Стихи гумилева про любовь


Гумилев Николай – Стихи о любви

Вы здесь

Прогулка

Мы в аллеях светлых пролетали,
Мы летели около воды,
Золотые листья опадали
В синие и сонные пруды.

И причуды, и мечты и думы
Поверяла мне она свои,
Все, что может девушка придумать
О еще неведомой любви.

Говорила: Да, любовь свободна...Читать далее

После стольких лет...

После стольких лет
Я пришел назад,
Но изгнанник я,
И за мной следят.

- Я ждала тебя
Столько долгих дней!
Для любви моей
Расстоянья нет.

- В стороне чужой
Жизнь прошла моя,
Как умчалась жизнь,
Не заметил я.
...Читать далее

Портрет мужчины

Его глаза - подземные озера,
Покинутые царские чертоги.
Отмечен знаком высшего позора,
Он никогда не говорит о Боге.

Его уста - пурпуровая рана
От лезвия, пропитанного ядом;
Печальные, сомкнувшиеся рано,
Они зовут к непознанным усладам....Читать далее

Перстень

Уронила девушка перстень
В колодец, в колодец ночной,
Простирает легкие персты
К холодной воде ключевой.

Возврати мой перстень, колодец,
В нем красный цейлонский рубин,
Что с ним будет делать народец
Тритонов и мокрых ундин?

В глубине...Читать далее

Отравленный

«Ты совсем, ты совсем снеговая,
Как ты странно и страшно бледна!
Почему ты дрожишь, подавая
Мне стакан золотого вина?»

Отвернулась печальной и гибкой...
Что я знаю, то знаю давно,
Но я выпью, и выпью с улыбкой
Все налитое ею вино.

А...Читать далее

Она

Я знаю женщину: молчанье,
Усталость горькая от слов,
Живет в таинственном мерцанье
Ее расширенных зрачков.

Ее душа открыта жадно
Лишь медной музыке стиха,
Пред жизнью, дольней и отрадной
Высокомерна и глуха.

Неслышный и неторопливый,...Читать далее

Озеро Чад

На таинственном озере Чад
Посреди вековых баобабов
Вырезные фелуки стремят
На заре величавых арабов.
По лесистым его берегам
И в горах, у зеленых подножий,
Поклоняются страшным богам
Девы-жрицы с эбеновой кожей.

Я была женой могучего вождя,...Читать далее

Сомнение

Вот я один в вечерний тихий час,
Я буду думать лишь о вас, о вас.

Возьмусь за книгу, но прочту: «она»,
И вновь душа пьяна и смятена.

Я брошусь на скрипучую кровать,
Подушка жжет... Нет, мне не спать, а ждать.

И, крадучись, я подойду к окну...Читать далее

www.romanticcollection.ru

Стихи о любви Николая Гумилева

Здесь собраны все стихи русского поэта Николай Гумилев на тему Стихи о любви.

» Абиссинские песни
I. Военная Носороги топчут наше дурро, Обезьяны обрывают смоквы, Хуже обезьян и носорогов...
» Детство
Я ребенком любил большие, Медом пахнущие луга, Перелески, травы сухие И меж трав бычачьи рога....
» Душа и тело
I Над городом плывет ночная тишь, И каждый шорох делается глуше, А ты, душа, ты всё-таки молчишь,...
» Из букета целого сиреней...
Из букета целого сиреней Мне досталась лишь одна сирень, И всю ночь я думал об Елене, А потом томился целый день....
» Индюк
На утре памяти неверной Я вспоминаю пестрый луг, Где царствовал высокомерный, Мной обожаемый индюк....
» Лес
В том лесу белесоватые стволы Выступали неожиданно из мглы. Из земли за корнем корень выходил, Точно руки обитателей могил....
» Любовники
Любовь их душ родилась возле моря, В священных рощах девственных наяд, Чьи песни вечно-радостно звучат, С напевом струн, с игрою ветра споря....
» Любовь
Надменный, как юноша, лирик Вошел, не стучася, в мой дом И просто заметил, что в мире Я должен грустить лишь о нем....
» Маргарита
Валентин говорит о сестре в кабаке, Выхваляет ее ум и лицо, А у Маргариты на левой руке Появилось дорогое кольцо....
» Мои читатели
Старый бродяга в Аддис-Абебе, Покоривший многие племена, Прислал ко мне черного копьеносца С приветом, составленным из моих стихов....
» Невеста льва
Жрец решил. Народ, согласный С ним, зарезал мать мою: Лев пустынный, бог прекрасный, Ждет меня в степном раю....
» Оборванец
Я пойду гулять по гулким шпалам, Думать и следить В небе желтом, в небе алом Рельс бегущих нить....
» Озеро Чад
На таинственном озере Чад Посреди вековых баобабов Вырезные фелуки стремят На заре величавых арабов....
» Орел Синдбада
Следом за Синдбадом-Мореходом В чуждых странах я сбирал червонцы И блуждал по незнакомым водам, Где, дробясь, пылали блики солнца....
» Открытие Америки
Свежим ветром снова сердце пьяно, Тайный голос шепчет: «Все покинь!» Перед дверью над кустом бурьяна Небосклон безоблачен и синь,...
» Память
Только змеи сбрасывают кожи, Чтоб душа старела и росла. Мы, увы, со змеями не схожи, Мы меняем души, не тела....
» Персидская миниатюра
Когда я кончу наконец Игру в cache-cache со смертью хмурой, То сделает меня Творец Персидскою миниатюрой....
» Перстень
Уронила девушка перстень В колодец, в колодец ночной, Простирает легкие персты К холодной воде ключевой....
» Поэту
Пусть будет стих твой гибок, но упруг, Как тополь зеленеющей долины, Как грудь земли, куда вонзился плуг, Как девушка, не знавшая мужчины....
» Прогулка
Мы в аллеях светлых пролетали, Мы летели около воды, Золотые листья опадали В синие и сонные пруды....
» Русалка
На русалке горит ожерелье И рубины греховно-красны, Это странно-печальные сны Мирового, больного похмелья....
» Слоненок
Моя любовь к тебе сейчас - слоненок, Родившийся в Берлине иль Париже И топающий ватными ступнями По комнатам хозяина зверинца....
» Старый конквистадор
Углубясь в неведомые горы, Заблудился старый конквистадор, В дымном небе плавали кондоры, Нависали снежные громады....
» Тот, другой
Я жду, исполненный укоров: Но не веселую жену Для задушевных разговоров О том, что было в старину....
» Умный дьявол
Мой старый друг, мой верный Дьявол, Пропел мне песенку одну: "Всю ночь моряк в пучине плавал, А на заре пошел ко дну....
» Это было не раз
Это было не раз, это будет не раз В нашей битве глухой и упорной: Как всегда, от меня ты теперь отреклась, Завтра, знаю, вернёшься покорной....
» Я и вы
Да, я знаю, я вам не пара, Я пришел из другой страны, И мне нравится не гитара, А дикарский напев зурны....

Николай Гумилев

rupoem.ru

Стихи Льва Гумилева о любви

Шестое чувство

Прекрасно в нас влюбленное вино
И добрый хлеб, что в печь для нас садится,
И женщина, которою дано,
Сперва измучившись, нам насладиться.

Но что нам делать с розовой зарей
Над холодеющими небесами,
Где тишина и неземной покой,
Что делать нам с бессмертными стихами?

Ни съесть, ни выпить, ни поцеловать.
Мгновение бежит неудержимо,
И мы ломаем руки, но опять
Осуждены идти всё мимо, мимо.

Как мальчик, игры позабыв свои,
Следит порой за девичьим купаньем
И, ничего не зная о любви,
Все ж мучится таинственным желаньем;

Как некогда в разросшихся хвощах
Ревела от сознания бессилья
Тварь скользкая, почуя на плечах
Еще не появившиеся крылья;

Так век за веком — скоро ли, Господь? —
Под скальпелем природы и искусства
Кричит наш дух, изнемогает плоть,
Рождая орган для шестого чувства.

 

Ты пожалела, ты простила

Ты пожалела, ты простила
И даже руку подала мне,
Когда в душе, где смерть бродила,
И камня не было на камне.

Так победитель благородный
Предоставляет без сомненья
Тому, кто был сейчас свободный,
И жизнь и даже часть именья.

Всё, что бессонными ночами
Из тьмы души я вызвал к свету,
Всё, что даровано богами
Мне, воину, и мне, поэту,

Всё, пред твоей склоняясь властью,
Всё дам и ничего не скрою
За ослепительное счастье
Хоть иногда побыть с тобою.

Лишь песен не проси ты милых,
Таких, как я слагал когда-то,
Ты знаешь, я их петь не в силах
Скрипучим голосом кастрата.

Не накажи меня за эти
Слова, не ввергни снова в бездну,—
Когда-нибудь при лунном свете,
Раб истомленный, я исчезну.

Я побегу в пустынном поле
Через канавы и заборы,
Забыв себя и ужас боли,
И все условья, договоры.

И не узнаешь никогда ты,
Чтоб в сердце не вошла тревога,
В какой болотине проклятой
Моя окончилась дорога.

Сады души

Сады моей души всегда узорны,
В них ветры так свежи и тиховейны,
В них золотой песок и мрамор черный,
Глубокие, прозрачные бассейны.

Растенья в них, как сны, необычайны,
Как воды утром, розовеют птицы,
И — кто поймет намек старинной тайны?-
В них девушка в венке великой жрицы.

Глаза, как отблеск чистой серой стали,
Изящный лоб, белей восточных лилий,
Уста, что никого не целовали
И никогда ни с кем не говорили.

И щеки — розоватый жемчуг юга,
Сокровище немыслимых фантазий,
И руки, что ласкали лишь друг друга,
Переплетясь в молитвенном экстазе.

У ног ее — две черные пантеры
С отливом металлическим на шкуре.
Взлетев от роз таинственной пещеры,
Ее фламинго плавает в лазури.

Я не смотрю на мир бегущих линий,
Мои мечты лишь вечному покорны.
Пускай сирокко бесится в пустыне,
Сады моей души всегда узорны.

 

С тобой я буду до зари

С тобой я буду до зари,
Наутро я уйду
Искать, где спрятались цари,
Лобзавшие звезду.

У тех царей лазурный сон
Заткал лучистый взор;
Они — заснувший небосклон
Над мраморностью гор.

Сверкают в золоте лучей
Их мантий багрецы,
И на сединах их кудрей
Алмазные венцы.

И их мечи вокруг лежат
В каменьях дорогих,
Их чутко гномы сторожат
И не уйдут от них.

Но я приду с мечом своим;
Владеет им не гном!
Я буду вихрем грозовым,
И громом, и огнем!

Я тайны выпытаю их,
Все тайны дивных снов,
И заключу в короткий стих,
В оправу звонких слов.

Промчится день, зажжет закат,
Природа будет храм,
И я приду, приду назад,
К отворенным дверям.

С тобою встретим мы зарю,
Наутро я уйду,
И на прощанье подарю
Добытую звезду.

Рассказ девушки

В вечерний час горят огни…
Мы этот час из всех приметим,
Господь, сойди к молящим детям
И злые чары отгони!

Я отдыхала у ворот
Под тенью милой, старой ели,
А надо мною пламенели
Снега неведомых высот.

И в этот миг с далеких гор
Ко мне спустился странник дивный.
В меня вперил он взор призывный,
Могучей негой полный взор.

И пел красивый чародей:
«Пойдем со мною на высоты,
Где кроют мраморные гроты
Огнем увенчанных людей.

Их очи дивно глубоки,
Они прекрасны и воздушны,
И духи неба так послушны
Прикосновеньям их руки.

Мы в их обители войдем
При звуках светлого напева,
И там ты будешь королевой,
Как я могучим королем.

О, пусть ужасен голос бурь
И страшны лики темных впадин,
Но горный воздух так прохладен
И так пленительна лазурь».

И эта песня жгла мечты,
Дарила волею мгновенья
И наряжала сновиденья
В такие яркие цветы.

Но тих был взгляд моих очей,
И сердце, ждущее спокойно,
Могло ль прельститься цепью стройной
Светло-чарующих речей.

И дивный странник отошел,
Померкнул в солнечном сиянье,
Но внятно — тяжкое рыданье
Мне повторял смущенный дол.

В вечерний час горят огни…
Мы этот час из всех приметим,
Господь, сойди к молящим детям
И злые чары отгони.

 

Принцесса

В темных покрывалах летней ночи
Заблудилась юная принцесса.
Плачущей нашел ее рабочий,
Что работал в самой чаще леса.

Он отвел ее в свою избушку,
Угостил лепешкой с горьким салом,
Подложил под голову подушку
И закутал ноги одеялом.

Сам заснул в углу далеком сладко,
Стала тихо тишиной виденья,
Пламенем мелькающим лампадка
Освещала только часть строенья.

Неужели это только тряпки,
Жалкие, ненужные отбросы,
Кроличьи засушенные лапки,
Брошенные на пол папиросы?

Почему же ей ее томленье
Кажется мучительно знакомо,
И ей шепчут грязные поленья,
Что она теперь лишь вправду дома?

…Ранним утром заспанный рабочий
Проводил принцессу до опушки,
Но не раз потом в глухие ночи
Проливались слезы об избушке.

 

Еще не раз вы вспомните меня

Еще не раз вы вспомните меня
И весь мой мир волнующий и странный,
Нелепый мир из песен и огня,
Но меж других единый необманный.

Он мог стать вашим тоже и не стал,
Его вам было мало или много,
Должно быть, плохо я стихи писал
И вас неправедно просил у Бога.

Но каждый раз вы склонитесь без сил
И скажете: «Я вспоминать не смею.
Ведь мир иной меня обворожил
Простой и грубой прелестью своею».

 

Душа и тело

I
Над городом плывет ночная тишь,
И каждый шорох делается глуше,
А ты, душа, ты всё-таки молчишь,
Помилуй, Боже, мраморные души.

И отвечала мне душа моя,
Как будто арфы дальние пропели:
«Зачем открыла я для бытия
Глаза в презренном человечьем теле?

Безумная, я бросила мой дом,
К иному устремясь великолепью,
И шар земной мне сделался ядром,
К какому каторжник прикован цепью.

Ах, я возненавидела любовь —
Болезнь, которой все у вас подвластны,
Которая туманит вновь и вновь
Мир, мне чужой, но стройный и прекрасный.

И если что еще меня роднит
С былым, мерцающим в планетном хоре,
То это горе, мой надежный щит,
Холодное презрительное горе.»

II
Закат из золотого стал как медь,
Покрылись облака зеленой ржою,
И телу я сказал тогда: «Ответь
На всё провозглашенное душою».

И тело мне ответило мое,
Простое тело, но с горячей кровью:
«Не знаю я, что значит бытие,
Хотя и знаю, что зовут любовью.

Люблю в соленой плескаться волне,
Прислушиваться к крикам ястребиным,
Люблю на необъезженном коне
Нестись по лугу, пахнущему тмином.

И женщину люблю… Когда глаза
Ее потупленные я целую,
Я пьяно, будто близится гроза,
Иль будто пью я воду ключевую.

Но я за всё, что взяло и хочу,
За все печали, радости и бредни,
Как подобает мужу, заплачу
Непоправимой гибелью последней.

III
Когда же слово Бога с высоты
Большой Медведицею заблестело,
С вопросом: «Кто же, вопрошатель, ты?»
Душа предстала предо мной и тело.

На них я взоры медленно вознес
И милостиво дерзостным ответил:
«Скажите мне, ужель разумен пес,
Который воет, если месяц светел?

Ужели вам допрашивать меня,
Меня, кому единое мгновенье —
Весь срок от первого земного дня
До огненного светопреставленья?

Меня, кто, словно древо Игдразиль,
Пророс главою семью семь вселенных
И для очей которого, как пыль,
Поля земные и поля блаженных?

Я тот, кто спит, и кроет глубина
Его невыразимое прозванье:
А вы — вы только слабый отсвет сна,
Бегущего на дне его сознанья!

Девочка

Временами, не справясь с тоскою
И не в силах смотреть и дышать,
Я, глаза закрывая рукою,
О тебе начинаю мечтать.

Не о девушке тонкой и томной,
Как тебя увидали бы все,
А о девочке тихой и скромной,
Наклоненной над книжкой Мюссе.

День, когда ты узнала впервые,
Что есть Индия — чудо чудес,
Что есть тигры и пальмы святые —
Для меня этот день не исчез.

Иногда ты смотрела на море,
А над морем сходилась гроза.
И совсем настоящее горе
Застилало туманом глаза.

Почему по прибрежьям безмолвным
Не взноситься дворцам золотым?
Почему по светящимся волнам
Не приходит к тебе серафим?

И я знаю, что в детской постели
Не спалось вечерами тебе.
Сердце билось, и взоры блестели.
О большой ты мечтала судьбе.

Утонув с головой в одеяле,
Ты хотела стать солнца светлей,
Чтобы люди тебя называли
Счастьем, лучшей надеждой своей.

Этот мир не слукавил с тобою,
Ты внезапно прорезала тьму,
Ты явилась слепящей звездою,
Хоть не всем — только мне одному.

Но теперь ты не та, ты забыла
Всё, чем в детстве ты думала стать.
Где надежда? Весь мир — как могила.
Счастье где? Я не в силах дышать.

И таинственный твой собеседник,
Вот я душу мою отдаю
За твой маленький детский передник,
За разбитую куклу твою.

 

Лишь ченый бархат, на котором

Лишь ченый бархат, на котором
Забыт сияющий алмаз,
Сумею я сравнить со взором
Её почти поющих глаз.

Её фарфоровое тело
Томит неясной белизной,
Как лапесток сирени белой
Под умирающей луной.

Пусть руки нежно-восковые,
Но кровь в них так же горяча,
Как перед образом Марии
Неугасимая свеча.

И вся она легка как птица
Осенней ясною порой
Уже готовая проститься
С печальной северной страной

 

Свидание

Сегодня ты придешь ко мне,
Сегодня я пойму,
Зачем так странно при луне
Остаться одному.

Ты остановишься, бледна,
И тихо сбросишь плащ.
Не так ли полная луна
Встает из темных чащ?

И, околдованный луной,
Окованный тобой,
Я буду счастлив тишиной,
И мраком, и судьбой.

Так зверь безрадостных лесов,
Почуявший весну,
Внимает шороху часов
И смотрит на луну,

И тихо крадется в овраг
Будить ночные сны,
И согласует легкий шаг
С движением луны.

Как он, и я хочу молчать,
Тоскуя и любя,
С тревогой древнею встречать
Мою луну, тебя.

Проходит миг, ты не со мной,
И снова день и мрак,
Но, обожженная луной,
Душа хранит твой знак.

Соединяющий тела
Их разлучает вновь,
Но, как луна, всегда светла
Полночная любовь.

 

Сон (Снилось мне, ты любишь другого)

Застонал от сна дурного
И проснулся тяжко скорбя:
Снилось мне — ты любишь другого
И что он обидел тебя.

Я бежал от моей постели,
Как убийца от плахи своей,
И смотрел, как тускло блестели
Фонари глазами зверей.

Ах, наверно, таким бездомным
Не блуждал ни один человек
В эту ночь по улицам тёмным,
Как по руслам высохших рек.

Вот, стою перед дверью твоею,
Не дано мне иного пути,
Хоть и знаю, что не посмею
Никогда в эту дверь войти.

Он обидел тебя, я знаю,
Хоть и было это лишь сном,
Но я всё-таки умираю
Пред твоим закрытым окном.

Любовь

Надменный, как юноша, лирик
Вошел, не стучася, в мой дом
И просто заметил, что в мире
Я должен грустить лишь о нем.

С капризной ужимкой захлопнул
Открытую книгу мою,
Туфлей лакированной топнул,
Едва проронив: «Не люблю».

Как смел он так пахнуть духами!
Так дерзко перстнями играть!
Как смел он засыпать цветами
Мой письменный стол и кровать!

Я из дому вышел со злостью,
Но он увязался за мной.
Стучит изумительной тростью
По звонким камням мостовой.

И стал я с тех пор сумасшедшим.
Не смею вернуться в свой дом
И все говорю о пришедшем
Бесстыдным его языком.

loveset.ru

Николай Гумилев - Любовь: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Надменный, как юноша, лирик
Вошел, не стучася, в мой дом
И просто заметил, что в мире
Я должен грустить лишь о нем.

С капризной ужимкой захлопнул
Открытую книгу мою,
Туфлей лакированной топнул,
Едва проронив: «Не люблю».

Как смел он так пахнуть духами!
Так дерзко перстнями играть!
Как смел он засыпать цветами
Мой письменный стол и кровать!

Я из дому вышел со злостью,
Но он увязался за мной.
Стучит изумительной тростью
По звонким камням мостовой.

И стал я с тех пор сумасшедшим.
Не смею вернуться в свой дом
И все говорю о пришедшем
Бесстыдным его языком.

Анализ стихотворения «Любовь» Гумилева

Экстравагантное стихотворение «Любовь» Николая Степановича Гумилева было впервые опубликовано в сборнике «Чужое небо».

Стихотворение датируется февралем 1912 года. Его автор принимает активное участие в литературной жизни столицы, проводит заседания «Цеха поэтов», чествует коллег по перу, создает теорию акмеизма. Однажды приглашение погостить у семейной пары в их царскосельском доме принимает поэт-эстет М. Кузмин. Судя по дневниковым записям гостя, он провел у Н. Гумилева и А. Ахматовой несколько недель, насыщенных спорами, встречами и немножко скучным бытом. Считается, что именно образ М. Кузмина возникает в строчках стихотворения. Впрочем, не только он. В жанровом отношении – лирика в стиле модерн, тайны творческой лаборатории. Рифмовка перекрестная, 5 строф. Название стиха обманчиво простое. Интонация с нотами комического возмущения. Итак, уклад дома и даже мировоззрение лирического героя разворошил «надменный» визитер. Как идол, учитель и Муза, он опрокинул романтический мир героя. «Захлопнул книгу мою»: отныне книжный шкаф героя заперт на увесистый, хотя и невидимый, замок. «Не люблю»: в симпатиях и предпочтениях герой больше не властен. Он пытается не поддаться чарам, и от облака пряных духов спешит на свежий воздух. «Стучит тростью»: вполне автобиографический момент. Еще недавно поэт и сам ходил с «изумительной тростью». В финале герой признает себя побежденным. Однако и тут сквозит ирония: «я стал сумасшедшим». Только ли М. Кузмин всколыхнул глубины подсознания автора? Следует сказать, что еще гимназистом поэт был очарован образом О. Уайльда. Конечно, той поры, когда тот блистал и владел умами. Ассоциировал себя поэт и с Дорианом Греем. А также прилежно переводил произведения кумира на русский язык. В конечном счете, в стихе автор пытается снять с себя чужую, и когда-то любимую, маску. «Бесстыдный язык», искусство вне морали, демонизм оказались всего лишь позой. Расстаться с этой второй натурой герою непросто, но борьба уже началась. Стих богат на средства выразительности. Саркастическое сравнение «надменный, как юноша»: известная слабость юности – считать себя лучше других. «Не стучася»: фольклорная форма глагола подчеркивает бесцеремонность наваждения. Эпитет: «капризной ужимкой». Град восклицаний в третьей строфе. Анафора: «как смел он».

В стихах «Любовь» Н. Гумилева лирический герой переживает мировоззренческий кризис, из которого надеется выйти победителем.

rustih.ru

Николай Гумилев - Она: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Я знаю женщину: молчанье,
Усталость горькая от слов,
Живет в таинственном мерцанье
Ее расширенных зрачков.

Ее душа открыта жадно
Лишь медной музыке стиха,
Пред жизнью, дольней и отрадной
Высокомерна и глуха.

Неслышный и неторопливый,
Так странно плавен шаг ее,
Назвать нельзя ее красивой,
Но в ней все счастие мое.

Когда я жажду своеволий
И смел и горд — я к ней иду
Учиться мудрой сладкой боли
В ее истоме и бреду.

Она светла в часы томлений
И держит молнии в руке,
И четки сны ее, как тени
На райском огненном песке.

Анализ стихотворения «Она» Гумилева

Стихотворение «Она» Николая Степановича Гумилева создано в период перехода поэта от символизма к акмеизму. Образ женщины в произведении раскрыт и с психологической, и с романтической точки зрения. Героиня стихотворения — жена Н. Гумилева поэтесса Анна Андреевна Ахматова.

Стихотворение «Она» появилось в 1912 году на страницах сборника «Чужое небо». Автору в эту пору 26 лет и он женат на любимой женщине — А. Ахматовой. В этом же году у семейной пары родился сын Лев.

По жанру — любовная лирика, размер — четырехстопный ямб с перекрестной рифмой, 5 строф. По композиции условно делится на 3 части. В первой поэт смотрит как бы со стороны на свою возлюбленную, во второй части появляется намек на болезненность их отношений, в третьей он возводит героиню на пьедестал, признавая себя простым смертным перед ней. Он словно в раю, но песок его обжигает, а молнии в ее руке не дают ему приблизиться, мешают им понять, принять и удержать друг друга.

Лексика возвышенная, книжная, много кратких прилагательных: дольней, истоме, томлений, жажду, пред, своеволий, плавен, светла, высокомерна, глуха. Форма слова «счастие» подчеркивает глубину чувства поэта. Третье четверостишие в чем-то перекликается с сонетом Шекспира «Ее глаза на звезды не похожи». Из общего ряда мировой любовной лирики стихотворение выделяется тем, что его героиня не просто любимая женщина, а тоже поэт.

Поэт описывает ее внешность несколькими штрихами: расширенные зрачки, плавен шаг, типичной красавицей не назовешь. Он робеет перед ее молчаливостью, ведь даже шаг ее — «неслышный, неторопливый», а ее холодность причиняет ему боль. Впрочем, лирический герой сознает уникальность этой встречи и отношений, дорожит этой любовью, считает ее единственной в своем роде, сбывшейся мечтой любого поэта. Известно, что жена словно отвечала ему на стихи своими стихами. В том же 1912 году она писала, что ей «надоело быть незнакомкой, чужой».

Много ярких эпитетов: таинственном, медной, отрадной, райском огненном, мудрой сладкой. Есть и сравнение: сны, как тени. Оксюморон: сладкой боли. Метафоры: усталость горькая, медной музыке стиха, душа открыта. Гипербола: держит молнии в руке.

Чувство, которое долго было неразделенным, трудная любовь двух талантливых людей, Н. Гумилева и А. Ахматовой, легли в основу стихотворения «Она». Это произведение — проба сил молодого поэта, искавшего новые пути в литературе модерна.

rustih.ru

Николай Гумилев - Душа и тело: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

I
Над городом плывет ночная тишь,
И каждый шорох делается глуше,
А ты, душа, ты всё-таки молчишь,
Помилуй, Боже, мраморные души.

И отвечала мне душа моя,
Как будто арфы дальние пропели:
«Зачем открыла я для бытия
Глаза в презренном человечьем теле?

Безумная, я бросила мой дом,
К иному устремясь великолепью,
И шар земной мне сделался ядром,
К какому каторжник прикован цепью.

Ах, я возненавидела любовь —
Болезнь, которой все у вас подвластны,
Которая туманит вновь и вновь
Мир, мне чужой, но стройный и прекрасный.

И если что еще меня роднит
С былым, мерцающим в планетном хоре,
То это горе, мой надежный щит,
Холодное презрительное горе.»

II
Закат из золотого стал как медь,
Покрылись облака зеленой ржою,
И телу я сказал тогда: «Ответь
На всё провозглашенное душою».

И тело мне ответило мое,
Простое тело, но с горячей кровью:
«Не знаю я, что значит бытие,
Хотя и знаю, что зовут любовью.

Люблю в соленой плескаться волне,
Прислушиваться к крикам ястребиным,
Люблю на необъезженном коне
Нестись по лугу, пахнущему тмином.

И женщину люблю… Когда глаза
Ее потупленные я целую,
Я пьяно, будто близится гроза,
Иль будто пью я воду ключевую.

Но я за всё, что взяло и хочу,
За все печали, радости и бредни,
Как подобает мужу, заплачу
Непоправимой гибелью последней.

III
Когда же слово Бога с высоты
Большой Медведицею заблестело,
С вопросом: «Кто же, вопрошатель, ты?»
Душа предстала предо мной и тело.

На них я взоры медленно вознес
И милостиво дерзостным ответил:
«Скажите мне, ужель разумен пес,
Который воет, если месяц светел?

Ужели вам допрашивать меня,
Меня, кому единое мгновенье —
Весь срок от первого земного дня
До огненного светопреставленья?

Меня, кто, словно древо Игдразиль,
Пророс главою семью семь вселенных
И для очей которого, как пыль,
Поля земные и поля блаженных?

Я тот, кто спит, и кроет глубина
Его невыразимое прозванье:
А вы — вы только слабый отсвет сна,
Бегущего на дне его сознанья!

rustih.ru

Николай Гумилев - Отравленный: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

«Ты совсем, ты совсем снеговая,
Как ты странно и страшно бледна!
Почему ты дрожишь, подавая
Мне стакан золотого вина?»

Отвернулась печальной и гибкой…
Что я знаю, то знаю давно,
Но я выпью, и выпью с улыбкой
Все налитое ею вино.

А потом, когда свечи потушат
И кошмары придут на постель,
Те кошмары, что медленно душат,
Я смертельный почувствую хмель…

И приду к ней, скажу: «Дорогая,
Видел я удивительный сон.
Ах, мне снилась равнина без края
И совсем золотой небосклон.

Знай, я больше не буду жестоким,
Будь счастливой, с кем хочешь, хоть с ним,
Я уеду далеким, далеким,
Я не буду печальным и злым.

Мне из рая, прохладного рая,
Видны белые отсветы дня…
И мне сладко — не плачь, дорогая,—
Знать, что ты отравила меня».

Анализ стихотворения «Отравленный» Гумилева

Творчество Николая Степановича Гумилева к 1911 году претерпело ряд изменений: символизм больше не соответствовал его взглядам на искусство, требовалось создать новое, реалистичное направление, наполненное лирикой повседневности.

Стихотворение написано в 1911 году. Опубликовано в сборнике 1912 года «Чужое небо». Его автору 25 лет, он женат на молодой поэтессе Анне Андреевне Ахматовой. В эту пору он создает вместе с единомышленниками «Цех поэтов», начинает отход от эстетики символизма к гуманизму акмеизма.

По жанру — любовная лирика, по размеру — трехстопный анапест с перекрестной рифмой, 6 строф. Рифмы открытые и закрытые, мужская и женская чередуются. Лирический герой — маска самого автора. Композиционно состоит из 3 частей, связанных сквозным сюжетом: в первой разлюбившая героиня решается на злодеяние. Оба знают, что происходит, но никто не хочет остановиться. Во второй части герой живо, до дрожи, представляет в лицах, как придет вести почти светскую беседу с отравительницей, в третьей — он утешает и прощает ее.

«Отравленный» будто полемизирует со стихотворением того же года А. Ахматовой «Сжала руки под темной вуалью…». В начале века подобные причудливые истории про яды и роковую любовь были нередки в массовом искусстве, достаточно упомянуть ранние вещи М. Метерлинка и Г. Майринка.

Лексика возвышенная и нейтральная. Прямая речь усиливает визуальную сторону происходящего. Обращение «дорогая» подчеркивает чувства героя и его почти добровольное согласие на такой страшный выход из тупика их отношений. Горечь выражена с помощью повторов: ты совсем, я знаю, я выпью, кошмары, далеким, рая. Ирония сквозит в восклицании «ах!» Эпитеты: снеговая, смертельный, золотой.

«Печальными» называет поэт обоих действующих лиц. У него есть грустная уверенность в том, что ему, отравленному, суждено попасть в рай. Он словно успокаивает заплакавшую героиню, будто говорит, что не сердится на нее… Интересно, что только в последней строке раскрыта тайна этого вечера за бокалами вина. Герой все еще медлит и чего-то ждет, представляет дальнейшее развитие событий, но решение он уже принял: я выпью с улыбкой все налитое ею вино.

Радости и беды семейной жизни Н. Гумилева и А. Ахматовой отобразились в их творчестве. Экстравагантное стихотворение «Отравленный» Н. Гумилева вошло в золотой фонд любовной лирики Серебряного века.

rustih.ru

Николай Гумилев - Шестое чувство: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Прекрасно в нас влюбленное вино
И добрый хлеб, что в печь для нас садится,
И женщина, которою дано,
Сперва измучившись, нам насладиться.

Но что нам делать с розовой зарей
Над холодеющими небесами,
Где тишина и неземной покой,
Что делать нам с бессмертными стихами?

Ни съесть, ни выпить, ни поцеловать.
Мгновение бежит неудержимо,
И мы ломаем руки, но опять
Осуждены идти всё мимо, мимо.

Как мальчик, игры позабыв свои,
Следит порой за девичьим купаньем
И, ничего не зная о любви,
Все ж мучится таинственным желаньем;

Как некогда в разросшихся хвощах
Ревела от сознания бессилья
Тварь скользкая, почуя на плечах
Еще не появившиеся крылья;

Так век за веком — скоро ли, Господь? —
Под скальпелем природы и искусства
Кричит наш дух, изнемогает плоть,
Рождая орган для шестого чувства.

Анализ стихотворения «Шестое чувство» Гумилева

Николай Гумилев — великий русский поэт Серебряного века, который начал писать стихи еще с ранних лет. Достигнув совершеннолетия, поэту удалось издать свою первую книгу стихотворений.

Талантливый поэт обладал уникальным даром предвидения. В одном из своих произведений ему удалось очень точно описать свою смерть и убийцу. Николай не знал конкретного дня, но чувствовал, что это произойдет в скором времени.

Своему дару Гумилев и посвятил знаменитое стихотворение «Шестое чувство». Поэт написал его в 1920 году. Произведение не содержит каких-нибудь таинственных пророчеств. В нем автор пытается для себя понять, что такое шестое чувство.

В произведении поэт рассматривает разные стороны жизни человека, при этом подчеркивает, что прежде всего люди стремятся обзавестись материальными благами, которые можно потратить на другие радости жизни.

Намного сложнее обстоит дело с духовными ценностями, ведь с ними ничего нельзя сделать. В своем стихотворении Гумилев приходит к мысли, что уметь наслаждаться прекрасным и довольствоваться им — это великое умение, способствующее развитию пяти главных чувств. Но также это наделяет даром предвидения.

Гумилев сравнивает свой дар с крыльями ангела, так как уверен, что у него божественное происхождение. Чем чище и светлее у человека душа, тем ему проще разглядеть то, что скрывает судьба. Также поэт отмечает, что этот дар может появиться и у человека, у которого нет высоких моральных качеств.

Автор считает, что процесс обретения дара занимает много времени, к тому же он болезненный. В произведении процесс сравнивается с операцией, благодаря которой человек начинает видеть будущее. Но для автора этот дар весьма обременительный, из-за него страдает душа и тело.

Согласно воспоминаниям близких и знакомых, поэт очень сильно страдал от дара предвидения. Зная о событиях, которые произойдут, Николай не мог на них повлиять. К тому же известно о его трагической любви к Анне Ахматовой. Возлюбленную поэт считал порождением темных сил. Свою жену он называл колдуньей. Из-за этого пытался покончить жизнь самоубийством, чтобы это все прекратилось. Поэт знал, что не сможет жить без любимой женщины, но в то же время он был уверен в том, что если она станет его супругой, то его жизнь будет ужасной.

Гумилев знал и желал своей смерти, так как был уверен, что долго не проживет. Именно шестое чувство подсказало ему это. Его расстреляли из-за любви через год, после написания стихотворения.

rustih.ru

Николай Гумилев - Слово: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

В оный день, когда над миром новым
Бог склонял лицо свое, тогда
Солнце останавливали словом,
Словом разрушали города.

И орел не взмахивал крылами,
Звезды жались в ужасе к луне,
Если, точно розовое пламя,
Слово проплывало в вышине.

А для низкой жизни были числа,
Как домашний, подъяремный скот,
Потому что все оттенки смысла
Умное число передает.

Патриарх седой, себе под руку
Покоривший и добро и зло,
Не решаясь обратиться к звуку,
Тростью на песке чертил число.

Но забыли мы, что осиянно
Только слово средь земных тревог,
И в Евангелии от Иоанна
Сказано, что Слово это — Бог.

Мы ему поставили пределом
Скудные пределы естества.
И, как пчелы в улье опустелом,
Дурно пахнут мертвые слова.

Анализ стихотворения «Слово» Гумилева

Поэт Гумилев Николай Степанович, благодаря своей любви к русскому языку, знал — каждое сказанное слово имеет свой вес. И слова, произнесенные от эмоций или случайно, этого не изменят. Текста изменяют людей и открывают что-то новое. А без речевого общения человечество не прошло бы ни одну известную ступень своего развития. И свое уважение и почтение к коммуникативным речевым навыкам Николай Степанович выражает в своем произведении 1921 года «Слово».

Заглавие стихотворения содержит в себе отсылку к великой книге всех времен и народов — Библии. По-гречески «слово» переводится, как logos (греческий), а это, в свою очередь, означает «рассказ, речь, молву, мысли, разум». Сам текст стиха отражает не только значения «слова», но и открывает читателю намного большую суть.

Гумилев пытался показать в своем произведении, что «слово» — это не просто набор букв, но явление живое. Оно способно на великие свершения: …солнце останавливали словом, словом разрушали города…», «Слово — это Бог». В его власти и вечная жизнь. Никакое живое существо не вправе существовать на Земле в физической форме более своего срока. И Гумилев отражает эту мысль в произведение.

Стихотворение состоит из шести четверостиший. По смыслу его можно разделить на три. Первая часть рассказывает о времени, когда слово еще было подвластно только Богу. Она невольно дает отсылку на главу из книги Иисуса Навина. «Словом разрушали города» — скорее всего, речь о поражении Содом и Гоморры.

Вторая часть (3 и 4 строфы) содержить информацию о пограничности. Доброе слово — злое слово. Число — замена слову — удел лишь бедных душой. Иначе — удел тех людей, которые отказались от Господа. Слова душат таких несчастных и не дают им покоя.

По самым последним строкам произведения — «Дурно пахнут мертвые слова» — можно заметить, что автор имеет ввиду слова, которые исходят от человека с порочной душой. Ведь «Слово» должно исходить из абсолютно чистого сердца, должно приносить добро. Но добра в мире всегда было недостаточно. И в заключении автор ссылается на Священное Писание — только слово может стать спасением для несчастных. Благодаря слову, происходит не только разрушение городов, несчастья или разлады, но и возвращение веры во что-то забытое.

Искусство Гумилева с первого раза вряд ли будет понятно каждому. Его произведения скрывают тайный смысл. Но когда он открывается, возникают и многие возможности для развития душевной мудрости и спокойствия.

rustih.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.