Стихи на русском языке шевченко


Тарас Шевченко - воскресные стихи: matilda_i_ja — LiveJournal

Сегодня в рубрике "воскресные стихи"  классик  украинской литературы

Тара́с Григо́рьевич Шевче́нко

25 февраля (9 марта) -— 26 февраля (10 марта) 1861

Как гворит Википедия: - Украинский поэт, прозаик, художник, этнограф.
Академик Императорской Академии художеств (1860).

Литературное наследие Шевченко, центральную роль в котором играет поэзия, в частности сборник «Кобзарь», считается основой современной украинской литературы и во многом литературного украинского языка.

Бо́льшая часть прозы Шевченко (повести, дневник, многие письма), а также некоторые стихотворения написаны на русском языке, в связи с чем часть исследователей относят творчество Шевченко, помимо украинской, также и к русской литературе.


«Дума»

Проходят дни… проходят ночи;
Прошло и лето; шелестит
Лист пожелтевший; гаснут очи;
Заснули думы; сердце спит.
Заснуло всё… Не знаю я —
Живёшь ли ты, душа моя?
Бесстрастно я гляжу на свет,
И нету слёз, и смеха нет!

И доля где моя? Судьбою
Знать не дано мне никакой…
Но если я благой не стою,
Зачем не выпало хоть злой?
Не дай о Боже! — как во сне
Блуждать… остынуть сердцем мне.
Гнилой колодой на пути
Лежать меня не попусти.

Но жить мне дай, Творец небесный —
О дай мне сердцем, сердцем жить!
Чтоб я хвалил твой мир чудесный
Чтоб могь я ближнего любить!
Страшна неволя! Тяжко в ней.
На воле жить — и спать, — страшней.
Прожить ужасно без следа,
И смерть и жизнь — одно тогда.

«О, Боже мой милый! Как тяжко на свете»

О, Боже мой милый! Как тяжко на свете,
Как жизнь горемычна - а хочется жить,
И хочется видеть, как солнце сияет,
И хочется слушать, как море играет,
Как пташка щебечет, как роща шумит,
Как девушка песню свою запевает…
О, Боже мой милый, как весело жить!

«Не женись ты на богатой»

Не женись ты на богатой -
Выгонит из хаты,
Не женись и на убогой -
Проживешь недолго,
А женись на вольной воле -
На казачьей доле:
Как была она - такою
Будет ввек с тобою.

«Полякам»

Ще як були ми козаками,
А унії не чуть було,
Отам-то весело жилось!
Братались з вольними ляхами,
Пишались вольними степами,
В садах кохалися, цвіли,
Неначе лілії, дівчата.
Пишалася синами мати,
Синами вольними... Росли,
Росли сини і веселили
Старії скорбнії літа...
Аж поки іменем Христа
Прийшли ксьондзи і запалили
Наш тихий рай. І розлили
Широке море сльоз і крові,
А сирот іменем Христовим
Замордували, розп'яли.
Поникли голови козачі,
Неначе стоптана трава.
Украйна плаче, стогне-плаче!
За головою голова
Додолу пада. Кат лютує,
А ксьондз скаженим язиком
Кричить: “Te Deum! алілуя!..”

Отак-то, ляше, друже, брате!
Неситії ксьондзи, магнати
Нас порізнили, розвели,
А ми б і досі так жили.
Подай же руку козакові
І серце чистеє подай!
І знову іменем Христовим
Ми оновим наш тихий рай.

«В неволе тяжко… хоть и воли»

В неволе тяжко… хоть и воли
Узнать, пожалуй, не пришлось;
Но всё-таки кой-как жилось, —
Хоть на чужом, да всё ж на поле…
Теперь же тяжкой этой доли,
Как бога, ждать мне довелось.
И жду её и поджидаю,
Свой глупый разум проклинаю,
Что дал себя он затемнить
И в луже волю утопить.
И стынет сердце, если вспомнит,
Что не в Украйне похоронят,
Что не в Украйне буду жить,
Людей и господа любить.

«И серое небо, и сонные воды…»

И серое небо, и сонные воды…
Вдали над берегом поник
Без ветра гнущийся тростник,
Как пьяный… боже, гибнут годы!
Что ж, долго ли придётся мне
В моей незамкнутой тюрьме,
Над этим бесполезным морем,
Томиться тяжкой жизни горем?
Молчит иссохшая трава
И гнётся, словно и жива;
Не хочет правды говорить.
А больше некого спросить.

«Не вернулся из походу»

Не вернулся из походу
Молодой гусар в село:
Что же я по нём горюю
Что мне больно жаль его?
За кафтан короткий что ли —
Иль за чёрный ус — так жаль?
Иль за то, что — не Марусей —
Машей звал меня Москаль?
Нет, мне жаль что пропадает
Даром молодость моя.
Не хотят меня и замуж
Брать уж люди за себя.
Да к тому ещё и девки
Мне проходу не дают:
Не дают они проходу
Всё гусарихой зовут!


«Украйна»

Было время, на Украйне
Пушки грохотали,
Было время, запорожцы
Жили-пировали.

Пировали, добывали
Славы, вольной воли,
Всё-то минуло, остались
Лишь курганы в поле.

Те высокие курганы,
Где лежит, зарыто,
Тело белое казачье
С головой разбитой.

И темнеют те курганы,
Словно скирды в поле,
И лишь с ветром перелетным
Шепчутся про волю.

Славу дедовскую ветер
По полю разносит.
Внук услышит, песню сложит
И поет, и косит.

Было время, на Украйне
Шло вприглядку горе;
И вина, и меду вдоволь,
По колено море!

Да, жилось когда-то славно,
А теперь вспомянешь:
Станет как-то легче сердцу,
Веселее взглянешь.

matilda-i-ja.livejournal.com

Малинка: Стихи Т.Г.Шевченко (для детей)

В школе задали выучить стихотворение Т.Г.Шевченко, пока искала подходящее, чтоб не длинное и не сложное, получилась подборка стихов.Может кому пригодится.
Рекомендую перевести страницу на украинский язык.

Не ревнуй богатом:
Богатый не знает
Ни дружбы, ни любви -
Он все то нанимает.
Не ревнуй могучий,
Ибо заставляет.
Не ревнуй и славном:
Славный хорошо знает,
Что ни его люди любят,
А то тяжелую славу,
Что он тяжелыми слезами
Вылил на забаву.
А молодежи как сойдутся,
И любо и тихо.
Как в раю, - а смотришь:
Шевелится беда.

Не ревнуй же никому,
Смотри вокруг себя:
Нету рая на всей земле,
И нет и на небе.

****

Ветер с рощей разговаривает,
Шепчет с осокой;
Плывет лодка по Дунаю
Один за водой.
Плывет лодка воды полный,
Никто не останавливает;
Кому слюнит, - рибалонькы
На свете нет.
Поплыл лодка в синее море,
А оно заиграло -
Поиграли горы-волны -
И скипок не стало.

Недолгий путь - как лодочные
К синему морю -
Сироты на чужбину,
А там - и к горю.
Поиграют добрые люди,
Как холодные волны;
Потом себе посмотрят.
Как сирота плачет;
Затем спроси, где сирота, -
Не слышал и не видел.

****

"Мне тринадцати проходило"

Мне тринадцать было.
Я пас ягнята за селом.
То ли так солнышко сияло,
Так мне чего было?
Мне так приятно, любо стало,
Как будто в Бога ......
Уже прокликалы в долю,
А я в бурьяне
Молюсь Богу ... И не знаю,
Чего маленьком мне
Тойди так приветливо молилось,
Чего так весело было.
Господа небо, и село,
Ягненок, кажется, веселилось!
И солнце грело, не пекло!
Но недолго солнце грело,
Недолго молилось ...
Отчаянно, покраснело
И рай зажгло.
Как проснулся, смотрю:
Село почернело,
Бог небо голубее
И то поблекла.
Посмотрел я на ягнята -
НЕ мои ягнята!
Обратился я на дома -
Нет у меня дома!
Не дал мне Бог ничего! ..
И хлынули слезы,
Тяжелые слезы! .. А девушка
При самой дороге
Недалеко возле меня
Посконь выбирала,
И услышала, что я плачу. / 37 /
Пришла, поздравила,
Втирала мои слезы
И поцеловала ...
Как будто солнце засияло,
Как будто все в мире стало
Мое ... поля, рощи, сады! ..
И мы, шутя, погнали
Чужие ягнята к воде.
Вздор! .. А до сих пор, как вспомню,
То сердце плачет и болит,
Почему Господь не дал дожить
Малого возраста в том раю.
Умер бы, Паша на ниве,
Ничего бы на свете не знал.
Не был бы в мире юродивым.
Людей и [Бога] он не проклял!

****
"Завещание"

Как умру, похороните
Меня на могиле
Среди степи широкой
На Украине милой,
Чтобы поля широкополые,
Днепр и кручи
Было видно, было слышать,
Как ревет ревущий.
Как понесет с Украиной
В синее море
Кровь враждебную ... Отойди я
И поля и горы -
Все брошу и полыни
До самого Бога
Молиться ... а к тому
Я не знаю Бога.
Похороните и вставайте,
Кандалы порвите
И вражьей злой кровью
Волю окропите.
И меня в семьи большой,
В семьи вольной, новой,
Не забудьте помянуть
Незлым тихим словом.

****
Ревет и стонет Днепр широкий,
Сердитый ветер завива,
Вниз ивы гнет высокие,
Горами волну задирает.
И бледный месяц на ту пору
Из облака де-де выглядел,
Словно лодка в синем море,
Так разгорался, то затихал.
Еще третьи петухи не пели,
Никто нигде не шумел,
Сычи в роще перекликались,
И десен неоднократно скрипов.

****

Не гонись на богатой,
Потому выгонит из дома.
Не гонись на убогой,
Потому что будешь спать.
Женись на вольной воле,
На казацкой судьбы:
Которая будет, такая и будет,
Или голая, то и гола.
Но никто не досаждает
И не развлекает -
Чего болит и где болит,
Никто не спрашивает.
Вдвоем, говорят, и плакаты
Как легче будто;
Не идут: легче плакать,
Как никто не видит.

****

ЧЕГО МНЕ ТЯЖЕЛО, ЧЕГО МНЕ СКУЧНО

Чего мне тяжело, чего мне скучно,
Чего сердце плачет, рыдает, кричит,
Как ребенок голодный? Сердце мое трудное,
Чего ты хочешь, что у тебя болит?
Или пить, или есть, или баиньки хочешь?
Усни, мое сердце навеки усни,
Невкрите, разбито - а народ навесной
Пусть бесится ... Закрой, сердце, глаза.

****

А я в рощу ходила.
А я в рощу ходила
по цветок
вот какую!
А там, дерева - люли,
и все так кукушки:
ку-ку!

Я зайчика встретила,
дремал он на холме.
Была бы его поймала кукушка излякала:
ку-ку!

****

Зацвела в долине
Красная калина,
Будто засмеялась
Девушка-ребенок.
Любо, любо стало,
Птичка обрадовалась
И защебетала.
Услышала девушка,
И в белой свитке
С беленькой дома
Вышла погулять
В рощу на долину.
И вышел к ней
С зеленой рощи
Казак молоденький;
Целует, приветствует,
И идут по долине
И идя поют.

****
Метель.

Стемнело; ночь заходит,
месяц из облака не получается;
ни звездочки не мечтает,
только снег кругом белеет.

Вот вскочила метель,
заклубилась долина,
и кипит мороз в поле,
на пространстве и на свободе,

****

Поставлю дом и комнату,
Сад-райочок насажу.
Посижу я и происхожу
В своей маленькой благодати.
И в один и-одиночестве
В саду буду отдыхать.
Приснятся детишки мне,
Веселая приснится мать,
Древнее-бывший ясный
Приснится сон мне! .. И ты! ..
Нет, я не буду спать,
Ибо ты приснишься. И в малый
Райочок мой спидтиха-тихая
Подкрадешься, наделаешь бедствия ...
Зажжешь рай мой одинок.

****

Бриллиант дорогой на дороге лежал, -
Тем большим путем народ всякий шло,
И никто не узнал бриллианта того.
Шли много людей и топтали его,
Но раз тем путем кто чудесный шел,
И в пыли на пути бриллиант он нашел.
Камень дорогой он сразу узнал,
И домой принес, и хорошенько, как знал,
Обработал, обточив удивителен тот камень,
И вставил его в драгоценный венец.
Произошло чудо тогда: камень засиял,
И лучами ясным всех людей удивил,
И палящим огнем кольористе блестит,
И лучи его всем глаза слепит.
_____

Так в пыли на пути наш язык был,
И охотник рука ее с пылу взяла.
Полюбила ее, обработала ее,
Положила на ню все силы свои,
И в народный венец, как в оправу, ввела,
И, как звезду ясную, выше облаков преподнесла.
И назло врагам засияла она,
Как алмаз дорогой, как и звезда светлая.
И сеять возраст, пока солнце стоит,
И злым врагам будет глаза слепит.
Пусть же те враги понимиють скорее,
Наша же речь сия ежечасно яснее!
Пусть ценным добром она будет у нас,
Чтобы и сам удивился в могиле Тарас,
Чтобы, взглянув сам на создание свое,
Он благоговейно сказал: «Откуда нам сеет ?!»

****

Учитесь, братья мои!
Думайте, читайте,
И чужому учитесь, -
Своего НЕ понимает:
Ибо кто мать забывает,
Того Бог наказывает,
Чужие люди сторонятся,
В дом НЕ пускают,
Свои дети - как чужие,
И имеется взлома
На всей земле безконечной
Веселого дома.
Обними же, братья мои,
Наименьшего брата, -
Пусть мать улыбнется,
Заплаканная мать!
Благословит своих детей
Твердыми руками,
И омытых поцелуй
Вольными устами!
И забудется срамотня
Давняя время,
И оживет добрая слава,
Слава Украины,
И свет ясный, невечерний,
Новый засияет ...
Обнимитесь же, братья мои,
Молю вас, умоляю!

****

Проходят дни, проходят ночи,
Проходит лето, шелестит
Пожелтевшие листья, гаснут глаза,
Заснули думы, сердце спит,
И все уснул, и не знаю,
Или я живу, или доживаю,
Так по миру волочусь,
Уже не плачу и не смеюсь ...

****

Судьба, где ты! Судьба, где ты?
Нет никакой,
Когда доброй сожалению, боже,
Дай злой, злой!
Не дай спать ходячему,
Сердцем замираты
И гнилой колодой
По миру валяться.
Дай жить, сердцем жить
И людей любить,
А если нет ... то проклинать
И мир зажечь!
Страшно впасть в кандалы,
Умирать в неволе,
А еще хуже - спать, спать
И спать на свободе,
И уснуть навек-века,
И следа не бросят
Никакого, одинаково,
Жил, погиб!
Судьба, где ты, доля, где ты?
Нет никакой!
Когда доброй сожалению, боже,
Дай злой! злой!

21 декабря 1845,

****

Заря моя вечерняя,
Сойди над горой,
Поговорим тихонечко
В неволе с тобой.

Расскажи, как за горой
Солнышко садится,
Как у Днепра радуга
Воду долг.

Как широкая сокорина
Ветви распустила ...
А над самой водой
Ива склонилась;

Вплоть до воде разослала
Зелении ветви,
А на ветвях качаются
Некрещеные дети.

****
Расти, расти, моя птичка.
Мой маковый цветет,
Развивайся, пока твое
Сердце не разбито,
Пока люди не дозналы
Тихой долины.
Дознаються - поиграют,
Засушит и бросить.
Ни молодые годы,
Увитые красотой,
Ни карие глаза,
Умытые слезой,
Ни сердце твое тихое,
Добрее девичья
НЕ заменит, не покроет
Неситии глаза.
Найдут злые и окрадуть ...
И тебя, убогую
Бросят в ад ... замучаешься
И проклянут Бога.
Не цветет, мой цветет новый,
Нерозвитий цветет,
Зовьянь тихо, пока твое
Сердце не разбито.

http://vk.com/club53559469

kcuhsa.blogspot.com

Мой Шевченко - Литературная газета

1. Какое значение лично для вас имеет творчество Тараса Шевченко?

2. Насколько он актуален и интересен для современного читателя?

Виталий КРИКУНЕНКО, лауреат Международного фестиваля славянской поэзии «Поющие письмена», заместитель директора ГБУК г. Москвы «Библиотека украинской литературы»

1. Для меня, как, наверное, и для многих украинцев, «в Украине и не в Украине сущих», Тарас Шевченко, его творчество (а это пять томов поэзии, прозы, драматургии, актуальный и сегодня своей раздумчивой публицистичностью «Дневник», а также пять томов, представляющих его и как замечательного художника) являются, может быть, самым сущностным, глубоким и сокровенным выражением украинской души.

Выстраданное, высказанное, запечатлённое поэтом – от его ранней романтической лирики с могучим, песенно прогремевшим на весь мир зачином «Рёве та стогне Дніпр широкий…», от исполненных предостерегающе трагичного майданного гомона эпических «Гайдамаков», от пробуждающих человеческое, гражданское, национальное достоинство поэм «Еретик», «Кавказ», «И мёртвым, и живым, и нерождённым землякам моим…» до зовущих к горним светочам христианских, всечеловеческих идеалов, воспетых в его «Псалмах Давидовых», «Неофитах», «Марии», – всё это золотая связка ключей духовных в руках читателя, желающего лучше узнать, понять Украину. В чистосердечных признаниях её многострадального сына, в высоких прозрениях её пророка.

Этим, думаю, автор «Кобзаря» (книгу эту неслучайно называют ещё библией украинского народа) актуален и интересен современнику, жаждущему не только «жареных фактов» с полей информационных битв, но и взыскующему «неопалимой купины», живых родников, душеспасительного поэтического Слова.

«Читайте Шевченко!» – говорю своим русским друзьям, желающим понять украинскую душу, узнать «украинскую ночь», «долететь до середины Днепра…»

Так же, как советую украинцам, ищущим поэтический ключ к загадке русской души, перечитывать Пушкина.

Интересны ли, востребованны ль сегодня личность, творчество Тараса Шевченко в России? Не забылось ли, не выветрилось ли эпохальными бурями высказанное его современником Николаем Некрасовым признание: «Русской земли человек замечательный…» Эти неслучайные слова адресованы тому, чьи пламенные заветы императивом вошли в сознание миллионов:

Свою Україну любіть,

Любіть її… Во время люте,

В остатню тяжкую минуту

За неї господа моліть.

Некрасов, конечно же, хорошо разбирался в людях и понимал, что патриотизм украинского поэта и художника, его оппозиция самодержавию, жестоко покаранная 10-летним лишением свободы с собственноручно царским запретом писать и рисовать, в сути своей не противостоят великой России, где во многом формировались «доля и воля» мятежного Шевченко, и происходило это с сердечным участием покровителей и друзей, среди которых были поэт-царедворец В. Жуковский, великий К. Брюллов, гений русского театра М. Щепкин, хранитель русского языка В. Даль, граф Ф. Толстой, писательская семья Аксаковых, московские профессора О. Бодянский, М. Максимович и др.

2. Четверть века тому назад я имел счастье выступить инициатором и составителем своеобразной поэтической антологии «Венок России Кобзарю», в которую вошло около ста стихотворений и поэм-посвящений украинскому гению. Начиная с прижизненных ещё публикаций середины XIX века… Вышедшая в Москве 50-тысячным тиражом книга в считаные дни была раскуплена, стала библиографической редкостью. В минувшие годы российская шевченкиана существенно пополнилась, и впору выпускать новое, расширенное издание «Венка…»

К сожалению, постсоветское время не радовало новыми изданиями русских переводов Шевченко, хотя, судя по читательским запросам в нашу библиотеку, интерес к его поэзии среди россиян сохраняется. Многие хотели бы иметь «Кобзаря» в своей домашней библиотеке.

Интересно, что даже русскоязычные читатели нередко предпочитают знакомиться с поэзией Шевченко на языке оригинала. Хотя их, конечно, привлекает не только языковая экзотика, фольклорная насыщенность его произведений (около ста стихотворений из «Кобзаря» стали народными песнями).

Многие ищут у поэта ответы на вопросы, которые остро ставит сегодняшняя жизнь. Вот шевченковские строки, бьющие, так сказать, не в бровь, а в глаз, напрашивающиеся в современную повестку дня:

Доборолась Україна

До самого краю.

Гірше ляха свої діти

Її розпинають…

И не возьмут ли наконец на заметку наши депутаты и дипломаты вот эти, поныне не теряющие своей жгучей актуальности пожелания от Шевченко, кстати, в своё время отнюдь недальновидно запрещённые Третьим жандармским отделением: «Щоб усі слов`яни стали добрими братами…»; «Щоб москаль добром і лихом з козаком ділився…»

Разумеется, для адекватного прочтения Тараса Шевченко, как справедливо отмечает украинский академик Иван Дзюба, требуется историзм мышления. Нужно знать трудную мученическую и победоносную судьбу Кобзаря, его время и окружение, прошлое Украины и России.

Что же касается переводов Шевченко на русский язык, то при участии нашей библиотеки завершена работа по подготовке корпуса новых переложений текстов «Кобзаря» на русский язык. В готовящийся к изданию сборник вошли переводы Николая Кобзева, Александра Илюшина, Юрия Петрова, Павла Панченко, Вячеслава Шевченко, Александра Тимофеевского и др. Переводчики стремились добиться адекватной передачи как формы, так и смыслов произведений Тараса Шевченко, что, на наш взгляд, далеко не всегда удавалось их предшественникам, участвовавшим в подготовке «Кобзаря» 1939 г. и его последующих переизданий советской эпохи.

Василий ДРОБОТ, поэт, переводчик. Родился в 1942 г. в Чкаловской (Оренбургской) области РСФСР. Живёт в Киеве. Автор более 20 поэтических сборников. Лауреат нескольких литературных премий. Руководитель творческого объединения русских поэтов Украины «Восход» при НСП Украины.

1. Я научился читать в четыре года. Сначала по-русски, потом, через пару месяцев, и по-украински. Первым попал ко мне «Кобзарь», потому я и начал учиться украинскому языку. Когда я прочитал «Тополю», а потом «Кавказ», я сказал отцу: «Я хочу это написать!» Он засмеялся. Но я уже ощутил эту поэзию родной, тем более что сюжеты большей частью были героическими.

Сейчас неминуемо возникает вопрос: почему же ты пишешь по-русски? Дело в том, что родным для ребёнка является тот язык, который он слышал до родов, ещё в материнской утробе. Этот язык дан ему Богом, и сменить его без потерь человек не может. Язык не перчатки. Я владею украинским свободно, но пишу по-русски. Кроме того, знакомство со стихами Тараса Шевченко открыло для меня совершенно новый мир – мир поэзии. В итоге моё детское желание исполнилось: я перевёл большинство поэм Тараса Шевченко.

2. Актуально всё, что помогает понять глубинную суть народа и отдельных его представителей. Тарас Шевченко предъявил украинцам (грамотным – через книги, неграмотным – через народные песни, которыми стало большинство его стихотворений) историю породившего их народа. Она была осознана и легла в основу формирования национального характера украинцев. Скажем, это – украинский Шекспир. Например, «Причинна» – опера, либретто которой – песня «Рэвэ та й стогнэ Днипр широкий». Это огромный пласт национальной культуры народа, вызывающий не только социальный, но и эстетический интерес у других народов, особенно родственных.


Тарас Шевченко 

Новые переводы

* * *

Не завидуй богатому,

Богатый не знает

Ни нежности, ни любви –

Он всё покупает.

Не завидуй могучему,

Ведь он заставляет,

Не завидуй известному,

Прекрасно он знает,

Что не его люди любят,

А добрую славу,

Что он тяжкими слезами

Излил на забаву.

Молодые как сойдутся,

Так любо и тихо,

Как в раю, – а глянешь только:

Шевелится лихо.

Не завидуй никому же,

Погляди по свету:

На всей земле нету рая

И на небе нету.

ЗАВЕТ

Как умру я, закопайте,

Насыпьте могилу

Посреди степей широких

Украины милой.

Чтоб поля её родные,

И Днипро, и кручи

Было видно и чтоб слышать,

Как ревёт могучий.

Как понесёт с Украины

Да в синее море

Кровь ворожью… лишь тогда я

И горы, и горе –

Всё оставлю и достану

До Бога самóго –

Помолиться… А дотоле

Я не знаю Бога.

Закопайте и вставайте,

И цепи сорвите,

Злою вражескою кровью

Волю окропите,

И меня в семье великой,

В мире вольном, новом,

Не забудьте, помяните

Незлым, тихим словом.

* * *

Уже мне безразлично: буду

Жить в Украине или нет.

Пусть где-то вспомнят, пусть забудут

Меня, чужбину, этот снег...

Всё это безразлично мне.

В неволе вырос меж чужими

И, не оплаканный своими,

В неволе, плача, я умру

И всё с собою заберу,

И затеряется мой след

На нашей славной Украине,

На нашей, не своей земле.

И пусть, воспитывая сына,

Отец не скажет обо мне:

«Молись! Его за Украину

В чужой сгноили стороне».

Теперь мне безразлично, будет

Тот сын молиться или – нет…

Зато не безразлично мне,

Что Украину злые люди

Приспят лукаво и в огне

Уже обманутой разбудят…

О, нет! Не безразлично мне.

Перевёл с украинского Василий ДРОБОТ

* * *

Вишнёвый садик возле хаты,

Хрущи над вишнями гудут.

С плугами пахари идут,

Поют, идя домой, девчата,

Их матери вечерять ждут.

Семья вечеряет у хаты,

Звезда вечерняя встаёт.

Вечерю дочка подаёт,

А поучать бы мать и рада,

Да соловейко не даёт.

Мать уложила возле хаты

Детишек маленьких своих,

Сама уснула возле них.

Затихло всё, только девчата

Да соловейко не затих.

* * *

Не греет солнце на чужбине,

А дома солнце слишком жгло.

Мне грустно было, тяжело

На славной нашей Украине.

Любви я так и не узнал,

Не знал родного я порога,

Блуждал себе, молился Богу

И злое панство проклинал.

И вспоминал лета лихие,

Худые, давние лета, –

Распяли нашего Христа,

Не спасся б ныне сын Марии!

Теперь нигде нет счастья мне,

И весело уже не будет

И на Украйне  нашей, люди,

В чужой как будто стороне.

Хотелось бы… Совсем другого:

Чтобы меня уберегли

От гроба – дерева чужого,

И чтоб хоть горсть родной земли

Ко мне из-за Днепра святого

Родные ветры принесли,

Да вот и всё. Вот так-то, люди,

Хотелось бы. К чему мечтать…

Зачем уж Бога утруждать,

Когда по-нашему не будет!

Перевёл с украинского Владимир АРТЮХ

lgz.ru

Стихи Т.Г.Шевченко. «Памятники национальным поэтам в Петербурге»


Памятник украинскому поэту Тарасу Шевченко

 
Стихи Т.Г.Шевченко[1]
ДУМА

Проходят дни… проходят ночи;
Прошло и лето; шелестит
Лист пожелтевший; гаснут очи;
Заснули думы; сердце спит.
Заснуло всё… Не знаю я —
Живёшь ли ты, душа моя?
Бесстрастно я гляжу на свет,
И нету слёз, и смеха нет!

И доля где моя? Судьбою
Знать не дано мне никакой…
Но если я благой не стою,
Зачем не выпало хоть злой?
Не дай о Боже! — как во сне
Блуждать… остынуть сердцем мне.
Гнилой колодой на пути
Лежать меня не попусти.

Но жить мне дай, Творец небесный —
О дай мне сердцем, сердцем жить!
Чтоб я хвалил твой мир чудесный
Чтоб мог я ближнего любить!
Страшна неволя! Тяжко в ней.
На воле жить — и спать, — страшней.
Прожить ужасно без следа,
И смерть и жизнь — одно тогда. (перевод А.Н.Плещеева[2])
25 декабря 1845


Источник: Стихотворения А.Н. Плещеева. – М.:
Типография В. Грачева и Комп., 1861. – С. 54–55.


***

В те дни когда мы были казаками,
Об унии и речи не велось:
О! как тогда нам весело жилось!
Гордились мы привольными степями,
И братом нам считался вольный Лях[3]:
Росли, цвели в украинских садах, —
Как лилии, казачки наши в холе,
Гордилась сыном мать. Среди степей
Он вольным рос, он был утехой ей
Под старость лет в немощной, скорбной доле.

Но именем Христа в родимый край
Пришли ксендзы[4] — и мир наш возмутили,
Терзали нас, пытали, жгли, казнили —
И морем слёз и крови стал наш рай,
И казаки поникнули уныло,
Как на лугу помятая трава.
Рыданье всю Украйну огласило.
За головой катилась голова;
И посреди народного мученья —
Те-деум! ксендз ревел в ожесточеньи.
Вот так-то Лях, вот так-то друг и брат,
Голодный ксендз да буйный ваш магнат[5],
Расторгли нас, поссорили с тобою,
Но если бы не козни их — поверь —
Что были б мы друзьями и теперь.
Забудем всё! С открытою душою
Дай руку нам и именем святым —
Христа, наш рай опять возобновим! (перевод А.Н.Плещеева)
1848
Источник: Стихотворения А.Н. Плещеева. – М.:
Типография В. Грачева и Комп., 1861. – С. 52–53.

ЖНИЦА[6]

Она на барском поле жала,
И тихо побрела к снопам.
Не отдохнуть, хоть и устала —
А покормить ребёнка там.

В тени лежал и плакал он.
Она его распеленала,
Кормила, нянчила, ласкала
И незаметно впала в сон.

И снится ей, житьём довольный
Её Иван; пригож, богат.
На вольной кажется женат: —
И потому что сам уж вольный.

Они с лицом весёлым жнут
На поле собственном пшеницу,
А детки им обед несут;
И тихо улыбнулась жница.

Но тут проснулась… Тяжко ей!
И спеленав малютку быстро,
Взялась за серп, — дожать скорей
Урочный сноп свой до бурмистра[7]. (перевод А.Н.Плещеева)
1858
Источник: Стихотворения А.Н. Плещеева. – М.: Типография В. Грачева и Комп., 1861. – С. 53–54.

 
 

1. Тарас Григорьевич Шевче́нко (25 февраля (9 марта) 1814, село Моринцы, Звенигородский уезд Киевской губернии, Российская империя (ныне Черкасская область, Украина) – 26 февраля (10 марта) 1861, Санкт-Петербург, Российская империя) – украинский поэт. Известен также как художник, прозаик, этнограф и революционер-демократ.
Литературное наследие Шевченко, центральную роль в котором играет поэзия, в частности сборник «Кобзарь», считается основой современной украинской литературы и во многом литературного украинского языка. Деятель украинского национального возрождения, член Кирилло-Мефодиевского братства.
Бо́льшая часть прозы Шевченко (повести, дневник, многие письма), а также некоторые стихотворения написаны на русском языке, в связи с чем часть исследователей относят творчество Шевченко, помимо украинской, также и к русской литературе. (вернуться)

2. Алексей Николаевич Плеще́ев (22 ноября [4 декабря] 1825, Кострома – 26 сентября [8 октября] 1893, Париж) – русский писатель, поэт, переводчик; литературный и театральный критик.
В 1846 году первый же сборник стихов сделал Плещеева знаменитым в революционной молодёжной среде; как участник кружка Петрашевского он был в 1849 году арестован и некоторое время спустя отправлен в ссылку в Оренбургский корпус рядовым солдатом, где провёл на военной службе около восьми лет. Там же отбывал ссылку Тарас Шевченко. (вернуться)

3. вольный Лях мн. ч. ля́хи – слово в летописи Нестора, первоначально употреблявшееся для обозначения западнославянских племён — полян (поляков), лютичей, мазовшан и поморян.
Впоследствии этноним ляхи стал относиться новообразованному народу поляков. (вернуться)

4. Ксендзы – ксёндз (польск. «священник») – польский католический священнослужитель. (вернуться)

5. польские магнаты – являлись самой влиятельной частью шляхетского сословия, которое было социальной базой великокняжеской власти. (вернуться)

6. Жница – название в оригинале: "Сон" («На панщині пшеницю жала…»).
Публикация в «Московском вестнике» переведённого Плещеевым «Сна» Т.Г.Шевченко (опубликованного под заголовком «Жница»), а также автобиографии украинского поэта (Плещеев, как и Добролюбов, получил автобиографию прямо из рук Шевченко) была многими (в частности, Чернышевским и Добролюбовым) расценена как смелый политический акт.
«Современник» в «Заметках нового поэта» (И. И. Панаева) положительно оценивал направление газеты Плещеева, прямо рекомендуя своему читателю обратить внимание на переводы из Шевченко (См. «Современник», 1859, № 3, стр. 371). (вернуться)

7. Бурмистр – здесь: доверенный от помещика староста над крестьянами (при крепостном праве). (вернуться)

 


literatura5.narod.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.