Стихи николая рубцова о любви


Рубцов Николай – Стихи о любви

Вы здесь

Разлад

Расплата

Улетели листья

Я тебя целовал

По дороге к морю

Пора любви среди полей...

Над рекой

Ответ на письмо

Мы встретились
У мельничной запруды.
И я ей сразу
Прямо все сказал!
— Кому,— сказал,—
Нужны твои причуды?
Зачем,— сказал —
Ходила на вокзал?

Она сказала:
— Я не виновата.
— Ответь,— сказал я,—
Кто же виноват...Читать далее

Я забыл, что такое любовь,
И под лунным над городом светом
Столько выпалил клятвенных слов,
Что мрачнею, как вспомню об этом.

И однажды, прижатый к стене
Безобразьем, идущим по следу,
Одиноко я вскрикну во сне
И проснусь, и уйду, и...Читать далее

Улетели листья
                              с тополей -
Повторилась в мире неизбежность...
Не жалей ты листья, не жалей,
А жалей любовь мою и нежность!
Пусть деревья голые стоят,
Не кляни ты шумные метели!
Разве в этом кто-то виноват,...Читать далее
Я тебя целовал сквозь слезы
Только ты не видела слез,
Потому, что сырой и темной
Была осенняя ночь.

По земле проносились листья,
А по морю - за штормом шторм,
Эти листья тебе остались,
Эти штормы достались мне.

Широко,...Читать далее

Въезжаем в рощу золотую,
В грибную бабушкину глушь.
Лошадка встряхивает сбрую
И пьет порой из теплых луж.

Вот показались вдоль дороги
Поля, деревни, монастырь,
А там - с кустарником убогим
Унылый тянется пустырь.

Я рад...Читать далее

Пора любви среди полей,
Среди закатов тающих
И на виду у журавлей,
Над полем пролетающих.

Теперь все это далеко.
Но в грустном сердце жжение
Пройдет ли просто и легко,
Как головокружение?

О том, как близким был тебе,...Читать далее

Жалобно в лесу кричит кукушка
О любви, о скорби неизбежной...
Обнялась с подружкою подружка
И, вздыхая, жалуется нежно:

- Погрусти, поплачь со мной, сестрица.
Милый мой жалел меня не много.
Изменяет мне и не стыдится.
У меня на...Читать далее

Что я тебе отвечу на обман?
Что наши встречи давние у стога?
Когда сбежала ты в Азербайджан,
Не говорил я: Скатертью дорога!

Да, я любил. Ну что же? Ну и пусть.
Пора в покое прошлое оставить.
Давно уже я чувствую не грусть
И не...Читать далее

www.romanticcollection.ru

Все стихи Николая Рубцова

В гостях

 

Глебу Горбовскому

 

Трущобный двор. Фигура на углу.

Мерещится, что это Достоевский.

И жёлтый свет в окне без занавески

Горит, но не рассеивает мглу.

 

Гранитным громом грянуло с небес!

В трущобный двор ворвался ветер резкий,

И видел я, как вздрогнул Достоевский,

Как тяжело ссутулился, исчез...

 

Не может быть, чтоб это был не он!

Как без него представить эти тени,

И жёлтый свет, и грязные ступени,

И гром, и стены с четырёх сторон!

 

Я продолжаю верить в этот бред,

Когда в своё притонное жилище

По коридору в страшной темнотище,

Отдав поклон, ведёт меня поэт...

 

Куда меня, беднягу, занесло!

Таких картин вы сроду не видали,

Такие сны над вами не витали,

И да минует вас такое зло!

 

...Поэт, как волк, напьётся натощак.

И неподвижно, словно на портрете.

Всё тяжелей сидит на табурете,

И всё молчит, не двигаясь никак.

 

А перед ним, кому-то подражая

И суетясь, как все, по городам,

Сидит и курит женщина чужая...

– Ах, почему вы курите, мадам!—

Он говорит, что всё уходит прочь,

И всякий путь оплакивает ветер,

Что странный бред, похожий на медведя,

Его опять преследовал всю ночь,

Он говорит, что мы одних кровей,

И на меня указывает пальцем,

А мне неловко выглядеть страдальцем,

И я смеюсь, чтоб выглядеть живей.

 

И думал я: «Какой же ты поэт,

Когда среди бессмысленного пира

Слышна всё реже гаснущая лира,

И странный шум ей слышится в ответ?..»

Но все они опутаны всерьёз

Какой-то общей нервною системой:

Случайный крик, раздавшись над богемой,

Доводит всех до крика и до слёз!

И всё торчит:

В дверях торчит сосед,

Торчат за ним разбуженные тетки.

Торчат слова,

Торчит бутылка водки,

Торчит в окне бессмысленный рассвет!

Опять стекло оконное в дожде.

Опять туманом тянет и ознобом...

Когда толпа потянется за гробом,

Ведь кто-то скажет: «Он сгорел... в труде».

45ll.net

Все стихи Николая Рубцова


* * *

Ах, отчего мне Сердце грусть кольнула, Что за печаль у сердца моего? Ты просто В кочегарку заглянула, И больше не случилось ничего. Я разглядеть успел Всего лишь челку, Но за тобою, будто за судьбой, Я выбежал, Потом болтал без толку О чем-то несущественном с тобой. Я говорил невнятно: Как бабуся, Которой нужен гроб, а не любовь, Знать, потому Твоя подруга Люся Посмеивалась, вскидывая бровь? Вы ждали Вову, Очень волновались. Вы спрашивали: "Где же он сейчас?" И на ветру легонько развевались, Волнуясь тоже, Волосы у вас. Я знал Волненья вашего причину И то, что я здесь лишний,— Тоже знал! И потому, простившись чин по чину, К своим котлам по лужам зашагал. Нет, про любовь Стихи не устарели! Нельзя сказать, что это сор и лом. С кем ты сейчас Гуляешь по Форели? И кто тебя целует за углом? А если ты Одна сидишь в квартире, Скажи: ты никого к себе не ждешь? Нет ни одной девчонки в целом мире, Чтоб про любовь сказала: «Это ложь!» И нет таких ребят на целом свете, Что могут жить, девчонок не любя. Гляжу в окно, Где только дождь и ветер, А вижу лишь тебя, тебя, тебя! Лариса, слушай! Я не вру нисколько — Созвучен с сердцем каждый звук стиха. А ты, быть может, Скажешь: "Ну и Колька!" — И рассмеешься только: ха-ха-ха! Тогда не сей В душе моей заразу — Тоску, что может жечь сильней огня. И больше не заглядывай ни разу К нам в кочегарку! Поняла меня?

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


Березы

Я люблю, когда шумят березы, Когда листья падают с берез. Слушаю - и набегают слезы На глаза, отвыкшие от слез. Все очнется в памяти невольно, Отзовется в сердце и в крови. Станет как-то радостно и больно, Будто кто-то шепчет о любви. Только чаще побеждает проза, Словно дунет ветер хмурых дней. Ведь шумит такая же береза Над могилой матери моей. На войне отца убила пуля, А у нас в деревне у оград С ветром и дождем шумел, как улей, Вот такой же желтый листопад... Русь моя, люблю твои березы! С первых лет я с ними жил и рос. Потому и набегают слезы На глаза, отвыкшие от слез...

Русская советская поэзия. Под ред. Л.П.Кременцова. Ленинград: Просвещение, 1988.


В избе

Стоит изба, дымя трубой, Живет в избе старик рябой, Живет за окнами с резьбой Старуха, гордая собой, И крепко, крепко в свой предел - Вдали от всех вселенских дел - Вросла избушка за бугром Со всем семейством и добром! И только сын заводит речь, Что не желает дом стеречь, И все глядит за перевал, Где он ни разу не бывал...

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


В кочегарке

Вьется в топке пламень белый, Белый-белый, будто снег, И стоит тяжелотелый Возле топки человек. Вместо "Здравствуйте": — В сторонку!— Крикнул. — Новенький, кажись?— И добавил, как ребенку: — Тут огонь, не обожгись!— В топке шлак ломал с размаху Ломом красным от жары. Проступали сквозь рубаху Потных мускулов бугры. Бросил лом, платком утерся. На меня глаза скосил: — А тельняшка что, для форсу?— Иронически спросил. Я смеюсь: — По мне для носки Лучше вещи нету, факт! — Флотский, значит?— Значит, флотский. — Что ж, неплохо, коли так! Кочегаром, думать надо, Ладным будешь,— произнес И лопату, как награду, Мне вручил: — Бери, матрос!— ...Пахло угольным угаром, Лезла пыль в глаза и рот, А у ног горячим паром Шлак парил, как пароход. Как хотелось, чтоб подуло Ветром палубным сюда... Но не дуло. Я подумал: "И не надо! Ерунда!" И с таким работал жаром, Будто отдан был приказ Стать хорошим кочегаром Мне, ушедшему в запас!

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


* * *

В минуты музыки печальной Я представляю желтый плес, И голос женщины прощальный, И шум порывистых берез, И первый снег под небом серым Среди погаснувших полей, И путь без солнца, путь без веры Гонимых снегом журавлей... Давно душа блуждать устала В былой любви, в былом хмелю, Давно понять пора настала, Что слишком призраки люблю. Но все равно в жилищах зыбких — Попробуй их останови!— Перекликаясь, плачут скрипки О желтом плесе, о любви. И все равно под небом низким Я вижу явственно, до слез, И желтый плес, и голос близкий, И шум порывистых берез. Как будто вечен час прощальный, Как будто время ни при чем... В минуты музыки печальной Не говорите ни о чем.

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


В сибирской деревне

То желтый куст, То лодка кверху днищем, То колесо тележное В грязи... Меж лопухов - Его, наверно, ищут - Сидит малыш, Щенок скулит вблизи. Скулит щенок И все ползет к ребенку, А тот забыл, Наверное, о нем,- К ромашке тянет Слабую ручонку И говорит... Бог ведает, о чем!.. Какой покой! Здесь разве только осень Над ледоносной Мечется рекой, Но крепче сон, Когда в ночи глухой Со всех сторон Шумят вершины сосен, Когда привычно Слышатся в чесу Осин тоскливых Стоны и молитвы,- В такую глушь Вернувшись после битвы, Какой солдат Не уронил слезу? Случайный гость, Я здесь ищу жилище И вот пою Про уголок Руси, Где желтый куст, И лодка кверху днищем, И колесо, Забытое в грязи...

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


Весна на берегу Бии

Сколько сору прибило к березам Разыгравшейся полой водой! Трактора, волокуши с навозом, Жеребята с проезжим обозом, Гуси, лошади, шар золотой, Яркий шар восходящего солнца, Куры, свиньи, коровы, грачи, Горький пьяница с новым червонцем У прилавка и куст под оконцем - Все купается, тонет, смеется, Пробираясь в воде и в грязи! Вдоль по берегу бешеной Бии Гонят стадо быков верховые - И, нагнувши могучие выи, Грозный рев поднимают быки. Говорю вам:- Услышат глухие!- А какие в окрестностях Бии - Поглядеть - небеса голубые! Говорю вам:- Прозреют слепые, И дороги их будут легки. Говорю я и девушке милой: - Не гляди на меня так уныло! Мрак, метелица - все это было И прошло,- улыбнись же скорей! - Улыбнись!- повторяю я милой.- Чтобы нас половодьем не смыло, Чтоб не зря с неизбывною силой Солнце било фонтаном лучей!

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


Весна на море

Вьюги в скалах отзвучали. Воздух светом затопив, Солнце брызнуло лучами На ликующий залив! День пройдет — устанут руки. Но, усталость заслонив, Из души живые звуки В стройный просятся мотив. Свет луны ночами тонок, Берег светел по ночам, Море тихо, как котенок, Все скребется о причал...

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


* * *

Ветер всхлипывал, словно дитя, За углом потемневшего дома. На широком дворе, шелестя, По земле разлеталась солома... Мы с тобой не играли в любовь, Мы не знали такого искусства, Просто мы у поленницы дров Целовались от странного чувства. Разве можно расстаться шутя, Если так одиноко у дома, Где лишь плачущий ветер-дитя Да поленница дров и солома. Если так потемнели холмы, И скрипят, не смолкая, ворота, И дыхание близкой зимы Все слышней с ледяного болота...

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


Вечернее происшествие

Мне лошадь встретилась в кустах. И вздрогнул я. А было поздно. В любой воде таился страх, В любом сарае сенокосном... Зачем она в такой глуши Явилась мне в такую пору? Мы были две живых души, Но неспособных к разговору. Мы были разных два лица, Хотя имели по два глаза. Мы жутко так, не до конца, Переглянулись по два раза. И я спешил — признаюсь вам — С одною мыслью к домочадцам: Что лучше разным существам В местах тревожных — не встречаться!

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


Во время грозы

Внезапно небо прорвалось С холодным пламенем и громом! И ветер начал вкривь и вкось Качать сады за нашим домом. Завеса мутная дождя Заволокла лесные дали. Кромсая мрак и бороздя, На землю молнии слетали! И туча шла, гора горой! Кричал пастух, металось стадо, И только церковь под грозой Молчала набожно и свято. Молчал, задумавшись, и я, Привычным взглядом созерцая Зловещий праздник бытия, Смятенный вид родного края. И все раскалывалась высь, Плач раздавался колыбельный, И стрелы молний все неслись В простор тревожный, беспредельный.

100 Стихотворений. 100 Русских Поэтов. Владимир Марков. Упражнение в отборе. Centifolia Russica. Antologia. Санкт-Петербург: Алетейя, 1997.


Возвращение из рейса

Ах, как светло роятся огоньки! Как мы к земле спешили издалече! Береговые славные деньки! Береговые радостные встречи! Душа матроса в городе родном Сперва блуждает, будто бы в тумане: Куда пойти в бушлате выходном, Со всей тоской, с получкою в кармане? Он не спешит ответить на вопрос, И посреди душевной этой смуты Переживает, может быть, матрос В суровой жизни лучшие минуты. И все же лица были бы угрюмы И моряки смотрели тяжело, Когда б от рыбы не ломились трюмы, Когда б сказать пришлось: "Не повезло".

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


Да, умру я!

Да, умру я! И что ж такого? Хоть сейчас из нагана в лоб! ...Может быть, Гробовщик толковый Смастерит мне хороший гроб. А на что мне хороший гроб-то? Зарывайте меня хоть как! Жалкий след мой Будет затоптан Башмаками других бродяг. И останется всё, Как было, На Земле, не для всех родной... Будет так же Светить Светило На заплёванный шар земной!

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


Деревенские ночи

Ветер под окошками, тихий, как мечтание, А за огородами в сумерках полей Крики перепелок, ранних звезд мерцание, К табуну с уздечкою выбегу из мрака я, Самого горячего выберу коня, И по травам скошенным, удилами звякая, Конь в село соседнее понесет меня. Пусть ромашки встречные от копыт сторонятся, Вздрогнувшие ивы брызгают росой,- Для меня, как музыкой, снова мир наполнится Радостью свидания с девушкой простой! Все люблю без памяти в деревенском стане я, Будоражат сердце мне в сумерках полей Крики перепелок, дальних звезд мерцание, Ржание стреноженных молодых коней...

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


Добрый Филя

Я запомнил, как диво, Тот лесной хуторок, Задремавший счастливо Меж звериных дорог... Там в избе деревянной, Без претензий и льгот, Так, без газа, без ванной, Добрый Филя живет. Филя любит скотину, Ест любую еду, Филя ходит в долину, Филя дует в дуду! Мир такой справедливый, Даже нечего крыть... — Филя, что молчаливый? — А о чем говорить?

Советская поэзия. В 2-х томах. Библиотека всемирной литературы. Серия третья. Редакторы А.Краковская, Ю.Розенблюм. Москва: Художественная литература, 1977.


Дорожная элегия

Дорога, дорога, Разлука, разлука. Знакома до срока Дорожная мука. И отчее племя, И близкие души, И лучшее время Все дальше, все глуше. Лесная сорока Одна мне подруга. Дорога, дорога, Разлука, разлука. Устало в пыли Я влачусь, как острожник. Темнеет вдали, Приуныл подорожник. И страшно немного Без света, без друга, Дорога, дорога, Разлука, разлука...

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


* * *

Загородил мою дорогу Грузовика широкий зад. И я подумал: "Слава богу, Дела в селе идут на лад". Теперь в полях везде машины, И не видать плохих кобыл. И только вечный дух крушины Все так же горек и уныл. И резко, словно в мегафоны, О том, что склад забыт и пуст, Уже не каркают вороны На председательский картуз. Идут, идут обозы в город По всем дорогам без конца,— Не слышно праздных разговоров, Не видно праздного лица.

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


Звезда полей

Звезда полей, во мгле заледенелой Остановившись, смотрит в полынью. Уж на часах двенадцать прозвенело, И сон окутал родину мою... Звезда полей! В минуты потрясений Я вспоминал, как тихо за холмом Она горит над золотом осенним, Она горит над зимним серебром... Звезда полей горит, не угасая, Для всех тревожных жителей земли, Своим лучом приветливым касаясь Всех городов, поднявшихся вдали. Но только здесь, во мгле заледенелой, Она восходит ярче и полней, И счастлив я, пока на свете белом Горит, горит звезда моих полей...

Русская советская поэзия 50-70х годов. Хрестоматия. Составитель И.И.Розанов. Минск: Вышэйшая школа, 1982.


Зеленые цветы

Светлеет грусть, когда цветут цветы, Когда брожу я многоцветным лугом Один или с хорошим давним другом, Который сам не терпит суеты. За нами шум и пыльные хвосты — Все улеглось! Одно осталось ясно — Что мир устроен грозно и прекрасно, Что легче там, где поле и цветы. Остановившись в медленном пути, Смотрю, как день, играя, расцветает. Но даже здесь.. чего-то не хватает.. Недостает того, что не найти. Как не найти погаснувшей звезды, Как никогда, бродя цветущей степью, Меж белых листьев и на белых стеблях Мне не найти зеленые цветы...

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


Зимним вечерком

Ветер не ветер - Иду из дома! В хлеву знакомо Хрустит солома, И огонек светит... А больше - ни звука! Ни огонечка! Во мраке вьюга Летит по кочкам... Эх, Русь, Россия! Что звону мало? Что загрустила? Что задремала? Давай пожелаем Всем доброй ночи! Давай погуляем! Давай похохочем! И праздник устроим, И карты раскроем... Эх! Козыри свежи. А дураки те же.

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


Зимняя песня

В этой деревне огни не погашены. Ты мне тоску не пророчь! Светлыми звездами нежно украшена Тихая зимняя ночь. Светятся тихие, светятся чудные, Слышится шум полыньи... Были пути мои трудные, трудные. Где ж вы, печали мои? Скромная девушка мне улыбается, Сам я улыбчив и рад! Трудное, трудное - все забывается, Светлые звезды горят! - Кто мне сказал, что во мгле заметеленной Глохнет покинутый луг? Кто мне сказал, что надежды потеряны? Кто это выдумал, друг? В этой деревне огни не погашены. Ты мне тоску не пророчь! Светлыми звездами нежно украшена Тихая зимняя ночь...

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


* * *

Мы сваливать не вправе Вину свою на жизнь. Кто едет - тот и правит, Поехал - так держись! Я повода оставил. Смотрю другим вослед. Сам ехал бы и правил, Да мне дороги нет...

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


На кладбище

Неужели одна суета Был мятеж героических сил И забвением рухнут лета На сиротские звезды могил? Сталин что-то по пьянке сказал — И раздался винтовочный залп! Сталин что-то с похмелья сказал — Гимны пел митингующий зал! Сталин умер. Его уже нет. Что же делать — себе говорю,— Чтоб над родиной жидкий рассвет Стал похож на большую зарю? Я пойду по угрюмой тропе, Чтоб запомнить рыданье пурги И рожденные в долгой борьбе Сиротливые звезды могил. Я пойду поклониться полям... Может, лучше не думать про все, А уйти, из берданки паля, На охоту в окрестности сел...

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


Нагрянули

Не было собак — и вдруг залаяли. Поздно ночью — что за чудеса!— Кто-то едет в поле за сараями. Раздаются чьи-то голоса... Не было гостей — и вот нагрянули. Не было вестей — так получай! И опять под ивами багряными Расходился праздник невзначай. Ты прости нас, полюшко усталое, Ты прости, как братьев и сестер: Может, мы за все свое бывалое Разожгли последний наш костер. Может быть, последний раз нагрянули, Может быть, не скоро навестят... Как по саду, садику багряному Грустно-грустно листья шелестят. Под луной, под гаснущими ивами Посмотрели мой любимый край И опять умчались, торопливые, И пропал вдали собачий лай...

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


Не пришла

Из окна ресторана — свет зеленый, болотный, От асфальта до звезд заштрихована ночь снегопадом, Снег глухой, беспристрастный, бесстрастный, холодный Надо мной, над Невой, над матросским суровым отрядом. Сумасшедший, ночной, вдоль железных заборов, Удивляя людей, что брожу я? И мерзну зачем? Ты и раньше ко мне приходила нескоро, А вот не пришла и совсем... Странный свет, ядовитый, зеленый, болотный, Снег и снег без метельного свиста и воя. Снег глухой, беспристрастный, бесстрастный, холодный, Мертвый снег, ты зачем не даешь мне покоя?

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


Ответ на письмо

Что я тебе отвечу на обман? Что наши встречи давние у стога? Когда сбежала ты в Азербайджан, Не говорил я: «Скатертью дорога!» Да, я любил. Ну что же? Ну и пусть. Пора в покое прошлое оставить. Давно уже я чувствую не грусть И не желанье что-нибудь поправить. Слова любви не станем повторять И назначать свидания не станем. Но если все же встретимся опять, То сообща кого-нибудь обманем...

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


Памяти матери

Вот он и кончился, покой! Взметая снег, завыла вьюга. Завыли волки за рекой Во мраке луга. Сижу среди своих стихов, Бумаг и хлама. А где-то есть во мгле снегов Могила мамы. Там поле, небо и стога, Хочу туда,— о, километры! Меня ведь свалят с ног снега, Сведут с ума ночные ветры! Но я смогу, но я смогу По доброй воле Пробить дорогу сквозь пургу В зверином поле!.. Кто там стучит? Уйдите прочь! Я завтра жду гостей заветных... А может, мама? Может, ночь — Ночные ветры?

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


Первый снег

Ах, кто не любит первый снег В замерзших руслах тихих рек, В полях, в селеньях и в бору, Слегка гудящем на ветру! В деревне празднуют дожинки, И на гармонь летят снежинки. И весь в светящемся снегу, Лось замирает на бегу На отдаленном берегу. Зачем ты держишь кнут в ладони? Легко в упряжке скачут кони, И по дорогам меж полей, Как стаи белых голубей, Взлетает снег из-под саней... Ах, кто не любит первый снег В замерзших руслах тихих рек, В полях, в селеньях и в бору, Слегка гудящем на ветру!

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


По вечерам

С моста идет дорога в гору. А на горе - какая грусть!- Лежат развалины собора, Как будто спит былая Русь. Былая Русь! Не в те ли годы Наш день, как будто у груди, Был вскормлен образом свободы, Всегда мелькавшей впереди! Какая жизнь отликовала, Отгоревала, отошла! И все ж я слышу с перевала, Как веет здесь, чем Русь жила. Все так же весело и властно Здесь парни ладят стремена, По вечерам тепло и ясно, Как в те былые времена...

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


* * *

По мокрым скверам проходит осень, Лицо нахмуря! На громких скрипках дремучих сосен Играет буря! В обнимку с ветром иду по скверу В потемках ночи. Ищу под крышей свою пещеру - В ней тихо очень. Горит пустынный электропламень, На прежнем месте, Как драгоценный какой-то камень, Сверкает перстень,- И мысль, летая, кого-то ищет По белу свету... Кто там стучится в мое жилище? Покоя нету! Ах, эта злая старуха осень, Лицо нахмуря, Ко мне стучится и в хвое сосен Не молкнет буря! Куда от бури, от непогоды Себя я спрячу? Я вспоминаю былые годы, И я плачу...

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


Под ветвями больничных берез

Под ветвями плакучих деревьев В чистых окнах больничных палат Выткан весь из пурпуровых перьев Для кого-то последний закат... Вроде крепок, как свеженький овощ, Человек, и легка его жизнь,- Вдруг проносится "скорая помощь", И сирена кричит: "Расступись!" Вот и я на больничном покое. И такие мне речи поют, Что грешно за участье такое Не влюбиться в больничный уют! В светлый вечер под музыку Грига В тихой роще больничных берез Я бы умер, наверно, без крика, Но не смог бы, наверно, без слез... Нет, не все,- говорю,- пролетело! Посильней мы и этой беды! Значит, самое милое дело - Это выпить немного воды, Посвистеть на манер канарейки И подумать о жизни всерьез На какой-нибудь старой скамейке Под ветвями больничных берез...

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


* * *

Помню, как тропкой, едва заметной В густой осоке, где утки крякали, Мы с острогой ходили летом Ловить налимов под речными корягами. Поймать налима не просто было. Мало одного желания. Мы уставали, и нас знобило От длительного купания, Но мы храбрились:— Рыбак не плачет!— В воде плескались до головокружения И наконец на песок горячий Дружно падали в изнеможении! И долго после мечтали лежа О чем-то очень большом и смелом, Смотрели в небо, и небо тоже Глазами звезд на нас смотрело...

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


Портовая ночь

На снегу, как тюлени, Лежат валуны, Чайки плещутся в пене Набежавшей волны. Порт в ночи затихает, Все закончили труд, Огоньками мигает Их домашний уют... Вдруг вода загрохочет У бортов кораблей, Забурлит, заклокочет, Как в кипящем котле. И под шум стоголосый, Пробуждаясь, опять Будут жены матросов Свет в домах зажигать. Будет снова тревожен Их полночный уют, И взволнованно тоже Дети к окнам прильнут. Знать, поэтому шквалам, Нагоняющим жуть, К заметеленным скалам Корабли не свернуть.

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


Поэзия

Сквозь ветра поющий полет И волн громовые овации Корабль моей жизни плывет По курсу к демобилизации. Всю жизнь не забудется флот, И вы, корабельные кубрики, И море, где служба идет Под флагом Советской Республики. Но близок тот час, когда я Сойду с электрички на станции. Продолжится юность моя В аллеях с цветами и танцами. В труде и средь каменных груд, В столовых, где цены уменьшены И пиво на стол подают Простые красивые женщины. Все в явь золотую войдет, Чем ночи матросские грезили... Корабль моей жизни плывет По морю любви и поэзии.

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


Праздник в поселке

Сколько водки выпито! Сколько стекол выбито! Сколько средств закошено! Сколько женщин брошено! Чьи-то дети плакали, Где-то финки звякали... Эх, сивуха сивая! Жизнь была... красивая!

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


Прощальная песня

Я уеду из этой деревни... Будет льдом покрываться река, Будут ночью поскрипывать двери, Будет грязь на дворе глубока. Мать придет и уснет без улыбки... И в затерянном сером краю В эту ночь у берестяной зыбки Ты оплачешь измену мою. Так зачем же, прищурив ресницы, У глухого болотного пня Спелой клюквой, как добрую птицу, Ты с ладони кормила меня? Слышишь, ветер шумит по сараю? Слышишь, дочка смеется во сне? Может, ангелы с нею играют И под небо уносятся с ней... Не грусти! На знобящем причале Парохода весною не жди! Лучше выпьем давай на прощанье За недолгую нежность в груди. Мы с тобою как разные птицы! Что ж нам ждать на одном берегу? Может быть, я смогу возвратиться, Может быть, никогда не смогу. Ты не знаешь, как ночью по тропам За спиною, куда ни пойду, Чей-то злой, настигающий топот Все мне слышится, словно в бреду. Но однажды я вспомню про клюкву, Про любовь твою в сером краю И пошлю вам чудесную куклу, Как последнюю сказку свою. Чтобы девочка, куклу качая, Никогда не сидела одна. — Мама, мамочка! Кукла какая! И мигает, и плачет она...

Советская поэзия. В 2-х томах. Библиотека всемирной литературы. Серия третья. Редакторы А.Краковская, Ю.Розенблюм. Москва: Художественная литература, 1977.


Разлад

Мы встретились У мельничной запруды. И я ей сразу Прямо все сказал! — Кому,— сказал,— Нужны твои причуды? Зачем,— сказал — Ходила на вокзал? Она сказала: — Я не виновата. — Ответь,— сказал я,— Кто же виноват?— Она сказала: — Я встречала брата. — Ха-ха,— сказал я,— Разве это брат? В моих мозгах чего-то не хватало: Махнув на все, Я начал хохотать. Я хохотал, И эхо хохотало, И грохотала Мельничная гать. Она сказала: — Ты чего хохочешь? — Хочу,— сказал я,— Вот и хохочу!— Она сказала: — Мало ли что хочешь! Я это слушать больше не хочу. Конечно, я ничуть Не напугался, Как всякий, Кто ни в чем не виноват, И зря в ту ночь Пылал и трепыхался В конце безлюдной улицы Закат...

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


Расплата

Я забыл, что такое любовь, И под лунным над городом светом Столько выпалил клятвенных слов, Что мрачнею, как вспомню об этом. И однажды, прижатый к стене Безобразьем, идущим по следу, Одиноко я вскрикну во сне И проснусь, и уйду, и уеду... Поздно ночью откроется дверь, Невеселая будет минута. У порога я встану, как зверь, Захотевший любви и уюта. Побледнеет и скажет:- Уйди! Наша дружба теперь позади! Ничего для тебя я не значу! Уходи! Не гляди, что я плачу!.. И опять по дороге лесной Там, где свадьбы, бывало, летели, Неприкаянный, мрачный, ночной, Я тревожно уйду по метели...

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


* * *

Седьмые сутки дождь не умолкает. И некому его остановить. Все чаще мысль угрюмая мелькает, Что всю деревню может затопить. Плывут стога. Крутясь, несутся доски. И погрузились медленно на дно На берегу забытые повозки, И потонуло черное гумно. И реками становятся дороги, Озера превращаются в моря, И ломится вода через пороги, Семейные срывая якоря... Неделю льет. Вторую льет... Картина Такая — мы не видели грустней! Безжизненная водная равнина И небо беспросветное над ней. На кладбище затоплены могилы, Видны еще оградные столбы, Ворочаются, словно крокодилы, Меж зарослей затопленных гробы, Ломаются, всплывая, и в потемки Под резким неслабеющим дождем Уносятся ужасные обломки И долго вспоминаются потом... Холмы и рощи стали островами. И счастье, что деревни на холмах. И мужики, качая головами, Перекликались редкими словами, Когда на лодках двигались впотьмах, И на детей покрикивали строго, Спасали скот, спасали каждый дом И глухо говорили: — Слава Богу! Слабеет дождь... вот-вот... еще немного. И все пойдет обычным чередом.

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


Сентябрь

Слава тебе, поднебесный Радостный краткий покой! Солнечный блеск твой чудесный С нашей играет рекой, С рощей играет багряной, С россыпью ягод в сенях, Словно бы праздник нагрянул На златогривых конях! Радуюсь громкому лаю, Листьям, корове, грачу, И ничего не желаю, И ничего не хочу! И никому не известно То, что, с зимой говоря, В бездне таится небесной Ветер и грусть октября...

Николай Рубцов. Стихотворения. Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.


Скачет ли свадьба...

rupoem.ru

Стихи о любви Николая Рубцова

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, отправьте простую заявку нам на почту [email protected]. Образец можно скачать здесь. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

www.culture.ru

Стихи Рубцова Николая о любви

«Я умру в крещенские морозы» - написал когда-то Николай Рубцов в одном из своих стихотворений. Именно так и вышло: известный поэт погиб 19 января 1971 года в собственной квартире при довольно-таки неясных обстоятельствах. Точно известно лишь, что в тот день между ним и его возлюбленной – поэтессой Людмилой Дербиной, произошла ссора с рукоприкладством. Суд счёл, что поэт был ею задушен, Дербина же утверждает, что у него случился инфаркт.
 
Так или иначе, Дербина была осуждена, а СССР и вся русская культура потеряли прекрасного лирического поэта. Рубцову было всего 35 лет. Конечно, поэт не успел написать много, но стихи Николая Рубцова востребована до сих пор. Важной темой его творчества была русская самобытность и духовность – не самое популярное в советской поэзии направление.
 
Ранние годы Николая Рубцова
Будущий поэт родился 3 января 1936 года на территории современной Архангельской области, в селе Емецк. Николай Рубцов стихи часто будет посвящать «русскому северу» - это ещё один из лейтмотивов его творчества.
 
В 1940 году вся семья перебралась в Вологду. Вскоре после начала войны мать Рубцова умерла, и дети попали в детские дома. С 1943 по 1950 будущий поэт жил в Никольском детском доме – там теперь расположен его дом-музей.
 
Николай Рубцов всегда утверждал, что его отец погиб на фронте, однако на самом деле это неправда – отец не просто выжил на войне, но и после вторично женился. О своих детях от первого брака он предпочёл просто забыть.
 
После детского дома Рубцов проживал в Тотьме, где учился в техникуме и работал кочегаром. Из Тотьмы перебрался в Кировск (Мурманская область), где также получал образование, трудился на военном полигоне. В конечном счёте попал на Северный флот, а после службы, в 1959 году, переехал в Ленинград.
 
Творческая деятельность Николая Рубцова
В «Северной столице» Рубцов работал на Кировском заводе, и волею судеб начал посещать литературное объединение «Нарвская застава». Там, в обществе молодых ленинградских поэтов, неожиданно проявляется литературный талант. В 1962 году Николай Рубцов стихи впервые издал – в виде сборника «Волны и скалы».
 
В том же году Рубцов, серьёзно увлекшийся творчеством, поступил в московский Литературный институт имени Горького – учебное заведение, воспитавшее множество классиков советской литературы. Параллельно много писал и публиковался. Общение с другими поэтами крайне благотворно сказалось на развитии его таланта. Стихи Николая Рубцова становятся популярны.
                                                                                                                           
В 1969 году Рубцов окончил институт, несмотря на ряд сложностей с его посещением, и перебрался обратно в Вологду, где стал работать журналистом. В Вологде ему даже выделили отдельную квартиру – большая честь в шестидесятые годы. О Рубцове говорили, как о «блистательной надежде русской поэзии», но по-настоящему сбыться этим надеждам было не суждено – жить Рубцову оставалось лишь три года.
 
Гибель Николая Рубцова
В своей вологодской квартире Рубцов жил вместе с невестой Людмилой Дербиной (они успели подать документы в ЗАГС незадолго до трагедии). Мы едва ли точно узнаем, что произошло в квартире в роковой день. Дербина явилась с повинной в милицию, признавшись в убийстве, но позже отрицала данный факт, утверждая, что поэт скончался от инфаркта. Рубцов действительно страдал проблемами с сердцем.
 
Суд был довольно снисходителен к Дербиной – ей дали восемь лет, из которых она отсидела только шесть. Николая Рубцова похоронили в Вологде. Сегодня ему установлено несколько памятников, именем Рубцова названы улицы, функционируют музеи. Память о поэте живёт. 

© Poembook, 2013
Все права защищены.

poembook.ru

Николай Рубцов - Ночь на родине: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Высокий дуб. Глубокая вода.
Спокойные кругом ложатся тени.
И тихо так, как будто никогда
Природа здесь не знала потрясений!

И тихо так, как будто никогда
Здесь крыши сел не слыхивали грома!
Не встрепенется ветер у пруда,
И на дворе не зашуршит солома,

И редок сонный коростеля крик…
Вернулся я, — былое не вернется!
Ну что же? Пусть хоть это остается,
Продлится пусть хотя бы этот миг,

Когда души не трогает беда,
И так спокойно двигаются тени,
И тихо так, как будто никогда
Уже не будет в жизни потрясений,

И всей душой, которую не жаль
Всю потопить в таинственном и милом,
Овладевает светлая печаль,
Как лунный свет овладевает миром.

Анализ стихотворения «Ночь на родине» Рубцова

В произведении «Ночь на родине» Николая Михайловича Рубцова чувствуется связь творчества поэта с классической литературной традицией.

Стихотворение написано в 1967 году. Его автору исполнился 31 год, он выпустил в свет две книги стихов, последняя из которых сделала его известным. В августе этого года в составе творческой группы он совершил путешествие на теплоходе от Череповца до Вытегры. На остановках в пути встречались с читателями, ловили рыбу, ходили на экскурсии. Решается и вопрос о его принятии в Союз писателей, идут хлопоты о выделении квартиры в Вологде.

По жанру – пейзажная лирика с философским подтекстом, по размеру – пятистопный ямб с перекрестной и охватной (в 3 строфе) рифмовкой, 5 строф. Лирический герой – сам автор. Композицию можно разделить на 2 части. В первой герой описывает умиротворенные окрестности, во второй – состояние своей души. Интонация задумчивая и трагическая, с есенинской и тютчевской нотой. Название емкое. Здесь и ночь, располагающая к размышлениям, меняющая облик всего привычного, и родина, с которой поэт всегда чувствовал «самую смертную связь». «И тихо так, как будто никогда»: герой словно оказался в эпицентре глубокого покоя мира. Зачарованный пейзаж, давно забывший, что есть на свете потрясения, бури. Отрицания переполняют стихотворение: не слыхивали, не встрепенется, не зашуршит, не трогает, не жаль. «Вернулся я, – былое не вернется!»: в одну реку нельзя войти дважды. Все стало сложнее, мучительнее. Лирический герой хватается за эту безмятежность: пусть хоть это остается. Наедине со своими мыслями, как гость, но все же свой и старому знакомому «высокому дубу», домикам, глубокому пруду. Прием параллелизма в 1 и 4 строфах. Герой хотел бы, чтобы беды и потрясения закончились. Он понимает, что его мечта несбыточна. «И всей душой, которую не жаль»: получается, что душу не жаль. А ведь начатая мысль целиком раскрывается только в последующих строках. Возможно, поэт сделал так намеренно. «Таинственном и милом»: в простом чувствуется связь с вечностью. Лунный свет заливает мир, одинокую фигуру поэта, проникая в сердце печалью, исцеляющим душу молчанием. Рефрен, анафора «тихо так» завораживает, даже немного пугает, слышится в словах этих и аллитерация. Лексика возвышенная и нейтральная. Череда инверсий в каждой строфе: ложатся тени (еще и олицетворение), зашуршит солома, продлится миг, двигаются тени, овладевает печаль (метафора). Последний глагол еще и тавтологический повтор.

Стихотворение «Ночь на родине» Н. Рубцова было впервые опубликовано в череповецкой городской газете «Коммунист».

rustih.ru

Николай Рубцов - Березы: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Я люблю, когда шумят березы,
Когда листья падают с берез.
Слушаю — и набегают слезы
На глаза, отвыкшие от слез.

Все очнется в памяти невольно,
Отзовется в сердце и в крови.
Станет как-то радостно и больно,
Будто кто-то шепчет о любви.

Только чаще побеждает проза,
Словно дунет ветер хмурых дней.
Ведь шумит такая же береза
Над могилой матери моей.

На войне отца убила пуля,
А у нас в деревне у оград
С ветром и дождем шумел, как улей,
Вот такой же желтый листопад…

Русь моя, люблю твои березы!
С первых лет я с ними жил и рос.
Потому и набегают слезы
На глаза, отвыкшие от слёз…

Анализ стихотворения «Березы» Рубцова

Н.М. Рубцов – русский поэт, чье рождение выпало на преддверие Великой Отечественной войны. События предстоящих лет отобрали у него и мать, и отца: этот факт находит свое отражение в его стихотворении «Березы». В самом начале произведения перед читателем возникает образ героя, отправляющегося в ностальгические переживания. Это уже не маленький мальчик, чье детство прошло в приюте, он – взрослый мужчина, с тоской обращающийся к памяти. Проводником во времени и пространстве выступает береза – символ русской души. Говоря о том, что его глаза отвыкли от слез, Рубцов имеет в виду неотъемлемую часть взросления и преодоления жизненных несчастий. Но здесь, наедине с природой, он может отпустить свои настоящие чувства на волю, открыть свое сердце внимающим ему березам. Параллельно с откровениями автора, сами стройные деревца тоже о чем-то перешептываются, создавая ощущение живого диалога. Наверное поэтому, русскому человеку так плохо вдали от родных деревьев, все равно что вдали от любимых людей.

Поэт пишет в свойственной ему философско-элегической манере, открывая перед читателем свое эмоциональное состояние, и в этом он искренне прост. Не облачая чувства в излишние метафоры, Рубцов выражает отношение любви к березам, прямо говорит о том, что ему и «радостно, и больно». Радостно от того, что он имеет возможность пообщаться со своими умершими родителями на уровне душ. Он понимает, что их уже не вернуть, и принимает это, как и конечность бытия всех живых существ. Здесь автор находит собственное успокоение и отпускает свою боль. Стихотворение пропитано светлой грустью – чувством, которое свойственно всем людям. Оно одновременно и раздирает сердце, и очищает его.

Мать поэта погибла во время войны вместе с его сестрой, а отец покинул семью после возвращения с фронта. Этот последний факт Николай Михайлович преобразует в стихотворении, говоря о том, что «отца убила пуля» — так он показывает символическую смерть отца для себя после его предательства. Будучи покинут всеми, автор, тем не менее, находит утешение в стихах, которые он начинает писать уже в 6 лет, и в объятиях природы. Стихотворение очень динамично, оно напитано глаголами действий: березы шумят; воспоминания отзываются; шумящий, как улей, листопад и т.д. Показывая нескончаемый поток времени, автор находит себя в этом потоке, и всех своих родных. Он ощущает неразрывную связь с родными, оживляя их в своей памяти.

rustih.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.