Стихи для детей чехов


Антон Чехов — стихи. Читать стихотворения Антона Чехова

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: [email protected]

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

www.culture.ru

Стихи чехова для детей, чехов стихотворения

Антон Павлович Чехов

Полное собрание сочинений в тридцати томах

Том 18. Гимназическое. Стихотворения. Коллективное

А.П. Чехов. Ялта. 1900 г.

Гимназическое, стихотворения, записи в альбомах, рисунки и др

Киргизы*

Редко можно встретить между киргизами красавца; лица их по большей части круглые, с выдавшимися скулами, узкими глазами, почти лишенными бровей; нос расплюснутый, цвет лица очень смуглый. Все киргизы крепкого сложения, что должно приписать, конечно, суровому степному воспитанию; рост их средний. Киргизы народ кочевой; они проводят всю жизнь на коне, почти не могут ходить пешком. Подвижные жилища их, неразлучные с ними во всех походах и перекочевках, называются юртами. Юрты делаются обыкновенно из нескольких кольев, воткнутых в землю, сведенных вверху в одну точку и покрытых войлоками. Знатные и богатые устраивают их с большими удобствами.

«О, поэт заборный в юбке»

О, поэт заборный в юбке, Оботри себе ты губки. Чем стихи тебе писать, Лучше в куколки играть.

«Эй, вы, хлопцы, где вы, эй!»

Эй, вы, хлопцы, где вы, эй! Вот идет старик Агей. Он вам будет сказать сказку Про Ивана и Савраску…

«Милого Бабкина яркая звездочка!»

Милого Бабкина яркая звездочка! Юность по нотам allegro промчится: От свеженькой вишни останется косточка, От скучного пира — угар и горчица.

А. Чехонте

86 12/V в минуты идиотски-философского настроения.

Битва*

(Рассказ старого солдата) Василиса Пантелевна! Когда взята была Плевна, Так солдаты отличались, Что даже турки удивлялись!

Конец.

Индейкин и Петухов.

3-го июня 1887 г.

Басня*

Шли однажды через мостик Жирные китайцы, Впереди них, задрав хвостик, Торопились зайцы. Вдруг китайцы закричали: «Стой! Стреляй! Ах, ах!» Зайцы выше хвост задрали И попрятались в кустах. Мораль сей басни так ясна: Кто зайцев хочет кушать, Тот, ежедневно встав от сна, Папашу должен слушать.

Смирнова.

Элегия*

I Купила лошадь сапоги, Протянула ноги, Поскакали утюги В царские чертоги. II Ехал груздь верхом на палке, Спотыкнулся и упал И тотчас пошел к гадалке, Там случился с ним скандал. III В метлу влюбился Сатана И сделал ей он предложенье; К нему любви она полна, Пошла в Сибирь на поселенье. IV Сказал карась своей мамаше: «Мамаша, дайте мне деньжат» И побежал тотчас к Наташе Купить всех уток и телят.

«Пошел с визитом потолок»

Пошел с визитом потолок Как-то раз к соседке И сказал ей: «Ангелок, Посидим в беседке!»

Признание*

Упоенный любви нектаром, Я хотел бы быть директором!*

Чехонте.

87. XII.24.

* без жалованья.

«Я полюбил вас, о ангел обаятельный»

Я полюбил вас, о ангел обаятельный, И с тех пор ежедневно я, ей-ей, Таскаю в Воспитательный Своих незаконнорожденных детей…

«Вид имения Гурзуф…»*

Аттестат*

Рукой А. Янова:

Сего февраля 24 дня осмотрена мною подушка черного атласа размером приблизительно ½ аршина в квадрате. Подушка с вышивкой по наложенным кретоновым цветам, среди коих помещается овал, также кретоновый, вырезан в овале сюжет буколического содержания в две фигуры (не считая собаки): пастушка, разговаривающая с пастушком, на дальнопланной части кусты и деревья.

Все сие в общем кретоне вышивка шелком, черный фон атласа, красный шнур по швам подобраны с отменным вкусом и тщательностию. Особенно удачно вышли цветы. Вообще все хорошо, о чем свидетельствую своим подписом. Да! вообще все хорошо!!· · ·Да, хорошо…

Классный художник

Янов Александр.

Рукой Ф. Шехтеля:

<2–3 нрзб.> Ф. Шехтель.

Рукой Я. Турлыгина:

Басня.

    БАСНЯ

    Впервые — в тексте воспоминаний И. А. Бунина «Памяти Чехова» (Сборник товарищества «Знание» за 1904 год. Книга третья. СПб., 1905, стр. 256).

    Печатается по автографу (ГЛМ).

    Написано 19 июня 1887 г. в альбоме Саши Киселевой. И. А. Бунин рассказывает о том, как ему стал известен текст «Басни». Это было в первый день его посещения дачи Чехова в Аутке, весной 1900 года. «Ясно помню это веселое, солнечное утро, которое мы провели с Чеховым в его садике. Он был очень оживлен, много шутил и, между прочим, прочитал мне единственное, как он говорил, стихотворение, написанное им: „Зайцы, басня для детей“» (далее следует текст стихотворения, в котором есть одно отличие от автографа, в четвертой строке: вместо торопились — поспешали. См. «Сборник товарищества „Знание“ за 1904 год. Книга третья». СПб., 1905, стр. 255—256).

    В Письмах, т. IV, стр. 64, текст «Басни» был опубликован по подлиннику — в примечании к письму Чехова Л. А. Авиловой от 29 апреля 1892 г., в котором упоминается «Басня» (см. ниже).

    Известно еще два автографа этого стихотворения, сделанные в 1895 году. Первый из них — в альбоме А. Л. Селивановой (Краузе), который хранится в ТМЧ. Запись эта была сделана 17 августа 1895 г. в Мелихове (авторская дата), где Селиванова гостила.

    Другой автограф, принадлежавший Т. Л. Щепкиной-Куперник (хранится в ее архиве — ИРЛИ), был, видимо, предназначен специально для нее. Щепкина-Куперник, приехавшая в Мелихово 15 августа (см. Дневник П. Е. Чехова — ЦГАЛИ), на следующий день внесла несколько своих стихотворных записей в альбом Селивановой; первая из них датирована: 16 августа.

    Оба автографа 1895 года отличаются от первоначального другим делением на стихотворные строки: первые восемь строк в них составляют четыре; подписи — иные: в альбоме Селивановой Чехов подписался полной фамилией и проставил дату, на листе в архиве Щепкиной-Куперник нет даты и подпись состоит из инициалов: А. Ч. Кроме того, в автографе альбома Селивановой вместо: «встав от сна» читается: «встав со сна», а вместо «Стреляй» — «Лови». (Этот текст с неточностями был опубликован в «Одесских новостях», 1910, № 8019, 19 января.)

    Видимо. Чехов часто читал свою «Басню»; так, у Ю. И. Фаусек сложилось впечатление, что Чехов даже «сочинил» ее в доме А. Н. Плещеева, в кругу литераторов (Ю. И. Фаусек. Воспоминания. ГПБ, ф. 807, ед. хр. 3, тетрадь № 14).

    В письме к Авиловой от 29 апреля 1892 г. Чехов утверждал, что «отродясь не писал стихов», и продолжал далее: «Впрочем, раз только написал в альбом одной девочке басню, но это было очень, очень давно. Басня жива еще до сих пор, многие знают ее наизусть, но девочке уже 20 лет, и сам я, покорный общему закону, изображаю уже из себя старую литературную собаку, смотрящую на стихоплетство свысока и с зевотой».

    Летом 1921 года текст «Басни» был записан этнографом Л. А. Мервартом со слов крестьянина из деревни Петроково, Старицкого уезда, Тверской губ. (см. Чеховский сб., стр. 51).

Записки старушки Мадикен

БАСНЯ

Шли однажды через мостик
Жирные китайцы,
Впереди них, задрав хвостик,
Торопились зайцы.
Вдруг китайцы закричали:
«Стой! Стреляй! Ах, ах!»
Зайцы выше хвост задрали
И попрятались в кустах.

Мораль сей басни так ясна:
Кто зайцев хочет кушать,
Тот, ежедневно встав от сна,
Папашу должен слушать.

(из альбома Саши Киселевой)

***

О, поэт заборный в юбке,
Оботри себе ты губки.
Чем стихи тебе писать,
Лучше в куколки играть.

***

Эй, вы, хлопцы, где вы, эй!
Вот идет старик Агей.
Он вам будет сказать сказку
Про Ивана и Савраску…

***

Милого Бабкина яркая звездочка!
Юность по нотам allegro промчится:
От свеженькой вишни останется косточка,
От скучного пира — угар и горчица.

***

Я полюбил вас, о ангел обаятельный,
И с тех пор ежедневно я, ей-ей.
Таскаю в Воспитательный
Своих незаконнорожденных детей…

***

ЭЛЕГИЯ

I
Купила лошадь сапоги,
Протянула ноги,
Поскакали утюги
В царские чертоги.

II
Ехал груздь верхом на палке,
Спотыкнулся и упал
И тотчас пошел к гадалке,
Там случился с ним скандал.

III
В метлу влюбился Сатана
И сделал ей он предложенье;
К нему любви она полна,
Пошла в Сибирь на поселенье.

IV
Сказал карась своей мамаше:
«Мамаша, дайте мне деньжат»
И побежал тотчас к Наташе
Купить всех уток и телят.

***

РАЗОЧАРОВАННЫМ

Минутами счастья,
Верьте, не раз
Живет, наслаждаясь,
Каждый из нас.

Но счастья того мы
Не сознаем —
И нам дорога лишь
Память о нем.

***

ПОСЛЕДНЕЕ ПРОСТИ

Как дым мечтательной сигары,
Носилась ты в моих мечтах,
Неся с собой любви удары
С улыбкой пламенной в устах.
Но я – увы! — погиб уж для мечтаний,
Тебя любя, я веру потерял…
И средь моих мечтательных скитаний
Я изнывал и угасал!..
Прости меня… Зачем тревожить
Заснувшего в гробу навеки мертвеца?
Иди вперед! Не унывай! Быть может,
Найдешь другого… подлеца!!

***

Прости меня, мой ангел белоснежный,
Подруга дней моих и идеал мой нежный,
Что я, забыв любовь, стремглав туда бросаюсь,
Где смерти пасть… О, ужасаюсь!
В могильный склеп с груди горячей,
Убитый, раненый, лежачий,
Стремглав я падаю… Не плачь, прости,
Все птицы будут петь и розаны цвести
Над свежевырытой могилой,
Куда меня злой рок стремглав опустит.
Тогда поймешь, как я страдал,
Как я любил свой идеал…
Над ней стремглав взойдет моя идея
Во образе цветов, ландышей, роз приятных;
Тогда по повеленью таинств непонятных
Из гроба буду я вставать стремглав ночами
И, отравясь цветов благоуханьем,
Как чудной девицы лобзаньем,
Уйду обратно в гроб стремглав
С прослезненными глазами…

А.П.Чехов… О любви

«Дама с собачкой»
Она —
Меня ведь нет, а только тень осталась
И не надеялась, смирилась и жила
И изменений в жизни не ждала
И даже… их боялась
А вы — ну с небес
И радостно и страшно
И… кажущийся лес
Где… нет меня вчерашней
Поверьте — первый раз
И будто я – не я
Сама себе такой я не знакома
И дышится иначе… Как до Вас —
Уже не станет… Значит по другому?
Он –
Свежа, мила… и много говорит
Вид обречённый… Ласково, невнятно —
Бормочет жалко… Ей пора, обратно
И мне домой. И славно, что пора
Забавная закончилась игра
А странно — вот и дом, но как угрюм
Жена и дочь в порядке, слава Богу
Усталость что — ли вяжется к порогу
Тоска такая — хоть к монастырю…
Всё пусто. У смеющихся — оскал
Еда без вкуса, улицы как гири
Таскаются. Лошадка без овса
И тошнотой, про… дважды два — четыре
Собака пробежала –
Белый шпиц…
Мучительно знакомое… как жалость —
Её лицо, и через столько лиц!
Так вот что я искал —
И отыскалось!
Теперь бы вспомнить! В памяти поплыло —
Я с Вами пробудилась ото сна.
Я в пустоте — так нервно говорила —
И за стеною, и всегда одна.
И пёс любымый разве только… вот
И дней однообразный переплёт
И город, как затверженный дурман
И муж — лакей! Куда бы не был зван!
И город?? Да, конечно! Город Н!
Сказала – «город, будто вечный плен»
Родная — мы у вечности в плену
И без тебя… я в ней тону, тону…
*****
Промелькнуло на перроне –
никого и нету, кроме…
Тихо, тихо милый брат,
но ведь я, не виновата,
да и ты, не виноват
Мы с тобой знакомы годы
уж, не помню, сколько лет
Кто я без тебя, и кто — ты?
не вернуть ли нам билет…
Милый друг, и как — же дальше
выпадают дни из рук
Раньше, раньше, раньше, раньше…
Всё? Судьба замкнула круг?
Да и было – ли? Да, было!
Время ничего не смыло
Всё останется, как есть
Жизнь прошла, не дав присесть

* * *

в Кремле
не помню
в каком году
Ильич
провожая меня
через садик
чтобы запереть
калитку
что-то
не помню
шепнул

* * *

хожу по комнате
читаю
сижу по комнате
пою
когда по комнате
летаю
то мух встречаю
но не бью

* * *

кому-то я этим
обязан
часто без денег
плохо одет
без навыка
к жизни
приятным связям
но кто-то и мне
обязан
вряд ли Пушкин
возможно (скорее)
Вяземский

* * *

ко мне всё
подходили
какие-то громоздкие
и портативные
люди
чаще противные
хорошо если
странные
и мы пили
и закусывали
закусывали
и пили
а они всё подходили
и подходили

* * *

у врат
Оптиной пустыни
мальчик-с-пальчик
на велосипеде
вконец разжалобил
по-христиански
наседая
отец убит
мамка пьёт
на ученические тетради
не хватает
мальчик
получив пятак
подмигивает
и отъезжает

* * *

может быть
дать ему
поздравительную
телеграмму
или дать ему
в морду
или то и
другое
поочерёдно

* * *

хорошо
и постсоветское
времена
как времена
но у нас кошка
ощенилась
банку ваксы
принесла

* * *

я тебе
стараюсь
как могу
потакать
и ты мне
по возможности
потакай
а то отнимут
у нас
наш ад
и подсунут
их рай

* * *

девочка
с обрыва бежит
помахивая хвостиком
ногами отталкивает
кособокие тропинки
а между ног
видимо пристроила
месячный сперматозоид
под окном у нас
бил её наотмашь
мальчик
беленький
мы невольно
присутствовали
в начале семейных
отношений

* * *

мимо прошли солдаты
Александра
Македонского
избивая
моих современников
я не проявил
никакого интереса
не испытал
никакого
стресса

* * *

скоро меня
встретят
сады благодати
с виноградниками
я буду возлежать
в тени дерев
на разостланных
ковриках
услаждать меня будут
полногрудые
сверстницы
с чашами обходить меня
будут
юные мальчики
думал человек
начиняя
взрывное устройство
болтами
и гайками

* * *

издалека
разрушенная
колхозная
ферма
видится остатками
французского
средневекового
замка
так же и
государства

* * *

скомканное
видимо плохое
стихотворение
плохо летает
целил в её
коленку
упало к её
ногам

* * *

ничего
ничего
умрём
другое будет

* * *

третьего дня
стоял рыбак
по колено
в реке
вчера показалось
по пояс
нынче не вижу
в реке никого
несколько
беспокоюсь

* * *

как бы в такой
ситуации
повёл себя
Антон Павлович
Чехов
скорее всего
взял докторский
саквояж
и уехал

* * *

утро пустое
подожди
не суй в него
чего ни попадя
пусть

kizerknives.ru

"Антону Павловичу Чехову посвящается…"

Звучит музыка Чайковского. На фоне музыки учитель читает стихи.
Презентация «Антону Павловичу Чехову посвящается…» (Приложение 4) демонстрируется по ходу мероприятия.

Учитель:

Вежливый доктор в старинном пенсне и с бородкой,
Вежливый доктор с улыбкой застенчиво-кроткой,
Как мне ни странно и как ни печально, увы,
Старый мой доктор, я старше сегодня, чем вы.

Грустная старая лампа в окне мезонина,
Чай на веранде, вечерних теней мешанина.
Белые бабочки вьются над желтым огнем,
Дом заколочен, и все позабыли о нем.

Пахнет грозою, в погоде видна перемена.
Это ружье еще выстрелит –  о, непременно!
Съедутся гости – покинутый дом оживет.
Маятник медный качнется, струна запоет…

Дышит в саду запустелом прохлада,
Мы старомодны, как запах вишневого сада.
Сад тот Россией был Чеховым назван
И сохранить его каждый обязан!

Вежливый доктор в старинном пенсне и с бородкой,
Вежливый доктор с улыбкой застенчиво-кроткой,
Как мне ни странно и как ни печально, увы,
Старый мой доктор, я старше сегодня, чем вы.

Дорогие друзья, я рада видеть вас на очередной встрече в нашей Литературной гостиной (зажигает свечу в подсвечнике). Как вы уже догадались, разговор сегодня пойдет о замечательном русском писателе Антоне Павловиче Чехове.
Устремленность Чехова к перу была поразительной. Его рассказы, повести, пьесы – не только свидетельство уникального таланта; в его творчестве, мне кажется, ощущается некий свет тайны его личности. Определение Л.Н. Толстого – « Чехов – это Пушкин в прозе» – помогает осознать место писателя в мировой литературе.
29 января 2010 года исполнилось 150 лет со дня рождения великого писателя (возлагает гвоздику к портрету писателя)

Ведущий 1 (зажигает свечу):

Чехов! Прекрасное чистое имя. Когда говоришь – Чехов, возникает особое чувство, может быть, даже счастье, что жил этот человек.
Это один из спутников жизни. Не только у нас. Во всём мире.
Он входит в жизнь человека. Разных людей, разных возрастов. Разных занятий…

Выходит ученица, победитель районного конкурса творческих работ, посвященных юбилею А.П. Чехова, Трубицына Виктория, читает фрагмент своей работы «Мой Чехов».

 (Возлагает гвоздики к портрету Чехова)

Звучит музыка Чайковского. На ее фоне учащийся читает стихи (И. Ткачев. А.П. Чехов)

Ведущий 1:

Зажглась, как тысячи свечей, заря.
Глава семейства Богу помолился –
Антоша Чехов – третий сын родился.
Красив, здоров, и вес богатыря!
Он стал писателем, пленившим мир,
Таких, как Чехов, мало на планете,
О нем в ходу легенды и сонеты,
Он – гордость таганрожцев, всех кумир.

Ведущий 2 (зажигает свечу в подсвечнике на своем столике):

В доме купца, торговавшего чаем и хлебом,
У малых окошек, глядящих в завьюженный сад,
Родился младенец, крещенный морозом и снегом,
Чья жизнь начиналась с отцовских долгов и заплат

(Л.Волошина. А.П. Чехов)

Великий русский писатель Антон Павлович Чехов родился в 1860 году  в Таганроге, небольшом южном городе на берегу Азовского моря.
Там же прошли и детские годы Антоши. А детство у будущего писателя было трудным. Его отец, Павел Егорович, был мелким купцом и держал в городе лавку. В этой-то лавке по приказанию отца Антоша и должен был проводить целые часы – обслуживать покупателей, следить, чтобы служившие в лавке мальчишки не таскали товар…

Ведущий 3 (зажигает свечу в подсвечнике на своем столике):

В лавке – «невесело, а главное – ужасно холодно, – вспоминает старший брат Антона Павловича Александр.– У мальчиков-лавочников Андрюшки и Гаврюшки синие руки и красные носы. Они поминутно постукивают ногой об ногу и ежатся, и сутуловато жмутся от мороза… В лавке так же холодно, как и на улице, и на этом холоде Антоше придется просидеть по крайней мере часа три…»

Ведущий 4 (зажигает свечу в подсвечнике на своем столике):

Конечно, на игры времени почти совсем не оставалось. Брат Александр рассказывает, что Антоша «не имел возможности ни побегать, ни порезвиться, ни пошалить. На это не хватало времени, потому что всё свое свободное время он должен был проводить в лавке. Кроме того, на всём этом лежал отцовский запрет: бегать нельзя было потому, что «сапоги побьешь», шалить запрещалось оттого, что «балуются только уличные мальчишки»; играть с товарищами – пустая и вредная забава: «товарищи бог знает чему научат»…»

Ведущий 5 (зажигает свечу в подсвечнике на своем столике)

Но времени не оставалось не только на игры и шалости, времени не хватало и на то, чтобы выучить и приготовить уроки, и это было гораздо хуже, потому что за плохие отметки Павел Егорович строго наказывал детей, и обычным средством здесь была розга. Став уже взрослым человеком, Чехов как-то сказал: «Я никогда не мог простить отцу своему, что в детстве он меня сёк». Унижение человеческого достоинства Чехов всегда, с самого раннего детства, воспринимал очень болезненно.

Инсценировка.

За столом сидит мальчик, в руках держит перо, на столе книга, он пишет, делает уроки. Звучит спокойная музыка. Ведущий зажигает свечи на его столе.

Ведущий 1.

Короткий зимний день подходил к концу. Ученик третьего класса таганрогской гимназии Антоша Чехов готовил уроки, перед ним на столе лежала раскрытая латинская грамматика, в медном подсвечнике мигала сальная свеча. По углам ползли тени. Было тихо, тепло.
Антоше Чехову 11 лет. Может быть, он забыл, а вернее, не хотел думать, что сегодня его очередь сидеть в торговой лавке отца.

На фоне слов ведущего 5: Ведущий 1 подходит к мальчику, гладит его по голове, ведет к хору (несколько мальчиков в костюмах хористов)
Звучит органная музыка.

Ведущий 5.

Кроме сидения в лавке, существовало и еще одно ненавистное Антоше дело: отец заставлял мальчиков петь в церковном хоре. Вот как вспоминает об этом Александр Чехов: « Тяжеленько приходилось бедному Антоше, только ещё слагавшемуся мальчику, с неразвившейся еще грудью, с плоховатым слухом и жиденьким голоском… Немало было пролито им слез на спевках и много детского здорового сна отняли у него эти ночные поздние спевки. Павел Егорович во всем, что касалось церковных служб, был аккуратен, строг и требователен. Если приходилось в большой праздник петь утреню, он будил детей в два и три часа ночи и, невзирая ни на какую погоду, вел в церковь… Воскресные и праздничные дни были для детей Павла Егоровича такими же трудовыми днями, как и будни».

Звучит отрывок из церковного песнопения в исполнении детского хора (фонограмма)

Ведущий 1.

Когда Антоша был в четвертом классе гимназии, при таганрогском уездном училище был открыт ремесленный класс, где обучали сапожному и портняжному ремеслу. В этот класс принимали и из других учебных заведений. Антоша с братьями Иваном и Николаем стали учиться в этом классе. Антоша учился портняжному ремеслу, выучился шить себе брюки и жилеты, и был очень доволен.

Ведущий 2.

Так между гимназией, спевками, сидением в лавке, шитьем брюк и жилетов проходили детские годы Чехова. Позднее , вспоминая о них, Антон Павлович не раз повторит грустную фразу: «В детстве у меня не было детства».

Ведущий 3.

Но была в жизни Чехова одна радость – нежная и заботливая любовь к нему матери. Добрая, простая и тихая Евгения Яковлевна старалась укротить нрав отца, смягчить его. Она вносила в жизнь детей много ласки, умела объединить семью, сплотить ее вокруг себя. Дети очень любили ее. «Для нас дороже матери ничего не существует», – писал Чехов.

Ведущий 4.

Однако, несмотря на трудную и нерадостную жизнь, Антоша оставался человеком весёлым и жизнерадостным, всегда готовым на остроумную шалость, розыгрыш, шутку. Нужна была большая сила характера, чтобы на всю жизнь сохранить в себе эти качества, не озлобиться на весь мир, не потерять бодрости, надежды, чувства юмора. Последнее качество Чехов особенно ценил и в окружающих людях. Писатель Иван Бунин вспоминает, что Чехов говорил: «Да-с, это уж вернейший признак: не понимает человек шутки – пиши пропало!» Современники отмечают умение Чехова вносить в любую компанию веселье, смех, шутку.

Ведущий 5.

В девятнадцать лет Чехов переехал из Таганрога в Москву и поступил на медицинский факультет Московского университета. Вскоре в печати появились и первые произведения Чехова.

Ведущий 1.

И в эти годы жизнь писателя складывалась нелегко. К тому времени отец, Павел Егорович, разорился, и двадцатилетний Чехов стал фактически кормильцем большой семьи. Ему приходилось обеспечивать мать и отца, платить за учебу в университете, платить и за обучение младших – сестры и брата – в гимназии. На всё были нужны деньги, и Чехов зарабатывал их своими маленькими рассказами, давал уроки.

Инсценировка фрагмента рассказа А.П. Чехова «Репетитор» (Приложение 1)

Ведущий 1.

Чехов всегда относился к любому делу, за которое брался, серьёзно и ответственно: он работал ночами, во многом себе отказывал, но успешно окончил университет и стал хорошим врачом. Будучи уже  довольно известным писателем, Чехов не оставляет и медицину. Когда в окрестностях Мелихова, где жили Чеховы, началась эпидемия холеры, Чехов стал заведовать холерным участком, разумеется, бесплатно. Младший брат Чехова Михаил вспоминает, что в тот год «несколько месяцев Антон Павлович почти не вылезал из тарантаса. В это время ему приходилось и ездить по участку, и принимать больных у себя на дому, и заниматься литературой. Разбитый, усталый, возвращался он домой».

Ведущий 2.

Когда Чехову исполнилось 30 лет, он неожиданно для родных и знакомых отправился в далёкое путешествие на остров Сахалин. В то время Сахалин был, пожалуй, самым страшным местом в России: на острове была каторга, там же селились отбывшие свой срок каторжане, которым запрещалось возвращаться на материк.
На острове Чехов провел перепись местного населения, собрал большое количество сведений о каторге и ссыльной колонии, а возвратившись, написал книгу «Остров Сахалин».

Ведущий 3.

Поездка на Сахалин очень много дала Чехову-писателю. Он говорил, что теперь в его творчестве «всё просахалинено». Прежде всего, это сказалось в новом, более серьезном взгляде на жизнь, в более остром и мудром понимании её вопросов. Не случайно сразу же после Сахалина Чехов пишет: «Работать надо… Главное – надо быть справедливым, а всё остальное приложится».

Ведущий 4.

В поездке на Сахалин проявилось и то свойство характера Чехова, которое замечательно подметил Максим Горький: «В его серых, грустных глазах почти всегда мягко искрилась тонкая насмешка, но порою эти глаза становились холодны, остры и жестки; в такие минуты его гибкий, задушевный голос звучал тверже, и тогда мне казалось, что этот скромный, мягкий человек, если он найдет нужным, может встать против враждебной ему силы крепко, твердо и не уступит ей».
И эта твердость уже не веселит читателя, а заставляет задуматься над смыслом чеховских произведений.

Инсценировка фрагмента рассказа «Баран и барышня» (Приложение 2)

Ведущий 5 (на фоне музыки П.И. Чайковского)

Народная мудрость гласит: «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты». Если судить о Чехове по его друзьям, то это лишний раз убедит нас в том, насколько интересным и талантливым человеком он был.

В 1890 году Антон Чехов выпустил сборник рассказов «Хмурые люди» с посвящением Петру Чайковскому. Казалось бы, что могло быть общего у молодого писателя, пусть и подающего надежды, с прославленным композитором? Оказывается, музыка занимала немалое место в жизни Чехова. С юных лет он бывал на спектаклях оперы, оперетты, на концертах. Любил симфоническую музыку. В Таганроге он мог слышать и музыку Чайковского.  Позже Чехов признавался: «Я ужасно люблю его музыку». Их знакомство состоялось в 1888 году, когда Чехов был приглашен на завтрак братом Петра Ильича Чайковского Модестом Ильичом.  Встреча произвела на Чехова ошеломляющее впечатление. И не только потому, что он сидел за одним столом и беседовал с любимым композитором. Его поразило, что этот великий человек знает его творчество, ценит его талант.

В одном из писем к друзьям Чайковский писал: «Читали ли вы что-нибудь Чехова? Этот молодой писатель, по-моему, обещает быть очень крупной литературной силой». Чехов же, в свою очередь, писал: «Я готов день и ночь стоять почетным караулом у крыльца того дома, где живёт Чайковский, вот до какой степени я его уважаю». На рабочем столе Чехова в Мелихове и Ялте всегда стояла фотография Чайковского с дарственной надписью композитора и звучала его музыка. Именно поэтому сегодня на протяжении всей встречи и в нашей Литературной гостиной звучит музыка Петра Ильича Чайковского.

Звучит «живая» музыка Чайковского в исполнении учащихся

Ведущий 1.

Не менее интересным было знакомство Антона Павловича Чехова и известнейшего художника Исаака Левитана. Левитан и Чехов были ровесниками  и познакомились еще  в конце 1870-х годов, когда оба были студентами. Как-то зимою Левитан заболел, и его друг – Михаил Чехов – привел своего брата Антона проведать больного. После этого они постоянно встречались, оказавшись необыкновенно близки в каких-то сокровенных основах своего мироощущения и поэтики творчества. Эта близость ясно сказывается в письмах Левитана к Чехову, раскрывающих светлую, доверчивую, но и нервную, легко ранимую, импульсивную душу художника. Письма эти, иногда весело-ироничные, а иногда исполненные глухой мрачной тоски, позволяют ощутить и важность душевной поддержки Левитана Чеховым, и левитановское восхищение творчеством писателя как пейзажиста, отдельные описания природы у которого  он считал верхом совершенства.

Ведущий 2.

Дружба с Левитаном, восхищение его работами, видимо, многое дали Чехову, как писателю и мыслителю. Как и Левитан, он готов был «душу отдать за удовольствие поглядеть на теплое вечернее небо, на речки, лужицы, отражающие в себе томный, грустный закат» и особенно любил весну.
Подмосковную природу он стал называть л

urok.1sept.ru

Стихи А.П.Чехова | Записки старушки Мадикен

БАСНЯ

Шли однажды через мостик
Жирные китайцы,
Впереди них, задрав хвостик,
Торопились зайцы.
Вдруг китайцы закричали:
«Стой! Стреляй! Ах, ах!»
Зайцы выше хвост задрали
И попрятались в кустах.

Мораль сей басни так ясна:
Кто зайцев хочет кушать,
Тот, ежедневно встав от сна,
Папашу должен слушать.

(из альбома Саши Киселевой)

***

О, поэт заборный в юбке,
Оботри себе ты губки.
Чем стихи тебе писать,
Лучше в куколки играть.

***

Эй, вы, хлопцы, где вы, эй!
Вот идет старик Агей.
Он вам будет сказать сказку
Про Ивана и Савраску…

***

Милого Бабкина яркая звездочка!
Юность по нотам allegro промчится:
От свеженькой вишни останется косточка,
От скучного пира — угар и горчица.

***

Я полюбил вас, о ангел обаятельный,
И с тех пор ежедневно я, ей-ей.
Таскаю в Воспитательный
Своих незаконнорожденных детей…

***

ЭЛЕГИЯ

I
Купила лошадь сапоги,
Протянула ноги,
Поскакали утюги
В царские чертоги.

II
Ехал груздь верхом на палке,
Спотыкнулся и упал
И тотчас пошел к гадалке,
Там случился с ним скандал.

III
В метлу влюбился Сатана
И сделал ей он предложенье;
К нему любви она полна,
Пошла в Сибирь на поселенье.

IV
Сказал карась своей мамаше:
«Мамаша, дайте мне деньжат»
И побежал тотчас к Наташе
Купить всех уток и телят.

***

РАЗОЧАРОВАННЫМ

Минутами счастья,
Верьте, не раз
Живет, наслаждаясь,
Каждый из нас.

Но счастья того мы
Не сознаем —
И нам дорога лишь
Память о нем.

***

ПОСЛЕДНЕЕ ПРОСТИ

Как дым мечтательной сигары,
Носилась ты в моих мечтах,
Неся с собой любви удары
С улыбкой пламенной в устах.
Но я – увы! — погиб уж для мечтаний,
Тебя любя, я веру потерял…
И средь моих мечтательных скитаний
Я изнывал и угасал!..
Прости меня… Зачем тревожить
Заснувшего в гробу навеки мертвеца?
Иди вперед! Не унывай! Быть может,
Найдешь другого… подлеца!!

***

Прости меня, мой ангел белоснежный,
Подруга дней моих и идеал мой нежный,
Что я, забыв любовь, стремглав туда бросаюсь,
Где смерти пасть… О, ужасаюсь!
В могильный склеп с груди горячей,
Убитый, раненый, лежачий,
Стремглав я падаю… Не плачь, прости,
Все птицы будут петь и розаны цвести
Над свежевырытой могилой,
Куда меня злой рок стремглав опустит.
Тогда поймешь, как я страдал,
Как я любил свой идеал…
Над ней стремглав взойдет моя идея
Во образе цветов, ландышей, роз приятных;
Тогда по повеленью таинств непонятных
Из гроба буду я вставать стремглав ночами
И, отравясь цветов благоуханьем,
Как чудной девицы лобзаньем,
Уйду обратно в гроб стремглав
С прослезненными глазами…

Понравилось это:

Нравится Загрузка...

Похожее

madikenold.wordpress.com

Стихи Антона Чехова - лучший сборник

Антон Павлович Чехов, известный русский писатель и драматург, родился 29 января 1860г. в г. Таганроге в многодетной купеческой семье. В детстве пел в церковном хоре, много читал, а с 13 лет пристрастился к театру. Окончил гимназию, затем медицинский факультет при Московском университете, по окончании получил специальность уездного врача. Стихи Антона Чехова.

Писать начал еще в гимназии, первый сборник рассказов опубликовал в 1884г. Читайте еще: Стих Железная дорога Николай Некрасов.

Биография Антона Чехова

Чехов любил путешествовать, в 1890г. осуществил путешествие на Сахалин, чуть позже посетил Японию, Китай, Турцию, Австрию, Италию, Францию.

По возвращении приобрел имение в подмосковном Мелихово, где прожил почти 10 лет, активно занимался благотворительностью и написал свои самые известные произведения. Последние годы своей жизни писатель провел в Ялте, куда вынужден был переехать из-за обострившегося туберкулеза.

В 1904 году Чехов в сопровождении супруги-О.Л. Кнеппер, актрисы МХТ, едет на лечение в Баденвейлер (Германия) и там в возрасте 44-х лет 15 июля умирает. Похоронили его в России на кладбище Новодевичьего монастыря, а в 1933г. его останки были перезахоронены. Его литературное наследие составило более 350 произведений, многие из которых позднее были переведены более, чем на 100 иностранных языков.

Элегия

I
Купила лошадь сапоги,
Протянула ноги,
Поскакали утюги
В царские чертоги.

II
Ехал груздь верхом на палке,
Спотыкнулся и упал
И тотчас пошел к гадалке,
Там случился с ним скандал.

III
В метлу влюбился Сатана
И сделал ей он предложенье;
К нему любви она полна,
Пошла в Сибирь на поселенье.

IV
Сказал карась своей мамаше:
«Мамаша, дайте мне деньжат»
И побежал тотчас к Наташе
Купить всех уток и телят.

Последнее прости

Как дым мечтательной сигары,
Носилась ты в моих мечтах,
Неся с собой любви удары
С улыбкой пламенной в устах.
Но я – увы! — погиб уж для мечтаний,
Тебя любя, я веру потерял…
И средь моих мечтательных скитаний
Я изнывал и угасал!..
Прости меня… Зачем тревожить
Заснувшего в гробу навеки мертвеца?
Иди вперед! Не унывай! Быть может,
Найдешь другого… подлеца!!

Разочарованным

Минутами счастья,
Верьте, не раз
Живет, наслаждаясь,
Каждый из нас.

Но счастья того мы
Не сознаем —
И нам дорога лишь
Память о нем.

Я полюбил вас, о ангел обаятельный

Я полюбил вас, о ангел обаятельный,
И с тех пор ежедневно я, ей-ей.
Таскаю в Воспитательный
Своих незаконнорожденных детей…

Эй, вы, хлопцы, где вы, эй

Эй, вы, хлопцы, где вы, эй!
Вот идет старик Агей.
Он вам будет сказать сказку
Про Ивана и Савраску…

Милого Бабкина яркая звездочка

Милого Бабкина яркая звездочка!
Юность по нотам allegro промчится:
От свеженькой вишни останется косточка,
От скучного пира — угар и горчица.

Басня

Шли однажды через мостик
Жирные китайцы,
Впереди них, задрав хвостик,
Торопились зайцы.
Вдруг китайцы закричали:
«Стой! Стреляй! Ах, ах!»
Зайцы выше хвост задрали
И попрятались в кустах.

Мораль сей басни так ясна:
Кто зайцев хочет кушать,
Тот, ежедневно встав от сна,
Папашу должен слушать.

Прости меня, мой ангел белоснежный

Прости меня, мой ангел белоснежный,
Подруга дней моих и идеал мой нежный,
Что я, забыв любовь, стремглав туда бросаюсь,
Где смерти пасть… О, ужасаюсь!
В могильный склеп с груди горячей,
Убитый, раненый, лежачий,

Стремглав я падаю… Не плачь, прости,
Все птицы будут петь и розаны цвести
Над свежевырытой могилой,
Куда меня злой рок стремглав опустит.
Тогда поймешь, как я страдал,
Как я любил свой идеал…

Над ней стремглав взойдет моя идея
Во образе цветов, ландышей, роз приятных;
Тогда по повеленью таинств непонятных
Из гроба буду я вставать стремглав ночами
И, отравясь цветов благоуханьем,
Как чудной девицы лобзаньем,
Уйду обратно в гроб стремглав
С прослезненными глазами… Читайте еще: Стихи Игоря Северянина.

О, поэт заборный в юбке

О, поэт заборный в юбке,
Оботри себе ты губки.
Чем стихи тебе писать,
Лучше в куколки играть.

stixi-proza.ru

Стихи А.П. Чехова - Чехов - Стихи

ПОСЛЕДНЕЕ ПРОСТИ

Как дым мечтательной сигары,
Носилась ты в моих мечтах,
Неся с собой любви удары
С улыбкой пламенной в устах.
Но я – увы! — погиб уж для мечтаний,
Тебя любя, я веру потерял…
И средь моих мечтательных скитаний
Я изнывал и угасал!..
Прости меня… Зачем тревожить
Заснувшего в гробу навеки мертвеца?
Иди вперед! Не унывай! Быть может,
Найдешь другого… подлеца!!

БАСНЯ

Басня А.П. Чехова

Шли однажды через мостик
Жирные китайцы,
Впереди них, задрав хвостик,
Торопились зайцы.
Вдруг китайцы закричали:
«Стой! Стреляй! Ах, ах!»
Зайцы выше хвост задрали
И попрятались в кустах.

Мораль сей басни так ясна:
Кто зайцев хочет кушать,
Тот, ежедневно встав от сна,
Папашу должен слушать.

Милого Бабкина яркая звездочка!
Юность по нотам allegro промчится:
От свеженькой вишни останется косточка,
От скучного пира — угар и горчица.

Прости меня, мой ангел белоснежный,
Подруга дней моих и идеал мой нежный,
Что я, забыв любовь, стремглав туда бросаюсь,
Где смерти пасть… О, ужасаюсь!
В могильный склеп с груди горячей,
Убитый, раненый, лежачий,
Стремглав я падаю… Не плачь, прости,
Все птицы будут петь и розаны цвести
Над свежевырытой могилой,
Куда меня злой рок стремглав опустит.
Тогда поймешь, как я страдал,
Как я любил свой идеал…
Над ней стремглав взойдет моя идея
Во образе цветов, ландышей, роз приятных;
Тогда по повеленью таинств непонятных
Из гроба буду я вставать стремглав ночами
И, отравясь цветов благоуханьем,
Как чудной девицы лобзаньем,
Уйду обратно в гроб стремглав
С прослезненными глазами…

О, поэт заборный в юбке,
Оботри себе ты губки.
Чем стихи тебе писать,
Лучше в куколки играть.

Я полюбил вас, о ангел обаятельный,
И с тех пор ежедневно я, ей-ей.
Таскаю в Воспитательный
Своих незаконнорожденных детей…

Пошел с визитом потолок
Как-то раз к соседке
И сказал ей: «Ангелок,
Посидим в беседке!»

ЭЛЕГИЯ

I
Купила лошадь сапоги,
Протянула ноги,
Поскакали утюги
В царские чертоги.

II
Ехал груздь верхом на палке,
Спотыкнулся и упал
И тотчас пошел к гадалке,
Там случился с ним скандал.

III
В метлу влюбился Сатана
И сделал ей он предложенье;
К нему любви она полна,
Пошла в Сибирь на поселенье.

IV
Сказал карась своей мамаше:
«Мамаша, дайте мне деньжат»
И побежал тотчас к Наташе
Купить всех уток и телят.

stihi-poetov.3dn.ru

Чехов. Рассказы для детей читать

Чехов рассказы для детей читать

 

О творчестве А. П. Чехова

Антон Павлович Чехов — крупнейший русский писатель, драматург, классик мировой литературы. Из написанных им порядка 900 произведений немалое количество вошло в сокровищницу не только русской литературы; спектакли по его пьесам до сих пор не сходят с театральных подмостков в разных уголках мира.

В многочисленных рассказах Чехов обращается к исследованию души современного человека, испытывающего влияние разнообразных социальных, научных и философских идей.
Основой сюжетов становится не столкновение человека с грубой социальной средой, но внутренний конфликт его духовного мира: герои Чехова — «хмурые», скучные, живущие «в сумерках» люди, оказываются жизненно несостоятельными в силу собственной неспособности к творческой реализации, неумения преодолевать душевное отчуждение от других людей; их несчастья не имеют фатальной предопределенности и не обусловлены исторически — они страдают по причине собственных житейских ошибок, дурных поступков, нравственной и умственной апатии.

Содержание

Аптекарша

Актерская гибель

Антрепренёр под диваном

Анюта

Архиерей

Баран и барышня

Беззаконие

Беглец

Беззащитное существо

Белолобый

Без места

Беседа пьяного с трезвым чёртом

Блины

Брак через 10-15 лет

Брожение умов

Ванька

В аптеке

В вагоне

Винт

В овраге

В ландо

В Париж!

Вверх по лестнице

Ведьма

Визитные карточки

Восклицательный знак

Врачебные советы

Встреча весны

Глупый француз

Горе

Гость

Грешник из Толедо

Гриша

Дачники

Два газетчика

Двадцать девятое июня

Делец

Детвора

Дома

Дочь Альбиона

Длинный язык

Дорогая собака

Душечка

Егерь

Жалобная книга

Жених и папенька

Женское счастье

Жёны артистов

Жизнь в вопросах и восклицаниях

Заблудшие

Забыл!!

Задачи сумасшедшего математика

За двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь

Злой мальчик

Записка

За яблочки

Зелёная Коса

Зеркало

Злоумышленник

Из воспоминаний идеалиста

Индейский петух

Интеллигентное бревно

Ионыч

Исповедь, или Оля, Женя, Зоя

Канитель

Каштанка

Клевета

Конкурс

Контрабас и флейта

Конь и трепетная лань

Корреспондент

Который из трёх?

Кухарка женится

Летающие острова

Лошадиная фамилия

Мальчики

Маска

Мёртвое тело

Мои жёны

Мой юбилей

Моя беседа с Эдисоном

Мыслитель

Налим

На чужбине

Нервы

Не в духе

Не судьба!

Неудача

Нечто серьёзное

Ниночка

Новогодние великомученики

Ночь на кладбище

Ну, публика!

О бренности

Общее образование

Оратор

Отец семейства

Открытие

Панихида

Папаша

Пересолил

Первый дебют

Перед свадьбой

Переполох

Радость

Размазня

Репетитор

Розовый чулок

Смерть чиновника

Толстый и тонкий

Унтер Пришибеев

Хамелеон

Экзамен на чин

 

www.miloliza.com

читать все стихотворения поэта, список ✔ СтихиРу.про

Краткая биография русского поэта Чехова Антона

Антон Павлович Чехов (17 (29) января 1860, Таганрог, Екатеринославская губерния (теперь Ростовская область) — 2 (15) июля 1904, Баденвайлер, Германская империя) — русский писатель, прозаик, драматург.

Ранние годы

Родился 17 (29) января 1860 года в Таганроге в семье купца. С ранних лет вместе с братьями Антон помогал отцу в его лавке. Детство Чехова прошло в церковных праздниках, каждый день будущий писатель пел в церковном хоре.

Обучение проходило в греческой школе-гимназии, куда маленький Чехов поступил в подготовительный класс в 1868 году. Затем Антон Павлович начал обучение в университете Москвы на медицинском факультете, который окончил в 1884 году. После этого занимается врачебной практикой. За все годы учебы Чехову приходилось всячески подрабатывать: он был репетитором, сотрудничал с журналами, писал краткие юморески.

Начало литературного пути

Дебют в печати Чехова состоялся еще на первом курсе института, когда юный писатель отправил в журнал «Стрекоза» свои рассказ и юмореску.

Рассказы Чехова были впервые изданы книгой в 1884 году («Сказки Мельпомены»). На творчество Чехова того периода значительное влияние оказали произведения Л. Толстого.

Затем в биографии Чехова было совершено долгое путешествие на Сахалин (апрель-декабрь 1890г.).

Там писатель изучал жизнь ссыльных. Произведения Чехова «В ссылке», «Остров Сахалин», «Палата № 6» отражают его впечатления о поездке.

Чехов никогда не считал себя детским писателем. Однако для детей у него тоже нашлось несколько произведений: «Каштанка» и «Белолобый» – «две сказки из собачьей жизни», – как выразился сам писатель в письме к издателю.

Поздние годы. Смерть писателя

После покупки имения Мелихово, ведет общественную деятельность, помогая людям (1892-1899). В то время было написано много произведений, среди которых: пьесы Чехова «Вишневый сад», «Три сестры», «Чайка», «Дядя Ваня». Постановка «Чайки» на сцене МХАТа в 1898 году стала заслуженным триумфом Чехова-драматурга.

Затем из-за туберкулеза биография Антона Чехов пополняется еще одним переездом – в Ялту, где у него в гостях бывают Л. Толстой, А. Куприн, И. Бунин, И. Левитан, М. Горький.

Сочинения Чехова выходят двумя томами в 1899-1902, а также 1903 годах.

Из-за обострения болезни писатель едет в Германию для прохождения лечения, где умирает 2 (15) июля 1904 года.

stihiru.pro

Стихи про Чехова Антона Павловича

Зажглась, как тысячи свечей, заря.
Глава семейства Богу помолился –
Антоша Чехов – третий сын родился.
Красив, здоров, и вес богатыря!
Он стал писателем, пленившим мир,
Таких, как Чехов, мало на планете,
О нем в ходу легенды и сонеты,
Он – гордость таганрожцев, всех кумир.

*****

Не знаю, как для англичан и чехов,
Но он отнюдь для русских не смешон,
Сверкающий, как искристый крюшон,
Печальным юмором серьезный Чехов.
Провинциалки, к цели не доехав,
Прощались с грезой. Смех их притушен.
И сквозь улыбку мукою прожжен
Удел людей разнообразных цехов.
Как и тогда, как много лет назад,
Благоухает нам вишневый сад,
Где чувства стали жертвой жалких чувствец…
Как подтвержденье жизненности тем —
Тем пошлости — доставлен был меж тем
Прах Чехова в вагоне из-под устриц…

Игорь Северянин

*****

Его я часто вспоминаю.
Вот и теперь передо мной
Стоит он, точно как живой,
Такой, каким его я так люблю и знаю:
Сухие, тонкие черты,
Волос седеющие пряди.
И эта грусть в глубоком взгляде,
Сосредоточенном и полном доброты.
Больной и бесконечно милый,
Он был похож на первоцвет,
Сквозь снег пробившийся на свет,
Чтоб возвестить весну
пред раннею могилой.
Он о своей судьбе молчал,
Хотя до дна источник видел.
Страдая, жизнь не ненавидел,
Жалея всех людей, он их
не презирал.
Средь цепких трав трясины зыбкой,
Где гады скользкие шипят,
Стоял он, ужасом объят,
Но с побеждающей
пророческой улыбкой.
И сквозь удушливую тьму
Глядел с глубокою печалью:
Заря не светится ль за далью?
И всем незримое открылося ему.
Средь ослепленных и безглазых
Один прозрел он горний свет
И нам оставил, как завет:
«Увидим ангелов и небеса в алмазах».

Федоров Александр

*****

Чеховский домик

На берегу Садового кольца
Стоит уютный двухэтажный домик,
К нему подходим, и уже с крыльца
Он нас с Антоном Павлычем знакомит.
Здесь доктор Чехов принимал больных,
Писатель Чехов сочинял страницы —
И гражданин великий их двоих
Соединил, чтоб правде утвердиться.

Достиг он зрелых творческих вершин
И помнил молодости идеалы…
Когда собрался я на Сахалин,
То в домик Чехова зашел сначала.

Глазков Николай

*****

В наши дни трехмесячных успехов
И развязных гениев пера
Ты один, тревожно-мудрый Чехов,
С каждым днем нам ближе, чем вчера.
Сам не веришь, но зовешь и будишь,
Разрываешь ямы до конца
И с беспомощной усмешкой тихо судишь
Оскорбивших землю и Отца.
Вот ты жил меж нами, нежный, ясный,
Бесконечно ясный и простой,
Видел мир наш хмурый и несчастный,
Отравлялся нашей наготой…
И ушел! Но нам больней и хуже:
Много книг, о, слишком много книг!
С каждым днем проклятый круг все уже
И не сбросить «чеховских» вериг…
Ты хоть мог, вскрывая торопливо
Гнойники, — смеяться, плакать, мстить.
Но теперь все вскрыто. Как тоскливо
Видеть, знать, не ждать и молча гнить!

Саша Черный

*****

Ялта Чехова

Брожу по набережной снова.
Грустит на рейде теплоход.
И прелесть улочек портовых
Вновь за душу меня берет.

Прохладно, солнечно и тихо.
Ай-Петри в скудном серебре.
Нет, не курортною франтихой
Бывает Ялта в январе.

Она совсем не та, что летом —
Скромна, приветлива, проста.
И сердце мне сжимает эта
Застенчивая красота.

И вижу я все чаще, чаще,
В музейный забредая сад,
Бородку клином, плащ летящий,
Из-под пенсне усталый взгляд.

Друнина Юлия

*****

Истопленные печи холодны.
Ни экскурсантов, ни экскурсоводов.
И полон дом воскресной тишины —
Она ему желанна, как свобода.

Ведь все-таки — три миллиона лиц,
Шесть миллионов ног — не так уж мало.
Звучит скрипучий говор половиц
Из года в год все более устало.

Не слышит, впрочем, этого никто.
Сюда, со всех концов земли приехав,
Хотят увидеть шляпу и пальто,
Узнать, где спал
И как обедал Чехов.

И замечают, оглядев весь дом,
Кровать и стол, и в кабинете нишу,
Что чудно сохранилось все кругом,
И кажется: хозяин только вышел…

Ах, нет, увы! Он вышел так давно,
Что не припомнят даже старожилы,
И это разноцветное окно
С тех пор десятки зим запорошили.

Ну, хорошо, увидели вы шкаф,
Тарелки показали — дальше что же?
Я понимаю: проще измерять
Бессмертие количеством салфеток,

И мерить славу тиражами книг,
Числом изданий, отзывов и критик,
В театр не сходить на «Трех сестер»,
Рассказов не прочесть, зато увидеть

Массивный стол, служивший основаньем
Локтям писателя. На нем — перо,
Скользившее когда-то по бумаге,
И с Чеховым тем самым породниться!

Ах, нет, увы.
Он вышел так давно,
Что не припомнят даже старожилы…
А дом — он что ж,
Вместилище теней.
Пустующая раковина. Панцирь,
Что выдержал и войны, и разрухи,
Годины смуты и землетрясенье.
Он без хозяина — как тело без души,
Как печка без огня, как жизнь без цели.
Чернильница пуста. Карандаши
Давно не пишут. Осень дует в щели.

Новиков Николай

---

Антон Палыч Чехов однажды заметил,
что умный любит учиться, а дурак — учить.
Скольких дураков в своей жизни я встретил —
мне давно пора уже орден получить.

Дураки обожают собираться в стаю.
Впереди их главный во всей красе.
В детстве я верил, что однажды встану,
а дураков нету — улетели все.

Ах, детские сны мои — какая ошибка,
в каких облаках я по глупости витал.
У природы на устах коварная улыбка…
Видимо, чего-то я не рассчитал.

А умный в одиночестве гуляет кругами,
он ценит одиночество превыше всего.
И его так просто взять голыми руками,
скоро их повыловят всех до одного.

Когда ж их всех повыловят — наступит эпоха,
которую не выдумать и не описать…
С умным — хлопотно, с дураком — плохо.
Нужно что-то среднее. Да где ж его взять?

Дураком быть выгодно, да очень не хочется,
умным — очень хочется, да кончится битьем…
У природы на устах коварные пророчества.
Но, может быть, когда-нибудь к среднему придем.

Булат Окуджава

*****

Ах, зачем нет Чехова на свете!
Сколько вздорных — пеших и верхом,
С багажом готовых междометий
Осаждало в Ялте милый дом…

День за днем толклись они, как крысы,
Словно был он мировой боксер,
Он шутил, смотрел на кипарисы
И прищурясь, слушал скучный вздор.

Я б тайком пришел к нему иначе:
Если б жил он, — горные мечты! —
Подошел бы я к решетке дачи
Посмотреть на милые черты.

А когда б он тихими шагами
Подошел случайно вдруг ко мне —
Я б, склонясь, закрыл лицо руками
И исчез в вечерней тишине.

Саша Черный

---

А Ялта, а Ялта ночью: зажженная елка,
Неприбранная шкатулка, эмалевый приз!..
Побудьте со мной, упрямый мальчишка — креолка:
По линиям звезд гадает О нас кипарис.

Он Чехова помнит. В срубленной наголо бурке
Обхаживает его особняк — На столбах.
Чуть к ордену ленту (…спектром…), запустят в окурки
Азот, водород, — Клевать начинает колпак.

Ланцетом наносят оспу москиты в предплечье,
Чтоб, яд отряхая, высыпал просом нарзан,
В то время, как птица колоратурой овечьей
«(…Сопрано…) (Кулик?) — Усните! — По нашим глазам…

Побудьте со мной, явившаяся на раскопки
Затерянных вилл, ворот, городищ и сердец!:
Не варвары — мы, тем более мы в гороскопе,
Сквозь шель, обнаружим темной Тавриды багрец.

…Горел кипарис в горах, кипарисово пламя,
Кося, залупил свистящий белок жеребца.
Когда, сторонясь погони, повисла над Вами
С раздвоенною губой человеко-овца.

В спектральном аду старуха-служанка кричала,
Сверкала Горгоной, билась: — На помощь! На по…
— Не я ли тут, Ялта (Стража у свай, у причала),
К моей госпоже — стремглав (…В тартарары…) тропой!

Оружие! Полночь… Обморок, бледный и гулкий, —
И Ваша улыбка… Где он, овечий храбрец?
Алмазы, рубины в грохнувшей наземь шкатулке,
Копытами въехав, Раненый рыл жеребец.

Вы склонны не верить, — выдумка! — Мой археолог,
Что был гороскоп: Тавриде и варварам — смерть…
А Крым? Кипарис? А звезды? А клятва креолки,
Грозящей в конце пучком фиолетовых черт?

Среди ювелиров, знаю, не буду и сотым,
Но первым согну хребет: к просяному зерну.
Здесь каждый булыжник пахнет смолой, креозотом:
Его особняк, пойдемте, и я озирну.

Кидается с лаем в ноги и ластится цуцка.
Столбы, телескоп. И нет никого, ни души.
Лишь небо в алмазах (…Компас…) Над нашей Аутской:
Корабль, за стеклом — чернильница, карандаши…

Не та это, нет (что с дерева щелкает), шишка:
К зиме отвердеет, елочным став, колобок.
Другою и Вы, креолка, опасный мальчишка,
В страницы уткнетесь: с вымыслом жить бок о бок.

Когда ж в перегаре фраунгоферовых линий
(Сквозь щель меж хрящами) тонко зальется двойник, —
Вы самой приятной, умной его героиней
Проникните в сердце: лирик к поэту проник.

Зима. Маскарад. И в цирке, копытами въехав
В эстраду, кивает женским эспри буцефал…
Алмазная точка, ус недокрученный: Чехов…
Над Ялтой один (…как памятник…) заночевал!

Зимой и в трамвае обледенеет креолка:
Домой, — не довольно ль ветреных, радужных клятв?..
По компасу вводит нас — в тридесятое! — Елка:
Светло от морщин, и в зеркале — докторский взгляд…

Нарбут Владимир

*****

Памяти Антона Чехова

Как скоро смерклося… А я не дочитал,
Еще не дочитал последние страницы,
Где жизнь — ничтожество и смутный идеал
Так не похож на небылицы.
Что было бы в конце… не знаю, не пойму,
Огонь в кремне иссяк, унесена лампада,
Но только с первых строк, как луч в сырую тьму,
Блеснула тихая услада.
Мне грустно и тепло! Заплакать — нет слезы.
Вздохнуть — но грудь и так разорвалась от вздоха…
Вот повесть бытия без воплей и грозы,
Но и без смеха скомороха.
Я только что хотел вникать в глубокий ум.
И только вызвали мне пестрые страницы
Виденья тихие и рои тайных дум, —
Как холод опахнул гробницы.
Стемнело. Мрак вокруг, а в доме нет огня…
Не слышно шепота, ласкающего ухо.
И книгу я закрыл… и жду другого дня,
А сердце бьется глухо… глухо…

Фофанов Константин

*****

Они садились на пароход.
Чайки взрывались криком.
Ему только сорок четвёртый год.
Да какой же к чёрту старик он.

Вспыхивало в памяти: ночь – на возах,
степь, расцвеченная жемчугом,
и, как это серое небо, глаза
любимой когда-то им женщины,

для которой стать бы он мог
солнцем, цветущим полем…
если б к себе не был слишком строг
раб своей собственной воли.

Ветер котёнком тёрся о грудь,
чайки носились неистово,
видимо что-то знали про путь
до «Новодевичьей пристани».

Слышал я – в чаек и в журавлей
вселяются наши души.
Смерть к нему оказалась добрей
Баденвейлера* и «немчуши».**

Сколько бы вод с Чёрных гор не стекло
в старые римские термы,
в памяти: бабочка – бьётся в стекло
с краткою фразой «ich sterbe»****

Росин Вадим
_____________________________

* Баденвейлер, курорт в Германии на западном склоне гор Шварцвальде (Чёрный лес) – Земля Баден Вюртемберг, куда Чехов приехал, по его словам, умирать.
** так ласково называл Антон Павлович свою жену Ольгу Леонардовну Книппер-Чехову.
*** «я умираю», последние слова Чехова. Умер Антон Павлович 2 июля 1904г.

www.detstih.ru

Короткие стихи Антона Чехова.

Как дым мечтательной сигары,
Носилась ты в моих мечтах,
Неся с собой любви удары
С улыбкой пламенной в устах.
Но я – увы! — погиб уж для мечтаний,
Тебя любя, я веру потерял…
И средь моих мечтательных скитаний
Я изнывал и угасал!..
Прости меня… Зачем тревожить
Заснувшего в гробу навеки мертвеца?
Иди вперед! Не унывай! Быть может,
Найдешь другого… подлеца!!


Шли однажды через мостик
Жирные китайцы,
Впереди них, задрав хвостик,
Торопились зайцы.
Вдруг китайцы закричали:
«Стой! Стреляй! Ах, ах!»
Зайцы выше хвост задрали
И попрятались в кустах.

Мораль сей басни так ясна:
Кто зайцев хочет кушать,
Тот, ежедневно встав от сна,
Папашу должен слушать.



Прости меня, мой ангел белоснежный,
Подруга дней моих и идеал мой нежный,
Что я, забыв любовь, стремглав туда бросаюсь,
Где смерти пасть… О, ужасаюсь!
В могильный склеп с груди горячей,
Убитый, раненый, лежачий,
Стремглав я падаю… Не плачь, прости,
Все птицы будут петь и розаны цвести
Над свежевырытой могилой,
Куда меня злой рок стремглав опустит.
Тогда поймешь, как я страдал,
Как я любил свой идеал…
Над ней стремглав взойдет моя идея
Во образе цветов, ландышей, роз приятных;
Тогда по повеленью таинств непонятных
Из гроба буду я вставать стремглав ночами
И, отравясь цветов благоуханьем,
Как чудной девицы лобзаньем,
Уйду обратно в гроб стремглав
С прослезненными глазами…


Купила лошадь сапоги,
Протянула ноги,
Поскакали утюги
В царские чертоги.

Ехал груздь верхом на палке,
Спотыкнулся и упал
И тотчас пошёл к гадалке,
Там случился с ним скандал.

В метлу влюбился Сатана
И сделал ей он предложенье;
К нему любви она полна,
Пошла в Сибирь на поселенье.

Сказал карась своей мамаше:
«Мамаша, дайте мне деньжат»
И побежал тотчас к Наташе
Купить всех уток и телят.

manywords.ru

Детвора. Чехов рассказ

Детвора. Чехов рассказ для детей читать

Папы, мамы и тети Нади нет дома. Они уехали на крестины к тому старому офицеру, который ездит на маленькой серой лошади. В ожидании их возвращения Гриша, Аня, Алеша, Соня и кухаркин сын Андрей сидят в столовой за обеденным столом и играют в лото. Говоря по совести, им пора уже спать; но разве можно уснуть, не узнав от мамы, какой на крестинах был ребеночек и что подавали за ужином? Стол, освещаемый висячей лампой, пестрит цифрами, ореховой скорлупой, бумажками и стеклышками. Перед каждым из играющих лежат по две карты и по кучке стеклышек для покрышки цифр. Посреди стола белеет блюдечко с пятью копеечными монетами. Возле блюдечка недоеденное яблоко, ножницы и тарелка, в которую приказано класть ореховую скорлупу. Играют дети на деньги. Ставка — копейка. Условие: если кто смошенничает, того немедленно вон. В столовой, кроме играющих, нет никого. Няня Агафья Ивановна сидит внизу в кухне и учит там кухарку кроить, а старший брат, Вася, ученик V класса, лежит в гостиной на диване и скучает.

Играют с азартом. Самый большой азарт написан на лице у Гриши. Это маленький, девятилетний мальчик с догола остриженной головой, пухлыми щеками и с жирными, как у негра, губами. Он уже учится в приготовительном классе, а потому считается большим и самым умным. Играет он исключительно из-за денег. Не будь на блюдечке копеек, он давно бы уже спал. Его карие глазки беспокойно и ревниво бегают по картам партнеров. Страх, что он может не выиграть, зависть и финансовые соображения, наполняющие его стриженую голову, не дают ему сидеть покойно, сосредоточиться. Вертится он, как на иголках. Выиграв, он с жадностью хватает деньги и тотчас же прячет их в карман. Сестра его Аня, девочка лет восьми, с острым подбородком и умными блестящими глазами, тоже боится, чтобы кто-нибудь не выиграл. Она краснеет, бледнеет и зорко следит за игроками. Копейки ее не интересуют. Счастье в игре для нее вопрос самолюбия.

Другая сестра, Соня, девочка шести лет, с кудрявой головкой и с цветом лица, какой бывает только у очень здоровых детей, у дорогих кукол и на бонбоньерках, играет в лото ради процесса игры. По лицу ее разлито умиление. Кто бы ни выиграл, она одинаково хохочет и хлопает в ладоши. Алеша, пухлый, шаровидный карапузик, пыхтит, сопит и пучит глаза на карты. У него ни корыстолюбия, ни самолюбия. Не гонят из-за стола, не укладывают спать — и на том спасибо. По виду он флегма, но в душе порядочная бестия. Сел он не столько для лото, сколько ради недоразумений, которые неизбежны при игре. Ужасно ему приятно, если кто ударит или обругает кого. Ему давно уже нужно кое-куда сбегать, но он не выходит из-за стола ни на минуту, боясь, чтоб без него не похитили его стеклышек и копеек. Так как он знает одни только единицы и те числа, которые оканчиваются нулями, то за него покрывает цифры Аня. Пятый партнер, кухаркин сын Андрей, черномазый болезненный мальчик, в ситцевой рубашке и с медным крестиком на груди, стоит неподвижно и мечтательно глядит на цифры. К выигрышу и к чужим успехам он относится безучастно, потому что весь погружен в арифметику игры, в ее несложную философию: сколько на этом свете разных цифр, и как это они не перепутаются!
Выкрикивают числа все по очереди, кроме Сони и Алеши. Ввиду однообразия чисел, практика выработала много терминов и смехотворных прозвищ. Так, семь у игроков называется кочергой, одиннадцать — палочками, семьдесят семь — Семен Семенычем, девяносто — дедушкой и т. д. Игра идет бойко.
— Тридцать два! — кричит Гриша, вытаскивая из отцовской шапки желтые цилиндрики. — Семнадцать! Кочерга! Двадцать восемь — сено косим!
Аня видит, что Андрей прозевал 28. В другое время она указала бы ему на это, теперь же, когда на блюдечке вместе с копейкой лежит ее самолюбие, она торжествует.
— Двадцать три! — продолжает Гриша. — Семен Семеныч! Девять!
— Прусак, прусак! — вскрикивает Соня, указывая на прусака, бегущего через стол. — Ай!
— Не бей его, — говорит басом Алеша. — У него, может быть, есть дети…
Соня провожает глазами прусака и думает о его детях: какие это, должно быть, маленькие прусачата!
— Сорок три! Один! — продолжает Гриша, страдая от мысли, что у Ани уже две катерны. — Шесть!
— Партия! У меня партия! — кричит Соня, кокетливо закатывая глаза и хохоча.
У партнеров вытягиваются физиономии.
— Проверить! — говорит Гриша, с ненавистью глядя на Соню.
На правах большого и самого умного, Гриша забрал себе решающий голос. Что он хочет, то и делают. Долго и тщательно проверяют Соню, и к величайшему сожалению ее партнеров оказывается, что она не смошенничала. Начинается следующая партия.
— А что я вчера видела! — говорит Аня как бы про себя. — Филипп Филиппыч заворотил как-то веки, и у него сделались глаза красные, страшные, как у нечистого духа.
— Я тоже видел, — говорит Гриша. — Восемь! А у нас ученик умеет ушами двигать. Двадцать семь!
Андрей поднимает глаза на Гришу, думает и говорит:
— И я умею ушами шевелить…
— А ну-ка, пошевели!
Андрей шевелит глазами, губами и пальцами, и ему кажется, что его уши приходят в движение. Всеобщий смех.
— Нехороший человек этот Филипп Филиппыч, — вздыхает Соня. — Вчера входит к нам в детскую, а я в одной сорочке… И мне стало так неприлично!
— Партия! — вскрикивает вдруг Гриша, хватая с блюдечка деньги. — У меня партия! Проверяйте, если хотите!
Кухаркин сын поднимает глаза и бледнеет.
— Мне, значит, уж больше нельзя играть, — шепчет он.
— Почему?
— Потому что… потому что у меня больше денег нет.
— Без денег нельзя! — говорит Гриша.
Андрей на всякий случай еще раз роется в карманах. Не найдя в них ничего, кроме крошек и искусанного карандашика, он кривит рот и начинает страдальчески мигать глазами. Сейчас он заплачет…
— Я за тебя поставлю! — говорит Соня, не вынося его мученического взгляда. — Только смотри, отдашь после.
Деньги взносятся, и игра продолжается.
— Кажется, где-то звонят, — говорит Аня, делая большие глаза.
Все перестают играть и, раскрыв рты, глядят на темное окно. За темнотой мелькает отражение лампы.
— Это послышалось.
— Ночью только на кладбище звонят… — говорит Андрей.
— А зачем там звонят?
— Чтоб разбойники в церковь не забрались. Звона они боятся.
— А для чего разбойникам в церковь забираться? — спрашивает Соня.
— Известно для чего: сторожей поубивать!
Проходит минута в молчании. Все переглядываются, вздрагивают и продолжают игру. На этот раз выигрывает Андрей.
— Он смошенничал, — басит ни с того ни с сего Алеша.
— Врешь, я не смошенничал!
Андрей бледнеет, кривит рот и хлоп Алешу по голове! Алеша злобно таращит глаза, вскакивает, становится одним коленом на стол и, в свою очередь, — хлоп Андрея по щеке! Оба дают друг другу еще по одной пощечине и ревут. Соня, не выносящая таких ужасов, тоже начинает плакать, и столовая оглашается разноголосым ревом. Но не думайте, что игра от этого кончилась. Не проходит и пяти минут, как дети опять хохочут и мирно беседуют. Лица заплаканы, но это не мешает им улыбаться. Алеша даже счастлив: недоразумение было!
В столовую входит Вася, ученик V класса. Вид у него заспанный, разочарованный.
«Это возмутительно! — думает он, глядя, как Гриша ощупывает карман, в котором звякают копейки. — Разве можно давать детям деньги? И разве можно позволять им играть в азартные игры? Хороша педагогия, нечего сказать. Возмутительно!»
Но дети играют так вкусно, что у него самого является охота присоседиться к ним и попытать счастья.
— Погодите, и я сяду играть, — говорит он.
— Ставь копейку!
— Сейчас, — говорит он, роясь в карманах. — У меня копейки нет, но вот есть рубль. Я ставлю рубль.
— Нет, нет, нет… копейку ставь!
— Дураки вы. Ведь рубль во всяком случае дороже копейки, — объясняет гимназист. — Кто выиграет, тот мне сдачи сдаст.
— Нет, пожалуйста! Уходи!
Ученик V класса пожимает плечами и идет в кухню взять у прислуги мелочи. В кухне не оказывается ни копейки.
— В таком случае разменяй мне, — пристает он к Грише, придя из кухни. — Я тебе промен заплачу. Не хочешь? Ну продай мне за рубль десять копеек.
Гриша подозрительно косится на Васю: не подвох ли это какой-нибудь, не жульничество ли?
— Не хочу, — говорит он, держась за карман.
Вася начинает выходить из себя, бранится, называя игроков болванами и чугунными мозгами.
— Вася, да я за тебя поставлю! — говорит Соня. — Садись!
Гимназист садится и кладет перед собой две карты. Аня начинает читать числа.
— Копейку уронил! — заявляет вдруг Гриша взволнованным голосом. — Постойте!
Снимают лампу и лезут под стол искать копейку. Хватают руками плевки, ореховую скорлупу, стукаются головами, но копейки не находят. Начинают искать снова и ищут до тех пор, пока Вася не вырывает из рук Гриши лампу и не ставит ее на место. Гриша продолжает искать в потемках.
Но вот, наконец, копейка найдена. Игроки садятся за стол и хотят продолжать игру.
— Соня спит! — заявляет Алеша,
Соня, положив кудрявую голову на руки, спит сладко, безмятежно и крепко, словно она уснула час тому назад. Уснула она нечаянно, пока другие искали копейку.
— Поди, на мамину постель ложись! — говорит Аня, уводя ее из столовой. — Иди!
Ее ведут все гурьбой, и через какие-нибудь пять минут мамина постель представляет собой любопытное зрелище. Спит Соня. Возле нее похрапывает Алеша. Положив на их ноги голову, спят Гриша и Аня. Тут же, кстати, заодно примостился и кухаркин сын Андрей. Возле них валяются копейки, потерявшие свою силу впредь до новой игры. Спокойной ночи!

 

www.miloliza.com


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.