Стихи о грехе и покаянии


Стихи про грех и грехи *

Не Боги мы и знать не без греха,
Но видим мы в других пороки все,
Словесная слетает шелуха,
От собственных и низменных страстей.

Любой поступок можно оправдать
И пред собой себя же защитить,
Других мы можем долго осуждать
И обижаться, главное - винить.

Соломинки чужие в ряд стоят,
Своё бревно надёжно "заховал",
Что от людей ты спрятать рад,
От глаза Божьего не спрячешь свой провал.

Сдержись в миг ярости - и ты избежишь ста дней печали.
                                                                Индийская поговорка

Во гневе оглянись разок,
Когда земля сошлась с небесным сводом,
Твой рот похож на змей клубок...
Сожрёшь и оппонент обглодан.

Вокруг тебя чертей весёлый писк
Они так рады, видя бешенство атаки
И аплодируют тебе,дешёвенький артист
И кулаками машут, словно в драке.

А ты взбурлился яки дикий океан
И гневным выраженьям нет предела
Не перепутал ,в спешке, ты шалман,
Где пьяницы слоняются без дела.

Кто право дал тебе кого -то унижать
И, не стесняясь в крепких выраженьях,
Свой голос непременно повышать
Себя считая светочем Вселенной.

Язвительность, вам дама, не пристала,
Что бы кого -то уколоть, сразить,
Вы язычком своим - змеиным жалом
Всех окружающих стараетесь убить.

В других вы видите пороки и изъяны,
Кусаете скорее прямо в бок,
Наносите глубокие вы раны,
Безжалостно, что б встать уже не смог.

И тут же вспоминаете о Боге
И справедливою считаете себя,
Не одного вы судите, а многих...
Себя и только, возвеличив и любя.

Саморезы, мои саморезы,
Самогрызы с двойным остриём,
Бессловестною болью аскезы
В плоть вонзились вы острым копьём.

Обьвиненье в тиши прозвучали,
Карой смертной пугая меня,
А как дальше мне жить умолчали
Самоедством вердикты казнят.

Саморезы отточены остро,
Чуть дотронешься кровь не унять
В плоть вгрызаются больно и просто,
Отторгая любимых опять.

Аскеза - самобичевание.

Язвительность, вам дама, не пристала,
Что бы кого -то уколоть, сразить,
Вы язычком своим - змеиным жалом
Всех окружающих стараетесь убить.

В других вы видите пороки и изъяны,
Кусаете скорее прямо в бок,
Наносите глубокие вы раны,
Безжалостно, что б встать уже не смог.

И тут же вспоминаете о Боге
И справедливою считаете себя,
Не одного вы судите, а многих...
Себя и только, возвеличив и любя.

Галина Томашевская 2

Под сводами Храма молитва звучит.
Откройтесь, Небесные двери!
Сердце убогое к Богу стучит
С любовью в надежде и вере.

Услышит ли Он, ведь грехи, как стена,
Мольбам преграждают дорогу.
Выйдешь из Храма, а там - сатана
Хватает клещами за ногу.

Тянется к вые (шея) и давит, и жжёт,
Чтоб выпить христианскую душу.
Как ястреб, он жертву свою стережёт.
Как змей, её кольцами душит.

Картина рисует мне ужасы дня,
Когда я пред Богом предстану.
Будет ли кто-то просить за меня?
Или в молчании канут?

Пока есть возможность исправить свой путь,
Чтоб с честью на гору взобраться,
Я попытаюсь с него не свернуть,
Ползти по нему, но не сдаться.

И первое дело, отбросить силки -
Грешного мира прельщение,
Пороков, идущие встречно, полки,
Чтоб вымолить роду прощенье.

Грехи

Геннадий Коваленко 2

По грехам и воздаянье,
Коли нету покаянья.
Нагрешил, держи ответ
Беса озорной клеврет.

А держать то, не охота,
Коли тех грехов без счёта.
Ну и в чём же тут мораль?
Нету совести, что ж, жаль.

Не укради Стихи для детей 8 плюс

Елена Инкона


Если мысль: "Хочу чужое" -
Не даёт тебе покоя,
То, одно уже вот это,
Ждёт серьёзного ответа!

Брать чужое - преступление!
Вора держат в заточении
За решёткой, словно зверя,
Прыть преступника умеря.

Этот грех, он как злодей -
Длиннорукий чародей.
Он судьбу ломает махом,
Заместив свободу - страхом.

А в народе говорится:
- Вор, как заяц, тень боится.
А зачем такие муки?
Добрых дел ждут наши руки!

Чревоугодие Стихи для детей 8 плюс


Елена Инкона


Зелень, овощи и фрукты
Очень ценные продукты.
А из мяса фрикадельки
Много лучше, чем сардельки.

Что мы пьём и что едим,
Из того и состоим.
Если выбрать, что полезней -
Меньше "вцепится" болезней.

В бензобак зальёте воду -
Нет машине дальше ходу!
Всем бы следует учесть,
Что и сколько можно есть.

А, когда наш вес как пресс,
То он «давит» интерес
К спорту, к творчеству, к работе,
И душа, как раб у плоти...

Если жить лишь только пищей,
Станет личность мигом нищей!
Лишь толстеем мы безмерно,
Что не правильно, не верно.

На плаву держаться трудно,
Переполнив трюмы судна.
Тонет баржа с перегрузом
И на дно ложится пузом.

Больше дров - и пламя больше.
Много съел - и щёки толще.
А силёнок в теле нет...
Вместо пользы, только вред.

Надо есть нам, чтобы жить,
А не жить, чтоб есть и пить!

Уныние

Елена Олеговна Румянцева


Уныние, как дым, ползёт в дверной проём,
И тяжело дышать, глаза мои слезятся.
Кого с тобою мы на помощь позовём?
Унынию, как дыму, вредно поддаваться.

Скучающей любви, увы, не хватит сил.
Наш дружеский союз
Увяз в житейских дрязгах,
А мой журчащий смех теперь - приличий ил,
Уныние сквозит в ужимках и гримасках.

Как простыни давай достанем из шкафов
Смирение и скромность первых обретений,
Покрепче свяжем их мы в несколько узлов
И вылезем в окно, как фат в финальной сцене.

И я опять смеюсь,
Ведь сидя на траве,
Сложнее унывать, чем на диване старом.
И тает тленья дым в усталой голове,
И кажется нам жизнь опять бесценным даром.

А дальше... Я гадать сегодня не хочу.
Нас ждут с тобой дела, делами и займёмся.
Пусть тяжесть этих дней нам будет по плечу,
Уныние прогнав, мы вместе посмеёмся.

Легко писать о птицах и цветах

Елена Сергеевна Сафронова

Легко писать о птицах и цветах.
Для этого усилия не надо.
А ты рискни о собственных грехах,
Их не вместИт церковная ограда.
Кому-то всё осмыслить не дано,
И покаяньем строки не болеют,
И льются, как сладчайшее вино,
Но душу не волнуют и не греют...

Грех

Ирина Дарнина

Безгрешных людей на Земле
не бывает,
Ведь каждый проступок
ложится грехом...
И счастливо жить человеку
мешает,
А души равны пред Всевышним
судом...

Грех

Калерия Семеняк

Грех - это испытание свободой;
Прощение - не снимет наказания.
Как плут, боимся неудачным ходом
Привлечь к себе какое-то внимание.

А кто свои грехи от всех скрывает,
Тот не желает с ними расставаться,
Повальный грех людьми обуревает,
Не каяться хотим, а оправдаться.

Грех подразумевает наслаждение,
Сознание греха - порой смиряет,
Хоть дьявольское дело - прегрешение,
Божественный тут вкус преобладает...

Унывать? Ни-ког-да!!!

Кованов Александр Николаевич Унывать? Никогда!!!

Унывать?! Да, увольте!!! К чему
Предаваться пустому унынью?
День пришёл! Улыбнуться ему,
Восхитившись лазоревой синью…

Каждый день столько дел и забот,
Каждый день - очень нужен и важен!
Только тот полноценно живёт,
Кто, в трудах своих, смел и отважен!

Седина? А, закрасить скорей
Её можно… Очки…? Украшают!!!
Сделать мир, хоть немного добрей,
Нам никто, никогда не мешает!!!

Многоликий грех


Лада Мельникова


Что людей толкает в грех
В виде преступленья?
Что одерживает верх
В выборе решенья?

Безысходность, если нет
Выхода иного,
Или пагубный совет
«Друга дорогого».

Ревность, пасквильный навет,
Зависть, обнищанье,
Алчность, дурь, менталитет,
Возместить страданье.

Злой недуг. Обиды боль,
Что грызёт волчицей.
В рану всыпанная соль,
И не излечиться.

Безответная любовь,
Страсть к обогащенью.
Месть за брата – кровь за кровь.
Истины забвенье.

И у каждой из причин
Множество оттенков.
Бог поможет. Он один
Избежать застенков.

Уныние

Лариса Чистилина

Места нет унынию,
Это тяжкий грех,
С верой в жизни линию
Ждет тебя успех!

Уныние - невероятный грех

Лена Славянска

«Уныние - невероятный грех».
Когда с утра вновь опустились руки
и боль в груди, щемящая от скуки.
Скулишь сама с собой, ругая всех.

И твой « скулеж», как волка на луну,
одной тебе понятной льется песней.
С утра, оно намного интересней,
ведь солнца свет - в противовес нутру.

Хандра ручонками все тело обвила.
Ты цепенеешь вскоре от удушья,
и вспоминая чье-то равнодушье,
не в силах приниматься за дела…

С лихвой себя бедняжку пожалев,
я возвращаюсь, «подключая разум».
Весомость придавая этой фразе:
Уныние - невероятный грех.

Болтливость

Лилия Ким 2

Трещит сорока без умолку,
Но в этом, право, мало толку.
С ней побеседовать изволь -
В итоге - головная боль.

И ты не вздумай тет-а-тет
Открыть ей чей-нибудь секрет!

Вероломство

Лилия Ким 2

Во все времена, на любом континенте,
От тундры полярной до знойного юга -
Коварней, страшней нет ошибки, поверьте,
Чем сердцем принять вероломного друга.

Пусть даже на данный момент всё удачно -
Когда-нибудь он Вас предаст. Однозначно!

Жадность

Лилия Ким 2

Презрения достоин скряга:
Лишь денежки - его отрада.
Его на минимум затрат
Не вдохновит ни друг, ни брат.
Придёт кончины час суровый -
Никто не вспомнит добрым словом!

Измена

Лилия Ким 2

Измена - в спину острый нож,
Когда удара ты не ждёшь.

Сладострастие

Лилия Ким 2

Лишь беды и несчастья
Идут от сладострастья.
Но чтоб у дам иметь успех,
Впадать приходится в сей в грех!

Чревоугодие

Лилия Ким 2

Мечтает об одном обжора:
Набить бы брюхо до упора,
Чтоб видно было со спины.
На что мозги ему даны?!

Грехи чужие

Нонна Рыбалко

"И видит он в любом из ближних ложь,
поскольку ближний на него похож"
У.Шекспир, сонет 121 в переводе С.Маршака

Грешны бывают все в какой-то мере,
но каждый грех несёт в себе урок.
Блажен, кто все духовные потери
при этом осознать достойно смог.

Но, как бы вы об этом ни тужили,
коль чистая душа и совесть есть,
найдётся тот, кто лишь грехи чужие
способен все по пальцам перечесть.

И, чтобы отличиться пред Всевышним,
не тратя сил в постах или мольбе,
швырнёт в тебя увесистый булыжник
тот, кто безгрешным кажется себе.

Не каждому понять ведь по уму,
что этот грех на счёт пойдёт ему.

Грех


Святослав Моисеенко


Как сладостен, порою, грех.
И как легко ему поддаться.
Он за спиной почти у всех,
И услужить всем рад стараться.

Толкнёт на маленькую ложь,
На лёгкий флирт в пылу измены.
А дальше знаете? Ну что ж,
Не будем слишком откровенны…

Наживы лёгкой благодать,
Тяжёлый кайф бежит по венам.
И стало просто наплевать,
Что душу разлучают с телом.

Подлог, обман и жирный куш!
Жратва, машины, дачи, слаксы…
Какое дело нам до душ,
Что оптом продаём за баксы?

Мы презираем вся и всех,
Мечтая дорого продаться.
Ах, как порою сладок грех!
И как легко ему поддаться…

Грех


Татьяна Янчукович


Глубоко сидишь -
Не вынуть...
Врос, впитался - слиты ...
Взглядом зорким не окинуть,
Не осилить криком ...

Впился в сердце цепкой пастью,
Влился в кровь -
играешь ...
Мне сгореть в нелепой страсти -
Этого желаешь?

Расплавляюсь, разрываюсь,
Не минуты - век!
Вырву ...
Выбью!
Выживаю
неотступный грех ...

Грех

Эдуард Скороходов

Грешить с годами всё безынтересней,
Быть может, я, в отличие от тех,
Кто не дорос до настоящей песни,
Однажды понял, что такое грех.

Красив соблазн, как ни одно созданье,
Прекрасен образ, запах, вкус и цвет,
Но стоит с ним чуть-чуть продлить свиданье,
И меркнет прелесть, исходя на нет.

Царь Соломон, избрав кольцо, как знамя,
Там начертал когда-то: «Всё пройдёт…»
Пусть будет молодость с сомненьем и грехами
Лишь предисловьем, пусть душа растёт.

Добро и зло

Юрий Горбатов

Семь добродетелей
И смертных семь грехов.
На каждый плюс
Всегда найдётся минус.
На протяжении
Двадцати веков
Их равновесие не изменилось.

Куда бы нас
Судьбой ни занесло,
И по каким дорогам
Ни бродили,
Лишь два пути земных -
Добро и зло.
И не проскочишь между.
Или - или!

Но, вдруг не хватит...
Нескольких шагов,
И мир подлунный
Так и не разбудят
Семь добродетелей
И семь грехов?

Ведь ни восьмого,
Ни восьмой
Не будет.

veravverav.blogspot.com

Стихи о грехе - Киевская Церковь "Голгофа"

Понравилось? Поделись информацией с друзьями в соцсетях. Кликни:

 

   

Антология христианской поэзии

 

 

ГРЕХ

 

 

 

В наш атомный двадцатый век

В наш атомный двадцатый век
На всё способен человек,
Но превосходней всех диковин
Открытие прозрачных брёвен.

Сквозь деревянные очки
Видны вокруг одни сучки.
Сквозь это дерево в упор
Не видно братьев и сестёр.

Как будто вы попали в лес,
Любой авторитет исчез.
Кому бревно затмило взор,
Спешит схватиться за топор.

Оно у вас растёт, наверно?
Порода хвойно-лицемерных.

                                   Бурчак М.

Вот замок, затерянный среди скал

Вот замок, затерянный среди скал,
Завис над бездной провала.
Здесь каждую ночь под волчий оскал
Луна багрово вставала.

Внизу морские ревут валы,
Солёной брызгая пеной,
А в замке тихо. И лишь орлы
Кружатся в небе степенно.

Но не безлюден замок, хоть свет
Не льётся из окон келий.
Прикован цепью живой скелет
В стенах его подземелий.

То узник, брошенный в ужас тьмы.
Он глухо стонет и шепчет:
«Стальные прутья моей тюрьмы,
Держите меня покрепче!

Я с малых лет доверял уму,
Глумясь над глупою верой,
И шёл я к смерти, в себе чуму
Излечивая холерой.

В борьбе с тоской приучался пить,
Грехов выращивал рощи
И ненавидел, боясь любить,
Поскольку ненависть – проще.

Я зеркала прямые разбил,
Кривым доверившись стёклам,
Я всё святое в себе убил
И закопал ещё тёплым.

И жил, как тать, не страшась огня,
Но как-то ночью унылой
Мой замок Совесть запер меня
И стал мне вечной могилой».

Изрёк – и завыл, озверивши глас,
Сплетая цепи как нити:
«Убейте, убейте меня сейчас,
Любою казнью казните!

Какую бы муку Господь ни дал,
Не будет хуже, чем эта!»
Рванулся – и рухнул, и прорыдал
До самого до рассвета.

Но зря он бился и зря кричал
В ночи беспощадно длинной.
На все мольбы его отвечал
Прибой. Да клёкот орлиный…

Прошли столетья, но замок тот
Реформы не отменяли.
И грозный страж свою жертву ждёт.
Кого он ждёт?
Не меня ли?

2002г.                           Лялев Д.
                    
                    
И мы простим, и Бог простит

И мы простим, и Бог простит.
Мы жаждем мести от незнанья.
Но злое дело - воздаянье
Само в себе, таясь, таит.
И путь наш чист, и долг наш прост:
Не надо мстить. Не нам отмщенье.
Змея сама, свернувши звенья,
В свой собственный вопьётся хвост.
Простим и мы, и Бог простит,
Но грех прощения не знает,
Он для себя - себя хранит,
Своею кровью кровь смывает,
Себя вовеки не прощает -
Хоть мы простим и Бог простит.

1937г.                               Гиппиус З.

Кто пригвоздил к распятью руки Бога

Кто пригвоздил к распятью руки Бога?
Кто распинал Создателя людей?
Кто согрешил так глубоко и много?!
Когда искал я, кто был тот злодей,..
Я молот ощутил в руке своей...

                                         Мычка  Б.

Кто согласится петь стихами

Кто согласится петь стихами
О жалком человеке Хаме,
Кто, позабыв позор и стыд,
На чью-то наготу глядит?

Напал на чей-то недочёт -
По свету тот час разнесёт.
Паденье чьё-то и порок
Для Хама лакомый кусок.

Подсмотрит в щёлочку украдкой,
Подслушать может для порядка.
Струится грязь его ручьём.
Пристойность Хаму нипочём...

Уже он неприятен вам?
Ему такое имя: Хам.

                                             Бурчак М.

Мне душен этот мир разврата

Мне душен этот мир разврата
С его блестящей мишурой!
Здесь брат рыдающего брата
Готов убить своей рукой,
Здесь спят высокие порывы
Свободы, правды и любви,
Здесь ненасытный бог наживы
Свои воздвигнул алтари.
Душа полна иных стремлений,
Она любви и мира ждёт...
Борьба и тайный яд сомнений
Её терзает и гнетет.
Она напрасно молит света
С немой и жгучею тоской,
Глухая полночь без рассвета
Царит всесильно над землёй.
Твоё высокое ученье
Не понял мир... Он осмеял
Святую заповедь прощенья,
Забыв Твой светлый идеал,
Он стал служить кумирам века;
Отвергнув свет, стал жить во мгле,
И с той поры для человека
Уж нет святыни на земле.
В крови и мраке утопая,
Ничтожный сын толпы людской
На дверь утраченного рая
Глядит с насмешкой и хулой;
И тех, кого зовут стремленья
К святой, духовной красоте, -
Клеймит печатью отверженья
И распинает на кресте.

1879г.                        Надсон С.

Мы все – невольники земные

Мы все – невольники земные
Стихий, эмоций и страстей.
И эти страсти роковые
Пленяют нас до склона дней.

И нет мерила нашей прыти:
Желаем жизнь испить сполна!
Лучами призрачных событий
Порой вся даль озарена.

Волею судеб – сим посредством
Мы надвое разделены.
Часть борется с дурным наследством,
Другая спит и видит сны.

Мир соткан из противоречий –
Седая истина, друзья!
Но…каждый в жизни ищет встречи
С Христом, в своем глубоком «я».

1996г.                     Сотниченко  А.

Мы - племя опаленной суши

Мы - племя опаленной суши
В лесах бетона и стекла...
Запарафиненные души,
Загрешневелые тела.

Мы - племя ветреного духа,
Мы - племя ветреных сердец.
Не видит глаз, не слышит ухо,
Темны начало и конец.

Мы в сад колючий наслаждений
Все смотрим, чем нас ни корми.
Нам скучно - больше развлечений!
А «заповедь»- не утоми!

2001 г.                     Сотниченко А.

О, если там, за тайной гроба

О, если там, за тайной гроба,
Есть мир прекрасный и святой,
Где спит завистливая злоба,
Где вечно царствует покой,
Где ум не возмутят сомненья,
Где не изноет грудь в борьбе, -
Творец, услышь мои моленья
И призови меня к Себе!

Христос!.. Где Ты, Христос, сияющий лучами
Бессмертной истины, свободы и любви?..
Взгляни - Твой храм опять поруган торгашами,
И меч, что Ты принёс, запятнан весь руками,
Повинными в страдальческой крови...
Взгляни, кто учит мир тому, чему когда-то
И Ты учил его под тяжестью креста!
Как ярко их клеймо порока и разврата,
Какие лживые за страждущего брата,
Какие гнойные открылися уста!..
О, если б только зло!.. Но рваться всей душою
Рассеять это зло, трудиться для людей, -
И горько сознавать, что об руку с Тобою
Кричит об истине, ломаясь пред толпою,
Прикрытый маскою, продажный фарисей!..

1880г.                                           Надсон С.

Прекрасно, высоко твоё предназначенье

Прекрасно, высоко твоё предназначенье,
Святой завет Того, Которого веленье,
Премудро учредя порядок естества,
Из праха создало живые существа;
Но низко и смешно меж нас употребленье,
И недостойны мы подобья Божества.
Чем отмечаем, жизнь, мы все твои мгновенья -
Широкие листы великой книги дел?
Они черны, как демон преступленья,
Стыдишься ты сама бездушных наших тел.
Из тихой вечери молитв и вдохновений
Разгульной оргией мы сделали тебя,
И гибельно парит над нами злобы гений,
Ещё в зародыше всё доброе губя.
Себялюбивое, корыстное волненье
Обуревает нас, блаженства ищем мы,
А к пропасти ведёт порок и заблужденье
Святою верою нетвёрдые умы.
Поклонники греха, мы не рабы Христовы;
Нам тяжек крест скорбей, даруемых судьбой,
Мы не умеем жить, мы сами на оковы
Меняем все дары свободы золотой...
Раскрыла ты для нас все таинства искусства,
Мы можем создавать, творцами можем быть;
Довольно налила ты в груди наши чувства,
Чтоб делать доброе, трудиться и любить.
Но чуждо нас добро, искусства нам не новы,
Не сделав ничего, спешим мы отдохнуть;
Мы любим лишь себя, нам дружество - оковы,
И только для страстей открыта наша грудь.
И что же, что они безумным нам приносят?
Презрительно смеясь над слабостью земной,
Священного огня нам искру в сердце бросят
И сами же зальют его нечистотой.
За наслажденьями, по их дороге смрадной,
Слепые, мы идём и ловим только тень,
Терзают нашу грудь, как коршун кровожадный,
Губительный порок, бездейственная лень...
И после буйного минутного безумья,
И чистый жар души и совесть погубя,
Мы, с тайным холодом неверья и раздумья,
Проклятью предаём неистово тебя.
О, сколько на тебя проклятий этих пало!
Чем недовольны мы, за что они? Бог весть!..
Ещё за них нас небо не карало:
Оно достойную приготовляет месть!

1839г.                                    Некрасов Н.

Суровый гнев души своей уйми

Суровый гнев души своей уйми!
Не проклинай - проклятьем сердце губишь!
Не осуждай - и осуждён не будешь
Ни Богом, ни людьми!
Сдержи свой гнев, обидою рождённый!
Забудь про месть, и меч свой обнажённый
Не подымай на брата сгоряча!
Поднявший меч погибнет от меча.

                                                 Афанасьев  Л.

Там, где вино и женщины доступны

Там, где вино и женщины доступны,
По вечерам я «отбываю срок»
Благое там, как скалы, неприступно,
И жизнь уходит, как вода в песок.

Там дух блатной романтики фальшивый
Гуляет, проникая все насквозь.
Там стыд забыт и ложь неприхотлива,
Там души искажает вкривь и вкось.

Там правит бал князь мира обреченный,
Там жертвы сами рвутся на алтарь,
И каждой жертве новоиспеченной
Он постепенно то слуга, то – царь.

Я постигаю там жилище зверя,
Я, как могу, с собою там борюсь.
И, в наше одиночество не веря,
Яя все же верю, и за нас молюсь.

1997г.                        Сотниченко А.
                           
                           
То Библия нас тянет, то стакан…

                      В подражание Омару Хайяму

То Библия нас тянет, то стакан…
То праведность нас манит, то обман…
Так и живём мы этой странной жизнью
Полу-халдеев, полу-христиан…

2008г.                      Нэт Юбер
                           
                           
Ты начал жить

Ты начал жить. Роскошен жизни пир.
На этот пир ты позван для блаженства.
Велик, хорош, изящен Божий мир,
Обилен всем и полон совершенства.
Лазурь небес, безбрежный океан,
Дремучий бор, так пышно разодетый,
Седой зимы сердитый ураган,
И тишина торжественная лета,
И говор вод, и пенье соловья,
И над землёй витающая птица,
И по волнам скользящая ладья,
И в небесах горящая денница,
И темнота безмесячных ночей,
Приют тоски, мечтаний и любови -
Картины чудные для сердца и очей.
Ты всем пленён, и пламя юной крови
В тебе зажгло высокие мечты,
Ты вспыхнул весь огнём полунебесным
И, вдохновлен картиной красоты,
Постиг Творца в творении чудесном.
Как праха сын, восторженным челом
Ты перед Ним во прах повергся долу
И, до души проникнут Божеством,
Послал мольбы к Всевышнего престолу.
Он, внемля им, благословил тебя.
Сопутствуем надеждою весёлой,
Иди, иди, надежду полюбя,
Ты с ней свершишь без горя путь тяжёлый.
Но берегись! приюта не давай
В душе своей мятежному сомненью,
Беги его и сердца не вверяй
Его всегда недоброму внушенью...
С ним страшно жить, беседовать грешно,
И если раз его к груди пригреешь -
С тобой навек останется оно,
Ты в нём навек врага себе имеешь...
Порыв души в избытке бурных сил,
Святой восторг при взгляде на творенье,
Размах мечты в полёте вольных крыл,
И юных дум кипучее паренье,
И юных чувств неомрачённый пыл -
Всё осквернит нечистое сомненье
И окуёт грудь холодом могил.
Везде увидишь ты расставленные сети,
Тебя смутят тревожные мечты,
И даже там, где смело ходят дети,
Остановясь, задумаешься ты.
Ни красоты природы, ни искусства -
Ничто души убитой не займёт,
Тлетворный яд губительного чувства
Другие все из сердца изженёт.
Полюбишь ты: сомненья призрак бледный,
Как адский дух, предстанет пред тобой,
Внушит совет и пагубный и вредный
И грудь зальёт ревнивою тоской.
В ней закипит и бешено и страстно,
Как ураган, бунтующая кровь,
Но, мучимый сомнением всечасно,
Ты проклянёшь безумную любовь.
Ревнивых чувств изгладишь впечатленье -
На сердце вновь и хлад и пустота,
Вотще искать ты будешь утешенья,
Нет, для него грудь будет заперта.
Участье дружества, последняя отрада -
И от неё сомненье отвлечёт;
Оно тебе врагом покажет брата
И друга доброго злодеем назовёт.
Мир для тебя в пустыню обратится,
Его бежать, чуждаться станешь ты;
В груди навек сомненье приютится
И поселит в ней мрачные мечты.
Ты не отвергнешь их, привыкший сомневаться,
И скоро грешные мышления тайком
К тебе начнут глубоко прививаться
И созревать на сердце молодом.
И вот плоды несчастных размышлений,
С сомнением томительных бесед:
Ты, раб его неправедных внушений,
Им омрачишь отрадной веры свет.
Тогда, тогда - печатью отверженья
Зажжёт чело отступника позор,
И торжество коварного сомненья
Тебе прочтёт последний приговор...

1839г.                             Некрасов Н.

Я вновь пропускаю удар

Я вновь пропускаю удар за ударом,
От боли темнеет в глазах.
И вот, пропадаю, почти что задаром,
В душе омерзенье с страх.
Мне мерзко, что нету противиться силы,
Что я подчиняюсь врагу.
И страшно: вдруг сердце навеки остыло?
Вдруг с Господом быть не смогу?
За гордость, за лень и за всё, что наделал,
Настала пора заплатить:
Грехами своими Творца я прогневал,
Страх Божий посмел позабыть...
И вот, отошёл Он на пару мгновений,
Поддержки лишив гордеца,
И вмиг отрезвила тоска поражений,
И смыла довольство с лица.
«Помилуй мя, Боже! Без меры я грешен.»
Без устали стану взывать.
Запас Твоей милости, верю, безбрежен,
Ты снова поможешь мне встать.
И вот, разогнав дуновением тучи,
Дав крепость врага побороть,
Пришёл Долгожданный, пришёл Всемогущий,
Великий в прощеньи, Господь!

2002г.                               Шпайзер В.

Я обращаю речь

Я обращаю речь к вам, выброски природы,
Бредущие впотьмах на торжище мирском:
Над вами ласково синеют небосводы, -
Но помните, что в них таится Божий гром.
Под вами гладь земли в блистающем уборе,
Но жертвы корчатся под вашею пятой;
В них есть и гнев в груди и зависть есть во взоре,
И вам не избежать расплаты роковой.
В расчётах мелочных вы чахнете безлично,
Молчанье и грабёж - заветный ваш закон.
Суровой правды речь смутит вас непривычно,
Как смех безумного на тризне похорон.
Вы упитали плоть, а дух не ищет хлеба,
От вещих мудрецов бежит преступный взор.
Награбленной казной не купите вы неба,
Слезами бедняков не смоете позор!
Пусть услаждает лесть ваш слух, пускай оравой
Глупцы бегут вослед, моля добра от вас;
За вами - сатана с улыбкою лукавой,
Пред вами - мщенья грозный час!

1881г.                              Фофанов К.

Я считал слонов

Я считал слонов и в нечет и в чет.
И все-таки я не уснул,
И тут явился ко мне мой черт,
И уселся верхом на стул.

И сказал мой черт: "Ну, как, старина!
Ну, как же мы порешим?
Подпишем союз, и айда в стремена,
И еще чуток погрешим!

И ты можешь лгать, и можешь блудить,
И друзей предавать гуртом!..
А то, что придется потом платить,
Так ведь это ж, пойми, – потом!

Но зато ты узнаешь, как сладок грех
Этой горькой порой седин.
И что счастье не в том, что один за всех,
А в том, что все – как один!

И поймешь, что нет над тобой суда,
Нет проклятья прошлых лет,
Когда вместе со всеми ты скажешь – да!
И вместе со всеми – нет!

И ты будешь волков на земле плодить!
И учить их вилять хвостом!
А то, что придется потом платить,
Так ведь это ж, пойми, — потом!..

                                                   Галич А.

Христианские стихи в сборнике "Славословие"

golgofa.kiev.ua

Покаянные стихи — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Покая́нные стихи́ — жанр внебогослужебной лирики, возникший не позднее XV века. Они имеют синкретический характер, то есть воспринимаются неотделимо от музыкального сопровождения, тексты сопровождались музыкальной нотацией, или указывался глас или "подобен", по которому поются стихи. Покаянные стихи переписывались монахами, включались в сборники покаянных стихов или богослужебные нотированные сборники. Наиболее полный список известных покаянных стихов опубликован в сборнике "Ранняя русская лирика"[1].

Ранние покаянные стихи выросли на почве богослужебной поэзии, были связаны с церковной службой, помещались в четьих книгах, но никогда не входили в саму службу. К середине XVI века покаянные стихи объединяются в цикл, который остается более или менее устойчивым (порядок текстов и состав цикла незначительно варьируются): «По имеющимся в распоряжении исследователей материалам, краткие подборки покаянных стихов в рукописной традиции возникают на рубеже XV—XVI вв. и еще не имеют самозаглавия. В середине XVI в. появляются первые пространные подборки, озаглавленные „Покаялны на 8 гласов“. Наиболее полные циклы стихов складываются в первой половине XVII в. и имеют достаточно развернутые заголовки: „Покаялны на осмь гласов слезни и умиленны, чтобы душа пришла к покаяню“»[2].
К концу XVII века границы жанра размываются, он перетекает в духовные стихи, фольклорный жанр, существовавший параллельно. Строго говоря, покаянные и духовные стихи содержательно не отличаются, поэтому они могут быть взаимозаменяемыми терминами . Тексты свободно переходят из устной традиции в письменную и наоборот, поэтому в более поздней записи тексты стихов имеют немало разночтений с текстами XVII века. Более поздняя запись покаянных стихов происходила в среде старообрядцев, где сохранялась традиция написания и пения покаянных стихов, или с устного источника в сборники духовных стихов.

Выделяются следующие источники покаянных стихов:

Покаянные стихи основаны на богослужебной поэзии. Это отражается на уровне формы — тексты покаянных стихов написаны на церковнославянском языке и в их записи сохраняются и важны слабые редуцированные, которые имеют слоговую значимость в традиционном хомовом пении . Кроме того, богослужебные тексты влияют на содержание покаянных стихов — призыв к покаянию, ожидания Страшного суда и наказания за грехи, обращение к Богу с просьбой помочь избавиться от грехов. Стихи включаются в состав сборников рядом с богослужебными текстами. Заимствования из богослужебных текстов были описаны многими исследователями. Общую картину дает А. В. Позднеев: «Сравнение текста Покаянны с церковными книгами обнаруживает наличие в этой поэме значительного количества заимствований из последних. Наибольшие заимствования имеются из церковной книги Октоих (или Октай): мы насчитали 13 крупных заимствований из него. Целиком заимствован 51-й псалом из Псалтыря (№ 138). Заимствованы отдельные места из Требника (погребальной службы), из Триоди постной (рассказ об изгнании Адама и Евы из рая, с лирическими их излияниями), из Полиелея (обращение к святым из службы в честь праздника: порядок их перечисления) и т. п. В общем можно считать, что заимствование из церковных источников составляет 35-40 % текста Покаянны». В работах других исследователей отражены литургические источники конкретных текстов.
Другие исследователи подтверждают и дополняют приведенный Позднеевым круг источников. Так, в более ранней статье В. И. Малышев выделяет следующие источники: Октоих, Триодь, покаянные каноны, Библия и учительная литература . Малышеву также принадлежит мысль о том, что источники покаянного стиха могут повлиять не только на его содержание, но и на его стилистическое выражение, на композицию .
В статье «Об источниках текстов покаянных стихов»[3]. Л. А. Петрова отмечает влияние не только произведений литургического круга, но и произведений, содержащихся в четьих книгах: например, покаянный стих «Человече вся восприял еси от бога, разум и смысл…» восходит к Прологу, а покаянный стих «Аще хощеши победити безвременную печаль…» — к Слову Нила Синайского о осми помыслах. Агиографическая литература была одним из источников покаянных стихов, в том числе покаянного стиха «Зря корабле напрасно приставаема…», составленного на основе «Сказания о святых мучениках Борисе и Глебе».
Также немаловажным источником покаянных стихов были переводные византийские и древнерусские гимнографические тексты[4]. Источником стиха «Зрю тя, гробе, и ужасаюся…» служила переведенная греческая элегия-сентенция[5].
Кроме того, в некоторых сборниках переписчик самостоятельно указывал основной источник стиха: «Указания на эти источники составитель сделал, вероятно, сам: большинство стихов, кроме „прибыльных“, имеет такие указания на литературные их оригиналы: „речи изо псалтыри“, „от бытия“, „Ивана Богослова о любви“, „из погребения мертвых“, „от Ивана Златоуста“ и т. д.»[6].

Дверь в жертвенник (Начало XVI в.). На третьей части в правом верхнем углу стих «Плач Адама», на пятой (нижней) части изображен стих «Зрю тя, гробе, и ужасаюся»

Древнейший покаянный стих «Плач Адама»[править | править код]

Покаянный стих «Плач Адама» не только древнейший известный покаянный стих, который датируется XV веком, но и один из наиболее распространенных. Он встречается в большинстве сборников покаянных стихов. При этом, текст его не везде одинаковый. Единственная известная запись покаянного стиха на иконе — дверь в жертвенник, которая находится в Центральном музее древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева. Это уникальный факт, потому что не известно других случаев использования внебогослужебных текстах на таких сакральных предметах, как икона, тем более в церкви. На двери в жертвенник (см. картинку) изображен следующий текст:

Плакася Адам
пред раем сидя:
"Раю мой, раю,
прекрасный мой раю!
Мене ради, раю,
сотворен еси,
а Евги ради, раю,
затворен еси.
Уже яз не слышу
архангельска гласа,
уже яз не вижу
райския пищи.
Увы мне грешному,
помилуй мя падшаго!

Духовные стихи
Псалмы

  1. ↑ Ранняя русская лирика. Репертуарный справочник музыкально-поэтических текстов XV—XVII веков. Л., 1988.
  2. ↑ Ранняя русская лирика. Репертуарный справочник музыкально-поэтических текстов XV—XVII веков. Л., 1988. С. 10-11.
  3. Петрова Л. А. Об источниках текстов покаянных стихов // Книга в России ХVI-середины XIX в. Материалы и исследования. Л., 1990. С. 37-43.
  4. Кадлубовский А.П. К истории русских духовных стихов о преподобных Варлааме и Иоасафе. Варшава, 1915. С. 17.
  5. Буланин Д. М. О первоисточниках некоторых стихов покаянных // Каталог памятников древнерусской письменности XI–XIV вв. (рукописные книги). Санкт-Петербург, 2014. С. 596–626.
  6. Малышев В. И. Стихотворная параллель к «Повести о Горе-Злочастии» // ТОДРЛ. М.: Л., 1947. Т. 5. С. 143.

ru.wikipedia.org

О грехе и покаянии / Православие.Ru

Что такое грех?

– Что такое грех? Ведь большая часть христианской жизни проходит в борьбе с грехом, понятие греха является одним из центральных. Какое можно дать ему определение?

– Самое точное и емкое определение греха дано в Новом Завете: «грех есть беззаконие» (1Ин.3:4). Св. апостол Иоанн Богослов называет грехом всякое нарушение Божественного закона. Если мы не соблюдаем установленные Богом законы бытия, законы духовного мира, то этим повреждаем себе и другим. Также и пренебрежение законами физического мира, если они уже изучены и познаны, является грехом. Вспомните аварию на Чернобыльской атомной станции. Конечно, люди, допустившие грубое пренебрежение технологическими требованиями, основанными на законах физического мира, совершили грех, от которого пострадали десятки тысяч людей. Можем обратиться и к другим примерам: нарушая законы экологии мы вредим не только своему здоровью, но и здоровью других. Как видим, определение греха, данное в Священном Писании, универсально: не только отвержение данных Богом духовно-нравственных законов, но и природно-естественных, причиняет людям вред.

– Почему законы, установленные для блага человека, не очевидны? А если очевидны, то почему он все равно постоянно хочет их нарушить?

– Природа человека повредилась после грехопадения. На эту расположенность к греху много указаний в святой Библии. Господь сказал Каину: «у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним» (Быт.4:6-7). По святоотеческому толкованию, слова «у дверей» означают – у дверей сердца. Приведу еще место из Священного Писания. Св. апостол Павел от лица всего человечества говорит о раздвоенности нашей природы: «по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих» (Рим.7:22-23).

Законы Божьи очевидны для тех, кто с юности сохранил чистоту сердца. У человека же, зараженного греховными навыками, очи души помутились. А некоторые, полюбив грех, довели себя до нравственной слепоты. Они даже самое грубое попрание заповедей не считают грехом.

– Есть выражение «смертные грехи» – что это такое? Бывают грехи менее или более тяжкими? Чем эта тяжесть определяется?

– Как болезни бывают обычные и смертельные, так и грехи бывают менее или более тяжкие, то есть смертные. К ним относятся: сознательное отпадение от веры, ненависть и злоба к людям («не любящий брата пребывает в смерти»; 1 Ин 3:14), убийства, насилия, блуд. Св. апостол Павел имеет ввиду именно смертные грехи, когда перечисляет тех, которые лишаются вечной жизни: «ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6: 9–10). Смертные грехи истребляют в человеке любовь к Богу и делают человека мертвым для восприятия Божественной благодати. Тяжелый грех настолько травмирует душу, что ей потом очень сложно вернуться в нормальное свое состояние.

– Так грех это вина или болезнь?

– И то и другое. С точки зрения нашего долга перед своим Творцом, грех есть проступок, преступление. А с точки зрения, состояния души — болезнь, так как совершающий грех отпадает от Источника Жизни. Душа его больна. Она не способна к полноценной духовной жизни.

Как нарушение естественных законов опасно для нашего тела, которое является частью физического мира, так и любой тяжелый грех травмирует душу. Просто вред от одних грехов очевиден, а от других нет. Возьмем для примера такой грех, как блуд. Когда люди ведут не узаконенную браком половую жизнь, они извращают Божественный замысел о благодатном жизненном союзе, сводя его к чувственно-физиологическому началу и отбрасывая духовные и социальные цели брака. Опытные наставники знают, что блуд, подобно кислоте, разъедает нравственную ткань души. Как телесные болезни подрывают здоровье тела, даже если удастся с помощью врачей миновать смерти, так и грехи подрывают здоровье души.

– У католиков есть учение о семи смертных грехах. Оно значимо и для православных?

– Учение о смертных грехах сформировалось не у католиков, а в патристике.

Когда говорят «семь смертных грехов», то имеют ввиду страсти: гордыня, зависть, чревоугодие, блуд, гнев, алчность, уныние. Число семь выражает определенную степень полноты. В творениях большинства святых отцов-аскетов говорится о восьми губительных страстях. Преп. Иоанн Кассиан Римлянин, называя их пороками, перечисляет их в такой последовательности: чревоугодие, блуд, сребролюбие, гнев, печаль, уныние, тщеславие и гордость. Некоторые, говоря о семи смертных грехах, объединяют уныние и печаль. Смертными они называются потому, что могут (если полностью овладеют человеком) нарушить духовную жизнь, лишить спасения и привести к вечной смерти.

Cамая опасная страсть – гордость. Она может изгнать из человека любую добродетель и привести человека даже к открытому богоборчеству. Полнокровным в духовном отношении христианином может стать только тот, кто избавился от матери всех страстей – себялюбия. Эгоизм абсолютно не совместим с духом христианства.

–Почему мы, когда молимся, просим у Бога помочь нам видеть свои грехи? Видение этих грехов доставляет нам страдание, порождает угрызения совести. Какой в этом смысл?

– Мы ведь молимся не только о том, чтобы видеть свои грехи, но одновременно и просим у Бога укрепить нашу решимость оставить эти греховные привычки и навыки. Истинное покаяние должно всегда соединяться с надеждой, то есть: если мы доверяем Богу, то даже совершенное видение наших грехов не вызовет нашей в душе того страдания и уныния, о котором Вы говорите. Если после осознания своих грехов, человек впадает в уныние, это значит он страдает маловерием, это значит, что он имеет узкое и искаженное понятие о Боге. Он не познал Его безграничного милосердия и любви.

Искренняя исповедь возрождает душу Божественною благодатью, которая подается в этом таинстве. И как замечает епископ Игнатий (Брянчанинов): «Утешение от Бога уничтожает печаль сердечную в ее корне – в мрачных помыслах безнадежия». «Это утешение приносит человеку благие и смиренные помыслы покорности Богу, помыслы, полные живой веры и кроткой сладостной надежды».

– Если страдание – это наказание за грех, почему страдают невиновные?

– С того времени, как произошло грехопадение и повредилась человеческая природа, страдания вошли в жизнь человечества. Страдают и грешные, и праведные. Первые страдают за свои грехи и беззакония, последние для того, чтобы соединиться с Господом. Для последователей Спасителя скорби служат к полному очищению, подобно тому, как золото очищается от примесей в огне. Скорби и болезни – это лекарство от греховных страстей. Об этом часто писали святые отцы: «Поражается плоть, чтобы исцелилась душа».

– Каков механизм такого очищения? Почему человек очищается, когда ему плохо?

– Скорби, прежде всего, сокрушают главный источник греха — гордыню и самонадеянность. Только в душе смиренного человека может родиться и крепнуть вера. Неверующий человек не в состоянии постичь смысл слов св. апостола Павла: «я благодушествую в немощах, в обидах, в нуждах, в гонениях, в притеснениях за Христа, ибо, когда я немощен, тогда силен» (2Кор.12:10). Ему эти слова покажутся парадоксальными. Они не знают, что с благодарением переносящий скорби получает от Господа благодать, которая ведет его к состоянию блаженства.

– Но есть люди, которые страдают много, но лучше не становятся. Почему их страдания не очищают?

– Страдания только тогда спасительны, когда человек переносит их по-христиански. Люди, живущие без Бога, часто напротив, озлобляются.

– Кроме того, есть люди, которые, как кажется, вообще не страдают, а грешат много. Получается, что Бог не хочет их очищать? Почему нет страданий, у тех, которым они нужнее всего?

– Бог всех любит и хочет всем спасения. Но он ведает все сокрытое в душе каждого. Наперед знает, как воспримет человек посылаемые ему страдания: одни перестанут грешить и начнут исправляться, а другие озлобятся. Такие люди к имеющимся грехам прибавят еще более страшные: ропот и хулу на Бога. В аду муки соответствуют тяжести преступлениям. Поэтому если таким грешникам послать испытания, то будущая участь их будет еще мучительней. Господь даже грешников любит и не хочет, чтобы они умножались их наказания.

– Почему Бог вообще позволяет грешить человеку? Разве он не всемогущ?

– Господь создал человека по Своему образу и подобию, а одним из свойств образа Божия является свобода воли. Этим Бог особо почтил человека, выделил его из круга других творений. Свобода воли неизбежно предполагает свободу выбора, которая уже по определению заключает возможность совершение греха. Если бы человек был создан как механическая игрушка с заложенной в него программой поступать только правильно, тогда не было бы и никакой заслуги у него.

Борьба с грехом: с чего тут начинать?

– Считается, что можно быть порядочным и высоконравственным человеком и без Церкви. Существует же светская этика… Разве, чтобы не грешить, нужна Церковь?

– Вспомним наше определение греха: грех есть преступление Божественных заповедей. Но чтобы исполнять эти заповеди, одной воспитанности и соблюдения этических норм недостаточно. Для этого нужна благодать. Благодать – это исходящая от Бога духовная сила, очищающая и оживотворяющая душу человека. Среди людей далеких от духовной жизни, были и есть люди, строго соблюдающие нравственные нормы, принятые в обществе, но это не значит, что они безгрешны, часто они бывают заражены, например, такими опасными грехами, как гордость и честолюбие.

– А без Божественной помощи человек не может справиться только с гордостью или вообще с любым грехом?

– Мы не должны греховные навыки человека рассматривать изолированно, все греховные страсти в человеке переплетаются и срастаются. Можно сказать, что это невидимые кандалы, которыми опутана душа, и каждое звено связано с другим. Многовековой опыт убеждает, что без помощи Бога вести духовную жизнь невозможно. А без этого человек не может быть нравственно совершенным.

– Борьба с грехом: с чего тут начинать? Какой должен быть подход?

– Преподобный Никодим Святогорец советует начинать борьбу с главной страсти: «Войди вниманием в сердце свое – пишет он – и исследуй тщательно, какими помыслами… и пристрастиями оно особенно занято и какая страсть наиболее господствует над ним» Против этой страсти, прежде всего и нужно поднимать оружие, ее-то и стоит стараться побороть: «С одним только исключением, что когда подымется между тем другая какая страсть случайно, то ею следует тебе тотчас заняться и ее прогнать», – пишет старец.

– Как понять, какая страсть главная? Можно пояснить на примере?

– Любой человек, который имеет цель избавиться от греховных навыков, опытно хорошо чувствует, что мешает ему больше всего. Один имеет сильное желание к постоянному удовлетворению сильно развитого в нем честолюбия, другой находится в плену чувственных удовольствий и так далее.

– В первую нужно бороться с самой закоренелой страстью или с той, которая влечет к самым тяжким грехам?

– Со смертными грехами человек должен, не откладывая, начать самую решительную и беспощадную борьбу. Иначе можно лишиться вечной жизни, ибо никто не знает дня своей кончины. Преподобный Исаак Сирин говорит, что для победы над страстью нужен подвиг: «Когда из любви к Богу желаешь совершить какое дело, пределом желания сего поставь смерть; и таким образом на самом деле сподобишься взойти на степень мученичества в борьбе с каждою страстию и не понесешь никакого вреда от того, что встретится с тобою внутри оного предела, если претерпишь до конца и не расслабеешь» (Слова подвижнические. Слово 38). Для искоренения греховных навыков от человека требуется жертвенность и упорный духовный труд. Тогда приходит от Господа всесильная помощь и исцеление души.

– Вся жизнь человека пронизана грехом, кажется, человек живя в миру не может не грешить. Как же быть? Отречься от мира? Получается что раз мы не монахи-аскеты, значит, мы и не спасемся? Как христианину жить в таком мире, когда грех со всех сторон окружает нас?

– По слову св. апостола Иоанна Богослова «весь мир лежит во зле» (1Ин.5:19). В наш век зло непомерно умножилось, однако человек не находится в роковой зависимости от пороков своего общества. Образ Божий в нем и совесть, как небесный голос в душе, дают достаточно моральной свободы явить праведность в любую эпоху.

Тяжело, но не безысходно! Святые отцы пишут, что спасение возможно и в миру, и в монастыре. Вспомним, как святому Антонию Великому после 70-ти лет подвижничества было сказано свыше, что он не достиг духовной меры сапожника из Александрии, а святому Макарию Великому, что тот «не достиг еще такого совершенства в добродетельной жизни, как две женщины, проживающие в ближайшем городе». Я знаю счастливые семьи с воспитанными детьми. Они сохранили себя в чистоте, и сами на добром основании, в свою очередь, построили благополучные семьи. Слово Божие научает нас удерживаться от уныния и отчаяния. В любую эпоху человек рождается со свободной волей и не находится в роковой зависимости от пороков своего общества. Образ Божий в нем и совесть, как небесный голос в душе, дают достаточно свободы удерживаться от распространившегося вокруг греха. «Всё делайте без ропота и сомнения, чтобы вам быть неукоризненными и чистыми, чадами Божиими непорочными среди строптивого и развращенного рода, в котором вы сияете, как светила в мире, содержа слово жизни» (Флп 2:14-16).

Старец Паисий Святогорец утверждает, что если глава семейства любит Бога, то духовно он может весьма преуспеть: «Такой человек наделяет своих детей добродетелями, и получает от Бога двойную мзду». Спастись может каждый, потому что для Бога нет ничего невозможного. Вы помните историю про благоразумного разбойника? В последний момент жизни он совершил три подвига, которые его сделали человеком достойного Царства Небесного. Подвиг веры: фарисеи, законники знали наизусть все пророчества о Мессии, видели чудеса которые творил Господь, но они не поверили в Него. А разбойник, вися на кресте, рядом с поруганным, униженным, избичеванным Христом поверил, что это Бог!

Второй подвиг – подвиг любви. Когда у человека сильная нестерпимая боль, он сосредоточен только на ней. В этот момент его мало интересуют дела других людей. Такого человека все раздражает, злит. А разбойник, вися на кресте (мы можем представить, какие ужасные это были муки), нашел в себе внутренние силы для сострадания к Спасителю. Когда второй разбойник начал хулить Христа, он заступился, проявил жалость и не к себе, а к другому человеку: «мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал» (Лк.23:41). И третий подвиг, который совершил благоразумный разбойник – это подвиг надежды. Он зная, что ему осталось несколько часов жизни имел такую великую надежду, что дерзновенно просил Бога: «помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое!» (Лк.23:42). Мы и в менее сложных ситуациях часто отчаиваемся, сомневаемся: «спасемся или не спасемся»… Вот эти три подвига: вера, надежда и любовь исцелили и возродили его душу. Они позволили ему сбросить тяжесть своего страшного греховного прошлого. Но как, каким чудом этот разбойник в таком болезненном состоянии оказался способным к таким подвигам? Это для нас огромная тайна, но для Бога нет ничего не возможного.

Беседовал Дмитрий Ребров

pravoslavie.ru

Стихи О грехах - Дом Солнца

Я припомню все свои грехи.
Мелкие, серьёзные, крутые...
Напишу их, ставя запятые
И начну о них ваять стихи.

Грешен, блин. А кто есть без греха?
Кто поднимет преславутый камень?
Не погаснет под котлами пламень!
Покаянье - бред и чепуха!

Их, грехов - по пальцам перечесть,
А прочёл - конкретно удивился!
Всё нарушил! Впрочем, это есть:
"Не убий!" Хоть здесь не отличился...

Остальное - полный апперкот!
Отмолить? Не хватит сотни жизней!
Это, как дожить до коммунизма -
Вроде бы и выход - но не тот.

Отмолить... Не выйдет ни хрена.
Пункт "не укради" - тупик анальный.
Крал. Как все. Как вся моя страна.
Не был, так сказать, оригинальным...

"Не прелюбодействуй". Свят! Свят! Свят!
Вспоминаю и лишаюсь речи!
Но... Иных уж нет, а те - далече,
Виноват? Конечно, виноват!

Но и здесь есть маленькое "но":
Ближнему помочь - святое дело!
А когда тихонько и умело
Помогаешь, это ли грешно?

Да и как соседу не помочь?!
Ближнему. И дальнему. И разным...
В их труде, весьма однообразном,
Горемычных подменить на ночь...

Где ж здесь СЛАДОСТРАСТИЯ порок?
Труд! Тяжёлый труд на благо ближних!
Я ж, в какой-то степени, сподвижник.
Да и мне, возможно, кто помог...

Про гордыню - это не ко мне.
Здесь грехов не много. Я не гордый.
Сколько раз страна мне дулю к морде
Подносила! Принимал, вполне.

АЛЧНОСТЬ... Дилекатнейшая грань...
Так - "алкать". Ужаснейшая тема.
До того запутанная схема,
Без ста грамм попробуй, расстакань!

Грешен. Пью. И к "алчности"- жадён!
Это - всё. Других аспектов нету...
Ну, а как, Господь, не пить поэту,
Если он славЯнином рождён?!

Кто не пил? Ты классиков спроси!
Ткни, глаза закрыв - не промахнёшься!
Как писать, коль не опохмельнёшься?
Алчность есть святое на Руси...

А по пьянке наступает "ГНЕВ"!
Про него - совсем не интересно.
Я за гнев давно горю в огне,
Так как он во мне внутрителесный.

"ЛЕНОСТЬ, ЛЕНЬ"... Какая благодать!!
Возлежать, курить и "алчить" пиво...
И жены упрёки молчаливо
Иг-но-ри-ро-вать! И блага ждать!!!

Рядом Муза спит, на всё забив,
Кошка на диване жрёт тараньку...
Леность наступает после баньки,
Алчностью себя усугубив!

До чего ж липуча эта хрень!
Господи! мне оправданий нету.
Пусть, не миновать котла поэту,
Защищаться как-то просто лень...

Что осталось? Зависть и жратва!
Здесь "Чревоугодие" пометка.
Да. Смотрел я с завистью нередко,
Как икру под водку жрёт братва!

Не срослось, не вышло у меня,
Ем, что ты даёшь, то бишь, не густо.
Есть рассол, мосол и щи с капустой.
Да ещё какая-то х... фигня.

Вот и всё! В грехах - со всех сторон.
Исповедь - не в тему. Поп заплачет.
Пред тобой предстану "наудачу":
- Заповеди выучил!
Поклон.

www.sunhome.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.