Стихи карла маркса


Изящная словесность Карла Маркса: ingvar_anastas — LiveJournal

Я мало встречал людей знающих, что Карл Генрихович Маркс, творец научного коммунизма, автор «Капитала», основатель I Интернационала, создатель политико-экономического движения имени себя - писал стихи.
Еще меньше я встречал тех людей, кто их читал и совсем не встречал тех, кто мог бы наизусь прочитать хотя бы одно стихотворение Маркса.

Это странно вдвойне, потому что те кому я задавал вопрос «А писал ли Маркс стихи?» волей, а чаще неволей о марксизме знали не понаслышке, ибо система советского образования начиная со школьного «обществоведения» и до вузовского курса «марксизма-ленинизма» - вещь была обязательная и освобождения от этих занятий, в отличии от физкультуры получить было нельзя.
Но, удивительный факт - кроме смутных разговоров о привидениях - «призрак бродит по Европе» [c] и куцых формул политэкономии почерпнутых из конспекта первого тома «Капитала» - «товар-деньги-товар»[c], ничего путного о поэтическом наследии Карла Маркса в ответ слышать не доводилось. Даже от гуманитариев.

Еще более удивительно, что в советские времена и на многочисленных поэтически-музыкальных ораториях - стихи Маркса не звучали тоже. Впрочем это полностью лежит на совести идеологов и кураторов советской власти и чем они руководствовались не включая его произведения в концертные программы - тайна сия, велика есть.

Карл Маркс увлекся поэзией еще на первом году обучения в Боннском университете, где он по замыслу своего отца должен был готовиться к профессии юриста. Увлечение изящной словесностью было настолько глубоко, что юный Карл даже строил различные литературные планы, перемежая их студенческими фрондерскими выходками в пивнушках, нарушениях ночной тишины города Бонна и даже дуэлями, за что однажды поплатился карцером.
Получив через год перевод в Берлинский университет Маркс с удвоенной энергией начинает заниматься поэтическим творчеством.

Именно в этот период созданы три тетради стихов под названием «Книга песен» (ч. I) и «Книга любви» (ч. I и II), которым предпослал посвящение: «Моей дорогой, вечно любимой Женни фон Вестфален».

Как вы понимаете, посвящение Карла Маркса было обращенно к Иоганне-Берте-Юлие-Женни фон Вестфален, его будущей жене и подвижнице.

Женни получила эти тетради стихов и по свидетельству Лафарга, она бережно их хранила и никому не показывала.

Вот некоторые поэтические строфы Маркса из этого цикла:

Связала нас незримо
Навеки нить одна.
Душа, судьбой гонима,
Тобой окрылена.
И что искал напрасно
Души моей порыв, -
Дает мне взор твой ясный,
Улыбкой озарив
.(1)

Или стихотворение «Человеческая гордость»:

Женни! Я могу смело сказать,
Что мы, любя, поменялись нашими душами,
Что, пылая, они бьются как одна,
Что их волны бушуют потоком.
Поэтому я с презрением бросаю перчатку
В широкое лицо мира,
И ничтожный исполин рухнет со стоном,
Но мое пламя не погаснет под его обломками.
Подобный богу, я буду расхаживать,
Победоносно ходить по царству развалин.
Каждое мое слово станет огнем и действием...
(2)

Позднее давая оценку своим любовным стихам Маркс писал:
«Для того состояния духа, в котором я тогда находился, лирическая поэзия должна была стать первой темой, - по крайней мере самой приятной и близкой».

Однако, поэтическому творчеству Карла Маркса было тесно в рамках любовной тематики и конечно же он писал стихи о жажде знаний, дерзновенных порывах души и т.д.:
Не могу я жить в покое,
Если вся душа в огне,
Не могу я жить без боя
И без бури, в полусне.

Я хочу познать искусство -
Самый лучший дар богов,
Силой разума и чувства
Охватить весь мир готов.

Так давайте в многотрудный
И в далекий путь пойдем,
Чтоб не жить нам жизнью скудной -
В прозябании пустом.

Под ярмом постыдной лени
Не влачить нам жалкий век,
В дерзновенье и в стремленье
Полновластен человек.

«Искал»
Я устремился в путь, порвав оковы.
- Куда ты? - Мир хочу найти я новый!
- Да разве мало красоты окрест?
Внизу шум волн, вверху сверканье звезд!

- Мой путь, глупец, не прочь из мирозданья;
Эфира звон и диких скал молчанье
Юдоли нам покинуть не дают;
Привет земли нас вяжет сотней пут.

Нет, должен из души моей подняться
Взыскуемый мной мир и с ней обняться, -
Чтоб океан его во мне кружил,
Чтоб свод его моим дыханьем жил!..

И я пошел, и я вернулся снова,
Неся миры, рожденные от слова;
Уж заиграл над ними солнце свет,
Но гром ударил - и миров тех нет.

«Нашел»
Что пляшет этот куст в смятеньи диком,
Что тянутся цветы с весенним ликом,
Что небо синий изгибает свод,
Что в облачной горе долина льнет?

Чуть шумными крылами воспарю я, -
Уж снова на скале лежу, тоскую;
Вперяю ль очи я в ночной простор, -
С лучом звезды не может слиться взор.

Потоки жизни, мчитесь чрез пороги,
Ломайте все препоны на дороге,
Свободой золотой опьянены;
О, хаоса безумные сыны!

И снова взор мой полетел, как птица,
Чтобы блаженно, наконец, забыться;
Зачем, зачем ему миров искать,
Когда в тебе он может мир обнять?(3)

Как видно даже из такого небольшого количества приведенных стихотворений Маркса, его творчество охватывало широкий спектр чувств, переживаний и мыслей. Возможно, если бы он продолжал бы заниматься стихосложением, немецкая литература получила бы автора уровнем не уступающего таланту поэта Марселя Гервега, о творчестве которого сам Маркс писал следующее: «Гервег - гений и имеет перед собой великое будущее».(4)

Но неумолимая судьба внесла свои суровые коррективы в жизнь Карла Маркса: в 1837 от огорчения по поводу болезни Женни и собственной сложной духовной работы, от грызущей досады Карл заболел, сжег все свои стихи, наброски новелл и прочее, и вынужден был уехать для поправки пошатнувшегося здоровья на некоторое время за город. С этого момента Карл Маркс забросил занятия литературой и стихов больше не писал. Главными предметами занятий Маркса делаются юриспруденция и философия. А позднее - и экономика.

Ну и чтобы закрыть тему поэтического творчества Карла Генриховича Маркса одно, небольшое стихотворение Фридриха Энгельса (сподвижник Маркса, тоже был не чужд «прогулкам по Парнасу») о Марксе, включенным им в памфлет «Библии чудесное избавление»:
То Трира черный сын с неистовой душой.
Он не идет, - бежит, нет, катится лавиной,
Отвагой дерзостной сверкает взор орлиный,
А руки он простер взволнованно вперед,
Как бы желая вниз обрушить неба свод.
Сжимая кулаки, силач неутомимый
Все время мечется, как бесом одержимый!
(5)

= = = = = = = = =
1 - Пер. Е. Ильиной.
2 - MEGA. Bd. I, Halbband 2, S. 50.
3 - О. Румер. Избранные переводы. М., 1959, стр. 144-145.
4 - Paul Nerrlich. Arnold Ruge's Briefweshsel und Tagesbuchblatter aus den
5 - О. Корню. К. Маркс и Ф. Энгельс. Жизнь и деятельность, т. 1. М., 1959, стр. 88 Jahren 1825-1881. Berlin, 1886.

ingvar-anastas.livejournal.com

Карл Маркс – русский поэт / / Независимая газета

Сначала верил в Христа и сочинял пылкие проповеди, потом рванул в "Антихристов хилиазм"

Что мы знаем про Карла Маркса? Он первый, кто пустил «трамвай желаний» по стальным рельсам рациональной теории. Он сумел скрестить сказку социалистов-мечтателей о счастье и справедливости с жесткими экономическими формулами, позаимствованными у капиталистических практиков. Построил «Город Солнца» не на песке романтизма, а на угрюмом фундаменте «Капитала», скрепленном цементом научных максим «прибавочная стоимость», «обобществление средств производства», «товар-деньги-товар»┘ Но главным был все-таки не базис, а та искрящаяся на солнце, летящая к рваным облакам надстройка, имя которой – вера в лучший мир.

Он считал, что религия – зло, деревня – зло, нации и границы – зло, что есть реакционные народы, что колониализм целесообразен как элемент развития капитализма до гнилого упора. Эти спорные суждения представляются частностями рядом с центральной идеей всех его писаний – сделать жизнь людей справедливее. Чтобы люди жили лучше, чтобы одни не наживались на других, чтобы глобальные ценности торжествовали над алчными рефлексами.

Буквально понятый Маркс ошибся. Где мировая революция? Где апокалипсис рыночной системы? Где фатальное обнищание «европейского пролетариата»? Есть ли такой осязаемый класс среди европейцев? Ожидание волшебного торжества теорий Маркса было свойственно его апологетам, особенно русским, почти как вера во второе пришествие с часу на час ранним христианам. Но апостасийный надрыв, убежденность, что вот они – последние времена, сыграли не последнюю роль в распространении христианства. Так же на бытие человечества повлияло сознание ученого бородача. Ведь в том числе под влиянием марксовых идей, посеянных им фобий, страстных верований, сомнений мир изменился. Рыночное общество сдвинулось в сторону социальности, а едва ли не половина земли попробовала строить коммунизм. Винить Маркса в чудовищных практиках насилия не приходится, а вот пророком «социальной справедливости» назвать его можно.

Вот и получается: сложные и многомудрые теоретические доводы отпадают в архив, и трепещет нетленно и голо один нерв – романтики. Маркс впадает в детство, возвращается в юность. Был Карл поэтом. Во всех его идеях был бунт. Сначала верил в Христа и сочинял пылкие проповеди. Потом рванул в «Антихристов хилиазм», упражняясь в сатанинских стихах и выкликая духов мятежного братства наперекор «произволу Творца». Затем увлекся материализмом, добиваясь прочного общественного блага и отрицая любую мистику. Три разных Маркса. Все они – поэт.

Маркс-христианин: «Сочетание со Христом внутренне возвышает, утешает в страданиях, успокаивает и дает сердце, открытое человеческой любви. Сему великому, благородному не из-за честолюбия, не из стремления к славе, а только ради Христа!» Прямо-таки слова не потомка поколения раввинов, которым он так бросает вызов, а проповедника-златоуста.

Но – новый этап. Сатанизм как вызов самому себе. «Я утратил небо и прекрасно знаю это. Моя душа, некогда верная Богу, предопределена для ада». (Стихотворение «Бледная девочка».) Перевернутый крест – знак абсолютной жертвенности – не отбрасывается, а становится мечом абсолютного мятежа. Гибнуть – так с музыкой. «Адские испарения поднимаются и наполняют мой мозг до тех пор, пока не сойду с ума и сердце в корне не переменится. Видишь этот меч? Князь тьмы продал его мне». (Стихотворение «Скрипач».) Это самый художественно насыщенный этап в биографии Карла. Тоска по недостижимости идеала и оттого – перечеркивание людей, которых он желал любить, но которые обречены: быть неисправимыми и смертными.

Все сильнее и смелее я играю танец смерти,

И он тоже, Оуланем, Оуланем –

Это имя звучит как смерть.

Звучит, пока не замрет в жалких корчах.

Скоро я прижму вечность к моей груди,

И диким воплем изреку проклятие

всему человечеству┘

(Поэма «Оуланем»)

И, наконец, атеист. Вчерашний поэт превозмогает нигилизм. Теперь он – автор спасительной теории человеческого счастья: материя первична и ее куски могут быть справедливо поделены. Карл закрывает глаза на противоборство неведомых сущностей и выводит формулу, в которой между тем сквозит агностицизм, теплится заигрывание с тайной, звенит бодро гимн войне. «Критика неба, – пишет он, – превращается таким образом в критику земли, критика религии – в критику права, критика теологии – в критику политики». То есть он не готов говорить об «абстрактном», о небе, он воюет против «земных институтов», сращенных с эксплуататорами. Да, есть тут кокетливый агностицизм. Поэзия, которой никак нельзя без тайны┘ И бунт. Бунт против основ общества, взятого целиком.

Маркс был одержим идеальным.

Таким его полюбили у нас.

Голова поэта (кстати, гуляки и дебошира) с битниковскими гривой и бородой произрастает в самой сердцевине Москвы.

Можно вспомнить язвительное по отношению к нам стихотворение Вяземского «Русский бог», переведенное Герценом именно для Маркса.

К глупым полон благодати,

К умным беспощадно строг,

Бог всего, что есть некстати,

Вот он, вот он, русский бог.

Бог всего, что из границы,

Не к лицу, не под итог,

Бог по ужине горчицы,

Вот он, вот он, русский бог.

Бог бродяжных иноземцев,

К нам зашедших за порог,

Бог в особенности немцев,

Вот он, вот он, русский бог.

Знал ли Маркс, читая листок с этим стишком, что смотрится в историческое зеркальце?

Нам каяться не надо. В идеализме – истоки и смысл русского коммунизма, где Маркса хоть и чтили как святителя, но кровью жизни была безумная, переливающаяся солнцем, призрачная надстройка романтического братства, а не сухой экономический базис, первично было сознание сказочное, а вовсе не то трудное бытие, которое давило коленом на грудную клетку.

В этом смысле Маркс – русский. Потому что поэт.

Комментарии для элемента не найдены.

www.ng.ru

Сергей Шаргунов - Карл Маркс – русский поэт

Что мы знаем про Карла Маркса? Он первый, кто пустил «трамвай желаний» по стальным рельсам рациональной теории. Он сумел скрестить сказку социалистов-мечтателей о счастье и справедливости с жесткими экономическими формулами, позаимствованными у капиталистических практиков. Построил «Город Солнца» не на песке романтизма, а на угрюмом фундаменте «Капитала», скрепленном цементом научных максим «прибавочная стоимость», «обобществление средств производства», «товар-деньги-товар»… Но главным был все-таки не базис, а та искрящаяся на солнце, летящая к рваным облакам надстройка, имя которой – вера в лучший мир. 

Он считал, что религия – зло, деревня – зло, нации и границы – зло, что есть реакционные народы, что колониализм целесообразен как элемент развития капитализма до гнилого упора. Эти спорные суждения представляются частностями рядом с центральной идеей всех его писаний – сделать жизнь людей справедливее. Чтобы люди жили лучше, чтобы одни не наживались на других, чтобы глобальные ценности торжествовали над алчными рефлексами. 

Буквально понятый Маркс ошибся. Где мировая революция? Где апокалипсис рыночной системы? Где фатальное обнищание «европейского пролетариата»? Есть ли такой осязаемый класс среди европейцев? Ожидание волшебного торжества теорий Маркса было свойственно его апологетам, особенно русским, почти как вера во второе пришествие с часу на час ранним христианам. Но апостасийный надрыв, убежденность, что вот они – последние времена, сыграли не последнюю роль в распространении христианства. Так же на бытие человечества повлияло сознание ученого бородача. Ведь в том числе под влиянием марксовых идей, посеянных им фобий, страстных верований, сомнений мир изменился. Рыночное общество сдвинулось в сторону социальности, а едва ли не половина земли попробовала строить коммунизм. Винить Маркса в чудовищных практиках насилия не приходится, а вот пророком «социальной справедливости» назвать его можно. 

Вот и получается: сложные и многомудрые теоретические доводы отпадают в архив, и трепещет нетленно и голо один нерв – романтики. Маркс впадает в детство, возвращается в юность. Был Карл поэтом. Во всех его идеях был бунт. Сначала верил в Христа и сочинял пылкие проповеди. Потом рванул в «Антихристов хилиазм», упражняясь в сатанинских стихах и выкликая духов мятежного братства наперекор «произволу Творца». Затем увлекся материализмом, добиваясь прочного общественного блага и отрицая любую мистику. Три разных Маркса. Все они – поэт. 

Маркс-христианин: «Сочетание со Христом внутренне возвышает, утешает в страданиях, успокаивает и дает сердце, открытое человеческой любви. Сему великому, благородному не из-за честолюбия, не из стремления к славе, а только ради Христа!» Прямо-таки слова не потомка поколения раввинов, которым он так бросает вызов, а проповедника-златоуста. 

Но – новый этап. Сатанизм как вызов самому себе. «Я утратил небо и прекрасно знаю это. Моя душа, некогда верная Богу, предопределена для ада». (Стихотворение «Бледная девочка».) Перевернутый крест – знак абсолютной жертвенности – не отбрасывается, а становится мечом абсолютного мятежа. Гибнуть – так с музыкой. «Адские испарения поднимаются и наполняют мой мозг до тех пор, пока не сойду с ума и сердце в корне не переменится. Видишь этот меч? Князь тьмы продал его мне». (Стихотворение «Скрипач».) Это самый художественно насыщенный этап в биографии Карла. Тоска по недостижимости идеала и оттого – перечеркивание людей, которых он желал любить, но которые обречены: быть неисправимыми и смертными.

Все сильнее и смелее я играю танец смерти, 

И он тоже, Оуланем, Оуланем – 
Это имя звучит как смерть. 
Звучит, пока не замрет в жалких корчах. 
Скоро я прижму вечность к моей груди, 
И диким воплем изреку проклятие 
всему человечеству… 
(Поэма «Оуланем») 

И, наконец, атеист. Вчерашний поэт превозмогает нигилизм. Теперь он – автор спасительной теории человеческого счастья: материя первична и ее куски могут быть справедливо поделены. Карл закрывает глаза на противоборство неведомых сущностей и выводит формулу, в которой между тем сквозит агностицизм, теплится заигрывание с тайной, звенит бодро гимн войне. «Критика неба, – пишет он, – превращается таким образом в критику земли, критика религии – в критику права, критика теологии – в критику политики». То есть он не готов говорить об «абстрактном», о небе, он воюет против «земных институтов», сращенных с эксплуататорами. Да, есть тут кокетливый агностицизм. Поэзия, которой никак нельзя без тайны… И бунт. Бунт против основ общества, взятого целиком. 

Маркс был одержим идеальным. 

Таким его полюбили у нас. 

Голова поэта (кстати, гуляки и дебошира) с битниковскими гривой и бородой произрастает в самой сердцевине Москвы. 

Можно вспомнить язвительное по отношению к нам стихотворение Вяземского «Русский бог», переведенное Герценом именно для Маркса. 

К глупым полон благодати, 
К умным беспощадно строг, 
Бог всего, что есть некстати, 
Вот он, вот он, русский бог. 
Бог всего, что из границы, 
Не к лицу, не под итог, 
Бог по ужине горчицы, 
Вот он, вот он, русский бог. 
Бог бродяжных иноземцев, 
К нам зашедших за порог, 
Бог в особенности немцев, 
Вот он, вот он, русский бог. 

Знал ли Маркс, читая листок с этим стишком, что смотрится в историческое зеркальце? 

Нам каяться не надо. В идеализме – истоки и смысл русского коммунизма, где Маркса хоть и чтили как святителя, но кровью жизни была безумная, переливающаяся солнцем, призрачная надстройка романтического братства, а не сухой экономический базис, первично было сознание сказочное, а вовсе не то трудное бытие, которое давило коленом на грудную клетку. 

В этом смысле Маркс – русский. Потому что поэт. 
 

Обзор Nokia Lumia 930

shargunov.com

Сатанизм Карла Маркса. «Тайна» коммунизма.

Previous Entry | Next Entry



       Обратимся к биографии Маркса. Его настоящее имя – Мозес Мордехай Леви (Moses Mordechai Levi). Ради выгод общественного положения юный Мордехай Леви, несколько поколений предков которого по мужской линии были раввины, был крещён и получил имя Карл Генрих Маркс. В ранней юности Маркс стал христианином. Первая из известных нам работ Маркса называется «Единение верующих со Христом» по Евангелию от Иоанна. Мы находим в ней следующие прекрасные слова: «Сочетание со Христом состоит в самом тесном и живом общении с Ним. В том, что мы всегда имеем Его перед глазами и в сердце своём. И, проникнутые величайшей любовью к Нему, обращаем, в то же самое время, сердца наши к нашим братьям, которых Он теснее связал с нами, за которых Он также принёс Себя в жертву». Итак, Марксу было известно, по крайней мере, в юности, вследствие знакомства с христианством, каким образом люди могут братски возлюбить друг друга. Он продолжает: «Сочетание со Христом внутренне возвышает, утешает в страданиях, успокаивает и даёт сердце открытое человеческой любви. Сему великому, благородному не из-за честолюбия, не из стремления к славе, а только ради Христа!» Эти неожиданные свидетельства о юном Марксе можно обнаружить в третьей книге архива Маркса и Энгельса, изданном под редакцией Рязанова в 1927 году в СССР. Когда он окончил гимназию, в его характеристике под рубрикой «Религиозные познания» было записано: «Его знания христианского вероучения и нравоучения довольно ясны и обоснованы. И он, до известной степени, знает историю христианской Церкви».
       Вскоре, после получения этого аттестата, в его жизни происходит нечто таинственное. 
       Ещё задолго до того, как Мойша (Моисей) Гесс в 1841 году привёл его к социалистическим убеждениям, Маркс стал глубоко и страстно антирелигиозным человеком. Этот образ стал проявляться в нём ещё в студенческие годы. В одном из своих стихотв

nampuom-pycu.livejournal.com

Стихи Карла Маркса - Георгий Русанов — LiveJournal

? LiveJournal
  • Main
  • Ratings
  • Interesting
  • 🏠#ISTAYHOME
  • Disable ads
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)

      medmet77.livejournal.com

      К.Маркс-сатанист. "О, великий сатана!": takoe_nebo — LiveJournal

      Задушевные стишки Карла Маркса

      Так Бог вырвал из меня всё моё
      В проклятии и мучении судьбы
      Все миры Его невозвратимо исчезли!
      Мне не осталось ничего, кроме мести!

      Я высоко воздвигну мой престол,
      Холодной и ужасной будет его вершина.
      Основание его — суеверная дрожь,
      Церемониймейстер — сама чёрная агония.

      Кто посмотрит здоровым взором,
      Отвернётся, смертельно побледнев и онемев,
      Схваченный слепой и холодной смертностью,
      Да приготовит его радость себе могилу.

      Ибо он отбивает время и даёт знамения.
      Всё смелее и смелее я играю танец смерти.
      И они тоже: Оуланем, Оуланем!
      Это имя звучит, как смерть.

      Звучит, пока не замрёт в жалких корчах.
      Стой! Теперь я понял.
      Оно поднимается из моей души
      Ясное, как воздух, прочное, как мои кости…

      И всё же тебя, олицетворённое человечество,
      Силою моих могучих рук
      Я могу схватить и раздавить
      с яростной силой
      В то время как бездна сияет предо
      мной и тобой в темноте,
      Ты провалишься в неё, и я последую за тобой

      Смеясь и шепча на ухо:
      «Спускайся со мною, мой друг!»…
      Адские испарения поднимаются
      и наполняют мой мозг,
      Пока не сойду с ума
      и моё сердце в корне не переменится.
      Видишь этот меч?

      Князь тьмы продал его мне.
      Мир должен быть разрушен с проклятиями.
      Я сдавлю руками его упрямое бытие.
      И, обнимая меня,
      он должен безмолвно угаснуть
      И затем вниз- погрузиться в ничто,
      Совершенно исчезнуть,
      не быть, — вот это была бы жизнь…
      Слова, которые я учу,
      смешались в дьявольскую смесь.

      Так что каждый может думать,
      что ему угодно!
      С презреньем я швырну мою перчатку
      Прямо в лицо миру.

      И увижу падение пигмея – гиганта,
      Которое охладит мою ненависть.
      Тогда богоподобный и победоносный
      я буду бродить
      По руинам мира,
      И вливая в мои слова могучую силу,
      Я почувствую себя равным Творцу.

      Я утратил небо
      И прекрасно знаю это.
      Моя душа, некогда верная Богу,
      Предопределена теперь для ада.

      Мне не осталось ничего, кроме мести,
      Я высоко воздвигну мой престол,
      Холодной и ужасной будет его вершина,
      Основание его — суеверная дрожь.

      Церемониймейстер! Самая чёрная агония!
      Кто посмотрит здравым взором —
      Отвернётся, смертельно побледнев и онемев,
      Охваченный слепой и холодной смертью.

      Всё сильнее и смелее я играю танец смерти,
      И он тоже, Оуланем, Оуланем
      Это имя звучит как смерть.

      Звучит, пока не замрёт в жалких корчах.
      Скоро я прижму вечность к моей груди
      И диким воплем изреку проклятие всему человечеству.
      Мои стихи, необузданные и дерзновенные,
      Да вознесутся к тебе о, сатана, царь пира.

      Прочь с твоим краплением, священник,
      И твоим заунывным пением.
      Ибо никогда о, священник,
      Сатана не будет стоять за тобой.

      Твоё дыхание о, сатана,
      Вдохновляет мои стихи;
      Твоя молния потрясает умы.
      Сатана милостив;

      Подобно урагану,
      С распростёртыми крыльями он проносится.
      О, народы! О, великий сатана!

      ЭПИГРАФ.
      Как буду умирать я, Богам и бытию Пошлю мое проклятье. И злую боль мою.
      К. Маркс

      Во время учебы в гимназии Карл был достаточно религиозным и прекрасно разбирался в христианстве. Но уже в студенческие годы он становится резко антирелигиозным. Уже не понять мотивов и причин, но в то время когда юноши пишут о любви, у Маркса появляются следующие строки:

      Мне не осталось ничего, кроме мести,
      Я высоко воздвигну мой престол,
      Холодной и ужасной будет его вершина,
      Основание его - суеверная дрожь
      Церемониймейстер! Самая чёрная агония!
      Кто посмотрит здравым взором -
      Отвернётся, смертельно побледнев и онемев.
      Охваченный слепой и холодной смертью.
      ("Заклинания впавшего в отчаяние")

      Может показаться странным, но эти строки перекликаются с гордыней Люцифера: "Взойду на небо, выше звёзд Божиих вознесу престол мой». Исайя (гл. 14 ст. 13).
      Но если анализировать студенческие годы «гения», многое становится понятным. Так посмотрим на поэму "Оуланем», что является искажением, анаграммой Еммануил, библейского имени Иисуса Христа, означающего по-еврейски "С нами Бог". Подобные искажения имён считаются весьма эффективными в чёрной магии и сатанизме.

      Всё сильнее и смелее я играю танец смерти,
      И он тоже, Оуланем, Оуланем -
      Это имя звучит как смерть.
      Звучит, пока не замрёт в жалких корчах.
      Скоро я прижму вечность к моей груди
      И диким воплем изреку проклятие всему человечеству.

      Роберт Пэйн, биограф, пишет в своей работе "Карл Маркс": "Оуланем, вероятно, единственная драма в мире, в которой все действующие лица уверены в своей порочности и щеголяют ею как на празднике. В этой драме нет белого и чёрного. В ней всё и все обнаруживают черты характера Мефистофеля. Все участники её демоничны, порочны и обречены на гибель. Когда Маркс писал эту поэму, ему было всего лишь 18 лет. Программа его жизни уже вполне установилась. Здесь не было и речи о служении человечеству, пролетариату или социализму. Он хотел разрушить мир, хотел воздвигнуть себе престол, основанием которого были бы человеческие содрогания."

      В ранней биографии Маркса немало загадочного. Так, в письме от 10 ноября 1837 года сын пишет отцу: "Завеса спала, моя святая святых была опустошена, необходимо было поместить туда новых богов". Отец отвечал сыну 10 февраля 1838 года: "Я не настаивал на объяснении таинственного дела". Что это было за "таинственное дело"? До сих пор ни один биограф не может объяснить эти загадочные слова. В своём стихотворении "Бледная девочка" Маркс пишет: "Я утратил небо и прекрасно знаю это. Моя душа, некогда верная Богу, предопределена для ада".

      В стихотворении «Скрипач» есть такие строки: "Адские испарения поднимаются и наполняют мой мозг до тех пор, пока не сойду с ума, и сердце в корне не переменится. Видишь этот меч? Князь тьмы продал его мне". Надо знать, что в ритуалах высшего посвящения в сатанинский культ, кандидату подается меч, как символ силы и успеха.

      Сын Маркса, Эдгар называл отца в письмах: "Мой милый дьявол". Странное обращение к отцу. Жена обращалась к нему со словами: "...о, верховный жрец и владыка души..." Кого называли верховным жрецом?!

      В коммунистическом манифесте написано: "Вставай, проклятьем заклейменный!". Библия разъясняет, кто же на самом деле заклеймен: "И сказал Господь Бог змею: за то, что ты сделал это, проклят ты"... (Быт.3:14). "После прихода к власти нас станут считать чудовищами, на что нам, конечно, наплевать". И в продолжение этой своей мысли именно Маркс, а не Ленин впервые выразил отношение к терроризму, как государственной стратегии: "Сократить, упростить и концентрировать кровожадную агонию старого общества и кровавые муки родов нового общества может только одно средство – революционный терроризм".

      Так где же мистика? Ну – веровал в Сатану, каких сволочей земля не носит? А мистика вот в чем. Пару строк из биографии злого гения.

      В пору когда Карл уже был обручен с Жени (старше его на 4 года), он увлекся поэтессой Беттиной фон Арним, по возрасту годящейся ему в матери. Жени страшно страдала. Тем не менее в 1843 г. они все-таки сочетались браком. Через год родилась первая дочь, которую не потеряли чудом. Всего у Маркса было семеро детей и еще один – от служанки, по сути – подруги их дома. Пережили же – четверых, при чем последнему сыну не успели даже дать имени. Через два года после смерти жены скончалась старшая дочь Маркса. Его дочь Элеонора покончила с собой в 1898 году, дочь Лаура и зять Поль Лафарг – в 1911-м. Почему?

      В своих письмах Маркс часто отзывался о своих родителях, родственниках, соратниках и обо всем человечестве крайне цинично и негативно (сволочи, долбаные, ослы, болваны, собаки и тому подобное). Не сильно вяжется с образом спасителя человечества. Отдельная тема – его отношение к заработку, деньгам и халяве. Практически не работающий, в долгах... почти алкоголик. Любящий всех людей Маркс - это миф, планомерно и тщательно созданный уже после его смерти. Как, впрочем – и Ленин. И не было дела до пролетариата, цель была иной - выкинуть саму идею Бога. ЛЮБОЙ ценой. Георг Юнг, друг Маркса тех лет, формулирует ту же мысль в письме к Арнольду Ругге от 18 сентября 1841 года: "Маркс непременно прогонит Бога с Небес".

      14 марта 1883 года он просто тихо заснет в кресле. На кладбище Хайгейт в Лондоне он лежит рядом с Женни и Еленой Демут, упомянутой служанкой. Хоронить же пришли всего несколько человек…

      takoe-nebo.livejournal.com

      В своих стихах Карл Маркс преподносил себя как Люцифера

      Карл Маркс, как известно, родился в Трире, почтенном городе Рейнской Пруссии, в 1818 году, в семье выдающегося юриста и внука раввина. Если быть точным, оба родителя Маркса являлись потомками раввинов. Отец Маркса, Генрих либеральный рационалист не испытывал какого-либо особого беспокойства по поводу своего вынужденного перехода к официальному лютеранству в 1816 году. Что мало известно публике о Марксе, так это то, что сначала после крещения Карл являлся образцом христианина. Но вот позже...

      Позже, как говорится во втором томе в десятой главе  "An Austrian Perspective on the History of Economic Thought" (1995) Мюррея Н. Ротбарда, в своем эссе «Размышления юноши о выборе профессии» Маркс выразил беспокойство по поводу своего собственного «демона амбиций», который побуждал его «вторгнуться в Божественное и проклясть человечество».

      Уже после поступления сначала в Боннский университет, а затем в новый престижный Берлинский университет, где он изучал право, Маркс окончательно перешел в воинствующий атеизм, переключился на философию и вступил в Doktorklub(левые) гегельянцев. Переход Маркса к воинствующему атеизму быстро привел в действие демона амбиций, о которых ранее писал сам Маркс. 

      Особенно откровенными в то время были сборники стихов Маркса, большинство из которых к сожалению утеряно. Однако, некоторые из них известны и много о чем свидетельствуют. Так, в своем стихотворении «Чувства», посвященном его любимой в детстве девочке, которая впоследствии стала его женой, Дженни фон Вестфален, Маркс выразил и свою манию величия и жажду разрушения:

      Небеса, я бы понял,
      я бы нарисовал мир для меня;
      Живя и ненавидя, я намерен, чтобы моя звезда сияла еще ярче...

      <...>

      ... Миры, которые я бы разрушил навсегда, только потому, что я сам не могу создать мир;
      Так как мой звонок они не замечают никогда ...

      Как видим, Маркс уже в довольно юном возрасте стал демонстрировать в своем нутре классическую причину, по которой сатана ненавидит и восстает против Бога. В другом стихотворении, которое также приводится Мюрреей Н. Ротбардом в том же "An Austrian Perspective on the History of Economic Thought" (1995), Маркс пишет о своем триумфе после того, как он разрушит сотворенный Богом мир:

      Тогда я смогу победоносно пройти,
      Как бог, по руинам их царства.
      Каждое мое слово - это огонь и действие.
      Моя грудь равна груди у Создателя.

      Интересно еще одно стихотворение Маркса ,который до сих пор остается идолом многих жителей планеты, «Вызов в отчаянии»:

      Я возведу свой престол высоко над головой,
      Холодной и грандиозной будет его вершина.
      Его защита - суеверный страх
      Для его маршала - самая черная агония. 

      Однако, тема сатаны наиболее четко изложена Карлом в книге «Скрипач», посвященной его отцу:

      Видишь этот меч?
      Принц тьмы
      Продал это мне.

      А также:

      С сатаной я заключил сделку,
      он выбил знаки, выбил время для меня,
      я же быстро и свободно играю марш смерти.

      Но особенно поучительна и показательна его длинная, незаконченная поэтическая драма его юношеского периода «Оуланем, трагедия». В ходе этой драмы его герой, Оуланем, произносит замечательный монолог, изливая длительную инвективу, ненависть к миру и человечеству, ненависть к творчеству, угрозу и видение полного разрушения мира:

      ... Я буду выкрикивать страшные проклятия человечеству:

      Ха! Вечность! Оно - вечное горе ...
      Мы сами являемся часовым механизмом, слепым механическим,
      Созданным, чтобы быть нечестивыми календарями Времени и Пространства,
      Не имеющие цели, кроме как случиться тому, чтобы быть разрушенным,

      Так что, что-то должно быть разрушено ...
      Если есть кто-то, кто поглотит,
      я сам прыгну в него, и я доведу мир до руин
      Мир, который утопает между мной и Бездной,
      я разобью его на куски своими мощными проклятиями.
      Я обниму его суровую реальность:

      обняв меня, мир тупо исчезнет,
      а затем погрузится в полное небытие,
      погибнет и перестанет существовать - это будет действо!

      Что важно и очень похоже на правду, пастор Вурмбранд указывает, что Оуланем - это анаграмма Эммануила, библейского имени Иисуса, и что такие обращения святых имен являются стандартной практикой в ​​сатанинских культах. 

      Как отмечает историк, философ  Мюррей Н. Ротбард, эти стихи как ничто раскрывают дух, которым творил Маркс и то, куда он хотел бы завести человечество. Что примечательно, в отличие от не воинственного почитания разнообразия, которое выражает простое неверие в существование Бога, воинствующий атеизм Маркса, похоже, демонстрирует не неверие в существование Бога, а ненависть к нему и желания Маркса вести войну на Его уничтожение в умах, сердцах людей. 

      Примерно такой же дух разрушения отчетливо проявился в ответе воинствующего атеиста Бакунина на знаменитое протеистское замечание деистического Вольтера: «Если бы Бога не существовало, то было бы необходимо создать Его». На что Бакунин ответил в стиле Маркса: «Если бы Бог существовал, то было бы необходимо уничтожить Его». 

      Создается впечатление, что именно эта ненависть к Богу как создателю, более великому, чем он сам, и к Человечеству, как к творению его, по-видимому, вдохновила Карла Маркса на написание капитала, который, по видимому, должен был бы стать отправной точкой реализации его стихов. 

      Приведенные отрывки стихов были написаны в 1836 и 1837 годах, когда он только-только перебрался в Берлине. Два стихотворения были опубликованы в Берлинском Атенеуме в 1841 году.  Полный переведенный текст Оуланема см. в статье Роберта Пейна «Неизвестный Карл Маркс» (Нью-Йорк: издательство New York University Press, 1971), стр. 81–3, и Брюс Мазлиш "Смысл Карла Маркса" (Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета, 1984). 

      Малюта

      cont.ws


      Смотрите также



    © 2011-
    www.mirstiha.ru
    Карта сайта, XML.