Стихи михалкова живет у нас под крышей


Читать книгу Стихи о войне Сергея Михалкова : онлайн чтение

 
Три Ветра – три брата
По свету гуляли,
По свету гуляли —
Покоя не знали.
Не знали покоя
Себе на забаву,
Но разными были
По силе и нраву.
 
 
Был младший из братьев
И ласков и тих,
И был он слабее
Двух братьев своих.
Он целыми днями
На воле резвился,
Он пылью дорожной
На травы ложился,
Сдувал одуванчики,
Трогал былинки
И в ельнике частом
Качал паутинки.
И было беспечным
Его дуновенье,
И было неслышным
Его появленье.
 
 
У среднего брата
Работы хватало,
Упрямства и силы
В нем было немало.
Любил потрепать он
Бумажного змея
И шапку сорвать
С головы ротозея.
Он дул-раздувал,
Расходился на воле,
И мельницы в поле
Пшеницу мололи,
Столетних деревьев
Качались вершины,
На водную гладь
Набегали морщины,
И парусной лодке
Давал он движенье,
И было заметным
Его появленье.
 
 
Был третий, был старший
Из братьев Ветров,
В своем удальстве
И жесток и суров.
Он знойным песком
Засыпал караваны,
Назло морякам
Волновал океаны.
И было, как видно,
Ему не впервые
Ломать, как тростинки,
Дубы вековые.
И, крыши срывая,
Врываться в жилища.
Его называли:
Ветрило! Ветрище!
Владел им бессмысленный
Дух разрушенья.
И было внезапным
Его появленье.
 
 
Три Ветра – три брата
Гуляли по свету,
Но раз, на рассвете,
Попались поэту!
И младшего Ветра,
Найдя его в поле,
Поэт подчинил
Своей мысли и воле:
Заставил его
Над рекою спуститься,
Пройти камышами,
Остыть, охладиться,
Чтоб людям уставшим,
За труд их – в награду,
Нести на привалы
Живую прохладу.
 
 
И среднему брату
Пришлось покориться.
Он должен быть в путь
Над землею пуститься,
В пути собирать
Облака дождевые,
Вести их на юг,
За хребты снеговые,
В края, где колосья,
Зерно наливая,
Недвижно стояли,
Томясь, изнывая.
 
 
А старшего Ветра,
Последнего брата,
Поэт наш осилил
Упорством солдата.
И как он ни рвался
И чем не грозился,
За братьями следом
И он подчинился.
Поэт ему дал
Направленье, заданье,
Вселил в него радостный
Дух созиданья
И к людям заставил
Пойти в подчиненье…
 
 
Вот так
Получается
Стихотворенье!
 

1947

iknigi.net

Стихи для детей: Сергей Михалков

Сергей МИХАЛКОВ


По крутой тропинке горной
Шёл домой барашек чёрный
И на мостике горбатом
Повстречался с белым братом.

И сказал барашек белый:
«Братец, вот какое дело:
Здесь вдвоём нельзя пройти -
Ты стоишь мне на пути».

Чёрный брат ответил: «Ме-е,
Ты в своём, баран, уме-е?
Пусть мои отсохнут ноги,
Не сойду с твоей дороги!»

Помотал один рогами,
Уперся другой ногами...
Как рогами ни крути,
А вдвоём нельзя пройти.

Сверху солнышко печёт,
А внизу река течёт.
В этой речке утром рано
Утонули два барана.

Мурзилка, 1988, №3.


Три паренька по переулку
Играя будто бы в футбол,
Туда-сюда гоняли булку
И забивали ею гол.
Шёл мимо незнакомый дядя,
Остановился и вздохнул,
И, на ребят почти не глядя,
К той булке руку протянул.
Потом, насупившись сердито,
Он долго пыль с неё сдувал
И вдруг спокойно и открыто
При всех её поцеловал.
- Вы кто такой? – спросили дети,
Забыв на время про футбол.
- Я – пекарь! – человек ответил
И с булкой медленно ушёл.
И это слово пахло хлебом
И той особой теплотой,
Которой налиты под небом
Моря пшеницы золотой.

Мурзилка, 1980, №3.


У меня есть внучка -
Внучка «Почемучка».

Что ни слово, то вопрос:
- Почему собака – пёс?
- Для чего у кошки хвост?
- Сколько ночью в небе звёзд?
Отчего течёт река?
Что такое облака?

Надо дать на всё ответ,
Я для внучки – умный дед.

А у деда самого
Столько разных «Отчего?»,
Столько разных «Почему?»,
Что не снилось никому!

Мурзилка, 1991, №11.

По старинной детской песенке*

Как-то летом, на лужайке,
Очень умный Майский жук
Основал для насекомых
Академию наук.

Академия открыта!
От зари и до зари
Насекомые лесные
Изучают буквари:

А – АКУЛА, Б – БЕРЁЗА,
В – ВОРОНА, Г – ГРОЗА…
- Шмель и Муха, не жужжите,
Успокойся, Стрекоза!

Ж – ЖУРАВЛЬ или ЖАБА,
З – ЗАБОР или ЗМЕЯ…
- Не смеши Клопа, Комарик,
Пересядь от Муравья!

Повторяйте, не сбивайтесь:
Д – ДОРОГА, Е – ЕНОТ…
Повернись к доске, Кузнечик!
Сел ты задом наперёд!

И – ИГОЛКА, К – КРАПИВА,
Л – ЛИЧИНКА, ЛИПА, ЛУГ…
- Ты кому расставил сети?
Убирайся, злой паук.

М – МЕДВЕДЬ, МЫШОНОК, МОРЕ.
Н – НАЛИМ, а О – ОЛЕНЬ…
- В академию не ходят
Те, кому учиться лень!

П – ПЕТРУШКА,
Р – РОМАШКА,
С – СУЧОК или СМОРЧОК…
- Таракан, не корчи рожи!
Не подсказывай, Сверчок!

Т – ТРАВИНКА, У – УЛИТКА,
Ф – ФИАЛКА, Х – ХОРЁК…
- После первой перемены
Мы продолжим наш урок!

Учат азбуку букашки,
Чтобы грамотными стать,
Потому что это мало –
Только ползать и летать!

Мурзилка, 1994, №5.

* Переделка популярного дореволюционного стихотворения Константина Львова "Господин учитель Жук" (1886 или 1887)


В новом лифте ехал Саша
На тринадцатый этаж.
Вместе с ним на том же лифте
Ехал синий Карандаш.

Поднимается кабина
На тринадцатый этаж,
А на стенке той кабины
Что-то пишет Карандаш.

Пообедал дома Саша,
Вызвал лифт — спускаться вниз.
Лифт в пути остановился
И над шахтою повис.

Мальчик Саша в новом лифте
Оказался взаперти —
Лифт стоит, и он не хочет
Дальше мальчика везти.

Нажимал на кнопки Саша,
«Помогите-e!» — голосил,
Проходящих мимо лифта
Вызвать мастера просил.

Наконец лифтёр явился
(Он обедать уходил),
Из кабины, как из плена,
Сашу он освободил.

Но теперь, как только Саша
В лифт пытается войти,
Тот ни вверх, ни вниз не хочет
Одного его везти.

К сожаленью, есть немало
Всяких Шуриков и Саш,
У которых не по делу
Пишет синий Карандаш!

Мурзилка, 1984, №1.


Живёт на свете Людоед,
Разбойник и злодей,
Он вместо каши и котлет
Привык на завтрак и обед
Есть маленьких детей.

Но и детей он ест не всех,
Совсем не всех подряд,
А выбирает только тех,
Которые шалят...

Но ты не бойся, мой малыш,
Ни днём, ни в час ночной,
Когда ты спишь, когда шалишь -
Я рядом. Ты со мной!

Мурзилка, 1991, №11.


Женя празднует рожденье –
Юбиляру восемь лет!
Подарили гости Жене
Пушку, танк и пистолет.

И, совсем как настоящий,
Как бывает у солдат, -
Чёрный, новенький, блестящий,
С круглым диском автомат.

Гости кушали ватрушки,
Женя в комнате играл –
Он военные игрушки
По частичкам, разбирал.

- Что же ты наделал, Женя?!
Всё сломал? Какой кошмар!..
- У меня разоруженье! -
Громко крикнул юбиляр.

Весёлые картинки, 1987, №11.


Сражался в танковых частях
Бесстрашный папа мой,
И, дважды раненный, с войны
Вернулся он домой.

У папы было пять друзей,
С кем он входил в Берлин.
Погибли пятеро в боях,
Остался он один.

И я родился у него
Тринадцать лет назад.
— Ты, Петя, сын фронтовика! —
Мне люди говорят.

У папы дома, на столе,
Шкатулка есть одна,
И в той шкатулке у него
Хранятся ордена.

И орден Славы там лежит,
И «Красная Звезда».
Но почему-то папа мой
Их носит не всегда.

Весною, только раз в году,
Такой бывает день,
Когда я папе говорю:
— Ты ордена надень!

И папа слушает меня,
Шкатулку он берёт
И боевые ордена
Оттуда достаёт.

И вот из дома мы вдвоём
Шагаем через сквер —
Шестого класса ученик,
А рядом бывший фронтовик,
Советский офицер.

И на душе у нас двоих
Спокойно и светло:
Наш День Победы...
Месяц май. Девятое число.

Мурзилка, 1982, №5.


В той удивительной Стране,
Где я увидел свет,
Как многим, исполнялось мне
И пять, и десять лет.

В Стране Фантазий и Проказ
И озорных Затей
Когда-то каждый был из нас
Одним из тех детей.

Все те, кто рос тогда со мной
И набирал года,
Однажды с этою Страной
Простился навсегда.

Держава детства далеко
Осталась позади.
«Хочу назад!» - сказать легко.
Попробуй! Попади!

А я могу! Но свой секрет
Я не открою вам,
Как я уже десятки лет
Живу и тут, и там.

Мне стоит лишь собрать багаж!
А долго ли собрать
Бумагу, ручку, карандаш
И общую тетрадь?

И вот уже я в той Стране,
Где я увидел свет,
И, как ни странно, снова мне
И пять, и десять лет.

Мурзилка, 1988, №3.


Говорят: Под Новый год
Что ни пожелается –
Всё всегда произойдёт,
Всё всегда сбывается.

Могут даже у ребят
Сбыться все желания,
Нужно только, говорят,
Приложить старания.

Не лениться, не зевать
И иметь терпение,
И ученье не считать
За своё мучение.

Говорят: Под Новый год
Что ни пожелается –
Всё всегда произойдёт,
Всё всегда сбывается.

Как же нам не загадать
Скромное желание –
На «отлично» выполнять
Школьные задания.

Чтобы так ученики
Стали заниматься,
Чтобы двойка в дневники
Не смогла пробраться!

Мурзилка, 1988, №12.


Таня пальчик наколола —
Видно, дед недосмотрел.
Не пошла девчушка в школу,
Так мизинчик заболел.
Он болит и нарывает —
Просто хуже не бывает!
Ставят на руку компресс,
Ставят с мазью, ставят без...
А мизинчик всё болит.
Таня тут ему велит:
«Слушай, пальчик, мой приказ,
Исполняй его сейчас:

ТЫ У КОШКИ — БОЛИ!
У СОБАКИ — БОЛИ!
У МЕДВЕДЯ — БОЛИ!
И У ВОЛКА — БОЛИ!
А У ТАНИ ЕРМОЛАЕВОЙ - НЕ БОЛИ!!!»

Таня этот свой приказ
Повторила десять раз,
Слово в слово повторила,
Пальчик свой уговорила:
Боль, которая была,
Отпустила и ушла.
И теперь медведь в лесу
Держит лапу на весу -
Это Мишку очень злит...
А у Тани Ермолаевой
Пальчик больше не болит!

Мурзилка, 1983, №9.


Я откровенно признаюсь,
Что в темноте я спать боюсь.

Мне так и хочется вскочить
И поскорее свет включить,
Когда вокруг меня темно
И занавешено окно.

Я чувства этого боюсь,
Но силой воли с ним борюсь -
Я говорю себе: "Лежи!
Глаза закрытыми держи!"

И я лежу, лежу, лежу,
Глаза закрытыми держу
И засыпаю наконец.
Ну, разве я не молодец!

А можно было бы начать
С того, чтоб свет не исключать
И, чтобы не было темно,
Не занавешено окно.
И до утра при свете спать…

Но так же можно трусом стать!

Мурзилка, 1982, №2.


Живёт у нас под крышей
Непризнанный артист,
И целый день мы слышим
Художественный свист.

Ещё в полях туманы,
Ещё роса блестит,
А он, проснувшись рано,
Уже вовсю свистит.

Свистит не славы ради,
Не ради всяких благ,
А просто в небо глядя,
От сердца! Просто так!

Выводит он рулады
По нескольку минут...
Не требуя награды
За свой талант и труд.

Мурзилка, 1988, №3.


Нам с утра работы много -
Строим мост через родник.
- Эй, прохожий, дай дорогу,
Проезжает грузовик!

Здесь удобный выход в море,
Здесь построен будет флот.
Закрепляет парус Боря.
А матрос погоды ждёт.

Каждый год с погодой вешней
Все гостей крылатых ждут.
Только вынесли скворечню -
А скворцы уж тут как тут!

Коля чертит, Вася клеит,
С каждым часом ближе цель.
Даже чайка не сумеет
В облаках догнать модель!

Хорошо, что есть на свете
Камень, глина и песок!
Хорошо, что есть на свете
Клещи, гвозди, молоток!

Нитки есть, и есть лопата -
Можно шить и можно рыть!
Уважайте труд, ребята!
Приучайтесь труд любить!

Весёлые картинки, 1981, №11.


На пустой лесной тропинке
Толстый Жук лежал на спинке,
Кверху ножки он держал
И беспомощно жужжал.

Рядом, выйдя на тропинку,
Муравей схватил былинку
И взглянул издалека
На жужжащего Жука.

Мимо Бабочка летела –
На Жука не поглядела.
Дождевой большой Червяк
Не помог Жуку никак.

Не хотела Гусеница
По пути остановиться.
Все спешили кто куда,
Нет им дела — с кем беда!

Только вдруг,
Над тропинкой сделав круг,
Приземлился майский Жук.
Он помог жуку-собрату,
Как простой солдат солдату.

Толстый Жук на ножки встал,
Звать на помощь перестал,
Отряхнулся, развернулся
И опять перевернулся.
Он лежит и встать не может,
Кто теперь ему поможет?

Мурзилка, 1986, №3.


С горы на лыжах я летел
У класса на виду -
Я доказать друзьям хотел,
Что я не упаду.

Но впереди росла сосна.
Кто мог предугадать,
Что помешает мне она
Другим пример подать?!

Врачи сказали: Перелом!
Друзья сказали: Поделом!
Куда его несло?
- Ну что ж! - отцу сказала мать. -
Он мог бы голову сломать!
Считай, что повезло!

И только девочка одна
Молчала в стороне.
Была взволнована она,
Как показалось мне...

Мурзилка, 1991, №11.


Шёл Медведь домой, в берлогу,
Подвернул в овраге ногу,
Лёг на землю под сосной,
Тихо стонет: - Ой…ой…ой!

Плёлся Волк через болото,
Слышит, стонет где-то кто-то,
Повернул на этот стон.
- Сам Топтыгин! Точно! Он!

- Миша! Друг мой дорогой!
Что случилось? Что с ногой?

- Шёл домой в свою берлогу,
Повредил, как видишь, ногу!
- Что же делать? Я не прочь
Чем-нибудь тебе помочь!

- Дома ждёт тебя Волчиха, -
Отвечал Топтыгин тихо. –
Ты иди! Уж я свой путь
Дохромаю как-нибудь!

Скрылся Волк за перелеском,
Третий лишний вслед глядел –
Это я, дрожа от страха,
Там на дереве сидел.

Мурзилка, 1994, №4.


Родился Лягушонок
За городом, в пруду.
Он рос у папы с мамой
Всё время на виду.

И громче всех он квакал,
И прыгал далеко,
Но было папе с мамой
С ребёнком нелегко.

Была строга с ним мама,
Был папа тоже строг,
Но всё ж его упрямства
Никто сломить не мог.

Он как-то оказался
Один на берегу,
И про себя решил он:
— Возьму и убегу!

Пусть взрослые лягушки
Сидят себе в пруду.
Когда я нагуляюсь,
Тогда домой приду!

И, квакнув: — До свиданья! -
Всё дальше — прыг да прыг! -
Широкой автострады
Он к вечеру достиг.

По гладкому асфальту
Неслись машины в ряд,
Они жучков и мошек
Давили всех подряд.

На это Лягушонок
Не в силах был смотреть -
Ведь мог он точно так же
Бесславно умереть!

И он назад запрыгал -
Всё дальше — скок да скок!
И как же показался
Обратный путь далёк.

Устали прыгать лапки,
Он выбился из сил,
Он мысленно у мамы
Прощения просил.

И только на рассвете
Вернулся он домой,
Озябший, похудавший,
Уставший и хромой.

Его спросили сухо:
— Ты где-то пропадал? —
Такой спокойной встречи
Малыш не ожидал.

Он думал, папа с мамой
Начнут его ласкать,
Не будут без присмотра
Из дома выпускать.

Они же равнодушно
Смотрели на него,
Как будто и не ждали
Ребёнка своего.

Но это был наглядный
Родительский урок.
Опасная прогулка
Пошла упрямцу впрок.

Мурзилка, 1986, №2.


Был у меня красивый пёс,
И получилось так,
Что как-то я его повёз
На выставку собак.

Я столько сил в него вложил,
Не зря его учил,
И пёс мне честно отслужил:
Награду получил.

Теперь мне сил моих не жаль,
Он долг исполнил свой,
И я ношу его медаль
С собачьей головой.

Мурзилка, 1991, №11.


у папы Финтифлюшкина
У мамы Финтифлюшкиной,
У сына Финтифлюшкиных
(Ему девятый год!) —
Не драма, не комедия,
А личная трагедия:
Семейную фамилию
Малыш не признаёт.
Конечно, Финтифлюшкины
Совсем не то, что Пушкины...
Но всё же Финтифлюшкины -
Рабочий русский род:
Он был прославлен предками -
Кондитерами редкими,
Их чудо-финтифлюшками,
Что сами лезли в рот.
Но Феде Финтифлюшкину
Нет дела до того,
Поскольку друг за дружкокою
Все дети «Финтифлюшкою»
Теперь зовут его.
Как жить с такой фамилией
И как её терпеть?
Вот хорошо бы личную,
Совсем, совсем обычную,
Серьёзную, приличную
Фамилию иметь!
Бывают же фамилии
Без разных глупых слов:
Ну, скажем, просто Сидоров!
А лучше — Иванов!
Но так уже положено,
Что там, где есть семья,
Там папина фамилия
И мамина фамилия —
Семейная фамилия,
А стало быть, твоя!
И Феде Финтифлюшкину
Я свой совет даю:
Носи, малыш,
с достоинством
Фамилию свою!
А если ты научишься
Работать и мечтать,
Великим Финтифлюшкиным
Ты в жизни можешь стать!

Мурзилка, 1984, №2.


Дорожный старый чемодан –
Слуга неутомимый,
Объездил я немало стран,
Летал на Тихий океан,
Через него и мимо.

Я в самых разных городах
Менял в пути отели –
На иностранных языках
Наклейки на моих боках
Заманчиво пестрели.

Я потерял свой прежний вид –
Был поцарапан и побит:
Меня в бока толкали,
Меня нигде не берегли,
Когда везли и волокли,
Грузили и таскали.
Где б ни был я за рубежом,
Испытывая муки,
Я назывался «багажом»,
Попав в чужие руки.

Открыться как-то я не смог
В таможне, на границе,
И мне тогда сломал замок
Чиновник краснолицый.

Носильщик, что меня грузил
В автобусной толкучке,
Рванул меня что было сил,
И я теперь без ручки.

Дорожный старый чемодан,
Я – отслуживший ветеран,
Отправлен в кладовую.
И здесь мне снятся иногда
Аэродромы…поезда…
И еду…И плыву я…

Мурзилка, 197? (1978?), №12.


На одной лесной опушке
Жили-были круглый год:
Две старушки,
Две кукушки
И глухой безухий кот.

Две старушки вышивали,
Две кукушки куковали,
Кот сибирский без ушей
Полевых ловил мышей.

Спали ночью две старушки
На одной большой подушке,
Рано утром просыпались –
Начинали вышивать.

Спали ночью две кукушки
У берёзы на макушке,
Рано утром просыпались –
Начинали куковать.
Кот сибирский без ушей
День и ночь ловил мышей.

Что

старушки вышивали?

Что

кукушки куковали?

Почему

ловил мышей

Кот сибирский без ушей?

Оказалось, что старушки
Вышивали безделушки,
Что кукушки куковали,
Как старушки вышивали,
Кот сибирский без ушей
Потому ловил мышей,
Что кукушек
От лягушек
Он, глухой, не отличал,
А к обеду
От старушек
Ничего не получал.

Жили в доме на опушке
Очень жадные старушки.

Мурзилка, 1980, №1.

a-pesni.org

Сергей Владимирович Михалков, с. 70 – 73

Ответы к заданиям. Кутявина С.В. Тетрадь по литературному чтению. 3 класс.


Ответы к стр. 70 – 73

1. Прочитай начало стихотворения С.В. Михалкова. Напиши, как оно называется. Вставь пропущенные слова.

Кто на лавочке сидел, 
Кто на улицу глядел,
Толя пел, Борис молчал,
Николай ногой качал.
Дело было вечером,
Делать было нечего.
Галка села на заборе,
Кот забрался на чердак.
Тут сказал ребятам Боря
Просто так:
– А у меня в кармане гвоздь.
А у вас?

“А что у вас?“

2. Прочитай ещё одно стихотворение С.В. Михалкова.

Я карандаш с бумагой взял,
Нарисовал дорогу,
На ней быка нарисовал,
А рядом с ним корову.
Направо дождь, налево сад,
В саду пятнадцать точек,
Как будто яблоки висят
И дождик их не мочит.
Я сделал розовым быка,
Оранжевой – дорогу,
Потом над ними облака
Подрисовал немного.
И эти тучи я потом
Проткнул стрелой. Так надо,
Чтоб на рисунке вышел гром
И молния над садом.
Я чёрным точки зачеркнул,
И означало это,
Как будто ветер вдруг подул –
И яблок больше нету.
Ещё я дождик удлинил –
Он сразу в сад ворвался,
Но не хватило мне чернил,
А карандаш сломался.
И я поставил стул на стол,
Залез как можно выше
И там рисунок приколол,
Хотя он плохо вышел.

3. Какие цвета выбирал мальчик? Почему? Напиши.

Розовый для быка, оранжевый для дороги, чёрный для точек. Они яркие, контрастные. Изображённый с их помощью мир становится радостным.

4. Чем похожи и чем различаются стихотворения С.В. Михалкова “Если” и “Рисунок”?

Эти стихи весёлые. О детях. Они раскрывают внутренний мир героя-ребёнка, его фантазии и мечты, его переживания и чувства. Различаются тем, что в одном стихотворении мальчик рисует, фантазирует в своей голове, а в другом – на бумаге.

5. Разгадай кроссворд, составленный по стихам С.В. Михалкова. Запиши слово, которое получится по вертикали. 

По горизонтали:

1. Их в тёмную нору
Запрятала мать,
Она не пускает
Их днём погулять. БАРСУК

2. Прыгает через порог…
Кто же это?
Мой … ЩЕНОК

3. ГАЛКА села на заборе,
Кот забрался на чердак.

4. Много лет, за годом год,
Из глубин солёных вод,
Как затворница-монашка,
Выплывает… ЧЕРЕПАШКА

5. Широка и глубока
Под мостом текла река.
Под корягой
Под мостом
Жил в реке усатый… СОМ

6. Живёт у нас под крышей
Непризнанный артист,
И целый день мы слышим
Художественный свист. СКВОРЕЦ

7. Целый день долблю, долблю,
А как день кончается,
Равен мой улов нулю.
Вот что получается!
Надоело зря долбить!
Присоветуй, как мне быть? ДЯТЕЛ

По вертикали:

На исходе двух столетий,
А точней – под Новый год,
Черепашку как-то встретил
Одинокий …

БЕГЕМОТ

Ответы по литературному чтению. 3 класс. Тетрадь по литературному чтению. Кутявина С.В.

Литературное чтение. 3 класс. Ответы

2.2 / 5 ( 415 голосов )

volzsky-klass.ru

Стих «Как скворец летел домой» Сергея Михалкова

Скворец летел к себе домой,
Летел дорогою прямой.
Он изучил за много лет
Её по множеству примет.

Четыре дня лететь скворцу.
Лишь на последний день, к концу,
Увидеть должен он с небес
Изогнутый подковой лес,

За лесом речки берега.
А там знакомые луга,
А за лугами тот колхоз,
Где он птенцом когда-то рос,

И в том колхозе, в том селе,
Его скворечня на ветле...
И день и ночь скворец летел.
Устал бедняга, похудел.

Четвёртый день идёт к концу
Пора и дома быть скворцу.
Но что за чудо из чудес?
Он под собою видит лес,

Но лес, что так ему знаком,
Стоит на берегу морском,
И в берег плещется прибой
Воды прозрачно-голубой...

Скворец над морем сделал круг:
Здесь должен быть колхозный луг!
Скворец туда, скворец сюда
Вода!..
Вода!..
Вода!..
Беда!..

Кругом - вода! Куда лететь?
Куда лететь? Где жить? Где петь?..
"В родные я летел края
Не мог с дороги сбиться я!"

И вдруг скворец услышал: "Кряк!
Ты зря волнуешься, земляк!
Чем тратить столько лишних сил,
Ты нас бы лучше расспросил.

Нет, не ошибся ты в пути,
Ты только дальше пролети.
Там, за водой, среди берёз
Найдёшь ты свой родной колхоз,

И новый дом, и новый сад.
Скворцы теперь туда летят.
А здесь - простор! И путь готов
Для нас и для морских судов..."

Скворец дослушал двух чирков
И взвился выше облаков...
Вот через море, наконец,
Перелетел весны гонец

И увидал среди берёз
На новом месте свой колхоз.
И ждал скворца в колхозе том
В любом дворе готовый дом.

И не скворечню, а... дворец
Облюбовал себе скворец!

vsebasni.ru

Читать сказку Мы с приятелем

Мы с приятелем (стих Сергея Михалкова)


Мы с приятелем вдвоём
Замечательно живём!
Мы такие с ним друзья —
Куда он, туда и я!
Мы имеем по карманам:
Две резинки,
Два крючка,
Две больших стеклянных пробки,
Двух жуков в одной коробке,
Два тяжёлых пятачка.


Мы живём в одной квартире,
Все соседи знают нас.
Только мне звонить – четыре,
А ему —
двенадцать раз.
И живут в квартире с нами
Два ужа
И два ежа,
Целый день поют над нами
Два приятеля-чижа.


И про наших двух ужей,
Двух ежей
И двух чижей
Знают в нашем новом доме
Все двенадцать этажей.
Мы с приятелем вдвоём
Просыпаемся, встаём,
Открываем настежь двери,
В школу с книжками бежим…
И гуляют наши звери
По квартирам по чужим.
Забираются ужи
К инженерам в чертежи.
Управдом в постель ложится


И встаёт с неё дрожа:
На подушке не лежится —
Под подушкой два ежа!
Раньше всех чижи встают
И до вечера поют.
Дворник радио включает —
Птицы слушать не дают!
Тащат в шапках инженеры
К управдому
Двух ужей,
А навстречу инженерам
Управдом несёт ежей.


Пишет жалобу сосед:
«Никому покою нет!
Зоопарк отсюда близко.
Предлагаю: всех зверей
Сдать юннатам под расписку
По возможности скорей».
Мы вернулись из кино —
Дома пусто и темно.
Зажигаются огни.
Мы ложимся спать одни.
Ёж колючий,
Уж ползучий,


Чиж певучий —
Где они?
Мы с приятелем вдвоём
Просыпаемся,
Встаём,
По дороге к зоопарку
Не смеёмся, не поём.
Неужели зоосад
Не вернёт зверей назад?
Мы проходим мимо клеток,
Мимо строгих сторожей.
Сто чижей слетают с веток,
Выбегают сто ежей.
Только разве отличишь,
Где какой летает чиж!
Только разве разберёшь,
Где какой свернулся ёж!


Сто ужей на двух ребят
Подозрительно шипят,
Сто чижей кругом поют,
Сто чижей зерно клюют.
Наши птицы, наши звери
Нас уже не узнают.
Солнце село. Поздний час.
Сторожа выводят нас.
– Не пора ли нам домой? —
Говорит приятель мой.
Мы такие с ним друзья —
Куда он, туда и я!


— КОНЕЦ —

Стих Автор: Сергей Михалков. Иллюстрации: Юдин

vini-puh.ru

Все стихи Сергея Михалкова


А что у вас?

Кто на лавочке сидел, Кто на улицу глядел, Толя пел, Борис молчал, Николай ногой качал. Дело было вечером, Делать было нечего. Галка села на заборе, Кот забрался на чердак. Тут сказал ребятам Боря Просто так: - А у меня в кармане гвоздь! А у вас? - А у нас сегодня гость! А у вас? - А у нас сегодня кошка Родила вчера котят. Котята выросли немножко, А есть из блюдца не хотят! - А у нас в квартире газ! А у вас? - А у нас водопровод! Вот! - А из нашего окна Площадь Красная видна! А из вашего окошка Только улица немножко. - Мы гуляли по Неглинной, Заходили на бульвар, Нам купили синий-синий Презеленый красный шар! - А у нас огонь погас - Это раз! Грузовик привез дрова - Это два! А в-четвертых - наша мама Отправляется в полет, Потому что наша мама Называется - пилот! С лесенки ответил Вова: - Мама - летчик? Что ж такого? Вот у Коли, например, Мама - милиционер! А у Толи и у Веры Обе мамы - инженеры! А у Левы мама - повар! Мама-летчик? Что ж такого! - Всех важней,- сказала Ната,- Мама - вагоновожатый, Потому что до Зацепы Водит мама два прицепа. И спросила Нина тихо: - Разве плохо быть портнихой? Кто трусы ребятам шьет? Ну, конечно, не пилот! Летчик водит самолеты - Это очень хорошо! Повар делает компоты - Это тоже хорошо. Доктор лечит нас от кори, Есть учительница в школе. Мамы разные нужны, Мамы разные важны. Дело было вечером, Спорить было нечего.

Русская советская поэзия. Сборник стихов. 1917-1947. Москва: Художественная литература, 1948.


Автографы

Две подружки - Варя с Верой Это коллекционеры. У подружек в двух альбомах Сто фамилий, всем знакомых,- Не коллекция, а клад! Знаменитые артисты, Футболисты, хоккеисты И поэт-лауреат! Как автограф получить, Варю с Верой не учить! Тех, кто марки собирает, Тех подружки презирают. Собиратели значков - Дурачки из дурачков. У подружек наших страсть: На глаза тому попасть, Кто сегодня знаменит, Чья фамилия звенит! На глаза сперва попасть, А потом уже напасть: - Очень просим, не спешите: Распишитесь! Подпишите! Кто-то девочкам в саду Дал автограф на ходу, И теперь уж не прочесть И не вспомнить, кто он есть. Кто-то шариковой ручкой Через весь альбомный лист Вывел подпись с закорючкой. Шахматист или артист?.. Подписей собрали сто, А спросите: "Кто есть кто?", Наши коллекционеры - Две подружки Варя с Верой - Не ответят ни за что!

Сергей Михалков. Избранное. Всемирная библиотека поэзии. Ростов-на-Дону, "Феникс", 1999.


Бараны

По крутой тропинке горной Шел домой барашек черный И на мостике горбатом Повстречался с белым братом. И сказал барашек белый: "Братец, вот какое дело: Здесь вдвоем нельзя пройти, Ты стоишь мне на пути." Черный брат ответил: "Ме, Вы в своем, баран, уме? Пусть мои отсохнут ноги, Если я сойду с дороги!" Помотал один рогами, Уперся другой ногами... Как рогами ни крути, А вдвоем нельзя пройти. Сверху солнышко печет, А внизу река течет. В этой речке утром рано Утонули два барана.

Сергей Михалков. Стихи. Москва: Художественная литература, 1959.


Беглец

Я за столом сидел и ел, Когда в окно Орел влетел И сел напротив, у стола, Раскинув два больших крыла. Сижу. Дивлюсь. Не шевелюсь И слово вымолвить боюсь: Ведь прилетел ко мне за стол Не чижик-пыжик, а Орел! Глядит. Свой острый клюв раскрыл. И тут мой гость заговорил: — Я среди скал, почти птенцом, Был пойман опытным ловцом. Он в зоопарк меня отвез. Я в клетке жил. В неволе рос, О небе только мог мечтать, И разучился я летать... Беглец умолк. И я как мог Его пригрел, ему помог — И накормил, и напоил, И в зоопарк не позвонил.

Сергей Михалков. Избранное. Всемирная библиотека поэзии. Ростов-на-Дону, "Феникс", 1999.


Беглянка

Жила-была собачка По кличке Чебурашка,— Курчавенькая спинка, Забавная мордашка. Хозяйка к ней настолько Привязана была, Что в маленькой корзинке Везде с собой брала. И часто в той корзинке, Среди пучков петрушки, Торчал пушистый хвостик И шевелились ушки. Хозяйка Чебурашку И стригла, и купала, Она, не зная меры, Собачку баловала. Она ей раздобыла Красивый поводок, На теплую попонку Изрезала платок. На рынке покупала Куриную печенку, В одно и то же время Кормила собачонку. А та жила в довольстве И знала лишь одно: С собаками чужими Играть запрещено! Хозяйка с Чебурашкой Выходит на гулянье, Тем самым привлекая Всеобщее вниманье: — И надо же собаке Такой карманной быть! — А где такую можно Достать или купить? — Какой она породы И сколько же ей лет? — Голубовато-серый Ее природный цвет?.. Хозяйка на вопросы Подробно отвечала, Собачка на прохожих Невежливо урчала. А если кто пытался К ней руку протянуть, Она того старалась Как следует куснуть. При этом вся дрожала, Во все силенки лая, С людьми такого рода Знакомства не желая... Не знаю, как случилось И чья была вина, Но как-то Чебурашка Гулять пошла одна. И вдруг из подворотни Навстречу пес-бродяга — Разорванное ухо И весь в рубцах, бедняга. Припала Чебурашка Брюшком к сырой траве. «Пропала я! Пропала!»— Мелькнуло в голове. Обнюхал Чебурашку Заблудший пес голодный И как-то растерялся Перед собачкой модной. — Откуда ты такая?.. — С в-восьмого этажа... — Собачка отвечала, От страха вся дрожа. — А в-ввы? — А я со свалки! Ответил пес устало. — Дрались мы из-за кости, Да мне опять попало!.. И нежной Чебурашке Беднягу стало жалко, И знать ей захотелось, Что означает «свалка». И было в этом слове Таинственное что-то, Что так неудержимо Тянуло за ворота... Исчезла Чебурашка! Хозяйка вся в слезах И только причитает Все время «Ох!» да «Ах!». Вечерняя газета Давала объявленье: «Тот, кто найдет собачку — Тому вознагражденье!» Никто не отозвался И не напал на след. Прошла уже неделя, А Чебурашки нет... Живется как придется Беспечной замарашке — Средь бела дня пропавшей Беглянке Чебурашке. В кругу себе подобных, Без крова и без прав, Совсем переменился Ее строптивый нрав. Как прежде, на прохожих Она уже не лает, Стоит себе в сторонке И хвостиком виляет. Грызет мальчишка бублик, А Чебурашка ждет: Быть может, полкусочка И ей перепадет. Никто ее не холит, Не гладит, не качает, И все же без хозяйки Собачка не скучает. Она уже не видит Куриных потрошков, Зато вокруг так много Подружек и дружков. Пусть иногда доходит До ссоры и до драки, Между собою дружат Бездомные собаки. Они гоняют кошек И бродят по дворам — Сегодня здесь их видят, А завтра видят там. И с ними Чебурашка Ночует где попало, Среди собак бродячих Она такой же стала. Но каждый пес, однако, Ночуя под мостом, В конце концов хотел бы Попасть к кому-то в дом. Не в золотую клетку, А в дом, где ценят дружбу И где собаку кормят За верность и за службу. Всегда об этом думал Любой бездомный пес, Когда себе под лапу Холодный прятал нос. Но так как Чебурашка Сама ушла из дома, Ей было это чувство Пока что незнакомо... Хозяйка Чебурашку Искала, ищет, ждет... И новую собачку Себе не заведет. И я про ту беглянку Частенько вспоминаю, Но что с ней дальше стало, До сей поры не знаю...

Сергей Михалков. Избранное. Всемирная библиотека поэзии. Ростов-на-Дону, "Феникс", 1999.


Белые стихи

Снег кружится, Снег ложится — Снег! Снег! Снег! Рады снегу зверь и птица И, конечно, человек! Рады серые синички: На морозе мерзнут птички, Выпал снег — упал мороз! Кошка снегом моет нос. У щенка на черной спинке Тают белые снежинки. Тротуары замело, Все вокруг белым-бело: Снего-снего-снегопад! Хватит дела для лопат, Для лопат и для скребков, Для больших грузовиков. Снег кружится, Снег ложится — Снег! Снег! Снег! Рады снегу зверь и птица И, конечно, человек! Только дворник, только дворник Говорит: — Я этот вторник Не забуду никогда! Снегопад для нас — беда! Целый день скребок скребет, Целый день метла метет. Сто потов с меня сошло, А кругом опять бело! Снег! Снег! Снег!

Сергей Михалков. Избранное. Всемирная библиотека поэзии. Ростов-на-Дону, "Феникс", 1999.


Булка

Три паренька по переулку, Играя будто бы в футбол, Туда-сюда гоняли булку И забивали ею гол. Шел мимо незнакомый дядя, Остановился и вздохнул И, на ребят почти не глядя, К той булке руку протянул. Потом, насупившись сердито, Он долго пыль с нее сдувал И вдруг спокойно и открыто При всех ее поцеловал. - Вы кто такой?- спросили дети, Забыв на время про футбол. - Я пекарь!- человек ответил И с булкой медленно ушел. И это слово пахло хлебом И той особой теплотой, Которой налиты под небом Моря пшеницы золотой.

Сергей Михалков. Избранное. Всемирная библиотека поэзии. Ростов-на-Дону, "Феникс", 1999.


Бюрократ и Смерть

За Бюрократом Смерть пришла, Полдня в приемной прождала, Полдня в приемной просидела, Полдня на очередь глядела, Что все росла, А не редела... И, не дождавшись... померла! "Что-о? Бюрократ сильнее Смерти?" Нет! Но живучи все же, черти!

Сергей Михалков. Избранное. Всемирная библиотека поэзии. Ростов-на-Дону, "Феникс", 1999.


Важный день

Белый листик с цифрой красной! Это значит - выходной! Это - солнечный и ясный, Первомайский день весной! Много дней таких желанных В феврале и в ноябре, Красных чисел долгожданных В отрывном календаре! Этим дням ребята рады, Этих чисел ждут они, Потому что все парады Происходят в эти дни. Но средь многих воскресений И особых дней в году Есть обычный день осенний В славном праздничном ряду. Красной цифрой не отмечен Этот день в календаре И флажками не расцвечен Возле дома, на дворе. По одной простой примете Узнаем мы этот день: По идущим в школу детям Городов и деревень, По веселому волненью На лице учеников, По особому смущенью Семилетних новичков... И пускай немало славных Разных дней в календаре, Но один из самых главных - Самый первый в сентябре!

Сергей Михалков. Избранное. Всемирная библиотека поэзии. Ростов-на-Дону, "Феникс", 1999.


Важный совет

Нельзя воспитывать щенков Посредством крика и пинков. Щенок, воспитанный пинком, Не будет преданным щенком. Ты после грубого пинка Попробуй подзови щенка!

Сергей Михалков. Избранное. Всемирная библиотека поэзии. Ростов-на-Дону, "Феникс", 1999.


Велосипедист

На двух колесах Я качу. Двумя педалями Верчу. За руль держусь, Гляжу вперед — Я знаю: Скоро поворот. Мне предсказал Дорожный знак: Шоссе Спускается в овраг. Качусь На холостом ходу, У пешеходов На виду. Лечу я На своем коне. Насос и клей Всегда при мне. Случится С камерой беда — Я починю ее Всегда! Сверну с дороги, Посижу, Где надо — Латки положу, Чтоб даже крепче, Чем была, Под шину Камера легла. И я опять Вперед качу, Опять Педалями верчу. И снова Уменьшаю ход — Опять Налево поворот!

Сергей Михалков. Избранное. Всемирная библиотека поэзии. Ростов-на-Дону, "Феникс", 1999.


Веселый турист

Крутыми тропинками в горы, Вдоль быстрых и медленных рек, Минуя большие озера, Веселый шагал человек. Четырнадцать лет ему было, И нес он дорожный мешок, А в нем полотенце и мыло Да белый зубной порошок. Он встретить в пути не боялся Ни змей, ни быков, ни собак, А если встречал, то смеялся И сам приговаривал так: "Я вышел из комнаты тесной, И весело дышится мне. Все видеть, все знать интересно, И вот я хожу по стране". Он шел без ружья и без палки Высокой зеленой травой. Летали кукушки да галки Над самой его головой. И даже быки-забияки Мычали по-дружески: "Мм-уу!" И даже цепные собаки Виляли хвостами ему. Он шел по тропам и дорогам, Волков и медведей встречал, Но зверь человека не трогал, А издали только рычал. Он слышал и зверя и птицу, В колючие лазил кусты. Он трогал руками пшеницу, Чудесные нюхал цветы. И туча над ним вместо крыши, А вместо будильника - гром. И все, что он видел и слышал, В тетрадку записывал он. А чтобы еще интересней И легче казалось идти, Он пел, и веселая песня Ему помогала в пути. И окна в домах открывали, Услышав - он мимо идет, И люди ему подпевали В квартирах, садах, у ворот. И весело хлопали дверью И вдруг покидали свой дом. И самые хищные звери Им были в пути нипочем. Шли люди, и было их много, И не было людям числа. За ними по разным дорогам Короткая песенка шла: "Нам путь незнакомый не страшен, Мы смело пройдем ледники! С веселою песенкой нашей Любые подъемы легки!" И я эту песню услышал, Приятеля голос узнал - Без шапки на улицу вышел И песенку эту догнал.

Сергей Михалков. Стихи. Москва: Художественная литература, 1959.


Всадник

Я приехал на Кавказ, Сел на лошадь в первый раз. Люди вышли на крылечко, Люди смотрят из окна - Я схватился за уздечку, Ноги сунул в стремена. - Отойдите от коня И не бойтесь за меня! Мне навстречу гонят стадо. Овцы блеют, Бык мычит. - Уступать дорогу надо!- Пастушонок мне кричит. Уши врозь, дугою ноги, Лошадь стала на дороге. Я тяну ее направо - Лошадь пятится в канаву. Я галопом не хочу, Но приходится - Скачу. А она раскована, На ней скакать рискованно. Доскакали до ворот, Встали задом наперед. - Он же ездить не умеет!- Удивляется народ.- Лошадь сбросит седока, Хвастуна и чудака. - Отойдите от коня И не бойтесь за меня! По дороге в тучах пыли Мне навстречу две арбы. Лошадь в пене, Лошадь в мыле, Лошадь встала на дыбы. Мне с арбы кричат: - Чудак, Ты слетишь в канаву так! Я в канаву не хочу, Но приходится - Лечу. Не схватился я за гриву, А схватился за крапиву. - Отойдите от меня, Я не сяду больше на эту лошадь!

Сергей Михалков. Избранное. Всемирная библиотека поэзии. Ростов-на-Дону, "Феникс", 1999.


Граница

В глухую ночь, В холодный мрак Посланцем белых банд Переходил границу враг - Шпион и диверсант. Он полз ужом на животе, Он раздвигал кусты, Он шел на ощупь в темноте И обошел посты. По свежевыпавшей росе Некошеной травой Он вышел утром на шоссе Тропинкой полевой. И в тот же самый ранний час Из ближнего села Учиться в школу, в пятый класс, Друзей ватага шла. Шли десять мальчиков гуськом По утренней росе, И каждый был учеником И ворошиловским стрелком, И жили рядом все. Они спешили на урок, Но тут случилось так: На перекрестке двух дорог Им повстречался враг. - Я сбился, кажется, с пути И не туда свернул!- Никто из наших десяти И глазом не моргнул. - Я вам дорогу покажу! - Сказал тогда один. Другой сказал:- Я провожу. Пойдемте, гражданин. Сидит начальник молодой, Стоит в дверях конвой, И человек стоит чужой - Мы знаем, кто такой. Есть в пограничной полосе Неписаный закон: Мы знаем все, мы знаем всех - Кто я, кто ты, кто он.

Сергей Михалков. Стихи. Москва: Художественная литература, 1959.


Грипп

У меня печальный вид - Голова моя болит, Я чихаю, я охрип. Что такое? Это - грипп. Не румяный гриб в лесу, А поганый грипп в носу! В пять минут меня раздели, Стали все вокруг жалеть. Я лежу в своей постели - Мне положено болеть. Поднялась температура, Я лежу и не ропщу - Пью соленую микстуру, Кислой горло полощу. Ставят мне на грудь горчичник, Говорят: "Терпи, отличник!" После банок на боках Кожа в синих пятаках. Кот Антошка прыг с окошка На кровать одним прыжком. - Хочешь, я тебе, Антошка, Нос засыплю порошком? Кот Антошка выгнул спину И мурлычет мне в ответ: "Прибегать к пенициллину? Мне? Коту? С таких-то лет?!" Я коту не возражаю - Бесполезно возражать, Я лежу, соображаю, Сколько мне еще лежать? День лежу, второй лежу, Третий - в школу не хожу. И друзей не подпускают,- Говорят, что заражу!.. Эх, подняться бы сейчас И войти в четвертый класс: "Зоя Павловна, ответьте, Что тут нового у вас? Зоя Павловна, ответьте!.." Зоя Павловна молчит... Я на Марс лечу в ракете... На меня медведь рычит... - Как дела, неугомонный? Как здоровье? Спишь, больной? Это - лечащий, районный Врач склонился надо мной.

Сергей Михалков. Избранное. Всемирная библиотека поэзии. Ростов-на-Дону, "Феникс", 1999.


Десятилетний человек

Крест-накрест белые полоски На окнах съежившихся хат. Родные тонкие березки Тревожно смотрят на закат. И пес на теплом пепелище, До глаз испачканный в золе. Он целый день кого-то ищет И не находит на селе. Накинув драный зипунишко, По огородам, без дорог, Спешит, торопится парнишка По солнцу, прямо на восток. Никто в далекую дорогу Его теплее не одел, Никто не обнял у порога И вслед ему не поглядел, В нетопленой, разбитой бане, Ночь скоротавши, как зверек, Как долго он своим дыханьем Озябших рук согреть не мог! Но по щеке его ни разу Не проложила путь слеза, Должно быть, слишком много сразу Увидели его глаза. Все видевший, на все готовый, По грудь проваливаясь в снег, Бежал к своим русоголовый Десятилетний человек. Он знал, что где-то недалече, Быть может, вон за той горой, Его, как друга, в темный вечер Окликнет русский часовой. И он, прижавшийся к шинели, Родные слыша голоса, Расскажет все, на что глядели Его недетские глаза.

Сергей Михалков. Стихи. Москва: Художественная литература, 1959.


Джинсы

Я сегодня на коне - Улыбнулось счастье мне: В новых джинсах я хожу, Свысока на всех гляжу - Я по-модному одет В мелкорубчатый вельвет! Иностранное клеймо Говорит за все само: Чей товар и чья страна - Фирма издали видна! Вышел в классе я к доске. Встал. Стою с мелком в руке. А учитель щурит глаз: - Что такое? "Вас ист дас?" - Неужели,- шепчет класс,- Непонятно, "вас ист дас"? Это импорт! Первый сорт! Иванов одет, как лорд! Только Пузикова Лада Прошептала: - Иванов, Что тебе на свете надо, Кроме импортных штанов?

Сергей Михалков. Избранное. Всемирная библиотека поэзии. Ростов-на-Дону, "Феникс", 1999.


Дядя Степа

В доме восемь дробь один У заставы Ильича Жил высокий гражданин, По прозванью Каланча, По фамилии Степанов И по имени Степан, Из районных великанов Самый главный великан. Уважали дядю Степу За такую высоту. Шел с работы дядя Степа — Видно было за версту. Лихо мерили шаги Две огромные ноги: Сорок пятого размера Покупал он сапоги. Он разыскивал на рынке Величайшие ботинки, Он разыскивал штаны Небывалой ширины. Купит с горем пополам, Повернется к зеркалам — Вся портновская работа Разъезжается по швам! Он через любой забор С мостовой глядел во двор. Лай собаки поднимали: Думали, что лезет вор. Брал в столовой дядя Степа Для себя двойной обед. Спать ложился дядя Степа — Ноги клал на табурет. Сидя книги брал со шкапа. И не раз ему в кино Говорили: — Сядьте на пол, Вам, товарищ, все равно! Но зато на стадион Проходил бесплатно он: Пропускали дядю Степу — Думали, что чемпион. От ворот и до ворот Знал в районе весь народ, Где работает Степанов, Где прописан, Как живет, Потому что всех быстрее, Без особенных трудов Он снимал ребятам змея С телеграфных проводов. И того, кто ростом мал, На параде поднимал, Потому что все должны Видеть армию страны. Все любили дядю Степу, Уважали дядю Степу: Был он самым лучшим другом Всех ребят со всех дворов. Он домой спешит с Арбата. — Как живешь?— кричат ребята. Он чихнет — ребята хором: — Дядя Степа, будь здоров! Дядя Степа утром рано Быстро вскакивал с дивана, Окна настежь открывал, Душ холодный принимал. Чистить зубы дядя Степа Никогда не забывал. Человек сидит в седле, Ноги тащит по земле — Это едет дядя Степа По бульвару на осле. — Вам,— кричат Степану люди,— Нужно ехать на верблюде! На верблюде он поехал — Люди давятся со смеха: — Эй, товарищ, вы откуда? Вы раздавите верблюда! Вам, при вашей вышине, Нужно ехать на слоне! Дяде Степе две минуты Остается до прыжка. Он стоит под парашютом И волнуется слегка. А внизу народ хохочет: Вышка с вышки прыгать хочет! В тир, под низенький навес, Дядя Степа еле влез. — Разрешите обратиться, Я за выстрелы плачу. В этот шар и в эту птицу Я прицелиться хочу! Оглядев с тревогой тир, Говорит в ответ кассир: — Вам придется на колени, Дорогой товарищ, встать — Вы же можете мишени Без ружья рукой достать! До утра в алл

rupoem.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.