Стихи для детей о югре


Стихи о Югре. Медиатека. №78 "Ивушка"

http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=457555

Югра

Моя Югра — забота и подруга.
Нет, не вчера узнали мы друг друга.
Ты — песнь моя. От самой колыбели
Я шел с тобой к своей высокой цели.

Твоя судьба — и нефть, и газ России.
Твои просторы — снежно-голубые.
И труд, и чувство счастья — вся награда!
Я помню все. Мне это было надо. 

Но впереди не вижу я покоя.
Мой край одарен щедрою рукою:
В России — треть богатств земного шара.
Как нам не ждать внезапного удара?

Не тот твой сын, кто гордости не ведал,
Кто соль Земли врагу безвольно предал,
Кого печаль твоя не беспокоит.
Крепись, Югра. Таких и знать не стоит!

Моя Югра — забота и подруга. 
Нет, не вчера узнали мы друг друга.
Я твой герой, хранитель и глашатай.
Живи Югра! Живи и сердце радуй!

Весенняя минута

Что за нрав у северянок —
Этих вьюжиц и ветриц!
Удивляют спозаранок,
Машут крыльями ресниц.

Снег — на шубке, снег — на шапке,
Снег — на чьих-то волосах.
На девчонке и на бабке,
У торговца на усах. 

На щеке снежинка тает,
За машиною пылит.
Жизнь ничуть не утихает —
Воздымает и бурлит.

В этой сутеми и смуте,
И в раздрае скоростей
Не хочу терять я сути
Самой солнечной своей. 

*  *  *

Зря я завел себе моду —
Весь выходной — взаперти.
Выйду скорей на природу,
Чтобы душой отойти.

Возле застывшей протоки
Высится белый обрыв.
Долгие зимние сроки
Будущий держит разлив.

Скоро оттает полянка,
Желтого плеса тесьма.
Как надоевшая пьянка,
Тянется наша зима.

Всюду сугробы, сугробы...
До горизонта, взгляни!
Но уже веет без злобы
Ветер последние дни.

Воздух и чист, и прозрачен,
Солнце глядит веселей...
Вот и предел обозначен
Царству речных хрусталей.

* * *

По краю мартовского наста
Румяный закатился день,
И дышит сумрак безучастно
Меж придорожных деревень.

Темнеют ели, сосны редки;
Стряхнули иней — вышел срок,
Лишь кое-где на крепкой ветке
Последний держится снежок.

http://ruspoetry.narod.ru/

Водительское

Утро чело деловито нахмурило.
Рвутся КамАЗы по трассе вперед.
Сколько нас, братцы, вчера балагурило?
Сколько нас нынче недостает?

Где-то удача растаяла гладкая…
Знать, как и прежде она впереди — 
Жизнь наша долгая, жизнь наша краткая —
Несовершенная, как ни крути.

Белые ночи

К мостовой прижалась летняя жара,
На газоны льется нежная прохлада.
Незакатные в Сургуте вечера,
Хоть читай, и электричества не надо.

Стань в рябиновые, влажные кусты,
От небес не отводя в восторге взора.
Сколько вечной и щемящей красоты
В белом облачке над синей кромкой бора!

Облака Севера

За облачной грядой идет еще гряда.
За дальнею грядой — далёкая, другая…
Ты в небо погляди, мечтою воздвигая
Из белоснежной тьмы дома и города.

Без счета, без числа толпится череда
Высоких, кучевых, крутых, многоэтажных…
Они сотворены для сильных и отважных,
Для тех, кто смотрит ввысь… хотя бы иногда.

Солохинские мосты

Я жизнь прожил счастливую в Сургуте,
Все двадцать восемь полновесных лет,
Не изменив её всегдашней сути
И просто воспевая как поэт.
Посильно помогая где руками, 
Где головой в строительстве его — 
Приехал я сюда не за деньгами,
А разделить эпохи торжество.
Хотя бывают разными эпохи,
У каждой свой герой и свой резон.
Герой сегодня — Валентин Солохин,
Которым по-мужски я восхищен.
Романтику Сибирь — святое место,
Поруганное, может быть, порой.
Но кто же он такой — начальник треста
Под именем обычным «Мостострой»?
Солохин говорит скромнее многих,
Когда с ним речь газетчики начнут: 
— По этой жизни нас ведут дороги,
А без мостов дороги не живут. 
Он сам себя не мыслит без работы,
Доступен — выходной-не выходной, 
Готов не только «разбирать полеты»,
А пестовать идеи, как родной.
В Сургуте ли — пролета нету шире, 
В Ханты-Мансийске — четкий на просвет — 
Мосты, каких не так уж много в мире,
А может быть, каких и вовсе нет.
И через обский мост переезжая,
Возможно, дорогая, как и ты,
Я всякий раз невольно замечаю: 
Переживаю бездну красоты. 
Когда жду встреч на берегу с тобою 
И время через Обь гоню: «Спеши!», 
Я восхищен солохинской душою,
Ведь мост, определенно, — часть души!

Элегия

Стою на верху заводской эстакады.
Вдали предо мною — Солохинский мост.
И столько тайги, что другого не надо!
И столько же в небе рассыпано звезд!

Смотрю с высоты, и душа замирает.
И мыслю о том, как живу и умру,
О том, как вселенная тихо вздыхает,
О том, как снежинки летят на ветру.

http://ruspoetry.narod.ru/

Сургут

На берегах Оби широкой,
Затерянный среди болот,
Осколком рани синеокой
Возник мой город и живет.

Его строителям за сорок,
Он знал героев и рвачей,
Но не шальным богатством дорог,
А тем, что сердцу горячей.

Да разве в памятной тетради
Своей рукою зачеркну
Его тяжелый дебаркадер,
Реки степенную волну?

Я вижу вольные стремнины! 
Далеко ропот им нести
С его причалов — середины
Великолепного пути.

Он жил, творил, мечтал и строил,
Ходил то в робе, то в мехах,
И память славную покоил
О павших рано земляках.

Добытчик нефти знаменитой,
Соперник вечности самой,
Всегда к себе душой открытой
Меня зовет он, город мой!

1997

* * *

Когда на улице метель заводит карусель,
И по ночам как человек в окно стучится снег,
В печи, сердясь на тесноту, гудит огонь, как шмель.
Стремится в черную в трубу, чтоб вырваться навек.

Пока в печи гудит огонь, готовь себе еду,
Суши одежду, и дрова, и воду кипяти.
Пока в словах играет жар, зови свою звезду,
И говори ей о любви, и... Господи, прости!..

Песня рыбака-ханты

Ночи звездный поясок
Высоко сияет.
Месяц — легкий обласок
В облаках ныряет.

Отражение в реке
Делится на части —
Это я на обласке
Догоняю счастье.

На Вахе

В хантыйской притихшей деревне
Столетние кедры не спят.
На празднике обласа древнем
Встречаем июльский закат.

И музыка ширится трубно,
Как будто на славу и суд
Под звуки шаманского бубна
Здесь духов из бездны зовут.

Беседуем, волю вдыхая —
Пытаемся что-то понять
Из песни брусничного края,
Что льется опять и опять.

А песня пророчит уныло,
Что правда бредет наугад,
И все на земле уже было,
Не тысячелетья ль назад?

У речки журчащей, где блики
Летят на веселия зов,
Не те же ли вечности лики
Сквозят из прибрежных кустов?

И ночью над заводью черной
Все та же гудит мошкара.
Ах, как она вьется проворно!
Как рвется на пламя костра!

На празднике обласа древнем
Истаял июльский закат.
И долго в притихшей деревне
Столетние кедры не спят.

Сургуту

Я отдал молодость Сургуту,
Его проспектам и балк`ам*,
Его простору и уюту,
Его мостам и берегам.

Где под крылом реки могучей
Вдруг зародилась красота.
Вокруг — рукой подать до тучи,
Вдали — кедровые места.

А здесь грохочут громы басом —
Бьют сваебои в унисон.
Стоит он, Саймой подпоясан
И в Обь немую погружён.

Сургут, дитя всесильных планов
Великой родины моей.
О, журавли подъёмных кранов
Сюда слетели стаей всей!

Зари цветастый полушалок
Взвивался полостью не раз
На табунки нефтекачалок
Вокруг бетонных автотрасс.

И вырос город величавый
Здесь за каких-то тридцать лет.
Здесь я крещён был первой славой
Как литератор и поэт

Здесь, здесь работал и учился, 
Растил и пестовал детей,
Богатством памяти разжился
И чувством родины моей.

Могу открыть в одну минуту
Вчерашний день своим ключом.
Я отдал молодость Сургуту
И не жалею ни о чём.

* Балок — самостроеное жилище.

* * *

Последняя роскошь ушедшей зимы —
Снежок, осыпающий землю в апреле.
Кому-то на юге цветы надоели —
Какое нам дело до их кутерьмы!

Смотри-ка, на грани меж света и тьмы
Примолк наш Сургут, как дитя в колыбели.
Так тихо, что слышится — сны полетели
Наивные души искать и умы...

* * *

По мраморной крошке на скомканном снеге, 
Роняя тугие лучи,
Проехало за город солнце в телеге
Из золота печь калачи.

Как пьяный мудрец из ночного загула, 
Беспечно и ясно смеясь,
И в гости с собою березку тянуло,
За ветку легко зацепясь.

Хантыйка

То не солнце выплывало
Из-за яра кораблем,
Не луна, как то бывало,
Восходила над бугром,

Не созвездьями сверкнуло
Небо синее в ночи,
То не пламя полыхнуло
Из охотничьей печи.

То красой своей сияя,
Вышла девица во двор.
Будто курочка лесная,
Что ни перышко — узор.

И стройна и светлолика,
Не бывает веселей. 
Губы — спелая брусника,
Зубы инея белей

Косы черные, тугие,
Шелковисты и длинны,
Брови — струйки смоляные,
Как рукой наведены.

Удивительного нрава
Будто летняя река,
Не ревнива, не лукава
Дочь лесного остяка.

http://ruspoetry.narod.ru/

* * *

На Сайме, среди кедров темноликих, 
Дрожат клочки небесной синевы. 
Малиновки взволнованные клики
Пронзили бор чуть выше головы.

Трепещет воробьишка за сараем.
Как ни круты сугробы вдалеке — 
Проталины привольно дышат маем, 
Веснушками на девичьей щеке.

Мне вспомнилось на миг родное детство. 
Приход весны я празднично встречал. 
Степных небес приветствовал соседство, 
И солнца ход на парте отмечал.

Я не забыл ни сверстников галденье 
Перед игрою в прятки, да лапту,
Ни девочку, чье имя… Загляденье…
Я не забыл простую красоту.

Я не забыл ни садика с цветами,
Ни писем, что тобою сожжены.
Лишь два часа полета между нами
Две жизни, два признанья, две вины.

Не возвратить… А, знаешь, и не надо. 
Былого нет… Поблекнут краски дня.
Но будет вечно в прятки возле сада 
Играть весной другая ребятня.

Я рад тому, что мир материален,
И, уходя, с собой не заберу,
Ни темноликих кедров, ни проталин,
Ни птицу, прозвеневшую в бору.

* * *

Выпал снег с утра на третье,
На мое тысячелетье.
Знать, устал, пока парил,
Словно ангел шестикрыл.

Нежный-нежный, пьяный-пьяный 
Раб судьбы непостоянной 
Догадался тихо лечь
На площадку чьих-то плеч.

Он, бродяга, рад стараться 
Никогда не просыпаться.
Но растает, погляди,
Только в комнату войди.

Зимняя прогулка

Солнце пышет ярче сварки.
В ледяные зеркала
Важно смотрятся подарки
Новогоднего стола.

Вон сугроб, как пряник ладный,
Вон осинка вся в снегу,
Как фольгою шоколадной,
Шелестит на берегу.

А в нетронутой низине
Столько нежной белизны!
Ты постой посередине,
Ведь такому нет цены.

Проходя под хрупкой аркой
Индевеющих кустов,
Не стряхни щекою жаркой
Фантастический покров.

Шофер

Памяти 
Бориса Васильевича Гусева

В автомобиле, как влитой, 
Одетый строго по погоде.
Шофер "от бога" — робок, вроде,
Перед дорожной суетой.

Переплетенья магистрали,
Да светофорный окоем...
О, сколько раз одолевали 
Вы человека за рулем! 

А сколько раз во днях труда
Он рисковал, и ставил на кон
Судьбу свою под Зодиаком.
Но грела добрая звезда,

И снова байки про мороз
Напарник впаривал жестокий,
И вьюга, преданно, как пес,
Ему облизывала щеки.

* * *

Треск мороза отчаянно гулкий.
И река в белоснежье оков:
Хорошо мне на лыжной прогулке
Среди сосен, берёз и снегов.

Хорошо в заметеленной дали
С поэтическим жаром в крови
Пропадать от тоски и печали,
И непрошеной, гордой любви. 

Мир красив, аж душа замирает,
На рекламный возносится щит!
Достоевского дятел читает
И по азбуке Морзе трещит.

Достоевского дятел читает,
Он совсем не глупее, чем ты.
Только мир красота не спасает —
Не хватает ему красоты.

http://ruspoetry.narod.ru/

Мороз

По Сургуту, Сургуту, Сургуту — тревожные сумерки.
Ах, когда же грядущие белые ночи грядут?
Полушубки не греют, и шутки до времени умерли
Будто градусы холода рта разомкнуть не дадут.
Даже та же луна, наша старая рыжая спутница —
Словно маятник в небе дрожит от внимательных глаз:
По Сургуту, Сургуту, Сургуту идет межуютица,
И застывшей солярки не жжет на обочине КрАЗ.
Словно жесть по щеке — не скупятся ветра на пощечины,
Выжимая короткие слезы и долгую злость,
Но для наших сердец никогда не найдется обочины,
На которой бы им отдохнуть от работы пришлось.
И краснеют в балках подключенные в сеть нагреватели,
И сквозь двери двойные парит индевелый подъезд,
И любому морозу мы все же друзья и приятели —
Не об этом ли он и трещит, одичалый, окрест.

* * *

У полярного круга заповеданный город.
Нефтяные просторы — за ближайшим ручьем.
Но губительный холод проползает за ворот.
И в горячем июле — боль на сердце моем.

— Отчего ты не весел? — спросит ласковый ветер,
Я солгу, я отвечу: "По любви заскучал!"
Обратится ли солнце: "Что, брат, ликом не светел?" 
Я найду, что ответить. Как всегда отвечал.

Но суровая совесть о былом меня спросит,
Что тогда мне ответить? Сам себе не солжешь. 
Десять лет, как Россия смерть за пазухой носит,
И рукой ненавистной снова точится нож.

А на сердце России, под небесною, синей,
Вечной шалью надежды, принакрывшей поля,
Как на сердце поэта заколдованный иней,
Оттого я не весел, мать, Родная земля!

* * *

А я люблю людей обыкновенных:
Бесхитростных, открытых и простых,
Без грубоватых доблестей военных,
Без пятен на душе «пороховых».

Не оттого ли сам я счастлив ныне,
Что дьявол не добрался до меня:
Жена моя — обычная богиня,
И ангельская ближняя родня…

Люблю людей с хорошим настроеньем,
Не только ради принятых ста грамм.
Долой тоску по крепким ощущеньям
И тягу к оскорбительным словам!

Я предпочтенье отдаю героям, 
Чья доброта привычна, как рассвет, — 
Мы с ними непременно мир построим,
Пусть через двести, через триста лет.

Мечтательных, открытых, откровенных, 
Достойных жизни полной и большой,
Люблю, люблю людей обыкновенных,
За счастье их болею всей душой.

* * *

От Сургута к Нижневартовску
Поезд катится легко.
От Сургута к Нижневартовску
В окна видно далеко.

Предо мною расстилается
Край немеряных болот.
Сердце кровью обливается:
Сколько дерева гниет!

Сколько видится единственных!
Сколько павших в полный рост
С корнем вывернутых лиственниц,
Кедров, сосен и берёз!

Всё пространство грозно светится
Всё похоже на погост.
И так редко-редко встретится
Крестик сосенки - подрост.

И горюем бесполезно мы
В романтической глуби
По всему пути железному
Вдоль красавицы Оби.

Улицей Маяковского

Утро в Сургуте. 
Среди берез —
Золото 
в синь 
выяркивается.
Ветер, 
тяжёлый как паровоз,
Грузно 
в саду расшаркивается.

Передвигается, 
бешен, 
дик,
По тротуарам каменным.
Вижу я — 
дрогнул его кадык,
Жарким 
облитый 
пламенем:

На стойке 
солнечной кутерьмы
Скоро 
коктейль 
закончится.
И — покатили 
в туннель зимы
Серые 
дни-вагончики!

С фотоаппаратом 
за ним иду
Тихо как 
папарацци я
Эх, повторилась бы 
в этом году
Октябрьская 
демонстрация!

http://ruspoetry.narod.ru/

* * *

Осень.
А на улице — теплынь.
Был с утра туман,
уже растаял.
Желтый ветер, листья рассыпая,
Шепчет приземленную латынь.

В бирюзе береза 
высока,
Приняла на пальцы бесконечность.
И пред жизнью павшего листка
Жизнь моя —
не менее, чем вечность.

Снегопад

С утра мело широкими кругами,
А на рассвете падал наугад,
Пространство размечая между нами, 
Душа зимы российской — снегопад.

И город перед нашими глазами
Раскинул феерический наряд 
С верандами, качелями, шатрами...
И сказке вслед прохожие глядят.

Прошел с лопатой грузный Дед Мороз. 
Корявый лист от клена прокатился,
Продрогший и волнующий до слез.

Густеет снег. Плотнее повалился
На рыхлые громады тополей
С каркасами старинных кораблей.

Невозмутимый, вечный снегопад.
Валит, валит растущими кругами!
Под нашими неспешными шагами
Тропою комья белые скрипят. 

Сенокос

Этот край бесконечен и прост.
И под куполом выси нетленной
На готовом стогу в сенокос
Я как будто один во вселенной.

Свежий запах медовой травы,
Деловитых жучков стрекотанье,
А вокруг — океан синевы
Неделимый, как все мирозданье.

В этой бездне теряется взгляд.
Мир настроен на вечные ноты.
Только мышцы тревожно гудят
От азартной, тяжелой работы.

* * *

Бабьим летом, в Сургуте, в субботу,
Над домами, рекой и тайгой,
Мне такого не помнится что-то, 
Удивительный льется покой.

Всюду окна раскрыты и двери,
Ранний вечер тягуч, словно мед,
Из каких-то зеркальных материй
Музыкальная фраза плывет.

И блестит подрастающий месяц
Из-за туч белизной молока,
И с балкона, до пояса свесясь,
Мальчик с девочкой кличут щенка.

Бабье лето в Сургуте

В Сургуте бабье лето — 
Прошел короткий дождь.
И, в легкий плащ одета,
Навстречу ты идешь.
На локоне заколка
Светло блеснула вдруг.
— Ах, если бы надолго!
Надолго, милый друг…

Пора любви и счастья —
Прекрасная пора.
Ты шепчешь: "Заждалась я!" 
Целуешь, как вчера.
Летишь ко мне, как пчелка
На свой цветущий луг.
— Ах, если бы надолго!
Надолго, милый друг…

Час-два теплу и свету,
И день прошел, а жаль!
Как будто сигарету 
Швырнули на асфальт.
Зрачком горящим волка
Прочерчен полукруг.
— Я ухожу надолго.
Надолго, милый друг…

* * *

В октябре на улице Островского
Возле дома — желтая трава.
Под лучами солнышка покровского
На широком небе — синева.

Там летит под облачные полосы
Городской рабочий говорок,
А вдали дождя густые волосы
Раздувает свежий ветерок.

Там береза ярко-золотистая, 
Цвинькает синица на стволе.
И в груди моей настала чистая,
Лучшая погода на земле.

* * *

Иду по ночному Сургуту,
С морозца немного хмельной,
И думаю в эту минуту,
Поверь, о тебе лишь одной.

Смотрю, как летит неизменно
Над Обью, кружа все быстрей
Метельная белая пена
В огне городских фонарей.

Колышутся вьюжные струи —
Небес кружевные цветы...
Горят на лице поцелуи,
Дарила которые ты.

Любовь к Югре

Жизни вдохновенные приметы
Ты душой впитала на века.
Даже на другом краю планеты
Мне Югра ничуть не далека.

А моя печаль несокрушима:
Я забыть до гроба не смогу
Золотой багульник Когалыма,
Мегиона гордую тайгу.

Шум автомобильного Сургута,
Новый нижневартовский вокзал, 
То, о чём доселе почему-то
Всей земной любви не рассказал.

Вдоль Оби мечта моя кружится,
За летящей уткою вослед.
Где она привольно приютится?
Дай ты мне, Югория, ответ!

Может, у холмов Ханты-Мансийска,
У нефтеюганской буровой?
Жаль мне, жаль, что я сейчас не близко
Заболел тоскою мировой...

* * *

Даже радости нас догоняли с трудом,
Удивляли и путали карты.
Мы ледышки со щек обрывали с живьем
И ругались со злостью, азартно.
И не то, чтоб иначе совсем не могли
"Представители высшего права",
Просто нефть этой взбуренной нами земли
Нас пьянила сильнее, чем слава.

Просто ветер, шипя ледяным кипятком,
Не без нежности шпарил по коже,
И, работая с глупым еще пареньком,
Сам себе я казался моложе...

* * *

Всю жизнь меня по свету носит
То осень, то снег, то весна.
Душа постоянного просит,
И гладит виски седина.

А я в суете листопада:
То вниз по спирали, то вбок —
Как будто того мне и надо, 
Лечу меж домов и дорог.

И, вроде, милей и известней,
Становится каждый приют,
Но жизнь — как цыганская песня:
Везде ее грустно поют.

Рванешься ли в ставни резные,
Заденешь ли створки фрамуг —
Россия. Россия. Россия.
Знакомый и ласковый звук.

Очнешься — дорогу ли спросят,
Вздохнешь ли — погода все злей...
И вновь меня носит и носит
По Родине милой моей.

* * *

Дождя стеклянный гарус,
Да снега габардин —
Большой, тяжелый парус
Я шью себе один.
Не ждут меня ни слава,
Ни добрая рука,
Последняя забава —
Осенняя тоска.
В хмелю ее настойки
И сосны, и туман,
И ближней новостройки
Печальный котлован.
Зима внутри гуляет,
И строить не резон,
Но крепко вбиты сваи
В подземный горизонт.
И, бросив к черту жалость,
Чего уже скрывать,
Таким я и под старость
Останусь пустовать:
Ни друга, ни приюта —
Одна, как смерть, одна,
По всем углам Сургута
Тоска разведена.

* * *

День уходит медленно и вяло.
К западу желтеют облака:
Долгий караван бредет устало
В поисках живого родника.

Так и я, куда бы ни стремился —
Не уйму закатного огня.
Мне вчера хороший сон приснился,
Будто счастье вспомнило меня.
г. Когалым

В Сургуте-городе

Прекрасен вид бескрайней северной равнины
У неба синего на верхнем этаже
Такие белые, пуховые перины!
Такая даль, что не вмещается в душе!
В Сургуте-городе зимой — одна погода:
С утра мороз, к обеду — минус сорок два.
Зато не тесно и в любое время года
Не заболит о перспективе голова.
Сильнее зрелище, мой друг, увидишь где ты?
Найди сравнение, припомни детский сон!
Забудь про горы. Чтоб увидеть полпланеты,
Тебе достаточно лишь выйти на балкон.

http://ruspoetry.narod.ru/

Июль в Сургуте

Толпа бетонно-серых туч прогромыхала где-то,
Раскаты дальние грозы уехали за ней.
Синицей тоненько звенит распахнутое лето,
Роняя капли бирюзы с рябиновых ветвей.

И возрожденные мечты рукою торопливой
Рисуют радугу — цветной надежды каравай.
А я по Майской прохожу, продрогший и счастливый,
Как двадцать лет тому назад, влюбленный в этот край.

Сенной двери жилого вагончика

О, как ты стонешь в большую стужу,
Дверь, открываемая наружу!
Привет толкающимся в тебя,
И ручку тянущим на себя.

Они желаннее всех желанных
В твоих объятиях деревянных.
Прими, и поровну всем отмерь:
Стони сильнее, родная дверь.

Пускай почаще в тебя заходят,
Недолго ждут и вдвойне находят,
О том же, съежившись от потерь,
И сам пою я, родная дверь.

Я тем себя безраздельно тешу, 
Что дверь когда-нибудь перевешу.
Да будет ход твой и тих, и мудр,
Дверь, открываемая вовнутрь. 

Да будет ясно в тебя входящим
Друзьям и добрым и настоящим,
Что ждут их искренне и давно,
И места в доме — полным-полно.

Лебеди над Сургутом

Жизнь бедовая берет подъемы круто,
На пределе — напряженье и надлом.
Нынче лебеди повеяли Сургуту
Белоснежным, цвета Севера крылом.

Знак надежды беспременно помогает,
А иначе, кто бы выдумал тогда,
Будто птицы к людям сами прилетают
Только в добрые, родные города.

Презираю справедливые приметы,
Но зимою, верно, вспомнятся светлей
Ночи белые, навеянные лету 
Белоснежными крылами лебедей.

* * *

Я всегда был далек от «природы»,
Вот она, вроде, рядышком, но
Между нами с потеками соды
Недомытое в праздник окно.
Там — сургутские сосны-пигмеи,
Здесь — работы моей западня...
Вот и все, что мы нынче имеем
На повестке текущего дня.
Вот и все, что имелось, и было:
Прошлый день, или год, или час...
Будто время стеклянно застыло,
Разделяя природу и нас.
Будто время, зажатое в рамы
(Ах, какая блестящая гладь!),
Равнодушно, легко и упрямо
Не дает нам друг друга понять.

* * *

Хорошо на Урале по осени — 
Настоящий березовый рай.
Столько золота с неба разбросано, 
Хоть корзиной его собирай!

А в долине — рябинка заветная
С алой гладью по краю листа.
Обняла ее дымка рассветная,
Словно белого шелка фата.

И смущенно лесная красавица 
Прижимается кедру к плечу.
Ей бы только со счастьем управиться, 
А другого — желать не хочу.

В сургутском цеху

Сибирские морозы не пустяк,
И с ними тяжело определиться, 
Но, шутят, настоящий сибиряк —
Тот, кто зимою шубы не боится.

А мы в мороз жалели мелких птах,
И цеховую дверь приоткрывали:
Погреться к нам на электрощитах,
Бывалоче, синички залетали.

Мы их, шутя, манили в свой уют,
Насыпав горстью семечек в тарелку,
И любовались, как они клюют,
Глазенками устроив перестрелку.

И нас потом, когда мороз утих 
(Я в синей куртке шел из раздевалки),
Синички принимали за своих
И весело играли в догонялки. 

Сибирь

Кому — тюрьма, кому — награда.
Ничьей судьбы не оскорблю.
А мне Сибирь такую надо,
Что с детства знаю и люблю.

Чтоб небо — не окинуть оком!
Чтоб сердце — не сдержать в груди!
Чтобы девчонка ненароком
Мне улыбнулась на пути.

Кленовые листья

Здесь солнце восходит мишенью под выстрел, 
И вновь исчезает, почти не взойдя,
А я вспоминаю кленовые листья,
Кленовые листья во время дождя.

Я знаю, не выиграть им поединок —
Давно сокровенные мысли мои
В объятиях колких сибирских снежинок
И в зелени терпкой, сосновой хвои.

Так, что же? Какой они ищут корысти,
Слезинки дождя в мою душу струя?
Кленовые листья. Кленовые листья.
Тугие прожилки. Резные края.

У памятника основателям Сургута

С болотной грядки дунуло весною.
Вчера — мороз, а нынче — ветерок.
Я площадью шагаю городскою,
Пронизанной, как старый свитерок.

Стеклярусная каша под ногами,
Бесцветная на жиденькой заре.
А дождик меж рекламными щитами 
Торопится на встречу в сентябре.

Вот — роща вдохновенная раздета.
Вот — памятник моим Учителям.
Березки спьяну в ожиданье лета
Распахнуты навстречу небесам.

Девической их тягою захвачен,
Оглядываюсь, чей-то слыша зов,
И словно жду восторга и удачи
От уличных, нестройных голосов.

Я верю в жизнь, как дети верят в чудо.
Она меня пока не подвела. 
Не вся ль моя разбитая посуда
Когда-то полной чашею была?

Не вся ль моя душа — первопроходец?
Я дом построил. Вот, иду домой.
Над головою — туча-иноходец 
Плывёт себе куда-то по прямой…

Дыши, Сургут мой, в радости и силе.
Живи достойно, добрый человек.
Когда б вокруг не сплошь — автомобили!
Когда б вокруг не двадцать первый век!

http://ruspoetry.narod.ru/

Монолог, подслушанный на Сургутском рынке

— У нас на Севере морозы —
Аж на ресницах мерзнут слезы.

— Да, что ты лжешь, как Залгуницын!
У нас и лыжников полно.
Мороз на трассе — минус тридцать, 
Но светит солнышко в окно,
И запустить зимой машину,
Я с подогревом просто рад.
Сменил на зимнюю — резину,
Сменить мечтаю аппарат.
У нас обветренные лица,
Перчатки полны соболей.
Да, каждый может простудиться,
Не одеваясь потеплей,
Зато дороги стали шире,
А чудаки чудней в сто раз,
И мы на первом месте в мире
Для тех, кто ценит нефть и газ.

Сургутская диалектика

Я приехал в Сургут как романтик,
Звонкий, словно посуда в серванте,
Крепкий, словно пенёк на поляне,
Молодой и, естественно, ранний.

Поморозило, поколотило
И безделья и дела хватило,
И, как водится (с кем не бывало?),
По загривку не раз перепало.

Стал за эти я годы богаче:
Время — деньги, а как же иначе?
Там, где раньше рубля не хватало
Дай червонец и то будет мало.

Были нервы мои слабоваты, 
Стали нервы мои как канаты:
Был я мягок, а стал я — напильник,
Хладнокровнее, чем холодильник.

И уже не романтик, не циник,
В золотым-золотой середине
Наблюдаю за горизонтом,
Ну, а он, как вы знаете, вон там!

Песенка о Сургуте

Есть города, как трудные подростки —
Они так неожиданно растут,
И на столичном, шумном перекрестке
Порой их жителей в лицо не узнают.
У них назло ветрам распахнут ворот. 
Они в рукопожатии крепки.
Таков и мой родной сибирский город
У лукоморья северной реки.

Пр.:
Далеко-издалека
Люди едут в отпуска —
Что хорошего за теми рубежами!
Приезжайте к нам в Сургут
Наш комфорт и наш уют
Не сравнятся ни с какими "парижами"!
Вы приедете в Сургут,
Ноги сами побегут, 
Руки сами устремятся за делами:
Место действию не тут,
Где лежачего не бьют,
Пусть господь и наказал Сургут "бичами". 

Пусть город-сад (по выражению поэта)
Предпочитает широту, где чернозем.
У нас в Сургуте в дефиците только лето —
Все остальное создадим и привезем.
Здесь "тихий омут" автокранами пропорот 
Без сожалений, так уж повелось.
И если ты еще не любишь этот город,
То, значит, зря тебе на Севере жилось.

Пр.:

О нефти, газе и сургутских поэтах

Не раз говорили сургутским поэтам:
"Какие там чувства! Довольно об этом.
Писать о нефтяниках надо, друзья."
И вот наготове поэт с трафаретом,
И "в тему" вползает его колея.

Растерзаны в клочья учебные книжки,
Дотошно расспрошены "дяди", "братишки"
Расхожие басенки пущены в ход
Рифмуются вмиг манифольды и вышки,
И "волны тайги" над "морями болот".

Один мой приятель всё пел "магистрали"
"В конторе" за это его привечали!
Куда ни поедет, куда ни пойдёт,
(А чаще за водкой его посылали)
Домой не тропинкою — "трассой"! — придёт.

Потом наступила в мозгах перестройка
Поэт перестроился чётко и бойко,
Но водка печёнку совсем сожрала,
Он пел демократию менее стойко
И "трасса" в могилу его завела.

Так что же, что нефти в Сибири, как грязи?
Да, сам я работал в "Сургутнефегазе":
Теперь воспевать самого лишь себя?
Шофер, непременно пиши о КамАЗе!
Печник, выступай, лишь о печке трубя!

Начальники тугонько соображают.
Пельмени сибирские все уважают,
А песни? Вне леса известны ли мы?
Чиновники творчеству чем помогают
Во славу всесильной сугутской зимы?

Да, брэнд — это модно, да, лэйбл — это круто,
Но что означает поэт из Сургута?
Кто сделать помог из него короля?
Ешимов, Антохин, Никулин, как будто
Поэтов таких и не знала земля!

В Сибири пригрелись они неудачно.
Приходится мыслить, увы, однозначно:
Для мира Сургут — это нефть или газ.
Достойно творим или лжём неудачно —
Поэт-сургутянин, обидно за Вас.

Ни с Бродским, ни с Пушкиным Вас не равняют.
Обидно! Завидовать Вам не желают
Поэт из Тамбова, поэт из Москвы.
Писать о нефтяниках? Кто ж запрещает!
Но пишется, братцы, печально, увы!

Сентябрь

В Сургуте осенью такая благодать  
Не передать!

Лазурь небес, янтарь и золото берез
Слепят до слез.

И дождь нечаянный со снегом пополам
Приветен нам.

Югре

Не знаю, сколько проживу,
Но предпочту Югре во славу
Жить не во сне, а наяву,
Вкушая сладость и отраву

Тех истин, что страшится враг
И безуспешно избегает.
Зане он, вроде, не дурак
И постепенно понимает:

— Увы, закончена игра
И, как бы ни хотелось биться, —
Ему приходится смириться
С понятным нам ещё вчера.

Я славлю край, где я любим
За всё присущее мужчине,
А коммунизм непобедим
По генетической причине.

Без грешной прозы

Я по Сургуту не скучаю,
Я без Сургута не живу:
Оттуда письма получаю,
И вижу будто наяву.
Во мне живут его кварталы,
Проспекты, улицы, балки’*
Автомобили и вокзалы,
Поэты, дети, старики.
Я вдоль по Ленина гуляю,
И по Островского брожу,
Зимой дрожу и замерзаю,
А летом гоголем гляжу!
Мне по душе метель-морозы,
Туманы, дождик и жара,
Я в нём не вижу грешной прозы,
Хотя давно уже пора.
Мой дух по-прежнему крамолен,
Любовь сильнее, чем расчёт.
Я нефтяной горячкой болен
Доперестроечной ещё.
И никому не обещаю
Склонить покорную главу.
Я по Сургуту не скучаю,
Я без Сургута — не живу!

ds78.detkin-club.ru

Картотека стихов народов северного края (ханты и манси)

Муниципальное автономное дошкольное образовательное учреждение

«Детский сад «Ромашка»

Картотека стихов

народов северного края

(ханты и манси)

***********
Моя Югра – заветный край России
Земля легенд и сказок старины.
Твои просторы, зори молодые
Мы с детских лет всем сердцем влюблены.

***********
Можно сколько хочешь восхищаться,
Знаю, каждый славит край родной,
Но не перестану восторгаться,
Воспевать любимый Север свой!

***********

Люди все говорят, 
Что наш край красив, богат,
И полярное сиянье 
Каждый видеть очень рад.


***********
Люблю тебя, мой край родной,

За зимний холод, летний зной.

За рек студеную прохладу,

За щедрой осени отраду.

За гладь озер и шум лесов,

За щебет птичьих голосов.

За то, что я здесь родилась,

И жизнь моя с твоей слилась.

***********

Я счастлив, что в крае Югорском родился,

Что с ним я судьбою навек породнился.

Горжусь я, и гордость свою не скрываю

Стихи я и песни Югре посвящаю!

**********

Не зря край родной мой Югорским зовут,

Фонтаны из нефти до неба здесь бьют,

И там, где шумела когда-то тайга,

В лесах новостроек теперь города.

***********

Считаю свой край богатырски богатым,

Здесь самые лучшие в мире девчата.

Здесь самые смелые парни на свете,

Югра – ты красивее всех на планете!

***********

Много стран на белом свете,

Я сегодня, скажу не тая,

Но милее нигде края нету,

Чем родная Югра, ты моя.

***********

Ты - святая земля, ты надежда,

Ты богатством своим дорога.

Летним зноем, зимой белоснежной,

Дорогая моя Югра.

Всё до боли тут близко, знакомо,

Сосны, кедры, болота кругом.

Россыпь ягод, тропинка у дома,

Все мы в сердце своем бережем.

***********

По тайге легенды бродят, 
Как охотники медведя, 
Встретив, хитростью «низводят». 
В деревнях расскажут манси, 
Как медведя «опускают». 
Но никто сказать не смеет, 
Что медведя — убивают...
«Низведен» медведь, «опущен»,—
Он поддался ненароком,—
Голова его большая
На столе лежит широком.
И тогда его мужчины
Как героя восхваляют,
Духом леса называют,
Куньей песней развлекают,
Птичьей пляской провожают.

**********

Радужный – тайна югорской тайги

Малая родина – Радужный мой!

Очень мы рады встрече с тобой

Здесь и родня, и друзья, и народ,

Дружный приветливый люд здесь живет.

На каждом углу здесь стоят магазины

Здесь чисто, уютно и очень красиво!

Радужный, Радужный – город мечты

Тайна югорской ты нашей тайги

А если бы теплого моря кусок?

Какой бы тогда райский был уголок!

А если бы пальмы? А вдруг кипарисы?

А розы кустами и море нарциссов?..

Очнитесь, друзья, это север России

Желаем здоровья народам Сибири!

**********

Ставит чум моя семья –

Трудятся отец и мать.

Что мне делать? Отдыхать?

Быть без дела не люблю,

Я кустарник нарублю.

Разожгу костер скорей,

Пусть горит он веселей.

Чум, чум, круглый дом,

Побывайте в чуме том!

Гости явятся едва –

В печку прыгают дрова.

Печка жарко топится,

Угостить торопится.

Ладушки, ладушки,

Круглые оладушки.

***********

Земля племён ханты и манси.

Здесь дивные зори, сияний узоры,

И Дух огня веет в пространстве.

Ханты-Мансийская земля:

Леса, озера, реки –

Югра моя, пусть Дух огня

Хранит тебя вовеки!

Богаты Югорской земли кладовые,

Но самое ценное – люди.

Повсюду в угодьях, свои родовые,

Мелодии древних прелюдий.

Ханты-Мансийская земля:

Леса, озера, реки –

Югра моя, пусть Дух огня

Хранит тебя вовеки!

Сегодня Югра – это край индустрии,

Растут города и селенья.

Во имя добра и во славу России –

Труд каждого здесь поколенья!

Ханты-Мансийская земля:

Леса, озера, реки –

Югра моя, пусть Дух огня

Хранит тебя вовеки!

(Ю. Григорьев)

***********

Тихо в тундре на рассвете -
даже речка не шумит,
даже сам бродяга - ветер
лапы вытянул и спит.
Тихо в тундре. Тонкий, робкий,
в лужах стынет синий лед.
Из-за самой дальней сопки
солнце рыжее встает.
И, приветствуя светило,
тундра вдруг отозвалась -
вся она заговорила,
пеньем, свистом залилась.
Морем заходив зеленым,
тяжесть рос стряхнув едва,
зазвенела тонким звоном
высоченная трава.
Льдинки в лужах задрожали,
мутным растеклись ручьем.
Куропатки закричали
с первым солнечным лучом.
Унеслись ночные тени.
И знакомою тропой
длинноногие олени
побрели на водопой.
И лишь солнце колыхнуло
белых облаков меха,
сон как будто ветром сдуло
с глаз седого пастуха.
Озорная, что девчонка,
позабывши сон ночной,
говорливая речонка
плещет пенистой волной.
Слушай! Слушай! Спозаранку
все ликует и поет, -
это тундра- северянка
славит солнечный восход.

*****
А на Севере, друзья,
Где тайга кончается,
Есть полярные края –
Тундрой называются.
Мох и ягель – там и тут,
Мошки да комарики...
А деревья в ней растут –
Маленькие-маленькие.
Скачут зайцы через них –
Зайцы здоровенные,
В небесах горят огни
Необыкновенные.
Там мышата, не дрожа,
Храбро и уверенно,
Собирают урожай
Спелых яблок северных.
Ведь не станут их ловить
Хищники бедовые,
Из боязни подавить
Деревца плодовые.
Если будешь там гулять,
Ты уж, по возможности,
Постарайся проявлять –
Побольше осторожности.

Безладнов В.

*****
Уеду в тундру к другу чукче,
Там каждый день бывают чудеса
Там говорят: «Олени все же лучше»
Поглядывая хитро в небеса
Уеду в тундру за морошкой красной
За долгим солнцем и за злой пургойГде нет жестянок с надписью «ОПАСНО»
А только ночью будит волчий вой...
Хочу увидеть белого медведя
Хочу потрогать радугу рукой
И вслед за ветром мчаться на собаках
Где даже друг мой не ступал ногой
Хочу услышать дикий голос бубна
Хочу на мирный атом посмотреть
Уеду в тундру, чтоб увидеть чудо
И просто руки у костра погреть.

*****
Ну и ветер!
Валит с ног.
Из-за снегопада
Самолёт
Взлететь не смог.
Ждать рассвета надо.
Я нашёл себе сугроб,
Вырыл в нём
Лежанку,
Подпоясался,
На лоб
Натянул ушанку
И, устав от маеты,
И от сильной вьюги,
Лёг и вытянул унты
На Полярном круге.
И хоть лётный мой костюм
На меху и вате,
Всё же «куропаткин чум»
Оказался кстати.
Сибирев В.

*****

Ходит по тундре
немым изваянием,
будто куда-то спеша,
возле луны
полыхает сиянием -
Ночи Полярной душа. 
Если в сиянья
всмотреться внимательней,
можно подумать всерьез:
кто-то невидимый
мажет старательно
черный огромнейший холст. 
Мажет и снова стирает -
не нравится
что-то в картине ему, -
не из желанья
до Солнца
прославиться -
просто из творческих мук.
Есть в этом хаосе
цвета и холода
что-то от солнечных дней,
если на сердце
без всякого повода
стало заметно теплей. 
Минут бесследно
полярные сумерки:
вырастет день - и тогда
снова взойдет
над замерзшею тундрою
Солнце - Большая Звезда.
Бажанов А.

*****
Как в тундре безлюдья —
В зоне молчанья.
За столько недель
Ни строчки, ни слова.
И нарастает такое отчаянье,
Что сердце моё
Разорваться готово.
Бумажный лист
Будто поле осеннее —
Седое и знобкое
От позёмок.
Но вот появляется стихотворенье,
Неожиданное,
Как оленёнок.
Не веря, что жизнь
Может быть обидчицей,
Стремится к ней
Без всякой опаски.
Тёплой мордочкой
В руки тычется,
Просит зелёного листика
Ласки.
В зрачках моих
Горное солнце дробится.
Я счастлива.
Счастлива до озаренья!
Пробует силу
Звонких копытцев
Мой оленёнок —
Стихотворенье.

Татьяничева Л.


*****
Уехать бы в тундру - в метель и пургу,
Укрыться за ширмой колючего ветра,
Чтоб больше не слышать ничьих "не могу"
И чтоб ни души на мильон километров.
Уехать бы в тундру - в полярную ночь,
Где солнце лишь краем и звёзды, как блюдца.
От горьких упрёков, прилипших, как скотч,
От слов, что на сердце слезами взорвутся...
Чтоб только лишь небо, и ветер, и снег,
И чтобы на вечер похожее утро...
Подальше от мира, от сплетен, от всех...
О, Господи-Боже! Уехать бы в тундру...
Кичол Е.

*****
Конечно, к чуму нет возврата,
Избушка с печью мне милей,
Но разве тундра виновата,
что нет хозяина у ней!

Бажанов А.

*****
Я остановила у эскимосской юрты
Пегого оленя, - он поглядел умно.
А я достала фрукты
И стала пить вино.
И в тундре - вы понимаете? - стало южно...
В щелчках мороза - дробь кастаньет...
И захохотала я жемчужно,
Наведя на эскимоса свой лорнет.

Игорь Северянин

*****
Вот опять дожди косые
Побрели оленьим мхом,
а ровесник мой – Василий
ходит в тундру пастухом.
Нелегка его работа:
дождь ли, снег ли – на посту,
ночью длинной спать охота, –
не ропщи, крепись, пастух.
Велики стада в колхозе,
волен северный олень,
жизнь пастушья – на полозьях,
вдалеке от деревень.
Как не стлать ему под ноги
дорогих ковров из мха,
речек бурные пороги
не дарить, как жемчуга!
Он для тундры – друг старинный,
ей обязан – как костру.
Тундра б сделалась пустынной,
Коль не жил бы в ней пастух!

***********

Ямал наш край,

Ямал наш дом!

Здесь люди добрые кругом

И здесь творятся чудеса

Взгляни зимой на чудеса!

Я хочу, чтоб край мой милый

Стал еще прекрасней!

Я хочу, чтоб люди жили

В радости и счастье!

Вы на карту посмотрите

И ЯМАЛ на ней найдите

Потому что здесь наш дом

Мы на севере живем!

Оленья упряжка по тундре летит

Морозец приятно лицо холодит

На нартах хозяин оленей сидит

Он едет с охоты он очень спешит!

infourok.ru

Au jour le jour: Югра и Ханты-Мансийск *

Что Югория? Нефть да тайга.
Птичьи трели да буровые.
А зимою - снега,снега,
А весной - цветы полевые.

Что Югория? Клюква во мху
И брусника (Ах, объеденье!)
Бирюзовый свод наверху.
Не картинка - произведенье!

Что Югория? Обь широка
С Иртышом сливается где-то.
И ажурные облака,
И малиновые рассветы.

Ах, Югория! Ты,словно мать,
Где погладишь, где поругаешь.
Только душу мою опять
Без вина пьянишь.И пленяешь.

В этом краю удивительный воздух -
В нем растворился лесов аромат.
А по ночам очень близкие звезды
Светят как лампочки в тысячу ватт.

Здесь на полнеба пылают закаты
В розово-красно-бордовых тонах.
Шум ручейков и речных перекатов.
И новостроек широкий размах.

Степь Казахстана.Я с ней распрощалась.
Новому краю кричу я Ура!
Он меня принял.И здесь я осталась.
Край удивительный этот - Югра.

Каретникова Наталия

Югра - таинственное имя!
Сродни пурге и снегопадам.
Там люди кажутся другими:
Не из того как - будто ряда.

Они смелы, не многословны,
Работают в Югре отлично.
И над тайгой такой огромной
Их голоса звучат так зычно!

Всегда соседствуя с природой,
Ей стали ближе и роднее.
Борясь с привычной непогодой,
Богаче стали, не беднее.

Среди красот Ханты – Мансийских,
От всех столиц удалены,
Там от щедрот земель российских
Талантом все одарены.

Просторы, дали бесконечны
Родной отеческой земли.
Там встретят с радостью, сердечно
Вас нефтяные короли!*

Примечание* Нефтяными королями я здесь справедливо назвала простых труженников Югорского края, а вовсе не тех, кто бессовестно пользуется плодами чужого труда, транжиря нефтедоллары на себя любимых по заграничным тусовкам и междусобойчикам.

Наш дом - Югра


Леонид Гайкевич

Югра - какой волшебный звук,
В нём слышен бубна громкий стук,
Оби весёлое журчанье
И тихий шум лесов вокруг.

Югра - какой прекрасный мир,
Здесь кедр - загадочный кумир,
Медведь - могучий предок ханты,
Муксун нагуливает жир.

Югра - какая благодать,
Она для нас отец и мать,
Она и дом наш, и Отчизна,
Чего же нам ещё желать?

Югра...

Неоновый

Таежный край, совсем заснеженный, морозный,
Ветра холодные свирепствуют с Оби.
И вид порой твой очень строгий и серьезный,
Но сердце радуют проплешины зари.

В кедровых тайнах ты укутана упрямо,
От горных тундр до заболоченных лесов.
На диких пастбищах олени, лоси рядом,
А нефть течет по твоим венам словно кровь.

И ленты рек тебя обвязывают плотно,
От солнца в них огнём плескается искра.
Пусть лето коротко, быстро и мимолетно,
Моя душа с тобой, красавица Югра.

Любовь к Югре

Сергей Сметанин

Жизни вдохновенные приметы
Ты душой впитала на века.
Даже на другом краю планеты
Мне Югра загадочно близка.

А печаль моя несокрушима:
Я забыть до гроба не смогу
Золотой багульник Когалыма,
Мегиона гордую тайгу.

Шум автомобильного Сургута,
Новый нижневартовский вокзал,
То, о чём доселе почему-то
Всей земной любви не рассказал.

Вдоль Оби мечта моя кружится,
За летящей уткою вослед.
Где она привольно приютится?
Дай ты мне, Югория, ответ!

Может, у холмов Ханты-Мансийска,
У нефтеюганской буровой?
Жаль мне, жаль, что я сейчас не близко
Заболел тоскою мировой...

Моя Югра

Сергей Сметанин

Моя Югра - забота и подруга.
Нет, не вчера узнали мы друг друга.
Ты - песнь моя. От самой колыбели
Я шел с тобой к своей высокой цели.

Твоя судьба - и нефть, и газ России.
Твои просторы - снежно-голубые.
И труд, и чувство счастья - вся награда!
Я помню все. Мне это было надо.

Но впереди не вижу я покоя.
Мой край одарен щедрою рукою:
В России - треть богатств земного шара.
Как нам не ждать внезапного удара?

Не тот твой сын, кто гордости не ведал,
Кто соль Земли врагу безвольно предал,
Кого печаль твоя не беспокоит.
Крепись, Югра. Таких и знать не стоит!

Моя Югра - забота и подруга.
Нет, не вчера узнали мы друг друга.
Я твой герой, хранитель и глашатай.
Живи Югра! Живи и сердце радуй!

Судьба малых народов


Сергей Трохименко

Пол века - много или мало..?
Сибирь совсем иною стала.
Жила щедротами природы,
Край благодати и свободы.

В угодьях ханты жили дружно,
Большое общество им чуждо.
Тайга, дремучие болота,
Вся жизнь рыбалка да охота.
Хватало зверя, рыбы, птицы,
Богатствам не было границы.

Но наступила жизнь другая,
Затмила нефть богатства края
И завертелись жернова,
Уже не щепки, а дрова
Летели из-под гильотины...
Судьбу тайги вершат машины.

В тайге оленям места мало,
Того обилия не стало.
В ручьях, где рыба нерестилась -
Помойки (грязь да нефть скопилась).
Там, где хозяйничал медведь -
Растут дома, да улиц сеть...

Для ханты жизнь - тандем с природой,
Он как цветок, сорви попробуй
И тот не даст зерно для всхода,
Угаснет жизнь всего народа.
Слывут былинкою средь леса.
Когда большие интересы
Поставлены на кон страны -
Проблемы хантов не видны.

Такой народ в Ханты - Мансийске...

Валерий Пономарев 2

Живут в согласии с природой,
Как око, берегут уклад…
Остатки древнего народа,
Как будто тысщу лет назад.

Кочуют круглый год по тундре,
Хозяева оленьих стад…
И никому о том, что трудно,
Как правило, не говорят.

Слова - занятие пустое,
Бывает польза лишь от дум…
Древнейший символ их устоев,
Всегда надежный спутник - чум.

От всех невзгод спасают шкуры,
Как от огня, от них тепло…
Незаурядные натуры,
Характеры у всех - стекло!

Словно заря, они лучисты,
У них затейлива резьба…
Такой народ в Ханты - Мансийске,
Такая у него судьба!

Ханты-Мансийск


Ник Мамаев


Ханты-Мансийск - столица края,
Сибири чудный медальон…
Снегами чистыми играя.
Как богатырь, с горы взирая,
Улыбок дарит миллион.

Поставлен милый на излучине -
В слиянии сибирских рек,
Здесь пихты стройные, могучие
Все бури снежные, певучие,
И чист, свободен человек.

На биатлонном стадионе
Ты собираешь лыжный цвет
Земли. Берёзы на газоне,
Звезда горит на небосклоне,
Мороз колдует, как поэт.

А рядом юрта, хант, олени
И Микки-Маус, и Дракон,
И лыжницы - не знают лени -
И холл гостиницы весенний,
И дар Канады - стройный клён.

А в центре города строения
Впитали краски красоты…
Здесь школа - генов откровение,
А Банк Югры - души хотение,
Все улицы… светлы, чисты.

Дом губернатора без крика -
Пленяет душу простотой.
На грядках репа и клубника,
И банька – место не для шика.
ОМОН отсутствует, но стой.

Поймай себя на этой мысли,
Что край нашёл в себе ресурс,
Что этот снег и эти выси,
Медведи, что тебя не грызли,
Здесь приютили лыжный тур.

Ты дал пример другим народам,
Как быть хозяином страны,
Как не валяться под забором,
Радеть делам - не праздным спорам,
Как сохранять дух старины.

Как строить жизнь на бездорожье,
Как вдаль заглядывать спеша,
Не делать то, чего негоже,
Как относиться к жизни строже,
Как гордым быть, дела верша.

Ханты-Мансийск - не голос рая,
Сибири чудный медальон.
Снегами чистыми играя,
Как богатырь, с горы взирая,
Тебе улыбок миллион,

Тепло сердец и наши души,
Что грелись на твоём меху,
Не чуяли сибирской стужи
И, глядя на оленьи уши,
Тянулись к радости, к стиху.

Спасибо, новый мой приятель,
За этот пламенный урок,
За то, что ты силён, ваятель,
Души и силы открыватель,
За твой приспущенный курок.

veravverav.blogspot.com

Произведения о Югре (1-4 классы)

Югорское лето

Елки – палки, палки – елки

Где болото, где тайга

Нам навстречу ветер колкий

Дождь наведался с утра

Где – то лето, где – то тридцать

А у нас пришла весна

Не цветет еще рябина

Но зеленые леса

Боже мой, какое чудо!

Солнце вышло из-за туч

Верим мы, что лето будет

Хоть короткое, но пусть

Рады мы траве зеленой

Рады теплому деньку

Вряд ли кто здесь избалован

Выйти в шортах поутру

Вот оно, какое лето

Ярким солнцем не согрето

Не согрето, ну и что

Все равно люблю его!

Якубенко Александра Владимировна

Сказочное имя, сказочное место.

Край седой волшебной старины.

О, Югра, твои чудесные картины

Нам и нашей Родине нужны!

Здесь и звуки строгого Шамана,

Здесь и нежность шепота листвы.

В мире нет любимее и краше

Нашей дорогой Югры!

Красота реки блестящей,

Шёпот кедров и берёз,

Пенье птиц в зелёной чаще,

Снега хруст в большой мороз.

Вьюги, ветры и метели,

Блеск снежинок в тишине,

Снег на лапах старой ели,

Краски радуг в вышине.

Красота рябины яркой,

Звук утиного крыла,

Ягод и грибов подарки –

Всё тайга преподнесла.

И мельканье рыжих белок,

Рев медведя в глубине лесов,

Песни глухариных посиделок,

Тучи злющих комаров.

Краски, формы, звук и запах

Ты человек береги.

Чудо прекрасной природы,

Тайну Югорской тайги!

Ряхов Павел Денисович

Я горжусь тобой, Югра!

Я горжусь тобой, Россия! Я горжусь тобой, Югра!

Ты по своему красива, северянам дорога

Ты не Питер и не Сочи, не Уфа и не Москва

Мы к тебе привыкли очень, наша малая страна

Наша тайна – лес Югры, очень рады мы – а ты?

Здесь охота и рыбалка, здесь озера и леса

Здесь грибы и много ягод – в этом есть своя краса

Даже люди здесь другие, север их собой сплотил

Здесь живет народ горячий, чувство братства сохранил

Я горжусь тобой, Россия, я горжусь тобой,  Югра!

Ты по своему красива, северянам дорога!

Сказ о югорской тайге.

Там, где зима долгая и морозная, а лето короткое и прохладное, растёт удивительный лес — огромный, и нет ему конца и края. Если лететь над ним на самолёте, то кажется, будто зелёный океан раскинулся под крылом и название этому лесу – Югорская тайга! Здесь хозяин не человек, а Природа.

Тайга богатая хозяйка, у неё всего много: и разных деревьев, и необычных животных и птиц и если разумно пользоваться этими богатствами, то она щедра на подарки.  Это суровый край. Но тайга всегда привлекала людей своей красотой, богатством, удивительным миром таёжной природы и множеством тайн.

Тайга — настоящая кладовая разнообразных полезных ископаемых. Всё тут есть — золото,  медь,  алмазы, драгоценные самоцветы. Но самое главное богатство, которое накопила в своих подземных кладовых тайга — это  месторождения нефти и газа, лежащие в глубине сибирских болот. Нефть и газ очень нужны людям. Газ отапливает наши дома, а из нефти делают бензин, пластмассу, лекарства и ещё много-много других нужных вещей.

Сильные и смелые люди с давних времён ходили в тайгу, изучали её растения и животных, открывали богатые рыбой реки. И мы теперь знаем, сколько пользы приносит тайга человеку! Это и чистый воздух, и родниковая вода, и бескрайние леса, полные грибов, ягод и дичи, и полезные ископаемые, и древесина, и лекарственные растения.

Не перечесть всех богатств, которыми Югорская тайга  делится с людьми! Поэтому человек должен беречь тайгу,  любить её и пользоваться её дарами бережно, по-хозяйски.

Югорская тайга - это вечная тайна, которую хочется разгадать и, которая останется навсегда неразгаданной, потому что без  тайны, жить будет скучно и не интересно, ведь без нее не будет тайги!

Зобнина Валерия Александровна

Шесть духов леса.

   Жил в небольшом северном городе мальчик по имени Петя. И вот однажды пошел Петя с родителями в лес, собирать грибы. Грибов было много и белые, и подосиновики, подберезовики, маслята, собирать их было так увлекательно, что Петя не заметил, как отошел от родителей далеко в лес и заблудился. Мальчик долго блуждал по лесу, но никак не мог найти своих папу и маму. Но вот Петя вышел из густого леса на солнечную полянку, огляделся  и увидел, что не обращая на него никакого внимания, кругом прыгают белки, собирают грибы и относят их в свои домики на деревьях, множество птиц, весело насвистывая свои песенки, кружатся в воздухе, полосатые бурундуки тоже не отстают от белок, заготавливают себе припасы на зиму. Петя очень устал и присел отдохнуть, но вдруг он увидел, что неподалеку, возле небольшого озерца стоит необычный олень. У него были золотые рога, которые сверкали на солнце. Но самым удивительным было то, что олень заговорил с  Петей, и мальчик вдруг осознал, что понимает, о  чем говорят белки, птицы и бурундуки. Петя подошел к оленю и спросил, что это за место, почему он понимает язык зверей и птиц? Олень сказал ему, что это волшебная поляна, и только человек с очень добрым сердцем может оказаться на ней. Олень спросил Петю, как он оказался так далеко в лесу, совсем один, и мальчик рассказал, что заблудился, когда собирал грибы, и теперь не знает, как найти своих родителей. Олень пообещал помочь, но сначала предложил Пете познакомиться с духами леса. Мальчик согласился, ему было очень интересно. Петя сел на оленя, а тот взлетел и поскакал по белым пушистым облакам. А под облаками проносилась необъятная тайга, с ее озерами, болотами и могучими деревьями. Во время полета олень рассказывал Пете о духах леса, сказал, что их шесть, самый главный это дух земли, потому что из земли все вышло и в землю возвращается, еще есть дух озер и рек, дух болота, дух растений, дух животных и дух грибов. Они заботятся о лесе, помогают друг другу и все вместе являются душой тайги. Через некоторое время олень опустился на маленькую полянку, укрытую в чаще леса. На полянке стоял небольшой домик, очень похожий на огромный гриб, здесь жил дух грибов.

    Олень позвал хозяина и из домика вышел маленький гномик, с очень добрыми глазами и большой белой бородой. Петя вежливо поздоровался, как по волшебству в руках у гномика появился большой белый гриб, и дух грибов вручил этот гриб Пете, в подарок на память. Петя поблагодарил духа, и тот предложил зайти в его домик немного отдохнуть с дороги. В домике было очень уютно, хоть дом был небольшой, но Петя чувствовал себя в нем очень удобно, усталость исчезла, и Петя с огромным вниманием слушал рассказ духа о жизни грибов. Оказалось, что все грибы одна большая и древняя семья, связанная общим корнем-грибницей, поэтому если люди вырывают грибы из земли с корешком, то это наносит вред всей семье и в этом месте грибы больше не растут. Петя пообещал, что никогда не будет так делать, а будет аккуратно срезать грибы, чтобы не повредить грибницу.

  Попрощавшись с духом грибов, олень и Петя отправились в духу животных. Летели они недолго и на этот раз приземлились на полянке с озерцом. Здесь Петя увидел очень много самых разных зверей и птиц, все они мирно разгуливали по поляне, а навстречу Пете вышел из маленькой избушки еще один гномик, очень похожий на духа грибов, только с рыжей бородой. Петя поздоровался, и дух пригласил его в свой дом. Петя спросил, как удается духу присматривать за всеми зверями и птицами, ведь их так много, и все они такие разные, почему на одной поляне и зайцы и волки, лисы и куропатки, и никто никого не боится? На что дух животных ответил, что в природе все находится в мире и гармонии, каждый знает свое место и предназначение, вот только люди доставляют ему много неприятностей и даже бед. Ведь люди оставляют незатушенные костры в лесу, бросают мусор и загрязняют водоемы, а от этого страдают звери и птицы, и рыбы. Петя пообещал духу животных, что сам не будет загрязнять лес и всем своим друзьям постарается объяснить, что лес нужно беречь.

После беседы с духом животных, Петя познакомился с духом растений, от которого узнал, что деревья в лесу это и дом, и кладовая и защитники для животных и птиц. От духа рек и озер Петя узнал, что если реки и озера обмелеют, то и леса не станет, погибнет все, не вырастут ягоды и грибы, не будет корма для зверей и птиц. Думал Петя, что у болотного духа меньше всего забот в тайге, но оказалось, что ошибался, ведь болото это дом для многих птиц, зверей и растений, поэтому осушение болот приводит к их гибели. И еще болота питают реки, а реки дают воду болотам, все связано в природе, нет ничего лишнего и ненужного.

В конце путешествия олень привез Петю к духу земли.  Из большого дома вышел старец, казалось очень древний, но в то же время и очень молодой. Он не стал рассказывать Пете ничего, а наоборот сам попросил мальчика рассказать, что же Петя узнал, путешествуя с оленем по тайге. Петя волновался, но то, что он ответил, очень понравилось духу земли, ведь Петя понял главное, что лес живой, и все в нем является важным, потому что все связано в единое целое. Дух земли подарил Пете на память камень-самоцвет, и сказал, что камень будет помогать Пете и светиться до тех пор, пока Петя не совершит плохой поступок, но камень почернеет, если мальчик забудет уроки духов леса.

   Вдруг все исчезло, Петя открыл глаза и увидел, что к нему бегут мама и папа. Они сказали, что долго искали его, а он им рассказал про свое путешествие с волшебным оленем и встречу с духами леса. Родители улыбались в ответ, но не верили Пете, сказали, что, наверное, он заснул и видел чудесный сон, но Петя знал, что все было на самом деле, ведь в руке он крепко сжимал камень-самоцвет.

Ибрагимова Замира Замировна

Слова Мудреца

В очень давние времена природа тайги была очень богатой. Было много разных зверей и птиц. Люди тоже жили привольно.

Да только люди, когда живут в достатке, не замечают, что все, что дано им природой, беречь надо!

Однажды шел Мудрец, по  лесу наблюдая вокруг заботливых белок, хлопотливых глухарей, торопливых оленей, вдруг увидел, как  парни для потехи стреляли серых уток.

-Что же вы делаете? Зачем зря губите птицу? – сказал мудрец парням.

Озорники не слушали мудреца и били не жалеючи зверей и птиц.

Однажды проснулись люди, вокруг тишина, ни взлета птиц, ни шороха зверей. Тайга была безмолвна. Охотники возвращались домой ни с чем.

Стал людей одолевать голод. Большая беда пришла в тайгу, и тут вспомнили все слова мудреца.

Тайга рассердилась, тайга послала свою ярость. Она наказала всех, кто не берег добро ее.

Люди стали просить помощи у старого Мудреца.

Это ярость тайги!- сказал Мудрец

Добро посланное нам природой может превратиться в ярость. Когда люди разоряют лесное царство - уходит доброта и  исчезает, остаются ярость, злость, голод. Когда люди добры- природа платит людям щедро: грибами, ягодами, шишками, лесными зверями и птицами.  А люди должны помнить о ярости тайги и беречь лесное богатства.

«Торум ет олэн !» - сказал Мудрец прощаясь.

Живите в ладу с Природой, с собой и Вы! Торум ет олэн !

Стрижак Вероника Юрьевна

Варежки  для зайчат.

Жили-были зайчиха со своими зайчатами. И зайчатам понадобились на зиму варежки. Пошли они к ёжику, чтобы он сшил им тёплые и мягкие варежки. Тук-тук-тук, кто там? - спросил ёжик,- это мы зайчата, сшей нам ёжик по варежкам. Ёж отвечает из под ёлки: ниток нет, у меня одни иголки. Пойдите  вы к медведю и попросите у него нитки.  

Зайчата боялись медведя он вон какой большой, а зайчата маленькие. Но так как зима будет холодная, и им нужны  варежки, зайчата набрались храбрости и пошли к медведю. Идут они по дорожке, а навстречу им серый волк. И они вспомнили мамины слова: волк умен и очень важен, ловок, быстрый и отважен. Грустно воет на луну просто голодно ему. Зайчата прыгнули на опушку робко и несмело, они такие трусишки, убежали вприпрыжку - Догони попробуй волк!

По дороге к медведю зайчата насобирали грибов, ягод, шишек чтоб мишку задобрить. Подошли они и стучат ему в берлогу: Дядя Миша дайте нам пожалуйста нитки на варежки, мы были у ёжика иголки есть, а ниток нет. Вот вам от нас вкусные лесные гостинцы! Мы долго до вас добирались, встретили волка и убежали от него. Видели следы  «лисоньки». Михаил им и говорит:  если отгадаете загадку так и быть,  дам вам нитки. Слушайте: «Зимой и летом одним цветом»? Зайчата сразу ответили: ну конечно это ёлка! Они знали эту загадку, так как им папа заяц каждый год приносил из лесу на новый год елку. Мишка подобрел и дал зайчатам нитки.

        По дороге домой зайчата  встретили много лесных зверей и птиц: белку,  оленя,  песца,  росомаху,  глухаря,  аиста,  журавля,  сову, филина. Они всем рассказали свою историю, как сложно им достались нитки. Принесли зайчата  нитки ёжу и через несколько дней у них были очень теплые и красивые варежки. Вот такие у нас в Югре дружные животные.

infourok.ru

Сергей Сметанин

Стихи о Югре и Сургуте

Югра

Моя Югра — забота и подруга.

Нет, не вчера узнали мы друг друга.

Ты — песнь моя. От самой колыбели

Я шел с тобой к своей высокой цели.

Твоя судьба — и нефть, и газ России.

Твои просторы — снежно-голубые.

И труд, и чувство счастья — вся награда!

Я помню все. Мне это было надо.

Но впереди не вижу я покоя.

Мой край одарен щедрою рукою:

В России — треть богатств земного шара.

Как нам не ждать внезапного удара?

Не тот твой сын, кто гордости не ведал,

Кто соль Земли врагу безвольно предал,

Кого печаль твоя не беспокоит.

Крепись, Югра. Таких и знать не стоит!

Моя Югра — забота и подруга.

Нет, не вчера узнали мы друг друга.

Я твой герой, хранитель и глашатай.

Живи Югра! Живи и сердце радуй!

Весенняя минута

Что за нрав у северянок —

Этих вьюжиц и ветриц!

Удивляют спозаранок,

Машут крыльями ресниц.

Снег — на шубке, снег — на шапке,

Снег — на чьих-то волосах.

На девчонке и на бабке,

У торговца на усах.

На щеке снежинка тает,

За машиною пылит.

Жизнь ничуть не утихает —

Воздымает и бурлит.

В этой сутеми и смуте,

И в раздрае скоростей

Не хочу терять я сути

Самой солнечной своей.

Тает

Скоро оттает полянка,

Желтого плеса тесьма

Как надоевшая пьянка,

Тянется наша зима.

Всюду сугробы, сугробы...

До горизонта, взгляни!

Но уже веет без злобы

Ветер в последние дни.

Воздух и чист, и прозрачен,

Солнце глядит веселей...

Вот и предел обозначен

Царству речных хрусталей.

* * *

По краю мартовского наста

Румяный закатился день,

И дышит сумрак безучастно

Меж придорожных деревень.

Темнеют ели, сосны редки;

Стряхнули иней — вышел срок,

Лишь кое-где на крепкой ветке

Последний держится снежок.

Водительское

Утро чело деловито нахмурило.

Рвутся Камазы по трассе вперед.

Сколько нас, братцы, вчера балагурило?

Сколько нас нынче недостает?

Где-то удача растаяла гладкая…

Знать, как и прежде она впереди —

Жизнь наша долгая, жизнь наша краткая —

Несовершенная, как ни крути.

Белые ночи

К мостовой прижалась летняя жара,

На газоны льется нежная прохлада.

Незакатные в Сургуте вечера,

Хоть читай, и электричества не надо.

Стань в рябиновые, влажные кусты,

От небес не отводя в восторге взора.

Сколько вечной и щемящей красоты

В белом облачке над синей кромкой бора!

Облака Севера

За облачной грядой идет еще гряда.

За дальнею грядой — далёкая, другая…

Ты в небо погляди, мечтою воздвигая

Из белоснежной тьмы дома и города.

Без счета, без числа толпится череда

Высоких, кучевых, крутых, многоэтажных…

Они сотворены для сильных и отважных,

Для тех, кто смотрит ввысь… хотя бы иногда.

Виадук

Зачем-то снится Новый Уренгой.

Я был там в жизни, может, раза два,

Мне климат больше нравится другой,

Но тундра там по-прежнему жива.

Там лишь в июне будет ледоход.

Полярное сиянье на весь свет.

И ненец Айваседа там живёт,

Другой, не нижневартовский поэт.

Я пил с ним чай в гостинице, как друг,

За окнами мошк`и* струился рой.

Там высился бетонный виадук,

На мкадовский похожий, под Москвой.

Среди болот и моха, и песка,

Намытого на пуровской косе,

Возможно, здесь ему стоять века,

В суровой приполярной полосе.

Он выдюжит под зноем и пургой,

В добыче газа годы не страшны.

Не зря мне снится Новый Уренгой —

Я добрые, обычно, вижу сны.

* Мошк`а - местное просторечное название таёжной мошки, гнуса.

Солохинские мосты

Я жизнь прожил счастливую в Сургуте,

Все двадцать восемь полновесных лет,

Не изменив её всегдашней сути

И просто воспевая как поэт.

Посильно помогая где руками, 

Где головой в строительстве его — 

Приехал я сюда не за деньгами,

А разделить эпохи торжество.

Хотя бывают разными эпохи,

У каждой свой герой и свой резон.

Герой сегодня — Валентин Солохин,

Которым по-мужски я восхищен.

Романтику Сибирь — святое место,

Поруганное, может быть, порой.

Но кто же он такой — начальник треста

Под именем обычным «Мостострой»?

Солохин говорит скромнее многих,

Когда с ним речь газетчики начнут: 

— По этой жизни нас ведут дороги,

А без мостов дороги не живут. 

Он сам себя не мыслит без работы,

Доступен — выходной-не выходной, 

Готов не только «разбирать полеты»,

А пестовать идеи, как родной.

В Сургуте ли — пролета нету шире, 

В Ханты-Мансийске — четкий на просвет — 

Мосты, каких не так уж много в мире,

А может быть, каких и вовсе нет.

И через обский мост переезжая,

Возможно, дорогая, как и ты,

Я всякий раз невольно замечаю: 

Переживаю бездну красоты. 

Когда жду встреч на берегу с тобою 

И время через Обь гоню: «Спеши!», 

Я восхищен солохинской душою,

Ведь мост, определенно, — часть души!

Элегия

Стою на верху заводской эстакады.

Вдали предо мною — Солохинский мост*.

И столько простора — другого не надо!

И столько же в небе рассыпано звезд!

Смотрю на тайгу, и душа замирает.

И мыслю о том, как живу и умру,

О том, как вселенная тихо вздыхает,

О том, как снежинки летят на ветру.

* Солохинский мост — Югорский мост через Обь у Сургута

Сургут

На берегах Оби широкой,

Затерянный среди болот,

Осколком рани синеокой

Возник мой город и живет.

Его строителям за сорок,

Он знал героев и рвачей,

Но не шальным богатством дорог,

А тем, что сердцу горячей.

Да разве в памятной тетради

Своей рукою зачеркну

Его тяжелый дебаркадер,

Реки степенную волну?

Я вижу вольные стремнины!

Далеко ропот им нести

С его причалов — середины

Великолепного пути.

Он жил, творил, мечтал и строил,

Ходил то в робе, то в мехах,

И память славную покоил

О павших рано земляках.

Добытчик нефти знаменитой,

Соперник вечности самой,

Всегда к себе душой открытой

Меня зовет он, город мой!

1997

* * *

Когда на улице метель заводит карусель,

И по ночам как человек в окно стучится снег,

В печи, сердясь на тесноту, гудит огонь, как шмель.

Стремится в черную в трубу, чтоб вырваться навек.

Пока в печи гудит огонь, готовь себе еду,

Суши одежду, и дрова, и воду кипяти.

Пока в словах играет жар, зови свою звезду,

И говори ей о любви, и... Господи, прости!..

Песня рыбака-ханты

Ночи звездный поясок

Высоко сияет.

Месяц — легкий обласок

В облаках ныряет.

Отражение в реке

Делится на части —

Это я на обласке

Догоняю счастье.

На Вахе

В хантыйской притихшей деревне

Столетние кедры не спят.

На празднике обласа древнем

Встречаем июльский закат.

И музыка ширится трубно,

Как будто на славу и суд

Под звуки шаманского бубна

Здесь духов из бездны зовут.

Беседуем, волю вдыхая —

Пытаемся что-то понять

Из песни брусничного края,

Что льется опять и опять.

А песня пророчит уныло,

Что правда бредет наугад,

И все на земле уже было,

Не тысячелетья ль назад?

У речки журчащей, где блики

Летят на веселия зов,

Не те же ли вечности лики

Сквозят из прибрежных кустов?

И ночью над заводью черной

Все та же гудит мошкара.

Ах, как она вьется проворно!

Как рвется на пламя костра!

На празднике обласа древнем

Истаял июльский закат.

И долго в притихшей деревне

Столетние кедры не спят.

* * *

Последняя роскошь ушедшей зимы —

Снежок, осыпающий землю в апреле.

Кому-то на юге цветы надоели —

Какое нам дело до их кутерьмы!

Смотри-ка, на грани меж света и тьмы

Примолк наш Сургут, как дитя в колыбели.

Так тихо, что слышится — сны полетели

Наивные души искать и умы...

* * *

По мраморной крошке на скомканном снеге,

Роняя тугие лучи,

Проехало за город солнце в телеге

Из золота печь калачи.

Как пьяный мудрец из ночного загула,

Беспечно и ясно смеясь,

И в гости с собою березку тянуло,

За ветку легко зацепясь.

Хантыйка

То не солнце выплывало

Из-за яра кораблем,

Не луна, как то бывало,

Восходила над бугром,

Не созвездьями сверкнуло

Небо синее в ночи,

То не пламя полыхнуло

Из охотничьей печи.

То красой своей сияя,

Вышла девица во двор.

Будто курочка лесная,

Что ни перышко — узор.

И стройна и светлолика,

Не бывает веселей.

Губы — спелая брусника,

Зубы инея белей

Косы черные, тугие,

Шелковисты и длинны,

Брови — струйки смоляные,

Как рукой наведены.

Удивительного нрава

Будто летняя река,

Не ревнива, не лукава

Дочь лесного остяка.

* * *

На Сайме, среди кедров темноликих,

Дрожат клочки небесной синевы.

Малиновки взволнованные клики

Пронзили бор чуть выше головы.

Трепещет воробьишка за сараем.

Как ни круты сугробы вдалеке —

Проталины привольно дышат маем,

Веснушками на девичьей щеке.

Мне вспомнилось на миг родное детство.

Приход весны я празднично встречал.

Степных небес приветствовал соседство,

И солнца ход на парте отмечал.

Я не забыл ни сверстников галденье

Перед игрою в прятки, да лапту,

Ни девочку, чье имя… Загляденье…

Я не забыл простую красоту.

Я не забыл ни садика с цветами,

Ни писем, что тобою сожжены.

Лишь два часа полета между нами

Две жизни, два признанья, две вины.

Не возвратить… А, знаешь, и не надо.

Былого нет… Поблекнут краски дня.

Но будет вечно в прятки возле сада

Играть весной другая ребятня.

Я рад тому, что мир материален,

И, уходя, с собой не заберу,

Ни темноликих кедров, ни проталин,

Ни птицу, прозвеневшую в бору.

* * *

Выпал снег с утра на третье,

На мое тысячелетье.

Знать, устал, пока парил,

Словно ангел шестикрыл.

Нежный-нежный, пьяный-пьяный

Раб судьбы непостоянной

Догадался тихо лечь

На площадку чьих-то плеч.

Он, бродяга, рад стараться

Никогда не просыпаться.

Но растает, погляди,

Только в комнату войди.

Зимняя прогулка

Солнце пышет ярче сварки.

В ледяные зеркала

Важно смотрятся подарки

Новогоднего стола.

Вон сугроб, как пряник ладный,

Вон осинка вся в снегу,

Как фольгою шоколадной,

Шелестит на берегу.

А в нетронутой низине

Столько нежной белизны!

Ты постой посередине,

Ведь такому нет цены.

Проходя под хрупкой аркой

Индевеющих кустов,

Не стряхни щекою жаркой

Фантастический покров.

Шофер

Памяти
Бориса Васильевича Гусева

В автомобиле, как влитой,

Одетый строго по погоде.

Шофер "от бога" — робок, вроде,

Перед дорожной суетой.

Переплетенья магистрали,

Да светофорный окоем...

О, сколько раз одолевали

Вы человека за рулем!

А сколько раз во днях труда

Он рисковал, и ставил на кон

Судьбу свою под Зодиаком.

Но грела добрая звезда,

И снова байки про мороз

Напарник впаривал жестокий,

И вьюга, преданно, как пес,

Ему облизывала щеки.

* * *

Треск мороза отчаянно гулкий.

И река в белоснежье оков:

Хорошо мне на лыжной прогулке

Среди сосен, берёз и снегов.

Хорошо в заметеленной дали

С поэтическим жаром в крови

Пропадать от тоски и печали,

И непрошеной, гордой любви.

Мир красив, аж душа замирает,

На рекламный возносится щит!

Достоевского дятел читает

И по азбуке Морзе трещит.

Достоевского дятел читает,

Он совсем не глупее, чем ты.

Только мир красота не спасает —

Не хватает ему красоты.

Мороз

По Сургуту, Сургуту, Сургуту — тревожные сумерки.

Ах, когда же грядущие белые ночи грядут?

Полушубки не греют, и шутки до времени умерли

Будто градусы холода рта разомкнуть не дадут.

Даже та же луна, наша старая рыжая спутница —

Словно маятник в небе дрожит от внимательных глаз:

По Сургуту, Сургуту, Сургуту идет межуютица,

И застывшей солярки не жжет на обочине КрАЗ.

Словно жесть по щеке — не скупятся ветра на пощечины,

Выжимая короткие слезы и долгую злость,

Но для наших сердец никогда не найдется обочины,

На которой бы им отдохнуть от работы пришлось.

И краснеют в балках подключенные в сеть нагреватели,

И сквозь двери двойные парит индевелый подъезд,

И любому морозу мы все же друзья и приятели —

Не об этом ли он и трещит, одичалый, окрест.

* * *

У полярного круга заповеданный город.

Нефтяные просторы — за ближайшим ручьем.

Но губительный холод проползает за ворот.

И в горячем июле — боль на сердце моем.

— Отчего ты не весел? — спросит ласковый ветер,

Я солгу, я отвечу: "По любви заскучал!"

Обратится ли солнце: "Что, брат, ликом не светел?" 

Я найду, что ответить. Как всегда отвечал.

Но суровая совесть о былом меня спросит,

Что тогда мне ответить? Сам себе не солжешь. 

Десять лет, как Россия смерть за пазухой носит,

И рукой ненавистной снова точится нож.

А на сердце России, под небесною, синей,

Вечной шалью надежды, принакрывшей поля,

Как на сердце поэта заколдованный иней,

Оттого я не весел, мать, Родная земля!

* * *

А я люблю людей обыкновенных:

Бесхитростных, открытых и простых,

Без грубоватых доблестей военных,

Без пятен на душе «пороховых».

Не оттого ли сам я счастлив ныне,

Что дьявол не добрался до меня:

Жена моя — обычная богиня,

И ангельская вся моя родня…

Люблю людей с хорошим настроеньем,

Не только ради принятых ста грамм.

Долой тоску по крепким ощущеньям

И тягу к оскорбительным словам!

Я предпочтенье отдаю героям, 

Чья доброта привычна, как рассвет, — 

Мы с ними непременно мир построим,

Пусть через двести, через триста лет.

Мечтательных, открытых, откровенных, 

Достойных жизни полной и большой,

Люблю, люблю людей обыкновенных,

За счастье их болею всей душой.

* * *

От Сургута к Нижневартовску

Поезд катится легко.

От Сургута к Нижневартовску

В окна видно далеко.

Предо мною расстилается

Край немеряных болот.

Сердце кровью обливается:

Сколько дерева гниет!

Сколько видится единственных!

Сколько павших в полный рост

С корнем вывернутых лиственниц,

Кедров, сосен и берёз!

Всё пространство грозно светится

Всё похоже на погост.

И так редко-редко встретится

Крестик сосенки — подрост.

И горюем бесполезно мы

В романтической глуби

По всему пути железному

Вдоль красавицы Оби.

Улицей Маяковского

Утро в Сургуте.

Среди берез —

Золото

в синь

выяркивается.

Ветер,

тяжёлый как паровоз,

Грузно

в саду расшаркивается.

Передвигается,

бешен,

дик,

По тротуарам каменным.

Вижу я —

дрогнул его кадык,

Жарким

облитый

пламенем:

На стойке

солнечной кутерьмы

Скоро

коктейль

закончится.

И — покатили

в туннель зимы

Серые

дни-вагончики!

С фотоаппаратом

за ним иду

Тихо как

папарацци я

Эх, повторилась бы

в этом году

Октябрьская

демонстрация!

* * *

Осень.

А на улице — теплынь.

Был с утра туман,

уже растаял.

Желтый ветер, листья рассыпая,

Шепчет приземленную латынь.

В бирюзе береза

высока,

Приняла на пальцы бесконечность.

И пред жизнью павшего листка

Жизнь моя —

не менее, чем вечность.

Снегопад

С утра мело широкими кругами,

А на рассвете падал наугад,

Пространство размечая между нами,

Душа зимы российской — снегопад.

И город перед нашими глазами

Раскинул феерический наряд

С верандами, качелями, шатрами...

И сказке вслед прохожие глядят.

Прошел с лопатой грузный Дед Мороз.

Корявый лист от клена прокатился,

Продрогший и волнующий до слез.

Густеет снег. Плотнее повалился

На рыхлые громады тополей

С каркасами старинных кораблей.

Невозмутимый, вечный снегопад.

Валит, валит растущими кругами!

Под нашими неспешными шагами

Тропою комья белые скрипят.

Сенокос

Этот край бесконечен и прост.

И под куполом выси нетленной

На готовом стогу в сенокос

Я как будто один во вселенной.

Свежий запах медовой травы,

Деловитых жучков стрекотанье,

А вокруг — океан синевы

Неделимый, как все мирозданье.

В этой бездне теряется взгляд.

Мир настроен на вечные ноты.

Только мышцы тревожно гудят

От азартной, тяжелой работы.

* * *

Бабьим летом, в Сургуте, в субботу,

Над домами, рекой и тайгой,

Мне такого не помнится что-то, 

Удивительный льется покой.

Всюду окна раскрыты и двери,

Ранний вечер тягуч, словно мед,

Из каких-то зеркальных материй

Музыкальная фраза плывет.

И блестит подрастающий месяц

Из-за туч белизной молока,

И с балкона, до пояса свесясь,

Мальчик с девочкой кличут щенка.

* * *

В октябре на улице Островского

Возле дома — желтая трава.

Под лучами солнышка покровского

На широком небе — синева.

Там летит под облачные полосы

Городской рабочий говорок,

А вдали дождя густые волосы

Раздувает свежий ветерок.

Там береза ярко-золотистая,

Цвинькает синица на стволе.

И в груди моей настала чистая,

Лучшая погода на земле.

* * *

Иду по ночному Сургуту,

С морозца немного хмельной,

И думаю в эту минуту,

Поверь, о тебе лишь одной.

Смотрю, как летит неизменно

Над Обью, кружа все быстрей

Метельная белая пена

В огне городских фонарей.

Колышутся вьюжные струи —

Небес кружевные цветы...

Горят на лице поцелуи,

Дарила которые ты.

Любовь к Югре

Жизни вдохновенные приметы

Ты душой впитала на века.

Даже на другом краю планеты

Мне Югра ничуть не далека.

А моя печаль несокрушима:

Я забыть до гроба не смогу

Золотой багульник Когалыма,

Мегиона гордую тайгу.

Шум автомобильного Сургута,

Новый нижневартовский вокзал, 

То, о чём доселе почему-то

Всей земной любви не рассказал.

Вдоль Оби мечта моя кружится,

За летящей уткою вослед.

Где она привольно приютится?

Дай ты мне, Югория, ответ!

Может, у холмов Ханты-Мансийска,

У нефтеюганской буровой?

Жаль мне, жаль, что я сейчас не близко

Заболел тоскою мировой...

* * *

Даже радости нас догоняли с трудом,

Удивляли и путали карты.

Мы ледышки со щек обрывали с живьем

И ругались со злостью, азартно.

И не то, чтоб иначе совсем не могли

"Представители высшего права",

Просто нефть этой взбуренной нами земли

Нас пьянила сильнее, чем слава.

Просто ветер, шипя ледяным кипятком,

Не без нежности шпарил по коже,

И, работая с глупым еще пареньком,

Сам себе я казался моложе...

* * *

Всю жизнь меня по свету носит

То осень, то снег, то весна.

Душа постоянного просит,

И гладит виски седина.

А я в суете листопада:

То вниз по спирали, то вбок —

Как будто того мне и надо,

Лечу меж домов и дорог.

И, вроде, милей и известней,

Становится каждый приют,

Но жизнь — как цыганская песня:

Везде ее грустно поют.

Рванешься ли в ставни резные,

Заденешь ли створки фрамуг —

Россия. Россия. Россия.

Знакомый и ласковый звук.

Очнешься — дорогу ли спросят,

Вздохнешь ли — погода все злей...

И вновь меня носит и носит

По Родине милой моей.

* * *

Дождя стеклянный гарус,

Да снега габардин —

Большой, тяжелый парус

Я шью себе один.

Не ждут меня ни слава,

Ни добрая рука,

Последняя забава —

Осенняя тоска.

В хмелю ее настойки

И сосны, и туман,

И ближней новостройки

Печальный котлован.

Зима внутри гуляет,

И строить не резон,

Но крепко вбиты сваи

В подземный горизонт.

И, бросив к черту жалость,

Чего уже скрывать,

Таким я и под старость

Останусь пустовать:

Ни друга, ни приюта —

Одна, как смерть, одна,

По всем углам Сургута

Тоска разведена.

* * *

День уходит медленно и вяло.

К западу желтеют облака:

Долгий караван бредет устало

В поисках живого родника.

Так и я, куда бы ни стремился —

Не уйму закатного огня.

Мне вчера хороший сон приснился,

Будто счастье вспомнило меня.

г. Когалым

В Сургуте-городе

Красивей нет бескрайней северной равнины,

У неба синего на верхнем этаже

Такие белые, пуховые перины! —

Такая даль, что не вмещается в душе!

В Сургуте-городе зимой — одна погода:

С утра мороз, к обеду — минус сорок два.

Зато не тесно и в любое время года

Не заболит о перспективе голова.

Сильнее зрелище, мой друг, увидишь где ты?

Найди сравнение, припомни детский сон!

Забудь про горы. Чтоб увидеть полпланеты,

Тебе достаточно лишь выйти на балкон.

Июль в Сургуте

Толпа бетонно-серых туч прогромыхала где-то,

Раскаты дальние грозы уехали за ней.

Синицей тоненько звенит распахнутое лето,

Роняя капли бирюзы с рябиновых ветвей.

И возрожденные мечты рукою торопливой

Рисуют радугу — цветной надежды каравай.

А я по Майской прохожу, продрогший и счастливый,

Как двадцать лет тому назад, влюбленный в этот край.

Сенной двери жилого вагончика

О, как ты стонешь в большую стужу,

Дверь, открываемая наружу!

Привет толкающимся в тебя,

И ручку тянущим на себя.

Они желаннее всех желанных

В твоих объятиях деревянных.

Прими, и поровну всем отмерь:

Стони сильнее, родная дверь.

Пускай почаще в тебя заходят,

Недолго ждут и вдвойне находят,

О том же, съежившись от потерь,

И сам пою я, родная дверь.

Я тем себя безраздельно тешу,

Что дверь когда-нибудь перевешу.

Да будет ход твой и тих, и мудр,

Дверь, открываемая вовнутрь.

Да будет ясно в тебя входящим

Друзьям и добрым и настоящим,

Что ждут их искренне и давно,

И места в доме — полным-полно.

Лебеди над Сургутом

Жизнь бедовая берет подъемы круто,

На пределе — напряженье и надлом.

Нынче лебеди повеяли Сургуту

Белоснежным, цвета Севера крылом.

Знак надежды беспременно помогает,

А иначе, кто бы выдумал тогда,

Будто птицы к людям сами прилетают

Только в добрые, родные города.

Презираю справедливые приметы,

Но зимою, верно, вспомнятся светлей

Ночи белые, навеянные лету

Белоснежными крылами лебедей.

* * *

Я всегда был далек от «природы»,

Вот она, вроде, рядышком, но

Между нами с потеками соды

Недомытое в праздник окно.

Там — сургутские сосны-пигмеи,

Здесь — работы моей западня...

Вот и все, что мы нынче имеем

На повестке текущего дня.

Вот и все, что имелось, и было:

Прошлый день, или год, или час...

Будто время стеклянно застыло,

Разделяя природу и нас.

Будто время, зажатое в рамы

(Ах, какая блестящая гладь!),

Равнодушно, легко и упрямо

Не дает нам друг друга понять.

* * *

Хорошо на Урале по осени —

Настоящий березовый рай.

Столько золота с неба разбросано,

Хоть корзиной его собирай!

А в долине — рябинка заветная

С алой гладью по краю листа.

Обняла ее дымка рассветная,

Словно белого шелка фата.

И смущенно лесная красавица

Прижимается кедру к плечу.

Ей бы только со счастьем управиться,

А другого — желать не хочу.

Сентябрь

В Сургуте осенью такая благодать —

Не передать!

Лазурь небес, янтарь и золото берез

Слепят до слез.

И дождь нечаянный со снегом пополам

Приветен нам.

В сургутском цеху

Сибирские морозы не пустяк,

И с ними тяжело определиться,

Но, шутят, настоящий сибиряк —

Тот, кто зимою шубы не боится.

А мы в мороз жалели мелких птах,

И цеховую дверь приоткрывали:

Погреться к нам на электрощитах,

Бывалоче, синички залетали.

Мы их, шутя, манили в свой уют,

Насыпав горстью семечек в тарелку,

И любовались, как они клюют,

Глазенками устроив перестрелку.

И нас потом, когда мороз утих

(Я в синей куртке шел из раздевалки),

Синички принимали за своих

И весело играли в догонялки.

Сибирь

Кому — тюрьма, кому — награда.

Ничьей судьбы не оскорблю.

А мне Сибирь такую надо,

Что с детства знаю и люблю.

Чтоб небо — не окинуть оком!

Чтоб сердце — не сдержать в груди!

Чтобы девчонка ненароком

Мне улыбнулась на пути.

Кленовые листья

Здесь солнце восходит мишенью под выстрел,

И вновь исчезает, почти не взойдя,

А я вспоминаю кленовые листья,

Кленовые листья во время дождя.

Я знаю, не выиграть им поединок —

Давно сокровенные мысли мои

В объятиях колких сибирских снежинок

И в зелени терпкой, сосновой хвои.

Так, что же? Какой они ищут корысти,

Слезинки дождя в мою душу струя?

Кленовые листья. Кленовые листья.

Тугие прожилки. Резные края.

У памятника основателям Сургута

С болотной грядки дунуло весною.

Вчера — мороз, а нынче — ветерок.

Я площадью шагаю городскою,

Пронизанной, как старый свитерок.

Стеклярусная каша под ногами,

Бесцветная на жиденькой заре.

А дождик меж рекламными щитами

Торопится на встречу в сентябре.

Вот — роща вдохновенная раздета.

Вот — памятник моим Учителям.

Березки спьяну в ожиданье лета

Распахнуты навстречу небесам.

Девической их тягою захвачен,

Оглядываюсь, чей-то слыша зов,

И словно жду восторга и удачи

От уличных, нестройных голосов.

Я верю в жизнь, как дети верят в чудо.

Она меня пока не подвела.

Не вся ль моя разбитая посуда

Когда-то полной чашею была?

Не вся ль моя душа — первопроходец?

Я дом построил. Вот, иду домой.

Над головою — туча-иноходец

Плывёт себе куда-то по прямой…

Дыши, Сургут мой, в радости и силе.

Живи достойно, добрый человек.

Когда б вокруг не сплошь — автомобили!

Когда б вокруг не двадцать первый век!

Монолог, подслушанный на Сургутском рынке

У нас на Севере морозы —

Аж на ресницах мерзнут слезы.

— Да, что ты лжешь, как Залгуницын!

У нас и лыжников полно.

Мороз на трассе — минус тридцать,

Но светит солнышко в окно,

И запустить зимой машину,

Я с подогревом просто рад.

Сменил на зимнюю — резину,

Сменить мечтаю аппарат.

У нас обветренные лица,

Перчатки полны соболей.

Да, каждый может простудиться,

Не одеваясь потеплей,

Зато дороги стали шире,

А чудаки чудней в сто раз,

И мы на первом месте в мире

Для тех, кто ценит нефть и газ.

Сургутская диалектика

Я приехал в Сургут как романтик,

Звонкий, словно посуда в серванте,

Крепкий, словно пенёк на поляне,

Молодой и, естественно, ранний.

Поморозило, поколотило

И безделья и дела хватило,

И, как водится (с кем не бывало?),

По загривку не раз перепало.

Стал за эти я годы богаче:

Время — деньги, а как же иначе?

Там, где раньше рубля не хватало

Дай червонец и то будет мало.

Были нервы мои слабоваты,

Стали нервы мои как канаты:

Был я мягок, а стал я — напильник,

Хладнокровнее, чем холодильник.

И уже не романтик, не циник,

В золотым-золотой середине

Наблюдаю за горизонтом,

Ну, а он, как вы знаете, вон там!

Песенка о Сургуте

Есть города, как трудные подростки —

Они так неожиданно растут,

И на столичном, шумном перекрестке

Порой их жителей в лицо не узнают.

У них назло ветрам распахнут ворот.

Они в рукопожатии крепки.

Таков и мой родной сибирский город

У лукоморья северной реки.

Пр.:

Далеко-издалека

Люди едут в отпуска —

Что хорошего за теми рубежами!

Приезжайте к нам в Сургут

Наш комфорт и наш уют

Не сравнятся ни с какими "парижами"!

Вы приедете в Сургут,

Ноги сами побегут,

Руки сами устремятся за делами:

Место действию не тут,

Где лежачего не бьют,

Пусть господь и наказал Сургут "бичами".

Пусть город-сад (по выражению поэта)

Предпочитает широту, где чернозем.

У нас в Сургуте в дефиците только лето —

Все остальное создадим и привезем.

Здесь "тихий омут" автокранами пропорот

Без сожалений, так уж повелось.

И если ты еще не любишь этот город,

То, значит, зря тебе на Севере жилось.

Пр.:

О нефти, газе и сургутских поэтах

Не раз говорили сургутским поэтам:

"Какие там чувства! Довольно об этом.

Писать о нефтянике надо, друзья."

И вот наготове поэт с трафаретом,

И "в тему" вползает его колея.

Растерзаны в клочья учебные книжки,

Дотошно расспрошены "дяди", "братишки"

Расхожие басенки пущены в ход

Рифмуются вмиг манифольды и вышки,

И "волны тайги" над "морями болот".

Один мой приятель всё пел "магистрали"

"В конторе" за это его привечали!

Куда ни поедет, куда ни пойдёт,

(А чаще за водкой его посылали)

Домой не тропинкою — "трассой"! — придёт.

Потом наступила в мозгу перестройка

Поэт перестроился чётко и бойко,

Но водка печёнку совсем сожрала,

Он пел демократию менее стойко

И "трасса" в могилу его завела.

Так что же, что нефти в Сибири, как грязи?

Да, сам я работал в "Сургутнефегазе":

Теперь воспевать самого лишь себя?

Шофер, непременно пиши о КамАЗе!

Печник, выступай, лишь о печке трубя!

Начальники тугонько соображают.

Пельмени сибирские все уважают,

А песни? Вне леса известны ли мы?

Чиновники творчеству чем помогают

Во славу всесильной сургутской зимы?

Да, брэнд — это модно, да, лэйбл — это круто,

Но что означает поэт из Сургута?

Кто сделать помог из него короля?

Ешимов, Антохин, Никулин, как будто

Поэтов таких и не знала земля!

В Сибири пригрелись они неудачно.

Приходится мыслить, увы, однозначно:

Для мира Сургут — это нефть или газ.

Достойно творим или лжём неудачно —

Поэт-сургутянин, обидно за Вас.

Ни с Бродским, ни с Пушкиным Вас не равняют.

Обидно! Завидовать Вам не желают

Поэт из Тамбова, поэт из Москвы.

Писать о нефтяниках? Кто ж запрещает!

Но пишется, братцы, печально, увы!

Без грешной прозы

Я по Сургуту не скучаю,

Я без Сургута не живу:

Оттуда письма получаю,

И вижу будто наяву.

Во мне живут его кварталы,

Проспекты, улицы, балки’*

Автомобили и вокзалы,

Поэты, дети, старики.

Я вдоль по Ленина гуляю,

И по Островского брожу,

Зимой дрожу и замерзаю,

А летом гоголем гляжу!

Мне по душе метель-морозы,

Туманы, дождик и жара,

Я в нём не вижу грешной прозы,

Хотя давно уже пора.

Мой дух по-прежнему крамолен,

Любовь сильнее, чем расчёт.

Я нефтяной горячкой болен

Доперестроечной ещё.

И никому не обещаю

Склонить покорную главу.

Я по Сургуту не скучаю,

Я без Сургута — не живу!

* Балки — самостроеные домики из горбыля и рубероида.

Cодержание

  1. Моя Югра

  2. Весенняя минута

  3. Тает

  4. "По краю мартовского наста..."

  5. Водительское

  6. Облака Севера

  7. Белые ночи

  8. Солохинские мосты

  9. Элегия

  10. Сургут

  11. "Когда на улице метель заводит карусель..."

  12. Песня рыбака-ханты

  13. На Вахе

  14. "Последняя роскошь ушедшей зимы..."

  15. "По мраморной крошке на скомканном снеге..."

  16. Хантыйка

  17. "На Сайме, среди кедров темноликих..."

  18. "Выпал снег с утра на третье..."

  19. Зимняя прогулка

  20. Шофер

  21. "Треск мороза отчаянно гулкий..."

  22. Мороз

  23. "У полярного круга заповеданный город..."

  24. "А я люблю людей обыкновенных..."

  25. "От Сургута к Нижневартовску..."

  26. Улицей Маяковского

  27. "Осень. А на улице теплынь..."

  28. Снегопад

  29. Сенокос

  30. "Бабьим летом, в Сургуте, в субботу..."

  31. "В октябре на улице Островского..."

  32. "Иду по ночному Сургуту..."

  33. Любовь к Югре

  34. "Даже радости нас догоняли с трудом..."

  35. "Всю жизнь меня по свету носит..."

  36. "Дождя стеклянный гарус..."

  37. "День уходит медленно и вяло..."

  38. В Сургуте-городе

  39. Июль в Сургуте

  40. Сенной двери жилого вагончика

  41. Лебеди над Сургутом

  42. "Я всегда был далек от «природы»..."

  43. "Хорошо на Урале по осени..."

  44. В сургутском цеху

  45. Сибирь

  46. Кленовые листья

  47. У памятника основателям Сургута

  48. Монолог, подслушанный на Сургутском рынке

  49. Сургутская диалектика

  50. Песенка о Сургуте

  51. О нефти, газе и сургутских поэтах

  52. Без грешной прозы




www.ruspoetry.narod.ru

Внеклассное мероприятие "Сказание о земле Югорской" (к 85-летию Ханты-Мансийского района и дня рождения ХМАО)

Я Родины себе не выбирал.
Она, как жизнь, дается от рожденья,
Мне стала вьюжная суровая Югра
Отечеством, той точкой становленья,
Откуда в жизнь шагнул и где иду
У всех, как свечка в юрте, на виду.
Я Родины себе не выбирал…
В. Плесовских

Родина… Никому не дано выбирать её. Богатая или бедная, нежная или суровая, она у человека как мать, одна, общие у них испытания, единая судьба. Своим названием Ханты-Мансийский район и округ обязаны коренным жителям – хантам и манси. Эти люди издревле живут на земле, которую еще в XI-XV веках называли Югрой или Югорией.

Теперь Югра – имя короткое и звучное, овеянное романтикой старины, снова возвращается в обиход и все чаще используется как неофициальное название Ханты-Мансийского автономного округа.

Наш край – Югра – древний и суровый, удивительно красивый и щедрый, известный издавна многими северными диковинами: ягодами, грибами, растениями, животными. Благодаря округу Россия первая в мире по добыче газа, вторая – по добыче нефти.

Десятки лет в крае занимались нефтью, но не очень-то задумываясь о последствиях для природы. Поэтому сегодня экологические проблемы особенно актуальны. Делается все возможное для создания щадящих режимов природопользования, позволяющих уменьшить ущерб, наносимый окружающей среде промышленным освоением территории.

Особое внимание уделяется сохранению уникальных северных этносов, возрождению их культуры и традиций.

Потенциал округа огромен. Это крупные запасы драгоценных металлов, в том числе золота, полудрагоценных камней, горного хрусталя. Велики лесные и рыбные богатства округа.

Но главное богатство – это люди, которые создали мощный экономический потенциал и которые заслуживают лучшей жизни.

Потребность знать свой край, в котором живешь, возникает у каждого. В разное время и с разной силой, но возникает. Поэтому задача мероприятия «Сказание о земле Югорской», проведенного в форме устного журнала в рамках внеклассной работы по географии и истории ХМАО – глубже познать и изучить свой край.

На протяжение сценария иллюстрируются слайды. (Презентация Югра - Приложение 3).

Вед. 1. Великий Югорский край... (Слайд 1).

Вед. 2. Огромны его просторы, значительны дела его людей. Богатствами своих земель прославился он в веках. И пусть сурово встретил современников, вдоль и поперек исходивших его в поисках "черного" и "голубого" золота, но позволил обжиться людям, взрастить здесь своих детей, накормить своими дарами.

Вед. 1. История же Югры уходит корнями в глубокую старину…

Мы с вами сегодня, друзья дорогие.
Начнём про Сибирь интересный рассказ.
Нас ждут на пути и увалы большие,
И тайны шаманов, и предков наказ.
Мы вспомним приход Новгородского люда,
Колчаны Кучума, отряд Ермака,
Узнаем немало о нашей Сибири
И станет нам ближе родная Югра.
Мы вскоре узнаем, что делали люди
В суровом и диком сибирском краю.
И как наши предки свободу любили,
И как защищали свободу свою.
А.А. Босамыкина

Вед. 2. У каждого из нас есть одна общая для всех, могучая Родина, которую мы безгранично любим и которой гордимся. Но в этой большой Родине у каждого есть частица Отечества - свой родной край. Наш Ханты-Мансийский автономный округ, район, Югорская земля.

Песня: «Ханты-Мансийские края». (Слайды 2-9) Сл. и Муз. Ж. А. Грузных (Приложение 1)

Вед. 1. Угрой, или Югрой новгородцы называли северную часть Западной Сибири к востоку от Урала.

Вед. 2. Первые люди в нашем крае появились в глубокой древности, 8 – 10 тысяч лет назад. Они пришли с юга. Это были Угры - предки ханты и манси. Позднее, в 5 – 8 веках, на Обской Север пришли предки ненцев.

Вед. 1. Югра - так называли русские люди до 16 века район расселения угроязычных племён и сами эти племена, составившие позднее основу для формирования народов ханты и манси. Из летописей, из истории известно, что жителей Югры называли тогда остяками и вогулами.

Вед. 2. (Слайд 10).Остяки - ханты, жили по среднему течению Оби, Иртыша, их притокам.

(Слайд 11). Вогулы - манси, занимали территорию по обоим склонам Среднего Урала, а также по рекам Сосьве, Лозьве, Пелыму, Тагилу, Мугаю, Тавде и Конде. (Слайд 12). Жили ханты и манси в паулах - маленьких посёлках и укреплённых поселениях - городищах, которые располагались всегда в очень удобных в промысловых отношениях местах.

Неведомая, дикая, глухая, (Слайд 13)
Закрытая пока от россиян,
Земля лежала, тайнами играя
И привлекая взор новгородчан.
Манили земли, что лежат за камнем
Купеческий новогородский люд.
И смельчаков Улеба созывает
Проложить новый северный маршрут.
Влекли купцов несметные богатства
Лесов Югорских и Югорских рек.
Им не страшны «Железные ворота»,
Пройдёт повсюду русский человек.
Долбились волны о борта сердито, (Слайд 14)
Суровый ветер лица обдувал.
Упорно к цели плыли мореходы,
И поклонился смельчакам Урал.
Но север не ласкал своих пришельцев
И не спешил богатством осыпать.
Народ Югорский не желал мириться,
Готов был долго с ними воевать.
Но не сдавался Новгород Великий, (Слайд 15)
И снова шли отряды смельчаков,
Чтоб собиралась дань с земли сибирской:
Моржовый клык и множество мехов.
А.А. Босамыкина

Вед. 1. Первыми в Сибирь проложили путь в 11 веке мореходы и землепроходцы Новгорода. Их привлекали места, богатые пушным зверем. Они приплывали на ладьях - охотились по большим и малым рекам, пробирались лесными чащобами, обменивали русские изделия на драгоценную пушнину. Позднее по путям, проложенным землепроходцами, новгородские бояре и купцы стали посылать в Югру отряды вооружённых людей. Они нападали на местных жителей, отбирали у них дорогие меха, облагали данью. После присоединения Новгорода к Московскому государству походы в Югру стали снаряжать московские князья. Великий московский князь Иван III именовал себя князем Югорским. (Слайд 16)

Вед. 2. Труден и опасен был путь смельчаков в сказочную страну Югру. На их пути были высокие горы, широкие реки, тайга дремучая без конца и без края. (Слайд 17). Тайга… на юг ли пойдёшь иль на север, на запад или на восток, иди сотни километров - тайга… эта Югра и есть Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа.

Расскажите, леса, как впервой косяком (Слайд 18)
Шла Россия сюда впереди с Ермаком.
Да как много спустя по веленью владык, (Слайд 19)
Шла Россия сюда в кандалах напрямик.
Как навстречу мечте, к сердцу русских умов (Слайд 20)
Уходили к Неве Менделеев, Перов.
Время взлётов, дерзаний, время новых дорог, (Слайд 21)
Засветился в тумане буровой огонёк.
По прогнозам учёных нефть должна быть, должна!
Сколько метров погонных до неё глубина?
Бур прогрыз за неделю пласт ледопудный давно,
Вдруг не встретимся с целью? Там же очень темно…
Вдруг… и к новой отметке с твёрдой верой идти.
И в два голоса: «НЕФТЬ!» прозвучало в глуши!

Вед 1. (Слайд 22). Усилиями первопроходцев - геологов и буровиков - были подтверждены смелые предположения академика И.М. Губкина о наличии за Уралом нефти и газа. Первым был получен в 1953 году газовый фонтан вблизи старинного села Берёзова. В 1960 году дала нефть скважина около селения Шаим.

Люди долго искали клад,
Хлынул в небо нефти каскад!

Вед. 2. (Слайд 23). А затем на карте Западной Сибири появляются одно за другим месторождения: за Берёзовым - Игрим, Пунга; за Шаимом - Мегион, Усть-Балык, Сургут, Самотлор и другие. Прокладываются нефте- и газопроводы.

Вед. 1. Сегодня добта 9-миллиардная тонна нефти. На нашей территории работает 56 нефтяных компаний. Среди них такие крупные, как «Лукойл - Западная Сибирь», «Сургутнефтегаз», «Юкос», «ТНТ», «Русснефть», «Юганскнефтегаз». В округе добывается более 15 миллиардов кубометров природного газа компанией «Газпром».

«Мы ни где-то проживаем, а в таёжном королевстве,
И никто-нибудь, мы сами в этом мире короли!»

Главное, ребята, сердцем не стареть! Слова С. Гребенникова и Н. Добронравова Музыка А. Пахмутовой Приложение 1.

Вед. 2. Прекрасное чувствование природы, дыхание мира позволило создать народам севера богатое самобытное народное творчество: лирические и героические песни, сказки, легенды, предания, пословицы, поговорки, загадки, стихи, удивительные по красоте.

Вед. 1. Всем знакомы писатели и поэты округа:

(Слайд 24). Конькова Анна Митрофановна - мансийская сказительница. Её книги «И лун медлительный поток», «Сказки бабушки Аннэ».

Постановка сказки «Зайчонок и Комполэн». (Приложение 2).

Вед. 2. (Слайд 25). Тарханов Андрей Семёнович - мансийский поэт, его сборники стихов: «Первая завязь», «Морошковое лето», «Утренний лыжник».

Белая симфония.
Белая симфония моя -
Это голос снега и ручья.
Это звоны-стоны Иртыша (Слайд 26).
В день,
Когда поёт его душа.
Льдины ввысь взлетают, грохоча,
От ударов синего мяча.
И Иртыш смеется, будто гром,
Весело работая веслом.
Он торопит льдины: рыбаки
Ждут своей минуты у реки.
И подснежник ждёт лучей в бору,
Он озяб сегодня поутру.
Тает снег последний.
Гром гремит.
Белая симфония звучит.

Песня: «Белый олень». Сл. А. Тарханова муз. В. Пшеничникова (Приложение 1).

Вед. 1. (Слайд 30). Юван Шесталов - мансийский писатель и поэт. Его книги: «Таёжная поэма», «Сказка в синий полдень».

Лесное заклинание.
Ноги соболиные у бесснежной осени,
Ноги лося быстрого у бесснежной осени. (Слайд 31).
Зверь с красивой шеей,
Шею свою вытяни,
Лось, рогами острыми путь к спасенью выбери.
Пусть тебя не смогут - сын лесной метели -
Одолеть вовеки железные звери!
Пусть тебя не смеют по спине потрогать,
Крылья вертолёта пусть поднять не смогут!
Пусть же не ослепят, пусть отступят сами
Юноши с железными хмурыми глазами.
И живи не пойманным, а на вольном выпасе,
Ржавчиною рыжею шерсть свою не выкраси!
Очаруй их силой, красотою звонкой,
Доноси всё это до моих потомков.

Вед. 2. (Слайд 32). Вторушин Николай Михайлович – наш земляк, член Союза Писателей России. Особую дань души и сердца отдает природе – источнику жизни и красоты на Земле.

Журавли. (Слайд 33)
Снова осень вступила в права,
Дальний лес за дождями седеет.
В речке стала свинцовой вода,
Обречённая зелень желтеет.
Вон опять журавли полетели,
Осень тянут на юг за собой.
Грустным голосом в путь приглашают
И кричат, что вернутся весной.
Я им тоже желаю вернуться,
Прилетайте назад, журавли.
И запели родимые, вскоре
Серой лентой исчезли вдали.
Вторушин Н.М.

Ледоход. (Слайд 34)
Снова снег на пригорках растаял,
Речка сушит свои берега,
И по небу, в воде отражаясь,
Неустанно бегут облака.
Воздух чистый и в меру прохладный,
Нынче дышится в полную грудь.
И безумные мысли несутся
Снова в свой неизведанный путь.
Солнце греет с удвоенной силой,
Каждый день совершая поход,
Приближая весенние трели,
Приближая речной ледоход.
Вот и мы дождались той минуты
Начался у весны перелом.
Все большие да малые льдины
Понесло по реке напролом.
Затопила река всю низину,
Хочет силой деревья согнуть.
Вон уже ветка целует, целует
У воды бесноватую муть.
Год за годом гуляет стихия,
Каждый раз повторяя свой путь,
Но ледовых полей баррикады
По весне посмотреть не забудь.
Вторушин Н.М.

Вед. 1.

Сибирь… напишешь это слово -
И вдруг свободная мечта
Меня уносит в край суровый.
Природы дикой красота
Вдали встаёт передо мною.

Вед. 2. (Слайд 35) Западно-Сибирская равнина, где расселились ханты и манси, одна из величайших в мире. Тут бесчисленное множество озёр, рек, болот. Обь - одна из величайших рек мира, имеющая самый большой приток - Иртыш. (Слайд 36) Западно-Сибирская тайга удивляет своей молчаливой красотой. В густых, дремучих, порой непроходимых лесах растут пихты, ели, сосны, лиственницы, осины, красавицы берёзы и др. деревья. (Слайд 37)

Горбится кедр
Над сонной водой,
В омут глубокий
Уйдя бородой.
Ею играет
Тихоня карась.
Кедр бородою
Мотает, сердясь
Только не в силах
Он рыбу унять.
Бороду грозно
И важно поднять.
Так и висит он
Над тихой водой.
Жилистый старец
С седой бородой.
Тарханов А.С.

Вед. 1. Щедра тайга на дары природы. Грибы тут растут, как на плантациях. Здесь и белые, и маслята, и рыжики, и грузди. Ханты грибов почти не собирают. По их мнению - это пища оленей.

Грибами пахнет каждый куст. (Слайд 38)
Под куполом - под елью
В рубашке жёлтой дремлет груздь,
Чуток посыпан прелью.
Волнушка издали видна - (Слайд 39)
Красавица с пелёнок.
Она всегда окружена
Гурьбой своих сестрёнок.
И роща белая зовёт,

urok.1sept.ru

ЮГРА - стихи о родном крае (Ханты-Мансийский автономный округ)

Дорогие читатели! Сайт "Любимая Родина" рад представить вам стихи о Ханты-Мансийском автономном округе - Югра (Уральский ФО, Россия), которые написали современные поэты. Мы благодарим авторов за творческое вдохновение, чуткость, доброту и любовь к Родине.

ЮГРА

автор: Жилинская Валентина Павловна

 

Я тобою горжусь, я в тебя влюблена!

И мой жизненный путь связан с краем - ЮГРА.

      Трудовой опыт свой начинала я здесь,

      Добывали мы нефть для отчизны своей.

Расцветал край Югра у меня на глазах,

Ввысь росли города, богатела страна.

       Знают Ханты-Мансийск во всем мире уже,

       Мировой биатлон закрепился в Югре.

Пусть и дальше так будет все в жизни твоей,

Я горда только тем, что живу я в ЮГРЕ!

Югорский край

автор: Жилинская Валентина Павловна

 

Я люблю тебя, малая родина,

Мой сибирский, Югорский край.

Здесь мой дом, здесь вся жизнь пройдена,

Процветай же мой край - Югра!

       Становясь с каждым годом все старше,

       Хорошеешь у всех на глазах.

      Нефтью, газом, грибами с морошкой,

     Всем богата твоя земля.

И живут на земле этой люди,

Всей душою тебя полюбив.

Край - Югра - наша малая родина,

Мы. тобою Югра, дорожим!

            Города вширь и ввысь поднимаются,

           Строит их для себя молодежь.

           На земле твоей им очень нравиться,

           Ты для жизни им стимул даешь.

Все здесь есть, чем им можно гордиться,

И о большем не надо мечтать.

Все у них в этой жизни получиться,

Им поможет родная земля!

Первый снег в Югорском крае

автор: Катя Пухова

 

Тихо падает на землю Югорскую

Первый мягкий снег, 

Заметая землю броскую

Накрывая синеву щедрых рек.

 

Белый волк спокойно идёт,

Как скользит по хрустальной воде.

А Югра свою песню поёт

О предстоящей долгой зиме.

 

Лунный свет прозрачен и чист.

Небо тёмное, только луна

Играет на земле, как артист,

А она такая одна.

 

Ветер лёгкой, приятной волной

Летит в снежную, малую даль.

Он её называет Югрой,

Накрывает, как будто вуаль.

 

И сосна, и берёза, и ель

Облачатся к утру в пелену.

А за ветром прибудет метель

И покроет земли ширину.

 

Чёрный ворон скорее летит, 

Рассекая и свет, и волну.

Костерок понемногу дымит,

Направляя крыло на Югру. 

 

И лежит на земле первый снег,

Мягкий, будто бы шёлк.

Словно думающий человек,

Идёт белый, задумчивый волк.


Смотрите и другие материалы по теме:

ljubimaja-rodina.ru

Стихи про Югру | KidsClever

На данной странице собраны познавательные стихи про Югру, которые расскажут малышам и школьникам много новой информации об этом чудесном крае.

 

Стихи про Югру

Югория...Тайги органный шум

И рек твоих неспешное теченье

Рождают в сердце свет высоких дум

О жизни, о земном предназначенье.

 

Люблю твои просторы без границ,

Люблю твои протоки и озера,

Люблю улыбки просветленных лиц,

Державность и конкретность разговора.

 

Гостеприимен древний твой порог.

Отбрасывая суетность и тленность,

Хранишь ты мудрость пройденных дорог

И с трепетом вникаешь в современность.

 

Ты держишь ключ бессмертия в руках

И чашу жизни пьешь в кругу с друзьями;

И голос твой на всех материках

Равно звучит с другими голосами.

 

Югория... Не юношеский пыл –

Несу тебе любовь, как муж и воин,

И если я любви твоей достоин,

Нить Ариадны брось мне у тропы.

 

***

 

Города-гиганты мира:

Лондон, Рим, Москва и Минск,

Но однажды по эфиру:

Говорит Ханты-Мансийск.

 

Голос, громкий, твердый, ровный,

Заглушает станций писк.

Невозможное – возможно;

Говорит Ханты-Мансийск.

 

Там, на севере в Сибири,

То ли нефть, а то ли прииск,

Но уверенно в эфире

Говорит Ханты-Мансийск.

 

Эмираты? Штаты? Что ты!

Предъявлять подобный иск

Нам не надо. Просто Округ.

Говорит Ханты-Мансийск.

 

***

 

И пусть не на семи буграх,

Не как столичная элита...

Моя равнинная Югра,

И ты не мене знаменита.

Не охватить ни вдаль, ни вширь

Тебя теряющимся оком,

Какой-то древний богатырь

Раздвинул камни ненароком...

И стороной одной твоей –

Седой Урал рассветной гранью.

Другою буйный Енисей

С громкоголосою гортанью

И ты, их сердца госпожа,

В алмазах вся, вся в изумрудах,

И обжигая, и пуржа

Разрезом глаз, тая под спудом

Богатств несметных закрома,

Неведомые кладовые,

Ты сводишь юношей с ума

И греешь головы седые...

И мы в снега твои пришли

И с жаром принялись за дело:

Как вены, трубы пролегли,

И кровь твоя в них песнь запела,

И в чужедальние края

Ее разносит, распевая,

Тебя, Югория моя,

В многоязыкий мир вплетая:

И в чужедальней стороне

О красоте родного края

Ее мелодия простая

Звучит и в песне, и в огне.

 

***

 

Есть на карте у меня

Вся в болотах, вся в тайге - моя Югра.

Говорят, что в ней полным-полно чудес,

И зверей и ягод полон сказочный лес.

Говорят олени тут живут,

И деревья до небес растут.

Приезжайте в гости к нам друзья- 

Мы покажем вам свои места.

Здесь осины, здесь рябины, здесь волнушки,

Зайцы, лисы, белки, мишки - много зверюшек.

И целебных трав полна моя тайга- 

Приезжайте, вас излечим навсегда.

Нет красивей, нет чудесней нашего края.

И от этой красоты душа замирает.

И чудес полным - полна моя Югра-

Будет райским уголком она всегда!

kidsclever.ru

Классный час (1 класс) на тему: Югра - моя Родина

Классный час, посвящённый 85-летию Югры

Тема: Югра – моя родина.

Цели: Подвести детей к осознанию понятия Родина.

Расширить некоторые возможные формы проявления любви к своему Отечеству.

Формировать интерес у детей к своей «малой» родине Югре.

Воспитывать у детей гордость за свою Родину, любовь к родному краю.

Оборудование: карта, карточки с вопросами из игры – викторины «Я живу в Югре», иллюстрации, рисунки детей.

Ход занятия.

  1. ХМАО – Югра. Слайд 1

Есть на карте у меня
Вся в болотах, вся в тайге - моя Югра.
Говорят, что в ней полным-полно чудес,
И зверей и ягод полон сказочный лес.
Говорят олени тут живут,
И деревья до небес растут.
Приезжайте в гости к нам друзья- 
Мы покажем вам свои места.

Добрый   день,   дорогие   друзья.

Мы с вами сегодня, друзья дорогие.

Начнем про Сибирь интересный рассказ.

Нас ждут на пути и увалы большие,

И тайны шаманов, и предков наказ.

Узнаем немало о нашей Сибири,

И станет нам ближе родная Югра.

-Ребята, как вы думаете, почему сегодня мы говорим о Югре?

-Наверно, потому, что скоро наш округ будет отмечать свой юбилей. Слайд 2

-А сколько лет исполняется нашему округу? (85)

-Молодцы! Но нельзя сказать, что эта часть земли существует 85 лет. Из истории известно, что первые люди в нашем крае появились в глубокой древности. Они пришли с юга. Это были Угры – предки ханты и манси.        Слайд 3

Югра – так назвали русские люди до 16 века район расселения угроязычных      племен, составившие позднее основу для формирования народов ханты и манси. Из летописей, из истории известно, что жителей Югры называли тогда остяками и вогулами.

 Остяки – ханты, жили по среднему течению Оби, Иртыша их притокам.

 Вогулы – манси, занимали территорию по обеим склонам Среднего Урала.

Жили ханты и манси в паулах – маленьких поселках и укрепленных поселениях – городищах, которые располагались всегда в очень удобных в промысловых отношениях местах.

-А как полностью называется наш округ?

-От каких народностей образовано название окружного центра и округа?

-А если раньше ханты назывались остяки, а манси – вогулы, то как могло звучать название округа?

-Правильно. Назывался наш округ  Остяко – Вогульский национальный округ,  который был образован 10 декабря 1930 года. Центром округа было село Самарово.  Позднее село Самарово было переименовано в город Ханты-Мансийск, и соответственно округ тоже переименовали в Ханты – Мансийский автономный округ.

На территории округа проживает множество национальностей. Но название округ получил благодаря малочисленным народам ханты и манси. Жизнь этих народов богата своими культурными традициями, песнями, играми, танцами. Слайд 4

Всех людей мы называем ханты.

Ханты – русский, ненец и узбек.

Потому, что это слово – ханты

В переводе значит – человек.

Это очень дорогое слово!

Ты не выпускай его из рук.

Не развей по ветру бестолково

На него откликнется твой друг.

И куда б потом ты не поехал

Разнеси своим друзьям его,

Словно раскаленные орехи

Искры у чувала твоего.

Это слово северным сияньем

Пусть сияет в заполярной мгле.

Помни наше мудрое названье

Ханты – все народы на земле.

Соединив тайгу и горы,

Озера, реки и поля

Раскинулась в просторах наших

Ханты-мансийская земля.

Был этот край веками дикий,

И только после октября

Открылся путь тебе великий –

Ханты-мансийская земля.

-Территория нашего округа по площади превышает территорию любого европейского государства (523 000 кв. км).

-Богат наш Югорский край лесами. Много деревьев растет в них. Но больше всего хвойных. Хвойные леса в нашем крае разные. В одних лесах растут ели и пихты, в других сосны и кедры.

-Обратите внимание на флаг Ханты-Мансийского автономного округа. Какие цвета на нем отображены? Слайд 5

Символы округа: герб, с изображением двуглавой птицы «Катухуп вой» на фоне голубого и зеленого щита. Под щитом начертан девиз «Югра»; флаг - прямоугольное полотнище, разделенное  на равновеликие полосы голубую, зеленую, белую. В левой верхней части полотна расположен элемент белого цвета из герба Ханты - Мансийского автономного округа.

Синий – цвет воды, зелёный – лесов, белый – снега, золотой – символ славного прошлого, красный – жизни.

Наш округ — седой богатырь

Свой дух возродил величаво,

Опора России — Урал и Сибирь!

Гордимся Югрою по праву!

Под небом сибирской земли

Богатства от края до края,

И крылья надежды мы здесь обрели,

Югру на века прославляя.

         

  1. Природа округа.

-Необычайно хороша наша Сибирская природа. Она вдохновляет поэтов создавать стихи. Слайд 6

Источник вдохновения – Югра,

Сюжетов – на роман,

Добра – неизмеримо,

И прирастает больше, чем вчера,

Пуантами стуча,

Как прима-балерина.

Источник вдохновения – Югра.

-Скажите, что самое главное в стихах?

-У вас на столе скреплены строки из стихотворения. Вам нужно собрать эти строки так, чтобы ваше четверостишие соответствовало правилам составления стиха.

1. Люблю тебя, мой край родной,          

Люблю до глубины души.                          

Ведь ты один у нас такой.                           

Находишься в   глуши.                                  

2. Мне всё здесь близко, всё родное,      

И здесь мой дом, мои друзья.                    

Здесь всё для сердца дорогое,

Всё, без чего прожить нельзя.

3. Я не смогу без этой шири                     

Ни жить, ни петь и ни дышать.                  

Нет уголка красивей в мире,

Я знаю точно - не сыскать.

4. Твоя земля, богата нефтью,                 

Леса полны даров,                                       

Озёр и рек,  чудесней нету!                       

Хоть и климат здесь суров.

 -Давайте проверим, что у вас получилось. (Проверяется каждое составленное четверостишие.)

-Югорские леса и болота богаты  разнообразием животных и растений.

На большей части площади растут хвойные и смешанные леса. Заливные пойменные луга, крутые берега, поросшие тайгой, в сочетании с множеством мелких озёр и болот, богатых ягодами, создают непревзойденные по красоте картины природы Западной Сибири. В тайге, в реках, озёрах  и на болотах можно увидеть много растений, а какой разнообразный мир животных.

Предлагаю вам, отгадать загадки о некоторых из них. Слайд 7, 8, 9

Хозяин лесной, просыпается весной,
А зимой под снежный вой
Спит в избушке снеговой. (Медведь)

Что за зверь зимой холодной,
Ходит в чаще злой, голодный? (волк)

Над шапками кустарника дерево плывёт.
На чьей же голове оно уютно так растёт?
Откроет нам поляна, лесного великана. (Лось)

Чуток, строен и высок, гордо голову несёт,
От рогов густая тень.
Вот красивый зверь…… (олень)

Меньше тигра, больше кошки,
Над ушами кисти - рожки.
С виду кроток, но не верь:
Страшен в жизни этот зверь. (Рысь)

Хожу в пушистой шубе,
Живу в густом лесу.
В дупле на старом кедре
Орешки я грызу (белка)

Есть в реке работники – не столяры, ни плотники,
А выстроят плотину – хоть пиши картину. (Бобры)

Трусоват лесной красавец.
Догадались? Это ………… (заяц)

-Люди не всегда бережно относятся к природе, часто они её губят даже не задумываясь о последствиях.

-«Оцени поступок человека» (по иллюстрациям)

Задание: Рассмотрите рисунок, опишите, к чему призывает автор.

Игра «Правила природы». Учитель называет определённые факты, а ученики выводят необходимые правила поведения в природе.

  • Лоси и дикие кабаны любят мухоморы (Нельзя в лесу уничтожать мухоморы)
  • Муравьи – санитары леса (Нельзя разрушать муравейники)
  • В лесу всё реже встречаются ландыши (Цветами лучше любоваться в природе)
  • Мальчик прибивает скворечник гвоздями к дереву (Чтобы не повредить дерево, скворечник привязывают проволокой)
  • Весной мальчишки вырезали ножом углубление в берёзе, собрали берёзовый сок 2 литра и поехали дальше кататься на велосипедах (есть способы сбора сока и нужно замазывать рану садовым варом)

-Ханты и манси уважали и  животных, они считали их разумными существами, изучали их повадки и использовали в жизни.

3.        Обычаи ханты.
Физминутка. Дети танцуют танец оленей, рожки, движение по кругу. Слайд 10, с музыкой

Оказывается у коренных народов Севера каждое движение в танце обязательно должно, что то обозначать: это может быть полет птицы, бег оленя, восход солнца.

-А чем с древности занимаются ханты и манси?

-Они охотятся, ловят  рыбу, разводят оленей, женщины шьют одежду, украшают её бисером, собирают грибы и ягоды.

 -Ну а для того, чтобы заниматься охотой, строить чум мужчины коренных народов севера должны быть очень сильными и ловкими. И проверяют они свою силу с помощью одного состязания, которое называется “Талты юх”. Вот и мы с вами проведём небольшое состязание и определим кто из нас сильный и ловкий. Слайд 11

Состязание “Талты юх”.

Два игрока садятся на пол напротив друг друга и, вытянув ноги вперед, упираются друг в друга ступнями ног, а руками берутся за палку. По команде игроки начинают тянуть на себя палку, стараясь оторвать соперника от пола. При этом нельзя сгибать ноги в коленях. Если кто-то из игроков не выдерживает борьбы и расцеплял пальцы, то он считается побежденным. Победитель состязается со следующим игроком. Состязание продолжается до выявления победителя среди всех его участников.

-Народности ханты и манси общаются на своем национальном языке. Конечно, мы с вами этого языка не знаем. Но можем сейчас познакомиться с некоторыми словами, фразами.

-Послушайте стихотворение и его перевод: Слайд 12

Сценка «Кошечка»

- Катюпа,катюпа, палюпа манны?        - Кошечка, кошечка, что у тебя за ушки?

- Палюпа – лупта.                                      – Ушки мои – листочки.

- Самупа манны?                                       - Что за глазки у тебя?

- Самупа – найсан.                                    – Глазки мои – уголёчки.

- Нёлупа маныр?                                       - Что за носик у тебя?

- Нёлупа  сэныг.                                         – Носик мой – тутовичок.

- Нелмупа маныр?                                    -  Что за язычок у тебя?

- Нелмупа – корпинь.                               – Язычок мой – напильничек.

 

  1. Богатства округа. Слайд 13, 14

 Здесь осины, здесь рябины, здесь волнушки,
Зайцы, лисы, белки, мишки - много зверюшек.
И целебных трав полна моя тайга- 
Приезжайте, вас излечим навсегда.
Нет красивей, нет чудесней нашего края.
И от этой красоты душа замирает.
И чудес полным - полна моя Югра-
Будет райским уголком она всегда!

-Скажите, а какими природными богатствами славиться наш округ?

(Песня: «Югорская звезда» Муз. О. Кваша сл. В. Костин)

-Много лет назад ученый Губкин Иван Михайлович заявил о том, что именно в нашем округе  есть запасы нефти. Приехали геологи и нефтяники. Были построены красивые современные города.  

Югра богата разными  полезными ископаемыми. Здесь ведется добыча рассыпного золота, кварца, строительных песков. Обнаружены месторождения угля, железных руд, меди, цинка, свинца. Но главное богатство края – нефть и газ. 

Ханты – Мансийский округ занимает ведущее место в России по добыче нефти и газа. Не зря Югру называют краем «черного золота».

Именно об этом Сергей Сметанин написал в своём стихотворении:

Моя Югра — Ты — песнь моя. От самой колыбели

Я шел с тобой к своей высокой цели.

Твоя судьба — и нефть, и газ России.

Твои просторы — снежно-голубые.

И труд, и чувство счастья — вся награда!

Я помню все. Мне это было надо.

Моя Югра — Я твой герой, хранитель и глашатай.

Живи Югра! Живи и сердце радуй!

4. Обобщение. Слайд 15, 16, 17

-И в заключение нашего занятия мы с вами послушаем стихи о Югре.  А вы в это время можете раскрасить рисунки о нашем округе.

Соединив леса и горы,

Озёра, реки и луга,

Раскинулась в своих просторах

Ханты-мансийская земля!

Все о тебе стихи слагают,

Они летят во все края.

Ты всей земле теперь известна,

Ханты-Мансийская земля!

Люблю тебя, мой край родной,    

Люблю до глубины души

Ведь ты один у нас такой

Находишься в   глуши.

Мне всё здесь близко, всё родное,  

И здесь мой дом, мои друзья.              

Здесь всё для сердца дорогое,

Всё, без чего прожить нельзя.

Я не смогу без этой шири                

Ни жить, ни петь и ни дышать

Нет уголка красивей в мире,

Я знаю точно - не сыскать.

Твоя земля, богата нефтью,     

Леса полны даров,                       

Озёр и рек,  чудесней нету!         

Хотя  и климат здесь суров.

Югра – какой волшебный звук,

В нем слышен бубна громкий стук,

Оби веселое журчанье

И тихий шум лесов вокруг.

 

Югра – какой прекрасный мир,

Здесь кедр – загадочный кумир,

Медведь – могучий предок ханты,

Муксун нагуливает жир.

 

Югра – какая благодать,

Она для нас отец и мать,

Она и дом наш, и Отчизна –

Чего же нам еще желать?

Гордись, Сибирь, своей тайгою

И силой всемогущих рек.

Гордись сынами, как тобою

Гордятся чудо-земляки

По имени СИБИРЯКИ!


1. Люблю тебя, мой край родной,          

Люблю до глубины души.                          

Ведь ты один у нас такой.                           

Находишься в   глуши.                                  

2. Мне всё здесь близко, всё родное,      

И здесь мой дом, мои друзья.                    

Здесь всё для сердца дорогое,

Всё, без чего прожить нельзя.

3. Я не смогу без этой шири                     

Ни жить, ни петь и ни дышать.                  

Нет уголка красивей в мире,

Я знаю точно - не сыскать.

4. Твоя земля, богата нефтью,                 

Леса полны даров,                                       

Озёр и рек,  чудесней нету!                       

Хоть и климат здесь суров.

nsportal.ru

Праздник "Мы на Севере живем" к 85-летию ХМАО

Праздник «Югория – тебе поем! », к 80-летию ХМАО.

Цель:

  • Расширять знания детей о жизни, быте и культуре народов ХМАО через национальные игры, песни, танцы.

  • Приобщать к богатому литературному наследию поэтов ханты и манси, к устному народному творчеству народов Югры.

  • Обогащать словарный запас детей национальными названиями края, предметов быта, одежды, ремесел, символикой.

  • Воспитывать уважение к самобытной культуре коренных народов ХМАО.

Предварительная работа:

  • Рассматривание альбомов о жизни народов Севера: быт, промыслы, прикладное искусство

  • Чтение сказок народов Севера «Сказки бабушки Аннэ», загадок, пословиц и поговорок, стихов из книги О.Аксеновой « Приезжайте в тундру к нам»

  • Тематические занятия

  • Слушание хантыйской музыки, разучивание народной песни

«Три упряжки», народных танцев «Охотники» и « Хантеечки»

  • Просмотр слайдовой презентации «Мой край – Югра »

  • Изготовление с детьми поделок

  • Изготовление поделок родителями

Зал украшен выставкой народно - прикладного искусства народов Севера. В центре зала оформлен интерьер жизни, быта и природы народов ХМАО (чум, деревья, мох, бутафорский снег, сеть рыбацкая, куски меха, котел для еды, силуэты и фигурки животных).

Звучит торжественная музыка, в зал входят старшая и подготовительные группы парами, у первых детей в паре в руках флаг России и флаг Югры, у центральной стены они расходятся на две колонны.

Звучит стихотворение в записи:

Люблю тебя, мой край родной,

За зимний холод, летний зной.

За рек студеную прохладу,

За щедрой осени отраду.

За гладь озер и шум лесов,

За щебет птичьих голосов.

За то, что я здесь родилась,

И жизнь моя с твоей слилась.

(О.Морозюк. Сб. Золотое перышко, с 44)

Торжественные стихи:

1: Я счастлив, что в крае Югорском родился,
Что с ним я судьбою навек породнился.
Горжусь я, и гордость свою не скрываю

Стихи я и песни Югре посвящаю!

2: Не зря край родной мой Югорским зовут,
Фонтаны из нефти до неба здесь бьют,
И там, где шумела когда-то тайга,
В лесах новостроек теперь города.


3: Считаю свой край богатырски богатым,
Здесь самые лучшие в мире девчата.
Здесь самые смелые парни на свете,
Югра – ты красивее всех на планете!

4: Много стран на белом свете,
Я сегодня, скажу не тая,
Но милее нигде края нету,
Чем родная Югра, ты моя.

5: Ты - святая земля, ты надежда,
Ты богатством своим дорога.
Летним зноем, зимой белоснежной,
Дорогая моя Югра.

6: Всё до боли тут близко, знакомо,
Сосны, кедры, болота кругом.
Россыпь ягод, тропинка у дома,

Все мы в сердце своем бережем.

Звучит Гимн Югры.

Затем под торжественную музыку дети проходят на места по обе стороны зала.

Звучит национальная мелодия народов ХМАО, из импровизированного чума выходит ведущая в национальной одежде (сах).

Вед: Олтул олнэ! Так звучит приветствие на хантыйском языке. Оно означает – « Живите в гармонии, живите с миром!»

Югорский край, как ты велик. Гостеприимен, щедр, красив.

Кругом леса, болота и снега, и это все моя Югра!

Я здесь родилась, выросла, живу! Югра, как я тебя люблю!

(М.Голиков. Сб. Золотое перышко, с 120)

Вед: «Югорский край» - какую территорию так называют? (ответы детей – ХМАО) Какие города в нашем округе вы знаете?(ответы детей – Нефтеюганск, Нижневартовск, Сургут…) Какие поселки есть в ХМАО? А как называется наш район? В каком поселке живем мы с вами? Что обозначает это хантыйское название « Сингапай»?(ответ детей – Золотая земля) Сегодня Ханты Мансийский автономный округ отмечает свой 80-и летний юбилей. А вы знаете, что названием округ обязан коренным жителям. Как они называются? Правильно, это ханты и манси. Эти люди издревле живут на земле, которую назвали Югрой или Югорией. А вот что обозначает слово «хант», об этом расскажет вам мой племянник – мальчик Идэ.

Ведущая зовет его, из чума выходит ребенок в роли мальчика Идэ.

Отрывок из стихотворения Ю. Шесталова

« Всех людей мы называем ханты, ханты - русский, ненец и узбек.

Потому что слово это «ханты» - в переводе значит «человек»

Вед: Дорогой мой племянник. (обращается к мальчику) Сегодня праздник, у нас гости (показывает на детей), сходи на рыбалку, налови рыбы к праздничному обеду. А я пока буду гостей наших развлекать, рассказ про Север продолжать.

Мальчик берет снасти рыболовные из чума и уходит за сеть.

Вед: Сегодня в этот знаменательный день вы можете видеть красивую и богатую выставку работ о жизни коренных народов Севера (показывает на выставку). В центре выставки находится герб ХМАО. Зеленый цвет на гербе и еловые ветки означают, что в крае много лесов. Синий цвет – символизирует о множестве рек и озер. Венчает герб – национальный орнамент «оленьи рога», что говорит об основном занятии народов – оленеводстве. А какой же народ без своего национального языка, на котором они говорят. Этот язык понимают ханты и манси, и вы послушайте, как красиво он звучит.

Отрывок стихотворения «Унт» («Тайга») на хантыйском языке Ю.Шесталова

Вед: Сегодня праздник, я встречаю вас, гостей, поэтому оделась понаряднее.

Как называется женская одежда у народов ханты и манси? Правильно, это сах.

Про это даже наша поэтесса Мария Вагатова рассказывает так:

«И горда я, и красива, яркий сах на мне искрится.

Я вольна и терпелива, с тундрою своей сродниться»

Вед: Да, уважаемые, такую красивую одежду шьем мы - женщины. Очень любим мы вышивать бисером свои сумочки, кошельки, украшать рукавицы, платья разными узорами. (показ изделий с выставки)Узоры мы берем из природы. Что увидим, то и заметим. Что заметим, то и вышьем. А какие народные узоры Севера вы знаете?(ответы детей: заячьи ушки, оленьи рожки, ветки березы, щучьи зубы, охотники, северное сияние) А еще женщины – хантеечки очень любят танцевать. Эй, подружки мои выходите, и гостей повеселите.

Танец « Хантеечки » (девочки подгот.гр)

Вед: Северный край – край холодный и суровый. Чтобы выжить в таких нелегких условиях, нам нужно теплое и надежное жилье. Как называется наш хантыйский дом? Правильно, это чум. О чуме рассказывает наша северная поэтесса Огдо Аксенова так:

Стихотворение «Чум » (из книги «Приезжайте в тундру к нам»)

« Связали шест с другим шестом, потом еще с одним шестом, покрыв оленьей шкурой.

И вот готов хантыйский дом. Мы чумом этот дом зовем в тайге холодной, хмурой.»

Вед: Дорогие гости, посмотрите, какой красивый у меня чум. Вам он нравится? Тогда предлагаю и себе построить такой же.

Игра «Чум » (старшая группа)

Ведущая начинает мешать в котле воду, подметать перед чумом, поправлять шкуры на чуме.

Вед: Вот и вода закипела в котле, где же мой племянник с уловом? Вы помните, куда пошел мальчик Идэ? Да, ребята, мальчики и мужчины в каждом хантыйском стойбище занимаются рыболовством, потому что наш край богат реками и озерами. Матушка река нас кормит рыбой, ее мы сушим, солим на долгую и холодную зиму.

Дети и Ведущая зовут мальчика Идэ.

Входит ребенок – мальчик Идэ с сачком, в сачке бутафорская рыба.

Вед: Наконец-то ты пришел. Что же наловил нам мальчик Идэ?(ответы детей: щука, карась, налим, муксун)

Ведущая, как будто чистит рыбу, продолжает свой рассказ.

Вед: Удачная у тебя сегодня рыбалка! Много рыбы наловил! Это потому, что в нашем краю много рек, озер, и ручейков, где водится много разной рыбы. И пока готовится рыбный суп, можно поиграть в народную игру «Ручейки и озера».

Игра « Ручейки и озера »

Ведущая мешает в котле: Вот и суп почти готов. Добавлю травки лесной, ветра таежного, и почти готов наш хантыйский суп. Мы – женщины, хранительницы очага, а мужчины наши – это охотники. Чтобы отправиться на охоту, у них должны быть помощники. Кто они? (ответы детей: олени, собаки) У моего племянника, мальчика Идэ, тоже есть один такой помощник. А кто он, отгадайте сами.

Песня « Олененок » (соло)

Вед: Правильно, оленей или собак охотники запрягают в специальные сани. Как называются эти сани?(ответ детей: нарты) Да, и получаются настоящие упряжки. На упряжках можно и на охоту, и на праздник ехать. Народы ханты даже сложили об этом песню. Как она называется?

Песня « Три упряжки » (хантыйская) с подтанцовкой

« Оленята »

Вед: Но прежде, чем на охоту отправиться, я должна об этом спросить у нашего старейшины – шамана. В каждом хантыйском стойбище есть такой человек, который соединяет мир людей с миром природы. Он хорошо слышит и понимает Землю, Воду и Небо, он помогает лечить болезни и даже предсказывает будущее. Это шаман. Вы слышите эти звуки?(звук бубна шамана) Он, кажется, идет сюда.

Под музыку в зал входит взрослый роли Шамана.

Шаман: Торум ет олэн! Живите с Небом! Я сегодня слушал Небо, слушал, как тучи собираются, как метель начинается. Чтобы вам ехать на охоту, вам надо знать, какую теплую одежду должны одевать мужчины? (ответы детей: малица) Я вижу, у вас совсем нет зимней обуви. Какую теплую обувь вы должны надеть на охоту? (ответы детей: кисы)

Вед: Ты видишь, Шаман, наши гости много знают об охотниках. Ты теперь разрешаешь нам отправиться на охоту?

Шаман: По древнему обычаю, все охотники перед охотой должны пройти обряд очищения водой или снегом, чтобы охота была чистой и удачной. У вас есть такие охотники? Тогда, выходите, я проведу над вами обряд очищения.

Мальчики – охотники выходят на танец «Охотники», Шаман ходит вокруг них, кричит «хэй, хэй, о,хэй, духи леса приходите, и удачу приносите» и легко бросает снегом на детей.

Танец « Охотники» (мальчики подгот. гр.)

Шаман припадает к земле: Чу! Я слышу топот оленей, крики людей, скрип снега. Это начинается веселье после удачной охоты. Охотники соревнуются в прыжках через нарты. В древности считалось, кто умеет прыгать через нарты, тот и настоящий охотник.

Игра « Прыжки через нарты »

Шаман: Какие ловкие ребята, настоящие охотники. Но я слышу Небо, оно воет, завывает, я слышу Землю, она замерзает. Это от нас уходит на покой наш отец – Солнце. Солнце для нас – это самое святое, потому как солнце – это тепло, это свет, это жизнь.

Шаман берет бубен, садится перед чумом, играет в бубен и приговаривает «хэйро, хэйро»

Вед: Ребята, вы слышите, что нам Шаман говорит? Да, Шаман зовет солнце. Потому как «хэйро» на языке хантов и есть солнце. Про солнце наш народ сложил немало пословиц и поговорок.

- Солнце дороже оленя

- Птица клювом клюет, когда солнце встает.

и даже сочинил загадки.

1: И увидеть рады, и отводим взгляды.(солнце)

2: Без огня горит, без крыла летит.(солнце)

Вед: Давайте и мы сегодня позовем Солнце и поиграем с ним.

Игра « Хэйро » (подгот.гр)

Шаман: Я сейчас слушал Землю, она содрогалась под тяжелыми машинами и тракторами, под могучими железными столбами. О, что же творится на нашей земле?

Вед: Уважаемый, старейшина. В недрах нашей северной земли умные люди – геологи нашли черное золото – это нефть. Вот поэтому по нашей земле люди ведут нефтепровод. Благодаря работе нефтяников на нашей Югорской земле среди болот и непроходимой тайги выросли многочисленные современные поселки и города, построены дороги и мосты, аэропорты и много еще разных сооружений на благо людей. И вы, ребята, когда вырастите большими и умными, тоже, наверное, станете нефтяниками и будете строить новые и новые нефтепроводы, новые поселки и города.

Шаман: А это не будет вредить нашей Земле?

Вед: Если наши нефтяники будут укладывать нефтепровод правильно по чертежу, то ничего страшного не произойдет.

Игра « Построй нефтепровод »

Шаман: Олтул олнэ! Олтул олнэ! Живите в гармонии с Водой, Землей, Небом! Торум эт олэн! (играя на бубне, Шаман уходит)

Вед: Сегодня на нашем празднике мы и пели, и танцевали, в игры народные играли, и много о жизни народов ханты и манси узнали. Вам понравилось у меня в гостях? И вы мне тоже понравились, гости дорогие! И по старинному обычаю я хочу вас угостить дарами нашей богатой Югорской земли.

Угощение.

Вед: Как же нам Югрою не гордиться, как нам эту землю не любить,
Родины ты малая частица, без которой нам нельзя прожить.

Ведущая кланяется и уходит с мальчиком в чум.

Под хантыйские напевы дети выходят из зала. Праздник окончен.

Источники:

  1. Куриков В.М. Ханты – Мансийский автономный округ: с верой и надеждой в третье тысячелетие.- Екатеринбург, 2000.

  2. «Золотое перышко», сборник стихов детей Нефтеюганского района,-

Екатеринбург, 2004.

  1. Электронный атлас «Люби и знай свой край родной»

  2. Википедия

НРМ ДОУ Детский сад «Ручеек»

Праздник

к 80 – и летию Ханты – Мансийского автономного округа

с.п.Сингапай, 2010

infourok.ru

Югра — моя родина | Образовательный портал EduContest.Net — библиотека учебно-методических материалов


Классный час, посвящённый 85-летию Югры
Тема: Югра – моя родина.
Цели: Подвести детей к осознанию понятия Родина.
Расширить некоторые возможные формы проявления любви к своему Отечеству.
Формировать интерес у детей к своей «малой» родине Югре.
Воспитывать у детей гордость за свою Родину, любовь к родному краю.
Оборудование: карта, карточки с вопросами из игры – викторины «Я живу в Югре», иллюстрации, рисунки детей.
Ход занятия.
ХМАО – Югра. Слайд 1
Есть на карте у меняВся в болотах, вся в тайге - моя Югра.Говорят, что в ней полным-полно чудес,И зверей и ягод полон сказочный лес.Говорят олени тут живут,И деревья до небес растут.Приезжайте в гости к нам друзья- Мы покажем вам свои места.
Добрый   день,   дорогие   друзья.
Мы с вами сегодня, друзья дорогие.
Начнем про Сибирь интересный рассказ.
Нас ждут на пути и увалы большие,
И тайны шаманов, и предков наказ.
Узнаем немало о нашей Сибири,
И станет нам ближе родная Югра.
-Ребята, как вы думаете, почему сегодня мы говорим о Югре?
-Наверно, потому, что скоро наш округ будет отмечать свой юбилей. Слайд 2
-А сколько лет исполняется нашему округу? (85)
-Молодцы! Но нельзя сказать, что эта часть земли существует 85 лет. Из истории известно, что первые люди в нашем крае появились в глубокой древности. Они пришли с юга. Это были Угры – предки ханты и манси.        Слайд 3
Югра – так назвали русские люди до 16 века район расселения угроязычных      племен, составившие позднее основу для формирования народов ханты и манси. Из летописей, из истории известно, что жителей Югры называли тогда остяками и вогулами.
 Остяки – ханты, жили по среднему течению Оби, Иртыша их притокам.
 Вогулы – манси, занимали территорию по обеим склонам Среднего Урала.
Жили ханты и манси в паулах – маленьких поселках и укрепленных поселениях – городищах, которые располагались всегда в очень удобных в промысловых отношениях местах.
-А как полностью называется наш округ?
-От каких народностей образовано название окружного центра и округа?
-А если раньше ханты назывались остяки, а манси – вогулы, то как могло звучать название округа?
-Правильно. Назывался наш округ  Остяко – Вогульский национальный округ,  который был образован 10 декабря 1930 года. Центром округа было село Самарово.  Позднее село Самарово было переименовано в город Ханты-Мансийск, и соответственно округ тоже переименовали в Ханты – Мансийский автономный округ.
На территории округа проживает множество национальностей. Но название округ получил благодаря малочисленным народам ханты и манси. Жизнь этих народов богата своими культурными традициями, песнями, играми, танцами. Слайд 4
Всех людей мы называем ханты.
Ханты – русский, ненец и узбек.
Потому, что это слово – ханты
В переводе значит – человек.
Это очень дорогое слово!
Ты не выпускай его из рук.
Не развей по ветру бестолково
На него откликнется твой друг.
И куда б

educontest.net


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.