Стихи хозяину от рабыни


Стихи на Тему

Ах, зачем я торопилась,
Слишком быстро шла!
Ненароком оступилась -
Чашка вдребезги разбилась,
Кофе разлила.

Ну а как, судите сами,
Мелко семеня,
Мне управиться с делами,
Если скованы цепями
Ноги у меня?!

Провинилась, поспешила,
Лишь потом поняв,
Как жестоко согрешила
И ошибку совершила,
Голову подняв.

Вижу - сердце замирает -
Мастера глаза.
Будто вспышка ослепляет,
И пощёчина швыряет
Голову назад!

«Шлюха! Сука! На колени!!!» -
Падаю под стол,
На холодные ступени,
Кандалами при паденьи
Грохочу об пол.

В голове гудит, как в домне,
Вся щека горит,
Даже имени не помню,
Даже не расслышу, что мне
Мастер говорит.

Впрочем, разве это тайна?
Тоже мне, секрет.
Я нарушила случайно
(А быть может - не случайно)
Основной запрет.

Я невольница, рабыня,
Мне нельзя смотреть
Так в упор на Господина -
Это дерзость и гордыня.
Наказанье - плеть.

Тянет цепь неумолимо
Мастера рука,
Горло давит нестрепимо,
Хорошо, что у рабыни
Нету кадыка.

Я хриплю, слюну глотаю,
Что-то говорю,
О пощаде умоляю,
А сама как свечка таю
И уже горю!

Сердце бьётся как с похмелья,
Тошнота и страх,
Давят стены подземелья,
Цепи тяжким ожерельем
Виснут на руках.

Плачу (это разрешают),
Больно - просто жуть.
Слёзы не пересыхают,
Из разбитых губ стекают
Капельки на грудь.

На губах алеет ранка,
Фартучек в крови.
Я одета как служанка -
Маленькая каторжанка,
Пленница любви.

Кроме тех стальных браслетов
Я облачена
В платье горничной с корсетом,
Очень тесным, но при этом
Грудь обнажена.

Моя юбка из резины
Быстро вверх скользит,
Ножки, бёдра и ложбину,
Попку и нагую спину
Ветер холодит.

Обнажились ягодицы,
Слышу тонкий свист;
Тело Мастера боится -
Это свищет злая вица
Или даже хлыст!

Что за боль!!! Навек запомнишь,
Девка-егоза:
Раз ты правил знать не хочешь,
Вот тебе за то, что смотришь
Мастеру в глаза!

Пять ударов! Двадцать, тридцать!
Продолжает бить!
Мне пора со счёта сбиться,
Плачу, вою как волчица
И молю простить.

Я наказана за дело,
Нечего сказать:
Если я в лицо глядела,
Значит, мне опять влетело
За Его глаза!

После очередь шнуровки:
Целых два часа
В позе я лежу неловкой,
Крепко связана верёвкой,
Словно колбаса.

Руки-ноги на растяжках -
Не пошевельнуть,
От кнута рубцы на ляжках,
Черепки разбитой чашки
Искололи грудь.

Сколько ждать? Меня накажут,
Если обернусь!!!
Или он не хочет даже?..
Он же видит - я в бондаже!
Я сейчас свихнусь!!!

Ёрзаю, как на иголках,
Кандалы звенят,
На глаза упала чёлка,
Из моей любовной щёлки -
Целый водопад.

Выпори меня, мой Мастер -
И возьми, возьми!
Бей меня - в твоей я власти,
Разорви меня на части,
Только не гони!

Неподвижность - вот мученье,
Как ни посмотри.
Но какое наслажденье
Ощущать Его движенье
У себя внутри!

Улетаю из подвала
Прямо в небеса.
Мало мне попало, мало! -
Я сегодня увидала
Мастера глаза!..

Вам покажется кошмаром
Эта жизнь моя.
Трудно быть живым товаром,
Но судьбу свою недаром
Выбирала я.

Ночь как чёрная воронка -
Снова становлюсь
Глупой маленькой девчонкой,
Перепуганным ребёнком,
И всего боюсь.

Рвусь, кричу, срываю платье,
И вот так всегда:
Не могу себя унять я -
Вот оно, моё проклятье
И моя беда!

Вот по этой-то причине
Мне наверняка
Так нужна, необходима
Каторжная дисциплина,
И Его рука.

Только так, а не иначе,
Я могу с собой
Справиться, а это значит,
Мне удел такой назначен -
Вечно быть рабой.

Жить в цепях и на коленях,
Битой, как коза,
Исполнять Его веленья,
Чтобы улучить мгновенье
Заглянуть в глаза…

В голове засела прочно
Мысль: а может быть,
В следующий раз нарочно
Как сегодня, также точно,
Что-нибудь разбить?

Я без сил валюсь на ложе -
Кончилась гроза...
За любовь плачу всё строже,
Но какие - боже, боже! -
У Него глаза!

 

erogen.club

РАБЫНЯ - Прощение - Стихи - Христианские стихи, свидетельства, игры, сценкы, пожеланния

Скопленье шумное народа.
Печать греха тех тёмных дней.
Для рабства здесь царит свобода:
Здесь продают живых людей.

Вот на открытом возвышенье
Теснится горсточка рабов.
Представлены на обозренье
Десяток, с небольшим, голов.

В глазах одна лишь безнадёжность,
Боль, горечь, ненависть, тоска.
И лишь одна для них возможность:
Быть проданными с молотка.

Подходят к ним те, кто для дела
Купить рабов желают тех.
И смотрят в рот: все ль зубы целы?
И мышцы щупают у всех.

Их за людей уж не считают,
Ведь лишены они всех прав.
Для мира каждый представляет
Дешёвый ходовой товар.

И вот средь тех рабов, в сторонке,
Томится девушка одна.
Глаза светлы, стан стройный, тонкий.
Она красива, молода

И всякий муж, что к ней подходит,
Желает лишь её купить,
Но сверхвысокою находит
Цену, чтоб сразу ж заплатить.

Как вдруг один, приняв решенье,
К столу продажи сам идёт.
Без колебанья и сомненья
Свои он деньги отдаёт.

Берёт он девушку за руку,
Чтоб в дом свой, бедную, вести.
В её глазах страданье, мука:
Как униженье то снести?

Она на шаг вдруг отступает,
В лицо хозяина плюёт,
И в страхе жутком ожидает,
Что он сейчас её побьёт.

Никто рабу не пожалеет…
Но, что же это? Может сон?
Она глазам своим не верит:
С улыбкой нежной смотрит он.

И ничего не понимая,
В смятенье перед ним стоит,
Недоумённо лишь гадая:
О чём же взгляд тот говорит?

«Я полюбил тебя рабыней, –
Вдруг слышит нежные слова, –
И выкупил, чтоб ты отныне
Душою вольною была.

Ты можешь жизнь избрать любую.
Я силой не держу тебя.
И всё ж, в любви своей прошу я:
Женою стань ты для меня,

Войди в мой дом, будь госпожою.
Я дам тебе рабынь других.
Все двери пред тобой открою,
Сокровищ горы дам своих».

О, раньше слов таких не знала.
Они огнём её прожгли.
Она к ногам его упала,
И слёзы градом потекли.

«Я буду для тебя отныне, –
Воскликнула благодаря, –
Всегда покорною рабыней,
Служанкой буду для тебя.

Служить тебе я верно буду,
Слезами ноги умывать.
И никогда я не забуду,
Что ты не дал душе страдать».

И я, когда-то, в мире этом
Так продавалась с молотка.
Была, и то не есть секретом,
Рабыней смерти и греха.

Но в этот мир, во зле лежащем,
Иисус, Спаситель мой, пришёл.
Меня, от ужасов дрожащей,
Здесь погибающей нашёл.

Он протянул в объятьях руки,
Гвоздём пробитые Свои.
«Я выкупил тебя от муки, –
Сказал Он тихо. – О, приди!

Приди ко Мне, Моя родная.
Стань Мне невестою, прошу.
Знай: ты совсем Мне не чужая,
Ведь в сердце Я тебя ношу.

Я от греха тебя омою,
На помощь Сам к тебе приду,
Своей любовью горе скрою,
Рукою отведу беду.

Тебе отдам Свои богатства,
Дары чудесные Мои.
Ты больше не познаешь рабства,
О, только лишь ко Мне приди!»

Мой Господин, Спаситель, где те
Слова горячие найти,
Чтоб я смогла Тебе ответить,
Прийти на зов Твоей любви?

Распорядись моей судьбою,
Тебе покорной буду я.
Согласна верною рабою
Навеки быть я для Тебя!

days4god.com

Стихи про рабство

Рабыня (прочти, не пожалеешь)

Скопленье шумное народа.
Печать греха тех тёмных дней.
Для рабства здесь царит свобода:
Здесь продают живых людей.

Вот на открытом возвышенье
Теснится горсточка рабов.
Представлены на обозренье
Десяток, с небольшим, голов.

В глазах одна лишь безнадёжность,
Боль, горечь, ненависть, тоска.
И лишь одна для них возможность:
Быть проданными с молотка.

Подходят к ним те, кто для дела
Купить рабов желают тех.
И смотрят в рот: все ль зубы целы?
И мышцы щупают у всех.

Их за людей уж не считают,
Ведь лишены они всех прав.
Для мира каждый представляет
Дешёвый ходовой товар.

И вот средь тех рабов, в сторонке,
Томится девушка одна.
Глаза светлы, стан стройный, тонкий.
Она красива, молода

И всякий муж, что к ней подходит,
Желает лишь её купить,
Но сверхвысокою находит
Цену, чтоб сразу ж заплатить.

Как вдруг один, приняв решенье,
К столу продажи сам идёт.
Без колебанья и сомненья
Свои он деньги отдаёт.

Берёт он девушку за руку,
Чтоб в дом свой, бедную, вести.
В её глазах страданье, мука:
Как униженье то снести?

Она на шаг вдруг отступает,
В лицо хозяина плюёт,
И в страхе жутком ожидает,
Что он сейчас её побьёт.

Никто рабу не пожалеет…
Но, что же это? Может сон?
Она глазам своим не верит:
С улыбкой нежной смотрит он.

И ничего не понимая,
В смятенье перед ним стоит,
Недоумённо лишь гадая:
О чём же взгляд тот говорит?

«Я полюбил тебя рабыней, –
Вдруг слышит нежные слова, –
И выкупил, чтоб ты отныне
Душою вольною была.

Ты можешь жизнь избрать любую.
Я силой не держу тебя.
И всё ж, в любви своей прошу я:
Женою стань ты для меня,

Войди в мой дом, будь госпожою.
Я дам тебе рабынь других.
Все двери пред тобой открою,
Сокровищ горы дам своих».

О, раньше слов таких не знала.
Они огнём её прожгли.
Она к ногам его упала,
И слёзы градом потекли.

«Я буду для тебя отныне, –
Воскликнула благодаря, –
Всегда покорною рабыней,
Служанкой буду для тебя.

Служить тебе я верно буду,
Слезами ноги умывать.
И никогда я не забуду,
Что ты не дал душе страдать».

И я, когда-то, в мире этом
Так продавалась с молотка.
Была, и то не есть секретом,
Рабыней смерти и греха.

Но в этот мир, во зле лежащем,
Иисус, Спаситель мой, пришёл.
Меня, от ужасов дрожащей,
Здесь погибающей нашёл.

Он протянул в объятьях руки,
Гвоздём пробитые Свои.
«Я выкупил тебя от муки, –
Сказал Он тихо. – О, приди!

Приди ко Мне, Моя родная.
Стань Мне невестою, прошу.
Знай: ты совсем Мне не чужая,
Ведь в сердце Я тебя ношу.

Я от греха тебя омою,
На помощь Сам к тебе приду,
Своей любовью горе скрою,
Рукою отведу беду.

Тебе отдам Свои богатства,
Дары чудесные Мои.
Ты больше не познаешь рабства,
О, только лишь ко Мне приди!»

Мой Господин, Спаситель, где те
Слова горячие найти,
Чтоб я смогла Тебе ответить,
Прийти на зов Твоей любви?

Распорядись моей судьбою,
Тебе покорной буду я.
Согласна верною рабою
Навеки быть я для Тебя.

millionstatusov.ru

Фемдом-поэзия

Re: А есть на сайте верхние или нижние в Фемдоме?

ИСПЫТАНИЕ СЛЕЗАМИ

«Прекрасная Леди, я к Вашим ногам
Кладу свои душу и тело.
Простите, служить мне хотелось бы Вам…
Я знаю, что слишком уж смело

Прошу Вас о милости я неземной,
Без Вас я безумно страдаю.
Пожалуйста, будьте моей Госпожой,
Возьмите рабом, умоляю».

Ты хочешь моим быть… Ты истинный раб?
Ваниль не скрываешь словами?
И годен ли к службе, не будешь ли слаб…
Тебя испытаю… слезами.

…Посмотрим, ты сможешь ли горничной быть?..
Ухаживать нежно за мною,
Понятие «я» - навсегда позабыть,
Быть занятым лишь Госпожою…

Быстрей, шевелись! У тебя много дел,
И мне угодить очень сложно.
Но если ты будешь и быстр, и умел –
То всё-таки это возможно…

Оденешься в туфельки на каблуках,
Передник… Улучшим природу:
По морде шлепки – разрумянят слегка,
По заду – ускорят работу.

У горничной новой так много забот,
Но всё же справляется с ними…
А что на плечах и на лбу – это пот?
«Усталости слёзы, Богиня».

…Так, гордость свою ты сумеешь прогнать?
Развей же пустые сомненья:
Ты будешь ли полною ложкой глотать
Из рук Госпожи униженья?..

Под ноги мне, тварь! И своим языком -
Лизать их, и чти эту милость!
И если твой член придавлю каблучком –
Терпи! И чтоб Леди смягчилась -

Под шпилькой моей, едва смея стонать, -
Униженно просишь пощады,
И ждёшь разрешенья её целовать,
Как невероятной награды…

Пинки и пощёчины… То ль ещё ждёт…
И будущий плен - беспросветней.
Что это, ты плачешь? «Нет, это течёт
Гордыня слезою последней…».

…Вот вкручено - видишь? - кольцо в потолке,
И цепи висят, словно змеи,
И плеть в моей маленькой белой руке
Вопьётся в тебя, не жалея…

Пора… Обнажён и беспомощен так:
Прикован, глаза - под повязкой,
А нервы – струна, и не можешь никак
Слюны проглотить, слишком вязкой…

О, миг ожидания! – вечность сама…
И – бездна открылась… И длиться
Паденье твоё будет долго, пока
Страданьем смогу я напиться.

Ты в пламени боли… Его остудить
Не смогут ни лёд, ни морозы.
По телу скользит, словно тонкая нить,
Не кровь – это алые слёзы…

Ты всё ещё хочешь моим быть рабом?
Не страшно? «О, нет - доверяю
Я Вам, Госпожа, безраздельно, во всём.
Возьмите меня, умоляю!»

Тогда… Ожиданья ты смог оправдать,
Служи мне и в этом: отныне
Ты будешь солёные слёзы искать
Губами меж ножек Богини,

И жажду свою утолишь ты со мной…
Игрушкой ты станешь моею,
Зальёшь наслаждений горячей волной:
Я тело и душу согрею

Любовью твоей, лёгкой нежностью рук,
И губ твоих страстью и пылом,
И мигом, когда всё исчезнет вокруг
Во взрыве безумно-счастливом…

Служеньем - во всём - ты меня ублажишь…
Но будь же предельно опаслив
К моим недовольствам!… Ну, что ты молчишь,
МОЙ РАБ, отвечай мне. - «Я СЧАСТЛИВ!»

ИСПЫТАНИЕ СЛЕЗАМИ

«Прекрасная Леди, я к Вашим ногам
Кладу свои душу и тело.
Простите, служить мне хотелось бы Вам…
Я знаю, что слишком уж смело

Прошу Вас о милости я неземной,
Без Вас я безумно страдаю.
Пожалуйста, будьте моей Госпожой,
Возьмите рабом, умоляю».

Ты хочешь моим быть… Ты истинный раб?
Ваниль не скрываешь словами?
И годен ли к службе, не будешь ли слаб…
Тебя испытаю… слезами.

…Посмотрим, ты сможешь ли горничной быть?..
Ухаживать нежно за мною,
Понятие «я» - навсегда позабыть,
Быть занятым лишь Госпожою…

Быстрей, шевелись! У тебя много дел,
И мне угодить очень сложно.
Но если ты будешь и быстр, и умел –
То всё-таки это возможно…

Оденешься в туфельки на каблуках,
Передник… Улучшим природу:
По морде шлепки – разрумянят слегка,
По заду – ускорят работу.

У горничной новой так много забот,
Но всё же справляется с ними…
А что на плечах и на лбу – это пот?
«Усталости слёзы, Богиня».

…Так, гордость свою ты сумеешь прогнать?
Развей же пустые сомненья:
Ты будешь ли полною ложкой глотать
Из рук Госпожи униженья?..

Под ноги мне, тварь! И своим языком -
Лизать их, и чти эту милость!
И если твой член придавлю каблучком –
Терпи! И чтоб Леди смягчилась -

Под шпилькой моей, едва смея стонать, -
Униженно просишь пощады,
И ждёшь разрешенья её целовать,
Как невероятной награды…

Пинки и пощёчины… То ль ещё ждёт…
И будущий плен - беспросветней.
Что это, ты плачешь? «Нет, это течёт
Гордыня слезою последней…».

…Вот вкручено - видишь? - кольцо в потолке,
И цепи висят, словно змеи,
И плеть в моей маленькой белой руке
Вопьётся в тебя, не жалея…

Пора… Обнажён и беспомощен так:
Прикован, глаза - под повязкой,
А нервы – струна, и не можешь никак
Слюны проглотить, слишком вязкой…

О, миг ожидания! – вечность сама…
И – бездна открылась… И длиться
Паденье твоё будет долго, пока
Страданьем смогу я напиться.

Ты в пламени боли… Его остудить
Не смогут ни лёд, ни морозы.
По телу скользит, словно тонкая нить,
Не кровь – это алые слёзы…

Ты всё ещё хочешь моим быть рабом?
Не страшно? «О, нет - доверяю
Я Вам, Госпожа, безраздельно, во всём.
Возьмите меня, умоляю!»

Тогда… Ожиданья ты смог оправдать,
Служи мне и в этом: отныне
Ты будешь солёные слёзы искать
Губами меж ножек Богини,

И жажду свою утолишь ты со мной…
Игрушкой ты станешь моею,
Зальёшь наслаждений горячей волной:
Я тело и душу согрею

Любовью твоей, лёгкой нежностью рук,
И губ твоих страстью и пылом,
И мигом, когда всё исчезнет вокруг
Во взрыве безумно-счастливом…

Служеньем - во всём - ты меня ублажишь…
Но будь же предельно опаслив
К моим недовольствам!… Ну, что ты молчишь,
МОЙ РАБ, отвечай мне. - «Я СЧАСТЛИВ!»

 

erogen.club

Настоящая рабыня. Часть первая: Трудный день: gjlsdldf — LiveJournal

Настоящая рабыня. Часть первая: Трудный день

Золотой дождь Подчинение и унижение Странности Экзекуция

Спала я голышом. Маленький будильник жужжал над ухом, я сквозь сон выключила его. Большие настенные часы показывали пять утра. Лежа на подстилке в коридоре, я несколько раз моргнула, прогоняя остатки сна. Мне следовало привести себя в порядок и заниматься уборкой, готовкой и прочими обязанностями домашней рабыни, пока не проснется Хозяин.

Первым делом я проскользнула в туалет. Все тело саднило от вчерашней порки, так что неприятные ощущения от душа мне были обеспечены. Впрочем начинала я с клизмы. К этому невозможно привыкнуть, но ощущения от теплой воды, распирающей внутренности и удовольствие от исторжения — были непередаваемыми. После промывания я отправилась в ванную, следовало сбрить малейшие намеки на волосы по всему телу.

Лысая голова смотрела на меня из зеркала. Я улыбнулась себе — никто из предыдущих Хозяев не унижал меня таким образом. Но, так или иначе и с этой процедурой было покончено.

Следом за этим я приняла душ, как следует используя душистые гели.

Неуклонным атрибутом был фаллос в моей заднице. Он также являлся плетью для наказаний, которая всегда была вместе со мной. Так что из моей попки всегда торчал хвостик.

Ну и конечно же ошейник. Я не снимала его с тех пор, как Игорь одел его в первый же день. Черной кожи, с металлическими колечками и цепочкой, которая также охватывала мою шею, словно шарф.

Я принялась за уборку. Спустя два часа работы, я перешла к завтраку, с которым управилась быстро. Я приготовила для Хозяина кофе и два небольших, но аппетитных сандвича. Для себя же еще позавчера была сварена каша, она стояла в холодильнике, дожидаясь, пока мне разрешат поесть. Предстояло разбудить моего Хозяина..

Перед спальней я опустилась на четвереньки и поползла по полу. Игорь еще спал. Я оттянула зубами часть одеяла, освобождая при этом ступни Хозяина. А затем начала ласково лизать и посасывать пальцы.

— Пойдем-ка в туалет. — Сказал мне Игорь сонным голосом.

Я сразу догадалась, что Хозяин будет мочиться мне в рот. Игорь оказался большим любителем этого дела, а я была превосходной туалетной рабыней.

Интересно, а будет ли Игорь использовать меня для более крупных дел? Или он обходится только золотым дождем? Я думала об этом пока ползла за своим Хозяином.

Немного пососав, я крепче обхватила его член и ласково гладила его языком. Прошло несколько секунд и толстая струя ударила по небу. Соленая, горькая и довольно неприятная на вкус. Стараясь быстро глотать, я издавала булькающие звуки, иногда морщась. Игорь мочил до неприличия долго. Похоже, если бы не я, то он и сам проснулся бы совсем скоро.

Так или иначе, струя иссякла, все было проглочено. Еще некоторое время я «мыла» его член, чувствуя тяжесть в животе.

— Благодарю вас Хозяин. — Вежливо сказала я, преданно смотря на Игоря.

— Это еще не все моя милая. — Сказал он.

Сам Хозяин уселся на унитаз. Вслед за этим посыпались пощечины. Обычное по сути дело — Хозяин в первый же день дал понять, что будет лупить меня много и часто. Что не могло не вызывать у меня чувство извращенного возбуждения.

Хозяин сделал свое дело, никуда не спеша. Я наслаждалась запахами и звуками, которые выдавал кишечник Игоря. Привыкшая к таким шалостям, я осталась невозмутимой. Ведь я рабыня, а значит ничем не отличаюсь от того же унитаза. Должна признаться, я все ждала, когда же Игорь использует меня именно как унитаз.

Мне пришлось мыть Хозяину попу — естественно языком. Приказ был выполнен безукоризненно и в награду я получила еще джину пощечин.

Пока Хозяин принимал душ, я стояла на коленях в метре от него, держа на вытянутых руках полотенце. А в моей пизде жужжал вибратор, доставляя мне огромное удовольствие. (Специально для — ) Но кончить я не имела права. Пока Игорь чистил зубы и брился, я вся покраснела, постанывала и неимоверно желала оргазма. Стараясь поглубже сесть на вибрирующую игрушку, что бы испытать боль и облегчить желание, я все же выдержала утреннее испытание.

Во время его трапезы, я делала ему горловой минет. Медленно, я заглатывала его член (стоит сказать что я, привыкшая ко всяким размерам была приятно удивлена, ведь у Игоря он был огромен) стараясь кончиком языка ласкать яички. Сидя под столом, я стиснула руки за спиной. Хоть они и не были связаны, но привычка давало о себе знать. Работая исключительно ртом, я старалась не лишком сильно раззадорить Хозяина, ведь он не любил кончать с утра.

Когда с его завтраком было закончено, он разрешил позавтракать и мне. Я достала холодный котелок, разогрела безвкусную кашу и плюхнула несколько ложек в миску.

Пока я завтракала, жадно глотая безвкусную жижу, Хозяин собрался. Я не знала куда он идет, но Игорь поставил меня в известность.

— Я буду через несколько часов. Что бы вся квартира была в идеальном состоянии, приготовь легкие закуски и приведи себя в порядок.

— Да мой Хозяин. — С интересом ответила я. Похоже что у Игоря будут гости. А это означала для меня множество новых пыток. Впрочем квартира и так блестела, и я не знала чем мне предстоит себя занять.

— К нам на пару дней приедет погостить моя подруга, Инна, для тебя Госпожа, не подведи меня.

— Я буду самой лучшей рабыней, мой Хозяин!

— Как закончишь с уборкой, одень свой костюм...

Через несколько часов.

Я терпеливо ждала в коридоре, стоя на коленях. На мне был костюм из латекса, в попе неизменный «хвостик», а моя промежность была мокрой от возбуждения.

Наконец послышался звук открываемой двери.

— Проходи дорогая. И Знакомься, это моя новая рабыня. — Сказал мой Хозяин.

— Как мило. Я с нетерпением воспользуюсь ею!

— Конечно Инночка.

Я не смела поднять глаза, и рассмотреть Инну.

— Здравствуйте Хозяин и Госпожа. Рабыня в вашем распоряжении. — Мой голос немного дрожал.

— Со мной рабыни здороваются не так. — Властно сказала Инна. — Вылизывай. — Сказала она, приподнимая юбку.

Трусов там не оказалось. Её половые губы были крупными и дряблыми, вся промежность дурно пахла, была покрыта спермой. Но это было лучшая киска, которую я сейчас хотела. Я страстно прильнула к её промежности, работая языком, губами и с удовольствием всасывая все в свой ротик.

— Ладно, еще наиграемся. — Прервал нас Игорь.

— Как скажешь Игореша.

— Разувайся, проходи в мой кабинет. Честно признаться я возбужден и мне необходимо развлечься.

— Как я тебя понимаю!

Они разделись, шумно обсуждая дорогу. Принявшись за закуски, они выпили вина, пока я занималась одеждой.

— Она в латексе. Я знаю что мы оба это любим. — Ехидно сказала Инна.

— О, да! — С усмешкой сказал мой Хозяин.

— Ну что, давай приступим? А то я вся изголодалась по дороге!

— Конечно. С чего начнем?

Список того, что они обсуждали не на шутку возбудил меня. Они давно знали друг друга и были любовниками, но сейчас именно мне предстояло удовлетворять каждого.

Какое-то время Инна любовалась тем, как я заглатываю член Хозяина. После этого, мой ротик вновь перешел в распоряжение её промежности. Хозяин же выбрал мою попку. Трахал он меня грубо, вытаскивая и засаживая на всю длину, но кончать он не собирался, похоже это был только разогрев, хотя моя задница не на шутку разболелась. Инна же периодически прерывала мою работу над её клитором звонкими пощечинами.

Когда Инна кончила, я еще некоторое время высасывала её сок.

— Мой друг, я не прощу тебе если ты не одолжить мне свою рабыню хотя бы на пару дней. Я давно не встречала шлюх, которые могу заставить меня кончить ртом.

— Хм, в принципе я могу. — Ответил Игорь останавливаясь. Он вновь уселся на диван, переводя дух и давая мне возможность вновь насладиться его органом. — Но, зная какая ты копрофилка, я хочу посмотреть как моя рабыня с этим справиться.

— А ты разве не используешь её как туалет? — Удивилась Инна.

— Пока только пьет. — Ответил он.

— Хм, ну давай это исправим! Рабыня, ты готова пообедать?

— О да, моя госпожа! Я с нетерпением услужу вам! — Ответила я с искреннем желанием в голосе.

Я и представить не могла, что спустя столь короткое время Игорь передаст меня еще кому-то, пусть и на время. А как только я услышала про копро, то чуть не кончила. Вот это настоящее унижение.

Через несколько минут я была связана по рукам и ногам. Мои Хозяева решили не рисковать и испробовать свой живой туалет в соответствующей комнате. Инна расположилась над моим лицом и сказала:

— Ну что же сучка, я хочу посмотреть правда ли то, о чем мне говорил Игорь. Действительно ли ты способна на все?

Я лишь промычала в ответ — в моем состоянии я могла шевелить лишь языком.

Игорь решил оставить нас вдвоем и ушел на кухню. Так что я осталась в полном распоряжении Госпожи.

Я гладила кончиком языка анус Инны, когда почувствовала, что он раскрывается. Спустя секунды, мой язык трогал что-то мягкое и теплое, а нос уловил тяжелый запах. Инна напряглась и в мой рот ухнул огромный кусок её выделений. Часть я куснула и постаралась проглотить. С непривычки мне это удалось, хоть и с трудом. Я подавила рвотный спазм, продолжая глотать. Как только с первой частью было покончено, не успела я перевести дух, как мой рот наполнился новой порцией, на этот раз более мягкой. Проглотить это было уже труднее, но я справилась, пусть и не сразу.

— Невероятно! Ты настоящая находка! — Говорила Инна, пока я вылизывала и чистила её анус. — Будь уверена — тихо сказала Госпожа — я уговорю Игоря отдать тебя себе навсегда. И тогда у тебя будет столько дерьма для твоего ротика, что никакой другой еды тебе уже не понадобиться.

В ответ я лишь застонала, предвкушая свои мучения...

Похождения веселой девчонки. Часть 1: Марсель
Сволочь
История разврата. Часть 5
Вот тебе и аты-баты — трахнули жену солдаты
Дед. Часть 2

gjlsdldf.livejournal.com

Как я стала рабыней: admtg — LiveJournal

Как я стала рабыней

Экзекуция

Не так давно я познакомилась с очень приятным во всех отношениях мужчиной. Я уже давно ни в кого не влюблялась, а тут... любовь просто ворвалась в мою жизнь.

Мне чуть больше 30. Я симпатичная, хотя и полноватая дамочка. Но мужчинам я почему-то очень нравлюсь и все хотят меня затащить в постель.

Этот мужчина не стал исключением. Сразу после первого свидания нам захотелось более тесного общения и он предложил поехать к нему послушать музыку и выпить по бокалу шампанского. Я согласилась.

Мы прекрасно провели вечер. Великосветская беседа плавно перешла в пылкие объятия и страстные поцелуи... Он был великолепен! Нежный, ласковый, страстный, сильный! Я была на седьмом небе от счастья! Вечер подошел к концу. Я дама замужняя и ночевать мне положено дома, поэтому нам нужно было расставаться. И мы договорились о будущей встрече. Дома я все вспоминала его ласки и думала:"Наконец я нашла своего мужчину!!!»

Наступил день долгожданной встречи.

Я пришла к нему домой как мы и условились. Он встретил меня в дверях, нежно поцеловал и сказал что нам нужно серьезно поговорить.

Я слегка удивилась и, честно говоря, очень разволновалась.

Он сказал:

— Ты очень хорошая и страстная женщина, ты мне очень нравишься и я бы хотел продолжать с тобой встречаться. Мне нужно знать, любишь ли ты меня! Говори, только честно!

— Да, любимый! Очень люблю!

— Ты хочешь, чтобы наши отношения продолжались?

— Конечно хочу! Я всю жизнь ждала именно такого мужчину! И не хочу тебя терять! Но к чему все эти разговоры?

— Я хочу поставить тебе одно непременное условие. Мы будем встречаться и я буду тебя ебать во все дырки, как ты любишь, но ты должна мне бесприкословно подчиняться! Полное повиновение! Я хочу чтобы ты стала моей рабыней! Я буду всячески унижать тебя и пороть когда захочу и ебать во все дырки столько сколько захочу и когда захочу! Обычный секс мне не нужен! Думай! Или ты принимаешь мои условия или... дверь открыта, можешь уйти, но запомни, больше мы никогда не увидимся!!!

Я была в шоке от его слов! Слезы навернулись на глазах. Я так люблю его, а он... Меня мучали сомнения. Я очень боялась рабства и особенно порки. Но и расстаться с ним я просто не могла! Я высказала ему мои сомнения. На что он мне ответил:

— Не бойся. К порке я буду тебя приучать постепенно. Тебе еще понравится и ты будешь умолять меня тебя выпороть! Да и я вовсе не садист, просто мне нравятся эти фантазии и мне нужна сучка с которой я все это мог бы проделать! Ты согласна быть этой сучкой?

— Да, — тихо сказала я

— Тогда запомни, у тебя теперь нет имени, ты просто сука и рабыня. Поняла, сука?

— Да, поняла.

— И после каждого ответа, добавляй хозяин или господин. Поняла, сука?

— Да, господин.

— Молодец, сучка, быстро усваиваешь! Чувствую из тебя получится отличная рабыня! А теперь раздевайся догола. И одень вот это.

Он протянул мне сверток. Развернув его, я увидела ажурный поясок и чулки. Молча я оголилась и одела, то что мне приказал мой хозяин.

Он подошел ко мне, окинул меня критическим взглядом и кажется остался доволен. Оставив меня стоять голую по середине комнаты, он пошел и удобно уселся в кресло.

Я не знала что мне делать, мне вдруг сделалось так стыдно!!! Он молча сидел в кресле и разглядывал меня с ног до головы. Выждав минут пять, он приказал строгим голосом подойти к нему. Я подошла.

— Опустись на колени перед хозяином, сука!

Я встала на колени. Лицо мое запылало о стыда.

— Стыдно, сучка? Хорошо! Теперь запомни, ты всегда должна будешь стоять передо мной на коленях и ходить при мне ты будешь теперь только на четвереньках! Запомнила, сука?

Я попыталась было возразить, но он сразу же отвесил мне увесистую оплеуху. И я тихо ответила:

— Да, хозяин.

А теперь, я приготовил для тебя, моя рабыня, подарки. Он открыл какую-то коробочку и достал... ошейник!

— Теперь всегда в моем доме ты будешь носить этот ошейник, в знак полного преклонения передо мной и полного подчинения мне!

— Слушаюсь, хозяин, — вырвалось из моих губ. Мне было страшно, но я почувствовала что почему-то возбуждаюсь.

Господин застегнул ошейник на моей шее и пристегнул к нему короткий поводок.

— А это чтобы всегда держать суку на поводке и выгуливать ее! Но это еще не все, сучка, я буду приучать твои соски к боли!

Он достал специальные зажимы для сосков и закрепил их на моей груди. Я застонала от боли, но не посмела сопротивляться! Он говорил так властно и требовательно, что я сама не заметила как стала ему подчиняться. Тем временем боль в сосках утихла и мой хозяин заметил, что я перестала стонать. Он тут же посильнее зажал соски, так, что я взвизнула.

— Терпеть, сука! А теперь я разрешаю тебе встать, но я тебя буду держать на поводке.

Я послушно встала и он повел меня к зеркалу.

— Посмотри как ты выглядишь, рабыня.

Я подняла глаза и обалдела! В зеркале стояла симпатичная пухленькая женщина в поясе и чулках, с ошейником на шее, с зажимами на сосках, да еще и на поводке! Ну, точно сука! Я сама безумно возбудилась от этого зрелища! Писюшка моя намокла, и от этого я покраснела еще больше!

Хозяин с удовольствием заметил мое смущение и возбуждение и приказал мне встать на четвереньки! Я приняла позу рабыни. Хозяин, дернул за поводок и приказал мне идти на четвереньках. Так он водил меня по комнате, называя всякими непристойными словами, да еще и погонят меня стеком, как скотину! Я чувствовала себя очень униженной. И сказала хозяину, что больше не могу выносить все это. Он казалось, ждал этого:

— Таааак, сука, а теперь ты получишь первый в своей жизни урок послушания!

Он оставил меня стоять на четвереньках и медленно стал снимать с себя ремень. Затем зажал мою голову между ног и начал порку. Сначала удары были редкие и не сильные, затем все более ритмичные, и все время приговаривал: «Привыкай, сучка! Я теперь тебя часто буду учить! Получай, малышка! Что нравится, сука, быть рабыней?»

Порол он не очень больно, но стыдно было мне ужасно! Я с ужасом начинала понимать, что мне это нравится! Под конец порки он пару раз очень сильно меня ударил ремнем, так, что я взмолилась о пощаде. Он прекратил меня наказывать и сказал:

— Понравилось, сука?

— Да, хозяин, — честно призналась я.

Тогда он приказал мне раздвинуть пошире ноги, что я сразу же сделала. Должна признаться, что после этого урока послушания я стала и правда очень поддатливая и услужливая. Мой господин был очень доволен мной. Он ощупал мою промежность:

— Потекла рабынька! Сука, почувствовала хозяина! Молодец, шлюшка! Теперь ты готова к ебле!

Мой любимый ебал меня долго и сильно! И в пизду, и в жопу, и в рот! Я ощущала себя настоящей блядью! Оказывается это так приятно, когда хозяин унижает сучку, порет и ебет! Одним словом, я была благодарна моему господину, за те новые ощущения, которые испытала! Но на этом мои унижения не закончились. Хозяин приказал мне идти с ним в ванную. Он вел меня на поводке, а я как послушная рабыня шла на четвереньках. Там он приказал мне совсем все с себя снять, оставить только зажимы на грудях. Он снял с меня ошейник и приказал забраться в ванну. Сам встал передо мной.

— На колени, сука! Теперь я посвещу тебя в рабыни. Я буду мочиться тебе в лицо. А ты должна будешь открыть рот и пить мочу хозяина!

Я хотела было возмутиться, но тут же получила хорошую затрещину, еще одну, еще и еще! Я поняла, что должна пройти все до конца! И я подчинилась! Горячая струя мочи лилась мне на грудь, потом хозяин направил струю мне в лицо. Я не торопилась открывать рот. Хозяин понял мою хитрость, схватил меня за волосы и дернул голову назад. Ротик мой приоткрылся.

— Пей, сука! Наслаждайся! Хозяин будет часто тебя поить своей мочей!

Струя потекла мне в рот и мне ничего не оставалось делать как глотать эту солоноватую жидкость.

Я была унижена до предела. Мой мучитель остался доволен.

Я уже надеялась, что сейчас мне будет разрешено помыться и на этом все закончится. Но у него были другие планы в отношении меня! Он запретил мне мыться:

— Ты должна пахнуть мочей хозяина!

Я так хочу, сука!

Он приказал мне вылезти из ванны и встать напротив на четвереньки лицом к нему. Я подчинилась. Униженная, затраханная, выпоротая, обоссанная сучка, я стояла перед хозяином на четвереньках, мои пухлые сиськи тяжело свисали вниз, на сосках все еще были зажимы! Вот было зрелище!!! И еще он приказал мне открыть рот и смотреть ему в глаза, а он в это время мылся под душем и приговаривал, как приятно принимать душ и иметь чистое тело!

Закончив свой туалет он сказал:

— Молодец, малышка! Ты все очень хорошо делала, ты прекрасная ученица и скоро станешь отличной рабыней!

Он потрепал меня по щеке в знак одобрения.

— Но это, моя милая обоссанная сучка, еще не все!!! Нужно закрепить в твоем сознании твое рабское положение! А для этого я тебя еще накажу, но уже не ремнем а плеткой! Чтобы ты четка знала, кто здесь хозяин и господин! А кто похотливая сучка и покорная рабыня!

Сказав это он одел мне обратно ошейник, взял меня на поводок и повел опять на четвереньках в комнату. Достал плетку, провел ею по всему моему телу...

Должна признаться, что плетки я очень испугалась и задрожала от страха всем телом. Хозяину это очень понравилось и он довольный приступил к экзекуции. Сек он меня с душей, но не зверствовал. Мне было больно, удары плетью заставляли меня стонать и покрикивать, но унижение мое было сильнее боли!!! Я понала, что отныне, я РАБЫНЯ! Рабыня моего любимого хозяина!

Он прекратил порку и похвалил меня. Снял ошейник и разрешил принять душ. Он сам помыл меня. Говорил мне всякие ласковые слова и был очень нежен со мной. Я почувствовала, что снова возбуждаюсь. Мой любимый снова овладел мной, но на сей раз я уже не была рабыней, а была просто любимой женщиной!

Вот такая история приключилась со мной. Наверное кто-то меня осудит, а кто-то быть может даже позавидует. Мы и теперь любовники. Нам очень хорошо вместе. Я не всегда рабыня, но когда мой хозяин хочет поиграть в эту игру, я с радостью соглашаюсь и с нетерпением жду порки...

Вещий сон
Шлюха из порнотеатра
Одна на всех. Часть 4: Соблазнительница
Как мы стали свингерами
История моего падения

admtg.livejournal.com

Читать онлайн "Две судьбы" автора Корнблат Сирил М. - RuLit

Улыбаясь, тот подходил, держа в руках раскаленное добела клеймо. Рисунок представлял собой полумесяц, между рогами которого была выведена какая-то арабская буква.

— Видишь, это моя монограмма! Ее ты будешь носить до конца своей жизни! Давай!

Стиснув зубы и закрыв глаза, Элен ждала неизгладимого укуса раскаленного железа. И он наступил, ЭТОТ укус! Боль была такая, что у девушки перехватило дыхание! Раздалось шипение. Это шипел металл, остывая в НЕЙ! Непреодолимая сила разжала ее челюсти и исторгла жуткий вопль:

— О-о-о-о-о!!! А-а-а-а-а-а-а!! Госпо-о-о-о-о-ди!!! Н-е-е-е-е-т!!!

Клеймо отдернули. В лицо и на лобок плеснули ледяной воды. Однако несчастная девушка продолжала кричать. Подойдя к ней поближе, Саид резко ударил под ребра. Крик Элен захлебнулся, подняв голову, она обвела мучителей затуманенным взглядом.

— Прекрасно, Саид, теперь ошейники.

— Да, хозяин.

Элен почувствовала, как ее голову рывком поняли за волосы, шею охватило что-то холодное и тяжелое. Щелкнул запираемый замок, и гордая английская леди превратилась в рабыню Абдарахмана бен Юсуфа! От понимания этого Элен глухо застонала сквозь зубы. Очень болело клеймо, впечатление было, что там содрали кожу. Массивные, в полтора дюйма кольца оттягивали соски. Под ухом раздался вкрадчивый голос Юсуфа:

— Ну что, христианская собака, теперь ты поняла КТО ты? Отвечай, сука!!!

— Д-д-да.

— Хозяин!

— Да… хозяин.

— Так кто ты?!

— Я… я рабыня… хозяин.

— Ты МОЯ ничтожная рабыня для моих сексуальных извращений! Повтори!

— Я… ваша ничтожная рабыня, хозяин. Я… — из горла Элен вырвались отчаянные рыдания. — Я ваша рабыня для извращений.

— Хорошо! Теперь ты это поняла. Запомни, Англия и Лондон для тебя больше не существуют! Никто, повторяю, никто тебе не поможет! Поняла, рабыня?!

— Да, хозяин.

— Отлично! Саид, развяжи ее.

Как только Саид развязал веревки, Элен со стоном рухнула ничком. Руки отказывали повиноваться, плечи нестерпимо болели. Прижав воспаленные соски к холодному полу, она чувствовала, как уменьшается боль от проколов. Рядом слышался голос Юсуфа, задававшего те же вопросы Эмили. Потом послышался глухой удар, что означало, что старшая сестра признала себя рабыней. Однако долго понежиться ей не дали:

— Встать, рабыни! Саид, свяжи их, пусть пару дней побудут здесь, в клетках! Так, сегодня понедельник, приведешь их в четверг. Перед этим вымоешь сучек. Пока, красавицы, — с этими словами Абдарахман бен Юсуф покинул каземат.

— Эх, жаль, вы девственницы, — сокрушенно покачал головой Саид. — А то развлеклись бы!

Крепко связав запястья девушек, он подвел сестер к маленьким, полтора на полтора метра клеткам из толстых железных прутьев. Войти в клетку можно было, только встав на колени. С трудом, мешали связанные руки, Элен заползла в клетку. Глотая слезы, она наблюдала, как Саид пинками затолкал в соседнюю клетку Эмили и запер ее на висячий замок.

«Вот и все! Господи, за что это нам?!! Что с нами происходит? Ведь это Я, дочь английского аристократа, признала себя… и КЕМ? РАБЫНЕЙ! Я — рабыня!!! Посмотрел бы сейчас Джеймс на меня! Голая, с кольцами в сосках, с клеймом на теле и в ошейнике… Надо было соглашаться на его предложение… Дура я, дура! Что теперь с нами будет? Юсуф сказал, что мы предназначены для секса… Господи, помоги нам!»

По мозаичному полу прекрасного дворца быстрым шагом шел высокий, плотного телосложения человек в традиционной мавританской одежде. Густая, черная борода, пронзительный взгляд и властные манеры. Главный дворцовый распорядитель — это вам не просто так! Это фигура!

Звали этого человека Бен-Хассам. По своей жестокости он уступал только своему повелителю — Бен Юсуфу. Все служанки и дворцовые рабыни не раз испытывали на своей шкуре, причем в прямом смысле этого слова, необузданный нрав Бен-Хассама. Редкий день обходился без жестокой порки или еще более жестоких наказаний. К услугам Хассама было несколько палачей — негров племени короманти. Особенно выделялся Абдалла — огромный негр, чудовищной силы. Хотя палачи тоже были рабами, но природная свирепость вкупе с неслыханной жестокостью и вседозволенностью, делали из них жуткое орудие страха для остальных невольников и невольниц.

Кстати невольников-мужчин во дворце практически не было. Все работы по хозяйству выполнялись чернокожими рабынями. На всех рабынях были железные ошейники, а у некоторых, наиболее строптивых, или провинившихся, кольца в носах. Одеты девушки были в короткие, полосатые туники. Все слуги, включая рабов-палачей, имели право в любой момент удовлетворить свою похоть с этими рабынями. Малейшая провинность девушек вела к жестокому наказанию плетьми, а за крупные проступки рабынь, как правило, подвергали мучительной казни.

www.rulit.me

Эротический рассказ "Рабыня". ~ Проза (Эротика)


Рабыня.

Роман взял отпуск решил провести две чудные недели в городе Иркутске, там, где он родился и провёл свои юношеские годы и где жили его родители. После их смерти Роман переехал жить в Ангарск, а квартира в Иркутске была так на всякий случай, когда желал порезвиться он бросал всё, садился на свою машину, и в свой бывший город Иркутск.
По вечерам Роман выходил в сеть на сайты знакомств цеплял девчонок, чтобы встретиться и провести прекрасно вечер и вот в один из дней в сети появилась девушка по имени Алёна, она сразу заинтересовала Романа. Согласно анкете на сайте ей 18 лет, но она, судя по фотографии, имела довольно сексуальные формы, рост 155см., брюнеточка, довольно округлые бёдра, и выпирающие груди, которые так и хотелось потискать. У неё были длинные густые волосы, почти до пояса. Роман написал Алёне, она ответила ему, они договорились о встрече, чтобы чудно провести вечер, девушка с удовольствием согласилась и дола номер своего мобильника, Роман чтобы удостоверится, что девушка его не обманула, он позвонил ей, они долго разговаривали, и договорилась встретиться вечером в городском парке. Роман принял ванную, привёл себя в порядок, сел в свою старенькую иномарку, купил по дороге букет цветов и стремительно направился на свидание с прекрасной незнакомкой, с которой он познакомился заочно. В это время Алёна лёгкой походкой неспешным шагом шла в сторону городского парка, уже подходя к условленному месту, девушка почувствовала что-то не ладное у неё за спиной, но боялось остановиться и посмотреть назад, она ускорила свой шаг. Вскоре Алёна увидела молодую парочку, парень с девушкой в обнимку шли ей на встречу, она воспользовалась этим моментом, остановилась и обвернулась назад. За ней след в слет шёл черноволосый коренастый мужчина средних лет, она улыбнулась, подумала, что это Роман мило улыбнулась мужчине и продолжила свой путь к назначенному месту встречи, мирно колыхая своими соблазнительными бёдрами. Обтягивающее платье едва прикрывало её крепкий зад, под ним угадывалось отсутствие трусиков или совсем тоненькие стренги без швов.
Мужчина приблизился к девушке из кармана достал перочинный нож, оглядевшись вокруг на дороге к парку никого не было, он схватил Алёну сзади, к шее приставал нож и потащил её в кусты.
— Что Вам надо? – сдавленно вскрикнула она.
Мужчина зажал ей рот, вывернув ей руки за спину, прижал её животом к дереву, так, что она не могла пошевельнуться, потом раздвинул ей ноги и втиснулся между ними, в грубой форме произнёс: — Сучка пикнешь, порешу!
Алёна от беспомощности моргала глазами, по её щекам медленно скатывались слёзы.
Мужчина почувствовал, как низ его живота прижался к прохладным половинкам её попки, в туже секунду девушка услышала, как вжикнула молния и затем к её влажной влагалищу прикоснулась горячая головка члена. Он хотел было сразу её, но мешал подол платья, мужчина пригрозил убить её, если она закричит, Алёна судорожным кивком головы обещала не кричать. Теперь у него появилась свободная рука, он задрал ей платье, и его взору открылась аппетитная белая сочная попка. Мужчина наблюдал, как его багровый член трётся о её влагалище, но такая забава ему быстро надоела, рывком развернул девушку к себе лицом, успев заметить испуг в её больших глазах, поставил девушку на колени.
— Поласкай его! – произнёс он.
Алёна обхватила своей маленькой ладошкой его член, и начала делать движение туда суда, её рука легко скользила по нему. Мужчина насильно открыл ей рот и вставил туда свой член, обхватив двумя руками её затылок, стал заталкивать ей его в самое горло.
Его движения учащались, она давилась его огромным членом, поэтому старалась оттолкнуть его от себя, но мужчине так даже больше нравилось. Вскоре её затошнило, и он её отпустил,
не дав девушке опомниться, развернул её к себе задом и поставил Алёну на четвереньки, её ягодицы разошлись в разные стороны, и все великолепие её сочной девичьей попки предстало перед мужчиной.
— Пикнешь, нож войдёт в твою спину.
Девушка покорно кивнула головой, мужчина срезал ножом её стренги и отбросил их в сторону, из кармана достал небольшой тюбик вазелина и выдавил его в маленькую анальную дырочку. Словно понимая его намерения, её анус конвульсивно сжался, но он уже приставил набухшую головку члена к её маленькой дырочке и, растянув своими волосатыми лапами её ягодицы в разные стороны, подался вперед, член погружался в девичье анальное отверстие. Алёна прерывисто задышала, ей было очень больно, ему было наплевать. Вскоре член насильника полностью исчез в попе девушки, мужчина нажал ей на спину, она поняла молчаливый приказ и легла грудью на землю, так что её анал задрался ещё выше, став под очень удобным углом. Помятое платье соскользнуло к плечам, обнажив стройную гибкую спину. Взяв девушку обеими руками за бедра, он начал размашисто трахать её в анус, на её попе выступили капельки пота, она только тихо вскрикивала от боли. Вскоре насильник почувствовал, что скоро выстрелит спермой, и с такой силой прижал Алёну к себе, что ей показалось, что твердый член сейчас порвет её всю, она от невыносимой боль начала кричать, а из её глаз текли слёзы. Насильник кончал в её девичий зад, не вынимая члена из её попки, он лег на девушку сверху, Алёна кричала от боли, а насильник вскрикивал от наслаждения.
Роман приехал, припарковал машину, неожиданно он услышал женский крик недалеко в кустах, он на заднем сидении взял безбольную биту и крикнул в ответ: — Потерпите, я сейчас!!!
В туже секунду из кустов выбирается мужик в потёртых джинсах и футболке в противоположную сторону. Лица его Роман не разглядел, но сразу почувствовал неладное и побежал, по пути набирая номер Алёны. На бегу это было очень неудобно, не сразу попадал пальцем в нужные клавиши: 8908 336 52…
— Чёрт, дальше-то как?!
В кустах увидал девушку, рядом с ней пиликал мобильник. Сразу поняв, что это и есть Алёна, он застыл в шоке, молоденькая девушка в изнеможении лежала на земле, её платье было грязное и разорвано. Рядом наклонился над девушкой и легонько потрепал её по щекам.
— Эй, ты в порядке, встать можешь?
Девушка слабо кивнула, медленно начала подниматься, Роман повёл девушку к машине, достал из салона бутылку воды и дал ей, чтобы она смыла с себя грязь. Пока она приводила себя в порядок, Роман стал прикидывать, как быть. Далеко вести девушку в таком виде он не мог, она была все так же безучастна к его действиям, даже не пытаясь прикрыть босые ножки и выбритый лобок.
— Расслабься, Алёна, все позади.
— Тебя ведь Алёной зовут?
Девушка с трудом собралась с мыслями, и после паузы затравленно взглянула на Романа, произнесла: — Да. Что вы собираетесь со мной делать?
Он улыбнулся.
— Я Роман! Мы договорились встретиться, помнишь? Не бойся, я тебя не обижу, тебя бы надо привести в нормальный вид и отвести тебя домой?
— Нет-нет, домой не надо! – испугалась девушка.
— Хорошо-хорошо, не паникуй, тогда поехали ко мне.
— Не боишься?
Алёна молчала, опустив голову.
— Я не знаю, – выдохнула она.
— Ну, тогда я знаю, поехали. Расслабься и не трусь, теперь все будет хорошо.
Девушка с опаской села в машину, они поехали по узким улочкам старого города, вскоре Роман остановил машину у пятиэтажного дома, они спешно вошли в подъезд, чтобы не привлекать к себе внимание.
Войдя в квартиру Роман, произнёс: — Вот мы и дома, давай быстро в душ.
Шлепая босыми ножками, Алёна послушно направилась в ванную комнату и в нерешительности остановилась, опасливо глядя на него, Роман зашёл вслед за девушкой и закрыл дверь.
— Ну, чего стоишь, раздевайся.
Девушка замялась в нерешительности.
— Ну?
Я вас стесняюсь, – пролепетала она чуть слышно и заплакала.
— Ну что тут скажешь! Все-таки девушки вечная загадка.
После того, что он уже видел, Роман улыбнулся, хотя девушке было явно не до смеха, она стояла прямо перед ним, опустив руки по швам, и беззвучно плакала.
— Да ладно кокетничать, раздевайся уж.
Он взял девушку за плечи, она вздрогнула и заревела в голос, не пытаясь, впрочем, как-либо сопротивляться. Роман прижал Алёну к себе и обнял её.
— Ну, дурочка, не реви. Все уже позади, теперь тебе будет хорошо.
Девушка внезапно охватила его руками, в ответ и продолжила реветь, уткнувшись в его плечо, Роман нежно обнял её рукой за талию и в полголоса говорил ей слова утешения и гладил по голове, вскоре она немного успокоилась.
— Ну, давай разденемся, – сказал он и начал расстегивать пуговицы на её платье, девушка стала ему помогать и в нерешительности остановилась, когда полы платья распахнулись. Роман сдвинул ткань с её плеч и медленно опустил его вдоль тела девушки.
— Ты очень красивая, – искренне сказал Роман, любуясь смущенной обнаженной девушкой. Алёна заметно покраснела при этом, обманув Романа, указав неверный возраст на вид Алёне было не больше 17 лет.
Роман прекрасно всё понял, но не решался задавать разных вопросов.
— Залазь в ванну!
Алёна не говоря не слова в ответ, покорно залезла ванну, Роман взял душ, открыл воду и стал мыть девушку, не в силах отказать себе в этом удовольствии. Одному богу известно, какие муки он испытывал, тщетно стараясь подавить свою похоть, управляясь с этим юным, но уже столь желанным телом. Он хотел все сделать сам и лишь отдавал Алёне короткие команды. Долго и тщательно я отмывал девичьи прелести, сколько же удовольствия доставляет скользить намыленной ладонью по упругому телу покорной девочки, бесстыдно елозить по груди и сочной попке! Оказавшись под теплыми струями душа, Алёна преобразилась, она совершенно расслабилась и полностью отдалась его ласке. Несомненно, эта игра была насквозь эротична.
— Повернись, нагнись, расставь ножки, подними руки, встань на колени, – его команды явно возбуждали их обоих.
С особым удовольствием, Роман, нежно вымыл её сочную попку и едва сдержался, скользя ладонью по гладко выбритой и доверчиво раскрытой девичьей промежности.
Она стонала от удовольствия и двигалась попкой навстречу его руке. Его член стоял колом, и он боялся не выдержать этой сладкой пытки. Наконец Роман взял себя в руки, пора было дать девушке отдохнуть.
— Ну, все, красавица моя, вылезай, пора и честь знать, – сделав выдох, произнёс он.
Прекрасная юная девушка стояла совершенно голая и смущенно улыбалась, Роман взял большое банное полотенце и поймал в него Алёну, он обнял девушку, а затем стал вытирать её тело и любоваться им. Наконец, он повесил полотенце на сушилку и выпрямился, девушка смущенно смотрела на него. Роман достал из шкафчика крем, стал втирать его в нежную распаренную кожу девушки. Она покраснела, но послушно поворачивалась и подставляла тело его рукам.
— Дядя Роман, – она впервые решилась обратиться по имени, но сразу запнулась и опустила голову.
— Какой я к чёрту дядя!
— Роман, просто Роман. Ты меня ещё отцом назови! Может, перейдём на ты? Ну, говори, не бойся.
— На ты?
— Ну, вы же, вдвое старше меня. А ты, а вы хотите, хотите, чтобы я вам.
Девушка снова замолчала.
— Не морочь себе голову, – прервал он её сомнения.
— Одевай халат и пойдем со мной.
Дышащая свежестью, сквозь усталость, девушка сидела на кухне.
— Давай-ка выпей пока горячего, сладкого чая и пойдешь, отдохнешь.
Роман видел, что отдых ей сейчас важнее еды.
— Уже поздно, тебе когда нужно быть дома?
— Дома меня не ждут, я сейчас должна быть у подруги на даче. Я с ней договорилась.
— Ты хочешь остаться у меня?
— А можно?
— Да, конечно, оставайся.
— Хорошо, что тебе не надо торопиться, ты успеешь полностью прийти в себя. Пойдем, я уложу тебя спать, это тебе сейчас полезнее всего.
Они прошли в комнату, Роман постелил ей на диване.
— Ложись здесь.
— Если вдруг что, я буду в соседней комнате, зови.
Он собрался идти, но внезапно девушка окликнула его.
— Дядя Роман!
Он остановился.
— А вы, а я, правда, вам нравлюсь?
— Нравишься, правда, ты красивая и скромная.
— Пожалуйста, не думайте что я шлюха!
Алёна неожиданно опустилась перед ним на колени.
— Я вас очень прошу, ну пожалуйста, не думайте обо мне плохо!
— Да я так и не думаю, не переживай.
— Ну-ка, давай вставай и укладывайся спать.
Роман поднял девушку под руки, и она оказалась в его объятьях, девушка была просто очаровательна, как может быть очаровательна только доверчивая и трепетная девушка. Полы завязанного поясом халата слегка разошлись, и он вновь увидел прекрасную девичью грудь, член Романа опять рвался на волю.
— Поцелуйте меня, пожалуйста, – тихонько, произнесла.
— Нет, Алёна, не надо, тебе нужно отдыхать.
— Ну, пожалуйста!
Роман без слов обнял, дрожащую девушку и закрыл её рот поцелуем, это было упоительно, они целовались долго, он развязал пояс её халата и сбросил халат на пол, Алёна стонала и вся отдавалась его рукам, которые с наслаждением мяли юное тело. Джинсы Романа едва не лопнули от напряжения, но Роман твердо решил, что не должен сейчас пользоваться истерическим, по сути, состоянием девушки, он с сожалением оторвался от юного создания.
— Все Алёна, на сегодня все. Ложись спать, – сказал он это достаточно строго, чтобы она сразу подчинилась.
Обнаженная девушка юркнула под одеяло и спряталась лицом в подушку, переживая произошедшее.
— Спокойной ночи.
Роман выключил свет и отправился в душ, у него уже все ныло от непрерывной пытки, которой он подвергался. События минувшего дня, буквально выворачивали его наизнанку. Выйдя из ванной комнаты в одном халате, он увидел, что Алёна лежала под одеялом в его двуспальной кровати.
— Дядя Роман, можно я буду спать с вами, мне страшно, я боюсь одна. Пожалуйста.
Роман посмотрел на девушку, пытаясь понять, чего больше в этом юном создании, девичьей наивности или женского коварства, впрочем, быть может, это одно и то же.
С другой стороны, он вполне верил, что девушке сейчас страшно оставаться одной и ей просто необходимо ощущать рядом человеческое тепло. Роман скинул халат, и Алёна впилась глазами в его член.
— Ну, хорошо, маленькая развратница, – засмеялся он, забираясь под одеяло, – иди сюда. Взволнованная девушка придвинулась к нему, он подложил руку ей под голову, и она робко обняла его, словно боясь спугнуть свое счастье.
— Только ничего не думай, мы будем спать! Именно спать, - засмеялся Роман и щелкнул девушку по носу.
Алёна улыбнулась, крепче обняла Романа, прижавшись всем телом и потершись нежной щечкой, не прошло и десяти минут, как она сладко посапывала на его груди.
— О боже, может я извращенец, – мысленно издевался он над самим собой, – нет, ну надо же лежать голым рядом с юной, обнаженной красоткой, и даже не попытаться её трахнуть. Эээ-х, тяжела мужская доля. Надо спать, черт возьми, а то я за себя не ручаюсь, – усмехнулся Роман и закрыл глаза. Ранним утром он проснулся от прикосновений, открыл глаза и приподнялся на локте. Поистине царское пробуждение, на кровати, сидит на коленях, обнаженная девушка, нежно поглаживает его член, Роман засмеялся.
— Ты что делаешь, хулиганка щекотно же!
Алёна, смущенно опустила голову, в полголоса произнесла: — Простите. Я не знаю, как вас отблагодарить. Я, наверное, не смогу отдать вам деньги, у меня их нет. Я могу отработать, служанкой. Или вы можете сделать со мной, что хотите. Я буду во всем вас слушаться, я очень старательная.
— Значит так, давай я тебе объясню, чтобы больше к этому вопросу не возвращаться. Ты мне ничего не должна, и покупать тебя за деньги я не собираюсь. Ты ведь не проститутка? Нет, нет! Ну, вот и правильно, забудь об этом. Служанка мне тоже ни к чему.
Алёна молчала, Роман пытался угадать, о чем она думает, девушка подняла на его лицо, и он увидел на нем слезы.
— Значит, я вам совсем не нужна? Можно я немного побуду с вами? Я не буду вам мешать, пожалуйста, разрешите!
Девушка дрожала, и умоляюще смотрела на своего спасителя, Романа кокетство, утомило уже и его самого. Избавив Алёну от обязательств, он вовсе не желал избавиться от неё самой. Конечно, он хотел, чтобы она осталась. Черт возьми, да он просто хотел эту девочку! Да и ей, похоже, движет отнюдь не только чувство благодарности. В конце концов, сейчас его холодность ранит её сильнее, чем домогательства. Роман откинул одеяло.
— Ладно, иди ко мне.
Алёна буквально бросилась к нему в объятия, и они слились в поцелуе.
Девушка была столь податлива его рукам, страстно мнущим её горячее обнаженное тело, словно стремилась потерять свою форму и раствориться в нём. Роман оторвался от девушки и уложил её на спину, вытянув её руки над головой.
— Закрой глаза и не открывай, пока я не разрешу! – скомандовал он, и Алёна безропотно подчинилась.
Роман залюбовался своей юной наложницей. Утром она казалась еще очаровательнее, он послюнявил палец и дотронулся до соска её груди, она резко вздрогнула, словно от удара током, её тело покрылось мурашками. Роман нежно мял ладонью упругие девичьи груди, а второй рукой гладил её тело. Девушка лежала, боясь пошевелиться, лишь тихонько стонала и поскуливала. Роман остро захотел вновь коснуться восставшим членом её тела, он встал на колени над распростертой на простыне девушкой, сжав её бедрами. Стал посасывать и лизать грудь девушки. Алёна не выдержала и стала нежно извиваться под ним, её стоны становились все громче. Роман прилег на неё и закрыл ей рот поцелуем. Девушка трепетно ответила ему и её мягкие, податливые губки сомкнулись с его губами. Он поднялся, подвинулся вперед и стал теребить головкой члена её соски, а потом стал тереться членом и яйцами о скользкую от его слюны грудь. Алёна извивалась, сопровождая эту сладкую пытку стонами и судорожно открывая прелестный желанный ротик. Роман поднялся еще выше и сам не смог сдержать стон, когда головка члена вошла в девичий ротик, и она заботливо охватила его влажными губками. Он немного приподнял голову девушки и стал нежно толкать член ей в рот.
Это было упоительное ощущение, что может сравниться с этой смесью невинности и чувственности, нежности и беззащитности! Но Роман не планировал закончить все так быстро. Он выскользнул из прекрасного ротика и переместился к её ногам.
— Согни ножки в коленях и раздвинь! – ему нравилось командовать девочкой, его заводила её полная покорность его воле.
Ни секунды не сомневаясь, девушка полностью раскрылась перед ним, она вся текла. Одной рукой он массировал её лобок, а другой гладил бедра. Алёна была настолько возбуждена, что, похоже, даже, не думала об опасности, которой подвергает свою девственность. Она подавалась ему навстречу и стонала в голос. Роман медленно раздвинул пальчиком мокрые и скользкие половые губы и поиграл с нежной девичьей дырочкой, неглубоко забираясь в неё. Дыхание девушки сбилось, она судорожно хватала ртом воздух и сжимала в ладонях скомканную простыню. Он приник губами к её киске и стал активно проникать в нее языком, вылизывать щель, посасывать клитор, щекотать попку и вновь трахать девушку язычком. Она не продержалась и минуты, как её скрутил мощнейший оргазм. Девушка с такой силой билась в конвульсиях, кричала, мотала головой, что Роман даже немного испугался. Он лег рядом с ней и крепко обнял её.
Она судорожно схватила его и вжалась всем телом. Роман крепко держал девушку, гладя её по голове и прижимая к себе за попку. Девушка содрогалась, плакала и всхлипывала от непрекращающегося наслаждения. Постепенно она стихла, продолжая лишь крепко за Романа держаться и беззвучно плакать на его груди. Внезапно Алёна подняла голову и умоляюще посмотрела на Романа влюбленными заплаканными глазами. Девушка села на колени между его ног и осторожно взяла его член в ротик. С возрастом начинаешь больше ценить решительный секс без лишних сантиментов, но робость неопытной девушки - это всегда восхитительно. Его член был в восторге от её нежной ладошки и теплого ротика. Чувствовалось, что девушка не имела опыта, она толком не знала, что делать, но очень старалась. Роман помог ей настроить нужный ритм, руководя действиями её руки и головы, положил вторую ладошку девушки на свои яйца, и она стала их поглаживать. Он был на седьмом небе от блаженства. Алёна попробовала взять его член глубже - и это было уже выше его сил. Роман почувствовал нарастание волны в яйцах, сжал девушку бедрами, схватил двумя руками её голову и стал бурно спускать в девичий ротик.
Алёна замычала и сжала губки еще плотнее, она словно боялась проронить хоть каплю его спермы. Роман потянул её к себе, и они снова улеглись на кровати в обнимку.
— Нам надо еще поспать, – сказал Роман с усталой улыбкой, целуя девушку и пряча под одеяло их тела.
Роман вновь проснулся от прикосновений, Алёна гладила и целовала его член.
— Вот что, красавица, – сказал он, чувствуя нарастающее возбуждение, – пойдем-ка в ванную вместе, теперь твоя очередь меня мыть!
Алёна просияла от радости, и они в обнимку отправились в ванную комнату.
В ванной, Роман, всем телом прижал девушку к двери, страстно целуя её в губы и поглаживая беззащитное девичье тело. Она отвечала ему полной покорностью и чувственными стонами. Роман залез в ванну улыбаясь, произнёс: — Теперь ты будешь меня мыть.
Включив душ, он объяснил девушке, как это нужно делать, она должна намылить не только его, но и себя, после чего ублажать его ласками. Игра заводила их обоих особенно, приятно прижимаясь к её спине и страстно тиская девичью грудь, под аккомпанемент её возбужденных стонов. Он забрал у неё душ поставил её на колени.
— Я хочу вымыть тебе голову, – сказал Роман.
Начал перебирать руками намыленные волосы послушной школьницы.
— Теперь вставай.
— Обопрись спиной на стену и поставь ножку вот сюда, я хочу видеть, как ты ласкаешь себя!
Алёна положила ладошку на промежность, и поначалу смущаясь, начала гладить свою киску. Вскоре, однако, она уже не думала о церемониях, её рука скользила все быстрее. Девушка дрожала, извивалась и повизгивала от нарастающего наслаждения, направляя на свою киску струю душа, который он сунул ей между ног. Роман скользил ладонью по её намыленной груди и бедрам. Наконец девушка, коротко, вскрикнула, громко застонала, замотала головой из стороны, в сторону схватив себя за промежность обеими руками, стала оседать на дно ванны.
Восхитительно уставшие, они вылезли из ванной и снова завалились в кровать, забыв обо всем на свете, целуясь и обнимаясь как молодые любовники. Им не хотелось даже тратить время на еду, Роман принёс с кухни корзину фруктов. Только сейчас, утолив непреодолимую жажду близости, они смогли, наконец, обстоятельно поговорить. Болтая, девушка нежно сжимала в ладошке его член, а он ласкал пальцами её влажную киску. Из рассказа Алёны он понял, что не зря её называли скромницей, с трудом ему верилось, что эта девушка ни разу не занималась сексом раньше. Весь прежний сексуальный опыт ограничивался робкими поцелуями с одним мальчиком, который год назад переехал в другой город. Впрочем, это касалось лишь реального опыта, а ведь есть еще и фантазии. В этом смысле сексуальная жизнь Алёны была очень насыщенной. Рано открыв для себя прелести мастурбации, девочка занималась ей почти каждый день. Самым символичным было то, что её любимыми были фантазии с насилием и унижением. Алёна представляла себя и связанной жертвой маньяка, и невольницей на пиратском судне, и провинившейся школьницей со спущенными трусиками, и бесправной служанкой у богатых господ. Сначала девушка очень стеснялась в этом признаться, боясь, что Роман сочтёт её извращенной. Но узнав, что большинство известных ему женщин тоже любят такие фантазии, она набралась смелости спросить, нравится ли ему самому играть в "господина и рабыню".
— Да, нравится, даже очень.
Почесав свой подбородок, Роман произнёс: — Я не терплю садизма, а вот сексуальное подчинение меня очень заводит.
— Ты разве не заметила, как вырос мой член от твоего рассказа, – усмехнулся он.
Алёна одернула руку.
— Эй, нет, так не пойдет, бери-ка его обратно в ладошку! – шутливо возмутился Роман.
— А я еще очень люблю представлять себя наложницей в гареме у султана, - улыбнулась и произнесла Алёна, посмотрев на Романа, опустив свои глазки, добавила.
— Он меня почти не наказывает, потому что я послушная, но часто унижает и заставляет выполнять все свои прихоти.
Роман чувствовал, как Алёну вновь накрывает волна возбуждения.
Она прерывисто дышала и двигала бедрами навстречу его руке, ласкающей её киску.
— Да ты просто соблазнительница! – улыбнулся он.
— А у меня для тебя есть сюрприз!
Роман вылез из кровати, покопался в шкафу и выудил оттуда прозрачный "наряд восточной наложницы", который он купил в секс-шопе. Затем подошел к музыкальному центру и нашел диск с эротичной восточной музыкой. Довершая сказочную картину, он задернул плотные шторы и зажег свечи. Алёна смотрела на его с восторженным любопытством, буквально открыв рот от удивления.
— Моя маленькая рабыня. Твой повелитель хочет тебя! – сказал он торжественным голосом, протянул ей невесомые одежды и улыбнулся.
— Наряжайся!
Когда он вновь вошел в комнату, она стояла на ковре на коленях, подняв руки за голову и опустив лицо вниз. Ей необычайно шел восточный наряд прозрачные шаровары, голубым дымом, окружали её ножки и подчеркивали прелесть девичьих бедер, узкие шелковые трусики манили взгляд, грудь девушки, едва прикрытая прозрачной тканью, взволнованно поднималась и опускалась, а лицо невольницы прикрывала полупрозрачная вуаль, оставлявшая открытыми только целомудренно потупленные глаза. Музыка словно раскачивала девушку, и она монотонно изгибалась в такт мелодии. Роман царственно сел в кресло и раскинул ноги, наблюдая за секс-рабыней.
— Ко мне, рабыня! – скомандовал он, и Алёна вздрогнула от неожиданности.
Не пытаясь подняться, она на коленях подползла к креслу и остановилась у его ног.
— Мой повелитель.
Он протянул руку, провел ладонью по щеке и за подбородок поднял её лицо вверх. Потом приподнял край вуали.
— Твои губы должны быть всегда разомкнуты, рабыня!
— Для чего?
— Спросила она и добавила, – чтобы быть готовой мой господин.
Она отлично понимала правила игры.
— Встань, маленькая сучка!
Он стал осматривать и ощупывать тело девушки, тело рабыни, принадлежащее ему без остатка.
— Приспусти штанишки до колена.
— Руки за голову!
Алёна беспрекословно исполняла все команды, её лицо в неровном свете свечей играло взволнованными бликами. Роман решительно засунул ладонь между бедер девушки и плотно взял её за промежность. Алёна вскрикнула, её щель была совершенно мокрая, насквозь мокрыми были и покорно приспущенные трусики.
— Танцуй!

Если желаете узнать окончания рассказа, вот для вас ссылки:

http://www.litres.ru/aleksandr-marchenko/pautina-s...

https://www.amazon.com/x41F-x430-x443-x442-x438-eb...

http://www.ozon.ru/context/detail/id/34854855/

https://ridero.ru/books/pautina_strasti/

http://booksmarket.org/book/Aleksandr-i-Elena-Marchenko_Pautina-strasti.html

Книга для читателей старше 18 лет,
содержит рассказы откровенного эротического характера.
Истории реальных событий и выдуманных …
Каждый читатель найдет сюжет, который ему по душе.

Эротические рассказы 18+, этим всё сказано.

www.chitalnya.ru

Читать книгу «Контракт на рабство» онлайн » Страница 4

— О, так это подарок владыке? — Маг с интересом взглянула на пленницу. — Красивая. Свежая. Даже жаль немного.

— Не болтай, делай. Я принесу ей одежду.

— Какой длины?

— По задницу.

Телохранитель вышел, маг указала на стул напротив зеркала, приказала закрыть глаза, а сама разместилась позади, делая руками плавные пассы, словно расчесывая волосы невидимой щеткой. Регина ощутила щекотку, а спустя несколько минут почувствовала, что спину закрывают отросшие волосы.

— Можешь смотреть, — довольно произнесла маг. — Думаю, Лоренцо оценит. У тебя очень редкий оттенок, расплавленное золото. Да и сама ты красивая. Как тебя в бордель занесло?

Она отошла в сторону и уселась на подлокотник кресла, болтая ногой, обтянутой в серые замшевые штаны, и с улыбкой рассматривая Регину.

— Помогите мне! — в отчаянии зашептала та. — Меня похитили! Я только вчера приехала в город, и никогда не работала ни в каких борделях! Мое имя — Регина Торессо. Они схватили меня на улице! Прошу вас, помогите мне! Сообщите в полицию!

— Конечно, я тебе помогу, — кивнула маг. — Регина Торессо? Я сообщу кому надо, не волнуйся.

Дверь открылась, вернулся телохранитель. Маг соскочила с кресла и, раскланявшись, выскользнула из комнаты, успев на прощание подмигнуть Регине. Стало легче, теперь у нее есть шанс вырваться из западни, теперь есть человек, который знает, что с нею случилось.

— Одевайся, — на диван упал ворох одежды. — И собери волосы в косу.

К огромному облегчению Регины, это оказалась обычная одежда. Ну как обычная… Платье цвета золота, узкое сверху и свободное внизу, с высокими разрезами на бедрах. Лиф так плотно облегал грудь, что выпирали соски. Заканчивал наряд кожаный ошейник, украшенный золочеными пряжками. Белья и обуви не было. Регина оделась моментально, собрала волосы в низкую косу и почувствовала себя намного увереннее.

Она будет бороться! Она им еще отомстит!

— Думаю, наш подарок затмит все остальные, — довольно сообщил телохранитель своей госпоже, когда они сели в автомобиль. — Прикажете надеть на нее маску?

— Золотую маску и наручники. А ключик от них повесь ей на шею.

— Итак, Джипси Матиас, с этого момента начинается твое рабство, — усмехнулся телохранитель и защелкнул на запястьях Регины тонкие позолоченные наручники.

— Я не Джипси! — зло отчеканила девушка.

— Тебе хочется, чтобы в газетах появилось твое настоящее имя, малышка? — нежно проворковала вамп, и Регина поперхнулся готовыми сорваться с языка словами. — Вот и умница.

ГЛАВА 2

Лоренцо редко грустил, но сегодня он весь день предавался легкой меланхолии. Просто потому что ему так захотелось. Он лежал на высоком изысканном ложе и перебирал шелковистые волосы сидящего на полу раба-оборотня. Вампир недавно на нем кормился, и парень все еще пребывал в полубессознательном состоянии. Слаб. И кровь его не возбуждает плоть. Никчемный смазливый льстец, способный только ублажать.

Вампир оттянул голову оборотня назад так, что затуманенные серые глаза оказались напротив его лица.

Вчера его верный пес сообщил хозяину, что покидает его. И Лоренцо сдержал данное вожаку оборотней слово, он отпустил его, даруя ему и его своре свободу от служения. Отпустил… потому что негоже владыке города нарушать слово. Интересно, отпустил бы он оборотня, если бы не сестра Видальдаса, Дева без Имени? Принцесса фэйри, вторая наследница Темного Дола, красноволосая красавица, правая рука брата в извечной борьбе за власть в городе.

Да, Лоренцо помнит. Он не забудет.

…Алые волосы, намотанные на кулак. Алые припухшие полосы на белоснежной спине. Алая кровь, капающая из растерзанного запястья. Алые губы, стонущие имя Деймона. Алая гвоздика в лацкане белоснежного пиджака, забрызганного алыми каплями. Алые рубины ошейника на его шее… Лоренцо наклонился и поцеловал оборотня в лоб, а затем легко — одной рукой — свернул ему шею. Раздался характерный щелчок, и на пол упал улыбающийся труп.

Сидхе тоже хотели Деймона, но уступить им своего охранника и телохранителя — значит, расписаться в беспомощности, объявить во всеуслышание, что он не контролирует строптивого пса, а этого Лоренце позволить себе не мог. Он еще не настолько укрепил свою власть, чтобы рисковать репутацией безжалостного и холодного убийцы. Но… Деймон вернется. Он обязательно когда-нибудь придет к своему господину. Но вернется на своих условиях, в этом Лоренцо не сомневался. Ну что же, оборотень заслужил свободу, а Лоренцо — пятисотлетний вампир, он умеет ждать. «Саrо аmiсо, ты ведь помнишь, что я спас тебе жизнь? Ты мне должен», — последние слова Деймона перед тем, как поклониться и уйти.

Лоренцо томно улыбнулся и, потянувшись, взял с подноса виноград. Покрутил его в пальцах и со вздохом положил обратно.

Деймон назвал его дорогим другом. Это стоило запомнить. Ну а пока можно развлечься, заведя себя другую зверушку. Не такую строптивую, конечно. И сегодняшний вечер обещал много сюрпризов.

— Мой господин, — в роскошно обставленную спальню вошел секретарь. — Гости съезжаются.

— Рабы на местах?

— Да, мастер.

knigochei.net

В рабстве у мужененавистниц (часть 1): admtg — LiveJournal

В рабстве у мужененавистниц (часть 1)

Подчинение и унижение

Все началось с того, что я на улице опрометчиво оскорбил, случайно толкнувшую меня женщину лет 35. В ответ она резко повернулась и, подойдя в плотную ко мне, сказала:

— Что? Ты что хамишь, ублюдок?

От такого поворота событий я словно остолбенел. А она продолжала.

— Тебе придется отработать за нанесенное мне оскорбление. Ты станешь моим рабом.

— Да вы что, с ума спятили, — усмехнувшись, ответил я.

— Нет, не спятила, либо ты станешь моим рабом и ответишь за оскорбление, либо тебя просто-напросто найдут и пристрелят, как бешеную собаку. Так что давай, выбирай по быстрому.

— Ну ладно вам, простите меня, — попытался я уладить ситуацию.

— Одними извинениями не отделаешься, давай выбирай, — дав понять мне, что у меня только два варианта.

— Ладно, я согласен стать вашим рабом, на время, — промямлил я.

— На время или нет, будет видно. И раз ты согласен, то придешь через недельку, в следующий понедельник, ко мне домой вот по этому адресу. Понял? — она написала на листке бумаги свой адрес и протянула его мне.

— Да, понял.

— А чтобы ты не передумал, дайка мне какой-нибудь документик, чтобы моим друзьям, в случае чего, легче было тебя отыскать.

У меня в кармане оказался паспорт, и я отдал его женщине.

— Отлично, он пока побудет у меня. И кстати, когда пойдешь ко мне, захвати все свои документы, какие у тебя есть. Я жду тебя к часам десяти утра. И чтоб не опаздывал.

На этом мы расстались.

Всю неделю я провел в раздумьях о случившемся. Я ругал себя за свою опрометчивую грубость. Никак не мог понять, почему я так легко расстался со своим паспортом, словно сдуру, мог бы сказать, что у меня нет с собой документов, хотя как знать, что могло бы быть после этого, может, ни чего бы это и не изменило. В правоохранительные органы я обращаться не решался, да и утешал себя мыслю о том, что мне предстоит не долгое рабство, на пару деньков, как максимум, в качестве работника по дому или что-то в этом роде.

И вот наступил этот злосчастный понедельник. Я нехотя собрался и поехал по указанному женщиной адресу, предварительно посмотрев на карте города район, в который мне предстояло ехать, так как название улицы мне было незнакомо. Этот район был на самом краю нашего города.

Оказавшись там, я увидел, что данная местность представляет собой небольшой жилой массив из редко стоящих кирпичных коттеджей разного вида и крутизны. Я с трудом нашел нужный мне дом, хотя по времени я еще успевал прийти вовремя. Это оказался небольшой двухэтажный коттедж с земельным участком соток на десять, засаженным разными деревьями и цветами. Калитка оказалась открытой, и я свободно прошел во двор. Как только я ступил на крыльцо дома, дверь открылась и на пороге стояла уже знакомая мне женщина. Она скорей всего видела меня в окно, когда я входил во двор. На ней был домашний халат, на ногах капроновые колготки черного цвета с одетыми поверх цветными носками.

— Ну что, пришел? Давай проходи, — с косой улыбкой произнесла она.

Я вошел в дом, разулся у порога, и она проводила меня по коридору до комнаты. Комната была достаточно просторной, но меня сильно удивило то, что пол ее был покрыт каким-то мягким покрывалом, напоминающим один большой спортивный мат, обшитый белой тканью. В углу комнаты стоял домашний кинотеатр. Вдоль стен, за исключением стены с окном, стояли два дивана, несколько кресел и журнальный столик.

— Это будет твое основное место для выполнения своих обязанностей, о которых я сейчас тебе подробно расскажу, — сказала она, что меня тоже очень удивило.

Ведь странно, эта комната не представляла собой ни чего такого, где надо было усилено трудиться и какие тут могут быть обязанности. Мы прошли в комнату, она села на диван, а мне предложила сесть в кресло напротив.

— Ну, теперь слушай внимательно, я расскажу тебе правила твоей жизни в этом доме. Все, что я скажу, так и будет, од-наз-нач-но, это не подлежит спору. Ты понял?

— Да.

— Ты теперь раб. Ты теперь полностью принадлежишь мне, моим двум дочерям, которые сейчас пока отдыхают у бабушки, но в этот четверг вернутся, а также моим подругам и их дочерям, которые иногда будут нас навещать. Так что у нас полностью женский коллектив, и мы все терпеть не можем вас мужиков. А ты, считай, на радость нам попался, для того чтобы мы могли над тобой издеваться, изливая на тебя всю нашу ненависть к мужикам. Но ты не думай, что мы уж звери какие, будешь вести себя хорошо и выполнять все наши приказы и прихоти, мы тоже к тебе будем относиться нормально, но, конечно не ограничивая себя в удовольствии над тобой поиздеваться. Все, что ты должен делать, находясь в этом доме — это служить нам, беспрекословно, я повторяю беспрекословно выполнять абсолютно все наши приказы и прихоти. Основными твоими обязанностями будут вылизывание наших ножек, кисок и попок, будешь служить нам в качестве туалета, мы будем ссать и срать тебе в рот и ты будешь жрать все наши испражнения, и после этого еще будешь подтирать нас языком. И с сегодняшнего дня, ни одна женщина этого дома не будет пользоваться настоящим туалетом, а будет использовать только тебя и твой поганый рот. Ты испробуешь на вкус абсолютно все выделения женского организма, которые, на протяжении всего своего рабства ты будешь регулярно употреблять, вылизывая, высасывая или просто получая как благословенный подарок от своей Госпожи.

— А долго я должен быть у вас в рабстве? — с трудом произнес я, так как от услышанного у меня полностью онемели язык и горло, а душа была полна горечи.

— Пока ты нам не надоешь, но уж не меньше пяти лет это точно. Да, кстати, совсем забыла тебе сказать, ты должен всех нас называть своими Госпожами, в любое свое обращение к нам, да вообще в любое предложение, ты должен вставлять фразу «Моя Госпожа», например: «Да, моя Госпожа», «Хорошо, моя Госпожа», «Госпожа, разрешите поцеловать вашу попку». Понятно?

— Да, моя Госпожа.

— А если будешь забывать про это, мы тебя будем наказывать. И кстати о наказаниях. Вообще, наши издевательства над тобой, в основном будут носить для тебя морально унизительный характер. Физически над тобой издеваться мы особо не будем, нам это не в прикол. Ну, будем, конечно, на тебя оказывать некоторое физическое воздействие, например, слегка пороть, трепать твои половые причиндалы, топтать тебя, но от этого у тебя не будет ни каких особо отрицательных физических последствий. Единственно что, мы обязательно сделаем из тебя импотента, но этот процесс для тебя, я думаю, не будет мучительно болезненным, так как все будет происходить постепенно и само собой. А вот если ты будешь ослушиваться приказов, будешь плохо выполнять свои обязанности, мы будем тебя наказывать, а наказания как раз будут большей частью физическими и возможно с вытекающими из этого не хорошими для тебя последствиями. У нас в подвале есть помещение, что-то наподобие небольшого спортзала, так вот, мы его приспособим для проведения твоих наказаний, сделаем из него, так сказать, пыточную комнату. Но я думаю, что ты все-таки будешь вести себя должным образом, и нам не придется пользоваться этой комнатой. Или как?

— Да, моя Госпожа, я буду делать все, что вы скажете, буду выполнять все свои обязанности как следует — ответил я, почти смерившись с происходящим, но горечь в душе все еще не проходила.

— Хорошо. Да к тому же, я не думаю, что ты захочешь, чтобы все знали о том, как мы тут над тобой издеваемся и унижаем, и что тебе приходиться делать для нас. Не так ли?

— Да, Госпожа. Я не хочу, чтобы вы распространялись обо всем, об этом. Я хочу, чтобы все, что со мной здесь будет происходить, знали только ...

вы, ваши дочери и подруги со своими дочерьми, то есть только те, кому я буду принадлежать. Я очень прошу вас об этом.

— В общем, так и будет. Но мы, для себя, постоянно будем фотографировать и снимать на видео то, как мы над тобой издеваемся, будем фиксировать практически все твои унижения перед нами, да и тебя в разных извращенных позах. Так что, пока ты служишь нам, за это время будет постоянно накапливаться вполне приличный компромат на тебя. И если ты посмеешь наотрез отказаться от выполнения какого-то нашего приказа или будешь сопротивляться наказанию, за какую либо провинность, то все наши фото и видео станут достоянием общественности. Ты понял?

— Да, моя Госпожа, как я уже говорил, буду делать все, что вы скажете. Лишь бы все оставалось между нами.

— Ну и отлично. А теперь вернемся к перечислению твоих обязанностей. Все наше ношенное нижнее белье будет проходить обязательную предварительную стирку, только у тебя во рту. Будешь обсасывать наши грязные трусы, чулки, колготки и так далее, и лишь потом, когда они будут уже почти чистыми, по крайней мере, от пота или других наших выделений, сможешь отправлять их на обычную стирку. Кстати, могу тебя обрадовать, ни какую работу по хозяйству тебе делать не придется, к нам для этого каждую неделю приходит служанка. Одинокая женщина, около сорока лет. Она, конечно, будет тебя видеть, и будет знать, что мы с тобой вытворяем, но она, я уверена, будет держать язык за зубами, я ей хорошо плачу и она будет держаться за свою работу. Мы даже наверно дадим ей право над тобой издеваться, если она захочет. И думаю, захочет, не зря она одинокая, видно тоже с мужиками нелады. Также, твоей обязанностью будет обслуживать нас во время месячных. Будем использовать тебя в качестве прокладки. Прижмешься мордой к пизде и будешь слизывать все наши менструальные выделения. Понятно?

— Да, моя Госпожа.

— Та-ак, что еще? — на мгновение она задумалась. — Вот, по-моему, и все, я тебе рассказала обо всех твоих основных обязанностях. Не так уж и много, как ты, надеюсь, заметил. А если что еще вспомню, скажу. Но также, я хотела бы тебя предупредить. Одним бездумным выполнением наших приказов или прихотей ты не отделаешься. Все, что мы тебе прикажем, ты должен не просто выполнять, а стремиться сделать это как можно лучше, чтобы как можно больше доставить удовольствие своим Госпожам. А если же мы почувствуем, что наши указания ты мог бы выполнить лучше, чем выполнил, то мы тебя накажем. Все что ты для нас будешь делать, ты должен делать с превеликим удовольствием, по крайней мере, чтобы все выглядело именно так. Если будешь вылизывать у нас, то вылизывать должен так, как будто это для тебя самое лучшее, что ты, когда-либо делал в жизни. Лизать должен страстно, вкладывать в это дело, так сказать, всю свою душу. Будешь жрать наше говно, пить мочу или же употреблять какие-нибудь другие выделения наших организмов, то должен выглядеть так, как будто ни чего в жизни вкуснее не пробовал. А после того как поешь говна или попьешь мочи, будешь благодарить нас за то, что позволили тебе питаться нашими вкусными испражнениями. Ведь наши говно и моча должны быть для тебя как манна небесная. Когда мы будем над тобой издеваться, ты должен быть просто счастлив и сам стремиться к тому, чтобы мы над тобой поиздевались как можно поизвращенней. И кстати, извращенность наших издевательств над тобой будет ограничиваться только нашей фантазией. А она у нас, поверь, границ не имеет. И вообще, в первую очередь ты сам должен стремиться унизиться перед нами. Это должно быть одной из главных целей в жизни раба. Если ни одна из нас в какой-то период времени не унижает тебя, не издевается над тобой, не заставляет тебя вылизывать ее или еще что-нибудь, то это не значит, что ты можешь спокойно отдыхать в это время. Ты сам должен проявлять инициативу, например, подойти к Госпоже и полизать ей ножки, попку или киску, даже если она тебе это не приказывает. Можешь просто нюхать ее ношенное нижнее белье или, например, потные ножки, кайфуя от вдыхания их прекрасного аромата. Да к тому же, не забывай про свою обязанность предварительно стирать у себя во рту все наше грязное нижнее белье, оно не должно скапливаться. Пока ты в этом доме, у тебя вообще не должно быть ни одной минуты свободной от каких-либо унижений. Даже ночью, или когда мы отсутствуем, ты всегда будешь унижен. Мы всегда перед уходом из дома или на ночь будем придумывать, как тебя оставить при этом в унизительном положении. Например, будем надевать тебе на голову наши грязные трусы или колготки, засовывать их тебе в рот в виде кляпа. Или еще что-нибудь придумаем, все сразу не перечислишь, слишком велика у нас фантазия на этот счет, как я раньше уже говорила. Ты должен всей своей сущностью показывать нам свою абсолютную покорность, свое возвеличивание нас и свою низость перед нами. Мы полностью уничтожим тебя как личность. Мы подчиним себе не только твое тело, но и мысли и эмоции. Вся твоя сущность будет у нас в рабстве, мы сделаем из тебя раба до мозга костей. А если ты не будешь выполнять хоть что-то из того, что я сейчас перечислила, мы будем тебя наказывать. Понятно?

— Да, моя Госпожа.

Она не надолго замолчала, о чем-то задумавшись. Подом продолжила.

— Кстати, совсем забыла, мы с тобой еще не познакомились. Конечно, я уже знаю, как тебя зовут, но мы тебя по имени ни когда называть не будем, так что можешь забыть о нем пока ты здесь. Мы будем тебя называть разными унизительными словами, да и дадим тебе какую-нибудь кличку, как это подобает для раба. А вот нас ты, на всякий случай, должен знать по именам, если тебе понадобиться, например, обратиться к какой-то конкретной Госпоже, или упомянуть в своей речи конкретную Госпожу. Так вот, меня зовут Татьяна Владимировна. Мою старшую дочь, 13-и лет, зовут Анна Николаевна. Младшую, которой 6 лет, зовут Ирина Николаевна. И не зависимо от их возраста, ты должен называть их только по имени и отчеству, конечно добавляя спереди слово «Госпожа», и относиться к ним соответственно. Они для тебя будут такими же Госпожами, что и мы, их матери. Например, самой маленькой твоей Госпоже, Ольге Сергеевне, сейчас всего 5 лет, а она будет абсолютно наравне с нами издеваться над тобой. Ты все уяснил?

— Да, моя Госпожа, я все понял.

— А с остальными твоими Госпожами я познакомлю тебя попозже. Так, что еще не сказала? Будешь ходить в этом доме только голым, у раба не должно быть абсолютно ни какой одежды. Всю твою одежду я спрячу и отдам только тогда, когда мы с тобой расстанемся. Хотя, в принципе, мы здесь тоже будем в основном ходить голыми, чтобы ты всегда беспрепятственно мог полизать у нас в разных местах. Как я уже тебе говорила, эта комната будет основным местом для выполнения твоих обязанностей, именно здесь мы в основном будем издеваться над тобой. Я специально постелила на пол этот мягкий настил, чтобы нам было удобней издеваться над тобой, уж лучше, чем на жестком полу, сам понимаешь. В туалет будешь ходить только с нашего разрешения. Исключением будет, только если мы будем отсутствовать дома, тогда сможешь сходить, соответственно, без разрешения. Если, поначалу, будешь возбуждаться, то будешь с нашего разрешения дрочить, но спускать при этом только себе в рот. Понял?

— Да, моя Госпожа.

— А потом, думаю, мы тебя избавим от необходимости справлять эту нужду, сделав из тебя импотента. Спать будешь, в основном, если не понадобиться нам что-то другое, также в этой комнате. Если будешь хорошо себя вести, то я гарантирую тебе в день трехразовое питание, если ты сам, конечно, захочешь есть, после того, как наешься нашего говна. Так что, мы будем еще заботиться о тебе, при твоем хорошем поведении, ведь мы не хотим, чтобы наш раб быстро вышел из строя. Ты доволен нашей благосклонностью к тебе?

— Да, моя Госпожа, очень доволен, спасибо вам большое.

— И мой тебе совет, тебе лучше сразу смириться со своей участью, так тебе легче будет, ведь ты уже ни куда от этого не денешься, прими все как должное. А сейчас иди в спальню на втором этаже, в самую первую комнату после лестницы, и раздевайся там до гола. Как разденешься, сразу спускайся сюда, но учти, я ждать не люблю. Как войдешь в эту комнату, встанешь передо мной на колени и поцелуешь ноги, и с этого момента для тебя начнется абсолютно новая жизнь. Тебе все понятно?

— Да, Госпожа.

— А теперь бегом раздеваться, я жду тебя.

Продолжение следует...

[email protected]

admtg.livejournal.com


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.