Стихи чесноков анатолий


Анатолий ЧЕСНОКОВ. СВЕТ РОДИНЫ. Стихи

Птицы надежды

Андрею Пчёлкину

Скоро застынут реки.

Смолкли леса, мой друг.

Путём из варяг в греки

Птицы летят на юг.

Ho запоёт над оврагом,

Зашелестит наш сад,

Путём из греков к варягам

Птицы вернутся назад.

Это в крови навеки –

Цикл завершив земной –

Путём из варяг в греки

В гости – потом домой.

С болью о человеке

Столько веков подряд

Путём из варяг в греки

Птицы надежды летят.

* * *

Радуга после дождя…

И в отдаленье –

Песня лесного дрозда

Там, за селеньем.

Солнце идёт на закат

За перелески.

Чуткие бабочки спят

На занавеске.

* * *

День,

словно серенький зайка.

Осень.

Сентябрь – хмаросей.

Наша деревня,

как стайка

Неотлетевших гусей.

Стоит лишь мне

приглядеться:

Будто бы это –

к беде,

Лист,

как багряное сердце,

В стынущей бьётся воде.

* * *

Обомшелые срубы.

За окошком –

стога.

Ночью в белые трубы

Заиграет пурга.

Деревушка над речкой

В огоньках –

вдалеке –

Золотое колечко

На девичьей руке.

* * *

Пока ещё октябрь

уходит вдаль по чащам,

Рябиновой свечой

мерцая в полумгле,

И робок бледный свет,

как призрачное счастье, –

Любите этот миг

на сумрачной земле.

Любите птичий вскрик,

протяжный и вечерний

Над тишиною вод

медлительной реки,

Закутанной в туман,

где золотом по черни

Закат на берегу

рисует сосняки.

Любите горький дым

печали и разлуки,

От музыки ночной

не закрывайте дверь!

Старайтесь сохранить

пронзительные звуки

От будущих утрат

для будущих потерь.

* * *

Я хочу соединиться

В свете утреннем и блеске

С летней музыкой шмелей,

С русской песней звонкой слиться,

Ветром прянуть в перелески,

Улетая в даль полей.

Я хочу объединиться,

Заключить союз навечно,

Братство рек, людей и птах,

Чтобы теньканью синицы,

Чтобы пенью малой речки

Не грозил утраты страх.

В этот миг рассветный, ранний,

В миг рожденья песен лета,

В зоревой короткий час

Я пронизан мыслью странной,

Как корнями бересклета,

Светлой думою о вас.

* * *

Пусть стужей дышит ветер,

И скоро – снегу лечь,

Я затоплю под вечер

В родной деревне печь.

И вспыхнут враз поленья,

Теплом обдув меня.

Забыв тревог сомненья,

Я слушаю с волненьем

Цветную речь огня.

И пламя захохочет

В ночи – до самых звёзд,

Словно нарядный кочет,

Распустит жаркий хвост.

Пусть кружатся снежинки,

Пусть лютый вихрь пурги, –

В душе поют смешинки

От радуги – дуги.

Ведь золотое слово

И пламенную речь

Мне подарила снова

В деревне нашей печь.

* * *

Твоё имя вдали забывал,

Забывал о тебе за снегами,

Как в покинутом доме –

гвоздями

Ставни наглухо – все забивал.

Всё прошло,

не вернуть никогда,

Но опять над равниной холодной

Ощущеньем вины

и свободы

Одиноко восходит звезда.

Твоё имя забыто почти.

Холод,

звёзды

и мгла между нами.

Почему же сегодня,

как пламя,

Память бьётся в полярной ночи?

* * *

Мне не вернуть тот снег

И в инее наш город,

Где твой забытый голос

И невозвратный смех.

Там в белых снах зимы

Январскими ночами

В тревоге и печали

Друг друга ищем мы.

Там в искренних глазах

Огонь любви смелее.

Ты по ночным аллеям

Ко мне бежишь в слезах.

Я возвращаюсь назад,

Где был беспечно молод,

В полузабытый город –

Там вьётся снегопад.

Поймаю чистый снег –

И сердце оборвётся,

И плачем отзовётся

Твой невозвратный смех.

* * *

Ты давно мне никто –

только имя,

Да и то –

пропадает во мгле.

Забываю тебя меж другими

На печальной,

осенней земле.

Забываю лавины желаний,

Остудив лихорадку в крови.

Горьким пеплом воспоминаний

Засыпаю руины любви.

* * *

Уж лучше б тебя – и не знал,

Не звал, не мечтал, и не видел.

Не ждал, не страдал, не встречал, –

Вот встретил – и будто обидел.

А чем, мне на совесть, скажи?

(Обидеть тебя невозможно),

В дешёвой запутаться лжи,

Поверь мне, не так уж и сложно.

Зачем мне – мученья и страх

Непонятым быть вновь тобою?

Летит только пепел, лишь прах

Мечтаний – над нашей судьбою.

Меж нами – пылают мосты

Друг к другу, любви нашей зданья!

Ответь мне, пожалуйста, ты.

Зачем мне сие наказанье? ..

И город в огне, и вокзал,

И поезд – от пламени светел…

Уж лучше б тебя – и не знал,

Не ждал, не мечтал –

и не встретил…

…Лишь пламя над нами,

лишь пепел.

* * *

Р. И. Кислинской

Россия начинается с дождя,

Пролившегося бурною рекою.

Россия начинается с гвоздя,

Забитого Петровскою рукою.

Россия начинается с путей

Железных и простых тропинок.

Россия начинается с речей

О матери, о детях, о любимых.

Россия… Перекрёстки, поезда,

Привязанные рельсами к вокзалам,

Зелёная вечерняя звезда

Над грудью зацелованной причала.

Россия… Древний иней,

светлый прах

На чёрных ветках

длинными ночами.

Да что там! Снова чистыми ручьями

Она в сердцах,

в задумчивых словах.

* * *

Пока ещё октябрь

уходит вдаль по чащам,

Рябиновой свечой

мерцая в полумгле,

И робок бледный свет,

как призрачное счастье, –

Любите этот миг

на сумрачной земле.

Любите птичий вскрик,

протяжный и вечерний

Над тишиною вод

медлительной реки,

Закутанной в туман,

где золотом по черни

Закат на берегу

рисует сосняки.

Любите горький дым

печали и разлуки,

От музыки ночной

не закрывайте дверь!

Старайтесь сохранить

пронзительные звуки

От будущих утрат

для будущих потерь.

* * *

Заварю я чай с душицей

Посреди январских вьюг:

Юность лета мне приснится,

В разноцветном платье луг.

Это платьице нарядное

В праздничные вечера

Надевала ненаглядная,

Кажется, ещё вчера.

Чесноков Анатолий Петрович родился в 1951 году в с. Теньковка Ульяновской области.

Окончил Ульяновский педагогический институт.

Автор поэтических книг «В сердце России», «Свет Родины».

ulpressa.ru

"Стихи о русской словесности...": Анатолий Чесноков Из Теньковки.

«Мне и доныне

Хочется грызть

Красной рябины

Жаркую кисть…»

Марина Цветаева.

«О, чёрная гора,

Затмившая весь свет.

Пора, пора, пора

Творцу держать ответ...»

Марина Цветаева.

«О, Чехия в слезах,

Испания в крови…»

Марина Цветаева.

Здравствуй,
            властвуй, Марина-
Полукрестьянка,
            боярыня!
Волчьих ягод-
            картины
И рубины рябины
Я положу в карманы
Ветку возьму -
            у боярышника.
Осень в лесах,
            Марина,
Ярче купины неопалимый.
Красные вновь деревья все.
Помнишь, как в эмиграцию
Листья -
         жёлтые,
         разные
Из-за Карпат -
         в Силезию
Мчались…
И словно жалость,
Красной гроздью рябины
Взвихренная Россия
В чьих сердцах-
          удержалась?
А по Европе -
          наци
В топоте,
          в гуле оваций
Чехию взяли,
          Силезию -
          срезали.
Сквозь бестолковый лепет
Сытеньких буржуа
Я понимаю трепет-
Только душа -
               жива
Мужеством Ленинграда,
Стойкостью -
          Брестской твердыни.
Родина -
          как награда -
Вечно будет отныне.
...Стоит зима в России,
И в белой мгле -
           неделями
Гремят сороковые
Осколками шрапнели.
Как же исповедально
Через вёрсты разлук
Перед дорогой дальней
Плачет -
        сонмище вьюг.
…Кама.
        Зима.
        Война.
В чём же твоя вина?
Стоит высокий холод.
Ах, успокойся,
         спи.
Примёрз железный
         повод
К губам
         коня в степи.
Как поздно,
         поздно, поздно!
Всерьёз,
         уже всерьёз
Пришпиливает звёзды
На круп
         коня -
         мороз.
А вам опять не спится,
Усталые глазницы?
Отбой!
        Отбой!
        Отбой!
Голодною волчицею
Душа бежит на вой,
На крик мой отболевший,
Выламывая дверь,
Степями проседевшими
Беги,
       врывайся,
       зверь…
Пурга над кирпичами
Восьмого этажа.
Немыми скрипачами
Мятуется душа.
Где твой могильный камень,
       В Ницце он
       или на Каме?
Там проросла трава?
Господи,
       пусть не канут
В лету -
       твои слова.
Молча уснули. Спим.
Судорогами спим.
Но пламенеет рябина
Заревом-
        сквозь снега…
Здравствуй,
        царствуй, Марина,
Отныне -
        и на века!

stihioslovesnocti.blogspot.com

Вышла книга в память о поэте Анатолии Чеснокове — Российская газета

Недавно я получил письмо от ульяновского литератора Геннадия Дёмочкина - пожалуй, самого необычного биографа родного города. Его книги об Ульяновске и его людях столь исповедальны, что это уже скорее не краеведение, а душеведение. Когда-то мы учились с Геннадием на одном факультете в университете, поэтому - на "ты".

Привет, Дима!

Посылаю тебе очередную свою книжку, уже 33-ю. Эта, как видишь, о поэте*. Не могу сказать, что Толя Чесноков был моим другом, может быть, у него и не было закадычных друзей. Но все мы, его приятели, знакомые, литераторы - поэты, почитатели его стихов были потрясены трагической гибелью Анатолия 8 марта 2010 года в его родном и любимом селе Теньковке. Вместе с ним в пожаре погибли рукописи стихов, неоконченный роман о родных местах "Там, за холмами..."

Свет ему электрики отключили за неуплату еще в январе. Поэтому вечерами, работая, он открывал дверцу печи для освещения, а тут, видно, задремал, уголек выпрыгнул на разбросанные кругом бумаги, и пламя мгновенно охватило всю избу.

В последнем стихотворении Анатолий написал:

...Почерневшей летишь головнёй

Над седою моей головой,

Чёрный ворон, я твой иль не твой?..

После Толи остались три книги стихов, которые, на мой взгляд, лишь по какому-то досадному недоразумению до сих пор неизвестны всероссийскому читателю.

А начиналось все в селе Теньковка, когда пятиклассник Толя Чесноков показал однажды учителю литературы свое стихотворение:

По берегу крутому

Бегу я налегке,

Малиновые зори

Купаются в реке.

Стихотворение оказалось пророческим: юный поэт словно бы увидел всю свою будущую жизнь. Пробежал по ней налегке (дважды был женат, но семьи так и не создал, имел дом в родной деревне, но скитался по стране). А уж пологими берега его судьбы и вовсе не назовешь: вечная неустроенность, бесприютность, перебивался случайными заработками, бродяжничал, пил...

Но что интересно: многие заметили за ним такую странность - "в завязке" переставал писать стихи, а в процессе пития - где-нибудь на скамейке, что на Венце Волги, или на трубах теплотрассы, или в зимнем саду Ленинского мемориала, куда пускали его знакомые журналисты, выдавал обалденные стихи - на зависть местным поэтам со вполне респектабельной судьбой.

После гибели Толи у многих из нас осталось ощущение вины: недостаточно поддерживали, мало заботились, не уберегли. На страницах книги, где более ста стихотворений Анатолия, я дал возможность всем нам выговориться - о Толе, о своей вине, о его стихах.

Вот счастье: стихи-то остались! Пусть с ними теперь познакомятся и читатели твоей, Дима, газеты.

Из воспоминаний об Анатолии Чеснокове

Не могу представить Толю при галстуке или просто в домашнем халате. Как-то поздней осенью он явился ко мне на работу в одних грязных носках - все остальное сперли "братья по классу". Сложно представить Толю и в уютной кровати под теплым одеялом. Есть ли в городе скамейка, на которой он не коротал бы темные симбирские ночи?..

* * *

"Господа! Я оставил до 2 сентября свой мешок, в котором 3 пустых ведра. Возьму завтра с утра. С уважением, Анатолий Чесноков. 1 сентября 1999".

Толя пытался как-то зарабатывать деньги. Эта записка - свидетельство того, что он привозил в город грибы. Не знаю уж, кому он их продавал.

Однажды он предложил нам купить у него землянику: он наберет и привезет, а мы гарантированно у него купим. Даже просил какой-то аванс. Помню, мы с коллегами переглянулись и ответили ему отказом. Никому не хотелось ягод, которые собрал Чесноков.

* * *

На политику у Толи аллергия. Разговоры о нациях, о патриотизме - странны, нелепы и бессмысленны. Во время непримиримых застольных диспутов о правых и левых Толя непривычно тих и скучен, но в конце вздохнет тоскливо и скажет: "А в Теньковке, поди, вовсю цветут сады..."

*Геннадий Дёмочкин. "Я весь из нежности и жалости..." Жизнь и судьба поэта Анатолия Чеснокова в воспоминаниях и размышлениях. Ульяновск, 2015.

Из стихотворений

Памяти Мариам

В том доме женщина жила,

худые плечики дрожали,

ее соседи уважали,

она приезжею была.

В том доме женщина жила,

кому-то тайны поверяла,

все чье-то имя повторяла,

и долго,

мучаясь,

ждала.

В том доме женщина жила,

смеясь, соседям угождала,

с печалью лето провожала,

по вечерам с работы шла.

Блистала ранняя звезда,

И женщина протяжно пела.

Мне до нее - какое дело -

я сам мальчишкой был тогда.

В том доме женщина жила,

потом уехала,

навеки...

Но памятью о человеке -

в том доме женщина жила.

1972, с. Теньковка

* * *

Радуга после дождя...

И в отдаленье -

Песня лесного дрозда

Там, за селеньем.

Солнце идет на закат

За перелески.

Чуткие бабочки спят

На занавеске.

1973,

с. Теньковка

* * *

Россия начинается с дождя,

пролившегося бурною рекою,

и с крепкого

каленого гвоздя,

забитого Петровскою рукою.

Россия...

Перекрестки,

поезда,

привязанные рельсами

к вокзалам.

Зеленая вечерняя звезда

над грудью зацелованной

причала.

1973, г. Ульяновск

* * *

И не деревня это- деревушка,

Над речкой, в запустеньи

старых ив,

Расселась, как заботливая

клушка,

Согрев собою два десятка изб.

* * *

И словно под сердце иголка,

когда за раскрытым окном

дохнет осенняя Волга

своим прощальным теплом.

А музыка на причале,

сплетясь с теплоходным

гудком,

смешает людские печали

с веселым своим языком.

1983, г. Ульяновск

***

По лесам - июня свет,

Синева в глазах цветов.

Здесь я не был бездну лет,

Счастья бедный птицелов.

На родимой стороне,

Здесь, у леса на краю,

Так светло сегодня мне, -

Будто побывал в раю...

1993, Ульяновск-Теньковка

***

Орешник, осинник, малинник,

Шиповник, лимонник,

рябинник,

Березник, калинник, дубняк.

И ельник, и день понедельник,

Не надо ни славы, ни денег.

Дорога уходит в овраг.

Заросший травою росистой

Ручей здесь журчит

с пересвистом,

Сливаясь со щебетом птах.

А сколько веселья - не грусти -

Подарят нам млечные грузди -

Здесь воздух грибами пропах.

Дорога ныряет в осинник,

Орешник, шиповник,

калинник,

В лимонное царство синиц...

Не нужно пилюль, поликлиник,

Мне лекарь - веселый

малинник

Вдали от врачей и больниц.

Сентябрь 1993, г. Ульяновск

rg.ru

Улправда - «Росой омытая строка…» (К 65

25 октября в Карсуне прошли традиционные литературные чтения, посвященные памяти поэта Анатолия Чеснокова.

В зале Карсунского Дома культуры собрались земляки поэта, взрослые и юные почитатели его творчества. Кроме того, из Ульяновска приехала большая писательская делегация. В вечере приняли участие, выступили со стихами и воспоминаниями: Александр Лайков, Елена Кувшинникова, Виктор Малахов, Татьяна Лотоцкая, Анатолий Марасов, Надежда Разумовская, Александр Дашко.

Событием, приуроченным к этой дате, стал выход книги Анатолия Чеснокова «Росой омытая строка…». Сборник стихов издан при поддержке Губернатора Ульяновской области С.И. Морозова по программе книгоиздания. Эта книга вышла в издательстве «Корпорация технологий продвижения» и прекрасно выполнена полиграфически. Замечательные лирические стихи Анатолия Чеснокова проиллюстрированы цветными пейзажными снимками. (В оформлении книги использованы фотографии Н.А. Василькина и М.Н. Василькиной.)

Карсунцы стали первыми, кто увидел, подержал в руках и  смог приобрести книгу поэта-земляка. Первая презентация сборника «Росой омытая строка» по праву состоялась на родной земле поэта.

Сам Анатолий Чесноков писал: «Я горжусь своей карсунской родиной, родиной поэта Н.М. Языкова и великого художника А.А. Пластова. Бесконечно люблю её, красавицу нашу лесную, берёзовую и сосновую, холмистую и равнинную, с чистыми реками, ручьями и озёрами. Многие мои стихи навеяны нашей уникальной природой…».

В общую лирическую тему встречи органично вплеталась музыка. Прозвучали песни в исполнении  Игоря Львова, Дмитрия Подгорнова, Александра Беньгина, а также в исполнении вокального ансамбля «Щедрый вечер. Ведущая встречи Елена Саушкина проникновенно читала стихи Анатолия Чеснокова.

В вечере приняли участие учителя Теньковской школы, которые в прямом смысле помогали жить Анатолию Чеснокову в последние трудные для него годы. В своем выступлении поэт Татьяна Эйхман предложила создать комиссию по наследию Анатолия Чеснокова. Об этом надо подумать сообща.

В послесловии к книге Анатолия Чеснокова Ольга Шейпак пишет : «Он говорил, ударяя ладонью по родным бревнам: «Не будет меня – повесите на мою избенку дощечку: тут жил поэт…» Слава Богу, избенка, хоть и совсем накренилась, но стоит, ждет дощечку…» Но главное, конечно, в том, что остались стихи.  Учащиеся Большепоселковской школы вместе с учителем Еленой Дрониной  подготовили литературную композицию по «осенним стихам» Анатолия Чеснокова. Ребята не просто выразительно читали, они прониклись музыкой стиха и, думается, искренне полюбили поэтические строки земляка. Звучали стихи и в  исполнении студентов медицинского колледжа.

Анатолий Чесноков — поэт-лирик, в его творчестве слышится отзвук поэзии Сергея Есенина и  Николая Рубцова. Однако он сумел  по-своему донести свои чувства, найти свои слова. Ночь у него «поет душевней Зыкиной», мама «прядет мысли» о сыне, запоминаются яркие образы: «белая лодка зимы», «цветная речь огня», «луна — золотая кошка в облаках»…

Выступили карсунцы: слово  о поэте сказала Любовь Солдаткина, а в завершении вечера к собравшимся обратился начальник районного отдела культуры Владимир Хорев, который сам активно участвует в подготовке каждого такого литературного вечера. Он поблагодарил участников встречи и сказал, что традиция проведения «Чесноковских чтений» в Карсуне будет продолжена.

Анатолий Чесноков

***

Осень.

Леса и холмы

сонные в рыжей печали…

Белая лодка зимы

к берегу скоро причалит.

Меркнет в руках городьбы

свет от цветка, как огарок.

Снежная нежность судьбы

выпадет нам  в подарок.

Смотрим с надеждою мы

в жизненный сумерек пристально:

Белая лодка зимы

к нашей причалила пристани.

Рыжая прядь камыша

утром – серебряно-пегая…

Замолодела душа

в нежности первого снега.

СПРАВКА

Анатолий Чесноков родился 25 октября 1951 года в селе Теньковка Карсунского района Ульяновской области. Окончил филологический факультет Ульяновского педагогического института. Автор книг «В сердце России», «Прямая речь», «Свет Родины».

Трагически погиб (сгорел в своем доме) в марте 2010 года. Похоронен в Теньковке.

Ежегодно в день рождения поэта в Карсуне проводятся вечера памяти Анатолия Чеснокова, которые именуются теперь «Чесноковскими чтениями».

Елена КУВШИННИКОВА.

ФОТО: Ольга КОТЕЛЬНИКОВА.

ulpravda.ru

Памяти блаженного карсунского поэта… Фильм «Поэт Чесноков»

Многие помнят этого человека. Он выделялся в городской толпе своим видом и необычным поведением.
Талантливый русский поэт Анатолий Чесноков трагически погиб в ночь с 8 на 9 марта 2010 года — сгорел в собственном доме в селе Теньковка Карсунского района Ульяновской области в возрасте 58 лет. Он не любил сидеть на одном месте, всю жизнь скитался по России в поисках какой-то одному ему ведомой мечты. Главным смыслом его существования была поэзия, которая удивительным образом рождалась из мусора его бродяжнических будней. В народе его прозвали «карсунским Есениным». В 2007 году в Ульяновске была издана книга стихов Анатолия Чеснокова «Свет Родины», которая стала победителем конкурса «Симбирская книга» в номинации «Лучшее художественное произведение (поэзия)». Поэт радовался этой книге, как ребёнок, и надеялся написать и издать ещё немало своих стихов, но талантам в России часто уготовлена трагическая судьба… По ссылке — страничка на поэтическом сайте стихи.ру, созданная друзьями Анатолия Чеснокова.

21 мая 2011 года теньковцы открыли на могиле Анатолия Чеснокова памятник народному поэту.

Николай МАРЯНИН:
«Однажды художник Борис Склярук вышел из своей мастерской около «Детского мира» в Ульяновске и увидел блаженного, бредущего вдоль расположенного напротив сквера, где торговали цветами. С ярко-красной розой в правой руке, босой, в дырявой майке и порванных джинсах, заросший сединой… Блаженный шёл по улице, держа перед собой розу, словно факел, освещавший только ему видимый путь в неизвестность. Это был поэт Анатолий Чесноков. Пережитое мгновение-воспоминание Борис Николаевич и изобразил в своей картине «Поэт»…

Фильм о поэте снят режиссёром Валерием Мызниковым в 2001-м году, за 10 лет до трагедии, когда Чесноков ещё искал своё поэтическое «Я» на бескрайних просторах Вселенной…

ulpressa.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.