Стихи д хармса для детей 2 класса


Хармс Даниил. Стихи для детей

--------

    Иван Иваныч Самовар

Иван Иваныч Самовар
был пузатый самовар,
трехведёрный самовар.

В нем качался кипяток,
пыхал паром кипяток,
разъярённый кипяток,

лился в чашку через кран,
через дырку прямо в кран,
прямо в чашку через кран.

Утром рано подошел,
к самовару подошел,
дядя Петя подошел.

Дядя Петя говорит:
"Дай-ка выпью,-- говорит,--
выпью чаю",-- говорит.

К самовару подошла,
тетя Катя подошла,
со стаканом подошла.

Тетя Катя говорит:
"Я, конечно,-- говорит,--
выпью тоже",-- говорит.

Вот и дедушка пришел,
очень старенький пришел,
в туфлях дедушка пришел.

Он зевнул и говорит:
"Выпить разве,-- говорит,--
чаю разве",-- говорит.

Тут и бабушка пришла,
очень старая пришла,
даже с палочкой пришла.

И, подумав, говорит:
"Что ли, выпить,-- говорит,--
что ли, чаю",-- говорит.

Вдруг девчонка прибежала,
к самовару прибежала --
это внучка прибежала.

"Наливайте!-- говорит,--
чашку чая,-- говорит,--
мне послаще",-- говорит.

Тут и Жучка прибежала,
с кошкой Муркой прибежала,
к самовару прибежала,

чтоб им дали с молоком,
кипяточку с молоком,
с кипяченым молоком.

Вдруг Сережа приходил,
неумытый приходил,
всех он позже приходил.

"Подавайте!-- говорит,--
чашку чая,-- говорит,--
мне побольше",-- говорит.

Наклоняли, наклоняли,
наклоняли самовар,
но оттуда выбивался
только пар, пар, пар.

Наклоняли самовар,
будто шкап, шкап, шкап,
но оттуда выходило
только кап, кап, кап.

Самовар Иван Иваныч!
На столе Иван Иваныч!
Золотой Иван Иваныч!

Кипяточку не дает,
опоздавшим не дает
лежебокам не дает.

всё

1928

--------

    Иван Топорышкин

Иван Топорышкин пошёл на охоту,
С ним пудель пошёл, перепрыгнув забор.
Иван, как бревно, провалился в болото,
А пудель в реке утонул, как топор.

Иван Топорышкин пошёл на охоту,
С ним пудель вприпрыжку пошёл, как топор.
Иван повалился бревном на болото,
А пудель в реке перепрыгнул забор.

Иван Топорышкин пошёл на охоту,
С ним пудель в реке провалился в забор.
Иван, как бревно, перепрыгнул болото,
А пудель вприпрыжку попал на топор.

1928

--------

    Приключения ежа

<1>

Пришел к парикмахеру Колька Карась.
-- Садитесь, -- сказал парикмахер, смеясь.
Но вместо волос он увидел ежа
И кинулся к двери, крича и визжа.

Но Колька проказник не долго тужил
И тете Наташе ежа подложил.

А тетя Наташа, увидев ежа,
Вскочила, как мячик, от страха визжа.

Об этих проказах услышал отец:
-- Подать мне ежа! -- он вскричал наконец.

А Колька, от смеха трясясь и визжа,
Принёс напечатанный номер "Ежа".

<2>

-- Помогите! Караул!
Мальчик яблоки стянул!

-- Я прошу без разговора
Отыскать немедля вора!

Ванька с Васькой караулят,
А старушка спит на стуле.

-- Что же это? Это что ж?
Вор не вор, а просто ёж!

-- До чего дошли ежи!
Стой! Хватай! Лови! Держи!

...Ёж решился на грабёж,
Чтоб купить последний "Ёж"!

1928
--------

-- Отчего ты весел, Ваня?
-- У меня Ежи в кармане.

За ежом пошел я в лес,
только ёж в карман не влез.

-- Что ты, Ваня, все поёшь?
-- У меня в кармане "Ёж".

Вот и мне попался ёж!
От такого запоёшь!

-- Ты соврал, курносый Ванька!
Где твой ёж? А ну, достань-ка.

-- Это правда, а не ложь,
посмотрите, вот он -- "Ёж"!

1928
--------

ПОЧЕМУ:
Повар и три поварёнка,
повар и три поварёнка,
повар и три поварёнка
выскочили на двор?

ПОЧЕМУ:
Свинья и три поросёнка,
свинья и три поросенка,
свинья и три поросёнка
спрятались под забор?

ПОЧЕМУ:
Режет повар свинью,
поварёнок -- поросёнка,
поварёнок -- поросёнка,
поварёнок -- поросёнка?

Почему да почему? --
Чтобы сделать ветчину.

1928
--------

Музыканты забренчали,
Люди в зале замолчали.

Посмотри на Арлекина-
Кольку!

Вот он с Ниной-Коломбиной
Пляшет польку.

"Динь-динь-дили-дон",
Вот кот Спиридон.

Что за шум вдалеке?
Глянь-ка:

На Коньке Горбунке
Едет Ванька!

Распроклятого буржуя
В три минуты уложу я.

Девчонка комсомолка
Не боится волка.

Из ковра и двух зонтов
Для спектакля змей готов.

У Петрушки
Палка,

Мне Марфушку
Жалко.

Спящая красавица
Спит не просыпается.

Вот пред вами вся орава.
Браво! браво! браво! браво!

1928
--------

Уж я бегал, бегал, бегал
и устал.
Сел на тумбочку, а бегать
перестал.

Вижу, по небу летит
галка,
а потом ещё летит
галка,
а потом ещё летит
галка,
а потом ещё летит
галка.
Почему я не летаю?
Ах как жалко!

Надоело мне сидеть,
захотелось полететь,
разбежаться,
размахаться
и как птица полететь.

Разбежался я, подпрыгнул,
крикнул: "Эй!"
Ногами дрыгнул.
Давай ручками махать,
давай прыгать и скакать.

Меня сокол охраняет,
сзади ветер подгоняет,
снизу реки и леса,
сверху тучи-небеса.

Надоело мне летать,
захотелось погулять,
топ
топ
топ
топ
захотелось погулять.

Я по садику гуляю,
я цветочки собираю,
я на яблоню влезаю,
в небо яблоки бросаю,
в небо яблоки бросаю
наудачу, на авось,
прямо в небо попадаю,
прямо в облако насквозь.

Надоело мне бросаться,
захотелось покупаться,
буль
буль
буль
буль
захотелось покупаться.

Посмотрите,
посмотрите,
как плыву я под водой,
как я дрыгаю ногами,
помогаю головой.

Народ кричит с берега:
Рыбы, рыбы, рыбы, рыбы,
рыбы -- жители воды,
эти рыбы,
даже рыбы!--
хуже плавают, чем ты!

Я говорю:
Надоело мне купаться,
плавать в маленькой реке,
дучше прыгать, кувыркаться
и валяться на песке.

Мне купаться надоело,
я на берег -- и бегом.
И направо и налево
бегал прямо и кругом.

Уж я бегал, бегал, бегал
и устал.
Сел на тумбочку, а бегать
перестал.

и т. д.

17 мая 1929

--------

    О том, как папа застрелил мне хорька

Как-то вечером домой
Возвращался папа мой.
Возвращался папа мой
Поздно по полю домой.

Папа смотрит и глядит --
На земле хорёк сидит.
На земле хорёк сидит
И на папу не глядит.

Папа думает: "Хорёк --
ЗамечательныЙ зверёк,
Замечательный зверёк,
Если только он хорёк".

А хорёк сидел, сидел,
И на папу поглядел.
И на папу поглядел
И уж больше не сидел.

Папа сразу побежал,
Он винтовку заряжал.
Очень быстро заряжал,
Чтоб хорёк не убежал.

А хорёк бежит к реке
От кустов невдалеке.
А за ним невдалеке
Мчится папа к той реке.

Папа сердится, кричит
И патронами бренчит,
И винтовочкой бренчит,
"Подожди меня!" -- кричит.

А хорёк, поднявши хвост,
Удирает через мост,
Мчится с визгом через мост,
К небесам поднявши хвост.

Папа щелкает курком,
Да с пригорка кувырком.
Полетел он кувырком
И -- в погоню за хорьком.

А ружье в его руках
Загремело -- тарарах!
Как ударит -- тарарах!
Так и прыгнуло в руках.

Папа в сторону бежит,
А хорёк уже лежит.
На земле хорёк лежит
И от папы не бежит.

Тут скорее папа мой
Потащил хорька домой.
И принес его домой,
Взяв за лапку, папа мой.

Я был рад, в ладоши бил,
Из хорька себе набил,
Стружкой чучело набил,
И опять в ладоши бил.

Вот пред вами мой хорёк
На странице поперёк.
Нарисован поперёк
Перед вами мой хорёк.

1929

--------

Кто из вас прочитал,
Кто из вас не читал
Приключенья в последнем "Еже"?
Ты еще не читал,
Он еще не читал, --
Ну а мы прочитали уже,

Интересный рассказ
Специально про вас
Напечатан в последнем "Еже",
Пионерский приказ
Специально для вас
Напечатан в последнем "Еже".

Мы считаем, что "Ёж"
Потому и хорош,
Что его интересно читать.
Все рассказы прочтёшь,
И ещё раз прочтёшь,
А потом перечтёшь их опять.

Как портной без иглы,
Как столяр без пилы,
Как румяный мясник без ножа,
Как трубач без трубы,
Как избач без избы --
Вот таков пионер без "Ежа".

1929
--------

Бегал Петька по дороге,
по дороге,
по панели,
бегал Петька
по панели
и кричал он:
"Га-ра-рар!
Я теперь уже не Петька,
разойдитесь!
разойдитесь!
Я теперь уже не Петька,
я теперь автомобиль".

А за Петькой бегал Васька
по дороге,
по панели,
бегал Васька
по панели
и кричал он:
"Ду-ду-ду!
Я теперь уже не Васька,
сторонитесь!
сторонитесь!
Я теперь уже не Васька,
я почтовый пароход".

А за Васькой бегал Мишка
по дороге,
по панели,
бегал Мишка
по панели
и кричал он:
"Жу-жу-жу!
Я теперь уже не Мишка,
берегитесь!
берегитесь!
Я теперь уже не Мишка,
я советский самолет".

Шла корова по дороге,
по дороге,
по панели,
шла корова
по панели
и мычала:
"Му-му-му!"
Настоящая корова
с настоящими
рогами
шла навстречу по дороге,
всю дорогу заняла.

"Эй, корова,
ты, корова,
не ходи сюда, корова,
не ходи ты по дороге,
не ходи ты по пути".
"Берегитесь!" -- крикнул Мишка.
"Сторонитесь!" -- крикнул Васька.
"Разойдитесь!" -- крикнул Петька --
и корова отошла.

Добежали,
добежали
до скамейки
у ворот
пароход
с автомобилем
и советский самолет,
самолет
с автомобилем
И почтовый пароход.

Петька прыгнул на скамейку,
Васька прыгнул на скамейку,
Мишка прыгнул на скамейку,
на скамейку у ворот.
"Я приехал!" -- крикнул Петька.
"Стал на якорь!" -- крикнул Васька.
"Сел на землю" -- крикнул Мишка,--
и уселись отдохнуть.

Посидели,
посидели
на скамейке
у ворот
самолет
с автомобилем
и почтовый пароход,
пароход
с автомобилем
и советский
самолет.
"Кроем дальше!" -- крикнул Петька.
"Поплывем!" -- ответил Васька.
"Полетим!" -- воскликнул Мишка,--
и поехали опять.

И поехали, помчались
по дороге,
по панели,
только прыгали, скакали
и кричали:
"Жу-жу-жу!"
Только прыгали, скакали
по дороге,
по панели,
только пятками сверкали
и кричали:
"Ду-ду-ду!"
Только пятками сверкали
по дороге,
по панели,
только шапками кидали
и кричали:
"Га-ра-рар!"

7-- 16 октября 1929

--------

Посвящается 6-му Ленинградскому детдому

Жили в квартире
Сорок четыре,
Сорок четыре
Весёлых чижа:
Чиж-судомойка,
Чиж-поломойка,
Чиж-огородник,
Чиж-водовоз,
Чиж за кухарку,
Чиж за хозяйку,
Чиж на посылках,
Чиж-трубочист.

Печку топили,
Кашу варили,
Сорок четыре
Веселых чижа:
Чиж -- с поварёшкой,
Чиж -- с кочерёжкой,
Чиж -- с коромыслом,
Чиж -- с решетом,
Чиж накрывает,
Чиж созывает,
Чиж разливает,
Чиж раздаёт.

Кончив работу,
Шли на охоту
Сорок четыре
Весёлых чижа:
Чиж -- на медведя,
Чиж -- на лисицу,
Чиж -- на тетерку,
Чиж -- на ежа,
Чиж -- на индюшку,
Чиж -- на кукушку,
Чиж -- на лягушку,
Чиж -- на ужа.

После охоты
Брались за ноты
Сорок четыре
Весёлых чижа:
Дружно играли:
Чиж -- на рояле,
Чиж -- на цимбале,
Чиж -- на трубе,
Чиж -- на тромбоне,
Чиж -- на гармони,
Чиж -- на гребёнке,
Чиж -- на губе!

Ездили всем домом
К зябликам знакомым
Сорок четыре
Весёлых чижа:
Чиж -- на трамвае,
Чиж -- на моторе,
Чиж -- на телеге,
Чиж -- на возу,
Чиж -- в таратайке,
Чиж -- на запятках,
Чиж -- на оглобле,
Чиж -- на дуге!

Спать захотели,
Стелят постели,
Сорок четыре
Весёлых чижа:
Чиж -- на кровати,
Чиж -- на диване,
Чиж -- на корзине,
Чиж -- на скамье,
Чиж -- на коробке,
Чиж -- на катушке,
Чиж -- на бумажке,
Чиж -- на полу.

Лежа в постели,
Дружно свистели
Сорок четыре
Весёлых чижа:
Чиж -- -- трити-тити,
Чиж -- -- тирли-тирли,
Чиж -- -- дили-дили,
Чиж -- -- ти-ти-ти,
Чиж -- -- тики-тики,
Чиж -- -- тики-рики,
Чиж -- -- тюти-люти,
Чиж -- -- тю-тю-тю!

1929

--------

Шел по улице отряд --
сорок мальчиков подряд:
раз, два,
три, четыре,
и четырежды
четыре,
и четыре
на четыре,
и ещё потом четыре.

В переулке шел отряд --
сорок девочек подряд:
раз, два,
три, четыре,
и четырежды
четыре,
и четыре
на четыре,
и ещё потом четыре.

Да как встретилися вдруг --
стало восемьдесят вдруг!
Раз, два,
три, четыре,
и четыре
на четыре,
на четырнадцать
четыре,
и ещё потом четыре.

А на площадь
повернули,
а на площади стоит
не компания,
не рота,
не толпа,
не батальон,
и не сорок,
и не сотня,
а почти что
МИЛЛИОН!

Раз, два, три, четыре,
и четырежды
четыре,
сто четыре
на четыре,
полтораста
на четыре,
двести тысяч на четыре,
и ещё потом четыре!

всё.

29 июня 1930

--------

-- Вы знаете?
Вы знаете?
Вы знаете?
Вы знаете?
Ну, конечно, знаете!
Ясно, что вы знаете!
Несомненно,
Несомненно,
Несомненно знаете!

-- Нет! Нет! Нет! Нет!
Мы не знаем ничего,
Не слыхали ничего,
Не слыхали, не видали
И не знаем
Ничего!

-- А вы знаете, что У?
А вы знаете, что ПА?
А вы знаете, что ПЫ?
Что у папы моего
Было сорок сыновей?
Было сорок здоровенных --
И не двадцать,
И не тридцать,--
Ровно сорок сыновей!

-- Ну! Ну! Ну! Ну!
Врешь! Врешь! Врешь! Врешь!
Еще двадцать,
Еще тридцать,
Ну ещё туда-сюда,
А уж сорок,
Ровно сорок,--
Это просто ерунда!

-- А вы знаете, что СО?
А вы знаете, что БА?
А вы знаете, что КИ?
Что собаки-пустолайки
Научилися летать?
Научились точно птицы,--
Не как звери,
Не как рыбы,--
Точно ястребы летать!

-- Ну! Ну! Ну! Ну!
Врешь! Врешь! Врешь! Врешь!
Ну, как звери,
Ну, как рыбы,
Ну ещё туда-сюда,
А как ястребы,
Как птицы,--
Это просто ерунда!

-- А вы знаете, что НА?
А вы знаете, что НЕ?
А вы знаете, что БЕ?
Что на небе
Вместо солнца
Скоро будет колесо?
Скоро будет золотое --
Не тарелка,
Не лепешка,--
А большое колесо!

-- Ну! Ну! Ну! Ну!
Врешь! Врешь! Врешь! Врешь!
Ну, тарелка,
Ну, лепешка,
Ну ещё туда-сюда,
А уж если колесо --
Это просто ерунда!

-- А вы знаете, что ПОД?
А вы знаете, что МО?
А вы знаете, что РЕМ?
Что под морем-океаном
Часовой стоит с ружьем?

-- Ну! Ну! Ну! Ну!
Врешь! Врешь! Врешь! Врешь!
Ну, с дубинкой,
Ну, с метелкой,
Ну ещё туда-сюда,
А с заряженным ружьем --
Это просто ерунда!

-- А вы знаете, что ДО?
А вы знаете, что НО?
А вы знаете, что СА?
Что до носа
Ни руками,
Ни ногами
Не достать,
Что до носа
Ни руками,
Ни ногами
Не доехать,
Не допрыгать,
Что до носа
Не достать!

-- Ну! Ну! Ну! Ну!
Врешь! Врешь! Врешь! Врешь!
Ну, доехать,
Ну, допрыгать,
Ну ещё туда-сюда,
А достать его руками --
Это
Просто
Ерунда!

1930

--------

Дремлет сокол. Дремлют пташки.
Дремлют козы и барашки,
А в траве в различных позах
Спят различные букашки.

Дремлет мостик над водой,
Дремлет кустик молодой.
Пятаков Борис Петрович
Дремлет кверху бородой.

<1931>
--------

Буря мчится. Снег летит.
Ветер воет и свистит.
Буря страшная ревет,
Буря крышу с дома рвет.

Крыша гнется и грохочет.
Буря плачет и хохочет.
Злится буря, точно зверь,
Лезет в окна, лезет в дверь.

<1931>

--------

    Миша Гришу вызывает

На соревнование
Миша Гришу
вызывает.

Вот тебе задание:
кто скорей узнает,
как бить
молотком,
как рубанком
стругать,

научиться без запинки
книги разные читать.
И тебя я вызываю,
вызываю, мой отец,
будь ударником в колхозе
в самом деле, наконец.

1931
--------

В колхозе у нас
Есть колхозник Влас
И лодырь Мишка --
У каждого трудкнижка.
А посмотрим их трудкнижки
А посмотрим их делишки:
Влас и сеял и пахал,
Мишка только отдыхал.
Власу осенью награда,
Мишке -- кукиш.
Так и надо!

Как колхозники будут делить
урожай?

1931

--------

Хлеб сдай,
лён сдай,
хлопок сдай
в срок!

Знай, знай, знай, --
это будет впрок.
Нам заводы помогают
нам заводы высылают
ситец, косы и косилки,
трактора и молотилки,

обувь крепкую из кожи.
Ты заводу вышли тоже,
только быстро,
только дружно,
ровно к сроку
все, что нужно.

1931

--------

    Что мы заготовляем на зиму

Мы работаем летом в колхозах,
Разделившись на бригады.
В поле, в лесу, в огороде
и в саду между яблонь
и кустов смородины
мы бегаем
с лопатами, граблями, лейками
в одних только синих трусиках.
И солнце печет наши спины,
руки и шеи.

Теперь мы будем к зиме
делать запасы
и сдавать
в Плодовощсоюз.
Пусть оттуда
запасы пойдут
по рабочим
и детским
столовым.

Из малины и клубники
мы сварили варенье.
Чернику засушим
и будем зимой
черничные есть кисели.
Крыжовник и вишни
мы в банку положим,
пробку зальем сургучом,
чтоб туда не попали микробы
и плесень.

Ягоды свежие будут лежать.
Мы банку откупорим в марте.
Теперь давайте сушить грибы,
нанизывать на нитку
их шапочки.
То-то будет зимой
грибная похлебка.
В этом бочонке у нас
будут соленые грузди.
А в этом -- соленые рыжики.
Эх, не забудьте, ребята,
к зиме насолить огурцов.

Вот перед вами бочонок
светлозеленых огурчиков.
Залейте их крепким рассолом
и листик дубовый
киньте туда.
К зиме огурцы потемнеют,
важными станут и толстыми.
Смотри,
когда будешь их кушать,
держи огурец над тарелкой,
чтоб не закапать штаны
огуречным рассолом.

А курам --
суши тараканов:
лови их летом
на печке.
Зимой будут куры клевать
их с большим
аппетитом.

А если,
купаясь летом в реке,
ты найдешь на берегу
простую зеленую глину,
то запаси этой глины
побольше.
Будешь зимой
лепить из нее человечков.
И, может быть,
вылепишь ты
себя самого,
пионера на летней работе.
Да так хорошо
и так умело,
что тебя отольют из чугуна
или из бронзы
и поставят в музее
на первое место.

А люди скажут:
"Смотрите --
Это новый, советский
художник".

1931
--------

    Лыжная прогулка в лес

Когда на улице мороз,
а в комнате пылает печь,
Когда на улице так больно щиплет нос
и снег спешит на шапку лечь.
И под ногами снег хрустит
и падает за воротник
и белый снег в лицо летит
и человек весь белый в миг.
Тогда мы все бежим бегом
на зимнюю площадку, --
Кто свитр подпоясывает кушаком,
кто второпях натягивает тёплую перчатку.
Вожатый дышет на морозе паром
и раздаёт нам лыжи.
Мы надеваем лыжи и становимся по парам.
Вперёд становится кто ростом ниже,
а сзади тот, кто ростом выше. И вот:
Вожатый сам на лыжи влез,
он поднял руку, крикнул: "в ход!"
и мы бежим на лыжах в лес.
Бежим на лыжах с снежных гор.
мы по полю бежим
с холмов бежим во весь опор
хохочем и визжим.
И снег летит нам прямо в рот
И Петька, самый младший пионер, кидается снежком.
Кричит вожатый: "Поворот!"
Но круто поворачиваться мы
на лыжах не умеем и
поворачиваемся пешком.

Вот мы в лесу, в лесу сосновом
Бежим на лыжах мы гуськом. И снег визжит,
Вот пень с дуплом -- уютное жилище совам,
Вот дерево поваленное ветром поперёк пути лежит
Вот белка пролетела в воздухе над нами
Вот галка села на сосну и с ветки снег упал,
"Глядите заяц!" крикнул Петька замахав руками
И верно заяц проскакал.

Мы бегаем в лесу, кричим ау,
хватаем снег в охапку,
Мы бегаем в лесу поодиночке
и гуськом и в ряд.
Мелькают между сосен наши шапки
И щёки наши разгорелись и горят.
И мы несёмся там и тут
И силы наши всё растут.
Мы сквозь кусты и чащи лупим.
Мы комсомольцам не уступим!

4 декабря 1931 года

--------

Мы забрались в траву и оттуда кричим:
Астроном! Астроном! Астроном!
Он стоит на крыльце с телескопом в руках,
С телескопом в руках на крыльце.
И глядит с удивленьем вперёд и назад,
И глядит с удивленьем вперёд и назад,
И глядит с удивленьем вперёд.

Мы кричим: посмотри! Мы кричим: посмотри!
Посмотри, астроном, в телескоп!
Он обводит глазами таинственный сад,
Телескоп за подставку берёт
И глядит с удивленьем вперёд и назад
И глядит с удивленьем вперёд и назад
И глядит с удивленьем вперёд.

<Середина 1930-х>
--------

Летят по небу шарики,
летят они, летят,
летят по небу шарики,
блестят и шелестят.
Летят по небу шарики,
а люди машут им,
летят по небу шарики,
а люди машут им.
Летят по небу шарики,
а люди машут шапками,
летят по небу шарики,
а люди машут палками.
Летят по небу шарики,
а люди машут булками,
летят по небу шарики,
а люди машут кошками
Летят по небу шарики,
а люди машут стульями,
летят по небу шарики,
а люди машут лампами.
Летят по небу шарики,
а люди все стоят,
летят по небу шарики,
блестят и шелестят.

А люди тоже шелестят.

1933
--------

    Крысаков и две собачки

<1>

Любитель маленьких щенков
Иван Иваныч Крысаков.

Он каждый вечер ровно в пять
Идет на улицу гулять.

-- Погасла трубка. Не беда.
Ее зажжем мы без труда.

В кармане книжка и пакет,
И только спичек нет как нет.

-- Иван Иваныч, погляди --
Табак и спички позади.

-- Друзья мои, я очень рад,
Вот вам в награду мармелад.

Иван Иваныч Крысаков
Берет за пазуху щенков,
Приносит их к себе домой
И ставит на пол пред собой.

-- Отныне, милые друзья,
Вы заживете у меня.

-- Но, чур, не прыгать, не скакать,
Когда я буду рисовать.

Иван Иваныч вдруг зевнул,
В кровать зарылся и заснул,

И двое маленьких щенят
В ногах хозяина храпят.

<2>

Иван Иваныч Крысаков
Проснулся весел и здоров.

Мольберт подвинул, и чуть свет
Рисует тетушкин портрет,

А два приятеля в углу
Кончают завтрак на полу.

Но из-за кости мозговой
Вдруг начинают страшный бой.

Уже вцепился в Бома Бим,
Как вихрь он бросился за ним.

И от него несчастный Бом
Визжа спасается бегом.

-- Держи его! Прыжок, другой...
-- Иван Иваныч, что с тобой?

-- Куда девался твой портрет?
Увы, на шею он надет.

И горько плачут две собаки:
Вот до чего доводят драки.

1935

--------

Скажи, товарищ,
Неужели
Четыре года не пройдут,
Как этот лес
И холм зеленый,
И это поле --
Вдруг исчезнут?
Скажи, товарищ,
Неужели
Когда-нибудь
На холм зелёный
Взойдёт разведчик молодой
С мохнатой сумрачной собакой,
И люди шумною толпой
Зелёный холм
Возьмут атакой?
Раскинут лагерь.
Смех и говор.
Горит костер.
И ловкий повар
Уже в котле мешает ложкой,
Уже протоптанной дорожкой
Бежит с ведром к реке посланец,
Уже раскрыт походный ранец,
И вынут плед оттуда прочь, --
Должно быть, скоро будет ночь...

Смотри! Прошло четыре года,
Зажёгся новый день, и вот:
Преображенная природа
Над миром заново встаёт.
Бежит с холма трамвай шумливый,
Сады раскинуты кругом,
И над толпою торопливой
Советский флаг шумит крылом.

Машины пилят, рубят, роют,
Одни поют, другие воют,
Тромбуют, режут, пашут, сеют,
Стоят, ползут, летают, реют.
И там, где раньше в лес дремучий
Вела звериная тропа,
Бросая в небо дыма тучи,
Стоит высокая труба.
А рядом дом,
За ним другой.
Железный мост,
Вися дугой
Через овраг, --
Огнями блещет.
А там,
В овраге,
Бурно плещет
И зло бурлит
Поток подземный,
Ревёт
И пеной воду мутит,
И точно вихрь
Турбину крутит!

Скажи, товарищ,
Неужели
Здесь был когда-то лес дремучий,
И поле, с ветрами играя,
Травой некошеной шуршало:
И среди поля холм зеленый
Стоял, как поля страж зеленый,
Скучал, томился и не ведал
Великой участи своей?

1935
--------

Жил-был музыкант Амадей Фарадон,
Амадей Николай Фарадон.
Когда он на флейте играл
тю-лю-лю,
лягушки плясали
турлим
тю-лю-лю,
турлим
тю-лю-лю,
турлим!

Когда он играл на трубе
ту-ру-ру,
собаки плясали
фарлай
ту-ру-ру,
фарлай
ту-ру-ру,
фарлай!

Когда он на цитре играл
динь ди ринь,
цыплята плясали
тундрун
динь ди ринь,
тундрун
динь ди ринь,
тундрун!

Когда Николай Амадей Фарадон
играл на литаврах
дундун
дири дон,
коровы плясали
дун дун
дири дон,
дун дун
дири дон,
дун дун.

<Ноябрь 1935>
--------

    Все бегут, летят и скачут

Едет, едет
Ваня Мохов
На собаке
Бу Бу Бу,
А над ним
В азроплане
Маша Умница
Летит.

По волнам
Бежит кораблик,
Раздувая паруса.
Едет, едет
Издалёка
Храбрый доктор
Гулливер.

Ветер воет,
Воздух свищет,
Выстро мчится
Паровоз,
И верхом
На паровозе
Мчится
Коля Петраков.

Поднимая
Пыль клубами,
Карл Иваныч
Шустерлинг
На стальном
Велосипеде
Мчится с трубкою
В зубах.

А за ним
Бежит и скачет
Обезьяна
В колпаке,
А за ней
Бежит хозяин
С толстой палкою
В руке.

А за ним
Бежит корова,
А за ней
Бежит петух,
А за ним,
Рыча сурово,
Скачет тигр
Во весь дух.

А за тигром
По дороге,
По камням
Бежит народ.
Я стою,
Расставив ноги,
Широко
Разинув рот

-- Это что,
Скажите,
Значит?
Обьясните:
Отчего
Все бегут,
Летят
И скачут?
Почему
И для чего?

-- Все бегут,
Летят
И скачут,--

thelib.ru

Стихи для детей: Даниил Хармс

Даниил ХАРМС


Над косточкой сидит бульдог,
Привязанный к столбу.
Подходит таксик маленький,
С морщинками на лбу.
«Послушайте, бульдог, бульдог! —
Сказал незваный гость. —
Позвольте мне, бульдог, бульдог,
Докушать эту кость».

Рычит бульдог на таксика:
«Не дам вам ничего!»
Бежит бульдог за таксиком,
А таксик от него.
Бегут они вокруг столба.
Как лев, бульдог рычит.
И цепь стучит вокруг столба,
Вокруг столба стучит.

Теперь бульдогу косточку
Не взять уже никак.
А таксик, взявши косточку,
Сказал бульдогу так:
«Пора мне на свидание,
Уж восемь без пяти.
Как поздно! До свидания!
Сидите на цепи!»

Мурзилка, 1989, №11.


И вот я к дому подошел,
который по полю стоял,
который двери растворял.
И на ступеньку прыг! бегу.
Потом в четвертый раз.
А дом стоит на берегу,
у берега как раз.

И вот я в дверь стучу кулак:
открой меня туды!
А дверь дубовая молчит
хозяину в живот.
Хозяин в комнате лежит
и в комнате живет.

Я в эту комнату гляжу,
потом я в комнату вхожу,
в которой дым от папирос
хватает за плечо,
да Заболоцкого рука
по комнате бежит,
берет крылатую трубу
дудит ее кругом.
Музыка пляшет. Я вхожу
в цилиндре дорогом.
Сажусь направо от себя,
хозяину смеюсь,
читаю, глядя на него,
коварные стихи.

А дом который на реке,
который на лугах,
стоит (который вдалеке}
похожий на горох.

Все.


14 декабря 1927 года

Трамвай, 1990, №4.


Однажды по дорожке
Я шёл к себе домой,
Смотрю и вижу: кошки
Сидят ко мне спиной.

Я крикнул: - Эй, вы, кошки!
Пойдёмте-ка со мной.
Пойдёмте по дорожке,
Пойдёмте-ка домой.

Скорей пойдёмте, кошки,
А я вам на обед
Из лука и картошки
Устрою винегрет.

- Ах нет! - сказали кошки
Останемся мы тут! -
Уселись на дорожке
И дальше не идут.

Мурзилка, 1991, №8.


Шёл по улице отряд –
Сорок мальчиков подряд:
Раз,
Два,
Три,
Четыре,
И четыре
На четыре,
И четырежды
Четыре,
И ещё потом четыре.

В переулке шёл отряд –
Сорок девочек подряд:
Раз, два, три, четыре,
И четыре на четыре,
И четырежды четыре,
И ещё потом четыре.

Да как встретилися вдруг,
Стало восемьдесят вдруг!
Раз,
Два,
Три,
Четыре,
И четыре
На четыре,
На четырнадцать
Четыре,
И ещё потом четыре.

А на площадь
Повернули,
А на площади стоит
Не компания,
Не рота,
Не толпа,
Не батальон,
И не сорок,
И не сотня,
А почти что
МИЛЛИОН!

Раз, два, три, четыре,
И четыре
На четыре,
Сто четыре
На четыре,
Полтораста
На четыре,
Двести тысяч
На четыре,
И ещё потом четыре!
ВСЁ!

Мурзилка, 1988, №5.


Оселок это точильный камень,
а вот что такое безмен?
Безмен это вроде весов.
На палке шар и крючок.
Я бы нарисовать мог
но мало места. Могу описать

интересующий Вас

предмет словами.
Это будет вроде стихотворения:

На безмене номера
можно в руки брать кольцо
мясо взвешивать пора
обломалося крыльцо
бросим гири на весы
к чорту ломаный безмен
он изменчив как усы
купим яблоко взамен.

Как видите безмен вещь лишняя.
Даниил Иванович, а вы знаете

что такое репень?

Нет этого я не знаю.
Ах! Ах! жалко очень жалко!
Ничего не поделаешь

ум человека о-гра-ни-чен.


январь 1927

Трамвай, 1990, №4.


По вторникам над мостовой
Воздушный шар летел пустой.
Он тихо в воздухе парил;
В нем кто-то трубочку курил,
Смотрел на площади, сады,
Смотрел спокойно до среды,
А в среду, лампу потушив,
Он говорил: Ну город жив.

1928

Трамвай, 1990, №4.


Я долго думал, откуда на улице взялся тигр.
Думал-думал,
Думал-думал,
Думал-думал,
Думал-думал,
В это время ветер дунул,
И я забыл, о чем я думал.

Так я и не знаю, откуда на улице взялся тигр.

Трамвай, 1995, №6.


Несчастная кошка порезала лапу,
Сидит и ни шагу не может ступить.
Скорей, чтобы вылечить кошкину лапу,
Воздушные шарики надо купить!

И сразу столпился народ на дороге,
Шумит, и кричит, и на кошку глядит.
А кошка отчасти идёт по дороге,
Отчасти по воздуху плавно летит.

Мурзилка, 1991, №8.


Стоял на улице ящик.
Подошли звери к ящику, стали его
Осматривать и облизывать.
А ящик-то вдруг – раз, два,
Три – и открылся.
А из ящика-то – раз, два,
Три – змея выскочила.
Испугались звери и разбежались.
Один ёж не испугался, кинулся
На змею и – раз, два, три – загрыз её.
А потом сел на ящик
И закричал: «КУКАРЕКУ!»
Нет, не так!
Ёж закричал: «АВ-АВ-АВ!»
Нет, не так!
Ёж закричал: «МЯУ-МЯУ-МЯУ!»
Нет, опять не так!
Я и сам не знаю как.
Кто знает, как ежи кричат?

Весёлые картинки, 1981, №3.

a-pesni.org

Даниил Хармс. Стихи для детей - Стихи - Любовь - Каталог статей

Русская литература не заслуживает Хармса…
в Небесной Канцелярии планировали…
очередной подарок каким-нибудь англичанам
Макс Фрай

Чудачества этого человека начали проявляться еще на школьной скамье, когда вместо фамилии Ювачев он взял себе странный псевдоним – Хармс, который поэт постоянно варьировал. Его удивительный, яркий образ дополняла незаурядная внешность: цилиндр, монокль, необыкновенный красный пиджак – были его постоянными атрибутами. Этот образ ещё раз подчеркивал сильнейшую тягу Хармса к экспериментам. Поэт относил себя к обэриутам (Объединение реального искусства), цель которых «очистить предмет от шелухи литературных понятий» и посмотреть на него «голыми глазами». Поэт создавал много недетской поэзии. Обращаясь к его биографии, невольно задаемся вопросом, зачем вообще шизофреник, человек, детей не имевший и никогда не питавший к ним любви, стал писать стихи для детей? Может быть, это была суровая необходимость, диктуемая невозможностью печататься открыто, то есть желание скрыть свою поэзию под маской «детской». Можно ли его поэзию предлагать детям? Выбор остается за родителями и педагогами. Обратитесь к творчество Хармса сами, постарайтесь его понять, прочитайте и обдумайте его стихи. Вы обязательно найдете несколько шедевров, которые по праву вошли в сокровищницу мировой детской литературы, а к каким-то произведениям поэта, возможно, вам не захочется возвращаться.

Его детская поэзия полна неожиданностей, загадочных случайностей. Наверняка вы сами помните «Иван Иваныч Самовар», «Плих и Плюх». Что отличает поэзию Хармса? Во-первых, динамизм и движение. Сам Хармс из всех человеческих действий он любил ходьбу и бег. Без движения немыслима жизнь героев его стихов: кошка несчастна от того, что «сидит и ни шагу не может ступить». Движению в его поэзии противостоит «думанье», которое оказывается в итоге бессмысленным. Другая интересная мысль: вся жизнь, реальность – это оптический обман, и даже очки и телескопы не смогут приоткрыть завесу тайны. Особое место в творчестве Даниила Хармса занимают числа, их пифагорейская суть. Многие его произведения походят на арифметические задачи или учебники по математике («Миллион», «Веселые чижи» и др.). Хармса увлекает сложение: «сто коров, двести бобров, четыреста двадцать ученых комаров», цифры конструируются и причудливо трансформируются: сорок четыре стрижа «объединяются» в квартиру 44 и т.д. В его книгах вы встретите и множество веществ: керосин, табак, кипяточек, чернила.

Но самое важное в поэзии Хармса в целом, и в его творчестве для детей – это абсурд, разрыв с действительностью, который напрямую связан с «минимализмом действия». Его удивительный герой в стихотворении «Что это было?» удивительно похож на него самого: «В галошах, в шляпе и в очках…». В чем Хармс видит спасение в чужом жестоком мире? В шарме, в том, чем человек увенчан, как шляпой. Сам Хармс прекрасно знал о тесной связи, существующей между шармом и вредом, что и подчеркивал в своем псевдониме. Сегодня тема полезного и обаятельного вреда находит свое продолжение в детской поэзии Григория Остера. Корни «Вредных советов», без сомнения, – в хармсовских стихах.

Кстати, обратите внимание и на географическое пространство его произведений:

Я шел зимою вдоль болота…
Вдруг по реке пронесся кто-то…

Какой самый важный предмет в причудливом мире Хармса? Конечно, это воздушный шар, вслед которому люди машут предметами домашнего обихода: палками, булками, стульями. Они верные помощники кошки в беде (рецепт смотри в стихотворении «Удивительная кошка»). У каждого человека непременно должно быть некое родство с шаром, полным воздуха, праздника, жизни.

По вторникам над мостовой
воздушный шар летал пустой.
Он тихо в воздухе парил,
в нем кто-то трубочку курил,
смотрел на площади, сады...

Стихи Хармса полны юмора и иронии, например, «Как Володя быстро под гору летел», в котором мы видим бесконечную игру формы, что, наверное, более всего интересно детям, которые сами любят заниматься словотворчеством, словесными и звуковыми играми, придумывать звукоподражательные слова. Что в его поэзии найдет даже самый неискушенный читатель? Простоту внешней формы, мгновенно возникающие смыслы, господство случайности. Эти свойства поэзии приглянулись С.Я. Маршаку, который разглядел в детоненавистнике Хармсе потенциального любимца детей.

Как уже было упомянуто в начале, не все соглашаются с С. Маршаком. На форумах и в блогах обеспокоенные родители боятся читать детям Хармса, некоторым его стихи могут показаться даже кровавыми. Как например, его известный «О том, как папа застрелил мне хорька», в финале которого звучит такое четверостишие:

Я был рад, в ладоши бил,
Из хорька себе набил,
Стружкой чучело набил,
И опять в ладоши бил.

Шизофрения, неприятие детей породили и «черные» рассказы в его творчестве с невинным, детским началом. Вряд ли вы захотите прочитать вашему ребенку рассказ «Кассирша» с невинным началом «Нашла Маша гриб...», в котором за прилавком сидит зеленеющий труп кассирши. Или рассказ «Отец и Дочь» с менее трогательным началом «Было у Наташи две конфеты...», завершается отчетом о внезапных смертях, воскресениях и похоронах отца и дочери.

Знакомить своего ребенка или нет с поэзией Даниила Хармса – выбор каждого родителя. Возможно, это нужно делать избирательно и учитывать возраст ребенка. Тогда ваш малыш обязательно оценит «Удивительную кошку», или «Вруна», или «Веселого старичка», всё-таки сам поэт в глубине души ребенок, играющий словами, образами, рифмами, ритмом. В его поэзии смешиваются форма и содержание, слова и звуки, в итоге получается причудливый смысл, основанный на замысловатой бессмыслице.

Очень страшная история

Доедая с маслом булку,
Братья шли по переулку.
Вдруг на них из закоулка
Пес большой залаял гулко.

Сказал младший: "Вот напасть,
Хочет он на нас напасть.
Чтоб в беду нам не попасть,
Псу мы бросим булку в пасть".

Все окончилось прекрасно.
Братьям сразу стало ясно,
Что на каждую прогулку
Надо брать с собою... булку.

Веселый старичок

Жил на свете стаpичок
Маленького pоста,
И смеялся стаpичок
Чpезвычайно пpосто:
"Ха-ха-ха
Да хе-хе-хе,
Хи-хи-хи
Да бyх-бyх!
Бy-бy-бy
Да бе-бе-бе,
Динь-динь-динь
Да тpюх-тpюх!"

Раз, yвидя паука,
Страшно испугался.
Hо, схватившись за бока,
Громко рассмеялся:
"Хи-хи-хи
Да ха-ха-ха,
Хо-хо-хо
Да гyль-гyль!
Ги-ги-ги
Да га-га-га,
Го-го-го
Да бyль-бyль!"

А yвидя стpекозy,
Страшно pассеpдился,
Hо от смеха на тpавy
Так и повалился:
"Гы-гы-гы
Да гy-гy-гy,
Го-го-го
Да бах-бах!
Ой, pебята не могy!
Ой, pебята,
Ах-ах!"

Как Володя быстро под гору летел

На салазочках Володя
Быстро под гору летел.

На охотника Володя
Полным ходом налетел.

Вот охотник
И Володя
На салазочках сидят,
Быстро под гору летят.
Быстро под гору летели -
На собачку налетели.

Вот собачка,
И охотник,
И Володя
На салазочках сидят,
Быстро под гору летят.
Быстро под гору летели -
На лисичку налетели.

Вот лисичка,
И собачка,
И охотник,
И Володя
На салазочках сидят,
Быстро под гору летят.
Быстро под гору летели -
И на зайца налетели.

Вот и заяц,
И лисичка,
И собачка,
И охотник,
И Володя
На салазочках сидят,
Быстро под гору летят.
Быстро под гору летели -
На медведя налетели!

И Володя с той поры
Не катается с горы.

Кораблик

По реке плывет кораблик.
Он плывет издалека.
На кораблике четыре
Очень храбрых моряка.

У них ушки на макушке,
У них длинные хвосты,
И страшны им только кошки,
Только кошки да коты!

Кошки

Однажды по дорожке
Я шел к себе домой.
Смотрю и вижу: кошки
Сидят ко мне спиной.

Я крикнул:- Эй, вы, кошки!
Пойдемте-ка со мной,
Пойдемте по дорожке,
Пойдемте-ка домой.

Скорей пойдемте, кошки,
А я вам на обед
Из лука и картошки
Устрою винегрет.

- Ах, нет!- сказали кошки. -
Останемся мы тут!
Уселись на дорожке
И дальше не идут.

Очень-очень вкусный пирог

Я захотел устроить бал,
И я гостей к себе...

Купил муку, купил творог,
Испек рассыпчатый...

Пирог, ножи и вилки тут -
Но что-то гости...

Я ждал, пока хватило сил,
Потом кусочек...

Потом подвинул стул и сел
И весь пирог в минуту...

Когда же гости подошли,
То даже крошек...

Из дома вышел человек

Из дома вышел человек
С дубинкой и мешком
И в дальний путь,
И в дальний путь
Отправился пешком.

Он шел все прямо и вперед
И все вперед глядел.
Не спал, не пил,
Не пил, не спал,
Не спал, не пил, не ел.

И вот однажды на заре
Вошел он в темный лес.
И с той поры,
И с той поры,
И с той поры исчез.

Но если как-нибудь его
Случится встретить вам,
Тогда скорей,
Тогда скорей,
Скорей скажите нам.

Удивительная кошка

Несчастная кошка порезала лапу -
Сидит, и ни шагу не может ступить.

Скорей, чтобы вылечить кошкину лапу
Воздушные шарики надо купить!

И сразу столпился народ на дороге -
Шумит, и кричит, и на кошку глядит.

А кошка отчасти идет по дороге,
Отчасти по воздуху плавно летит!

Врун

- Вы знаете?
Вы знаете?
Вы знаете?
Вы знаете?
Ну, конечно, знаете!
Ясно, что вы знаете!
Несомненно,
Несомненно,
Несомненно знаете!

- Нет! Нет! Нет! Нет!
Мы не знаем ничего,
Не слыхали ничего,
Не слыхали, не видали
И не знаем
Ничего!

- А вы знаете, что У?
А вы знаете, что ПА?
А вы знаете, что ПЫ?
Что у папы моего
Было сорок сыновей?
Было сорок здоровенных -
И не двадцать,
И не тридцать,-
Ровно сорок сыновей!

- Ну! Ну! Ну! Ну!
Врешь! Врешь! Врешь! Врешь!
Еще двадцать,
Еще тридцать,
Ну еще туда-сюда,
А уж сорок,
Ровно сорок,-
Это просто ерунда!

- А вы знаете, что СО?
А вы знаете, что БА?
А вы знаете, что КИ?
Что собаки-пустолайки
Научилися летать?
Научились точно птицы,-
Не как звери,
Не как рыбы,-
Точно ястребы летать!

- Ну! Ну! Ну! Ну!
Врешь! Врешь! Врешь! Врешь!
Ну, как звери,
Ну, как рыбы,
Ну еще туда-сюда,
А как ястребы,
Как птицы,-
Это просто ерунда!

- А вы знаете, что НА?
А вы знаете, что НЕ?
А вы знаете, что БЕ?
Что на небе
Вместо солнца
Скоро будет колесо?
Скоро будет золотое -
Не тарелка,
Не лепешка,-
А большое колесо!

- Ну! Ну! Ну! Ну!
Врешь! Врешь! Врешь! Врешь!
Ну, тарелка,
Ну, лепешка,
Ну еще туда-сюда,
А уж если колесо -
Это просто ерунда!

- А вы знаете, что ПОД?
А вы знаете, что МО?
А вы знаете, что РЕМ?
Что под морем-океаном
Часовой стоит с ружьем?

- Ну! Ну! Ну! Ну!
Врешь! Врешь! Врешь! Врешь!
Ну, с дубинкой,
Ну, с метелкой,
Ну еще туда-сюда,
А с заряженным ружьем -
Это просто ерунда!

- А вы знаете, что ДО?
А вы знаете, что НО?
А вы знаете, что СА?
Что до носа
Ни руками,
Ни ногами
Не достать,
Что до носа
Ни руками,
Ни ногами
Не доехать,
Не допрыгать,
Что до носа
Не достать!

- Ну! Ну! Ну! Ну!
Врешь! Врешь! Врешь! Врешь!
Ну, доехать,
Ну, допрыгать,
Ну еще туда-сюда,
А достать его руками -
Это
Просто
Ерунда!

Иван Топорышкин

Иван Топорышкин пошел на охоту,
С ним пудель пошел, перепрыгнув забор.
Иван, как бревно, провалился в болото,
А пудель в реке утонул, как топор.

Иван Топорышкин пошел на охоту,
С ним пудель вприпрыжку пошел, как топор.
Иван повалился бревном на болото,
А пудель в реке перепрыгнул забор.

Иван Топорышкин пошел на охоту,
С ним пудель в реке провалился в забор.
Иван, как бревно, перепрыгнул болото,
А пудель вприпрыжку попал на топор.


Стихи, сказки для детей, о детстве, о детях.


««« Купить книгу »»»


««« Купить книгу »»»


««« Купить книгу »»»

Copyright © 2015 Любовь безусловная


lubovbezusl.ru

Даниил Хармс - Стихи для детей » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Хармс Даниил

Стихи для детей

Иван Иваныч Самовар


Иван Иваныч Самовар
был пузатый самовар,
трехведёрный самовар.

В нем качался кипяток,
пыхал паром кипяток,
разъярённый кипяток,

лился в чашку через кран,
через дырку прямо в кран,
прямо в чашку через кран.

Утром рано подошел,
к самовару подошел,
дядя Петя подошел.

Дядя Петя говорит:
«Дай-ка выпью, — говорит, —
выпью чаю», — говорит.

К самовару подошла,
тетя Катя подошла,
со стаканом подошла.

Тетя Катя говорит:
«Я, конечно, — говорит, —
выпью тоже», — говорит.

Вот и дедушка пришел,
очень старенький пришел,
в туфлях дедушка пришел.

Он зевнул и говорит:
«Выпить разве, — говорит, —
чаю разве», — говорит.

Тут и бабушка пришла,
очень старая пришла,
даже с палочкой пришла.

И, подумав, говорит:
«Что ли, выпить, — говорит, —
что ли, чаю», — говорит.

Вдруг девчонка прибежала,
к самовару прибежала —
это внучка прибежала.

«Наливайте! — говорит, —
чашку чая, — говорит, —
мне послаще», — говорит.

Тут и Жучка прибежала,
с кошкой Муркой прибежала,
к самовару прибежала,

чтоб им дали с молоком,
кипяточку с молоком,
с кипяченым молоком.

Вдруг Сережа приходил,
неумытый приходил,
всех он позже приходил.

«Подавайте! — говорит, —
чашку чая, — говорит, —
мне побольше», — говорит.

Наклоняли, наклоняли,
наклоняли самовар,
но оттуда выбивался
только пар, пар, пар.

Наклоняли самовар,
будто шкап, шкап, шкап,
но оттуда выходило
только кап, кап, кап.

Самовар Иван Иваныч!
На столе Иван Иваныч!
Золотой Иван Иваныч!

Кипяточку не дает,
опоздавшим не дает
лежебокам не дает.

            всё

1928


Иван Топорышкин


Иван Топорышкин пошёл на охоту,
С ним пудель пошёл, перепрыгнув забор.
Иван, как бревно, провалился в болото,
А пудель в реке утонул, как топор.

Иван Топорышкин пошёл на охоту,
С ним пудель вприпрыжку пошёл, как топор.
Иван повалился бревном на болото,
А пудель в реке перепрыгнул забор.

Иван Топорышкин пошёл на охоту,
С ним пудель в реке провалился в забор.
Иван, как бревно, перепрыгнул болото,
А пудель вприпрыжку попал на топор.

1928


Приключения ежа


1

Пришел к парикмахеру Колька Карась.
— Садитесь, — сказал парикмахер, смеясь.

Но вместо волос он увидел ежа
И кинулся к двери, крича и визжа.

Но Колька-проказник не долго тужил
И тете Наташе ежа подложил.

А тетя Наташа, увидев ежа,
Вскочила, как мячик, от страха визжа.

Об этих проказах услышал отец:
— Подать мне ежа! — он вскричал наконец.

А Колька, от смеха трясясь и визжа,
Принёс напечатанный номер «Ежа».


2

— Помогите! Караул!
Мальчик яблоки стянул!

— Я прошу без разговора
Отыскать немедля вора!

Ванька с Васькой караулят,
А старушка спит на стуле.

— Что же это? Это что ж?
Вор не вор, а просто ёж!

— До чего дошли ежи!
Стой! Хватай! Лови! Держи!

…Ёж решился на грабёж,
Чтоб купить последний «Ёж»!

1928


«Отчего ты весел, Ваня?»


— Отчего ты весел, Ваня?
— У меня Ежи в кармане.

За ежом пошел я в лес,
только ёж в карман не влез.

— Что ты, Ваня, все поёшь?
— У меня в кармане «Ёж».

Вот и мне попался ёж!
От такого запоёшь!

— Ты соврал, курносый Ванька!
Где твой ёж? А ну, достань-ка.

— Это правда, а не ложь,
посмотрите, вот он — «Ёж»!

1928



     ПОЧЕМУ:
Повар и три поварёнка,
повар и три поварёнка,
повар и три поварёнка
      выскочили на двор?

     ПОЧЕМУ:
Свинья и три поросёнка,
свинья и три поросенка,
свинья и три поросёнка
      спрятались под забор?

     ПОЧЕМУ:
Режет повар свинью,
поварёнок — поросёнка,
поварёнок — поросёнка,
      поварёнок — поросёнка?

Почему да почему? —
Чтобы сделать ветчину.

1928



Музыканты забренчали,
Люди в зале замолчали.

Посмотри на Арлекина-
Кольку!
Вот он с Ниной-Коломбиной
Пляшет польку.

«Динь-динь-дили-дон»,
Вот кот Спиридон.

Что за шум вдалеке?
Глянь-ка:
На Коньке Горбунке
Едет Ванька!

Распроклятого буржуя
В три минуты уложу я.

Девчонка комсомолка
Не боится волка.

Из ковра и двух зонтов
Для спектакля змей готов.

У Петрушки
Палка,
Мне Марфушку
Жалко.

Спящая красавица
Спит не просыпается.

Вот пред вами вся орава.
Браво! браво! браво! браво!

1928


«Уж я бегал, бегал, бегал…»


Уж я бегал, бегал, бегал
и устал.
Сел на тумбочку, а бегать
перестал.

Вижу, по небу летит
       галка,
а потом ещё летит
       галка,
а потом ещё летит
       галка,
а потом ещё летит
       галка.
Почему я не летаю?
Ах как жалко!

Надоело мне сидеть,
захотелось полететь,
разбежаться,
размахаться
и как птица полететь.

Разбежался я, подпрыгнул,
крикнул: «Эй!»
Ногами дрыгнул.
Давай ручками махать,
давай прыгать и скакать.

Меня сокол охраняет,
сзади ветер подгоняет,
снизу реки и леса,
сверху тучи-небеса.

Надоело мне летать,
захотелось погулять,
      топ
      топ
      топ
      топ
захотелось погулять.

Я по садику гуляю,
я цветочки собираю,
я на яблоню влезаю,
в небо яблоки бросаю,
в небо яблоки бросаю
наудачу, на авось,
прямо в небо попадаю,
прямо в облако насквозь.

Надоело мне бросаться,
захотелось покупаться,
      буль
      буль
      буль
      буль
захотелось покупаться.

Посмотрите,
посмотрите,
как плыву я под водой,
как я дрыгаю ногами,
помогаю головой.

Народ кричит с берега:
Рыбы, рыбы, рыбы, рыбы,
рыбы — жители воды,
эти рыбы,
даже рыбы! —
хуже плавают, чем ты!

Я говорю:
Надоело мне купаться,
плавать в маленькой реке,
лучше прыгать, кувыркаться
и валяться на песке.

Мне купаться надоело,
я на берег — и бегом.
И направо и налево
бегал прямо и кругом.

Уж я бегал, бегал, бегал
и устал.
Сел на тумбочку, а бегать
перестал.

17 мая 1929


О том, как папа застрелил мне хорька


Как-то вечером домой
Возвращался папа мой.
Возвращался папа мой
Поздно по полю домой.

Папа смотрит и глядит —
На земле хорёк сидит.
На земле хорёк сидит
И на папу не глядит.

Папа думает: «Хорёк —
ЗамечательныЙ зверёк,
Замечательный зверёк,
Если только он хорёк.»

А хорёк сидел, сидел,
И на папу поглядел.
И на папу поглядел
И уж больше не сидел.

Папа сразу побежал,
Он винтовку заряжал.
Очень быстро заряжал,
Чтоб хорёк не убежал.

А хорёк бежит к реке
От кустов невдалеке.
А за ним невдалеке
Мчится папа к той реке.

Папа сердится, кричит
И патронами бренчит,
И винтовочкой бренчит,
«Подожди меня!» — кричит.

А хорёк, поднявши хвост,
Удирает через мост,
Мчится с визгом через мост,
К небесам поднявши хвост.

Папа щелкает курком,
Да с пригорка кувырком.
Полетел он кувырком
И — в погоню за хорьком.

А ружье в его руках
Загремело — тарарах!
Как ударит — тарарах!
Так и прыгнуло в руках.

Папа в сторону бежит,
А хорёк уже лежит.
На земле хорёк лежит
И от папы не бежит.

Тут скорее папа мой
Потащил хорька домой.
И принес его домой,
Взяв за лапку, папа мой.

Я был рад, в ладоши бил,
Из хорька себе набил,
Стружкой чучело набил,
И опять в ладоши бил.

Вот пред вами мой хорёк
На странице поперёк.
Нарисован поперёк
Перед вами мой хорёк.

1929

nice-books.com

Стихи для детей Даниила Хармса читать онлайн

Содержание:

ТИГР НА УЛИЦЕ

Я долго думал, откуда на улице взялся тигр.

Думал-думал,

Думал-думал,

Думал-думал,

Думал-думал,

В это время ветер дунул,

И я забыл, о чем я думал.

Так я и не знаю, откуда на улице взялся тигр.

ВЕСЕЛЫЙ СТАРИЧОК

Жил на свете стаpичок

Маленького pоста,

И смеялся стаpичок

Чpезвычайно пpосто:

"Ха-ха-ха

Да хе-хе-хе,

Хи-хи-хи

Да бyх-бyх!

Бy-бy-бy

Да бе-бе-бе,

Динь-динь-динь

Да тpюх-тpюх!"

Раз, yвидя паука,

Страшно испугался.

Hо, схватившись за бока,

Громко рассмеялся:

"Хи-хи-хи

Да ха-ха-ха,

Хо-хо-хо

Да гyль-гyль!

Ги-ги-ги

Да га-га-га,

Го-го-го

Да бyль-бyль!"

А yвидя стpекозy,

Страшно pассеpдился,

Hо от смеха на тpавy

Так и повалился:

"Гы-гы-гы

Да гy-гy-гy,

Го-го-го

Да бах-бах!

Ой, pебята не могy!

Ой, pебята,

Ах-ах!"

ХРАБРЫЙ ЁЖ

Стоял на улице ящик.

Подошли звери к ящику, стали его

Осматривать и облизывать.

А ящик-то вдруг – раз, два,

Три – и открылся.

А из ящика-то – раз, два,

Три – змея выскочила.

Испугались звери и разбежались.

Один ёж не испугался, кинулся

На змею и – раз, два, три – загрыз её.

А потом сел на ящик

И закричал: «КУКАРЕКУ!»

Нет, не так!

Ёж закричал: «АВ-АВ-АВ!»

Нет, не так!

Ёж закричал: «МЯУ-МЯУ-МЯУ!»

Нет, опять не так!

Я и сам не знаю как.

Кто знает, как ежи кричат?

БУРЯ МЧИТСЯ. СНЕГ ЛЕТИТ…

Буря мчится. Снег летит.

Ветер воет и свистит.

Буря страшная ревет,

Буря крышу с дома рвет.

Крыша гнется и грохочет.

Буря плачет и хохочет.

Злится буря, точно зверь,

Лезет в окна, лезет в дверь.

МЫ СПЕШИМ СЕГОДНЯ В ШКОЛУ

На стене часы у нас

Прозвонили восемь раз.

В это время я проснулся

И глаза открыл как раз.

Я проснулся —

И тотчас же

В брюки сунул две ноги.

Потянулся —

И тотчас же

Прыгнул прямо в сапоги!

А потом схватил рубашку,

Сунул руки в рукава,

Сунул голову в рубашку,

Но застряла голова.

Наконец, надев рубашку,

Я на улицу бегу,

А тужурку и фуражку

Надеваю на ходу.

Я фуражку

И тужурку

Надеваю

На ходу,

Потому что

День

Сегодня

Самый

Лучший

День

В году.

Потому что

День сегодня

Самый лучший день в году,

Потому что

Я сегодня

В школу

В первый раз бегу.

Я войду сегодня в школу,

Прямо в школу

В первый раз!

Я войду —

Часы ударят

В колокольчик девять раз.

Эй вы, люди, расступитесь!

Пропустите, люди, нас!

Мы бежим сегодня в школу,

Прямо в школу —

В первый класс!

УДИВИТЕЛЬНАЯ КОШКА

Несчастная кошка порезала лапу -

Сидит, и ни шагу не может ступить.

Скорей, чтобы вылечить кошкину лапу

Воздушные шарики надо купить!

И сразу столпился народ на дороге -

Шумит, и кричит, и на кошку глядит.

А кошка отчасти идет по дороге,

Отчасти по воздуху плавно летит!

НЕОЖИДАННЫЙ УЛОВ

Сын сказал отцу: — Отец,

Что же это наконец?

Шесть часов мы удим, удим,

Не поймали ничего.

Лучше так сидеть не будем

Неизвестно для чего.

— Замолчишь ты наконец! —

Крикнул с яростью отец.

От вскочил, взглянул на небо…

Сердце так и ухнуло!

И мгновенно что-то с неба

В воду с криком бухнуло.

Сын, при помощи отца,

Тащит на берег пловца,

А за ним на берег рыбы

Так и лезут без конца!

Сын доволен. Рад отец.

Вот и повести конец.

ОЧЕНЬ СТРАШНАЯ ИСТОРИЯ

Доедая с маслом булку,

Братья шли по переулку.

Вдруг на них из закоулка

Пес большой залаял гулко.

Сказал младший: "Вот напасть,

Хочет он на нас напасть.

Чтоб в беду нам не попасть,

Псу мы бросим булку в пасть".

Все окончилось прекрасно.

Братьям сразу стало ясно,

Что на каждую прогулку

Надо брать с собою... булку.

КОРАБЛИК

По реке плывет кораблик.

Он плывет издалека.

На кораблике четыре

Очень храбрых моряка.

У них ушки на макушке,

У них длинные хвосты,

И страшны им только кошки,

Только кошки да коты!

КОШКИ

Однажды по дорожке

Я шел к себе домой.

Смотрю и вижу: кошки

Сидят ко мне спиной.

Я крикнул:- Эй, вы, кошки!

Пойдемте-ка со мной,

Пойдемте по дорожке,

Пойдемте-ка домой.

Скорей пойдемте, кошки,

А я вам на обед

Из лука и картошки

Устрою винегрет.

- Ах, нет!- сказали кошки.-

Останемся мы тут!

Уселись на дорожке

И дальше не идут.

ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ ВКУСНЫЙ ПИРОГ

Я захотел устроить бал,

И я гостей к себе...

Купил муку, купил творог,

Испек рассыпчатый...

Пирог, ножи и вилки тут -

Но что-то гости...

Я ждал, пока хватило сил,

Потом кусочек...

Потом подвинул стул и сел

И весь пирог в минуту...

Когда же гости подошли,

То даже крошек...

ИЗ ДОМА ВЫШЕЛ ЧЕЛОВЕК

Из дома вышел человек

С дубинкой и мешком

И в дальний путь,

И в дальний путь

Отправился пешком.

Он шел все прямо и вперед

И все вперед глядел.

Не спал, не пил,

Не пил, не спал,

Не спал, не пил, не ел.

И вот однажды на заре

Вошел он в темный лес.

И с той поры,

И с той поры,

И с той поры исчез.

Но если как-нибудь его

Случится встретить вам,

Тогда скорей,

Тогда скорей,

Скорей скажите нам.

БУЛЬДОГ И ТАКСИК

Над косточкой сидит бульдог,

Привязанный к столбу.

Подходит таксик маленький,

С морщинками на лбу.

«Послушайте, бульдог, бульдог! —

Сказал незваный гость. —

Позвольте мне, бульдог, бульдог,

Докушать эту кость».

Рычит бульдог на таксика:

«Не дам вам ничего!»

Бежит бульдог за таксиком,

А таксик от него.

Бегут они вокруг столба.

Как лев, бульдог рычит.

И цепь стучит вокруг столба,

Вокруг столба стучит.

Теперь бульдогу косточку

Не взять уже никак.

А таксик, взявши косточку,

Сказал бульдогу так:

«Пора мне на свидание,

Уж восемь без пяти.

Как поздно! До свидания!

Сидите на цепи!»

ИВАН ИВАНЫЧ САМОВАР

Иван Иваныч Самовар

Был пузатый самовар,

Трехведёрный самовар.

В нем качался кипяток,

Пыхал паром кипяток,

Разъярённый кипяток;

Лился в чашку через кран,

Через дырку прямо в кран,

Прямо в чашку через кран.

Утром рано подошел,

К самовару подошел,

Дядя Петя подошел.

Дядя Петя говорит:

«Дай-ка выпью, говорит,

Выпью чаю», говорит.

К самовару подошла,

Тетя Катя подошла,

Со стаканом подошла.

Тетя Катя говорит:

«Я, конечно, говорит,

Выпью тоже», говорит.

Вот и дедушка пришел,

Очень старенький пришел,

В туфлях дедушка пришел.

Он зевнул и говорит:

«Выпить разве, говорит,

Чаю разве», говорит.

Вот и бабушка пришла,

Очень старая пришла,

Даже с палочкой пришла.

И подумав говорит:

«Что-ли, выпить, говорит,

Что-ли, чаю», говорит.

Вдруг девчонка прибежала,

К самовару прибежала —

Это внучка прибежала.

«Наливайте!— говорит,

Чашку чая, говорит,

Мне послаще», говорит.

Тут и Жучка прибежала,

С кошкой Муркой прибежала,

К самовару прибежала,

Чтоб им дали с молоком,

Кипяточку с молоком,

С кипяченым молоком.

Вдруг Сережа приходил,

Всех он позже приходил,

Неумытый приходил.

«Подавайте!— говорит,

Чашку чая, говорит,

Мне побольше», говорит.

Наклоняли, наклоняли,

Наклоняли самовар,

Но оттуда выбивался

Только пар, пар, пар.

Наклоняли самовар,

Будто шкап, шкап, шкап,

Но оттуда выходило

Только кап, кап, кап.

Самовар Иван Иваныч!

На столе Иван Иваныч!

Золотой Иван Иваныч!

Кипяточку не дает,

Опоздавшим не дает,

Лежебокам не дает.

МИЛЛИОН

Шёл по улице отряд –

Сорок мальчиков подряд:

Раз,

Два,

Три,

Четыре,

И четыре

На четыре,

И четырежды

Четыре,

И ещё потом четыре.

В переулке шёл отряд –

Сорок девочек подряд:

Раз, два, три, четыре,

И четыре на четыре,

И четырежды четыре,

И ещё потом четыре.

Да как встретилися вдруг,

Стало восемьдесят вдруг!

Раз,

Два,

Три,

Четыре,

И четыре

На четыре,

На четырнадцать

Четыре,

И ещё потом четыре.

А на площадь

Повернули,

А на площади стоит

Не компания,

Не рота,

Не толпа,

Не батальон,

И не сорок,

И не сотня,

А почти что

МИЛЛИОН!

Раз, два, три, четыре,

И четыре

На четыре,

Сто четыре

На четыре,

Полтораста

На четыре,

Двести тысяч

На четыре,

И ещё потом четыре!

ВСЁ!

www.tikitoki.ru

Даниил Хармс. Стихи для детей - Детство - Стихи - Каталог статей

Русская литература не заслуживает Хармса…
в Небесной Канцелярии планировали…
очередной подарок каким-нибудь англичанам
Макс Фрай

Чудачества этого человека начали проявляться еще на школьной скамье, когда вместо фамилии Ювачев он взял себе странный псевдоним – Хармс, который поэт постоянно варьировал. Его удивительный, яркий образ дополняла незаурядная внешность: цилиндр, монокль, необыкновенный красный пиджак – были его постоянными атрибутами. Этот образ ещё раз подчеркивал сильнейшую тягу Хармса к экспериментам. Поэт относил себя к обэриутам (Объединение реального искусства), цель которых «очистить предмет от шелухи литературных понятий» и посмотреть на него «голыми глазами». Поэт создавал много недетской поэзии. Обращаясь к его биографии, невольно задаемся вопросом, зачем вообще шизофреник, человек, детей не имевший и никогда не питавший к ним любви, стал писать стихи для детей? Может быть, это была суровая необходимость, диктуемая невозможностью печататься открыто, то есть желание скрыть свою поэзию под маской «детской». Можно ли его поэзию предлагать детям? Выбор остается за родителями и педагогами. Обратитесь к творчество Хармса сами, постарайтесь его понять, прочитайте и обдумайте его стихи. Вы обязательно найдете несколько шедевров, которые по праву вошли в сокровищницу мировой детской литературы, а к каким-то произведениям поэта, возможно, вам не захочется возвращаться.

Его детская поэзия полна неожиданностей, загадочных случайностей. Наверняка вы сами помните «Иван Иваныч Самовар», «Плих и Плюх». Что отличает поэзию Хармса? Во-первых, динамизм и движение. Сам Хармс из всех человеческих действий он любил ходьбу и бег. Без движения немыслима жизнь героев его стихов: кошка несчастна от того, что «сидит и ни шагу не может ступить». Движению в его поэзии противостоит «думанье», которое оказывается в итоге бессмысленным. Другая интересная мысль: вся жизнь, реальность – это оптический обман, и даже очки и телескопы не смогут приоткрыть завесу тайны. Особое место в творчестве Даниила Хармса занимают числа, их пифагорейская суть. Многие его произведения походят на арифметические задачи или учебники по математике («Миллион», «Веселые чижи» и др.). Хармса увлекает сложение: «сто коров, двести бобров, четыреста двадцать ученых комаров», цифры конструируются и причудливо трансформируются: сорок четыре стрижа «объединяются» в квартиру 44 и т.д. В его книгах вы встретите и множество веществ: керосин, табак, кипяточек, чернила.

Но самое важное в поэзии Хармса в целом, и в его творчестве для детей – это абсурд, разрыв с действительностью, который напрямую связан с «минимализмом действия». Его удивительный герой в стихотворении «Что это было?» удивительно похож на него самого: «В галошах, в шляпе и в очках…». В чем Хармс видит спасение в чужом жестоком мире? В шарме, в том, чем человек увенчан, как шляпой. Сам Хармс прекрасно знал о тесной связи, существующей между шармом и вредом, что и подчеркивал в своем псевдониме. Сегодня тема полезного и обаятельного вреда находит свое продолжение в детской поэзии Григория Остера. Корни «Вредных советов», без сомнения, – в хармсовских стихах.

Кстати, обратите внимание и на географическое пространство его произведений:

Я шел зимою вдоль болота…
Вдруг по реке пронесся кто-то…

Какой самый важный предмет в причудливом мире Хармса? Конечно, это воздушный шар, вслед которому люди машут предметами домашнего обихода: палками, булками, стульями. Они верные помощники кошки в беде (рецепт смотри в стихотворении «Удивительная кошка»). У каждого человека непременно должно быть некое родство с шаром, полным воздуха, праздника, жизни.

По вторникам над мостовой
воздушный шар летал пустой.
Он тихо в воздухе парил,
в нем кто-то трубочку курил,
смотрел на площади, сады...

Стихи Хармса полны юмора и иронии, например, «Как Володя быстро под гору летел», в котором мы видим бесконечную игру формы, что, наверное, более всего интересно детям, которые сами любят заниматься словотворчеством, словесными и звуковыми играми, придумывать звукоподражательные слова. Что в его поэзии найдет даже самый неискушенный читатель? Простоту внешней формы, мгновенно возникающие смыслы, господство случайности. Эти свойства поэзии приглянулись С.Я. Маршаку, который разглядел в детоненавистнике Хармсе потенциального любимца детей.

Как уже было упомянуто в начале, не все соглашаются с С. Маршаком. На форумах и в блогах обеспокоенные родители боятся читать детям Хармса, некоторым его стихи могут показаться даже кровавыми. Как например, его известный «О том, как папа застрелил мне хорька», в финале которого звучит такое четверостишие:

Я был рад, в ладоши бил,
Из хорька себе набил,
Стружкой чучело набил,
И опять в ладоши бил.

Шизофрения, неприятие детей породили и «черные» рассказы в его творчестве с невинным, детским началом. Вряд ли вы захотите прочитать вашему ребенку рассказ «Кассирша» с невинным началом «Нашла Маша гриб...», в котором за прилавком сидит зеленеющий труп кассирши. Или рассказ «Отец и Дочь» с менее трогательным началом «Было у Наташи две конфеты...», завершается отчетом о внезапных смертях, воскресениях и похоронах отца и дочери.

Знакомить своего ребенка или нет с поэзией Даниила Хармса – выбор каждого родителя. Возможно, это нужно делать избирательно и учитывать возраст ребенка. Тогда ваш малыш обязательно оценит «Удивительную кошку», или «Вруна», или «Веселого старичка», всё-таки сам поэт в глубине души ребенок, играющий словами, образами, рифмами, ритмом. В его поэзии смешиваются форма и содержание, слова и звуки, в итоге получается причудливый смысл, основанный на замысловатой бессмыслице.

Очень страшная история

Доедая с маслом булку,
Братья шли по переулку.
Вдруг на них из закоулка
Пес большой залаял гулко.

Сказал младший: "Вот напасть,
Хочет он на нас напасть.
Чтоб в беду нам не попасть,
Псу мы бросим булку в пасть".

Все окончилось прекрасно.
Братьям сразу стало ясно,
Что на каждую прогулку
Надо брать с собою... булку.

Веселый старичок

Жил на свете стаpичок
Маленького pоста,
И смеялся стаpичок
Чpезвычайно пpосто:
"Ха-ха-ха
Да хе-хе-хе,
Хи-хи-хи
Да бyх-бyх!
Бy-бy-бy
Да бе-бе-бе,
Динь-динь-динь
Да тpюх-тpюх!"

Раз, yвидя паука,
Страшно испугался.
Hо, схватившись за бока,
Громко рассмеялся:
"Хи-хи-хи
Да ха-ха-ха,
Хо-хо-хо
Да гyль-гyль!
Ги-ги-ги
Да га-га-га,
Го-го-го
Да бyль-бyль!"

А yвидя стpекозy,
Страшно pассеpдился,
Hо от смеха на тpавy
Так и повалился:
"Гы-гы-гы
Да гy-гy-гy,
Го-го-го
Да бах-бах!
Ой, pебята не могy!
Ой, pебята,
Ах-ах!"

Как Володя быстро под гору летел

На салазочках Володя
Быстро под гору летел.

На охотника Володя
Полным ходом налетел.

Вот охотник
И Володя
На салазочках сидят,
Быстро под гору летят.
Быстро под гору летели -
На собачку налетели.

Вот собачка,
И охотник,
И Володя
На салазочках сидят,
Быстро под гору летят.
Быстро под гору летели -
На лисичку налетели.

Вот лисичка,
И собачка,
И охотник,
И Володя
На салазочках сидят,
Быстро под гору летят.
Быстро под гору летели -
И на зайца налетели.

Вот и заяц,
И лисичка,
И собачка,
И охотник,
И Володя
На салазочках сидят,
Быстро под гору летят.
Быстро под гору летели -
На медведя налетели!

И Володя с той поры
Не катается с горы.

Кораблик

По реке плывет кораблик.
Он плывет издалека.
На кораблике четыре
Очень храбрых моряка.

У них ушки на макушке,
У них длинные хвосты,
И страшны им только кошки,
Только кошки да коты!

Кошки

Однажды по дорожке
Я шел к себе домой.
Смотрю и вижу: кошки
Сидят ко мне спиной.

Я крикнул:- Эй, вы, кошки!
Пойдемте-ка со мной,
Пойдемте по дорожке,
Пойдемте-ка домой.

Скорей пойдемте, кошки,
А я вам на обед
Из лука и картошки
Устрою винегрет.

- Ах, нет!- сказали кошки. -
Останемся мы тут!
Уселись на дорожке
И дальше не идут.

Очень-очень вкусный пирог

Я захотел устроить бал,
И я гостей к себе...

Купил муку, купил творог,
Испек рассыпчатый...

Пирог, ножи и вилки тут -
Но что-то гости...

Я ждал, пока хватило сил,
Потом кусочек...

Потом подвинул стул и сел
И весь пирог в минуту...

Когда же гости подошли,
То даже крошек...

Из дома вышел человек

Из дома вышел человек
С дубинкой и мешком
И в дальний путь,
И в дальний путь
Отправился пешком.

Он шел все прямо и вперед
И все вперед глядел.
Не спал, не пил,
Не пил, не спал,
Не спал, не пил, не ел.

И вот однажды на заре
Вошел он в темный лес.
И с той поры,
И с той поры,
И с той поры исчез.

Но если как-нибудь его
Случится встретить вам,
Тогда скорей,
Тогда скорей,
Скорей скажите нам.

Удивительная кошка

Несчастная кошка порезала лапу -
Сидит, и ни шагу не может ступить.

Скорей, чтобы вылечить кошкину лапу
Воздушные шарики надо купить!

И сразу столпился народ на дороге -
Шумит, и кричит, и на кошку глядит.

А кошка отчасти идет по дороге,
Отчасти по воздуху плавно летит!

Врун

- Вы знаете?
Вы знаете?
Вы знаете?
Вы знаете?
Ну, конечно, знаете!
Ясно, что вы знаете!
Несомненно,
Несомненно,
Несомненно знаете!

- Нет! Нет! Нет! Нет!
Мы не знаем ничего,
Не слыхали ничего,
Не слыхали, не видали
И не знаем
Ничего!

- А вы знаете, что У?
А вы знаете, что ПА?
А вы знаете, что ПЫ?
Что у папы моего
Было сорок сыновей?
Было сорок здоровенных -
И не двадцать,
И не тридцать,-
Ровно сорок сыновей!

- Ну! Ну! Ну! Ну!
Врешь! Врешь! Врешь! Врешь!
Еще двадцать,
Еще тридцать,
Ну еще туда-сюда,
А уж сорок,
Ровно сорок,-
Это просто ерунда!

- А вы знаете, что СО?
А вы знаете, что БА?
А вы знаете, что КИ?
Что собаки-пустолайки
Научилися летать?
Научились точно птицы,-
Не как звери,
Не как рыбы,-
Точно ястребы летать!

- Ну! Ну! Ну! Ну!
Врешь! Врешь! Врешь! Врешь!
Ну, как звери,
Ну, как рыбы,
Ну еще туда-сюда,
А как ястребы,
Как птицы,-
Это просто ерунда!

- А вы знаете, что НА?
А вы знаете, что НЕ?
А вы знаете, что БЕ?
Что на небе
Вместо солнца
Скоро будет колесо?
Скоро будет золотое -
Не тарелка,
Не лепешка,-
А большое колесо!

- Ну! Ну! Ну! Ну!
Врешь! Врешь! Врешь! Врешь!
Ну, тарелка,
Ну, лепешка,
Ну еще туда-сюда,
А уж если колесо -
Это просто ерунда!

- А вы знаете, что ПОД?
А вы знаете, что МО?
А вы знаете, что РЕМ?
Что под морем-океаном
Часовой стоит с ружьем?

- Ну! Ну! Ну! Ну!
Врешь! Врешь! Врешь! Врешь!
Ну, с дубинкой,
Ну, с метелкой,
Ну еще туда-сюда,
А с заряженным ружьем -
Это просто ерунда!

- А вы знаете, что ДО?
А вы знаете, что НО?
А вы знаете, что СА?
Что до носа
Ни руками,
Ни ногами
Не достать,
Что до носа
Ни руками,
Ни ногами
Не доехать,
Не допрыгать,
Что до носа
Не достать!

- Ну! Ну! Ну! Ну!
Врешь! Врешь! Врешь! Врешь!
Ну, доехать,
Ну, допрыгать,
Ну еще туда-сюда,
А достать его руками -
Это
Просто
Ерунда!

Иван Топорышкин

Иван Топорышкин пошел на охоту,
С ним пудель пошел, перепрыгнув забор.
Иван, как бревно, провалился в болото,
А пудель в реке утонул, как топор.

Иван Топорышкин пошел на охоту,
С ним пудель вприпрыжку пошел, как топор.
Иван повалился бревном на болото,
А пудель в реке перепрыгнул забор.

Иван Топорышкин пошел на охоту,
С ним пудель в реке провалился в забор.
Иван, как бревно, перепрыгнул болото,
А пудель вприпрыжку попал на топор.


Стихи, сказки для детей, о детстве, о детях.


««« Купить книгу »»»


««« Купить книгу »»»


««« Купить книгу »»»

Copyright © 2015 Любовь безусловная


lubovbezusl.ucoz.ru

Стихи Даниила Хармса » Страница 2 » стихи, стихотворение, стишки

   
 
Не теперь
Это есть Это.
То есть То.
Все либо то, либо не то.
Что не то и не это, то не это и не то.
Что то и это, то и себе Само.
Что себе Само, то может быть то,
-да не это, либо это, да не то.

Это ушло в то, а то ушло в это.
- - Мы говорим: Бог дунул.
Это ушло в это, а то ушло в то,
- и нам неоткуда выйти и некуда прийти.
Это ушло в это. Мы спросили: где?
-- Нам пропели: тут.
Это вышло из Тут. Что это? Это То.
Это есть то.
То есть это.
Тут есть это и то.
Тут ушло в это, это ушло в то,
-- а то ушло в тут.
Мы смотрели, но не видели.
А там стояли это и то.

Там не тут.
Там то.
Тут это.
Но теперь там и это и то.
Но теперь и тут это и то.
Мы тоскуем и думаем и томимся.

Где же теперь?
Теперь тут, а теперь там, а теперь тут,
-- а теперь тут и там.
Это быть то.
Тут быть там.
Это то тут там быть. Я. Мы. Бог.


О водяных нулях
Нуль плавал по воде.
Мы говорили: это круг,
должно быть, кто-то
бросил в воду камень.

Здесь Петька Прохоров гулял —
вот след его сапог с подковками.
Он создал этот круг.
Давайте нам скорей
картон и краски,
мы зарисуем Петькино творенье.
И будет Прохоров звучать,
как Пушкин.

И много лет спустя
подумают потомки:
«Вот Прохоров когда-то,
должно быть,
славный был художник».

И будут детям назидать:
«Бросайте, дети, в воду камни.
Рождает камень круг,
а круг рождает мысль.
А мысль, вызванная кругом,
зовет из мрака к свету нуль».


Откажите, пожалуйста...
Откажите, пожалуйста, ему в удовольствии
Сидеть на скамейке,
Сидеть на скамейке,
Сидеть на скамейке...
Откажите ему в удовольствии
Сидеть на скамейке и думать о пище,
Сидеть на скамейке и думать о пище, мясной непременно,
О водке, о пиве, о толстой еврейке.
Очень страшная история
Доедая с маслом булку,
Братья шли по переулку.
Вдруг на них из закоулка
Пес большой залаял гулко.

Сказал младший: "Вот напасть,
Хочет он на нас напасть.
Чтоб в беду нам не попасть,
Псу мы бросим булку в пасть".

Все окончилось прекрасно.
Братьям сразу стало ясно,
Что на каждую прогулку
Надо брать с собою... булку.


Очень-очень вкусный пирог
Я захотел устроить бал,
И я гостей к себе...

Купил муку, купил творог,
Испек рассыпчатый...

Пирог, ножи и вилки тут -
Но что-то гости...

Я ждал, пока хватило сил,
Потом кусочек...

Потом подвинул стул и сел
И весь пирог в минуту...

Когда же гости подошли,
То даже крошек...


По вторникам над мостовой...
По вторникам над мостовой
Воздушный шар летал пустой.
Он тихо в воздухе парил;
В нем кто-то трубочку курил,
Смотрел на площади, сады,
Смотрел спокойно до среды,
А в среду, лампу потушив,
Он говорил: Ну город жив.
Ревекка, Валентина и Тамара...
«Ревекка, Валентина и Тамара
Раз два три четыре пять шесть семь
Совсем совсем три грации совсем

Прекрасны и ленивы
Раз два три четыре пять шесть семь
Совсем совсем три грации совсем

Толстушка, Коротышка и Худышка
Раз два три четыре пять шесть семь
Совсем совсем три грации совсем!

Ах если б обнялись они, то было б
Раз два три четыре пять шесть семь
Совсем совсем три грации совсем

Но если б и не обнялись бы они то даже так
Раз два три четыре пять шесть семь
Совсем совсем три грации совсем».


Страсть
Я не имею больше власти
таить в себе любовные страсти.
Меня натура победила,
я, озверев, грызу удила,
из носа валит дым столбом
и волос движется от страсти надо лбом.

Ах если б мне иметь бы галстук нежный,
сюртук из сизого сукна,
стоять бы в позе мне небрежной,
смотреть бы сверху из окна,
как по дорожке белоснежной
ко мне торопится она.

Я не имею больше власти
таить в себе любовные страсти,
они кипят во мне от злости,
что мой предмет любви меня к себе
не приглашает в гости.
Уже два дня не видел я предмета.
На третий кончу жизнь из пистолета.

Ах, если б мне из Эрмитажа
назло соперникам-врагам
украсть бы пистолет Лепажа
и, взор направив к облакам,
вдруг перед ней из экипажа
упасть бы замертво к ногам.

Я не имею больше власти
таить в себе любовные страсти,
они меня как лист иссушат,
как башню временем, разрушат,
нарвут на козьи ножки, с табаком раскурят,
сотрут в песок и измечулят.

Ах, если б мне предмету страсти
пересказать свою тоску,
и, разорвав себя на части,
отдать бы ей себя всего и по куску,
и быть бы с ней вдвоем на много лет
в любовной власти,
пока над нами не прибьют могильную доску.


Так начинается голод...
Так начинается голод:
с утра просыпаешься бодрым,
потом начинается слабость,
потом начинается скука,
потом наступает потеря
быстрого разума силы,
потом наступает спокойствие.
А потом начинается ужас.
Тебя мечтания погубят...
Тебя мечтания погубят.
К суровой жизни интерес
Как дым исчезнет. В то же время
Посол небес не прилетит.
Увянут страсти и желанья,
Промчится юность пылких дум...
Оставь! Оставь, мой друг, мечтанья,
Освободи от смерти ум.
Удивительная кошка
Несчастная кошка порезала лапу -
Сидит, и ни шагу не может ступить.
Скорей, чтобы вылечить кошкину лапу
Воздушные шарики надо купить!

И сразу столпился народ на дороге -
Шумит, и кричит, и на кошку глядит.
А кошка отчасти идет по дороге,
Отчасти по воздуху плавно летит!

Уже бледнеет и светает...
Уже бледнеет и светает
Над Петропавловской иглой,
И снизу в окна шум влетает,
Шуршанье дворника метлой.
Люблю домой, мечтаний полным
и сонным телом чуя хлад,
спешить по улицам безмолвным
еще сквозь мертвый Ленинград.


Фадеев, Калдеев и Пепермалдеев...
Фадеев, Калдеев и Пепермалдеев
однажды гуляли в дремучем лесу.
Фадеев в цилиндре, Калдеев в перчатках,
а Пепермалдеев с ключом на носу.

Над ними по воздуху сокол катался
в скрипучей тележке с высокой дугой.
Фадеев смеялся, Калдеев чесался,
а Пепермалдеев лягался ногой.

Но вдруг неожиданно воздух надулся
и вылетел в небо горяч и горюч.
Фадеев подпрыгнул, Калдеев согнулся,
а Пепермалдеев схватился за ключ.

Но стоит ли трусить, подумайте сами,-
давай мудрецы танцевать на траве.
Фадеев с картонкой, Калдеев с часами,
а Пепермалдеев с кнутом в рукаве.

И долго, веселые игры затеяв,
пока не проснутся в лесу петухи,
Фадеев, Калдеев и Пепермалдеев
смеялись: ха-ха, хо-хо-хо, хи-хи-хи!


Фокусы
Средь нас на палочке деревянной
сидит кукушка в сюртуке
хранит платочек румяный
в своей чешуйчатой руке.
Мы все как бабушка тоскуем
разинув рты глядим вперед
на табуретку золотую -
и всех тотчас же страх берет.
Иван Матвеевич от страха
часы в карман переложил
А Софья Павловна старуха
сидела в сокращеньи жил
А Катя в форточку любуясь
звериной ножкой шевеля
холодным потом обливалась
и заворачивалась в шенкеля.
Из-под комода ехал всадник
лицом красивый как молитва,
он с малолетства был проказник,
ему подруга битва.
Числа не помня своего
Держал он курицу в зубах.
Иван Матвееча свело
загнав печенку меж рубах.
А Софья Павловна строга
сидела выставив затылок
оттуда выросли рога
и сто четырнадцать бутылок.
А Катя в галстуке своем
свистела в пальчик соловьем
стыдливо кутаясь в меха
кормила грудью жениха.
Но к ней кукушка наклонялась
как червь кукушка улыбалась
потом на ножки становилась
да так что Катя удивилась
от удивленья задрожала
И как тарелка убежала.
Что это было?
Я шел зимою вдоль болота
В галошах,
В шляпе
И в очках.
Вдруг по реке пронесся кто-то
На металлических
крючках.

Я побежал скорее к речке,
А он бегом пустился в лес,
К ногам приделал две дощечки,
Присел,
Подпрыгнул
И исчез.

И долго я стоял у речки,
И долго думал, сняв очки:
"Какие странные
Дощечки
И непонятные
Крючки!"

При использовании материалов с сайта, прямая ссылка на Афоризмов Нет обязательна!
© 2007—2017 «Афоризмов Нет» - афоризмы, цитаты, фразы, стихи, анекдоты, статусы, высказывания, выражения, изречения.
Все права на представленные материалы принадлежат их авторам. Написать администратору сайта. Карта сайта

aforizmov.net


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.