётся лбы забинтовать.

-19

СЦЕНА

Сцена, Я продирался к тебе сквозь дремучие джунгли закона, Что на службе у тех, кто не верит ни в чёрта, ни в бога. Завязались в узлы мои связки, Стиснут лоб медицинской повязкой, А в душе затаилась на долгие годы тоска.

Сцена, А дорогу к тебе преграждала нечистая сила И того, кто ей душу запродал, превозносила. Раздавая чины и награды Тем бездарным, пронырливым гадам, Настоящих и неподкупных сводила в могилу.

Сцена, Я дошёл до тебя. Вот стою и пою наконец-то Я уверен, что занял по праву свободное место. Ну а происки слуг преисподни Не страшны нам с тобою сегодня Наше время пришло! Да поможет нам Сила Господня!

-20

ЗВЕЗДА

Ты восходила в небе унылом, Грустившем осенним дождём, И ночь удивилась, когда озарилась Твоим необычным огнём, И всё ожило, и всё заиграло, Как будто настала весна И небо свой цвет, прежний цвет обретало, Очнувшись от долгого сна. Светила тогда ты всем заблудшим, Теплом согревая остывшие души,

Звезда. Звёздочки те, что не проснулись, Даже во сне к тебе тянулись,

Звезда. Но вот пролетели быстрые годы, Успевшие всё изменить. И ты так внезапно ушла с небосвода, Как будто устала светить. Чем дальше, тем меньше твой свет проникает В сердца полюбивших тебя: Они понимают - не понимая И любят тебя - нне любя.

Ты светишь себе, себе - и только, Холодный твой свет не греет нисколько,

Звезда. А свет новых звёзд куда вернее, Всё ярче они, а ты бледнее,

Звезда.

Звезда...Звезда...

-21

^

Штормит океан, накалившись от безумных страстей, Гонит ветер тучи смутных вестей над головой, над головой. Со дна поднялась и на гребне волн отправилась в путь Океана потаённая суть плотной стеной, плотной стеной.

Спасательный круг, на тебя одна надежда, мой друг, Ты держи меня, не дай утонуть, океан грозит бедою. Спасательный круг, ты молитвами моими упруг И, сжимая осторожно мне грудь, поднимаешь над волною.

Спасательный круг, я вдыхал в тебя труды многих лет, Говорят, я крамольный поэт, пусть говорят, Бог им судья. Придут времена, и подует освежающий бриз, и оценят наш сегодняшний

риск Наши друзья, наши друзья.

Спасательный круг, а пока что потрудись, милый друг, Ты держи меня, не дай утонуть, океан грозит бедою. Спасательный круг, ты молитвами моими упруг И, сжимая осторожно мне грудь, поднимаешь над волною.

Спасательный круг!!!

-22

ЭТОТ МИР

Мы живём, как на вулкане, И всю жизнь играем в тир: В этом тире каждый стал из нас мишенью. И так часто называем грешным этот мир, А своих не замечаем прегрешений.

Этот мир несовершенный Состоит из всех из нас. Он - прямое отраженье Наших чувств и наших глаз. Этот мир не станет лучше, И не станет он добрей, Если сами мы добрее не станем.

Мы грешим непониманьем Наших близких и друзей, И в страну Любви Горят мосты за нами. Опустошённые пожаром Взвинченных страстей, Мы разглядываем мир Сквозь призму разочарований.

Этот мир несовершенный Состоит из всех из нас. Он - прямое отраженье Наших чувств и наших глаз. Этот мир не станет лучше, И не станет он добрей, Если сами мы добрее не станем.

-23

^

Мы зубами вгрызались в цепи, Мы ногтями впивались в лёд, Прорывали стальные сети И взлетали, нас били влёт. А теперь мы с тобой притихли, Истощили нервный запас, К неудачам давно привыкли, А удачи пугают нас.

А теперь мы с тобой притихли, Истощили нервный запас, К неудачам давно привыкли, А удачи пугают нас.

Троп проторенных не искали, Не ходили на компромисс, Мало ели и плохо спали, За фортуною не гнались. А теперь мы с тобой притихли, Истощили нервный запас, К неудачам давно привыкли, А удачи пугают нас.

Ну что ж нам делать с метаморфозой, Приключившейся с нами вдруг. Превратилась в скупую прозу Наша бурная жизнь, мой друг. И ответил мне друг: "Да брось ты, Успокойся, не унывай. Мы с тобой на перекрёстке Просто сели не в свой трамвай".

И ответил мне друг: "Да брось ты, Успокойся, не унывай. Мы с тобой на перекрёстке Просто сели не в свой трамвай.

Давай!"

Метаморфоза... Метаморфоза... Метаморфоза...

-24

ДРУЗЬЯ-ТОВАРИЩИ

Мне говорили то, что все мои стихи От совершенства бесконечно далеки. Мне говорили то, что мой вокальный дар Действует на головы, как солнечный удар.

Ох уж эти мне друзья-товарищи, Всё, всё, всё, всё знающие, С камушками за пазухой И с фигой за спиной И с одной на всех извилиной.

Пусть говорят тебе "доброжелатели", Что все твои стремленья - не желательны. Ты их не слушай, успокойся и дерзай И всех "доброжелателей" подальше посылай!

Ох уж эти мне "доброжелатели", Прорицатели, советодатели, С камушками за пазухой И с фигой за спиной И с одной на всех извилиной.

Мне говорили то, что все мои стихи От совершенства бесконечно далеки. Мне говорили то, что я не то пишу, А я стою - пою, играю и пляшу.

Мне говорили то, что я не так дышу, А я стою - пою, играю и пляшу. Мне говорили то, что я не то пишу, А я пою, пишу, дышу, играю и пляшу. Вот так!

-25

^

Времени нужно много Чтоб до конца пройти Дарованную дорогу И не сбиться с пути.

Годы толкают в спину, Годы толкают в грудь, А между ними клином Втиснут этот путь.

Времени нет на рассуждения, Времени нет на решение проблем, Времени нет и на общение, Времени нет и на то, чтобы понять зачем.

Годы толкают в спину И не дают успеть Тем дописать картину, Этим просто допеть

Кто-то несётся пулей, Кто-то лежит, устав, А кто этот кросс придумал, Был, наверно, не прав.

1985 г.

-26

СПАСИБО

Тот самый день начался обыкновенно И не сулил особых перемен В моём таком невесёлом настроенье По поводу сплошного невезенья. Я перестал пересчитывать потери, Передо мной захлопнулись все двери, И дни текли без всякого намёка На поворот и новую дорогу. И вот, когда на смену дня Ночь крылья распахнула, Удача вспомнила меня И руку протянула. Спасибо, милая судьба, Спасибо за вниманье, Но слишком долгим было ожиданье... Поздно! И с той поры я не мучаюсь, не маюсь, Но с каждым днём всё больше убеждаюсь, Что этот мир устроен несерьёзно, И всё в нём происходит слишком поздно. Скажи, зачем исполняются желанья, Непонимание сменяется признаньем, И жизнь зовёт, распахивая двери, Когда в самих себя почти не верим. С весёлым шумом листопад проносится по саду, Зовёт куда-то чей-то взгляд, но мне туда не надо, И круг врагов безмерно мал, а круг друзей всё шире, Но всё приходит поздно в этом мире. Поздно!

-27

^

Когда на сотню скромных "Да" Увесистое "Нет" внезапно рухнет, как плита В решающий момент, И так ещё прихлопнет, Что горемыки "Да" И не успеют охнуть, Как сгинут без следа,

Я ровным счётом ничего не понимаю

И говорю себе, что больше - никогда,

И убегаю, убегаю, убегаю...

^

И пусть те "Да" правы всегда, А "Нет" - конечно нет, У них беда, у этих "Да". У "Нет" - авторитет, Большие полномочия, И связям счёту нет, И делает что хочет Бессовестное "Нет".

Вот потому-то, ничего не понимая,

Я говорю себе, что больше - никогда,

И убегаю, убегаю, убегаю...

^

Я убегаю в НИКУДА, Чтоб отыскать ответ: Ну почему бессильны "ДА" И всемогущи "НЕТ"?

-28

УЕДУ!

Я столько грёз посеял И столько нервов сжёг, Пока к заветной цели Сквозь все преграды шёл, И вот пришёл отчасти И посмотрел вокруг, Но ожидаемого счастья Не обнаружил вдруг.

Завтра уеду, Махну на всё рукой. Завтра уеду Искать покой. Завтра уеду, Лягу на грунт, А те, кто знал меня, Простят и всё поймут. Уеду!

И кто мог знать в ту пору, Когда душа рвалась Скорее взмыть на гору С названием "Парнас", Что на вершине этой С протянутой рукой Мне суждено стоять и петь: "Подайте на покой". Ой.

Завтра уеду, Махну на всё рукой. Завтра уеду Искать покой. Завтра уеду, Лягу на грунт, А те, кто знал меня, Простят и всё поймут. Уеду!

Уеду! Брошу всё и уеду! Надоело! Достаточно! Уеду!

-29

ЧУДАК

Посреди долины где-то, Озарённой солнцем ранним, Он искал зачем-то света Обречённый на скитанья. А в широком чистом поле Так и не обрёл покоя И искал его у моря В тихом шелесте прибоя.

Он метался, разрывался,

Убегал то в лес, то в горы,

Но, увы, как ни старался,

Всё не мог найти простора.

И поэтому, наверно,

Чудаком прослыл он скоро:

"Кто ж под солнцем ищет света

И простора на просторе?"

А в кругу друзей "примерных" Он найти пытался друга И, отчаявшись, наверно, Предпочёл уйти из круга. Он испил любовь из чаши, Упоённый сладкой новью, Но лежат в пыли осколки С недопитою любовью.

Он был чудаком, наверно,

Или просто притворялся,

Раз в кругу друзей примерных

Одиноким оставался.

Он был чудаком, конечно,

Что бы там ни говорили...

Ну кто же ищет бесконечно то,

Что имеет в изобилии?

Одинокими ночами Когда дождь стучит по крыше, Чувствую его дыханье И шаги за дверью слышу. И пустыми вечерами Поражённый, как недугом, Я всё больше понимаю, Что он мог бы стать мне другом.

-30

^

Пухом выстлана земля У истоков наших лет, И не скошены поля, И безоблачен рассвет У истоков наших лет. У истоков наших лет...

Зимней сказкой пахнет снег,

Дождь струится золотой

В босоногой той стране,

Всем нам милой и родной.

В босоногой той стране

Всем нам милой и родной... И всё вокруг красиво, красиво, красиво, Как в волшебном сне, В той, всегда счастливой, счастливой, счастливой Сказочной стране. Там добрые улыбки, тёплые улыбки, Открытые сердца, Там беззаветной дружбе нет конца. И всё вокруг красиво, красиво, красиво, Как в волшебном сне, В той, всегда счастливой, счастливой, счастливой Сказочной стране. Там тёплые метели, Крылатые качели, Цветушие сады... Там каждый день рождаются мечты.

Мы взрослеем и уходим кто куда,

Расставаясь с этой сказочной страной,

Наши самые счастливые года

Оставляя за спиной,

И окружают нас заботы и дела

В реальном мире из бетона и стекла.

Но важно помнить в череде бегущих лет

О тех, кто в сказочной стране живёт сейчас,

И сохранить для них безоблачный рассвет

И веру в дружбу, и улыбку добрых глаз,

Возможность видеть удивительные сны

Под мирным небом этой сказочной страны. И пусть они красивым, красивым, красивым, Как когда-то мы, И таким счастливым, счастливым, счастливым Видят этот мир, Где тёплые метели, Крылатые качели, Цветушие сады... Там каждый день рождаются мечты.

-31

ПРИЗВАНИЕ

Наивным мальчишкой С тетрадкой и книжкой Я часто ходил на причал. Туманные дали Меня увлекали, И я к ним в мечтах улетал. И вот как-то ветер Пригнал на рассвете Под парусом маленький бот. Увидев названье На боте "Призвание", Я смело запрыгнул на борт.

О, как обманчива даль,

Когда стоишь на причале,

Ощущая материк за спиной.

И как коварна вода

Та, что причал омывает

Якобы безобидной волной.

Волна подхватила Мой бот с такой силой, Что парус по швам затрещал, И так захлестала, Что тошно мне стало, А где-то растаял причал.

Желанные дали Из тьмы выползали Буграми чернеющих скал. Я понял: "Призвание" Моё наказанье, Но только за что, я не знал.

В обломках "Призвания" Я, как изваяние. Сижу и смотрю в пустоту На острове голом В компании волн, Разбив себе лоб о мечту.

-32

РЫЖИЙ

В предпоследней стадии отчаянья, Озабоченный всерьёз, Я сидел у зеркала печально И бубнил под нос: Ох уж эта мне капуста". Имелась в виду капуста, В которой нашли меня. Среди всех мальчишек и девчонок Выделялся я всегда: Самые большие уши в мире Были у меня тогда, Да ещё и конопатый, Рыжий, маленький, носатый, Ох уж эта мне капуста, В которой нашли меня.

"Рыжий",- только и слышал Я со всех сторон И очень был обижен. "Рыжий"- ни много ни мало Это слово меня возмущало И жить не давало.

Как назло, в то время модной стала Песенка про рыжий гриб, Каждый день по радио звучало: Руды, руды, ры... Я писал письмо в газету С критикой на песню эту И с досады под машинку Голову остриг. Если же в кого-нибудь влюбиться Мне случалось, то тогда Я не мог взаимности добиться В этом деле никогда. И говорили мне девчата: "Ну ты уж очень конопатый, И уши у тебя какие-то, прям, Ну, просто, прям, беда!"

"Рыжий",- только и слышал Я со всех сторон И очень был обижен. "Рыжий"- ни много ни мало Это слово меня возмущало И жить не давало.

-33

Думал, думал, что мне делать, Чтоб беду преодолеть, И купил гитару и гантели, Стал стихи писать и петь, Регулярно распевался, Физзарядкой занимался И в зеркала на себя решил не смотреть. Ну что в них смотреть?

Самым-самым популярным Стал в своём дворе, Стали мне завидовать ребята И девчонки - вслед смотреть, Солнце в небе - улыбалось, Жизнь прекрасною казалась, Ну всё-таки как хорошо иногда Уметь петь.

"Рыжий",- больше не слышал Я со всех сторон, И жить мне легче стало, "Рыжий"- ни много ни мало Это слово меня не смущало И жить не мешало.

Вот и вся история в общем-то.

"Подождите, подождите, неужели вся? И что, Вас так ни разу больше не называли рыжим?!" Ну почему же не называли, называли, Но мне это было очень приятно. Подождите минуточку, сейчас я передохну и доскажу Вам эту историю до конца.

Годы как безумные несутся В пёстрой суете сует, И в тот мир далёкий не вернуться С высоты минувших лет, И теперь тот конопатый, рыжий, маленький и носатый В самых счастлмвых снах приходит ко мне. В самых счастлмвых снах приходит ко мне.

"Рыжий",- снова я слышу,

И во сне его зову и часто вижу.

"Рыжий",- слышу я снова,

Но теперь для меня это слово

Волшебное слово.

"Рыжий",- слышу я снова,

Но теперь для меня это слово

Волшебное слово.

-34

МОЙ БРАТ

Ты когда-то учил меня петь и играть на гитаре, Ты был строет, красив и всесилен, как бог Саваоф. Ты говорил мне, что жизнь так сложна И что в ней выдержка очень важна, И что в жизни везёт Только тем, кто идёт вперёд.

Ты когда-то учил меня жить и служил мне примером. И, внимая советам твоим, я старался как мог. Ты шутил и смеялся от сердца Над моею наивностью детской И, открыв мне глаза, Разобраться во многом помог.

Мой старший брат, мой брат, Ну почему же ты теперь не рад И в глазах твоих нет участья, Ни любви, ни печали, ни счастья. Мой старший брат, мой брат, Ну встряхнись, ну оглянись назад. Ведь ты же мнеого знал и умел, Ну когда же ты успел всё растерять?

Развела нас с тобою судьба по разным допрогам, И не раз я сбивался с пути и блуждал в темноте. А то, что ты называешь везеньем, Мне давалось трудом и терпеньем И стремленьем к своей, Путеводной своей звезде.

Вот сидим мы напротив друг друга - глядим осторожно. Я искал этой встречи, а встретив тебя - не узнал. Ну скажи перед тем, как проститься, Ты скажи, как могло случиться, То, что я себя в жизни нашёл, А ты - потерял?

Ведь ты когда-то учил меня жить и играть на гитаре, Ты был строет, красив и всесилен, как бог Саваоф. Ты говорил мне, что жизнь так сложна.

-35

СПОРТ

Проснувшись как-то на рассвете, В осколок зеркала свой кинул взгляд И с сожалением отметил, Что видеть самого себя не рад; В глазах тоска, а под глазами Мешки от курева и крепких вин. Я встал с постели и заставил Пойти себя в спортивный магазин.

С тех пор я не хожу к врачу.

На двадцать лет моложе стал.

Играю, прыгаю, скачу

И по утрам не бью зеркал. Смеются надо мной соседи И молча крутят пальцнм у виска, Когда я на велосипеде Вдруг уезжаю в отпуск на юга. А мне-то что? Судите сами: Я стал вынослив, как индийский йог На голове стою часами И зайцем прыгаю под потолок.

Хоккей, футбол,

Спидвей, гандбол

Мне не прожить без вас и дня.

Бобслей, слалом

Спасибо вам

За то, что вы спасли меня

(От смерти).

-36

Кто любит длинную беседу Тот мало делать норовит. Кто рано празднует победу, Тот никогда не победит.

-37

ПРИЗВАНИЕ

Застолье близилось к концу, Когда, жуя селёдку, Сосед спросил в десятый раз, Зачем не пью я водку?

"Ну был бы болен

- хрен с тобой, Но ведь здоровый малый..."И, еле двигая губой, Он начинал сначала.

Про то, что истина в вине, И говорил чуть тише Про то,

что мы живём в г...не И что какой-то Миша

Не прав. И нет защиты нам... А если б живы были Высоцкий, Пушкин и Хайам Вот те бы защитили.

"Вот это были мужики, Какие пели песни!!! Не то, что эти мудаки Вознесенский да Резник.

А почему? Да потому, Что мысль освобождает От заключения во тьму, Кто часто выпивает.

Да и вообще, возможно ли Вкусить шальную радость И ощутить тепло земли И неги лёгкой сладость,

И освежить свою мечту Порывом вдохновенья Или сорваться в пустоту В свободное паденье

И очутиться на лету В четвёртом измеренье... Коснуться тайны бытия И с горьким оптимизмом

-38

Взглянуть, куда течёт струя Загробной нашей жизни..."

Он сделал паузу, допил Из горлышка коньяк И, крякнув, громко заключил: "А ты не пьёшь, дурак!"

Мне трудно было возразить Он прав во многом был. Чтоб жить в г...не и бросить пить Немало нужно сил.

Я вспомнил прошлые года... Сосед меня б простил, Когда б узнал, что я тогда Раз в 1000-у больше пил.

Всему свой срок, всему свой миг, И каждому - своё. Кто хоть чуть-чуть себя постиг Тот многое поймёт.

Признанье - самый верный путь К далёкой истине И к тайнам счастья, коих суть Не отыскать в вине.

Признанье всё способно дать: И радость, и полёт, Но только важно отыскать Призвание своё.

А ощущениям своим, Когда бываешь пьян, Опасно верить. И пойми: Их суть - самообман.

1986 г.

-39

^

В нашем жэке No 5 Шло собрание опять Обсуждали перестройку И куда её внедрять.

На трибуну вышел Сам И, прокашлявшись, сказал, Что пока что мы хреново Перестраиваемся.

А затем последний съезд Процитировал нам весь, Речи, прения, доклады Зачитал как они есть.

Про бригадный про подряд Всё строчил, как автомат, Про согласность, и про гласность, И про всё вообще подряд.

Он ревел, как самосвал, И пыхтел, как самовар. Объявив нам в заключенье: -Завтра будет семинар.

При себе иметь тетрадь Буду лично всех гонять По вопросам "Перестройки" И куда её внедрять.

Тут монтёр Петрович встал На лице его скандал Откровенно был написан И спокойно так сказал:

-Перестрелка, перестройка Нас ничем не испугать, Мы народ довольно стойкий, Но до срока, вашу мать.

Ты вот выдал директиву, В "Волгу" сел - и будь здоров, А какая перспектива Нам от этих громких слов?

-40

Что, изменят нам зарплату? Что, нам легче станет жить? Есть икру, ходить в театр, Отпуск в Ялте проводить?

Я всю жизнь свою ишачу, А живу в такой норе, Что порой к иной собачьей Зависть прячу конуре.

Я на ваши семинары Болт с резьбою положил, Я ни много и ни мало Три режима пережил.

Поначалу тоже вроде Верил в разные слова О заботе, о народе Аж звенела голова!

Ну и где забота, где же? Мне седьмой десяток лет, Ну а я ещё и не жил, А уж впору на тот свет.

Вы мне рот не затыкайте, Я вас слушал до конца, И не надо, не пугайте Выражением лица.

Вы про гласность нам умело Толковали целый час, Ну, а как дошло до дела, Что, кишка тонка у вас?

Ладно, хватит. Напоследок Я хочу сказать вам суть: Для того, чтоб сделать дело, Нужно людям дать вздохнуть.

На заезженной кобыле Не уедешь доалеко. Вы о нас совсем забыли, А кнутом хлестать легко.

-41

Вы на деле докажите, Что заботитесь о нас, Ну а мы уж, извините, Перестроимся без вас.

Кончил. Дверью хлопнув, вышел, Больше слова не сказав. Мы все замерли, как мыши, Зная, что Петрович прав.

-42

ПРАВДА

(Коллеге-калеке) Он так привык бояться Написанного слова. А мне-то что пугаться Я самообразован.

Ему пять лет внушали, Что можно, что не можно, И голову сношали Благопристойной ложью.

Ему пять лет долбили Про "надо" и "не надо", Одно лишь обходили, Что есть на свете правда.

Не та, конечно, правда, Что в "можно" надо втиснуть, А та - святая правда Без лжи и компромиссов.

И пусть твердят ублюдки, Что истина опасна,Она не проститутка, Чтоб быть всё время разной.

1985 г.

-43

^

Слышал я, что в космос посланы сигналы, Дабы обнаружить "братьев по уму", И с тех пор на сердце как-то полегчало. Что вас удивляет? Это как кому.

Всматриваюсь зорко ясными ночами То в созвездье Ворон, то в созвездье Рак И в Кассиопею всё смотрю часами. Что вас удивляет? Это кому как.

А быть может, в Энной солнечной системе На планете Модуль-В-13-6 (сикс) Ждёт таких сигналов агрессивный малый, Кровожадный, алчный некий мистер "Х".

И свою планету, в сущности, угробив, Истощив запасы нефти, газа, дров, Упиваясь властью и террор устроив, Стал небезопасным для других миров.

И давай представим, ради интереса, Что сигналы наши примет эта мразь, Вмиг запеленгует и, как злой агрессор, С кровожадным войском бросится на нас.

Что вас так пугает? Дерзость этой мысли Или агрессивность "братьев по уму"? А меня всё это возвращает к жизни. Что вас удивляет? Это как кому.

Ну прилетят, ну сядут на Луну без спросу, Наведут орудья и начнут бомбить... Что вас так пугает? Это лучший способ Всех нас наконец-то сблизить и сдружить.

Мигом упразднятся титулы и ранги, Мелкие обиды и борьба систем, Потому что в это время Плохо станет всем. Всем!!!

-44

ДЕД ЕГОР

"Мечты, мечты! Где ваша сладость?"

А.С.Пушкин

mir.zavantag.com

Памяти Игоря Талькова посвящается... Творчество посетителей сайта

Творчество посетителей сайта
Здесь публикуется работы посетителей настоящего сайта, посвященные Игорю Талькову. Для просмотра остальных стихов, посвященных И. Талькову, посетите раздел
Стихи к И. Талькову
 
P.S. Дата слева косой черты означает дату опубликования на сайте, справа - указанная Вами в письме дата создания Вашего стихотворения/песни/картины.
Стихи
2001 - 2003  ::   2004  ::   2005  ::   2006  ::   2007  ::   2008 - 2011  ::   2012 - н.в.
 
Натали Ростова 09.12.2006_/_07.02.2005

Божественный посланец
(Памяти Игоря Талькова)

Мы судим жизнь своей мирской манерой,
В пустом болване видя короля.
Но помним ли, как стала тёмно-серой
Утратой обожжённая земля?
Воскресшее, нетленное, как Муза,
Наследием осталось за душой.
Но боль ложится в сердце старшным грузом,
Когда уходит человек большой.
И он, хоть задыхаясь от угара,
Но шел, не опуская головы.
Он был богат Россией и гитарой,
Как вдохновеньем питерской Невы.
И, озарённый высшею ступенью,
Он стал на путь мессии. Путь Христа.
Он был живым. Но обернулся тенью,
Не дописав последнего листа.
К нам гении идут. Но рвутся нити.
Тальков. Гонец таинственный. Убит.
Осиротели и Москва и Питер.
Россия помнит. Помнит и скорбит.
И только нам грустить о недопетом.
И прорывая сети зла и лжи,
Молиться, окропив священным светом,
Простое естество его души.
И дай нам Бог заметить тех грядущих,
Которых мы посланцами зовём!
Увы, вселенский грех нам не отпущен.
Не очень-то мы праведно живём.
И потому так часто рвутся нити,
Когда стоят посланцы у черты.
Однако нерушима их обитель,
Как летний дождь и чистые пруды!

наверх


 
Натали Ростова 09.12.2006_/_07.02.2005

Послание в Вечность
(Памяти Игоря Талькова)

Ты пел, и откровение свечи
Безмолвно предсказало смерть от пули.
А пламя резким выдохом задули.
Ты прав был. Это были палачи.

Ты шел, ведомый правдой и мечтой.
По времени вела тебя не слава.
Давно тебе готовили отраву,
Холодный, разрушающий настой.

И стал ты вечным облаком земли,
Сверкающим в потоке звёздной пыли.
Они тебя совсем не победили,
А мы тебя навеки вознесли.

Ты всё же покорил свой Эверест,
Взошёл на все вершины пьедестала!
Как рано на земле тебя не стало,
Но ты пронёс с достоинством свой крест.

Мы все приходим с миссией сюда:
Разрушить или светом созидая,
Несокрушимой волей побеждая,
Оставить след нетленный навсегда.

Когда ты рядом будешь в двух шагах,
Когда часы пробьют и ночь настанет,
Моя душа твою найдёт в тумане
На чистых и безгрешных берегах.

Я буду собеседница твоя
На краткий миг, мне данный, как святыня.
Недавно я задумалась о сыне.
И где сейчас живёт твоя семья?

Потом уйду обратно, в край мирской.
Там душно и темно. Ты это знаешь.
Туда, где ты за нами наблюдаешь,
Я буду по ночам смотреть с тоской.

наверх


 
Натали Ростова 09.12.2006_/_27.03.2005

Доверчивая ночь
(Памяти Игоря Талькова)

Доверчивая ночь
Склонилась надо мной.
Всплакнула невзначай
В душе частичка детства.
А ты давно ушёл
Посланцем в мир иной,
Оставив нам стихи
И музыку в наследство.
Мне было 8 лет,
Когда, печаль храня,
Ты в небо улетел
На звёздной колеснице,
Но ты навеки жив
Не только для меня.
Не только мне одной
Порой вот так не спится.
Хранимый чистотой,
Священный ореол!
Защитой укрывай,
Храни нетленным светом.
Он был рождён творцом,
Он гением ушел,
Он в музыке веков
Останется поэтом.
Доверчивая ночь,
Из звёздных жемчугов
Ты свей ему тропу,
Чтоб он меня услышал.
Мы помним о тебе,
Бессмертный наш Тальков!
И музыка твоя
Звучать не станет тише!

наверх


 
Натали Ростова 09.12.2006_/_27.03.2005

Незаконные судьи
(Памяти Игоря Талькова)

Меж тёмным и святым стирая грани,
Мечась меж жаждой жить и умирать,
Несчастную Вселенную тиранит
Земная человеческая рать.

Им кажется, что правят они балом,
Решают, кто виновник, кто судья,
А нужно позаботиться о малом,
А не ходить по краю острия.

Не судьи мы. Не боги. Не владыки.
Соратников нам судьбы не решить.
И путь не указать всем тем великим,
Кто в мир пришел творить, а не грешить.

А мы куём мечи пустой расправы –
Поистине занятье для хвоста.
И главное, мы думаем, что правы.
Ошибка века эта правота!

Идут года. Ростки под солнцем всходят
И гениям великим жизнь дают.
Идут года. А гении уходят.
У звёздных рек находят свой приют.

А мы, глупцы, всё так же правим балом
И прячем от Всевышнего свой страх.
А нужно позаботиться о малом:
О памяти. О детях. О стихах.

наверх


 
Роман Епишин 09.12.2006_/_

Вы проглядели Второе Пришествие

Вы проглядели Второе Пришествие:
Небесных знамений ждали,
Искали святого – не грешника,
И проморгали Его, проморгали...

В ожогах от струн гитарных
Никто не увидел ран
Глубоких, кровавых, рваных,
Отметивших Его сан.

Не разящим копьем под ребра,
А свинцом раскаленным в грудь
Вы отправили сына Господня
Во второй уж "последний путь".

Но Он милостив к вам, невеждам,
И Он верит в вас, дураков –
В оправдание робким надеждам
Возвратится Христос и Тальков.

наверх


 
Маша Кулик 05.12.2006_/_

Светлой памяти Игоря Талькова

Не все приходят в этот мир в сравнении
С вечностью на миг.
Есть те, чьё имя сквозь века летит, как отражённый крик.
Бессмертно эхо их трудов и вдохновения плоды
Ты, в светлом образе Христа вступил в их редкие ряды
Был обозлённым и слепым на склоне дней XX век
Шакалы, следуя за ним подлизывали красный снег,
А за шакалами стада под знаменем глухой толпы
Покорно пёрли в никуда, боясь на миг свернуть с тропы.
Но всё ж пролился робкий свет на непроглядную тропу
И голос, как незваный гром пронзил безликую толпу
И обратились всей же миг неверующие к небесам и стали вслушиваться в крик
Внимая праведным словам
Шакалы, злобою давясь, глотали глупые смешки
Их жгло, как пуля у виска светило дерзкое строки
Еще не выболела суть и не развенчан, их обман,
Но перепуган и взбешен всевластный маленький тиран
Он стал безжалостно давить всех тех, кто правды пригубил
И, нахлебавшись крови всласть, его жестокий мир прогнил
Ты не увидел, не успел прозрения праздничный рассвет
Но как мечтал, воскрес и спел в России где тиранов нет
Нет ни оков, ни дураков
Стирает время тень вины
И о любви поёт Тальков
Стране, вернувшейся с войны.

наверх


 
Ева 29.11.2006_/_30.10.2006

Сама Россия

Когда-нибудь, когда устанет зло
Насиловать тебя, едва живую
И на твое иссохшее чело
Господь слезу уронит дождевую,
Ты выпрямишь свой перебитый стан,
Как прежде, ощутишь себя мессией
И расцветешь на зависть всем врагам,
Несчастная великая Россия!
Игорь Тальков

И пусть сегодня мы не на вершине,
Пусть звезды тают, будто снег в руках,
Мы остаемся верными России
В фантазиях и песнях, и стихах
И пусть сегодня ложны патриоты,
Пускай горит обидою страна,
Мы продолжаем сочинять ей оды
И верить – будет вечная весна.
Сегодня и всегда земли красивей
Нигде и никогда не отыскать.
И пусть в душе поет сама Россия
Сегодня и всегда. Да будет так!

наверх


 
Алла Разживина 20.11.2006_/_

И. Талькову посвящается...

Когда убивают поэта
То утром рано, чуть свет,
Рождается с новым рассветом
В России новый поэт.

А, значит, те, кто стреляли,
И те, что веревку сплели,
Они опять проиграли,
Снова они не смогли...

Поэт – он силен лишь Словом,
В нем голос нашей Земли,
Поэт безоружен, чтоб зову
Добра мы верить могли.

Поэзия бьет и разносит?!
Ты глубже смысл улови!
Она сострадания просит,
О жизни поет и любви!

И страшно, если с рассветом
Не явится миру поэт,
Земли нашей песня допета -
И, значит, России нет!

Когда убивают поэта,
То утром рано, чуть свет
Рождается с новым рассветом
В России новый поэт!..

наверх


 
Анна Горяинова 14.11.2006_/_

Памяти Игоря Талькова

Как пошло погибают звёзды
Уходят в небо навсегда
И только после этой смерти
Мы понимаем – он - Звезда!
Как глупо мы людей теряем,
Не беспокоясь, что потом!
Он был звездой, он был Кумиром,
Но вдруг ушёл он навсегда!
Но как же подло, как же грязно
Ушёл из жизни человек,
Чтоб больше века затеряться
Среди витрин, среди людей!
Но видит Бог, что он вернулся
Пройдя сквозь мрак и темноту,
Как лебедь тихо встрепенулся
Вернулся он в свою страну!
Вернулся, чтобы спеть,
Что снова с нами,
Что вновь взошла его звезда!
Вернулся, чтобы позвучало эхом
Что он – неповторим, что он - звезда!
Как прав тогда он, Боже, оказался,
Сказав бесстрашно всем,
Что он пророчить не берётся,
Но он вернётся!
Что же, это ясно всем!
Он был героем, не боялся назиданий
Он делал то, чего всегда хотел!
Пусть мучаются глупые мерзавцы,
Стрелявшие в него,
Ведь смерть их заберёт
И Бог Всеправедный накажет
За их паскудные дела!
Да, он вернулся снова
Он вернулся,
Чтоб людям доказать,
Что он Кумир,
Кумир не умирает,
И что в сердцах людей всегда горит его звезда!!!

наверх


 
Александр Зрячкин (сайт автора) 10.11.2006_/_

Полвека Свет в окошке каждом...
50-летию со дня рождения И.В. Талькова

Полвека Свет, в окошке каждом
Пылая, греет души нам.
И в шторм, и в штиль фрегат бумажный
Плывет по выбранным волнам.
Полвека город, расцветая
Волшебной музыкой, поёт,
Что даже осень золотая
Найдёт призвание своё.
Страна ликует, понемножку
Ещё ища похожий Свет
Но нет у Матери в окошке
Его уже пятнадцать лет.

наверх


 
Инна Радужная (сайт автора) 10.11.2006_/_

Он был бунтарь . Он был поэт – бунтарь...

Он пел свою судьбу, чужую - тоже.
Гитара - колокол. Он был звонарь.
Он сердце доставал своё из ножен.

Он был поэт. В его стихах – печаль.
Душа в слезах. Он боль чужую слышал.
Не мог от этой боли не кричать.
Не мог терпеть, что ЧЕЛОВЕК стал лишним.

Он ДОЛЖЕН был всю правду рассказать.
В глаза всем людям эту правду бросить.
Он ДОЛЖЕН был, он ДОЛЖЕН был понять,
Что каждый у себя на сердце носит.

В нём был протест. Он тем протестом жил.
В нём был огонь, до тла его спаливший.
Он был солдат. Он Родине служил,
Но не фальшивой – честной, победившей.

Он верил, что настанет вновь рассвет.
Он светлый луч от этого рассвета.
Поэт в России больше, чем поэт.
И Игорь подтвердил ещё раз это.

наверх


 
Анатолий Калашников 25.10.2006_/_

Нервы

На тормозах, на тормозах
Держать стараюсь свои нервы,
Но силы тают на глазах
И в козырях давно уж "черви".

А нервам есть чего сказать
Ведь жизнь моя - не гладь морская
И как мне нервы обуздать?
Задача, видно, непростая.

- Ну почему мы, как один,
В грехах виним кого - попало?
В себя при этом не глядим,
А ведь дерьма-то в нас немало.

Ну отчего в нас столько зла,
Откуда эта жажда крови?
Быть может в нас еще жива
Тень многолетней рабской доли.

Ну почему, когда извне
Враг нашей жизни угрожает?
Мы, страх, преодолев в себе,
Лицом к лицу врага встречаем.

Но отчего, когда свои
Тираны мучают, стреляют?
Поглубже злобу затаив,
Мы в страхе головы склоняем.

Ну почему идя ко дну
Всех заклинаем, уверяем,
Что мы за мир, не за войну,
А сами войны разжигаем.

Ну отчего ты, он и я
Давно не слушаем друг друга?
И каждый тянет на себя,
Как в басне лебедь, рак и щука.

И сколько этих почему
Мешают жить на белом Свете.
И нервы в клочья душу рвут,
Как будто я за всё в ответе.

Так день за днём года бегут,
И жизни край все ближе, ближе.
Все чаще нервы сбой дают,
И голос их все тише, тише...

наверх


 
Нинель Трубецкая 10.10.2006_/_06.10.1991

Моя душа кричит и плачет...

Моя душа кричит и плачет,
Что сделали с тобой, моя Страна
Коль лучшие сыны уходят безвозвратно,
А подлецы живут как никогда!

Но верю я, придет пора
И встанешь ты с колен.
И расцветет опять земля
И люди будут счастливы на ней.

наверх


 
Александр Зрячкин (сайт автора) 10.10.2006_/_

У гитары оборвались три струны...

У гитары оборвались три струны.
За окошком зарядил холодный дождь
Тем, кто всё же возвращается с войны,
Не унять сердец разгневанную дрожь:
Обещали, обещали яркий свет
В каждом сумраком зашторенном окне
Сколько дней уже мелькнуло, сколько лет
Остаётся всё по-прежнему. Так не
Поступают, если радости хотят.
А на войнах ни поддержки, ни перил
Потому и умирают не шутя
Те, кто в жизни только правду говорил.
Ну, а если возвращаются с войны
Не унять сердец разнузданную дрожь
У гитары оборвались три струны
За окошком зарядил осенний дождь

наверх


 
Анатолий Калашников 09.10.2006_/_

Памяти Игоря Талькова

Жил на Руси поэт от Бога,
Стихи под музыку нам пел.
Клеймил слуг тьмы он смело слогом,
Сразиться с дьяволом хотел.
Он песни пел душой и сердцем
И доносил до нас сквозь грусть
Любовь, взлелеянную детством,
Боль за растерзанную Русь.
Он нес нам Свет, Христа спасенье,
И знал, Россию не сломать:
Пусть нет уж сил, пусть на коленях,
Но Русь сумеет все же встать.
Он нес свой Крест по жизни с честью,
Разоблачая Силы тьмы.
Его ломали страхом, лестью,
Но переделать не смогли.
Он видел свет в конце тоннеля,
И в Боге истину познал.
Его трибуной стала сцена,
С неё преграды все ломал
Погиб поэт в борьбе с чертями,
Но нам успел открыть глаза:
Мы видим, дьявол миром правит
И в этом каждого вина.
Но срок пришел, пора виниться,
Изгои ль мы, в конце концов.
В нас русский дух еще теплиться,
Не посрамим же проотцов.

наверх


 
Александр Ившуков 09.10.2006_/_

Кто спасет Россию?

Памяти Игоря Талькова, Александра Башлачева,
Янки Дягилевой, Виктора Цоя

Свершилась Божья кара над нашею страною,
И от нее осталось 15 лоскутков,
Но знаю я, что кто-то обязан был со мною
Узреть провалы в памяти врагов
Тетради, повернитесь центральным разворотом,
Чтоб, несмотря на то, что не вырвать мне листа,
Составить черновик, увидев в нем кого-то,
Чья жизнь была проста и не пуста!

Оплакивали Хару, Талькова застрелили
Нелепое начало для песенной строфы,
Хотя поэты сами таких строк не любили,
Но почему-то их узнали вы!
Казалось бы - открыта в стране свобода слова,
Но, все-таки, скажите мне, какой шпион
Назначил петербургский концертный зал готовым
Напоминать Сантьягский стадион?!

Погиб Тальков - российский Виктор Хара,
В расцвете сил, перед лицом врага
Разбилась в прах еще одна гитара
(И не последняя, наверняка) -
Кому, скажите, смерть в прямом эфире б
Была нужна? Ему? А может, вам?
Но только песни о стране и мире
Вам не порвать напополам!

Поэты перестройки плевали на помойки,
Но только, догадавшись, куда они пошли,
Плевал им в оба глаза бюрократизм-зараза,
Державший в страхе жителей Земли
Лежат на батареях и мчатся по морозу
Два разные народа, две разные судьбы,
Друг другу представляя закрытую угрозу -
Потенциал проснувшейся борьбы!

Оплакивали Хару, Талькова застрелили
Власть изменила взгляды! Но это только власть,
А миллионы также под гнетом власти жили
И насыщались пропагандой всласть!
Но нет! Бог покарал вас за СашБаша и Янку,
Которых вы до самоубийства довели,
И многим показалось, что Витя Цой не спал за
Рулем, а вы убить его пришли!

Простите нас, Саша, Витя, Игорь, Яна,
За то, что мы не смогли вас уберечь!
Не из-за нас жизнь была полна обмана;
Бог наказал, сумев страну рассечь,
Ваших врагов, которые при жизни
Вам не давали петь! (Хотя - за что?!)
Теперь враги за ваш покой пьют (как обидно!)
И слезы кутают в платок!
Минута молчания

Да здравствует, да встанет Россия молодая,
Чтоб мы пошли вперед с огнем ее любви,
Своих детей и внуков сердцем согревая,
Не забывая тех, кто утонул в крови!..
Тетради, повернитесь центральным разворотом -
Пусть переплет напомнит связующую нить
С тем временем, когда еще пытался кто-то
Распад необратимый отменить!

Теперь я обращаюсь к вам, живые,
Чтоб вырвать лист и написать слова:
Интеллигенты, кто из вас спасет Россию?
Россия творчеством жива!!!

наверх


 
Александр Волгин 09.10.2006_/_

"В зените столетья загорелась звезд..."

В зените столетья загорелась звезда
Явился на свет поэт и писатель
Оставив свой след, может быть навсегда
Отправился в даль, чистой правды искатель.

Его слово живёт в каждой части сознанья
Врезаясь во время не зная границы
Откинувши ересь, услышь покаянье
О боли души, что по сей день струится.

Помянем не тело, а дух тот нетленный
Не сломленный теми, кто вселяет хаос
Вернувшись из странствий мирами вселенной
Он вновь озарит мир страданий и грёз.

В зените столетья загорелась звезда
Явился на свет поэт и писатель
Угаснуть не сможет она никогда
Идущий за светом твоим, Указатель…

наверх


 
Александр Лодвигов 09.10.2006_/_

Памяти И.Талькова

Ты в детстве был прилежный мальчик,
По всем предметам успевал.
Но не решил одной задачи,
Коварный выстрел тот не дал.

Ты пел про господ -депутатов,
Но не был услышан твой зов.
На сцене беззубых кастратов,
Не слышно, увы, Голосов.

Ты пел про Отчизну-Россию,
Россию, которую чтил.
Чинуш плосколобую стаю,
О стену кремлёвскую бил.

Ты не был в кругу "именитых",
И не почитал лжемадонн.
В среде подхалимов маститых,
Не вхож, ты, был в модный салон.

Но однажды тебя не стало,
И некому петь про пруды.
Чиновников- грязное стадо,
В стране не разбило сады.

Не стало в отчизне пророка,
Тоска, безнадёга круг

www.talkov.info


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.