Стихи о цыганах красивые


Стихи про цыган

Цыгане

За селом услышу песню –
Табор бродит кочевой...
Я хочу цыгану крикнуть:
«Ты возьми меня с собой!»
Надоели эти стены,
По степи хочу бродить
И среди полей широких
Быть свободной и любить.
У тебя душа, как птица,
В клетке ей не усидеть.
Помоги освободиться!
Научи, как птица, петь.
Я хочу бродить по свету,
Как прекрасен божий свет!
И к чему нам все границы?
Для сердец таможен нет.
И мне кажется порою –
Все мы вышли от цыган,
И различья между нами -
Все по сути лишь обман.
Мы одних кровей и связей,
Всех нас Ева родила,
Сердце жаркое, живое
Детям всем она дала.
Всех волнует песня, танец
Разудалый, огневой...
Чу! Вон песня зазвучала
И позвала за собой...
Видно, кровь у всех едина,
Видно, бросили зерно...
И цыган волнует песня,
Словно красное вино.
Вот берет цыган гитару –
В сердце жаркая волна...
И звучит над полем песня,
Удаль в ней и грусть слышна.
Ну, а танец, что за танец!
Словно лебедя полет...
И волнует этот танец,
За живое он берет.
И на месте не сидится,
Эх, ты душенька-душа!
Пусть с цыганами резвится...
Как цыганка хороша!
Юбка пышная, цветная,
Словно крылья – вверх и вниз.
Скрипка вторит, исполняя
Всякий девы той каприз.
А потом, сверкнув очами,
Дева гордо подойдет,
Руку нежно, но призывно,
Для гадания возьмет.
И откуда только знает
Про судьбу и про печаль?
И слезу смахнет невольно,
Видно ей и, правда, жаль.
Нагадает счастья в меру
И дорогу, отчий дом...
И забот, и огорчений
Выдаст порцию потом.
Напоследок мне расскажет,
Что любовь найду свою...
Подождать лишь только нужно,
После буду как в раю.
Все вы венчаны с природой,
Всем вам небо как покров,
Всем вам поле, лес и долы
Предоставят хлеб и кров.
Все вы знаете секреты,
Их прошепчут вам ветра,
И волна, и в поле травы...
И земля вам как сестра.
Приголубит, успокоит,
И поддержит, усыпит...
Отдохнет ваш табор в поле,
Дальше в небо полетит.
Я гляжу – уходит табор,
Песня тише, след простыл...
И туман вдруг опустился,
И кибитки все накрыл.
Напоследок жеребенок
Что-то радостно кричит...
Эхом вторит лошадь-мама.
Степь бескрайняя молчит...
Долго-долго я стояла
И внимала тишине...
И казалось, песню слышу...
Цыган пел, прощаясь, мне.

millionstatusov.ru

Au jour le jour: Стихи про цыган *

Эту песнь подхватили цыгане!
Словно царства волшебного хор!
Свой оттенок ей дивный придали,
Предоставив привычный простор!

И какой-то чарующей музой
Песня та поплыла к небесам!
Эхо тихо в ущелье катилось,
Вторя чудным, цыган, голосам!

Лейся песня цыганская, лейся!
Сердце юных, напевом, буди!
Плачь цыган под гитару и смейся!
Душу, песней своей, береди!

Мне гадала цыганка по раскрытой ладони.
На расцепленных пальцах искала судьбу.
Серым глазом косила, сторонясь посторонних
Во внезапно притихшем отцветшем саду.

Улыбалась цыганка и сверкала монистом
И подолом мела и сплетала слова
И в ее театральном волнении быстром
Я уверенность истины осознавал.

А она ворожила про дела и успехи
Про закаты и ветры, про лихие пути,
Но заметила вскользь, что покрепче доспехи
Для сражений и битв мне придется найти.

И еще предрекала большие надежды
Много денег и счастья, друзей и подруг
И тяжёлых снегов неживые одежды
И волшебных волнений изысканный круг.

Вот она отошла, свои деньги считая,
Снова жизнь потекла кровеносным ручьем.
Я остался один, лишь судьба непростая
Оказалась со мною навечно вдвоем.

Денис Дьюн 1 Погадай-ка мне цыганка,
На мозолистой руке,
Где судьба моя злодейка,
Что готовит она мне.

Ты мужчина очень видный,
Ручку мне позолоти,
Не жалей червонцев сильно,
Их нельзя жалеть в пути.

Предстоит тебе дорога
В очень дальние края.
Расскажу тебе немного
Где любимая твоя.

И всю ночь они сидели
У костра горячего.
Она песни ему пела
Про судьбу бродячую.

А на утро табор снялся
И ушёл вдоль по реке.
У костра его оставил,
Без копейки в кошельке.

Та цыганка точно знала
Предсказание судьбы,
И что ночью нагадала,
Всё сбылось, как будто бы.

Стал известным в дальних странах.
Жизнь прожил счастливую,
Вспоминая о цыганах,
И костре под ивою.

Цыгане

Ирина Бусыгина

По земле скитаясь бродит
Уж который век и год
Непонятный , оголтелый ,
Вольный ,взбалмошный народ .
Так мы думаем быть может ,
Лишь увидев их толпу.
-Совесть мол совсем не гложет !
Что заставило суму
За собой таскать и клянчить,
Воровать и вымогать?
Беспределом жизнь такую
Можно попросту назвать.
Но ведь есть еще культура
Что народ тот свято чтит .
И цыганская натура
В каждом может быть сидит.
Только музыка польется ,
Зазвенит цыганский хор .
Все от спячки встрепенемся
И цыганочку пойдем .
Ведь не зря в цыганский табор
Хоть глазком взглянуть манит .
А кто слушает и верит ,
Что цыганка говорит .
Ну, а я люблю их песни ,
Танца рьяный колорит.
Заражая пеньем этим ,
Радость всем народ дарит .
Вспомним фильмы с их участием ,
Скрипки звук под облака
И с улыбкой полной счастья
Мы уносимся в века .
Будь-то сами на раздолье
В свете яркого огня
Мы танцуем танец вольный ,
Соблазняя и маня!

Цыганка

Ирина Бутримова

Волшебные звуки цыганской гитары,
Чарующий голос и пламя костра.
Плясала цыганка, не зная печали
И эхом над лесом звенела струна.

А пламя в костре разгоралось всё ярче
И блики играли на стенах шатра,
А руки цыганки, как птицы летали,
На шее монисто звенело слегка.

И карие очи прекрасной цыганки,
Как угли горели в полуночный час,
Но танец её ворожил не напрасно,
Красавец цыган не сводил с неё глаз.

Изящные линии гибкого стана,
Волос её черных живая волна
Точеныё плечи как шаль обвивала
И свежестью юной сводило с ума.

Пусть годы над миром идут чередою,
Но кажется время не властно, когда
Весь мир, удивляя своей красотою
Танцует цыганка в степи у костра.

Цыганская душа

Лариса Чех


Ночь и степь, и дым костра,
Месяц круторогий,
Песни, пляски до утра,
Утром- путь-дорога

Как ты,воля, хороша!
Небо голубое
Мне цыганская душа
Не дает покоя.

Урагана не боюсь,
Верю я в удачу,
Вместе с солнышком смеюсь,
А с дождями - плачу.

Нагадаю, обману
Бабу молодую,
Отдавай, богач, казну
А то заколдую.

Заколдую, закружу,
Разлучу с деньгами.
Что угодно расскажу
О бубновой даме.

Не гоните, люди, прочь
Черную цыганку,
У самих на сердце- ночь,
Кутежи да пьянки.

От дождя не нужен зонт,
Только степь да воля.
Я уйду за горизонт-
Ищи ветра в поле...

Цыган

Левицкая Елена Анатольевна

Цыганка в яркой юбке
Споет твою печаль.
Скажи, своей голубке,
Что расставаться жаль.

Пылает взгляд влюбленный.
Гитарный перебор.
Звучит, воспламененный
Меж вами, разговор.

Окутывает нежно
Трав пряных аромат,
И шепчет безмятежно:
"Люблю, не виноват!".

Но ты - свободный ветер!
Твой конь всегда крылат,
И снова на рассвете
Лишь путь и друг, и брат.

Цыганка

Людмила Воронова

Снилось мне, что я цыганка,
За кибиткой шла в пыли.
Целовало солнце жарко
Щеки смуглые мои.

Ах, глаза мои - как вишни,
А сама я весела.
Голос ярмарки уж слышен
Из богатого села.

Я ударю в старый бубен
И на площади спляшу.
Я не знаю серых будней,
Всех весельем заражу!

Заморочу девок томных,
Нагадаю им любовь.
Украду с возов бездонных
И картошку, и морковь.

А цыган-то мой - не промах,
Он припасов принесет.
Будет сыт мой цыганенок,
Будет зреть под сердцем плод.

У костра гуляет табор,
Веселится детвора...
И во сне я как цыганка
пела песни до утра.

Гадание

Нина Цветкова 39

Я цыганка молодая,
Кому хочешь, погадаю.
Потасую карт колоду,
Что-нибудь совру народу.

Я все думы ваши знаю,
По глазам я их читаю.
На душе у вас тревога,
Ждёт вас дальняя дорога.

Покажите вашу руку. -
Вижу я по ней разлуку.
Ждут вас хлопоты пустые,
Дамы пиковые злые.

Но, в чудесный этот вечер
Будут радостные встречи.
И в сиреневой дали
Ждут вас ваши короли.

Непременно новый год
Вам удачу принесёт.
Я цыганка молодая,
Кому хочешь, погадаю.

Положите мне на ручку
Золотую только штучку.
Потасую карт колоду,
Чтоб красиво врать народу.

Цыганка, погадай!

Нонна Рыбалко

Ладонь моя в извилинах судьбы...
Согласна я, цыганка, погадай мне!
Пускай звучат в окружности толпы
вчерашние и завтрашние тайны!

О том, что было, нечего жалеть,
а будущие тайны не надежны,
но опусти, цыганка, речи плеть,
когда до настоящего дойдешь ты!

Хоть день вчерашний подытожишь ты,
а завтрашний - на все разложишь корки,
то все равно не отведешь беды,
коль я от настоящего в восторге!

Цыганка


Ольга Калугина

Дай, милая, тебе я погадаю.
Как есть всю правду хочешь, расскажу?
Твоя судьба, сестрица, непростая.
Хоть по руке, хоть в карты погляжу.

Что есть, что было, расскажу, как вижу.
Ты только деньги в руку положи.
Да ты не бойся, я ведь не обижу.
Что в жизни хочешь без стыда скажи.

Всё сбудется, уж ты не сомневайся.
Потом меня придёшь благодарить.
И за судьбу свою не опасайся,
Я отведу несчастья, может быть.

Цыганка-бес, цыганка-зазывала,
Ты каждому готова ворожить,
Немало в сети простаков поймала.
Чтож такова твоя шальная жизнь.

Ты бойкая. Ты хитрая такая,
Как будто дьявол кроется в глазах.
Ты жгучим взглядом словно опьяняешь,
Лишаешь воли и внушаешь страх.

Ты мастерица ремесла такого.
Хозяйка жизни кочевой своей.
Не предпочтёшь уютного ты крова
Просторам улиц, парков, площадей.

Сегодня здесь, а завтра, где, не знаю.
Ты и сама едва ли можешь знать.
Иди сюда, сестрица, погадаю.
В толпе твой голос слышится опять.

И кто-то вновь подходит, зазевавшись,
И отдаёт последние гроши.
Не жаль мне денег без следа пропавших.
Пусть только камень свалится с души.

Цыганская душа

Татьяна Лаврова -Волгоград

Цыганская душа вольна, как ветер,
Как солнца луч, что в чистом небе светит,
Она в степи ковыльной на просторе
Волнуется, как штормовое море.

В кибитке старой мчится на край света
Зимою, осенью, весной - всё в лето.
Грустит, смеётся, любит и тоскует,
Судьбу предскажет, взглядом околдует.

Ей не нужны ни жемчуг, ни алмазы,
Ей петь бы и плясать, ей всё и сразу!
И не понять её, и не измерить.
Душе цыганской нужно только верить!


Цыганское счастье

Татьяна Лаврова -Волгоград

Цыганский табор. Вечер жаркий,
Кибитки ветхие кругом.
Горит костёр, искрится ярко,
Гитары слышен перезвон.

Гуляют кони в луговине.
Седой кузнец подковы гнёт.
Туман сгущается в лощине.
Цыганки пляшут, хор поёт.

Одев небрежно шаль с каймою,
Цыганка старая сидит.
Не спит, дрожащею рукою
На картах тихо ворожит.

Гадает внучке на дорогу,
На знатных принцев, королей.
И скрыв от девушки тревогу,
Удачу, счастье прочит ей.

Ночь всё укрыла чёрным пледом.
Уставший табор мирно спит.
А у костра, под звёздным небом,
Цыганка счастье сторожит.

veravverav.blogspot.com

Статья (4 класс) по теме: Литературно-музыкальная композиция "Стихи и сказки о цыганах"

Саша Кречет

  Дорога

  Запевай, душа цыгана

  И да сгинет грусть-печаль.

  Чаша выпита, ромалэ

  И прошедшего не жаль!

  Снова будет путь-дорога

  Скрип кибитки, ветра вой...

  Тихо пропоет гитара

  На привале в час ночной,

  Сладко пропоет гитара

  На привале в час ночной.

  

  Чем живем? Семья, свобода

  И цыганский крест-судьба.

  Ничего дороже рода

  Нет, не будет у меня!

  Будем жить и будем верить:

  К счастью все ведут пути

  И останется ненастье

  За кибиткой позади,

  Потеряется ненастье

  За кибиткой позади.

  

  Солнца луч коснется крови,

  Разожжет в груди огонь

  И вскипит душа цыгана

  Ай, обидою не тронь!

  В танце буйном дам ей волю

  Без условий и преград...

  Эх, да славен пляс цыганский

  На заре и под закат

  Душу вынет пляс цыганский

  На заре и под закат

  

  Унесись тоска-кручина,

  Я у солнца вопрошу:

  Проще как найти дорогу

  К счастью жизни своему?

  Что молчишь? Само не знаешь

  На вопрос на мой ответ?

  Лишь дороги, перекрестки

  Посулят надежды свет,

  Нить дорог и перекрестки

  Уведут от бывших бед...

Эдуард Асадов.

(стихи о цыганах)

Как цыгане поют - передать невозможно. 
Да и есть ли на свете такие слова?! 
То с надрывной тоскою, темно и тревожно. 
То с весельем таким, что хоть с плеч голова!

Как цыгане поют? Нет, не сыщутся выше 
Ни душевность, ни боль, ни сердечный накал. 
Ведь не зря же Толстой перед смертью сказал: 
- Как мне жаль, что я больше цыган не услышу!

За окном полыхает ночная зарница, 
Ветер ласково треплет бахромки гардин, 
Жмурясь сотнями глаз засыпает столица, 
Под стихающий рокот усталых машин...

Нынче дом мой как бубен гудит молдаванский: 
Степь да звезды! Ни крыши, ни пола, ни стен... 
Кто вы, братцы: друзья из театра "Ромэн" 
Или просто неведомый табор цыганский?!

Ваши деды в лихих конокрадах ходили, 
Ваши бабки, пленяя и "Стрельну" и "Яр" 
Громом песен, купцов как цыплят потрошили 
И хмелели от тостов влюбленных гусар!

Вы иные: без пестрых и скудных пожиток, 
Без колоды, снующей в проворных руках, 
Без костров, без кнутов, без коней и кибиток, 
Вы в нейлоновых кофтах и модных плащах.

Вы иные, хоть больше, наверное, внешне. 
Ведь куда б ни вели вас другие пути, 
Все равно вам на этой земле многогрешной 
От гитар и от песен своих не уйти!

Струны дрогнули. Звон прокатился и стих... 
И запела, обнявши меня, точно сына, 
Щуря взгляд, пожилая цыганка Сантина 
Про старинные дроги и пару гнедых.

И еще, и еще! Звон гитар нарастает, 
Все готово взлететь и сорваться в ничто! 
Песня песню кружит, песня песню сжигает, 
Что мне сделать для вас? Ну скажите мне, что?!

Вздрогнув, смолкли веселые струны-бродяги. 
Кто-то тихо ответил смущенно почти: 
- Золотой, ты прочти нам стихи о дворняге. 
Ну о той, что хозяин покинул, прочти!

Май над миром гирлянды созвездий развесил, 
Звон гитар... дрожь серег... тополиный дурман... 
Я читаю стихи, я качаюсь от песен, 
От хмельных, обжигающих песен цыган!

Ах вы, песни! Ах други чавалэ-ромалэ! 
Что такое привычный домашний уют? 
Все ничто! Все качнулось на миг и пропало, 
Только звезды, да ночь, да цыгане поют!

Небо красное, черное, золотое... 
Кровь то пышет, то стынет от острой тоски 
Что вы, черти, творите со мною такое! 
Вы же сердце мое разорвали в куски!

 

 

И навек, и навек эту радость храня, 
Я целую вас всех и волненья не прячу! 
Ну, а слезы - за это простите меня! 
Я ведь редко, товарищи, плачу...

ЦЫГАНЫ

А.С.Пушкин

Цыганы шумною толпой
По Бессарабии кочуют.
Они сегодня над рекой
В шатрах изодранных ночуют.
Как вольность, весел их ночлег
И мирный сон под небесами;
Между колесами телег,
Полузавешанных коврами,

Горит огонь; семья кругом
Готовит ужин; в чистом поле
Пасутся кони; за шатром
Ручной медведь лежит на воле.
Всё живо посреди степей:
Заботы мирные семей,
Готовых с утром в путь недальний,

159

И песни жен, и крик детей,
И звон походной наковальни.
Но вот на табор кочевой
Нисходит сонное молчанье,
И слышно в тишине степной
Лишь лай собак да коней ржанье.
Огни везде погашены,
Спокойно всё, луна сияет
Одна с небесной вышины
И тихий табор озаряет.
В шатре одном старик не спит;

Он перед углями сидит,
Согретый их последним жаром,
И в поле дальнее глядит,
Ночным подернутое паром.
Его молоденькая дочь
Пошла гулять в пустынном поле.
Она привыкла к резвой воле,
Она придет; но вот уж ночь,
И скоро месяц уж покинет
Небес далеких облака, —
Земфиры нет как нет; и стынет
Убогий ужин старика.

Но вот она; за нею следом
По степи юноша спешит;

160

Цыгану вовсе он неведом.
«Отец мой, — дева говорит, —
Веду я гостя; за курганом
Его в пустыне я нашла
И в табор на ночь зазвала.
Он хочет быть как мы цыганом;
Его преследует закон,
Но я ему подругой буд
Его зовут Алеко — он
Готов идти за мною всюду».

Пётр Бессонов

  

  Цыганская поэтическая

  

  Ходит в небе конь, бубенцом звеня,

  По горячим ступает звездам,

  А цыган всегда уведет коня,

  Даже если совсем не просто.

  

  Скрипка старая увлекла в минор -

  Тихий омут смычком тревожит,

  А цыган - не вор... Нет, цыган - не вор!

  А цыган без коня не может!

  

  Бубенец затих, не видать огня,

  Все, что теплилось, то погасло,

  Ведь цыган всегда уведет коня,

  А поэт уведет Пегаса.

  

  И поэт за крылья его тряхнет,

  Не поможет - с цыганом вместе...

  И напишет стих, а цыган споет,

  Под гитару споет невесте.

  

  Скрипка старая, подхватив куплет,

  Тихий омут смычком тревожит,

  А поэт - цыган, а цыган - поэт,

  А поэт без любви не может!

nsportal.ru

Стихи Эдуарда Асадова про цыган

Цыгане поют

Как цыгане поют - передать невозможно.
Да и есть ли на свете такие слова?!
То с надрывной тоскою, темно и тревожно.
То с весельем таким, что хоть с плеч голова!

Как цыгане поют? Нет, не сыщутся выше
Ни душевность, ни боль, ни сердечный накал.
Ведь не зря же Толстой перед смертью сказал:
- Как мне жаль, что я больше цыган не услышу!

За окном полыхает ночная зарница,
Ветер ласково треплет бахромки гардин,
Жмурясь сотнями глаз засыпает столица,
Под стихающий рокот усталых машин...

Нынче дом мой как бубен гудит молдаванский:
Степь да звезды! Ни крыши, ни пола, ни стен...
Кто вы, братцы: друзья из театра "Роман"
Или просто неведомый табор цыганский?!

Ваши деды в лихих конокрадах ходили,
Ваши бабки, пленяя и "Стрельну" и "Яр"
Громом песен, купцов как цыплят потрошили
И хмелели от тостов влюбленных гусар!

Вы иные: без пестрых и скудных пожиток,
Без колоды, снующей в проворных руках,
Без костров, без кнутов, без коней и кибиток,
Вы в нейлоновых кофтах и модных плащах.

Вы иные, хоть больше, наверное, внешне.
Ведь куда б ни вели вас другие пути,
Все равно вам на этой земле многогрешной
От гитар и от песен своих не уйти!

Струны дрогнули. Звон прокатился и стих...
И запела, обнявши меня, точно сына,
Щуря взгляд, пожилая цыганка Сантина
Про старинные дроги и пару гнедых.

И еще, и еще! Звон гитар нарастает,
Все готово взлететь и сорваться в ничто!
Песня песню кружит, песня песню сжигает,
Что мне сделать для вас? Ну скажите мне, что?!

Вздрогнув, смолкли веселые струны-бродяги.
Кто-то тихо ответил смущенно почти:
- Золотой, ты прочти нам стихи о дворняге.
Ну о той, что хозяин покинул, прочти!

Май над миром гирлянды созвездий развесил,
Звон гитар... дрожь серег... тополиный дурман...
Я читаю стихи, я качаюсь от песен,
От хмельных, обжигающих песен цыган!

Ах вы, песни! Ах други чавалэ-ромалэ!
Что такое привычный домашний уют?
Все ничто! Все качнулось на миг и пропало,
Только звезды, да ночь, да цыгане поют!

Небо красное, черное, золотое...
Кровь то пышет, то стынет от острой тоски
Что вы, черти, творите со мною такое!
Вы же сердце мое разорвали в куски!

И навек, и навек эту радость храня,
Я целую вас всех и волненья не прячу!
Ну, а слезы - за это простите меня!
Я ведь редко, товарищи, плачу...

millionstatusov.ru

Au jour le jour: Цыганский танец *

Алёна Демидова 2

Очарование романса,
Пленив, заворожило зал.
Решение судьбы-пасьянса
Волшебный голос колдовал.

Коснулся каждого мгновенно,
Тайник глубин разворошив.
И столько чувств одновременно
Играли струнами Души!

Рвались наружу слёзы счастья
И, лёгкостью обдав волной,
Романса таинство причастия
Светло даровано тобой!

Цыганский танец

Владимир Белявский

Птицей вольною цыганка
Не вошла - влетела в зал,
Горделивою осанкой
Всех сразила наповал.

Губы алы, бровь - дугою,
Роза в черных волосах.
Гибкий стан пленит собою,
Страсть кипит в ее глазах.

Вот взметнулся вверх мулетой
Юбки огненной подол,
Озарил все ярким светом
Ткани красный ореол.

Вспыхнул на щеках румянец,
Руки, словно пара змей,
Мечутся, цыганский танец
Все быстрее и быстрей.

Звон браслетов и мониста
Из серебряных монет
Украшает танец быстрый,
Равнодушных в зале нет.

Смерчем яростным закружит
В пляске красочной своей,
Словно с силой тайной дружит,
Что покорна только ей.

Танца быстрое скольженье,
Каблучков ритмичный стук
Вызывают восхищенье,
Зритель не жалеет рук.

А затем пройдет царицей -
Чуть надменной и сухой,
Но не пляшущей девицей
Жизнерадостной такой.

Миг - и вновь метаморфоза:
Юбок буйная волна
И эффектнейшая поза,
Вся изящества полна.

Чу! Присела в реверансе
И замолк гитары звон.
Будем помнить все о танце,
Промелькнувшем, словно сон.

Цыганские напевы Сарасате

Елена Жукова-Желенина

Цыганские напевы* Сарасате -
Огонь в них с перестуком кастаньет.
По улочкам спешит Кармен куда-то.
Любовь её ведёт... Но счастья нет!

А музыка пленительная тонет
В туманах, что спускаются с небес.
Как сердце под напев тот вольный стонет!
Скатилось солнце за ближайший лес.

Вмиг ночь мир шалью тёмною укрыла.
Не видно лиц... Лишь тени и смешки.
Мелодия всё сердце затопила,
Стучат во тьме призывно каблучки...

О, Боже! Как звучит бравурно скрипка,
Захлёстывая сердце до конца.
Мелькнула белозубая улыбка,
Пылают, как костры, в ночи сердца.

Но счастье ведь цыганское недолго!
Обнимет жарко... Ну, а завтра в путь...
Так глаз влечёт лукавый и бедовый -
В зрачках сокрыты и любовь, и грусть...

Нездешние напевы Сарасате -
В них жгуче страсть горячая бурлит.
Как музыка волшебная крылата!
Свободной птицей гордою парит...

*"Цыганские напевы" - сочинение испанского композитора Пабло де Сарасате. Опубликовано в 1878 году. Основано на венгерских мелодиях и мотивах цыганской музыки... Это наиболее известное произведение Сарасате, исполнялось и исполняется крупнейшими музыкантами-виртуозами мира.


Цыганский танец

Ирина Холомеева

Бубна звон и звон монистов
Веселят хмельную кровь,
Перезвон их серебристый
О любви расскажет вновь.

Диким лебедем цыганка
В танце огненном скользит,
Горделивою осанкой,
Тонкой талией манит.

Губ кораллы, щек румянец
Будоражат, как вино,
Кудрей черно-синий глянец -
Драгоценное руно.

Опустившись на колени,
Перегнулась до земли,
В безудержном вдохновеньи
Руки к небу поднялись.

Дивных форм рисунок строгий
Завораживает взор,
Окружает недотрогу
Юбок шелковый шатер,

И под стать красотке быстрой,
Выгнув сильный стройный стан
И тряхнув копной волнистой,
В круг влетел лихой цыган.

Все сильнее звон монистов,
Вихрем кружит удалец.
Как он страстен и неистов! -
В такт удары двух сердец.

Загораясь ритмом танца,
Зритель тоже входит в раж.
Нет, не хватит карбованцев
Заплатить за тот кураж!

Вечер с ночью разминутся,
Стихнет ярмарочный гам,
В высь костры в степи взметнутся -
Там пристанище цыган.

Ночь опустит на станицу
Звездный полог темноты,
Долго будет хлопцам сниться
Дева гордой красоты.

Поутру с зарею мглистой
Табор снимется цыган,
По степной траве росистой
В даль уйдет их караван.

Цыганский танец!

Любовь Фоменко 2

Звучит гитара… Скрипка плачет…
И в небо искры от огня!
И тенью призрачною скачет
Вокруг костра степей дитя!

Глаза сверкают, словно угли,
А руки,будто два крыла!
Плечом играет… Ну а груди!
Зовут и манят в пляс меня!

Какой же жаркий темперамент!
И ноги выбивают дробь!
А гибкий стан,наверно,знает,
Как танец,страстную любовь!

На шейке яркое монисто
Звенит её движеньям в такт!
И подгоняемые свистом,
Из шёлка юбки всех кружат!

И больше нету наслажденья,
Чем видеть взлёт её волос,
Нежнее ветерка движенья…
Всё воедино тут слилось!

Ах, милое дитя свободы!
В тебе есть всё, чего в нас нет!
И не страшны судьбы невзгоды,
Твой дом: бескрайний белый свет!

Цыганские пляски

Мария Целуйко

Плясала цыганка, не зная печали.
И ночь была теплой, и дым от костра...
Гитары всё пели, да скрипки звучали.
Да юбки цветастые. Ночка пестра!

Запястья в браслетах, платки, звон монистов,
Надрывные песни, веселье и гам!
И танец цыганок так страстно-неистов!
Гривастые кони, да синий туман...

Душа своевольна! Кибитки и ветер.
Гадай - не гадай! И пляши - не греши!
Затихнет звучание всё на рассвете.
А ночь - для веселья! И камень - с души!

Цыганский танец

Мария Целуйко

Ах, как вечер пьянит! Передать невозможно.
Как гитара поет! Звонко, лихо, тревожно.
Жар костра, дрожь серёг! Кудри!... Буйный каскад!
Шквал горячих страстей! Плечи в танце дрожат!

Рвутся в купол ночной птицей, красные искры.
И браслеты блестят! И трепещут монисто!
Дерзкий взгляд огневой! Руки - крылья, в разлёт.
В юбках - кружева всплеск! Лучезарный полёт!

В ритме сладостных струн и цыганского танца,
Веселится огонь, с жаждой пламенных странствий.
Нервно, искрой блеснув, отступает гроза...
А цыганка танцует! и смеются глаза!

Только ночь и и костёр... Только конь, белогривый,
Звук гитарной струны, своенравно- плаксивый.
Очарованный месяц, шлёт свой взор с высоты
И роняет на землю золотые цветы.

Цыганочка с заходом

Наталья Исаева Горецкая

Эх, цыганочка с заходом!
Сколько страсти вдруг в глазах,
Вышла в круг перед народом,
Ну а в мыслях...Нет! Не страх!

И в груди бушует сердце,
Вспоминаются все па...
Эх, поддать бы сразу перца,
Чтобы души нараспах!

Вот прошла, плечом подернув,
А глаза - горят, манят,
Ноги сами в пляске ходят,
Все, что знают, то творят,

Закружилась и присела,
Плечи в дрОжи- вся горит,
Словно гордостью воспела,
Словно в душу говорит!

Изогнулась, подлетела,
И как птица в небесах,
Так сказала, что хотела,
Искры ярые в глазах.

На тебя пошла, как пава,
Оглянулась- вся огонь!
Как подстреленой упала,
И гитары слышен звон...

Танец кончен, вот отрава!
И вздохнула глубоко...
Всколыхнула кудри пава,
Проплыла легко- легко.

Цыганская пляска

Наталья Исаева Горецкая

Юбки цыганок пестрели огнями,
Словно гирлянды сверкали на них,
Гордо и резко встряхнули кудрями,
В каждом движенье - волнительный миг.

Вытянув край ниспадающей юбки,
Сзади подол, расправляя легко,
Словно раскрылась полётом голубки,
Голову, вскинув свою высоко,

Снова подняв его лёгкой рукою,
Быстро и ловко по центру кружа,
Била об ножку другою ногою,
И колыхалась, плечами дрожа.

Всё убыстрялся отчаянный танец,
Юбки взлетали, мелькая пестро;
Губы в улыбке, на щёчках румянец,
Взгляд всех пронзал глубоко и остро.

Звучным аккордом окончилась пляска,
В позах застыли... У рампы поклон...
Волей, раздольем пахнуло. Ах! Сказка!
Вот он - ликующий миг, страстью полн.!

Цыганский танец

Ольга Бажина

Цветут на сцене юбки ярко,
Софиты ловят блеск мониста,
Полет цыганки в танце жарком
Под звук гитарный так неистов!
Как птицы вольные порхают
Целованные солнцем руки,
Гитары струнами вздыхают,
На волю отпуская звуки!
И в этой музыке народа
И в каждом огненном движеньи -
Дороги плен, души свобода
И вольной стЕпи отраженье!!!

Цыганочка

Саша Ермаков

Я плясать-то не умею,
Лишь руками двигаю,
Раз подпрыгну, два подпрыгну
И ногой подрыгаю.

Расступись, честной народ,
Цыган коленца выдаёт.
Выходи на круг, кто смел,
Кто на плясках преуспел.

Ты не строй, подруга, глазки,
Выходи на круг плясать -
Жар любви и жар от ласки
Можно в танцах показать.

Ах, мамочка моя,
Спасибо за рожденье.
Я как роза расцвела -
Всем на загляденье.

Цыган цыганке говорит:
“У меня душа горит.
Выйдем на поляночку,
Чтоб сплясать цыганочку”.

- Ты куда, дедуля, лезешь,
Дышишь тяжко с придыхом?
- А я вам хочу сплясать
Цыганочку с выходом.

Понаехали цыгане,
В поле развели костёр.
И пока мы мылись в бане,
Кто-то лошадь тихо спёр.

А цыганочку плясать
Можно до упаду.
Тот, кто нас повеселил,
Заслужил награду.

Цыганский танец
 

Татьяна Алексеева 10

В атласных платьях и цветастых шалях
Под скрипки плач, гитары перезвон.
Цыганки вдохновенно танцевали
Свой танец, нереальный словно сон.

Взбивая платьев кружевную пену,
Кружась по сцене вихрем огневым.
Они творили так самозабвенно
Сердца вручая зрителям своим.

Взлетали руки, как большие птицы.
И льнули к полу гибкие тела.
Дрожали плечи, груди и монисты.
И в клочья душу музыка рвала.

В них билась жизнь ключом неукротимо.
Сметая всё, бурлила и неслась.
И танцевали так неповторимо
Цыганки танец, как в последний раз.

Цыганский танец

Эмма Марьина

Цыганский танец озорной, летящий
И яркий, словно клумба из цветов,
Он искренний, волшебный, настоящий,
Невольно в круг тебя вовлечь готов.

Он завораживает, взгляд цепляя крепко,
Цыганский танец - молодость сердец!
Костёр горит с берёзовою веткой,
Прохладой веет, виден дня конец.

В дали закат романтики прибавил,
Течёт спокойно тихая река,
Шатры давно уж табор здесь поставил,
Но танца ещё не было пока.

И вот возник тот танец на природе,
Здесь, у костра, подсвеченный огнём,
Красив цыганский танец, благороден
И самобытность отразилась в нём.

Взлетают вверх в цыганском танце платья,
Их яркость - настоящий фейерверк,
И я влетел, не смог уж устоять я,
В тот яркий круг в полсотни человек!

И с танцем вместе звонко льётся песня,
Широкий, мощный в высь ее полёт.
Здесь, у реки, нет вечера чудесней,
Поют цыгане и душа поёт!

Смешалось всё, всё в ритме потонуло
На фоне белой рощи из берёз,
Фигур девичьих тонкие «скульптуры»
Танцуют, сердце радуя до слёз!

veravverav.blogspot.com

Стихи Елены Черкес про цыган

Цыгане

За селом услышу песню –
Табор бродит кочевой...
Я хочу цыгану крикнуть:
«Ты возьми меня с собой!»
Надоели эти стены,
По степи хочу бродить
И среди полей широких
Быть свободной и любить.
У тебя душа, как птица,
В клетке ей не усидеть.
Помоги освободиться!
Научи, как птица, петь.
Я хочу бродить по свету,
Как прекрасен божий свет!
И к чему нам все границы?
Для сердец таможен нет.
И мне кажется порою –
Все мы вышли от цыган,
И различья между нами -
Все по сути лишь обман.
Мы одних кровей и связей,
Всех нас Ева родила,
Сердце жаркое, живое
Детям всем она дала.
Всех волнует песня, танец
Разудалый, огневой...
Чу! Вон песня зазвучала
И позвала за собой...
Видно, кровь у всех едина,
Видно, бросили зерно...
И цыган волнует песня,
Словно красное вино.
Вот берет цыган гитару –
В сердце жаркая волна...
И звучит над полем песня,
Удаль в ней и грусть слышна.
Ну, а танец, что за танец!
Словно лебедя полет...
И волнует этот танец,
За живое он берет.
И на месте не сидится,
Эх, ты душенька-душа!
Пусть с цыганами резвится...
Как цыганка хороша!
Юбка пышная, цветная,
Словно крылья – вверх и вниз.
Скрипка вторит, исполняя
Всякий девы той каприз.
А потом, сверкнув очами,
Дева гордо подойдет,
Руку нежно, но призывно,
Для гадания возьмет.
И откуда только знает
Про судьбу и про печаль?
И слезу смахнет невольно,
Видно ей и, правда, жаль.
Нагадает счастья в меру
И дорогу, отчий дом...
И забот, и огорчений
Выдаст порцию потом.
Напоследок мне расскажет,
Что любовь найду свою...
Подождать лишь только нужно,
После буду как в раю.
Все вы венчаны с природой,
Всем вам небо как покров,
Всем вам поле, лес и долы
Предоставят хлеб и кров.
Все вы знаете секреты,
Их прошепчут вам ветра,
И волна, и в поле травы...
И земля вам как сестра.
Приголубит, успокоит,
И поддержит, усыпит...
Отдохнет ваш табор в поле,
Дальше в небо полетит.
Я гляжу – уходит табор,
Песня тише, след простыл...
И туман вдруг опустился,
И кибитки все накрыл.
Напоследок жеребенок
Что-то радостно кричит...
Эхом вторит лошадь-мама.
Степь бескрайняя молчит...
Долго-долго я стояла
И внимала тишине...
И казалось, песню слышу...
Цыган пел, прощаясь, мне.

millionstatusov.ru

Стихотворение «ЦЫГАНЕ. Психологическая драма.», поэт vgv

ЦЫГАНЕ. Психологическая драма.

"И от судеб защиты нет". А.С.Пушкин

 

. . . . . . . . . . .

 

Ах, цыгане!

Скитальцы

Полей…

Вы шумны

И беспечны,

Как дети.

Ваши спутники–

Пара

Коней,

Да кибитка,

Да вольный

Ветер.

 

Ваш очаг–

Над рекою

Костёр.

Ваша пища–

Похлёбка

Пустая.

Вам жилищем

Дырявый

Шатёр,

А постелью–

Трава

Луговая.

 

В поле снежном

Кнутами

Длинными

Вас стегали

Шальные

Метели,

И крестили

Июльскими

Ливнями

Небеса

У речной

Купели.

 

Жизнь

Бродячая,

Ох, нелегка!

Кажет месяц

Задумчивый

Рог.

И течёт

Ваш обоз,

Как река,

От развилки

К развилке

Дорог…

 

А заплачет

Душа

Сиротливо,

Вы традициям

Дедов

Верны–

Пляски, смех

У крутого

Обрыва,

От заката

До ясной

Луны.

 

В час, когда

Вашу пылкую

Кровь

Холодит

Серебро

Полнолунья,

Вам гитара

Звенит

Про любовь,

Семиструнная

Чудо-

Певунья.

 

И в погоду,

И в непогодину,

С ней на пару

Грустит

Блудный

Сын,

Вспоминая

Забытую

Родину,

Что простёрлась

До горных

Вершин.

 

И смеётся

Гитара,

И плачет.

И тому есть

Причина

Вполне:

В сотый раз

Ускользнула

Удача,

Ускакав

На лихом

Скакуне…

 

Но цыгана

Настойчивей

Нету,

Не сидится

На месте

Ему.

Бродит он

За удачей

По свету,

Раздвигая

Кромешную

Тьму.

 

Знать, судьба

У цыгана

Такая–

Нет износу

В подковках

Ногам.

Только вёрсты,

Как звёзды,

Мелькают…

Загадай же

На счастье,

Цыган!

 

Ах, цыгане!

Скитальцы

Полей.

До сегодня

Мне снится

Ваш табор.

Да глаза…

Чёрной ночи

Черней.

Ох, забыть их

Давно

Пора бы!..

 

. . . . . . .

 

Уж не помню:

По воле,

Случайно ль,

Оказался

В излуке

Оки?

Жизнь порой

Преподносит нам

Тайны,

Да разгадывать

Их

Не с руки!

 

Будто снова

Стою

Над рекою,

Поправляя

Тесёмку

Ружья.

Что пошутит

Судьба так

Со мною–

Никогда

Не подумал бы

Я…

 

Снова

Память

Волною накатит:

Пыль.

Дорога.

Цыганский обоз.

Слышу ржанье

Коней

На закате

И скрипучую

Песню

Колёс.

 

Вижу снова

Цветастые

Юбки,

Ленты пёстрые

В ниточках

Кос,

Цыганят,

Как былиночки,

Хрупких,

На ходу

Орошающих

Плёс…

 

Вот свернули

Передние

Кони,

Грохоча

Барахлом,

Как в грозу.

И кибитки,

Как пальцы

Ладони,

Полукругом

Застыли

Внизу.

 

Спрыгнул первый,

В засаленной

Шляпе.

По блестящим,

Ей в тон,

Сапогам,

По рубахе

В мудрёных

Накрапах,

Понял я:

Это – главный

Цыган.

 

Поглядев

На закат

Тёмно-алый,

На далёкие

Блики

Огней,

Он кивнул

И принялся

Устало

Выпрягать

Из кибитки

Коней…

 

Все цыгане

Таскали

Пожитки,

И одна лишь

Сидела,

Грустна.

Молодая,

В красивой

Накидке,

И, признаюсь,

Сама

Недурна!

 

И не сразу

Заметил ведь,

Вроде–

Будто ангел

Портрет

Рисовал:

И капризно

Изогнутый

Ротик,

И лица

Бесподобный

Овал.

 

Гордо вздёрнутый

Маленький

Носик,

Всем печалям

И бедам

Назло!

И волос

Несказанная

Просинь,

Словно галицы

Сизой

Крыло.

 

Точно змейки,

Косичек

Пара.

Лента

Алая

В волосах.

Кожа,

Смуглая

От загара.

И, о чудо –

Её

Глаза!

 

Словно узеньких

Две

Проталины

Растопились

Под солнцем

Вдруг,

Словно спелые

Две

Миндалины

На меня

Накатили,

Мой друг…

 

. . . . .

 

Голос судьбы.

 

Что растаял, мил дружок?

Выходи на бережок!

 

Не река ломает лёд –

То любовь к тебе плывёт.

 

И прекрасна, и стройна.

Грудь, как пенная волна!

 

Бросил невод – не зевай.

Впрочем, думай. Сам решай…

 

. . . . . . .

 

Всё так дивно,

Так чётко

И ясно

Возвращает мне

Память

Тех дней.

Табор. Речка.

Куст тальника

Красный.

Разноцветные

Гривы

Коней...

 

Ярко вспыхнет

Костёр

На поляне,

И отбросив

Мирскую

Возню,

Вкруг него

Соберутся

Цыгане,

Мотыльками

Слетевшись

К огню.

 

Спать давно бы

Пора,

А поди-ка–

И старухи

Беззубые

Тут.

Все,

От мала

И до велика,

Дочку старого

Цыгана

Ждут.

 

Растирая

Затёкшую

Спину,

Бросит цыган,

Нахмуривши

Бровь:

"Ну-ка,

Выйди,

Шалунья-Марина,

Раззадорь-ка

Цыганскую

Кровь!".

 

Вот она,

Как тростинка,

Тонкая,

Выйдет в круг,

Извивая

Стан.

Зарыдает

Гитара

Звонкая,

Лишь коснётся

Струны

Цыган.

 

Снова с плеч её

Дивные,

Алые,

Льются ленты

Невидимых

Струй…

Ах, не много

Хочу я–

Лишь малого:

Вновь сорвать

С жарких губ

Поцелуй!

 

"Эй, приятель,

Гляди,

Не сробей-ка!".

Запрокинув

Назад

Голову,

Извивается

Пёстренькой

Змейкой,

Босой пяткой

Сминая

Траву.

 

Страстным взором

Беду

Напророчит,

Обожжёт

Из толпы

Молодца.

И опустит

Стыдливые

Очи

Под рассерженным

Взглядом

Отца…

 

Я уверен

Теперь

Без сомненья,

И ручаюсь

Своей

Головой:

Тех минут

Дороги мне

Мгновенья,

Что дарованы

Были

Судьбой!

 

Дивным взором

Обласканный

Нежно,

Ощущая

То робость,

То страх,

Я спускался

С обрыва

Неспешно,

Словно роком

Ведомый

Впотьмах…

 

Шаг… ещё…

И ещё…

Ей навстречу.

Расступается

Медленно

Круг.

Нежно руки

Ложатся

На плечи.

А в глазах–

Интерес и…

Испуг!

 

Наваждение.

Дымка.

Виденье.

Ангел.

Демон.

Навязчивый бред.

-Кто ты?

Тихо спросил

В изумленьи.

-Вольный ветер,

Услышал

В ответ.

 

. . . .

 

 

Поцелуем

Холодным

Струится,

Не оставив

Ни капли

Следа,

По губам

Ключевая

Водица.

Но цыганская

Кровь–

Не вода.

 

А цыганская гордость,

Как

Птица:

Коль попалась

В тугие

Силки,

Будет грудью

И крыльями

Биться,

Вырываясь

Из цепкой

Руки!

 

Но сползала

Покорно

И плавно

С хрупких плеч

Серебристая

Шаль…

И глаза

Молодого

Цыгана

Вдруг сверкнули,

Как острая

Сталь!

 

Крепче, крепче

Рука

Обвивала…

Глуше, глуше

Звенела

Струна…

И внезапно вокруг

Всё

Пропало.

Лишь она.

Лишь она.

Лишь она...

 

А гитара

Протяжно

Стонала.

Растекался

Закат

По воде.

И по кругу

Волной

Пробежало:

Быть беде.

Быть беде.

Быть беде...

 

Уж не помню,

Как просекой

Лунной

Добирался

В потёмках

Домой…

После месяц ходил,

Как

Безумный.

Но к цыганам,

Решил–

Ни ногой!

 

. . . . .

 

Уж не ведаю,

Что

За причина

Затащила

Цыганку

В село-

Посетила

На Пасху

Марина

Неприветливый

Наш

Уголок.

 

Привлекая

Заворожено

Сотни

Глаз

На пасхальном

Пиру,

Развевалась

Костром

Подожжённым

Юбка

Пёстрая

На ветру.

 

У лотков,

Где невзрачные

Кольца

Затмевались

Оправой

Перстней,

Меж рядами

Заезжих

Торговцев

Мы столкнулись

Нечаянно

С ней!

 

Я молчал,

Отягчённый

Думой,

Вспоминая

Нелестно

Цыган.

И глядел

Исподлобья

Угрюмо

На улыбку

И выгнутый

Стан…

 

Как в насмешку,

В мгновение

Ока,

Разыгравшись

Не в шутку,

Всерьёз–

Ветер буйный,

Вспорхнув

Ненароком,

Вырвал ленту

У ней

Из волос!

 

Но, надувши

Обиженно

Губы,

Направляясь

К церковной

Стене,

Бросил

Подвязь атласную

Грубо,

Зло и нехотя

Под ноги

Мне.

 

И унёсся

В незримые

Дали…

А за ним

Безудержно

Рвались

Колокольные

Звоны

И звали

В голубую,

Прозрачную

Высь!

 

Возвращая

Подарок

Нежданный,

Отголосок

Весенних

Проказ,

Встретил вновь я

Огонь

Первозданный

Удивлённо

Расширенных

Глаз!

 

Вновь узрел

Всю Вселенную

Разом!

Уж не знаю,

Что сталось

Со мной?

Ахи, охи,

Никчемные

Фразы…

Что судьба?

Просто случай

Слепой.

 

. . . . .

 

С неприкаянной

Страстью

Поэта

Облегчив

От червонцев

Карман,

Вечер,

Ночь

И остаток рассвета

Я провёл

У заезжих

Цыган.

 

Хоть Марина

И хмурила

Брови–

Было, было,

На что

Посмотреть:

Опьянённый

Вином

И любовью,

Щедро сыпал я

Звонкую

Медь!

 

Ни один

Обойдённым мной

Не был:

Бусы, серьги –

Принёс,

Так дари!

Был костёр

Вышиною

До неба,

Были пляски

До самой

Зари.

 

Было весело,

Как

В балагане,

И плескалось

Вино

Через край,

С шумом пенясь

В гранёном

Стакане.

Ах, играй,

Гитарист,

Играй!

 

Знать, хлебнул

Весельчак

Немало:

То врала

Невпопад

Струна,

То звенела

Навзрыд

Гитара,

Словно была

В дугу

Пьяна.

 

Кто я, где я?

И что мне

Здесь надо?

Ничего

Не желаю

Знать!

Лишь бы видеть

Марину

Рядом,

Да цыганским

Речам

Внимать…

 

Предпочтя

Разговорам

И винам

Буйной

Пляски

Водоворот,

Затащила

Безумца

Марина,

Словно в омут,

В шальной

Хоровод.

 

Очи чёрные

Ярко

Блистали,

Обжигая,

Как искры

Огня,

И ловили,

И жадно

Хватали

Руки гибкие

В пляске

Меня.

 

Бледный месяц

Высвечивал

Глянцем

Вкруг лица её

Дивный

Овал.

Долго, долго

Горячие

Пальцы

Я губами

Взахлёб

Целовал!

 

Я уснул,

Отягчённый

Думой,

Голову

На ладони

Склонив…

В эту ночь

Для себя я

Умер,

В эту ночь

Я воскрес

Для любви.

 

Видел

В грёзах

Незримую сушу,

Золотые

Венцы

Облаков...

Снилось мне,

Как парят наши

Души-

В звёздных кущах,

В потоках

Веков…

 

. . . . . . . . . . . .

 

Предрассветной

Сырой

Прохладой

Извлечённый

Из власти

Сна,

Я увидел

Мою

Отраду,

Подносящую

Ковш

Вина.

 

Освежаясь

Живительным

Соком,

С губ прогнавшим

Остатки

Тоски,

Тронув

Пальцы её

Ненароком,

Ощутил

Нежный трепет

Руки.

 

Словно парусник,

Брёл я

По устью,

Меж кибитками

Спящих

Цыган,

С затаённою,

Светлою

Грустью

Вспоминая

Ночной

Балаган!

 

Никого.

Неуютно

И пусто

Подле тлеющих

Углей

Огня…

Но какое-то

Странное

Чувство

Покидать

Не спешило

Меня.

 

Потрепавши

Коней

На прощанье

И к Марине

Шагнув

Впопыхах,

Словно лёгкое

Ветра

Касанье,

Ощутил

Строгий перст

На губах.

 

 

Шаль набросив

На голые

Плечи,

Оттолкнула

Легонько

Рукой.

Я в ответ

Лишь кивнул:

Мол, до встречи!

Но забыл

Уточнить –

До какой?

 

И уже

Выходя

На дорогу,

Невпопад

Оглянувшись

Назад,

С безотчётною,

Смутной

Тревогой

Ощутил чей-то

Пристальный

Взгляд…

 

. . . . . . . .

 

Голос судьбы.

 

Что осклабился, милый дружок-

Получил на прощанье урок?

 

Может, хватит любовью играть,

Иль задумал судьбу испытать?

 

От цыганки не вижу вреда,

Но за нею таится беда!

 

Полно хмуриться, морща чело–

Не броди по ночам за село.

 

Здесь негоже бывать одному!

Впрочем, думай... Решать самому.

 

. . . . . . . . . . .

 

Хороши вы,

Июльские

Ночи!

Тихо месяц

Плывёт

По Оке,

И сияют

Влюблённые

Очи,

Словно звёзды

На влажном

Песке.

 

Сонно пела

Волна,

Улыбаясь,

Вторя ржанью

Коней

За холмом,

И горячие

Губы,

Сливаясь,

Замирали

В восторге

Немом!

 

На правах

Бесприютных

В отчизне,

Чей удел–

Верстовые

Столбы,

Мы судили

О странностях

Жизни

И дивились

Причудам

Судьбы.

 

"Над моими

Ты властвуешь

Снами" –

Словно эхо,

Звенело

В ушах.

"Ах, не с нами

Марина,

Не с нами!"–

Буйный ветер

Шумел

В камышах.

 

Мы шутили,

Смеялись

И пели.

Но, читая

Стихи ей

Подчас,

Никогда

Не встречал я

Доселе

Столь внезапно

Менявшихся

Глаз!

 

Облачённая

Звёздным

Узором,

Застывала

Она

Над рекой,

С восхищённым,

Пленительным

Взором

Повторяя

Строку

За строкой.

 

В этот миг

У меня

Почему-то

Кровь звенела

По жилам

Струёй-

Я готов был

В такие

Минуты

Жизнь отдать

За улыбку

Её!

 

Но судьба

Рассудила

Иначе…

Ой, звонка ты,

Тугая

Струна!

Коль гитара

Цыганская

Плачет–

Значит, ведает

Тайну

Она…

 

. . . . .

 

Как-то я

Воспылал,

Что есть силы,

Я кипел

Котелком

На огне,

Чтоб Марина

Меня

Научила,

Как скакать

На цыганском

Коне!

 

И когда я,

Решившись

Всерьёз,

Сел верхом…

Ох, что было,

То было–

Хохотала

Марина

До слёз,

И косилась

Пугливо

Кобыла.

 

Всласть

Намучился

(ей исполать!),

Но осилил,

Хватило

Силёнок –

Ту науку,

Что мог

Преподать

В чистом поле

Любой

Цыганёнок.

 

Что б там

Ни было,

Но не бесследно

Столько было

Потрачено

Сил.

Прочь неделя–

И худо ли,

Бедно,

Я уже

На кобыле

Трусил!

 

Только можно ли

Было

Сравниться

С молодою

Наставницей

Мне!

Вскачь летела она,

Словно

Птица,

На горячем

Степном

Скакуне.

 

И когда,

Соскочивши

Упруго,

Шла ко мне,

Приминая

Жнивьё–

От восторга ли,

От испуга,

Замирало

Вдруг

Сердце

Моё...

 

. . . . . .

 

Часто я

Размышлял

На досуге,

Вспомнив робость

Опущенных

Век:

Ведь Марина мне

Больше

Подруги,

Чем скрепить

Нашу дружбу

Навек?

 

Как мечтал я,

В едином

Порыве,

Разлетевшись

На всем

Скаку,

Слиться с ней

На крутом

Обрыве,

И не дать ей

Упасть

В реку!

 

Как желал бы

Когда-нибудь

Я,

С лихорадочной

Дрожью

В крови,

Утопить

Наши горькие

Судьбы

В половодье

Счастливой

Любви!

 

Чтобы смех

Разливался

Волнами,

Мерзким

Судьбам

Наперекор…

Чтоб никто

Не стоял

Между нами.

И Марина

Не прятала

Взор.

 

Я молил

Неотступно

Бога,

Чтобы сказкою

Сделалась

Быль!

Разве двое

Быть вместе

Не могут,

Если их

Обвенчал лишь

Ковыль?

 

И за удаль

Её,

И песни,

Не ударивши

В грязь

Лицом,

Подарил я

Марину

Перстнем.

И взамен

Получил

Кольцо…

 

. . . . . .

 

Голос судьбы.

 

Что наделал, мил дружок–

Медный выудил кружок!

 

Знай: у этого кольца

Нет начала, нет конца!

 

Кабы ведал, кабы знал,

Что за перстень променял…

 

Дело наше, брат, труба:

В том кольце – её судьба.

 

Поскорей верни, отдай!

Впрочем, думай. Сам решай…

 

. . . . . . . . .

 

Дни неслись

Чередою

Незримой.

Возгордиться

Настал

Мой черёд:

Обучил я

За лето

Марину

Бить по птицам

Без промаха

Влёт!

 

Но, стреляя

Навскидку

Без страха,

Не жалея

Патронов,

Ни слёз,

Каждый раз

Над поверженной

Птахой

Горевала

Марина

Всерьёз.

 

Птица, голову

Выгнувши

Круто,

Била оземь

Кровавым

Крылом.

Тех мучений

Шальные

Минуты

Обрывать

Приходилось

Стволом.

 

Взяв двустволку

Из пальчиков

Нежных,

Сдвинув кепи

До самых

Бровей,

Добивал я

Подранка

Небрежно,

Улыбаясь

Сквозь выстрелы

Ей!

 

Шли "косухой"

Чирки,

То и дело.

Звон стоял

У меня

В голове.

А Марина

Со страхом

Глядела

На кровавые

Пятна

В траве…

 

И однажды,

Прищурившись

Зорко,

На меня

Вдруг направив

Ружьё,

Попросила

С усмешкою

Горькой,

Чтоб оставил

Занятье

Своё.

 

На секунду

Цевьё

Приподнялось

И застыло

На уровне

Лба.

И невольно

На миг

Показалось:

Мне в глаза

Заглянула

Судьба…

 

. . . . .

 

 

Голос судьбы.

 

Что дружок, потупя взгляд,

Молча пятишься назад?

 

Хоть взведён в ружье курок,

Ты ж – не раненый чирок!

 

Сеть любви прочна? Так что ж,

Режет сети вострый нож!

 

Не запутайся вконец,

Разудалый молодец!

 

Для развязки тяжелы

Воронёные стволы…

 

Неспроста порой в упор

Метит в сердце нежный взор.

 

Хоть пред ней не оплошай…

Впрочем, думай. Сам решай.

 

. . . . . . . .

 

Я частенько

Развязно

И длинно

Рассуждал

О судьбе

Налегке.

И однажды

С улыбкой

Марина

Взялась мне

Погадать

По руке.

 

Я дурачился

Хуже

Ребёнка,

Но она

Посерьёзнела

Вдруг,

И водила

По линиям

Тонким

Долго пальчиком

Нежным

Вокруг.

 

И, вглядевшись

В изгибы

Ладони,

Прошептала

В кромешную

Тьму:

"Нож, как будто…

А вроде

Утонет…

Ничего,

Ничего

Не пойму…".

 

Я улыбку

Сдержал

Еле-еле:

"Ах, Марина,

Сердечко

Моё!

Даже если бы

Мы

Захотели,

Двум смертям

Не бывать.

В самом деле!

А одной–

Не минуешь

Её.

 

Жизнь – река,

Наши знанья–

Болотце.

Что поделать,

Зазноба

Моя?

Даже если

Стрелок

Промахнётся,

Иль случайно

Чирок

Увернётся…

Есть добавочный

Ствол

У ружья!".

 

Но Марина

Задумчива

Стала.

Всю дорогу

Она

Напевала…

И прощаясь,

Взглянув

На луну,

Словно в сердце

Струну

Оборвала:

"А ведь я,

Милый друг,

Утону…".

 

. . . . .

 

Неприметно

Кончается

Лето.

Ах, как ночи

Его

Коротки!

Всё тревожно-

Туманней

Рассветы,

Чаще веет

Прохладой

С реки.

 

Чаще в небе

Угрюмые

Тучи

Кружат стаей

Над чёрной

Водой.

И проносится

Ветер

По кручам,

Над поникшей

К земле

Лебедой.

 

С неба падая,

Кверху

Взмывает,

Разметая

По склонам

Траву.

Вихрем рябь

По воде

Разгоняет,

И срывает

С деревьев

Листву.

 

И сливаясь

С полоскою

Белой

Там, где небо

Коснулась

Земли,

Покидая

Родные

Пределы,

Плачут

В синюю даль

Журавли…

 

Всё грустней

Становилась

Марина.

То печаль

Застилала

Глаза,

То порой вдруг,

Без всякой

Причины,

На щеке её

Стыла

Слеза.

 

То, бродя

У реки

Одиноко,

Всё глядела

С тоской

На воду…

Знать, цыганское

Сердце

До срока

Распознало

Лихую

Беду.

 

. . . .

 

Голос судьбы.

 

Что робеешь, мил дружок-

Обуздать любовь не смог?

 

Крепче, крепче в эти дни

Ты поводья натяни!

 

Шпоры острые в бока,

Коль нетвёрдая рука.

 

Ведь упустишь, так и знай!

Впрочем, думай. Сам решай.

 

. . . . . . . .

 

А беда

Не ждала,

Не дремала:

Прижимаясь

К дорожным

Кустам,

Лишь для виду

Слегка

Приотстала,

Неотступно

Крадясь

По пятам.

 

Ветер выл

Заунывно

И длинно,

И хрипело

Не в такт

Вороньё.

Умоляла

В тот вечер

Марина

До заката

Покинуть

Её!

 

Невзирая

На мрачные

Слухи,

Проводить её

Взялся я

Сам.

Ах, как часто

Бываем мы

Глухи

К самым чистым

И светлым

Слезам!

 

Я всего только

Вымолвил

Фразу:

"Провожу

До развилки

Дорог…",

И она

И она вдруг поникла

Вся сразу,

Словно сломанный

Бурей

Цветок.

 

Как всё дальше

Случилось

И вышло?

Встали недруги

Вдруг

На пути…

Тот, с гитарой,

Мне бросил

Чуть слышно:

"От судьбы,

Милый друг,

Не уйти!".

 

И усмешка.

Сведённые

Скулы.

И глаза,

Дикой злобы

Полны!

И в руках его

Что-то

Блеснуло,

Поострей,

Надо думать,

Струны…

 

Но дрожащие

Пальцы

Постыдно

Выдавали

Аккорд

До поры.

Та заточка

Готовилась,,

Видно,

Для иной-

Не гитарной

Игры!

 

Мне б не дали

Сыграть с ним

В дуэте–

За спиной

Улыбались

Дружки…

Вдруг Марина,

Метнувшись,

Как ветер,

Заслонила

Меня

От руки!

 

Тонко пела

Под ветром

Осока.

Плыли медленно

Вдаль

Облака.

Вверх взметнувшись

В мгновенье

Ока

Чёрной птицей

Во тьме

Высоко,

Вдруг застыла

С клинком

Рука...

 

Необъятный

Степной

Простор.

Два зрачка,

Что огнём

Горят.

И хранящий

Немой

Укор,

Неподвижный

Маринин

Взгляд.

На цыгана.

В упор.

В упор!

 

Знать, разбилась

Волна

О плотину!

Но цыганская

Кровь–

Не вода…

Видя их

Уплывавшие

Спины,

С горьким вздохом

Поникла

Марина.

Я ж, как рыцарь,

Сгорал

От стыда!

 

Я молчал,

Ожидая

Укоров,

Назиданий

С её

Стороны,

Неприятного

Мне

Разговора,

Горьких слов,

Что упрёков

Полны…

 

Но она лишь

Поёжилась

Зыбко:

"Почитай мне

Стихи.

О любви…".

И добавила

С тихой

Улыбкой:

"Тот цветок,

У обрыва.

Сорви!.."

 

Эта ночь…

Так она

Хотела…

Сладость рук...

Горечь пряных

Губ…

Исступленье

Почти

До предела!

Я был с нею

И нежен,

И груб…

 

. . . . .

 

Муравейником

Растревоженным

Встретил

Табор

С Мариной

Нас,

И шатрам,

У кибиток

Сложенным,

Я дивился

В рассветный

Час!

 

Но Марина

Всё поняла

Разом,

Сердце ей

Подсказало

Давно…

Мне ж припомнилась

Странная

Фраза:

"До развилки…".

Уже ль

Суждено?

 

Ах, любовь-

Не коварная ль

Штука?

Вскачь промчится

Дорогой

Прямой.

Глядь,

За нею уж следом

Разлука

Ковыляет

Старухой

Хромой.

 

Ни укором,

Ни вздохом,

Ни плачем.

Не вернуть,

Не унять,

Не простить.

Если б всё

Оказалось

Иначе!

Если б всё

Можно было

Забыть…

 

Окунаюсь

В былое–

И снова

Неожиданный

Холод

В груди.

В миг,

Когда вдруг

Ударила словом:

"Уходи.

Ухо-ди...

У-хо-ди-и!".

 

. . . .

 

Поправляя

Ружьё

За спиною,

Под прицелом

Испуганных

Глаз,

Ни о том,

Что случилось

Со мною,

Не о мести

Я думал

В тот час!

 

Память сердца

Вовек

Не обманет:

Помнить мне

До скончания

Дней,

Как поспешно

Поутру

Цыгане

Запрягали

В кибитки

Коней!

 

Навсегда

Несмываемым

Ядом

Будет душу

Тревожить

Укор

Мне, глупцу,

Оттолкнувшему

Взглядом

Тот последний,

Отчаянный

Взор...

 

Слышал я,

Покидая

Стоянку,

Сам с собой

В безотчётной

Борьбе,

Причитания

Старой

Цыганки

О несчастной

Цыганской

Судьбе.

 

Эти стоны

Терзали

До боли.

Но… почувствовав

Пристальный

Взгляд,

Я ускорил

Шаги

Поневоле,

Не посмев

Обернуться

Назад.

 

Ах, судьба!

Над тобою

Не властны

Ни крутой

Жеребец,

Ни осёл.

Знать бы мне,

Что Маринино

Счастье

Я с собой

За уздечку

Увёл!..

 

. . . . .

 

Голос судьбы.

 

Что разнюнился, дружок?

Всё наука вам не впрок!

 

Начал дело, так верши –

Сбрось печаль с своей души!

 

Лучше сделать по уму,

А метаться ни к чему.

 

Скинь колечко, прочь бросай!

Впрочем, думай. Сам решай.

 

. . . . . .

 

Эпилог.

 

Минул год...

И унылая

Осень

Снова плачет

Листвой

По холмам.

Реже, реже

Небесная

Просинь,

Гуще, гуще

Холодный

Туман.

 

Ветер клочьями

Рваные

Дыры

Раздирает

На сотни

Частей,

И промозглая,

Мерзкая

Сырость

Пробирает

До самых

Костей!

 

А деревья

Протяжно

И томно

Стонут,

Память мою

Бередя,

И пронзают

Листву

Монотонно

Бесконечные

Нити

Дождя…

 

Эта жизнь

Наяву?

Или снится?

Нет меня

Или всё-таки

Есть?

Вот уж месяц,

Как чёрною

Птицей

Промелькнула

Печальная

Весть.

 

Молодая.

Ужасно красива.

Перстень-змейка

На левой

Руке...

Тёмной ночью.

С крутого

Обрыва.

Там, где табор

Стоял

На Оке…

. . . . . . . . . . .

 

МПМ. Russia

poembook.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.