Стихи маракулина павла


Дом литератора на Вятке - Маракулин Павел Павлович

Родился 20 мая 1937 года в г. Горьком в семье рабочего автозавода. Вскоре родители переехали в Коми-республику, на реку Летку. Почти нетронутая челове­ком природа, красота ее поразили будущего по­эта на всю жизнь. Он увлекся охотой, рыбалкой.

Окончил семилетку на станции Староверчес­кая, Мурашинского района Кировской области. Работал в леспромхозе, учился в Кирове в ре­месленном училище, работал на заводе электро­монтером, посвящая вечера учебе в школе рабо­чей молодежи. После службы в армии вернулся на завод. В это время пришло серьезное увлече­ние поэзией, которая и в детстве влекла к себе юного Павла Маракулина.

Большое влияние на формирование поэта ока­зали занятия в литературном клубе «Молодость», которым в то время руководил Владилен Ивано­вич Кожемякин. Маракулин выступает со стиха­ми в газете «Комсомольское племя». Ищет себя в поэзии и в жизни. Работает на телевидении, в газете, поступает в литературный институт им. Горького, где занимается в творческом семи­наре известного поэта Ильи Сельвинского.

Стихи Павла Маракулина появляются в сборниках, журналах, а в 1966 году вышла первая книга стихов «Снегири» с напутственным словом Сельвинского, который высоко оценивает поэти­ческий дар поэта. От книги к книге усиливается голос поэта. Он обрел способность ощутить поэзию обыденного, еще тоньше чувствует природу.

В 70-е и 80-е годы книги Павла Маракулина выходят в Горьком, Москве в издательстве «Со­временник» («Дом под звездами»). В это же время Павел Маракулин обращается к лирической прозе (сборник «Тихая родина», посвященный миру при­роды и человека). В 1992 г. вышла книга о грибах «У медведя во бору», в 2007 - "За окнами Дымково".

За книгу «Дом на реке детства» Павлу Маракулину присвоена Всероссийская премия имени Николая Заболоцкого.

Член Союза писателей России с 1971 года.

 

Произведения

 

ВРЕМЕНА ГОДА

Весна и осень так похожи:
не потому, что мы их ждём,
что вдруг становимся моложе
под ослепительным дождём.

За соловьиными лесами,
где камыши качает плёс,
утята щучьими носами
клюют медлительней стрекоз.

Когда в лотке у водослива
дрожит и ахает гроза,
мы замечаем, что у ивы
продолговатые глаза.

Мы замечаем, замечаем –
теплу и свету кто не рад?
А сами вновь души не чаем,
когда нагрянет листопад.

Пожар в долине междуречий
так восхитительно велик,
что с губ срываются не речи,
а только шёпот или крик.

Весна и осень так похожи:
не потому, что мы их ждём,
что вдруг становимся моложе
под ослепительным дождём.

 

* * *

Дожди прошли
и красота осела,
трава легла
и роща порусела.

Лишь свёрнутый в спираль
последний лист
один поёт,
как маленький горнист,

о том, что вся
берёзовая рать
совсем не собиралась
умирать.

 

* * *

Меня преследуют тревоги,
и часто кажется в тоске:
моя уверенность повисла
на самом тонком волоске.

Меня преследует забота
в ночной безбрежной тишине
о начинающих поэтах,
об умирающих – вдвойне.

Ещё за родину болею,
за светлый мир её лесов:
боюсь, что больше не услышу
весёлых, птичьих голосов.

Но, даже это понимая,
я всё равно благодарю
грядущий день за счастье в мае
увидеть лучшую зарю!

 

* * *

Я не гадал, что это будет,
когда обид не перечесть –
и бывший друг мой позабудет
о том, что есть на свете честь.
Он гнал меня с улыбкой лисьей,
Бежал по следу, как вода,
и, распечатывая письма,
не обжигался от стыда.
Но я, конечно, не сдавался
и тоже лез права качать,
и каблуками отбивался,
а надо было бы смолчать.
Но я не строю незабудку
и из себя – не в этом цель:
мне обратить бы злое в шутку,
а я рванулся на дуэль.
Вражда не разбирает ранга,
когда наметился излом:
имеет принцип бумеранга
лишь зло, отплаченное злом.

 

ПОКАЗНАЯ ЛЮБОВЬ

Целуясь у всех на виду,
бульвар перепутав с постелью,
они накликают беду,
избрав безобразное целью.

Я раненой птицей мечусь
над хамством высокого класса:
идёт девальвация чувств,
недорогих, как пластмасса.

Взята откровенно за таз,
прилипнув, как лист прилипает,
не видя стыдящихся нас,
она в его лапищах тает.

И корчится сердце моё,
крича христианские гимны:
теперь уже мы и зверьё
бесстыдны, как в прошлом, взаимно.

О, небо святое, прости,
тебя не обрадую вестью:
осталось и нам обрасти
одной с обезьянами шерстью.

Но мстит за глумление крах
итогом развинченной моды:
как мины в афганских горах –
разводы, разводы, разводы.

 

КАМНИ

Не прощаю кидающих камни
вечно вниз, а не вверх с бережка,
разводящих лениво руками
и сидящих подобьем божка.
Как-то слишком пещерно скучают,
как-то слишком удобно сидят.
И сидеть никогда не кончают,
и глядеть никуда не глядят.
Чередою бросают небрежно
камни с грецкий орех и с яйцо,
попадая при том неизбежно
в отражённое чьё-то лицо.

 

* * *

Дневник переживаний теребя,
я вспомнил вдруг не радостно, а грустно
прославленное письменно и устно
умение сражаться за себя.

Я говорю простейшим языком,
и вряд ли кто не знает этот запах
звериных игр, где кровь блестит на лапах
и горло холодеет под клыком.

Одной победной доблестью звеня,
любви других, герои, не ищите!
Ребячий дар – брать слабых под защиту –
Не покидай, не оставляй меня!

 

КОТЯТА

Под полом бабка шарит кочергой
в сарае пыльном и себя торопит:
мы сердобольны – и никто другой
слепых котят в корыте не утопит.

Старуха знает – только дай им рост,
бедою сразу это обернётся:
через неделю ветреный мороз
над горем белозубо посмеётся.

Но кошка по-звериному права,
хотя и помнит прежние потери,
котят убрав далёко за дрова,
она, как мать, в беду опять не верит.

 

* * *

Ни молнии, ни горестного грома –
я одного отчаянно боюсь:
боюсь – друзей моих не будет дома,
когда я к ним однажды постучу.

Откроют мне – и это как награда
за годы одинокого труда.
Друзья, от вас мне ничего не надо,
но вы не умирайте никогда!

 

* * *

Вы приезжайте к нам по сентябрю,
когда в лесах светло от паутины:
я всем своим товарищам дарю
букеты красной северной рябины.

Уже неделю и два дня подряд
по берегам, где залегли овраги,
похожие на праздничные флаги,
рябиновые заросли горят.

Мне нравится отважная игра:
собаки, лодки, спиннинги и ружья,
рябиновых озёр полуокружья –
и мамин крик: «Ни пуха ни пера!»

И Родину не так бы я любил,
когда б не эта красота до боли,
когда б по водяной широкой воле
крылом осенний селезень не бил.

Вы знаете, я всем так говорю:
в лесу теперь грибов и ягод много, -
вы приезжайте к нам по сентябрю,
по северной рябиновой дороге!

xn---43-5cdzalidajw8ahiwhehan2x.xn--p1ai

Писатели Вятского края: Маракулин П.П.

Па­вел Пав­ло­вич Ма­ра­ку­лин (1937- 2017)

Член Со­ю­за пи­са­те­лей СССР (1971)

По­эт, про­за­ик, жур­на­лист.

При­знан­ный ма­стер очер­ка, рас­ска­за и ми­ни­а­тю­ры.

 

«Ос­нов­ная ли­ния мо­е­го твор­че­ства — вы­ра­же­ние

чув­ства люб­ви к Ро­дине через при­ро­ду и че­ло­ве­ка»

(П. Ма­ра­ку­лин)

 

Па­вел Пав­ло­вич Ма­ра­ку­лин ро­дил­ся 20 мая 1937 го­да в Горь­ком (Ниж­ний Но­во­го­род) в се­мье ра­бо­че­го ав­то­за­во­да. О сво­их ро­ди­те­лях в рас­ска­зе «По­э­зия рос­сий­ских во­до­ё­мов» он на­пи­сал так:

«Ро­ди­те­ли мои — мать, Алек­сандра Ил­ла­ри­о­нов­на, и отец, Па­вел Дмит­ри­е­вич, вы­ход­цы из двух со­сед­них де­ре­вень, при­мы­ка­ю­щих к ста­рин­но­му жи­во­пис­но­му се­лу Вер­хо­дво­рье на се­ве­ре Вят­ско­го края. Се­ло сто­ит в ки­ло­мет­ре от ре­ки Ве­ли­кой, на вы­со­ком ува­ле. Бе­ло­ка­мен­ная цер­ковь вид­на из­да­ле­ка про­ез­жа­ю­щим ми­мо: же­лез­ная до­ро­га на Вол­гу, Кот­лас и Вор­ку­ту про­хо­дит вни­зу ува­ла, у под­но­жья се­ла, ос­но­ван­но­го нов­го­род­ски­ми пе­ре­се­лен­ца­ми. На­се­ле­ние это­го ре­ги­о­на от­ли­ча­ет­ся осо­бен­ной лю­бо­вью к охо­те и рыб­ной лов­ле: та­ким об­ра­зом, страсть свою я по­лу­чил по на­след­ству».

Дет­ство бу­ду­ще­го пи­са­те­ля про­шло в де­ревне Пет­ре­ни Юрьян­ско­го рай­о­на Ки­ров­ской об­ла­сти, а во вре­мя вой­ны он жил у ба­буш­ки в се­ле Вер­хо­дво­рье, ря­дыш­ком с той са­мой де­рев­ней. Бу­дучи уже из­вест­ным по­этом, Па­вел Пав­ло­вич на­пи­шет: «<...> в моё ду­хов­ное вос­пи­та­ние мно­го сил вло­жи­ла ма­ма мо­ей ма­мы — ба­буш­ка Ев­се­ев­на. Её из­ры­тое ос­пой ли­цо слов­но из­лу­ча­ло свет. Она пом­ни­ла по­ра­зи­тель­ное ко­ли­че­ство сти­хов на ста­ро­сла­вян­ском язы­ке. Лю­би­ла шу­тить. Зна­ла мно­же­ство по­сло­виц, по­го­во­рок, ча­сту­шек. Всем нам она по­да­ри­ла в на­след­ство свой рост, улыб­ку, от­кры­тость ду­ши».

Ми­лые серд­цу ме­ста — и де­рев­ня, и се­ло — оста­ви­ли след не толь­ко в ду­ше, но и в его про­зе и сти­хах.

«На жу­рав­ли­ном гор­ло­вом по­вто­ре

ме­ня опять пре­сле­ду­ют они:

Ве­ли­кая ре­ка и Вер­хо­дво­рье,

а ря­дыш­ком — де­рев­ня Пет­ре­ни.

Ка­за­лось бы, ну что же мо­гут зна­чить

и этот бор, и эта вот во­да?

Так по­че­му же все свои уда­чи

и неуда­чи я несу сю­да!»

Се­мья бы­ла боль­шая, но друж­ная. Из че­ты­рёх де­тей Па­вел был стар­шим, по­это­му ему при­хо­ди­лось при­смат­ри­вать за млад­ши­ми. Три го­да жи­ли в Ко­ми рес­пуб­ли­ке на вы­со­ком пес­ча­ном бе­ре­гу кра­са­ви­цы Лет­ки, за­тем вновь вер­ну­лись в род­ное се­ло. В од­ном из сво­их рас­ска­зов по­эт на­зо­вёт ме­сто на бе­ре­гу Лет­ки ра­ем для ры­бо­ло­ва: «Я при­е­хал сю­да, по­чти ни­че­го не смыс­ля в ры­бал­ке, а уез­жал, на­учив­шись у маль­чи­шек - або­ри­ге­нов мно­го­му». Так бы­ло всю его жизнь: бу­дучи ве­ли­ким тру­же­ни­ком, он ни­ко­гда не ле­нил­ся учить­ся.

По вос­по­ми­на­ни­ям по­эта свои пер­вые сти­хи он на­пи­сал лет в 10, ко­гда учил­ся в шко­ле на стан­ции Ста­ро­вер­че­ской.

Мне с каж­дым днём всё это бли­же,

пе­ре­жи­ваю, как мо­гу:

шёл пер­вый снег — укра­ли лы­жи,

я горь­ко пла­кал на сне­гу.

Бы­ла боль­шая пе­ре­ме­на

боль­шо­го сол­неч­но­го дня,

невы­но­си­мая из­ме­на

про­шлась по серд­цу у ме­ня.

То­гда впер­вые — на вок­за­ле,

сре­ди окур­ков и га­зет,

мне чьи-то гу­бы под­ска­за­ли,

что я не лыж­ник, а по­эт.

В че­тыр­на­дцать лет, по­сле окон­ча­ния шко­лы, бу­ду­щий по­эт по­шёл ра­бо­тать в лес­пром­хоз раз­но­ра­бо­чим, но учё­бу не бро­сил: в даль­ней­шем учил­ся в Ки­ров­ском ре­мес­лен­ное учи­ли­ще.

Пью ле­дя­ное мо­ло­ко,

сто­ит кув­шин на оде­я­ле.

На де­ре­вен­ском се­но­ва­ле

све­жо, ду­ши­сто и лег­ко.

Мне - во­сем­на­дцать, я бок­сёр,

учусь на элек­тро­мон­тё­ра,

кру­гом, на­сколь­ко хва­тит взо­ра,

без­лю­дье, ле­то и про­стор.

За­тем бы­ла ра­бо­та на за­во­де и учё­ба в шко­ле ра­бо­чей мо­ло­дё­жи. От­слу­жив в ар­мии, вер­нул­ся на за­вод. Увле­че­ние по­э­зи­ей и по­ис­ки сво­е­го жиз­нен­но­го пу­ти при­ве­ли Пав­ла Ма­ра­ку­ли­на в ли­те­ра­тур­ный клуб «Мо­ло­дость». Его сти­хи ста­ли по­яв­лять­ся в га­зе­те «Ком­со­моль­ское пле­мя». По­ра­бо­тав на теле­ви­де­нии и в га­зе­те, он  по­сту­па­ет в Ли­те­ра­тур­ный ин­сти­тут им. Горь­ко­го. За­ни­ма­ет­ся на кур­се у по­эта Ильи Льво­ви­ча Сель­вин­ско­го.

В сбор­ни­ке «Дом на ре­ке дет­ства» есть вос­по­ми­на­ние Ма­ра­ку­ли­на о том, как он учил­ся в Ли­те­ра­тур­ном ин­сти­ту­те, как ис­кал свой путь в по­э­зии:

«<...> он <Сель­вин­ский> по­сто­ян­но недо­уме­вал, что я — сель­ский па­рень из глу­хо­го мед­ве­жье­го уг­ла <...> не под­ра­жаю Есе­ни­ну. В то же са­мое вре­мя он сво­им опыт­ным взгля­дом Учи­те­ля По­э­зии не ви­дел в мо­их сти­хах и дру­гой за­ко­но­мер­ной край­но­сти — я со­вер­шен­но не тя­го­тел к «аван­гар­ду» тех лет, оли­це­тво­ре­ни­ем ко­то­ро­го был Ан­дрей Воз­не­сен­ский. Влю­бив­шись в 14 лет от ро­ду в пле­ни­тель­ную про­зу аляс­кин­ско­го зо­ло­то­ис­ка­те­ля и ка­ю­ра Дже­ка Лон­до­на, я по это­му пу­ти и шёл, то есть со­чи­нял в го­ло­ве рас­сказ вро­де «Бе­ло­го клы­ка», а по­том его за­риф­мо­вы­вал. И лишь на вто­ром кур­се, как луч в тём­ном ле­су, от­крыл­ся мне свет боль­шо­го рус­ско­го по­эта Ни­ко­лая За­бо­лоц­ко­го, да и то, ви­ди­мо, по­то­му, что по­след­ний вы­шел из ран­них фу­ту­ри­сти­че­ских опы­тов Ве­ле­ми­ра Хлеб­ни­ко­ва — но­ва­то­ра и твор­ца ми­ло­стью Бо­жьей».

По­сле несколь­ких пуб­ли­ка­ций в сбор­ни­ках и жур­на­лах, в 1966 го­ду вы­шла пер­вая кни­га сти­хов Пав­ла Ма­ра­ку­ли­на «Сне­ги­ри». Всту­пи­тель­ное сло­во к кни­ге на­пи­сал Илья Сель­вин­ский.

Но­вую стра­ни­цу в его твор­че­стве - ли­ри­че­скую про­зу о ми­ре при­ро­ды и че­ло­ве­ка - от­крыл сбор­ник «Ти­хая ро­ди­на», ко­то­рый вы­шел в Горь­ком в 1976 го­ду. С это­го вре­ме­ни ко­рот­кие ли­ри­че­ские рас­ска­зы и ми­ни­а­тю­ры ста­ли вхо­дить в его сбор­ни­ки и пуб­ли­ко­вать­ся в сто­лич­ных жур­на­лах «Очаг», «Охо­та», «Ры­бо­лов». В 1970-е и 1980-е го­ды его кни­ги из­да­ют­ся в Горь­ком. В Москве в из­да­тель­стве «Совре­мен­ник» в 1972 го­ду вы­хо­дит кни­га «Дом под звёз­да­ми», за­тем в этом из­да­тель­стве вы­хо­дят ещё три сбор­ни­ка: «Лес­ная ро­ди­на» (1979), «Ва­силь­ки во ржи» (1983), «По­след­няя охо­та» (1986).

«Наи­боль­шую по­пуляр­ность ро­ман­ти­ку в кир­зо­вых са­по­гах при­нес­ла гриб­ная кни­га «У мед­ве­дя во бо­ру» (1992), вы­пу­щен­ная луч­шим ре­гио­наль­ным из­да­тель­ством — Перм­ским, ти­ра­жом 120 ты­сяч эк­зем­пля­ров», - чи­та­ем во всту­пи­тель­ной ста­тье к сбор­ни­ку «За ок­на­ми Дым­ко­во».

Сра­зу об­ра­ти­ла на се­бя вни­ма­ние кни­га с сим­во­лич­ным на­зва­ни­ем «За­пис­ки вят­ско­го ро­бин­зо­на»  (Ки­ров, 1997). На ти­туль­ном ли­сте из­да­ния в ка­че­стве под­за­го­лов­ка по­эт да­ёт пе­ре­чень сво­их «про­фес­сий», за­клю­чён­ных в сло­ве «ро­бин­зон»:

«сам хо­зя­ин, сам ба­трак,

пти­це­вод, гриб­ник, ры­бак,

бан­щик, плот­ник, ого­род­ник

и за тра­ва­ми охот­ник,

про­слав­ля­ю­щий лю­дей,

ко­шек, коз и ло­ша­дей».

Так по­лу­чи­лось, что Ма­ра­ку­лин не пи­сал спе­ци­аль­но для де­тей, но де­ти охот­но чи­та­ли и чи­та­ют его кни­ги, не слу­чай­но его рас­ска­зы с успе­хом пуб­ли­ко­ва­лись в дет­ском жур­на­ле «Му­ра­вей­ник». В биб­лио­те­ках го­ро­да Ки­ро­ва и об­ла­сти все­гда ин­те­рес­но про­хо­ди­ли встре­чи с пи­са­те­лем Пав­лом Ма­ра­ку­ли­ным. И здесь бу­дет умест­но вспом­нить сбор­ник «Дом на ре­ке дет­ства : ли­ри­че­ская про­за и кни­га сти­хов» (Ки­ров, 2001). Во всту­пи­тель­ной ста­тье к кни­ге чи­та­ем:

«Пред­ла­га­е­мая бла­го­тво­ри­тель­ная кни­га со­зда­на по за­яв­ке дет­ских биб­лио­тек, её про­ни­зы­ва­ет мысль люб­ви ко все­му жи­во­му, она со­звуч­на иде­ям дви­же­ния «Грин­пис».

А вот что пи­шет сам пи­са­тель:

«Эта кни­га на­пи­са­на для тех, кто устал от лю­дей. По­то­му что мож­но уй­ти от се­бе по­доб­ных, как в боль­ни­цу или са­на­то­рий, в кни­гу о ле­се и его оби­та­те­лях». Нет, ав­тор не пред­ла­га­ет оби­жен­ным на лю­дей чи­та­те­лям спря­тать­ся в ле­су, он пред­ла­га­ет на­блю­дать, дру­жить, по­мо­гать и изу­чать: «Че­ло­ве­че­ство за тьму ве­ков хо­ро­шо изу­чи­ло глав­ный объ­ект ис­кус­ства — се­бя, то есть че­ло­ве­ка! Но ес­ли все на­ши по­ступ­ки пред­ска­зу­е­мы, то по­ступ­ки жи­вот­ных, их ум — оста­ют­ся за­гад­кой для нас, не ме­нее ин­те­рес­ной, чем де­тек­тив!»

Бес­спор­но, кни­га «Дом на ре­ке дет­ства» по­дой­дёт для се­мей­но­го чте­ния. «Они не врут, не ку­рят и не пьют» - го­во­рит о жи­вот­ных пи­са­тель, при­зы­вая ро­ди­те­лей «вос­пи­ты­вать де­тей при по­мо­щи жи­вот­ных.» 

Ра­бо­тал Па­вел Пав­ло­вич обыч­но не за пись­мен­ным сто­лом, а пря­мо в ле­су, си­дя на пень­ке, по­то­му все­гда хо­дил с за­пис­ной книж­кой в кар­мане и, как фо­то­граф или ху­дож­ник, с на­ту­ры за­пи­сы­вал всё, что его мог­ло за­ин­те­ре­со­вать. По­то­му всё им на­пи­сан­ное так близ­ко к дей­стви­тель­но­сти и вос­при­ни­ма­ет­ся как кар­ти­на или кадр из филь­ма. С под­ку­па­ю­щей про­сто­той и яс­но­стью ри­су­ет он сво­их ге­ро­ев, будь то зверь, до­маш­нее жи­вот­ное или че­ло­век. В рас­ска­зе «Ли­си­ца» чи­та­ем:

«Зверь, как и че­ло­век, бы­ва­ет раз­ным: сме­лым, роб­ким, бди­тель­ным, рас­се­ян­ным, ве­сё­лым, пе­чаль­ным, агрес­сив­ным, без­за­щит­ным».

Вот эти строч­ки о без­за­щит­ных:

Жа­лею го­лод­ных со­бак,

ко­гда на­сту­па­ют мо­ро­зы:

их ла­пы, как неж­ные ро­зы,

от­та­ять не мо­гут ни­как.

Пи­са­тель уве­рен, что на­блю­де­ние за оби­та­те­ля­ми ле­са (ока­зан­ная им по­мощь) при­но­сит че­ло­ве­ку неоце­ни­мую поль­зу в жиз­ни: в об­ще­нии с людь­ми та­кой че­ло­век бу­дет бо­лее вни­ма­те­лен, по­то­му что он спо­со­бен по­ни­мать дру­гих лю­дей без слов. Эта те­ма воз­ни­ка­ет в его про­из­ве­де­ни­ях под­час со­вер­шен­но неожи­дан­но: 

Ко­гда ме­тал­ся в по­ис­ках дру­зей

по го­ро­ду боль­ной Сер­гей Есе­нин,

обид­но, что в ту­ман­ном Ле­нин­гра­де

в то вре­мя во­все не бы­ло ме­ня!

Мне уда­лось бы, ду­маю, по­нять

его бе­ду по же­стам, по по­ход­ке:

ведь я не раз под­ра­нен­ную пти­цу

опре­де­лял по шо­ро­ху кры­ла.

Ка­за­лось бы, все его кни­ги о том, как на­до дру­жить с при­ро­дой, лю­бить её, быть с ней од­ним це­лым, од­на­ко, в его про­из­ве­де­ни­ях вы не най­дё­те пря­мой аги­та­ции, лю­бить зве­рей, до­маш­них жи­вот­ных, бе­речь лес. Каж­дый его рас­сказ — уди­ви­тель­ная ис­то­рия, за­быть ко­то­рую невоз­мож­но. Вот, на­при­мер, ми­ни­а­тю­ра «Лось в ре­ке».

«<...> Сна­ча­ла на про­ти­во­по­лож­ном бе­ре­гу раз­дал­ся шум, на ко­то­рый мы тот­час об­ра­ти­ли вни­ма­ние, а за­тем уви­де­ли: в ре­ку бро­сил­ся лось. Он плыл в на­шу сто­ро­ну: ка­мен­ные, ши­ро­кие па­ру­са ро­гов де­ла­ли его по­хо­жим на ко­рабль. Гроз­ная гор­бо­но­сая го­ло­ва с рас­тру­ба­ми мощ­но вы­леп­лен­ных нозд­рей бы­ла вы­тя­ну­та впе­рёд. Пло­вец оглу­ши­тель­но фыр­кал. У бе­ре­га, где дно кру­то под­ни­ма­ет­ся, лось за­сколь­зил и да­же съе­хал на­зад. Но спра­вил­ся и вы­ско­чил! И тут ры­бак, ло­вив­ший непо­да­лё­ку, за­кри­чал, ука­зы­вая на то ме­сто, от­ку­да при­плыл к нам лось: на пес­ча­ной ко­се, в лу­чах за­кат­но­го солн­ца сто­я­ли… три вол­ка. Уви­дев лю­дей, зве­ри от­пря­ну­ли и скры­лись в лу­го­вой тра­ве. Лег­ко бы­ло до­га­дать­ся, что лось вы­брал наш бе­рег не слу­чай­но, а со­зна­тель­но. Он с са­мо­го на­ча­ла от­вёл нам роль сво­их спа­си­те­лей. Ры­бо­лов при­е­хал ко мне на ост­ров, мы за­ку­ри­ли, об­ме­ня­лись впе­чат­ле­ни­я­ми. И толь­ко то­гда до на­ших ушей до­нёс­ся вой: вол­ки про­иг­ра­ли охо­ту и те­перь жа­ло­ва­лись».

Вряд ли у ко­го-то под­ни­мет­ся ру­ка вы­стре­лить в жу­рав­ля, ес­ли он про­чи­та­ет сти­хо­тво­ре­ние Пав­ла Ма­ра­ку­ли­на «Жу­рав­ли­ное Эль­до­ра­до».

В этот час, ко­гда су­мер­ки та­ют

под ог­нём де­ре­вен­ской лу­ны,

жу­рав­ли на лу­га при­ле­та­ют,

тон­ко­но­гие, как ска­ку­ны.

Я их ви­жу из на­ше­го до­ма,

я опять со­счи­тать не мо­гу:

вдоль по­лей, где на­мок­ла со­ло­ма,

они хо­дят на том бе­ре­гу.

В дож­де­вую кри­сталь­ную во­ду

глу­бо­ко оку­ная но­сы,

ждут они зо­ло­тую по­го­ду,

зо­ло­тую, как мех у ли­сы.

Чтобы сно­ва про­щаль­но и чи­сто

уро­нить меж­ду на­ших ле­сов

с вы­со­ты бе­ло­кры­ло­го сви­ста

пе­ре­бо­ры сво­их го­ло­сов.

Я ру­жьё на со­ло­му от­ки­ну:

жу­рав­ля мне во век не убить!

Это вро­де как вы­стре­лить в спи­ну

или Ро­ди­ну вдруг раз­лю­бить.

Рас­ска­зы (за­ча­стую и сти­хи) Ма­ра­ку­ли­на от­ли­ча­ют­ся не толь­ко крат­ко­стью, ин­те­рес­ны­ми на­блю­де­ни­я­ми, об­раз­ны­ми срав­не­ни­я­ми, необыч­ны­ми ис­то­ри­я­ми, но ещё и ин­фор­ма­тив­но­стью, по­лез­ны­ми со­ве­та­ми на раз­ные те­мы: охо­та, ди­кие и до­маш­ние жи­вот­ные, гри­бы, яго­ды и мно­гое дру­гое, вплоть до ре­цеп­тов в сти­хах, на­при­мер, как при­го­то­вить суп из опят:

Об­ре­зать нож­ки (чтобы не за­быть),

при­леж­но вы­мыть шляп­ки, из­ру­бить,

в ка­стрю­лю бро­сить, пол­ча­са ва­рить,

за­тем в гри­бы кру­пу за­сы­пать — греч­ку,

до­ба­вить лук и соль, под­ки­нуть в печ­ку

по­ле­но дров на ог­нен­ный ал­тарь:

суп жел­тиз­ной на­пом­нит вам ян­тарь.

Есть в ар­се­на­ле по­эта це­лая се­рия сти­хов о де­ре­вьях и рас­те­ни­ях, где мож­но най­ти не толь­ко опи­са­ние рас­те­ния, но и со­ве­ты прак­ти­че­ско­го при­ме­не­ния, или стра­ни­цы ис­то­рии, как, на­при­мер в сти­хо­тво­ре­нии «Чер­то­по­лох»:

Неда­ром яс­но­ви­дя­щий Тол­стой

с него ре­шил на­чать «Хаджи Му­ра­та»:

ни­кто иной, а иго ви­но­ва­то -

оно за­жгло си­ре­не­вой звез­дой

сор­няк, из­вест­ный как та­тар­ник, он

ор­дын­ца­ми на Русь был за­ве­зён

в меш­ках с ов­сом для кон­ни­цы Ба­тыя

(так го­во­рят пре­да­ния свя­тые).

В пе­речне ли­ри­че­ских про­из­ве­де­ний по­эта нема­ло сти­хов о при­ро­де на­ше­го края.

«У нас зи­мой — су­гро­бы се­реб­ра,

а осе­ню по зо­ло­ту мы хо­дим:

не по­то­му ли в сказ­ках мы на­хо­дим

та­кой за­пас ду­шев­но­го добра?!

Уви­дев раз, до смер­ти не за­быть

ме­ста, где на ува­лах дрем­лют со­вы,

где на­чи­на­ли бра­тья Вас­не­цо­вы

и ри­со­вать и ро­ди­ну лю­бить».

У сти­хо­тво­ре­ния «Де­ре­вен­ские» есть по­свя­ще­ние: «по­эту Ана­то­лию Быст­ро­ву». Те­ма это­го сти­хо­тво­ре­ния - лю­ди на­ше­го края.

Здесь они ка­кие-то дру­гие,

как ин­дей­цы — рим­ля­ны ле­сов,

сни­зи­ла на вре­мя но­сталь­гия

гром­кость их при­род­ных го­ло­сов.

Неук­лю­жесть, стыд кос­но­язы­чья

и пат­ри­ар­халь­но­сти изъ­ян:

что-то недо­ска­зан­ное пти­чье

есть в гла­зах у се­вер­ных кре­стьян. <...>

Мо­жет быть, о про­шлом бес­по­ко­ясь,

не осовре­ме­ни­лись они:

их ни­как не по­ки­да­ет со­весть,

что немод­но в ны­неш­ние дни.

Сло­бод­ских, юрьян­ских, ис­то­бен­ских -

в про­сто­те от­кры­тых, как во­да,

на вок­за­лах ви­жу де­ре­вен­ских,

узнаю их всю­ду и все­гда.

За­клю­чаю в мыс­лен­ную ра­му

каж­дую осо­бен­ность ли­ца:

жен­щи­ны на­по­ми­на­ют ма­му,

му­жи­ки по­хо­жи на от­ца.

В 2007 го­ду в се­рии «Ан­то­ло­гия вят­ской ли­те­ра­ту­ры» вы­шел сбор­ник  «За ок­на­ми Дым­ко­во». Эту кни­гу мож­но на­звать ито­го­вой, в неё во­шли рас­ска­зы, очер­ки и сти­хи - всё са­мое луч­шее, что на­пи­сал Па­вел Пав­ло­вич Ма­ра­ку­лин. Есть в этом сбор­ни­ке ин­те­рес­ное сти­хо­тво­ре­ние «Ма­ми­ны пись­ма». Лю­бовь к ма­те­ри, раз­ду­мья о дне се­го­дняш­нем, ис­то­рия — всё пе­ре­кли­ка­ет­ся в этом сти­хо­тво­ре­нии.

По­всю­ду те­ле­фон­ные звон­ки,

они, как лай, пу­га­ю­ще гром­ки!

А, мо­жет, в недо­ве­рии ве­ли­ком

мы по­ни­ма­ем, что пись­мо — ули­ка?

Кто вы­тес­нил небес­ные чер­ни­ла

(хва­ти­ло бес­по­щад­но­го ума):

ушла от нас та­ин­ствен­ная си­ла

на­пи­сан­но­го от ру­ки пись­ма, -

и где те­перь ушед­шие в по­ве­рья,

на­ив­ные, но тре­пет­ные пе­рья!

И всё ж на­про­тив ка­мен­но­го хра­ма,

в квар­ти­ре де­ре­вян­ной, неболь­шой

нам пись­ма пи­шет ста­рень­кая ма­ма

с из­бы­точ­ной, как у де­тей, ду­шой.

Кон­вер­ты над­пи­сав, по­ста­вит да­ту, -

и вот они ле­тят к сест­ре и бра­ту!

И все мои учё­ные сти­хи,

ко­гда чи­таю про­стень­кие строч­ки

её тво­ре­ний, ка­жут­ся пло­хи,

как тан­ки в по­ле про­тив оди­ноч­ки,

бе­гу­ще­го на­встре­чу, через лес,

с един­ствен­ным ру­жьём на­пе­ре­вес.

В сбор­ни­ке «За ок­на­ми Дым­ко­во» в крат­кой справ­ке «Об ав­то­ре» чи­та­ем:

«По­хваль­но от­зы­ва­лись о ли­ри­че­ской про­зе на­ше­го пев­ца при­ро­ды та­кие мэт­ры боль­шой ли­те­ра­ту­ры, как рас­сказ­чик Юрий Ка­за­ков и Ге­ор­гий Се­мё­нов, Ана­то­лий Оне­гов, по­эт Юн­на Мо­риц, а из­вест­ный кри­тик и пе­ре­вод­чик Ни­ко­лай Бан­ни­ков по­свя­тил его очер­кам о фло­ре и фа­уне Рос­сии ста­тью «Слу­же­ние Сло­ву и При­ро­де», опуб­ли­ко­ван­ную в жур­на­ле Охо­та» за 1992 год».

До­ба­вим, что Па­вел Пав­ло­вич Ма­ра­ку­лин неод­но­крат­но был по­бе­ди­те­лем жур­на­лист­ских и ли­те­ра­тур­ных кон­кур­сов. В 2001 го­ду за кни­гу «Дом на ре­ке дет­ства» ему бы­ла при­суж­де­на Все­рос­сий­ская пре­мия име­ни Ни­ко­лая За­бо­лоц­ко­го.

В за­клю­че­ние мож­но толь­ко вы­ра­зить со­жа­ле­ние, что про­из­ве­де­ния Пав­ла Пав­ло­ви­ча Ма­ра­ку­ли­на не из­да­ют­ся для де­тей так, как долж­на из­да­вать­ся дет­ская кни­га. Мы мо­жем от­ме­тить ин­те­рес­ный под­бор про­из­ве­де­ний в сбор­ни­ке «Дом на ре­ке дет­ства», но, к со­жа­ле­нию, бед­ное из­да­ние кни­ги не при­вле­ка­ет совре­мен­ных чи­та­те­лей. Та­кой мел­кий шрифт, ка­ким на­бра­на кни­га, го­дит­ся раз­ве что для шпар­га­лок. Во всту­пи­тель­ной ста­тье к сбор­ни­ку «За ок­на­ми Дым­ко­во» на­пи­са­но:

«В но­вой кни­ге, адре­со­ван­ной для взрос­лых и под­рост­ков, он ещё раз пред­ста­ёт пе­ред чи­та­тель­ской ауди­то­ри­ей как дет­ский пи­са­тель, ав­тор мно­же­ства рас­ска­зов о до­маш­них жи­вот­ных <...>».

Не бу­дем спо­рить, кни­га хо­ро­ша, но раз­ве так из­да­ют­ся кни­ги для де­тей?

 

Про­из­ве­де­ния П. П. Ма­ра­ку­ли­на:

Сне­ги­ри [Текст]: сти­хи / Па­вел Ма­ра­ку­лин. - [Ки­ров]: Вол­го-Вят. кн. Изд-во, 1966. - 38 с.

Серд­це­ви­на [Текст]: сти­хи / Ма­ра­ку­лин П. П. - Горь­кий: Вол­го-Вят. кн. Изд-во, 1969. - 63 с.

Дом под звёз­да­ми [Текст]: сти­хи / Ма­ра­ку­лин П. П. - М.: Совре­мен­ник, 1972. - 80 с.: 1 л. портр. - (Здрав­ствуй, Москва! Пер­вая кни­га в сто­ли­це)

Крас­ное де­ре­во Се­ве­ра [Текст]: [сти­хи] / П. Ма­ра­ку­лин. - Ки­ров: Вол­го-Вят. кн. изд-во, Ки­ров. отд-ние, 1974. - 67 с.

Ти­хая ро­ди­на [Текст]: по­весть и рас­ска­зы / Па­вел Ма­ра­ку­лин. - Горь­кий: Вол­го-Вят­ское книж­ное изд-во, 1976. - 109, [2] с. 

Доб­ро­та [Текст]: сти­хи / Па­вел Ма­ра­ку­лин; [ху­дож. О. Ко­ня­шин]. - Ки­ров: Вол­го-Вят. кн. изд-во. Ки­ров. отд-ние, 1979 (Ки­ров: Ки­ров­ская обл. тип.). - 174, [1] с.: 1 л. портр.

Лес­ная ро­ди­на [Текст]: кни­га сти­хов / Па­вел Ма­ра­ку­лин; ред. А. Моск­ви­тин. - Москва: Совре­мен­ник, 1979. - 111, [1] с. - (Но­вин­ки "Совре­мен­ни­ка"). 

Лес­ная аз­бу­ка [Текст]: ми­ни­а­тю­ры и сти­хи о при­ро­де / Па­вел Ма­ра­ку­лин; [ху­дож. Н. Ми­дов]. - Горь­кий: Вол­го-Вят. кн. изд-во, 1982. - 109 [1] с.: ил.

Ва­силь­ки во ржи [Текст]: ли­ри­че­ские ми­ни­а­тю­ры / Па­вел Ма­ра­ку­лин; [ред.  Л. Ис­а­е­ва; ху­дож. Г. Са­лен­ков]. - Москва: Совре­мен­ник, 1983. - 302, [2] с. - (Но­вин­ки Совре­мен­ни­ка).

По­след­няя охо­та [Текст]: кни­га сти­хов / Па­вел Ма­ра­ку­лин; [ху­дож. В. Лу­ка­шев]. - Москва: Совре­мен­ник, 1986. - 143 [1] с.: ил.

Сви­да­ние под до­ждём [Текст]: ли­ри­че­ские но­вел­лы и сти­хо­тво­ре­ния / Па­вел Ма­ра­ку­лин. - Горь­кий: Вол­го-Вят­ское книж­ное из­да­тель­ство, 1986. - 253, [2] с.

Лю­бовь к Ди­ане [Текст]: сти­хи / Па­вел Ма­ра­ку­лин; [ред. В. Г. Фо­кин; ху­дож.: Л. А. Пе­сто­ва, А. В. Пе­стов; рец. А. Г. Греб­нев ]. - Ки­ров: Вол­го-Вят­ское кн. изд-во, Ки­ров. Отд-ние, 1989 (Ки­ров: Ки­ров. обл. тип.). - 158 с.: портр., ил.

У мед­ве­дя во бо­ру [Текст] / П. П. Ма­ра­ку­лин; [ху­дож. Т. Де­до­ва; ред.Ю. Вах­ла­ков]. - Пермь: КАПИК, 1992. - 158, [2] с., [16] л. цв. ил.: ил., портр.

 За­пис­ки вят­ско­го ро­бин­зо­на [Текст]: [сбор­ник рас­ска­зов, очер­ков и ми­ни­а­тюр] / Па­вел Ма­ра­ку­лин ; [ху­дож. Т. П. Де­до­ва]. - Ки­ров: [Б. и.], 1997 (Ки­ров: Ки­ров­ская обл. тип.). - 204, [1]

Дом на ре­ке дет­ства [Текст]: ли­ри­че­ская про­за и кни­га сти­хов / Па­вел Ма­ра­ку­лин; [ху­дож. Л. Ко­ре­не­ва]. - Ки­ров: Три­а­да-С, 2001 (Ки­ров: КОГУП Ки­ров. обл. тип.). - 171, [4] с.: ил.

Серд­це пол­ное све­та [Текст]: [рас­ска­зы] / Ма­ра­ку­лин П. П.; Ки­ров. обл. пи­сат. Орг. - Ки­ров: Три­а­да-С, 2006 (Но­линск: ОГУ "Ред. газ. «Сель­ская новь»). - 61, [2] с. - (На­род­ная биб­лио­те­ка)

За ок­на­ми Дым­ко­во [Текст]: рас­ска­зы, очер­ки, сти­хи / Ма­ра­ку­лин П. П. - Ки­ров: О-Крат­кое, 2007 (Ки­ров: ОАО «Дом пе­ча­ти – Вят­ка»). - 399 с. - (Ан­то­ло­гия вят­ской ли­те­ра­ту­ры. Т. 6).

bibliotekagrina.ru

Маракулин, Павел Павлович — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Па́вел Па́влович Мараку́лин (20 мая 1937(1937-05-20), Горький — 9 января 2017(2017-01-09), Киров) — русский поэт, прозаик, журналист. Член Союза писателей СССР с 1971 года.

Павел Павлович Маракулин родился 20 мая 1937 года в Горьком, в семье рабочего автозавода. Детство Павла Маракулина прошло в деревне Петрени, в войну жил у бабушки, в селе Верходворье[1]. Окончил семилетку на станции Староверческая, Мурашинского района Кировской области. Работал в леспромхозе, учился в вечерней школе рабочей молодёжи, затем в Кирове в ремесленном училище, работал на заводе электромонтёром. После службы в Советской армии вернулся на завод. Работал на телевидении, в газете. Окончил литературный институт им. Горького.

В 1966 году вышла первая книга стихов «Снегири» с напутственным словом Ильи Сельвинского. В 1970-е и 1980-е годы его книги выходили в Кирове, Горьком, Москве в издательстве «Современник» («Дом под звёздами»). Публиковал лирическую прозу (сборник «Тихая родина»). В 1992 году вышла книга о грибах «У медведя во бору», в 2007 — избранные произведения «За окнами Дымково». Павел Павлович Маракулин — автор около двух десятков книг стихов и лирической прозы.

За книгу «Дом на реке детства» Павел Маракулин был удостоен Всероссийской премии им. Н. А. Заболоцкого[2].

Скончался в 9 января 2017 года в Кирове.

  • Жена, Людмила Васильевна, работала в Кировском речном пароходстве главным бухгалтером.
  • Две дочери: Лариса Павловна — учитель изобразительного искусства; Юлия Павловна — продавец.
  • Внучки: Анна — закончила Кировский педагогический институт факультет филологии, затем Московскую юридическую академию, работала юристом, в настоящее время живёт в Италии; Милена — учится в школе; внук — Фёдор.
  • Павел Маракулин Снегири: Стихи. [Напутственное слово Ильи Сельвинского] — Киров: Волго-Вятское кн. изд-во. [Кировское отделение], 1966. — 40 с.
  • Павел Маракулин Сердцевина: Стихи. — Горький: Волго-Вятское книжное изд-во, 1969. — 64 с.
  • Павел Маракулин Дом под звездами: стихи / [ил.: В. Котанов]. — Москва: Современник, 1972. — 80 с.: ил. (Здравствуй, Москва! Первая книга в столице). — 10 000 экз.
  • Павел Маракулин Красное дерево Севера: [худож. О. Коняшин]. — Киров: Волго-Вятское книжное издательство, Кировское отделение, 1974. — 68 с.: ил. — 15 000 экз.
  • Павел Маракулин Тихая родина: повесть и рассказы. — Горький, 1976. — 110 с.
  • Павел Маракулин Доброта : стихи. — Киров: Волго-Вятское книжное издательство, Киров. отд-ние, 1979. — 176 с.: портр.; (В пер.) — 10000 экз.
  • Павел Маракулин Лесная родина: Книга стихов. — М.: Современник, 1979. — 112 с.: ил.; (Новинки «Современника»).
  • Павел Маракулин Лесная азбука: миниатюры и стихи о природе: [худож. Н. Мидов]. — Горький: Волго-Вятское книжное издательство, 1982. — 112 с. : ил. — 50 000 экз.
  • Павел Маракулин Васильки во ржи: Лирические миниатюры / [Худож. Г. Саленков]. — М.: Современник, 1983. — 304 с. : ил.; (Новинки «Современника»)
  • Павел Маракулин Свидание под дождем: Лирические новеллы и стихотворения / [Худож. О. Конятин]. — Горький: Волго-Вят. кн. изд-во, 1986. — 256 с. : ил.
  • Павел Маракулин Последняя охота: книга стихов / [худож. В. Лукашев]. — М.: Современник, 1986. — 144 с.: ил. — 1000 экз.
  • Павел Маракулин Любовь к Диане: стихи / [худож. Л. А. Пестова, А. В. Пестов]. — Киров: Волго-Вятское книжное издательство, Киров. отд-ние, 1989. — 158 с.: ил. — 10 000 экз. — (в пер.) ISBN 5-7420-0128-2
  • Павел Маракулин У медведя во бору: О грибах. — Пермь: КАПИК, 1992. — 160 с.; ил.
  • Павел Маракулин Записки вятского робинзона: [Сборник]. — Киров: Кировская обл. тип., 1997. — 204 с.: ил.; (В пер.) ISBN 5-88186-142-6
  • Павел Маракулин Дом на реке детства: Лирическая проза и книга стихов. — Киров: Триада-С, 2001. — 176 c.: ил., портр. ISBN 5-88186-339-9
  • Павел Маракулин Сердце полное света — Киров: Ред. газ. «Сельская новь», 2006. — 64 с. (Народная библиотека) — ISBN 5-87-291-094-0
  • Павел Маракулин За окнами Дымково: рассказы, очерки, стихи. — Киров: О-Краткое, 2007. — 400 с. : ил.; (в пер.) (Антология вятской литературы; т. 6) ISBN 978-5-91402-001-6
  • 25 мая 2017 года в Кировской государственной универсальной областной научной библиотеке им. А. И. Герцена состоялся вечер памяти, посвящённый 80-летию поэта. Была подготовлена художественная выставка «Анатолий Пестов. Иллюстрации к книге стихов П. П. Маракулина»[3].
  • С октября 2018 года Кировская библиотека № 12 носит имя писателя Павла Маракулина[4].

ru.wikipedia.org

Материалы к урокам по литературному краеведению

` Литературная композиция «Полжизни с корзиной»

( Стихи и лирическая проза Павла Маракулина)

Сам хозяин, сам батрак,

Птицевод, грибник, рыбак,

Банщик, плотник, огородник

И за травами охотник…

И ко всему сказанному Павлом Маракулиным о себе он – наблюдательный, влюблённый в жизнь писатель - натуралист, тонко чувствующий, проникновенный поэт - лирик. 15 книг стихов и лирической прозы – таков его литературный багаж! Читателя покоряет простота и ясность, с какой мастер слова рисует своих героев, будь то простые люди из деревни или братья меньшие в окружении грибов, ягод и родных перелесков вятской природы.

Вы приезжайте к нам по сентябрю…

Когда в лесах светло от паутины:

Я всем своим товарищам дарю

Букеты красной северной рябины.

Уже неделю и два дня подряд

По берегам, где залегли овраги,

Похожие на праздничные флаги,

Рябиновые заросли горят.

И Родину не так бы я любил,

Когда б не эта красота до боли,

Когда б по водяной широкой воле

Крылом осенний селезень не бил.

Вы знаете, я все так говорю:

В лесу теперь грибов и ягод много,-

Вы приезжайте к нам по сентябрю,

По северной рябиновой дороге!

Желание писать стихи пришло к Павлу Маракулину в одиннадцатилетнем возрасте. В армии оно только окрепло. В пору работы на заводе он уже не мыслит себя без поэзии. А потом были клуб «Молодость», сотрудничество в областных газетах и, наконец, Московский Литературный институт. Постепенно пришло признание читателей и именитых поэтов.

Павел Маракулин исписал за жизнь сотни карманных книжек. Говорят, автор обычно работает не за писательским столом, а прямо в лесу, сидя на пеньке. В книге «Записки вятского Робинзона» писатель открывает неповторимую красоту скромной северной природы. Аромат первозданности сопутствует всему, о чём говорит Павел Павлович Маракулин.

На опушке или в чаще

Нагибайся до земли,

Лесу кланяйся почаще,

Чтоб грибы к тебе пришли!

С этим девизом Павел Маракулин и ходит в лес. «Полжизни с корзиной!», как он сам говорит. И в корзине этой – не только дары леса, но и наблюдения, советы, рецепты грибника.

Я деревенских узнаю

Не потому, что сам отсюда:

Я так же, как они, встаю

До света, ожидая чуда.

« Утром, когда весь день впереди, грибник выбирает самые дальние, а потому самые богатые грибные места», - убеждён писатель. И продолжает: «Жалею, что я не художник и не фотограф. Но всё- таки каждый, чем-либо приметный гриб, прежде чем его срезать, мысленно как бы нарисую, а потом, если придёт желание, опишу».

Вот и появляются его точные, неповторимые «портреты» грибов!

«Робкий дождик, бегущие облака. Под каждой осиной, будто высвеченные карманным фонариком, круги глянцевой палой листвы. Иногда из-под листьев выглядывают подосиновики в своих малиновых беретах. И трудно бывает отличить красный круглый гриб от красного и круглого листа: как два брата! Красноголовый гриб настолько красив, будто создан для уроков рисования в школе!»

«В детстве мы с бабушкой ходили с корзинами за село, на крутые, овражистые горы за рыжиками-пуговками. Мы ползали на коленях, нащупывая рыжики, точно клавиши невидимого музыкального инструмента. Дома в специальной бутылке засаливали только те малюсенькие рыжики, какие могли проскользнуть в бутылочное горлышко».

Книгу очерков о вятских лесах Павел Маракулин назвал строчкой из детской присказки - «У медведя во бору грибы-ягоды беру». Грибы для внимательного художника как будто одушевленные, поэтому в лирических зарисовках автор говорит о «хороводах луговых опят», о «белогрибной высыпке» , о «грузде, плохо переносящем одиночество» и о « стайках лисичек, пылающих золотом чистейшей пробы». Вот она, точность художественного слова!

Даже мухомору Павел Маракулин посвятил чуть ироничные стихи:

Ах, глаза, не умом вы живёте,
Тянет вас к заказной позолоте:

Вот опять разнаряжен, как вор,

На поляне стоит мухомор.

Запоминаются зарифмованные рецепты грибных кушаний.

Послушаем один из них – «Грибные пирожки по-деревенски»:

Не тратьте силы на корытце, рубку-

Товарищи, возьмите мясорубку,

Сушёные грибы получше мяса.

К тому же – из полезнейшего класса.

Подкиньте к фаршу лука и картошки,
Растительного масла больше ложки

Добавить надо на сковороду.

Раскатанное тесто на виду,

Нарезанное тесто тонкими кружками

Набьёте фаршем - станет пирожками!

Рассказывает автор и забавные истории из жизни бывалого грибника.

«Однажды летом, задавшись целью, проследить рост красного гриба (я нашёл его в осиннике за огородами), я воткнул рядом с ним линейку и химическим карандашом стал ежедневно отмечать прирост. Берёг я свой гриб усиленно, даже собаку отзывал, если она устремлялась к заветным осинкам.

И вот в одно утро, когда мой подопытной красноголовик вымахал с дочкину куклу, мы направились в заросли цветущего зверобоя, чтобы срезать наш подосиновик, пока его не тронули черви. Но великолепной бордово-замшевой шляпы на месте не оказалось: под веткой торчала одна ножка!

Не успели мы как следует огорчиться, как вдруг рядом залаяла собака Найда, указывая мордочкой на соседнюю пихту. Когда мы подошли, белка стрельнула на вершину, вся рыжая, как горящая ветка и по-летнему смело зацокала… И в её цепких лапах мы увидели нашу потерю!»

Но более всего поразил писателя ежик, живший у него в доме, когда «однажды принёс на своих иголках из грибного леса сыроежку, автобусный билет и порядком отсыревшую… сторублёвую бумажку!»

Я в комнате счастливым не бываю

И, как любовь, одно не забываю,

Чтобы опять с утра и налегке

Уйти к бегущей под горой реке.

Хожу с корзиной в паутинном блеске

И вижу хоровод грибов в осеннем перелеске.

«Какая мгновенная молния счастья пронзает тебя, какими прелестными видятся тебе и лица людей, и природа, и каждая веточка, былинка, грибок… По моему убеждению, один вид грибов способен вылечить душевное потрясение, прогнать усталость, возвратить веру в себя!»

Земля моя!.. Я к травам приникаю…

У тонкого озёрного ручья.

По капле в мудрость жизни проникаю

И постигаю сложность бытия.

Казалось бы, ну что же могут значить

И этот бор, и эта вот вода…

Так почему же все свои удачи

И неудачи я несу сюда.

Под этот свод и огненный, и синий,

Где разлита земная благодать,

Где брызжет сок неистребимой силы,

Готовый всё до дна тебе отдать…

Вятский поэт и прозаик Павел Павлович Маракулин – человек с «сердцем, полным света», - известен читателю, он победитель журналистских и литературных конкурсов. Писателя называют «Вятским Пришвиным», а его изящную словесность – ««Служением Отечеству и Природе».

В литературной композиции использованы страницы книг Павла Маракулина:

  • «Охота с записными книжками»,

  • «Лесная азбука»,

  • «Дневник собирателя»,

  • «У медведя во бору грибы-ягоды беру»,

  • «Записки вятского Робинзона»,

  • «Полжизни с корзиной».

В презентации представлены фото из личного архива нашей учительницы Н.С.Шураковой.

Мы угощаем вас грибными пирожками по-деревенски!

Ноябрь 2018года

infourok.ru

Педагогика Культуры - Маракулин П. «Миниатюры и стихи о природе»

 

Текла открытая река

и глубину не замутила,

ее струящаяся сила

на первый взгляд была мелка.

 

Но рыбаки теряли много,

считая глубину за мель,

где золотым сверкая оком,

жила жемчужная форель!

 

* * *

 

 

 

 

 

 

Когда совсем не мимо и не даром,

а прямо в сердце выстрелит апрель,

тогда хвостом по заводи ударит

пятнистая, ручьевая форель.

Деликатес рыбацкого застолья,

зашедшая в ручьи издалека,

как под цветами маковыми поле,

горят ее крапленые бока.

Она разрежет быстрину крутую

и занырнет в гремучий водопад,

где каждая струя воды бунтует,

как с высоты натянутый канат.

Хватай меня, бери меня за горло,

ловецкая мечтательная страсть!

Да вся беда – что к водопадам, в горы

мне не придется вскорости попасть.

И лишь порой, когда туманный холод

свернется, как собака, над рекой,–

в немую ночь форель ко мне приходит

и, выгибаясь, бьется под рукой...

 

Павел Павлович Маракулин, член Союза писателей России, большинству читателей известен как поэт, выступает он и как прозаик в жанре миниатюры. Объединённые в циклы «Березовый малахит», «Васильки во ржи», его произведения представляют собою лирическую песню о природе Вятского края. Можно сказать, что все его творчество – это Песнь Добра. Есть в нем и юмор, и глубина аллегории.

*  *  *

Лирические миниатюры Павла Маракулина поэтичны, – пишут о нем земляки, почитатели его таланта, – его произведения сотканы из грусти по журавлиным стаям, напряжённого ожидания весны утонувшими в снегу деревенскими улочками, доверительных разговоров незамерзающих родников, таинства сумерек и  рассветов…

Эмоциональное воздействие прозы П. Маракулина сильно, и определяется оно, на наш взгляд, любовью автора ко всему живому, искренностью его интонации, чуткой ассоциативностью, рождающей свежую, точную неожиданную   метафору.

Я счастлив, – говорит писатель о своих миниатюрах, – что нашел новую для себя форму – это, по существу, стихи, только записаны они прозой... И еще: не прав тот, кто видит в миниатюре легкость, эта форма требует языковой и художественной техники. Мне нравятся те мои вещи, чтение которых заставляет человека думать о  своем, т.е. вызывают у него какие-то ассоциации.

Язык рассказов писателя прост – это идет от желания сделать слово более точным и ёмким. При этом, палитра красок богата, фраза, как и должно ожидать от поэта, музыкальна, а изображение пластично.

 http://www.herzenlib.ru/greenlamp/detail.php?ID=154

 

П.П. Маракулин рассказывает о своем творчестве:

«Человек, воспитанный в святом уважении к женщине, не способен на равнодушное, а уж тем более жестокое отношение к ней. Женщина и природа продолжают жизнь. Воспитать у людей святое, бережное отношение и любовь к природе – важнейшая не только педагогическая, но и художественная задача. Она достойна того, чтобы посвятить ей жизнь.

В молодости я был сторонником самых радикальных, крутых мер, особенно в борьбе с браконьерством. Работая на телевидении, организовывал экспедиции по охране рыбы во время нереста. Вместе с работниками милиции и госинспекции нами было задержано немало браконьеров, изъята масса хищнических орудий лова. Мы облагали нарушителей штрафами, рубили и жгли на кострах браконьерские сети, отнимали ружья. Все это делалось перед кинокамерой, с последующим показом по телевидению. Однако... количество задержанных с поличным не уменьшалось, а даже росло.

Тогда я стал искать иные (пусть не столь экстренные, сиюминутные) пути борьбы за охрану родной флоры и фауны. Познакомился с отрядом имени Волошина: это студенты Кировского сельхозинститута Слава об этих принципиальных, неустрашимых ребятах приводит в трепет всех, кто нечист на руку в лесу и на воде. Они поклялись быть верными делу своего товарища Виктора Волошина, геройски погибшего от руки злостного браконьера.

Я стал присматриваться к этим ребятам и обнаружил, что все они – страстные любители книг о природе. В их походных рюкзаках можно было встретить не только произведения Аксакова, Пришвина, Бианки, но и Фарли Моуэта, талантливого канадского биолога и писателя, пламенного защитника природы земного шара. Его книга «Не кричи – волки!» в свое время была сенсацией.

Ответ на мучивший меня вопрос был найден: тот, кто с детства любит стихи, повести и рассказы о природе, о бессмертной ее красоте и загадочных тайнах, – тот не только никогда не поднимет на нее руку, но и будет ее защитником.

 

Эти короткие и совсем крошечные рассказы написаны в деревне Лаптевы, на берегу реки Великой, впадающей в Вятку недалеко от погоста Подрелье – в местах красивейших, старинных. Это моя родина. Писались и собирались лесные истории о зверях, птицах, рыбах, домашних животных долго, около десяти лет. Все они публиковались в нашей областной газете. Я получил много читательских писем, учел советы, пожелания, замечания своих земляков. Повышенный интерес к этим на первый взгляд; очень простым историям вызван скорее всего их достоверностью, жизненной правдой: я избегаю вещей придуманных!.

*      *      *

ОСИНОВЫЙ ЛИСТ

Зимний отпуск только начался, а из избы носа не высунуть: метель! Но жаль, так жаль упускать малейшую возможность побыть наедине с лесом, и я скрепя сердце выхожу.

В поле ложусь грудью на ветер. Если споткнусь и «вздумаю» упасть вперед лицом на носки широких лыж – ветер остановит меня: передо мной словно стена. Кое-как, сильно отталкиваясь палками, добираюсь до перелеска. Здесь потише, настолько потише, что даже птичка какая-то пробует петь... Вглядываюсь в заснеженные лапы – синица! Вынимаю блокнот, записываю про нее...

Есть голоса, как ожиданье счастья, –

И если это птичьи голоса,

То обернется праздником ненастье,

Когда идешь в знакомые леса.

А вот какое-то шевеление... В лесочке – поляна, на поляне – стайка осин и берез: все облетели подчистую. Только на одной из осин единственный листик трепещет, словно птица, привязанная к ветке.

Я освободил из-под рукава наручные часы с секундной стрелкой, прикинул – три молниеносных удара делает осиновый листик за одну секунду. Вычисляю на бумаге: сто восемьдесят ударов в минуту, а в сутки – более четверти миллиона. Кажется, никакой металл, никакая пластмасса не выдержит такой нагрузки! А этот листочек все крутится, бьется, как маленькое сердце. Какая цепкость, какое мужество потребовалось маленькому Антею, чтобы продержаться до половины зимы и не сложить оружия, не потерять связь с материнской веткой родной земли!

Не сразу я смог оторвать взгляд от осины и снова найти среди заснеженных веток синицу. Она продолжала попискивать... И мне подумалось – не случайно: моральную поддержку ей оказывал трепещущий листик. Ведь они двое на весь словно бы вымерший лес проявляли признаки жизни назло снежной буре – и каждый из них по-своему был прекрасен.

 

ЗАКОН КРАСОТЫ

Так уж получается, что на какие-нибудь ничтожные хлопоты мы тратим куда больше времени и усилий, чем на осмысление красоты, окружающей нас.

Но разве с материнским молоком не переходит в нас счастливая способность радостно улыбнуться от одного только небесного тепла и света? Не говоря уж о бесподобной соловьиной песне в черемуховых зарослях, которые, бывало, чуть не ломятся под тяжестью росы и цветов.

Не открывайте тогда свое окно в черные лаковые эти прутья, не задевайте стеклянными створками светящиеся эти грозди! Волшебный яд черемуховых ароматов нагрезит во сне и наяву столько разного, что вскрикнешь от удивления: на белую, свернувшуюся в кольцо собаку будет похож туман в травянистой пойме реки, отчетливо услышится каждое слово пастушки и каждый выкрик пастуха на том берегу, а черно-пестрые коровы в струящемся мареве покажутся пятнистой березовой рощей, которая вдруг решила перейти на другое место.

 

ШКАТУЛКА ИЗ МОЖЖЕВЕЛЬНИКА

Кустарник, который имеет свойство тем лучше выглядеть, чем хуже погода, – это можжевельник. Родом он из ценного семейства кипарисовых, обладает целым набором удивительных качеств. Одно из них заключается в его антисептической волшебности, которую давно подметил народ, пропаривая с вересом (местное название можжевельника) корчаги, ушаты, кадушки и бочки под огурцы, соленые грибы и капусту. Можжевеловый аромат – враг всякой плесени.

Из древесины можжевельника в городе Халтурине делают шкатулки, напоминающие своим узором кожу крокодила. А ветка можжевельника, срезанная или сломленная зимой во время лыжной прогулки, в банке с водой отпускает корешки, после чего цепко уживается в цветочных горшках на равных с комнатными геранями и фикусами.

Ко всему этому стоит добавить еще, что плоды можжевельника – лакомое блюдо многих птиц: тетеревов, свиристелей, дроздов, соек...

У нас шутят: можжевеловая ложка настолько вкусна сама по себе, что масла в кашу совсем не требуется.

 

ЛИПЫ

Липы загораживали своими ветвями дорожку в городской сад. Дворник принес лестницу-стремянку, острую ножовку и отпилил все, что мешало. Сейчас свежие эти порезы стали как глаза вполне одушевленного существа, например, оленя... Будто рогатые деревья-олени всем стадом сгрудились у чугунной решетки и глядят на нас своими золотыми, ореховыми глазами и не просто глядят, а спрашивают... Разное спрашивают!

 

ЕЛОВАЯ КРОНА

Совсем недавно ученые установили, что прекрасным природным барометром обнаружила себя обыкновенная ель. Она почти за неделю может предсказывать погоду, низко опуская свои ветки перед ненастьем, и наоборот резко поднимая их вверх перед погожими, солнечными днями.

 

ГОЛУБАЯ ЕЛЬ

Есть на свете канадская ель – дымчато-голубая, как небесный мех белки-телеутки.

По весне в наших лесах каждая ель бывает такая голубая. Не зря туристы вятский север называют русской Канадой.

 

ЗА ЛЕНТАМИ

Сосна – дорогое строевое дерево: губить ее ради соснового сока было бы кощунством... Но в долинах лесных рек каждый год погибает немало деревьев, подмытых и поваленных половодьем.

Такое дерево (поневоле предназначенное на раскряжевку) освобождается от коры при помощи ножа или топора, затем балалаечной струной загустевший до огуречной хрупкости сок нарезают ровными лентами.

Укладывают ленты обычно в деревянную или берестяную (туеса) посуду с плотной крышкой, иногда пересыпая колотым льдом из погреба. Это старинное лакомство вятичей, коми и устюжан.

 

СВЕТОСИЛА

Весна – всегда обещание. Ее еще нет, но она задумана природой. И это мы все мгновенно поняли, даже не заглядывая в календарь, по неправдоподобной светосиле закатов, по запаху тополиного клея, по крепости настов.

Деревья встрепенулись – и если еще держат на себе снег, то делают это неприязненно, с мечтой стряхнуть его и наконец-то освободиться!

Даже голая акация, напоминающая скорей клубок колючей проволоки, чем живое древесное тело, и та похорошела, из черной, задымленно-чумазой стала смугло-золотой... Березняки покрылись фиолетовым, чернильной яркости налетом, краснотал зажег свои свечи.

 

ЗВЕЗДЫ И КАПЛИ

Эта ночь была удивительно многозвездной. Капли на деревьях в голом лесу при лунном и звездном свете тоже светились.

И светящихся капель, перемешанных со звездами: настолько, что нельзя было различить, где капли, а где звезды, было такое множество, что можно было при этом двойном капельно-звездном свете спокойно читать книгу.

Связь времен ощутимее всего чувствуется, когда смотришь на чистое, предутреннее, весеннее, юное и вечное небо!

 

ТРЕЛЬ ДЯТЛА

Капли на ветках замерзли, не успев упасть, и так по всему лесу. Трель дятла пулеметно звонка. Лес полон: птиц; есть у меня мечта – завести с каждой знакомство и переговариваться на их родном языке. В такую солнечную тишину лес не молчит и не поет, а мурлычет...

Видел следы волков на озимом поле по вязкому грунту, затем схваченному стужей.

Сильное весеннее похолодание. Ветер прожигает насквозь. Выпал снег на траву... Но живучая, как кошка, трава лишь на время затаилась под снегом!

 

ЗОЛОТАЯ ВОДА

В наших бескрайних, стокилометровых березовых рощах вода по весне бывает – в лужах, в ручьях, реках, озерах – кирпично-золотого цвета, как хороший чай: талая, она настаивается на сухом березовом листе.

С горечью наблюдал гнездо, плывущее по воде в затопленной пойме у Вересников. Новый лист на березе величиной с мелкую ячею рыбацкой сети. Природа как бы на время захлебнулась половодьем. Паводок нынче невиданный, можно сказать, аварийный: в Дымково вытесненные водой люди живут на крышах. На крышах и чердаках спят, обедают, пьют чай.

 

ЗАЙЦЫ НА ДЕРЕВЕ

Постепенно, так же, как и река ото льда, освобождается день за днем душа от забот и печалей. Голубь идет по ветке, и головка его при каждом шаге кланяется, бабочка ожила между двойными рамами и теперь затрепетала.

Снегу в лесу осталось не больше, чем заячьей шерсти...

В большое половодье, когда припойменные острова и гривы заливает полностью, зайцы лазают по деревьям не хуже белок.

 

ЛЫЖНЯ НА ТРАВЕ

Ходил в Заречный парк послушать весенних птиц и подсмотрел: там, где зимой пролегала лыжня, трава до сих пор сохранила ее очертания. Снега нет, но лыжня отпечатана на траве: много лыжников прошло здесь, может быть, вся тысяча – и трава до сих пор не может приподняться... так ее пристукали, прижали к земле.

 

ЛЕТАЮЩИЕ ЦВЕТЫ

Всякая ощетиненная травинка уже и растет и стоит отдельно, как звезда в небе, но первые цветы у нас не спешат появиться.

Зато мотыльки и бабочки появляются на зеленых лужайках проталин, когда еще снегу в лесах по горло. Это и есть наши первые летающие цветы.

 

ЧЕРЕМУХА

Так пахнет, может быть, только миндаль! Так горит и брызжет светом, может быть, лишь раскаленная нить в электрической лампочке!

А как ее любят у нас соловьи! Черемуха! До настоящего цветения, пожалуй, больше недели осталось, но уже дрожат бисерной величины бутончики, как будто дожидаясь какого-то сигнала, тока и напряжения... Щелкнет невидимый выключатель – и вспыхнут, дивно раскроются душистые цветы красавицы севера!

 

ЗАРЕЧНЫЙ ПАРК

Видел в Заречном парке кусты безобразно обломанной рябины...

Все чаще прихожу к тоскливой мысли о том, что человек (особенно за последние десять–пятнадцать лет) становится по отношению к природе каким-то жуликоватым хищником, практически почти не наказуемым.

Я боюсь за судьбу

Богатейшего в мире народа,

Потому что и смелому

Дрогнуть настала пора:

 

Лишь слепой не увидит,

Как быстро скудеет природа,

Лишь глухой не услышит

Заносчивый гром топора!

 

ГРИБОВНИЦА

Встать с теплой лежанки, выскочить на крыльцо, умыться снегом, притащить охапку березовых поленьев, бухнуть перед печью, поднять из колодца два ведра жгучей, позванивающей льдинками воды, затопить печь, согреть эту воду, размочить в ней пригоршню сухих белых грибов, отжать их, вывалить в осиновое корытце, изрубить сечкой, очистить и нарезать лук и картошку, положить все это в чугунок, залить водой, бросить напоследок щепоть соли – и ухватом к огню!

С мороза из чулана я приношу каравай ржаного деревенского хлеба, со скрипом режу его, разогрев перед печью. Запах леса и огорода уже рвется из пышущего чела, кажется, уже срывает не только крышку с чугуна, но и крышу с нашего дома – он уносит меня под звезды, в пленительную сказку детства...

 

КАЛИНОВЫЙ КИСЕЛЬ

Сегодня бабушка варила калиновый кисель на ржаной муке с добавлением солода и сахара, и мне пришло в голову опасение, что скоро могут исчезнуть навсегда, как тайна булатной стали, рецепты многих народных блюд, когда уйдут из жизни те, кто их еще помнит.

 

СЕВЕРНЫЙ ВИНОГРАД

Дни первых инеев и первых заморозков, пожалуй, лучшие дни для заготовки плодов шиповника впрок.

Если щука по осени любит брать в пасмурные теплые дни с тихими дождиками, то в сухую, холодную и ветреную погоду мертвого бесклевия я ставлю спиннинг под ольху или березу, вынимаю целлофановый пакет и обследую речной обрыв, где в игловых зарослях пламенеют, как рубиновые камни, красные плоды нашего северного винограда – шиповника.

 

РЫЖИКИ

Удивительное по красоте создание – рыжик: такое впечатление, будто смотришь через зеркальный цилиндр ружейного ствола на солнце и видишь все до одного самоцветные кольца алмазной сверловки.

Но если еловый рыжик – это, образно говоря, тигренок, то боровой рыжик – настоящий тигр, потому что нередко достигает размеров деревенской ватрушки.

Есть люди, ставящие боровой рыжик выше всех грибов вообще, включая белый гриб. Еще не так далеки те времена, когда Вятка отправляла для самых дорогих ресторанов Парижа маленькие дубовые бочонки с мочёной брусникой, молодую конину и... рыжики.

В северных вятских деревнях рыжик используют очень разнообразно. Кроме соления, из него пекут пироги, варят супы (особенно знаменит молочный суп из рыжиков), добавляют в любую грибовиицу для запаха три-четыре грибка, жарят, маринуют…

Боровой рыжик тяготеет к траве и молодой сосне, хотя нередко появляется в огромных количествах и в старых борах-беломошниках и особенно – в борах на песчаных почвах, любит можжевеловые куртины и сферическую обтекаемость грив, балок и увалов.

 

ШАМПИНЬОНЫ

Обидно, что многие мои земляки, избалованные изобилием лучших грибов, таких, как белый, рыжик и груздь, брезгают собирать шампиньоны, считая их поганками.

Шампиньон – один из моих любимых грибов. Я eго уважаю за тонкий вкус, неприхотливость к жизненным условиям, внешнюю скромность и готовность откликнуться на малейшую заботу о нем.

Человек давно подметил, что шампиньон неравнодушен к аммиаку, который содержится в органических удобрениях. Особенно по душе шампиньону конский навоз. У нас в городе, на месте старого ипподрома, до сих пор любители этого грибного самородка находят шампиньоны в огромных количествах.

 

ЭСТОНСКИЕ ХУТОРА

Во время столыпинских реформ в леса Мурашинского и Опаринского районов было переселено много эстонцев, латышей и белорусов. Эти люди выкорчевывали леса по притокам рек Кузюг и Молома, а затем показали отличный пример того, как надо распоряжаться землей.

Хуторяне процветали, держа молочных коров, занимаясь пасеками и овцеводством. Из зерновых же культур почтением здесь пользовался разве только ячмень, который на корню скупали устюжские и слободские пивовары.

Давно это было. Теперь хутора заросли осиной, березой, елкой и тоже славятся, но не маслом и медом, а груздями.

Заготовители обычно приезжают на эстонские хутора прямо на тракторных тележках, которые, случается, нагружают доверху груздями фарфоровой белизны.

 

«УКАЗАТЕЛИ»

Наиболее ягодные и грибные места по обыкновению подсказывают птицы и звери, которые, можно сказать, бывают привязаны: медведь – к малине, глухарь – к чернике, журавль – к гонобобелю и клюкве, белка – к белому и красному грибу, дрозд и свиристель – к рябиновым зарослям...

 

КОМПАС

У грибника компас в голове: без умения быстро и четко ориентироваться на любой, даже совершенно незнакомой местности, грибник так же беспомощен, как охотник, не умеющий стрелять.

Свобода ориентации – качество отчасти врожденное. Но при достаточной любви к лесу и постоянных тренировках можно выработать в себе это ценное в жизни умение.

Начать нужно с тщательного изучения карт, звезд, ветров, свойств растений и простейших примет. Очень помогают ориентироваться просеки, дороги, ручьи и реки. Но главнее всего – его величество Солнце. По солнцу при достаточном навыке можно определить, по существу, абсолютно все, что требуется в лесу: точное время суток (по длине тени), расположение сторон света и нахождение места, куда должен выйти грибник.

Может показаться смешным, но от умения ориентироваться часто зависит то, сколь удачлив будет грибник. Высшая способность грибника и охотника – это почти бессознательное чувство времени и сторон света в любую минуту нахождения в лесу. Вырабатывается это годами любви к лесу, десятилетиями постоянного самоконтроля по времени и месту.

 

ЗА ПАМЯТЬЮ

Мир так ненаглядно прекрасен, что закричать хочется, как жизнь коротка. Зимний лес сам себя своими тенями нарисовал на снегу.

Иногда в белогрибную березовую рощу, уже по снегу, нарочно возьмешь и зайдешь. Но не за грибами, а за памятью о них, которая часто куда дороже самих грибов.

Не так ли порою бывает и с любовью?

 

*       *      *

Удивленью моему

Не было предела:

Птица белого пера

К югу полетела –

 

Через речку, через лес,

Через радугу небес,

Сквозь завесу непогоды,

Через наши огороды,

 

Через грязь размытых глин.

Лебединый этот клин

Растянулся вдоль воды:

 

От зари и до звезды!

 

*       *      *

 

pedagogika-cultura.ru

Маракулин, Павел Павлович - Лесная азбука : Миниатюры и стихи о природе. [Для ст. и сред. шк. возраста]


Поиск по определенным полям

Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. Например:

author:иванов

Можно искать по нескольким полям одновременно:

author:иванов title:исследование

Логически операторы

По умолчанию используется оператор AND.
Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе:

исследование разработка

author:иванов title:разработка

оператор OR означает, что документ должен соответствовать одному из значений в группе:

исследование OR разработка

author:иванов OR title:разработка

оператор NOT исключает документы, содержащие данный элемент:

исследование NOT разработка

author:иванов NOT title:разработка

Тип поиска

При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. Поддерживается четыре метода: поиск с учетом морфологии, без морфологии, поиск префикса, поиск фразы.
По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии.
Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак "доллар":

$исследование $развития

Для поиска префикса нужно поставить звездочку после запроса:

исследование*

Для поиска фразы нужно заключить запрос в двойные кавычки:

"исследование и разработка"

Поиск по синонимам

Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку "#" перед словом или перед выражением в скобках.
В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов.
В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден.
Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

#исследование

Группировка

Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса.
Например, нужно составить запрос: найти документы у которых автор Иванов или Петров, и заглавие содержит слова исследование или разработка:

author:(иванов OR петров) title:(исследование OR разработка)

Приблизительный поиск слова

Для приблизительного поиска нужно поставить тильду "~" в конце слова из фразы. Например:

бром~

При поиске будут найдены такие слова, как "бром", "ром", "пром" и т.д.
Можно дополнительно указать максимальное количество возможных правок: 0, 1 или 2. Например:

бром~1

По умолчанию допускается 2 правки.
Критерий близости

Для поиска по критерию близости, нужно поставить тильду "~" в конце фразы. Например, для того, чтобы найти документы со словами исследование и разработка в пределах 2 слов, используйте следующий запрос:

"исследование разработка"~2

Релевантность выражений

Для изменения релевантности отдельных выражений в поиске используйте знак "^" в конце выражения, после чего укажите уровень релевантности этого выражения по отношению к остальным.
Чем выше уровень, тем более релевантно данное выражение.
Например, в данном выражении слово "исследование" в четыре раза релевантнее слова "разработка":

исследование^4 разработка

По умолчанию, уровень равен 1. Допустимые значения - положительное вещественное число.
Поиск в интервале

Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO.
Будет произведена лексикографическая сортировка.

author:[Иванов TO Петров]

Будут возвращены результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, Иванов и Петров будут включены в результат.

author:{Иванов TO Петров}

Такой запрос вернёт результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, но Иванов и Петров не будут включены в результат.
Для того, чтобы включить значение в интервал, используйте квадратные скобки. Для исключения значения используйте фигурные скобки.

search.rsl.ru

Костина Магдалена и Ефремова София Павел Маракулин


Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение
«Средняя общеобразовательная школа с углубленным изучением отдельных предметов №52»
374015808355города Кирова
пр. Строителей, 44, Киров, 610021 т. 62-06-19, 62-25-35
Поэт Павел Маракулин
Выпонили: Костина Магдалена,
Ефремова София,
учащиеся 8 класса АРуководитель: Колбина Ольга Викторона
Г.Киров
2017
В работе использованы материалы документального фильма ГТРК «Вятка».
Благодарим МаракулинуЛ.П., дочь поэта и Мельчакову Г.В.за помощь и предоставленные фото.
Биография
Павел Павлович Маракулин родился 20 мая 1937 года в городе Горьком в семье рабочего автозавода. Вскоре родители переехали в Коми-республику, на реку Летку. Почти нетронутая человеком природа, красота ее поразили будущего поэта на всю жизнь. Он увлекся охотой, рыбалкой.
Окончил семилетку на станции Староверческая, Мурашинского района Кировской области. Работал в леспромхозе, учился в Кирове в ремесленном училище, работал на заводе электромонтером, посвящая вечера учебе в школе рабочей молодежи. После службы в армии вернулся на завод. В это время пришло серьезное увлечение поэзией, которая и в детстве влекла к себе юного Павла Маракулина.
Большое влияние на формирование поэта оказали занятия в литературном клубе «Молодость», которым в то время руководил Владилен Иванович Кожемякин. Маракулин выступает со стихами в газете «Комсомольское племя». Ищет себя в поэзии и в жизни. Работает на телевидении, в газете, поступает в литературный институт им. Горького, где занимается в творческом семинаре известного поэта Ильи Сельвинского. Павел Павлович считал Сельвинского своим учитилем не только в литературе. А сам поэт надписал фото, сделанное на даче в Переделкино»Будущие классики».
Закончил Московский Литературный институт имени А. М. Горького.
Дружил со многими кировскими художниками, писателями и поэтами, в числе которых: Николай Поликарпов, Валерий Фокин, Татьяна Дедова, Елена Наумова, Владимиром Ситниковым и другие.
Писательская деятельность
Серьезно начал писать стихи довольно поздно. Стихи Павла Маракулина появляются в сборниках, журналах. В 1966 году вышла первая книга стихов «Снегири» с напутственным словом Сельвинского, который высоко оценивает поэтический дар поэта.
В 70-е и 80-е годы книги Павла Маракулина выходят в Горьком, Москве в издательстве «Современник» («Дом под звездами»). Поэт был принят в союз писателей России. В это же время Павел Маракулин обращается к лирической прозе (сборник «Тихая родина», посвященный миру природы и человека). В 1992 году вышла книга о грибах «У медведя во бору» и другие.
За книгу «Дом на реке детства» Павлу Маракулину присвоена Всероссийская премия Николая Заболоцкого.
В 33 года его приняли в союз писателей России (1971 г.).
Павел Маракулин писал о природе и родине, не касался политики. В последние годы много писал о нравственности («Любовь на показ»).
Всего у автора вышло 17 книг стихов и лирической прозы, 5 из которых вышли за пределами края. Печатались они в Нижнем Новгороде, Москве, Санкт-Петербурге.
Жена, Людмила Васильевна, работала в Кировском речном параходстве главным бухгалтером. Дочери: Лариса Павловна

filesclub.net

Book: Маракулин Павел. Тихая родина

Александр ФилипповичМоя тихая родинаВ однотомник свердловского прозаика вошли наиболее значительные повести и рассказы из цикла "Уральские записки" (" Моя тихая родина", "Тихий свет", "Река" ), изданного в 1978-1983 годах. Все… — @Средне-Уральское книжное издательство, @(формат: 84x108/32, 448 стр.) @Уральская библиотека @ @ Подробнее...1985
340бумажная книга
Николай РубцовТихая моя родина. СтихотворенияНиколай Рубцов - выдающийся русский поэт, слышавший в глубинах сознания звучание полное смысла: он понимал пенье незримых певчих, звон листвы и стон ветра, смысл журавлиного рыдания. Обладал… — @Эксмо, @(формат: 84x108/32, 512 стр.) @Библиотека всемирной литературы @ @ Подробнее...2016
312бумажная книга
Николай РубцовТихая моя родина. СтихотворенияНиколай Рубцов - выдающийся русский поэт, слышавший в глубинах сознания звучание полное смысла: он понимал пенье незримых певчих, звон листвы и стон ветра, смысл журавлиного рыдания. Обладал… — @Эксмо, @(формат: 84x108/32, 512 стр.) @100главных книг @ @ Подробнее...2016
237бумажная книга
Тюпин Юрий АлексеевичМоя тихая малая родина. Альбом живописиТюпин Юрий Алексеевич родился 16 мая 1941 года в деревне Угзеньга Холмогорского района Архангельской области в семье сельского учителя. В своих произведениях художник создает лирический образ… — @ИД Сказочная дорога, @ @ @ @ Подробнее...2018
530бумажная книга
Тюпин Юрий АлексеевичМоя тихая малая родина. Альбом живописиТюпин Юрий Алексеевич родился 16 мая 1941 года в деревне Угзеньга Холмогорского района Архангельской области в семье сельского учителя. В своих произведениях художник создает лирический образ… — @ИД Сказочная дорога, @ @ @ @ Подробнее...2017
679бумажная книга
Ю. А. ТюпинМоя тихая малая Родина. Альбом живописиТюпин Юрий Алексеевич родился 16 мая 1941 года в деревне Угзеньга Холмогорского района Архангельской области в семье сельского учителя. В своих произведениях художник создает лирический образ… — @Издательский дом «Сказочная дорога», @ @ @электронная книга @ Подробнее...2018
349электронная книга
Николай РубцовУлетели листья... СтихотворенияОдним из самых выдающихся явлений отечественной литературы 60 - 70-х годов XX века стала `тихая лирика` Николая Рубцова (1936 - 1971), пробившаяся `из - под глыб` - к сердцам людей. Наряду со… — @Эксмо-Пресс, @(формат: 84x104/32, 368 стр.) @Домашняя Библиотека Поэзии @ @ Подробнее...1998
180бумажная книга
Морозов АлександрВалентин Сидоров. Живопись, графика. АльбомАльбом посвящен Народному художнику СССР, действительному члену Российской академии художеств Валентину Михайловичу Сидорову - живописцу глубоко национального не только по своему происхождению, но, и… — @Галарт, @ @ @ @ Подробнее...2008
4801бумажная книга
Коллективные сборникиЖемчужины мировой поэзии в переводах поэтов серебряного векаЗнаменитые поэты разных стран и эпох в переводах поэтов Серебряного века. ПЕРЕВОДЫ ИННОКЕНТИЯ АННЕНСКОГО Генрих Гейне Мне снилась царевна Двойник Счастье и несчастье Генри Лонгфелло Дня нет уж… Шарль… — @АРДИС, @ @ @аудиокнига @можно скачать Подробнее...2011
189аудиокнига
ПейзажС новым проектом издательства "Галерея русской живописи" у любителей живописи появятся новые - поистине уникальные - возможности. Мы предлагаем вам наиболее полные тематические подборки репродукций… — @Белый город, @ @Наборы репродукций @ @ Подробнее...2017
871бумажная книга
В. В. ГлебовКогда иду я Подмосковьем...У каждого человека есть тот неповторимый уголок земли, который он считает своей родиной. Здесь и вода прозрачнее, и небо голубей, и солнце ярче. Моя Родина — Подмосковье. По каким бы ее дорогам я ни… — @Московский рабочий, @(формат: 60x84/8, 256 стр.) @ @ @ Подробнее...1989
380бумажная книга
Коллектив авторовРусский космос. Сборник стихов авторов портала «Изба-Читальня»В данном электронном сборнике авторов сайта «Изба-читальня» под общим заголовком «Русский космос» представлены в разделах: – «Веди меня, Русь» – стихи о Россиии ее роли в жизни поэта и нашего… — @Accent Graphics communications, @ @ @электронная книга @ Подробнее...2015
33.99электронная книга
Стихи и рассказы о миреКнига "Стихи и рассказы о мире" посвящена таким важным понятиям, как мир на Земле, любовь к своей семье, Родине, природе. Читая вместе с ребёнком стихотворения Николая Рубцова "Тихая моя Родина"… — @АСТ, Малыш, @(формат: 60x90/16, 80 стр.) @Библиотека начальной школы @ @ Подробнее...2015
89бумажная книга

books.academic.ru

Миниатюры павла маракулина | Образовательный портал EduContest.Net — библиотека учебно-методических материалов

Урок литературы в 6 классе
«Лирические миниатюры П.П.Маракулина».

Подготовила учитель русского
языка и литературы МКОУ Ленинская ООШ с.Заречье
Подосиновского района
Кировской области
Залесова О.И.

Урок литературы в 6 классе (после изучения сказки-были М.М.Пришвина «Кладовая солнца»).
Тема урока: Лирические миниатюры П.П.Маракулина.
Тип урока: урок изучения художественного произведения.
Форма урока: урок – исследование.
Дидактическая цель – создать условия для осознания и осмысления блока новой учебной информации.
Образовательная цель: познакомить с произведениями кировского писателя П.П.Маракулина, особенностями его творчества, организовать исследовательскую деятельность учащихся в работе с текстовым материалом.
Развивающая цель: совершенствовать умения анализировать, сравнивать, обобщать; способствовать развитию коммуникативных и познавательных способностей учащихся, оригинальности и ассоциативности мышления.
Воспитательная цель: воспитывать неравнодушное отношение к художественному тексту, воспитывать чувство любви к природе родного края, доброжелательное отношение друг к другу.
Формы организации учебной деятельности: групповая работа, индивидуальная работа.
Оборудование:
тексты произведений П.П.Маракулина;
компьютер и проектор,
презентация «Лирические миниатюры П.П.Маракулина»;
рабочие материалы (приложения).

Этапы урока
Взаимодействие учителя и учащихся

1.Оргмомент
Ученики садятся в 4 группы. На столе тексты миниатюр П.П.Маракулина.
- Я рада видеть каждого из вас!
И пусть прохлада в окна дышит,
Нам будет здесь уютно, ведь наш класс
Друг друга любит, чувствует и слышит.

2.Мотивация
Цель: подвести школьников к формулировке вопросов, к постановке проблемы.
Звучит фрагмент детской песенки «Ужасно интересно все то, что неизвестно»
- Ребята, а вам интересно познавать новое? (Ответы учащихся)
- Сегодня мы с вами будем исследователями. А кто такие исследователи?
(Ответы учащихся)
Об

educontest.net

Маракулин, Павел Павлович | Наука

Маракулин Павел Павлович (20 мая 1937, Горький - 9 января 2017, Киров) — русский поэт, прозаик, журналист. Видный представитель вятской ветви русской поэзии.

Маракулин Павел Павлович

Павел Павлович Маракулин родился 20 мая 1937 года в г. Горьком в семье рабочего автозавода. Вскоре родители переехали в Коми-республику. Окончил семилетку на станции Староверческая, Мурашинского района Кировской области. Работал в леспромхозе, учился в Кирове в ремесленном училище, работал на заводе электромонтером, посвящая вечера учебе в школе рабочей молодежи. После службы в армии вернулся на завод. Работал на телевидении, в газете. Окончил литературный институт им. Горького, где занимается в творческом семинаре известного поэта Ильи Сельвинского. В 1966 году вышла первая книга стихов «Снегири» с напутственным словом Ильи Сельвинского. В 70-е и 80-е годы книги Павла Маракулина выходят в Горьком, Москве в издательстве «Современник» («Дом под звездами»). В это же время Павел Маракулин обращается к лирической прозе (сборник «Тихая родина», посвященный миру природы и человека). В 1992 г. вышла книга о грибах «У медведя во бору», в 2007 - "За окнами Дымково".

За книгу «Дом на реке детства» Павлу Маракулину присвоена Всероссийская премия имени Николая Заболоцкого.

Книга Павла Маракулина "Васильки во ржи"

Член Союза писателей России с 1971 года.

science.wikia.org

Костина Магдалена и Ефремова София "Павел Маракулин"

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

«Средняя общеобразовательная школа с углубленным изучением отдельных предметов №52»

374015808355города Кирова

пр. Строителей, 44, Киров, 610021 т. 62-06-19, 62-25-35

Поэт Павел Маракулин

Выпонили: Костина Магдалена,

Ефремова София,

учащиеся 8 класса А

Руководитель: Колбина Ольга Викторона

Г.Киров

2017

В работе использованы материалы документального фильма ГТРК «Вятка».

Благодарим МаракулинуЛ.П., дочь поэта и Мельчакову Г.В.за помощь и предоставленные фото.

Биография

Павел Павлович Маракулин родился 20 мая 1937 года в городе Горьком в семье рабочего автозавода. Вскоре родители переехали в Коми-республику, на реку Летку. Почти нетронутая человеком природа, красота ее поразили будущего поэта на всю жизнь. Он увлекся охотой, рыбалкой.

Окончил семилетку на станции Староверческая, Мурашинского района Кировской области. Работал в леспромхозе, учился в Кирове в ремесленном училище, работал на заводе электромонтером, посвящая вечера учебе в школе рабочей молодежи. После службы в армии вернулся на завод. В это время пришло серьезное увлечение поэзией, которая и в детстве влекла к себе юного Павла Маракулина.

Большое влияние на формирование поэта оказали занятия в литературном клубе «Молодость», которым в то время руководил Владилен Иванович Кожемякин. Маракулин выступает со стихами в газете «Комсомольское племя». Ищет себя в поэзии и в жизни. Работает на телевидении, в газете, поступает в литературный институт им. Горького, где занимается в творческом семинаре известного поэта Ильи Сельвинского. Павел Павлович считал Сельвинского своим учитилем не только в литературе. А сам поэт надписал фото, сделанное на даче в Переделкино»Будущие классики».

Закончил Московский Литературный институт имени А. М. Горького.

Дружил со многими кировскими художниками, писателями и поэтами, в числе которых: Николай Поликарпов, Валерий Фокин, Татьяна Дедова, Елена Наумова, Владимиром Ситниковым и другие.

Писательская деятельность

Серьезно начал писать стихи довольно поздно. Стихи Павла Маракулина появляются в сборниках, журналах. В 1966 году вышла первая книга стихов «Снегири» с напутственным словом Сельвинского, который высоко оценивает поэтический дар поэта.

В 70-е и 80-е годы книги Павла Маракулина выходят в Горьком, Москве в издательстве «Современник» («Дом под звездами»). Поэт был принят в союз писателей России. В это же время Павел Маракулин обращается к лирической прозе (сборник «Тихая родина», посвященный миру природы и человека). В 1992 году вышла книга о грибах «У медведя во бору» и другие.

За книгу «Дом на реке детства» Павлу Маракулину присвоена Всероссийская премия Николая Заболоцкого.

В 33 года его приняли в союз писателей России (1971 г.).

Павел Маракулин писал о природе и родине, не касался политики. В последние годы много писал о нравственности («Любовь на показ»).

Всего у автора вышло 17 книг стихов и лирической прозы, 5 из которых вышли за пределами края. Печатались они в Нижнем Новгороде, Москве, Санкт-Петербурге.

Жена, Людмила Васильевна, работала в Кировском речном параходстве главным бухгалтером. Дочери: Лариса Павловна – учитель изобразительного искусства в школе №52 г.Кирова, Юлия Павловна – продавец.

Внуки: Анна, закончила Кировский педагогический институт факультет филологии, затем Московскую юридическую академию, работала юристом, в настоящее время живет в Италии;

Милена, ученица 2- класса, Федор.

Скончался Павел Павлович в феврале 2017 г. после продолжительной болезни.

Интервью с дочерью поэта Ларисой Павловной Маракулиной.

Как вы относились к его работе?

Папа работает- это была фраза, по которой строилась вся жизнь в нашем доме.

Есть ли произведения, основанные на реальных событиях его и вашей жизни?

Да, все его книги о рыбалке, охоте, о природе, его стихи - только папины личные встречи, жизненные истории, переживания.

Есть ли у вас какие-нибудь воспоминания, связанные с вашим отцом и его писательской деятельностью, которые запомнились вам лучше всех?

Практически все время: с ранней весны до поздней осени жил в деревне (деревня Лаптевы недалеко от реки Великой).

Он любил животных, всегда заботился о них. У него было две собаки Травки. «…назвав ее Травкой в честь уважения к замечательным детским рассказам Михаила Пришвина…»

Хорошо знал природу, любил охоту и рыбалку, был грибником и охотником. Но охотился только на пернатую дичь.

Считаете ли вы своего отца примером для подражания? Почему?

Конечно, так как он был очень добрым человеком по отношению к людям, к животным, к природе. Он был эрудированным человеком не только в плане литературы, но и искусства. Очень много знал о природе. Руки у него были золотые- все умел делать.

Что вы можете сказать о нем как об отце?

Сама я похожа на отца больше, чем на мать, наверное, поэтому он любил меня больше.

Его любовь к животным передалась и мне. Мы вместе с ним ухаживали за ними.

Он все прощал, всегда защищал, пытался найти объяснение любому поступку.

Детей любил больше, чем внуков. Моя дочь Аня была чуть моложе моей младшей сетры, поэтому, наверно, не воспринимал ее он как внучку. А Милена и Федя появились, когда папа был уже болен.

Папа много говорил со мной о жизни, о будущем. Когда-то я мечтала стать ветеринаром, но он отговорил. И я закончила вначале Кировское художественное училище, а потом Кировский педагогический институт филологический факультет.

Поэты и художники о Маракулине

Татьяна Дедова – художник:

«С Павлом Маракулиным мы знакомы очень давно. Я работала в газете «Комсомольское племя» в 60-ых годах. И вот тогда молодой человек приходил и приносил нам стихи в газету. А я оформляла как раз страницу журнала «Молодость». Стихи его перекликаются и перепеваются с моим настроением и с моей жизнью как-то даже. И последняя книга «Записки вятского робинзона» оформлена тоже мной»

Валерий Фокин – поэт:

«Павел Маракулин – это поэт, который слышит, как растет трава. И вот строчки из моего стихотворения, это одно из первых стихотворений, которое появилось в первой книжке, и посвящено как раз оно было Павлу Маракулину: «Я, дождю подставляя пригоршни, вдруг пойму, что живая вода в эту пору острее и горше пахнет Родиной, чем всегда». И все-таки главное как бы здесь не спорили, что важнее там проза Маракулина, стихи Маракулина, самое главное - это живая вода поэзии, которая просто исцеляет нас сегодня от наших бед, от наших невзгод».

Николай Поликарпов – художник:

«Тонко и остро чувствует природу, и ее какие-то ее колебании, ну поэтому он, наверное, и лирик. Я, например, не заметил у него ни одного политического стиха, у него нет совершенно. Вот этим он и ценен, вот этим он любезен народу».

Елена Наумова – поэт:

«Когда я вижу Павла Маракулина, я сразу как-то невольно возвращаюсь в 60-ые, 70-ые годы, то есть в то время, когда был такое поэтический взлет. И, в общем, я считаю, что у Павла Маракулина счастливая в этом плане судьба, потому что как раз в то время его поэтическая звезда на фоне Вятки даже не взошла, а как то так ярко взлетела. Я считаю, что поэтический талант Маракулина еще долго будет светить. И его книги будут читать и в нашем веке, и, конечно же, в следующем веке».

Интервью Галины Васильевны Мельчаковой.

«Мы дружили с женой Павлика, Павлв Павловича Маракулина, с детства- жили рядом. Детство голодное, военное, жили мы в поселке, за тепершним заводом ОЦМ. Люся делилась всеми секретами, и когда они познакомились, мы с сестрой первыми узнали. Он нам как-то сперва не очень понравился: рыжеватый, невидный. А потом оказалось, что он очень умный, только молчаливый. Мы, девчонки, даже завидовали Люсе, какой он заботливый и внимательный. Мы и не думали тогда, что он писателем станет, хотя, бывало, сядет в уголке и что-то пишет. И очень любил нашу бабушку слушать про ранешнюю жизнь.

Он очень многое умел делать руками, только вот машину всегда жена водила.

Вскоре они поженились, а потом и я вышла замуж. Павлик очень сошлись с моим мужем – оба были заядлые грибники и рыбаки, да и работали на одном заводе. Какую-то особую блестну, изобретенную Павликом мой муж так и называл «Пашина блестна». На нее щуки очень хорошо клевали. А потом об этой блестне мы прочитали в книжке «Записки спинингиста». Бывало поедем со старшими дочерями на рыбалку, вечером сидим у костра, а Павлик нет-нет да что-то и запишет в книжечку.

Жалко его, что болел долго. Много еще успел бы написать хороших стихов и рассказов.»

Интервью Павла Маракулина

«Детство мое было счастливым, не смотря на то, что была война. Меня окружали добрые прекрасные люди. Теперь таких людей уже нет или становится все меньше. Они были честными, почти никогда не врали, люди были великодушными, делали поступки бескорыстно и помогали друг другу».

«Я безумно любил природу. Я считаю природу посредником между богом и людьми».

«Природу я люблю больше всего на свете, и мне больно, что именно природа скоро погубит человека. Почему? Потому что он стал неудержимо ее грабить, транжирить, топтать. И она уже мстит ему за это аномалиями».

«Я считаю, что самое лучшее качество человека, какое дала ему природа, и какое можно ценить – доброта. Мы перестали ее ценить. Я считаю, что доброта присуще русскому народу и вятичам особенно».

«Они отлеживаются у меня год, потом я сам себе читаю и вижу все их недостатки. Я вылавливаю эти недостатки, и много много раз я стихи переписываю»

freedocs.xyz


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.