Стихи о цезаре и клеопатре


Клеопатра — Пушкин. Полный текст стихотворения — Клеопатра

Царица голосом и взором
Свой пышный оживляла пир,
Все, Клеопатру славя хором,
В ней признавая свой кумир,
Шумя, текли к ее престолу,
Но вдруг над чашей золотой
Она задумалась — и долу
Поникла дивною главой.

И пышный пир как будто дремлет,
И в ожиданье всё молчит…
Но вновь она чело подъемлет
И с видом важным говорит:
«Внемлите мне: могу равенство
Меж вас и мной восстановить.
В моей любви для вас блаженство,
Блаженство можно вам купить:
Кто к торгу страстному приступит?
Свои я ночи продаю.
Скажите, кто меж вами купит
Ценою жизни ночь мою?»

Она рекла. Толпа в молчанье.
И всех в волнении сердца.
Но Клеопатра в ожиданье
С холодной дерзостью лица:
«Я жду,— вещает,— что ж молчите?
Иль вы теперь бежите прочь?
Вас было много; приступите,
Торгуйте радостную ночь».

И гордый взор она обводит
Кругом поклонников своих…
Вдруг — из рядов один выходит,
Вослед за ним и два других.
Смела их поступь, ясны очи.
Царица гордо восстает.
Свершилось: куплены три ночи..,
И ложе смерти их зовет.

И снова гордый глас возвысила царица:
«Забыты мною днесь венец и багряница!
Простой наемницей на ложе восхожу;
Неслыханно тебе, Киприда, я служу,
И новый дар тебе ночей моих награда,
О боги грозные, внемлите ж, боги ада,
Подземных ужасов печальные цари!
Примите мой обет: до сладостной зари
Властителей моих последние желанья
И дивной негою и тайнами лобзанья,
Всей чашею любви послушно упою..,
Но только сквозь завес во храмину мою
Блеснет Овроры луч — клянусь моей порфирой,—
Главы их упадут под утренней секирой!»

Благословенные священною рукой,
Из урны жребии выходят чередой,
И первый Аквила, клеврет Помпея смелый,
Изрубленный в боях, в походах поседелый.
Презренья хладного не снес он от жены
И гордо выступил, суровый сын войны,
На вызов роковых последних наслаждений,
Как прежде выступал на славный клик сражений.
Критон за ним, Критои, изнеженный мудрец,
Воспитанный под небом Арголиды,
От самых первых дней поклонник и певец
И пламенных пиров и пламенной Киприды.
Последний имени векам не передал,
Никем не знаемый, ничем не знаменитый;
Чуть отроческий пух, темнея, покрывал
Его стыдливые ланиты.
Огонь любви в очах его пылал,
Во всех чертах любовь изображалась —
Он Клеопатрою, казалося, дышал,
И молча долго им царица любовалась.

www.culture.ru

Стихотворение «Юлий Цезарь», поэт Негласный Вадим

Юлий ЦЕЗАРЬ

 

Кумир истории

 

Рапирой, шпагой и секирой,

В строю и на коне верхом

Солдаты Цезаря и Кира

Рубили головы мечом.

Как без ножа не может Кесарь

Без боли вынимать нутро,

Так без кинжала Юлий Цезарь

Болел, любя людей добро.

Раба он мог хоть чем убить,

Врага он бил, рубил и резал,

Но был способен и любить.

Кумир и укротитель мира

Часть мира под собой попрал,

Под звуки струн певучей лиры,

Он пировал и угощал.

Под струны звучные кифар,

Под марш побед, под звук фанфар

Текло богатство на алтарь.

В восторге Рим и Сиракузы –

Героя прославляли музы

За то, что Цезарь – римский царь. 18.12.02.

 

Планы Цезаря

 

Совместно с Крáссом и Помпéем

Он обращается в Сенат

Образовать Триумвират.

Сенату нравилась идея –

Покончить с силой Спартака

И, в Византию до Евфрата,

На Гáллию, на Митридáта

Послать отборные войска.

Решает он договориться

С Египтом, заключая мир,

Устроить в честь её царицы

Триумф и грандиозный пир,

И, чтоб с Египтом подружиться

И укрепить свои границы,

К Египту Цезарь флот повёл.

Триумф военной панацеи –

И триумфатор как посол,

Как гость Египетской столицы –

К Александрии подошёл,

Не зная, что он мог влюбиться;

Такое Цезарь не учёл. 20.12.02.

 

Пожар в Александрии

 

Помпей направился в поход

На Нýбию, на Византию,

А Цезарь ставит Римский флот

На подступах к Александрии,

Чтоб заключить с царицей мир.

Войска, не слушая царицу,

Столкнулись с Цезарем в упор

Вблизи Египетской столицы,

Нарушив мирный договóр.

Ошибся в первый раз кумир,

Увы, нет мира на войне;

Воюя, мира не добиться,

Столица вся в дыму, в огне.

Стоял кумир, терзаясь мукой,

Горела на его глазах

Сокровищница всей науки;

Впервые Цезарь был в слезах;

Пылала вся библиотека –

Святыня древних египтян;

В огне – творенья человека

И гордость греков и римлян. 25.12.02.

 

Воля Цезаря

 

Какой злодей, какой Икар

Устроил светопреставленье?

Какой для Цезаря удар –

Принять без боя пораженье!

Не дрогнула его рука:

Кто Клеопатре изменил,

Того он лично сам казнил

И передал свои войска

Под покровительство царицы,

Чтоб защищать свои границы,

Отдал приказ – тушить пожар,

Послав в огонь, на пепелища

Людей, чтоб вновь поднять жилища;

Он предложил царице в дар

Свой меч и царскую корону,

Отдал приказ по легиону

И передал через посла,

Что за царицу будет биться

На смерть и не потерпит зла,

Пообещав, что через год

Войска с Египта отведёт. 26.12.02.

 

Триумфальное шествие

 

И он вернулся как Мессия,

Вокруг толпа, народ кругом;

У ног его Александрия

С Александрийским маяком.

И триумфатора встречал

Народ под Триумфальной аркой,

А триумфатор излучал

Улыбку и дарил подарки.

Кругом такая эйфория,

Идут навстречу, на слонах

Солдаты, всадники лихие;

Его уносят на руках

И в Храм несут, как Фараона,

По предписанию закона;

У многих слёзы на глазах,

Но Цезарь смотрит молодцом;

Ликует чуть не вся столица;

Перед роскошнейшим дворцом

Вокруг сияющие лица;

Идёт процессия к царице –

Под Тронный зал с её лицом. 20.12.02.

 

Цезарь и Клеопатра

 

Играют Гимн, гудят фанфары;

Его с восторгом встретил зал;

Под струны арф звучат кифары

Под веер перьев опахал.

Под сводами амфитеатра –

Террасы лож духовных лиц,

Прелестных дам с повадкой львиц;

На трон воссела Клеопатра

И пали все пред нею ниц.

Монарх к ногам её припал;

Устами страстными, с азартом

Лишь туфельку поцеловал;

Пред ней смутился лик кумира,

Перед царицей – визави

С очами, полными любви:

«Богиня! Пред тобой – полмира;

Я подарю тебе весь мир

И будешь ты царицей мира,

Царицей муз, певучих лир;

Я проливал чужую кровь,

Не знал, что в жизни есть любовь». 20.12.02.

 

Любовь и слава

 

Царица, словно Афродита

И он, как будто Аполлон

Её очами ослеплён:

«Царица славная Египта,

Я – Цезарь, я тобой пленён!

Я видел трон и пьедестал,

Но пред тобой как раб предстал».

Хоть Цезарь многого добился

Под шум побед и гром фанфар,

Но Цезарь всё-таки влюбился:

Он молод и ещё не стар!

В его душе запела лира,

В его груди пылал пожар

И, после праздничного пира

Он был как Бог и как атлет,

А было славному кумиру

Слегка за пять десятков лет.

Закончен пышный бенефис

И, заключив союз с царицей,

Тотчас покинул он столицу;

О, Цезарь! Слава, браво, бис. 20.12.02.

 

Слава Цезаря

 

Домой вернулся триумфатор –

Солдат, плебей, патриций, царь;

За дело взялся реформатор,

Придумал новый календарь.

Успешно справились войска

С порывом армий Митридата

И против силы Спартака,

А миру – не нужны солдаты.

Не может Римская столица

На мир с Египтом согласиться;

Успех царицы Клеопатры

Не очень нравился войскам,

Когда в Египет шли эскадры

К её сияющим очам.

Богатство, слава, всё – без меры;

Не зная, Цезарь был примером

Друзьям, завистникам, врагам.

За власть и славу власти мстят,

Но зависть к Цезарю и слава

Разволновали всю державу;

Все славят, но тайком бранят. 23.12.02.

 

Напрасный труд

 

Красноречиво говорят,

Ведутся тайные дебаты;

Плетут интриги и в Сенате;

Воюет весь Триумвират.

Что толку с этого Союза?

Война и мир без перемен –

Плывёт богатство в Сиракузы,

Разрушен город Карфаген.

Благодаря победам Красса

С Помпеем – тысячи врагов

Пленённых – били, гнали массой

И превращали их в рабов.

В Помпеях строят Мавзолей

И гонят в новую столицу

Рабов и тысячи людей

На стройку собственной гробницы

И мраморных дворцов Помпей.

О, если б знал великий Юлий,

Чего не знали мудрецы,

Что через век вулкан Везувий

Испепелит его дворцы. 24.12.02.

 

Марк Антоний

 

Набравший силу Марк Антоний

Усилив армию и флот,

Из зависти, без церемоний –

К Египту сам войска ведёт.

Антоний делает визиты

И в Византии, и в Египте;

То от царицы едет в Рим,

То покидает он столицу,

То он сближается с царицей;

Порою он неуловим;

Он строит флот у мыса Акций;

О нём сказал бы здесь Гораций,

Что Клеопатрой он любим.

Но Цезарь другу доверял.

К вершине славы вознесённый,

В царицу как дитя влюблённый

Его визиты одобрял,

Ведь Цезарь дал ему заданье –

Устроить тайное свиданье,

А сам томился и страдал –

Свиданья сладостного ждал. 24.12.02.

 

Антоний и Клеопатра

 

И оказался Марк Антоний

Среди роскошных орхидей

В саду царицы и в салоне

Под взглядом царственных очей,

Вдыхая дивный эликсир

Пахучих вин и благовоний.

Как будто растворился мир

Под пение певучей арфы

В покоях царских Клеопатры,

Под взглядами прелестных фей;

Он говорил ей об искусстве,

О чувствах Цезаря; о чувствах

Своих и высказать не смел,

Краснея, маялся, бледнел,

Но с тайной думой: «Вот бы мне

Хотя бы ночь побыть с царицей

У ног её, наедине;

Здесь – есть за что и пострадать! –

За ночь одну с такой девицей

Я мог бы дьяволу продать

Не только душу, жизнь отдать!» 04.01.03.

 

Коварство и любовь

 

Но тут не выдержал поклонник:

«Скажи мне, Цезарь – твой любовник?»

И Марк Антоний слышит: «Нет!

Да разве я могла влюбиться

В завоевателя столицы,

Которому полсотни лет?»

- «А как же сын, Цезарион?»

- «Цезарион – мой сын законный,

Он скоро будет фараоном,

Ну, а пока, младенец он».

…И что услышал Марк Антоний

Из уст прекраснейшей девицы?

- «Послушай исповедь мою –

Не стану я женой кумира

И поклянусь своей секирой,

Что я скорей его убью!»

И возвышает речь царица:

«Я буду Цезаря убийцей;

Надеюсь я на честь твою!»

И говорит, прощаясь нежно:

«Антоний! Ты – моя надежда». 04.01.03.

 

Убийство Цезаря

 

… Льстецы всегда угодны власти –

Помпей, Антоний, Брут и Кáссий

После обильного питья

Заходят во Дворец кумира

И сообщают, не тая:

«Готовься к праздничному пиру,

Судьба решается твоя –

У нас царица Клеопатра!

Она должна явиться завтра».

И – обнимаются друзья.

Великий Цезарь весь в волненье

Среди неизбранных царей;

Друзья как будто бы в смущенье,

В восторге, в пьяном умиленье

От столь приятных новостей.

В объятьях Цезаря держали,

Откуда ни возьмись, кинжал;

Друзья приятеля зажали,

А Кассий друга так прижал,

Что Брут нанёс удар кинжалом

И Цезарь замертво упал. 23.12.02.

 

Известия и слухи

 

… От Цезаря всё нет известий,

Повсюду слухи поползли;

В столицу шли дурные вести

И до провинции дошли.

Они народ ошеломили:

- «Мужайтесь! Цезаря убили».

- Такое как могло случиться?

- Куда кумира увезли

И не доставили в столицу?

- И даже не похоронили,

А просто сбросили в канаву

С Олимпа и с вершины славы,

Без покрывала из земли;

Не то на море утопили,

Не то в сарае труп сожгли.

- И содрогнулась вся держава.

- Его как Бога нарекли.

- Ему слагали песни, Гимны,

Обожествляли – царь и Бог!

- Он клялся всем в любви взаимной –

Склонённым ниц у царских ног. 30.12.02.

 

Панихида

 

- Возрадуйся же ты, злодей

И плачь великая столица

И ты, небесная царица!

Усоп великий чародей.

- Молчи! Сын Музы, Каллиóпы,

Не пой, а слёзы лей, Орфей;

Плачь Эвридúка, Пенелопа –

Угас великий Прометей,

Огнём спаливший пол-Европы.

- Красноречивый Цицерон!

Скажи певец его, Гораций,

Где прах покойного, где он

И дух им покорённых наций?

- Кто нам укажет властным жестом

На место нового Гефеста,

На справедливость и закон?

- На троне кресло без насеста,

Без Цезаря остался трон.

- Да! Без Венца остался Рим,

А трон царя – святое место

Не может долго быть пустым. 30.12.02.

 

Гражданская война

 

- Но где попрятались убийцы?

- Одни исчезли навсегда,

Другие спрятались в столице,

А остальные – кто куда.

- Облавы. Акты беззаконий;

Убийство ставили в вину

Октавиáну – Марк Антоний,

Втянув в Гражданскую войну

Былую славную страну.

Кому положено по сану –

Октавиану – Кассий мстит

И Брут винит Октавиана,

Антоний Кассия бранит;

Помпей сражается с Лепúдом

И Брут к Антонию в обиде;

Антоний, Брут в бою сошлись,

Но, обижается Лепид.

Антоний говорит открыто,

Октавиан – из-за кулис

И спорит Римская элита,

Хоть кризис над страной навис. 01.01.03.

 

В Сенате

 

- Кого поставить на Олимпе

И обвенчать лавровым Нимбом?

- Кому воспеть победный Гимн?

- Лишь Боги, кони и кентавры

Взобраться могут на Олимп;

Не обвенчаешь пони лавром,

Они съедят лавровый Нимб.

- Скажи Сенат, скажи Фемида

Кто вознесётся на Сион?

Кто трон займёт царя Давида?

Кто будет защищать закон?

- Скажи, любезнейший Аврéлий,

Кто станет гордостью римлян?

- Таких немало есть в резерве –

Нерон, Лепúд, Аврелиáн,

Антоний, Кассий, Брут и Нéстор.

- А кто же в списке самый первый?

- Как завещал великий Цезарь,

Достойнейший – Октавиан –

Достойный Рима гражданин,

Племянник и приёмный сын. 01.01.03.

 

Кумир и толпа

 

И он расправился жестоко

С людьми, кто шёл наперекор;

От Сиракузы до Востока –

Кругом насилие, террор.

Плебей – без зрелищ, карнавалов

И праздников не любит жить;

Патриций – без дворцов и балов

Способен плакать и грустить,

И плох солдат без генерала –

Он будет недруга любить,

Но если вдруг царя не стало,

Толпа способна сокрушить

Царя и царские дворцы,

Епископа и Кардинала,

Тогда – толпу не укротить.

В толпе юнцы и мудрецы,

Глупцы, безумцы и борцы

За место тёплое у трона;

Доныне вёл народ борьбу

За славу, лучшую судьбу

Для обладателя Короны. 01.01.03.

 

Второй Триумвират

 

В Сенате Цезаря бранят.

Чтоб обуздать толпу и страсти,

Решает наконец сенат

Для усиленья новой власти

Создать ВТОРÓЙ Триумвират.

Политик, консул и солдат –

Лепúд, Октавиáн, Антоний;

У этой именитой тройни

Вся власть, о ней греметь молве

И выступать за Рим на бойне

С Октавианом во главе.

Облавы, казни и аресты,

И демонстрации протеста;

Повсюду восстаёт народ:

На страже всадники и кони,

Война Гражданская идёт.

Народ собрался в Пантеоне

Под выступающий пилон;

Все трое вышли на балкон

И возглашают Манифестом

Защиту Права и Свобод. 02.01.03.

 

Борьба за власть

 

С Олимпа можно и упасть;

В борьбе за трон, святое место,

Вступив в союз в борьбе за власть,

Не обошлось без кровной мести.

Идёт с войсками Марк Антоний;

Напротив – в Рим войска идут

Из завоёванных колоний –

Помпей и Кассий, следом – Брут.

Свершив злодейское бесчинство,

Друзья во взглядах разошлись,

Но замести следы убийства

Не удалось – друзья сошлись –

Любимцы Цезаря, убийцы.

Царя бессмертная душа,

Терцины ада сокруша,

Над ними словно бич витала,

Вселилась будто в души их;

Она их мучила, терзала,

Не оставляя ни на миг:

Из тех прославленных мужчин

Остаться должен жить один. 03.01.03.

 

Завершение Гражданской войны

 

Войска столкнулись при Филúппах

И час настал – смертельный бой,

Чтоб победить любой ценой;

Сошлись друзья такого типа –

Кумиры, баловни судьбы,

Вожди толпы, её любимцы,

Кому нужна победа, либо –

Сносить клеймо царя убийцы

И надругательство толпы.

Но нет победы без борьбы.

Антоний вышел на сраженье

И Брут ведёт за строем строй,

И Кассий бьётся как герой

С Помпеем, вышел победитель,

Как Цезарь, славный небожитель;

Другие – терпят пораженье,

Они покончили с собой.

А победитель, Марк Антоний

В награду получил права

На управление колоний

Востока, как гласит молва. 03.01.03.

 

Замыслы Антония

 

Свободен наконец Антоний

Свои мечты осуществить –

Растить детей и стричь газоны,

Со сладострастием любить;

Смотреть на сцены и театры,

И обвенчаться с Клеопатрой,

Не воевать, а мирно жить.

Но нелегко в душе хранить

Убийства тысячи людей,

Хранить на совести своей

Погромы, виселицы, казни

Героев, шахов и царей,

Людей невинных в том числе.

Он исполнял, давал приказы

И делал зло из-за боязни,

Чтоб не повиснуть на петле.

А он мечтал и строил планы;

Покинул Иерусалим;

Попал в столицу, но не в Рим, –

Чтоб упредить Октавиана;

Антоний был неукротим. 04.01.03.

 

Измена

 

По стратегическому плану

Войска готовились в поход

На Византию, за Босфор,

Чтоб выйти в Персии простор.

- А вездесущий Марк Антоний

Повёл армейские колонны;

Собрал надёжнейший оплот,

Всё больше направляя взор

В Александрию и в Луксор.

Пришёл донос Октавиану:

«Антоний – не туда идёт,

Ведёт себя Антоний странно,

На Юг флотилию ведёт!»

- Ну, кто Антония заменит?

- Позор! Предательство, измена.

- Да он в Египет уплывёт!

- Но «Риму преданный патриций»

Объединил с войсками флот

И … флот Египетской царицы.

- Как Цезаря, встречал народ

Посла, избранника царицы. 05.01.03.

 

Пир во время чумы

 

Под Триумфальной аркой стража.

Идут слоны, верблюды, кони

И, как при Цезаре, всё та же

Картина – зал; сидит на троне

Царица, рядом – Марк Антоний.

Народ идёт на карнавал

С кумиром, венчанным короной,

А жрец Верховный обвенчал

Двоих, вступивших в брак законный.

Под сводами амфитеатра

Садится за столом кумир

И приглашает Клеопатра

Народ, гостей на званный пир,

Где блюда на любые вкусы

И вкус изысканный вина;

Играют арфы, струны музы

И чаша каждого полна.

Плывут Египетские ночи;

К полночи гости разошлись,

Царица опускает очи;

Супруги в ложе улеглись… 05.01.03.

 

В объятиях любви

 

Не зная то, что впереди,

Царица в ложе чуть дышала

И нежно, ласково шептала:

«Антоний! Милый, подожди».

Антоний, страстными устами

Прильнул к царице, как Морфей

К устам избранницы своей,

Её округлыми местами,

Скрывая пылкие уста;

Ласкал пикантные места

И, как дитя достиг груди…

Не знал счастливый Марк Антоний,

Что у него родится двойня;

Забыв про все печали, вдруг,

Влетел гонец в её светлицу,

За ним – толпа из верных слуг

И, возмущается царица,

Но слышит: «Рим идёт войной!»

Восстала тут же Клеопатра,

Свою возглавила эскадру;

Антоний с ней рванулся в бой. 05.01.03.

 

Сражение на море

 

Навстречу – Римская армада –

Напротив флота Египтян,

На флагмане – Октавиан;

Триумвирата вся Триада

В бою сошлась между собой.

Объединённые эскадры

Антония и Клеопатры,

Немедленно рванулись в бой,

Чтоб победить любой ценой.

Трубят фанфары канонаду;

На вёслах каждый экипаж;

Готовы шлюпки и десанты,

Легионеры, вдруг, пассаж –

Противник, словно по команде

Поднял по ветру паруса.

И, возбуждённый Марк Антоний

Решает флот погнать в погоню.

«Ура!» – взревели голоса

И барабанов дробь: «Победа!»

О, если б Марк Антоний ведал

Куда глядят его глаза? 05.01.03.

 

Западня

 

Береговая полоса

Растёт со скалами в тумане;

Вдали белеют паруса

Флотилии Октавиана,

Скрываясь, уходя за рифы

К причалам Áртского залива.

Никто не ждал, какой сюрприз

Врагам готовят небеса;

Не ясно – кто здесь в западне,

Чей флот окажется в огне?

Обходит Марк Антоний мыс,

Где было всё ему знакомо –

Причал, портал и каждый пирс,

Где он устраивал приёмы.

Октавиан туда идёт,

Где Марк Антоний строил флот.

Доволен опытный Антоний:

«Неопытный Октавиан

Готовит сам себе капкан,

Едва укрывшись от погони».

И вот, рассеялся туман… 07.01.03.

 

Победа и бегство

 

Антоний гонит флот на скалы,

На рифы, римляне ко дну

Пошли, других – к бортам прижали,

Устроив дикую резню,

И, под попутную волну

Плывут эскадры как попало,

Но вот, Антонию всё мало;

Он прéдал флот врага огню –

Суда и верфи, и причалы,

И … сам попался в западню.

В восторге, в бешеном порыве,

Антоний двинулся назад,

Но в створе Áртского залива,

У мыса Áкций был зажат.

Антоний кое-как прорвался,

Пройдя огонь и смерть, и ад;

Спаслась царица Клеопатра,

Спасая часть своей эскадры;

Антоний – в море затерялся.

Он предал Цезаря, страну;

И погубил свою жену. 07.01.03.

 

Затмение Солнца

 

Александрия! Македонцы,

Нашло знамение на нас,

Как будто бы затмилось Солнце

В трагический, ненастный час.

И надо же тому случиться,

Как раз, в Египетской столице,

В разгаре солнечного дня

На море поднялось волненье,

Но вдруг, средь дня смеркаться стало,

А Солнце – в зареве огня.

На небе грозное явленье –

Светило свет не излучало

И началось землетрясенье,

И, взгляд на Солнце устремля,

Зеваки раскрывали рты;

От абсолютной темноты

Как будто треснула земля.

И изумлённая толпа

Дождалась наконец рассвета,

Но без седьмого чуда света

Александрийского столпа. 07.01.03.

 

У гробницы Клеопатры

 

Довольно долго Марк Антоний

Блуждал, метался от погони;

В Египет возвратился он,

Где застаёт свою царицу

Лежащей в собственной гробнице.

… Антоний просто поражён:

Царица и змея-убийца

Лежат в обнимку, тут же – тройня

Её детей. Цезареон

Попался пóд руку тирана,

(Он был убит Октавианом).

… Погиб последний фараон.

Убитый горем Марк Антоний,

Царицу славную любя,

Упал, забывшись вечным сном.

Убил Антоний сам себя,

Сражённый собственным мечом.

Тираном Цезарь был убит

Во имя Áвгуста-Титана,

И Марк Антоний был забыт

В честь Августа-Октавиана. 07.01.03.

poembook.ru

Цезарь Клеопатре ~ стихотворение Валерия Брюсова ~ Beesona.Ru

Главная ~ Литература ~ Стихи писателей 18-20 века ~ Валерий Брюсов ~ Цезарь Клеопатре

На этой странице читайте стихотворение «Цезарь Клеопатре...» русского писателя Валерия Брюсова, написанное в 1920 году.

Стихотворение Валерия Брюсова

Нас влекут пурпурные ветрила,
Нежен вздох павлиньих опахал,
Терпкой влагой душно веет с Нила,
В жгучей сини Феб недвижно стал.
Мысли — четки. Выслушай, царица!
Ропот мой безумьем назови.
Пусть в тебе таит свой бред блудница,
Цезарь тож не новичок в любви.
Что ж! пред кем, скажи, в Александрии
Я сложил и фаски и венец,
Взор закрыл на распри мировые,
В Риме кинул золотой дворец?
Иль гетер в столицах шумных мало?
Иль не я владыка всех земель?
Но от хитрых ласк душа устала,
Что мне в снах Киприды лишний хмель?
Нет, египтянка! в изгибе строгом
Губ твоих, в огне холодном глаз
Понял я призыв к иным дорогам,
К большей глуби, соблазнившей нас.
Клонит лик пред сыном Афродита,
Эрос-Мститель гнет священный лук.
Пропасть высшей страсти нам открыта.
Чу! на дне — камней скользнувших звук!
Миродержец, днесь я диадемой
Царственной вяжу твое чело.
Не в Киферу нас влечет трирема,
В даль столетий — фатума весло.
Нам сужден ли сов мгновенной неги?
Прочь Гефестом кованная сеть!
Двум кометам в их надмирном беге,
Нам дано в пример векам алеть.
Так гори, согласно пламенея,
Огнь любви спеши со мной вдохнуть,
Чтоб с тебя он сжег клеймо Помпея,
Чтоб к клинку мне подготовил грудь!

Год создания: 1920

Мне нравится:

0

Количество просмотров: 6
Количество комментариев: 0
Опубликовано: 19.01.2020

© Валерий Брюсов

Другие стихи Валерия Брюсова:

Цепи

Их цепи лаврами обвил.
Пушкин
Да! цепи могут быть прекрасны,
Но если лаврами обвиты.

Церкви, великие грани…

Церкви, великие грани,
Голос ваш радостно строг!
В мире размеренных зданий
Смотрите вы на Восток.

Цирцея

Я — Цирцея, царица; мне заклятья знакомы;
Я владычица духов и воды и огня.
Их восторгом упиться я могу до истомы,
Я могу приказать им обессилить меня.

Цусима

Великолепная могила!
Пушкин
Где море, сжатое скалами,
Рекой торжественной течет,

Цветики убогие

Цветики убогие северной весны,
Веете вы кротостью мирной тишины.
Ландыш клонит жемчуг крупных белых слез,
Синий колокольчик спит в тени берез,

Царица

С конки сошла она шагом богини
(Лилия белая, взросшая в тине!).
Долго смотрел я на правильность линий
Молодого лица.

www.beesona.ru

Клеопатра ... ~ Поэзия (Мир души)


В Египте я! - вот так мне вдруг приснилось!,-
В стране известных миру фараонов!
Опять судьбе попала я в немилость,
Или её всё это благосклонность...???

От зноя воздух, как струна звенящий,
В нём сказка, появившись, вновь исчезла...
Верблюд, по-человечьи говорящий,
Подставил мне любезно горб свой-кресло!

Плыву, качаясь ,средь песков в пустыне,
Вкушаю незнакомый плод на завтрак
И чувствую себя почти Богиней -
Ни дать, ни взять - царица Клеопатра!

Загадочное что-то вдруг случилось...!
Откуда ЭТОТ ВЗГЛЯД НЕОТРАЗИМЫЙ...?-
Вся нежность мира в сердце заструилась:
Мой Цезарь! Мой Владыка! Мой Любимый!!!

16. 07.2013г

Свидетельство о публикации №113071607872

ВАДИМ ЦИВЛИН - ПАРОДИЯ
https://www.chitalnya.ru/work/845441/

Обычно по ночам мне ничего не снится.
А тут Египет, вдруг, где фараон на фараоне.
(Знакомы мне откуда-то их лица!)
Под ними Сфинксы, словно сказочные кони.

Жара такая, что насквозь промокла!
А этим гадам всё по барабану.
Приличья ради, ведь могли бы смолкнуть,
Так нет же! Вдруг, запели мне осанну.

Ну, я недоумённо им бедром вильнула,
Как оказалось, к радости их вящей.
Прислали трёх верблюдов для прогулок,
Один был, к счастью, русскоговорящий.

В беседе с ним, в горбах его качаясь,
Я проплыла по Шарм-эш-Шейха сити
Арабы приняли меня за Нефертити,
Валились замертво, ноги моей касаясь.

Возникла мысль – сканать под Клеопатру,
Уже и нежность в сердце заструилась,
Но Цезарь, блин, застрял у психиатра,
А у Антония, увы, не обломилось.

А жаль, могла б сойти за Клёпу
На троне золотом египетской царицы,
Да, Цезарь – жалкий псих и недотёпа,
Не дал верховной властью насладиться.

Проснулась с чувством раздвоения сознанья.
Я ночь в обличье двух красавиц прожила!
Ощупала себя тайком для опознанья,
Как-будто, прелести свои на месте я нашла.
24.07.2013

ЛИДИЯ КЛОЧКОВА - ОТВЕТ

ПОКА Я НА ВЕРБЛЮДЕ ТОМ "КРУЖИЛАСЬ",
КАКОЙ-ТО ЗМЕЙ ПАРОДИЮ НАШКРЯБАЛ!
Я, ПРАВДА, СО СМЕХУ ПОД СТОЛ СВАЛИЛАСЬ,
НО ВСЁ Ж НЕ КЛЁПА НИКАКАЯ Я, А БАБА!

НУ, ЛИШЬ ЧУТЬ-ЧУТЬ "СКОСИЛА" ПОД БОГИНЮ! -
НЕЛЬЗЯ ЧТО ЛЬ ХОТЬ ВО СНЕ ПОБЫТЬ ЦАРИЦЕЙ?!
САМА НЕ ВЫБЬЕШЬСЯ - В БЕЗВЕСТНОСТИ ВЕДЬ СГИНЕШЬ!
К ТОМУ Ж, В ЕГИПТЕ ПОБЫВАЛА, ЗА ГРАНИЦЕЙ!!!

НЕ ПОМНЮ ДАЖЕ, ГДЕ УЖ ТАМ МЕНЯ НОСИЛО!
И ПО КАКИМ ДОСЕЛЬ МНЕ НЕИЗВЕСТНЫМ "СИТИ",
ОДНАКО ЖЕ КАКАЯ-ТО ВЕДЬ СИЛА
МЕНЯ ПРОИЗВЕЛА ВДРУГ В НЕФЕРТИТИ...??!!!

ЗАПУТАЛАСЬ СОВСЕМ: КТО Ж Я НА ДЕЛЕ...?!
ХОТЕЛА ЛИШЬ СКАНАТЬ ПОД КЛЕОПАТРУ...??!!! -
ОЩУПАЛА СЕБЯ: ВСЁ В НОРМЕ В ТЕЛЕ...?! -
А МОЖЕТ БЫТЬ, И МНЕ...ДО ПСИХИАТРА...???

ВАДИМ ЦИВЛИН

А что, дружок мой, ха-ха-ха!
В ком себя видишь? Нефертити? Клеопатра?
Пародия ведь, правда, неплоха?
И без работы не оставит психиатра!

ЛИДИЯ КЛОЧКОВА

НО-НО, МОЙ ДРУГ! Я ПРИ СВОЁМ УМЕ!
ЛЕЧИТЬ МОЗГИ ЕЩЁ МНЕ ТОЧНО РАНО!
ОДНО МНЕ ВСЁ ЖЕ БЕСКОНЕЧНО СТРАННО:
КАК В ПАРОДИЙНОЙ ОКАЗАЛАСЬ Я ВОЛНЕ?

ВАДИМ ЦИВЛИН

Что за вопрос? Конечно, я увлёк!
И не могу сие принять за странность.
Зато какая в нас открылась многогранность!
Я понял, что в "Избе" не одинок!
А ты, в читательских купаясь вОлнах славы,
На пародийную судьбу не сетуй!
Надеюсь, истина тебе открылась эта -
Писать пародии - ума изящная забава!!!

ЛИДИЯ КЛОЧКОВА

О, ИСКУСИТЕЛЬ! ТЫ МЕНЯ ВТРАВИЛ
В ЧУДЕСНЫЙ МИР ПАРОДИЙ И САТИРЫ!
ЖИЛА СЕБЕ ТАК-СЯК, ПО МЕРЕ СИЛ,
И ВДРУГ - В ПЛЕНУ ВЕСЁЛОЙ ЭТОЙ ЛИРЫ!

ВАДИМ ЦИВЛИН

И я, случайно, окунулся в твои сны,
Чтобы взглянуть хоть раз на фараонов.
Их рожи постные, как на подбор, грустны
И так загадочны для наших миллионов.

Но, хай им грець, ведь не о них же речь!
Меня, признаюсь, волновала Клеопатра.
Хотелось пользу мне из снов твоих извлечь
Для сцены нашего уездного театра.

Нашёл твоих в ней пару-тройку черт,
Но вот осанкой перевоплотилась точно!
Один-в-один! Но Цезарь на десерт?!
Я счёл бы эту связь порочной!

ЛИДИЯ КЛОЧКОВА

КОЛЬ ЖИЗНЬ И ТУТ ОБЪЯВИТ МНЕ ВОЙНУ,
ОТВЕТИТЬ ЕЙ, ПОВЕРЬ МНЕ, Я СУМЕЮ!
ТЫ ВСПОМНИ ПРО "БЕЗДЕЛИЦУ" ОДНУ:
ЗМЕЯ...!..ДА НЕ СЕБЕ...! ЕМУ НА ШЕЮ!

ВАДИМ ЦИВЛИН

Воинственный твой дух, боюсь, мне не унять.
Далась тебе"змея... ему на шею"
Остынь! Пора, мой друг, понять -
Он закалён, и анаконду выдержать сумеет.

ЛИДИЯ КЛОЧКОВА

ОН ЗАКАЛЁН, А Я, МОЙ ДРУГ, УМНА!
И НАПРОЛОМ ИДТИ НЕ СОБИРАЮСЬ!
Я ХИТРОСТЬЮ ВСЁ СДЕЛАТЬ ПОСТАРАЮСЬ,
И ВСЁ РАВНО ПРИДЁТ ЕМУ ХАНА!

ВАДИМ ЦИВЛИН

Согласен, хоть не ведаю - о ком.
Ты - женщина и, значит, ты права!
Коль о победе речь над мужиком,
Ты одолеешь, засучивши рукава!

ЛИДИЯ КЛОЧКОВА

ОН - НЕ МУЖИК! ОН - ЦЕЗАРЬ! ПАРАЗИТ!
ОДНО ЛИШЬ ИМЯ ОБО ВСЁМ ТУТ ГОВОРИТ!

www.chitalnya.ru

Клеопатра и Цезарь. К картине Ж.Л.Жерома ~ Поэзия (Исторические стихи)

История вершится часто в мире грозной силой,
Бразды правления ведь просто так не отдают,
Завоевателей, как априори, породила,
И тех мирян, что в обороне строят свой редут!

Борьба за власть - извечное в истории явленье,
Где побеждает мудростью и силою стратег,
И слава Цезаря достойна уважения,
Снискал себе ее он множеством побед!

Впервые Клеопатра перед Цезарем предстала
Как дивное явление с персидского ковра,
Как воплощенье женской красоты и идеала,
И в сердце воина зажглась любовная искра!..

Доставлена к нему ее слугой Апполодором -
Он на картине в рабской позе перед госпожой,
А в красном одеяньи - Цезарь с восхищенным взором,
Секретари его сидят к ней за столом спиной...

Стоит она перед диктатором полунагая,
На бедрах пояс золотой и невесома ткань,
А на руках ее браслеты золотом сверкают -
Прекрасная, но загнанная грубо жизнью лань!..

За помощью явилась Клеопатра к полководцу,
В ее стране усиленно велась борьба за власть,
Не видя выхода и обратившись к инородцу,
Пустила в ход все чары соблазнительницы, страсть!

Она была прекрасна, грациозна и изящна,
И поражал красавицы незаурядный ум,
Сразила молодостью Цезаря своей бурлящей
И в жизнь его внесла с собою настоящий бум!

Помог взойти на трон царицею великий Кесарь,
И правила она страной Египет двадцать лет,
Так стала судьбоносной встреча Клеопатра - Цезарь,
Оставив свой в истории неизгладимый след!

"Клеопатра и Цезарь", также "Клеопатра перед Цезарем - картина французского художника Жана - Леона Жерома, написанная им в 1866 году.

"Знакомство с Цезарем произошло в тот момент, когда Клеопатра, изгнанная жрецами, собирала в Сирии оппозиционные войска, чтобы вернуть себе египетский трон. Ее малочисленное войско, конечно же, не смогло бы противостоять армии ее брата Птолемея XIII. Но Клеопатру спасла вера в победу и удача. В Александрию во главе большого флота прибыл Цезарь – выдающийся политический деятель и победитель галлов, оставшийся после гибели своего противника Помпея единственным символом римского могущества. И тогда Клеопатра решила сделать свою ставку…"

Материал прозой - из википедии, иллюстрация - тоже из википедии, из интернета.

11.12.2019 г.

www.chitalnya.ru

Стихи про Юлия Цезаря | Стихи

О, Цезарь! Ты – великий император,
Как полководец и оратор!
Ты завоёвывал миры,
Победам посвящал пиры,
Но смерть тогда тебя нашла,
Когда казалась далека.
Убит не в битве полевой
И не противника рукой,
Среди своих ты погибал,
Убийца рядом твой стоял.
Убийца Брут – твой адмирал,
Он от безумия спасал
Весь мир и весь людской народ.
К чему величие ведёт?
О, Цезарь! Ты погряз в грехах,
Твой гнев в людей вселял лишь страх.
И планы грандиозные твои
Тебя же к смерти привели.
Но навсегда оставил ты
Свои в истории следы!
И ужас славы той бессмертной
И судьбоносной, и прескверной
Сыграет роль в душе других,
По духу близких и чужих!

*****

Родившийся в июле счастлив тем,
Что книгу вечности читая,
Себя в ней искренне узрев,
Врагов всесильных побеждая —
Стал править Римом с торжеством
Достойным Божьего величья.
Сей род Венерой наречен
И символы его отличья:
Благоговение богов,
Великодушье, ум блестящий,
Талант оратора — альков,
Дополненный мечтой о счастье.

Властолюбивый Рим бурлил
Раздорами в сенате. Страстью
Суллы, Помпея темных сил
К нещадному единовластью.
Такой же силою влекомый,
Гай Юлий Цезарь на коне,
Опасности бросался новой,
Не раз участвуя в войне.
Он был примером для солдата.
Вынослив, смел, суров к себе.
А со времен Триумвирата
Для плебса стал вождем в борьбе.
Он в Галии как консул правил
И войск блистательный оплот
На непокорный Рим направил
До Рубикона вещих вод.
Теченье бед в них отразилось,
Свернув листы былых побед.
Но на лице отобразилось:
«Бросаю жребий в бездну лет!»

Рим в панике стонал, метался…
Бежали консулы, Помпей.
Сенат, как домик рассыпался
Песчанный, смытый бездной сей.
Она настигла слуг Помпея
В Фессалии, где тьма когорт
Смешалась в битве, отступая,
Как челн, тонущий в лоне вод.

Пески египетские помнят
Бежавшего Помпея лик.
Волос златых густые волны
Главы утраченной как миг.
Еще нам зыбь песков доносит
Сластолюбивые мечты,
Которые питал диктатор
К предмету чудной красоты.
Так, Клеопатрою плененный,
Он подарить решился ей
Египет, им же покоренный,
Для восхитительных затей.
Царицей стала Клеопатра.
Для Цезаря — любовью всей.
Такого страстного азарта
Не знает бренный мир досель!

Пришел. Увидел. Победил.
Итог борьбы, как символ, ясен
Триумфа жизни, полной сил,
И власти, подлинно прекрасной.
Она в величии его!
И почестей не скроет глянец,
Жизнелюбивое чело
И щек немеркнущий багрянец.
Те иды марта вознесли
Его в крови на трон Бессмертья,
Внезапно обратив для мги
Судьбы великой многоцветье.

Грислис Елена

*****

Был Юлий Цезарь образован,
Сердца людей мог привлекать,
Но тайно был честолюбивым,
Мечтал в деревне первым стать.

Создав союз с Помпеем, Крассом,
Умчался галлов покорять,
Потом он стал диктатор в Риме,
Смог Римом строго управлять.

Ввёл календарь он Юлианский,
А раньше был Григорианский,
Но был в сенате Юний Брут,
Всем недовольный юный плут,
Мечтал семь пятниц на неделе,
В свой календарь сей Брут внедрить,
Стал тайно заговор творить.

В сенате Кассий, Брут и Каска,
Убили Цезаря втроём,
Октавиан не стал царём,
Назвал себя он просто Август,
Став императором потом.

В сеть Клеопатры не попал,
Хотя о ней всю жизнь мечтал,
Был Август маленького роста,
С царицей справиться не просто.

Октавиан построил бани,
Три легиона Вару дал,
И покорять восставших готов
В Тевтонобургский лес послал.

Вар потерпел там пораженье,
Оставил Август выраженье:
«Вар, Вар верни мне легионы,
Зачем нам варвары тевтоны!»
И головой об стену бил,
Дыру в стене той проломил.
Потом в ничтожество попал,
И от обжорства жертвой стал.

Его наследники шалили,
И Римлян древних веселили,
Внучок по кличке Калигула,
В сенат привёл с собой коня,
Возвел в сенаторы средь дня.

Потом был император Клавдий,
Ничтожный телом и душой,
С развратной жил он Мессалиной,
Потом женился на другой.

Совсем пропащей Агриппиной.
Был старший сын его Британик,
Но править Римом стал Нерон,
Он лишь в искусство был влюблён.
Его мамаша Агриппина,
Отца Нерона отравила,
И Римом управлять решила,
Сынок избавился от мамы.
Яд не опасен был для дамы,
Тогда он нанял двух злодеев,
И мать родную погубил,
Нерон звероподобным слыл

Убрав родню свою жестоко,
Жил император одиноко,
Под флейту так фальшиво пел,
Что деревянный Рим сгорел.
А тут у греков время Оно,
Священный праздник Посейдона,
Решил Нерон там состязаться
И стал на флейте упражняться.
Народу уши осквернил,
И древний Рим с тоски завыл.

Тут возмутились легионы,
Нерон пронзил себя мечом,
Воскликнув: «Я здесь ни при чём,
Мой Рим любимый догорает,
Какой артист здесь умирает»

Потом два года длилась смута,
Нагрянули три баламута,
Гальба, Отон затем Вителлий,
Потом на трон залез Нервон,
Задушен был Комодом он.

Комод был слишком безобразен,
Его конец совсем ужасен,
Его солдаты задушили,
Чтобы цари народ любили.

На трон залез Диоклетиан,
Лет двадцать жёг он христиан.
Его за это упрекали,
И вдруг все римляне узнали,
Свой трон отдал Максимиану,
Довольно грозному тирану,
А сам в Долмацию подался,
Там сельским делом занимался,
Растил он репу, забавлялся,
И этой репой наслаждался.

Чигалейчик Анатолий

---

За спиною Рубикон,
Впереди могучий Рим.
Это реальность, а не сон,
Я иду путём своим.
Мне назад возврата нет,
Лишь к победе и вперёд!
Пусть померкнет солнца свет,
Только Цезарь в Рим войдёт!
Не страшны мне все преграды,
Ведь Фортуна за меня.
Я клянусь богами Ада,
Я клянусь богами Ада,
Неотступным буду я!

Семерхет Сет

*****

Юлий цезарь

Они кричат: за нами право!
Они клянут: ты бунтовщик,
Ты поднял стяг войны кровавой,
На брата брата ты воздвиг!

Но вы, что сделали вы с Римом,
Вы, консулы, и ты, сенат!
О вашем гнете нестерпимом
И камни улиц говорят!

Вы мне твердите о народе,
Зовете охранять покой,
Когда при вас Милон и Клодий
На площадях вступают в бой!

Вы мне кричите, что не смею
С сенатской волей спорить я,
Вы, Рим предавшие Помпею
Во власть секиры и копья!

Хотя б прикрыли гроб законов
Вы лаврами далёких стран!
Но что же! Римских легионов
Значки — во храмах у парфян!

Давно вас ждут в родном Эребе!
Вы — выродки былых времён!
Довольно споров. Брошен жребий.
Плыви, мой конь, чрез Рубикон!

Валерий Брюсов

*****

Со школьных лет запомнилось лицо.
Тревожило мой детский ум оно.
Тот человек умён был и суров,
И знатный род свой вёл он от богов.
Песчинкою в столетиях пропасть
Себе он не позволил: слава, власть
Манили Гая с самых юных лет.
Он стоек был и Сулле твердо «нет»
Дерзнул ответить и нажил врага,
Но благосклонна к Цезарю судьба.
Для тех, кто беден, власть война дает.
Так Галлии был обречен народ.

Всё ради власти: взятки, ложь и брак.
Война, жестокость — всё. Повержен враг.
Ты молча в дни осады наблюдал,
Как голодом смирён был гордый галл.
Как часто после слышал ты во сне
Их вопль о милосердии к тебе?!
Как часто вспоминал ты их детей
От голода умерших, матерей,
Младенцев, их мольбы и их глаза?
Какая бы не дрогнула душа?
Но твердо приказал ты: «Не впускать!»
Ты должен своим людям хлеба дать.
Своих ты прежде должен накормить.
А галлы? Жалко. Но нельзя впустить.

И вот — победа. Дальше — Рубикон,
И тот, которого так не терпел Катон
Стремительно когорты в Рим ведёт.
Что делать? Любит Цезаря народ.
Ты победил. Но что же обрела
О Цезарь, твоя гордая душа?
Купался в славе, становясь сильней,
Но меньше, Цезарь, круг твоих друзей.
И даже тот, кого ты сыном звал,
Безжалостно вонзил в тебя кинжал.
«И ты, дитя моё? Ты тоже, Брут!?»
Века прошли, но горечь тех минут,
Кровь Цезаря, предателей вина —
В истории остались навсегда.

Со школьных лет запомнилось лицо

Иванова Людмила

---

В чудной дружбе два подлых негодяя,
Кот Мамурра и с ним — похабник Цезарь!
Что ж тут дивного? Те же грязь и пятна
На развратнике Римском и Формийском.
Оба мечены клеймами распутства,
Оба гнилы и оба — полузнайки,
Ненасытны в грехах прелюбодейных.
Оба в тех же валяются постелях,
Друг у друга девчонок отбивают.
В чудной дружбе два подлых негодяя.

Пиотровский Адриан

*****

В небе звёздном — Млечного дорога,
в серебристом свете — снег блестит.
Юлий Цезарь, Клеопатра, Рим — тревога
и душа, о чём — то говорит.

Вечный стимул царственных мгновений
пролетел над пропастью времён,
но в душе есть горечь сожалений
от воспоминания имён
тех, что сотворяли Карму Жизни,
проповедуя любовь на ложе зла…
Уходили, не без отомщенья
под шипенье змей сгорев дотла.

А была ведь жизнь, удача, счастье,
а теперь развалины да пыль…
Из величия лишь небо голубое
да в скрижали закодирована быль!

Комарова Екатерина

www.detstih.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.