Стихи батюшкова


Константин Батюшков. Лучшие стихи Константина Батюшкова на портале ~ Beesona.Ru

Батюшков Константин Николаевич (1787 - 1855) - русский поэт. Батюшкова считают непосредственным предшественником Пушкина, и не случайно — соединяя литературные открытия классицизма и сентиментализма, он явился одним из родоначальников новой, «современной» русской поэзии.

НазваниеТемаДата
Умирающий тасс Стихи о войне 1817 г.
К Никите (Как я люблю...
Судьба Одиссея 1814 г.
Пробуждение 1815 г.
К Маше (О, радуйся...) Стихи о любви 1810 г.
Запрос Арзамасу 4 марта 1817 г.
Эпитафия (Не нужны надписи...
Сон воинов Между 1808 и февралем 1811
На смерть супруги Ф.Ф.Кокошкина Стихи о любви 1811 г.
К Петину (О любимец бога брани...) Стихи о любви, Стихи о войне Первая половина 1810 г.
Вакханка 1815 г.
Элизий Стихи о любви 1810 г.
К Маше (О, радуйся...
Разлука (Гусар, на саблю опираясь...
Надпись на гробе пастушки 1810 г.
Стихи на смерть Даниловой (Вторую Душеньку...
«Теперь, сего же дня 1810 г.
К Петину (О любимец бога брани...
Изнемогает жизнь в груди моей остылой
Стихи на смерть Даниловой (Вторую Душеньку...) Между 8 января и апрелем 1810, С.-Петербург
Мой гений Стихи о любви 1815 г.
Взгляни: сей кипарис, как наша степь, бесплоден
Изнемогает жизнь в груди моей остылой; Стихи о любви 1817-1818
Счастливец Стихи о жизни Не позже сентября 1810 г.
Тень друга Стихи о любви 1814 г.
Где слава, где краса, источник зол твоих?
Из антологии 1810 г.
Известный откупщик Фадей 1810 г.
Радость (Любимца Кипридина...
Пред ними истощает... 25 апреля 1814 г.
Из греческой антологии
Тебе ль оплакивать утрату юных дней? Стихи о жизни, Стихи о любви
Я клялся боле не любить 17 ноября 1811 г.
Ложный страх 1810 г.
Беседка муз Стихи о любви Май 1817 г.
Выздоровление 1807 г.
Есть наслаждение и в дикости лесов Стихи о любви 1819 г.
Сравнение 1810 г.
Льстец моей ленивой музы!.. 1810 г.
На перевод «Генриады», или Превращение Вольтера 1810 г.
На поэмы Петру Великому 1811 г.
На свет и на стихи 1817 г.
Гремит повсюду страшный гром... 9 августа 1812 г.
Числа по совести не знаю 1817 г.
Явор к прохожему
Когда в страдании девица отойдет Стихи о любви
Новый род смерти 1814 г.
Привидение 1810 г.
К Никите (Как я люблю...) Стихи о любви, Стихи о войне Июнь 1817 г.
Мои пенаты Стихи о любви Вторая половина 1811 и первая половина 1812
Песнь Гаральда Смелого 1816 г.
Пафоса бог, Эрот прекрасный 1809 г.
Отъезд Первая половина 1810 г.
Ты хочешь меду, сын?- Так жала не страшись
Увы, мы носим все дурачества оковы... 1811 г.
Любовь в челноке Стихи о любви 1810 г.
Меня преследует судьба 1817 г.
Сон могольца Стихи о любви Не позднее 1808 г.
Из подражания древним
Эпиграмма на перевод Виргилия (Вдали от храма...
Теперь, сего же дня
Истинный патриот 1810 г.
Сей старец, что всегда летает... 5 декабря 1811 г.
Радость (Любимца Кипридина...) Около 1810 г.
Рыдайте, амуры и нежные грации 1810 г.
Взгляни: сей кипарис, как наша степь, бесплоден -
Надежда 1815 г.
Источник Стихи о любви Первая половина 1810 г.
Кто это, так насупя брови... Стихи о любви 9 марта 1817 г.
От стужи весь дрожу 1817 г.
Я вижу тень Боброва... 1817 г.
Переход через Рейн Стихи о любви 1814 г.
Ты хочешь меду, сын?- Так жала не страшись; 1821 г.
Памфил забавен за столом 1815 г.
Разлука (Гусар, на саблю опираясь...) Стихи о любви, Стихи о войне
Эпиграмма на перевод Виргилия (Вдали от храма...) 1809 г.
Эпитафия (Не нужны надписи...) 1809 г.
Мадагаскарская песня Стихи о любви, Песни 1810 г.

www.beesona.ru

Все стихи Константина Батюшкова

Видение на берегах Леты

 

Вчера, Бобровым утомленный,

Я спал и видел странный сон!

Как будто светлый Аполлон,

За что, не знаю, прогневленный,

Поэтам нашим смерть изрек;

Изрек - и все упали мертвы,

Невинны Аполлона жертвы!

Иной из них окончил век,

Сидя на чердаке высоком,

В издранном шлафроке широком,

Наг, голоден и утомлен

Упрямой рифмой к _светлу небу_.

Другой, в Цитеру пренесен,

Красу, умильную как Гебу,

Хотел для нас насильно... петь

И пал бес чувств в конце эклоги;

Везде, о милосердны боги!

Везде пирует алчна смерть,

Косою острой быстро машет,

Богату ниву аду пашет

И губит Фебовых детей,

Как ветр осенний злак полей!

Меж тем в Элизии священном,

Лавровым лесом осененном,

Под шумом Касталийских вод,

Певцов нечаянный приход

Узнал почтенный Ломоносов,

Херасков, сын и слава россов,

Самолюбивый Фебов сын,

Насмешник, грозный бич пороков,

Замысловатый Сумароков

И, Мельпомены друг, Княжнин.

И ты сидел в толпе избранной,

Стыдливой грацией венчанный,

Певец прелестныя мечты,

Между Психеи {1} легкокрылой

И бога нежной красоты;

И ты там был, наездник хилый

Строптива девственниц седла,

Трудолюбивый, как пчела,

Отец стихов «Тилемахиды»,

И ты, что сотворил обиды

Венере девственной, Барков!

И ты, о мой певец беззлобный,

Хемницер, в баснях бесподобный! -

Все, словом, коих бог певцов

Венчал бессмертия лучами,

Сидели там олив в тени,

Обнявшись с прежними врагами;

Но спорили еще они

О том, о сем - и не без шума

(И в рае, думаю, у нас

У всякого своя есть дума,

Рассудок свой, и вкус, и глаз).

Садились все за пир богатый,

Как вдруг Майинин сын крылатый,

Ниссланный вышним Божеством,

Сказал сидящим за столом:

«Сюда, на берег тихой Леты,

Бредут покойные поэты;

Они в реке сей погрузят

Себя и вместе юных чад.

Здесь опыт будет правосудный:

Стихи и проза безрассудны

Потонут вмиг: так Феб судил!» -

Сказал Эрмий - и силой крыл

От ада к небу воспарил.

«Ага! - Фонвизин молвил братьям, -

Здесь будет встреча не по платьям,

Но по заслугам и уму».

- «Да много ли, - в ответ ему

Кричал, смеяся, Сумароков, -

Певцов найдется без пороков?

Поглотит Леты всех струя,

Поглотит всех, иль я не я!»

- «Посмотрим, - продолжал вполгласа

Поэт, проклятый от Парнаса, -

Егда прийдут...» Но вот они,

Подобно как в осенни дни

Поблеклы листия древесны,

Что буря в долах разнесла, {2} -

Так теням сим не весть числа!

Идут толпой в ущелья тесны,

К реке забвения стихов,

Идут под бременем трудов;

Безгласны, бледны, приступают,

Любезных детищей купают...

И более не зрят в волнах!

Но тут Минос, певцам на страх,

Старик угрюмый и курносый,

Чинит расправу и вопросы:

«Кто ты, вещай?» - «Я тот поэт,

По счастью очень плодовитый

(Был тени маленькой ответ),

Я тот, венками роз увитый

Поэт-философ-педагог,

Который задушил Вергилья,

Окоротил Алкею крылья.

Я здесь! _Сего бо хощет Бог

И долг священныя природы_...» {3}

- «Кто ж ты, болтун?» - «Я... Верзляков!»

- «Ступай и окунися в воды!»

- «Иду... во мне вся мерзнет кровь...

Душа... всего... душа природы,

Спаси... спаси меня, любовь!

Авось...» - «Нет, нет, болтун несчастный,

Довольно я с тобою выл!» -

Сказал ему Эрот прекрасный,

Который тут с Психеей был.

«Ступай!» - Пошел, - и нет педанта.

«Кто ты?» - спросил доносчик тень,

Несущу связку фолианта?

«Увы, я целу ночь и день

Писал, пишу и вечно буду

Писать... всё прозой, без _еров_.

Невинен я. На эту груду

Смотри, здесь тысячи листов,

Священной пылию покрытых,

И нет _ера_ ни одного.

Да, я!..» - «Скорей купать его!»

Но тут явились лица новы

Из белокаменной Москвы.

Какие странные обновы!

От самых ног до головы

Обшиты платья их листами,

Где прозой детской и стихами

Иной кладбище, мавзолей,

Другой журнал души своей,

Другой Меланию, Зюльмису,

Луну, Веспера, голубков,

Глафиру, Хлою, Милитрису,

Баранов, кошек и котов {4}

Воспел в стихах своих унылых

На всякий лад для женщин милых

(О, век железный!..). А оне

Не только въяве, но во сне

Поэтов не видали бедных.

Из этих лиц уныло-бледных

Один, причесанный в тупей,

Поэт присяжный, князь вралей,

На суд явил творенья новы.

«Кто ты?» - «Увы, я пастушок,

Вздыхатель, завсегда готовый;

Вот мой венок и посошок,

Вот мой букет цветов тафтяных,

Вот список всех красот упрямых,

Которыми дышал и жил,

Которым я насильно мил.

Вот мой баран, моя Аглая», -

Сказал и, тягостно зевая,

Спросонья в Лету поскользнул!

«Уф! я устал, подайте стул,

Позвольте мне, я очень славен.

Бессмертен я, пока забавен».

- «Кто ж ты?» - «_Я Русский и поэт_.

Бегом бегу, лечу за славой,

Мне враг чужой рассудок здравый.

Для Русских прав мой толк кривой,

И в том клянусь моей сумой».

- «Да кто же ты?» - «Жан-Жак я Русский,

Расин и Юнг, и Локк я Русский,

Три драмы Русских сочинил

Для Русских; нет уж боле сил

Писать для Русских драмы слезны;

Труды мои все бесполезны!

Вина тому - разврат умов», -

Сказал - в реку! и был таков!

Тут Сафы русские печальны,

Как бабки наши повивальны,

Несли расплаканных детей.

Одна - прости Бог эту даму! -

Несла уродливую драму,

Позор для ада и мужей,

У коих сочиняют жены.

«Вот мой Густав, герой влюбленный...»

- «Ага! - судья певице сей, -

Названья этого довольно:

Сударыня! мне очень больно,

Что вы, забыв последний стыд,

Убили драмою Густава.

В реку, в реку!» О, жалкий вид!

О, тщетная поэтов слава!

Исчезла Сафо наших дней

С печальной драмою своей;

Потом и две другие дамы,

На дам живые эпиграммы,

Нырнули в глубь туманных вод.

«Кто ты?» - «Я - виноносный гений.

Поэмы три да сотню од,

Где всюду ночь, где всюду тени,

_Где роща ржуща ружий ржот_, {5}

Писал с заказу Глазунова

Всегда на срок... Что вижу я?

Здесь реет между вод ладья,

А там, в разрывах черна крова,

Урания - душа сих сфер

И все титаны ледовиты,

Прозрачной мантией покрыты,

Слезят!» - Иссякнул изувер

От взора пламенной Эгиды.

Один отец «Телемахиды»

Слова сии умел понять.

На том брегу реки забвенья

Стояли тени в изумленьи

От речи сей: «Изволь купать

Себя и всех своих уродов». -

Сказал, не слушая доводов,

Угрюмый ада судия.

«Да всех поглотит вас струя!..»

Но вдруг на адский берег дикий

Призрак чудесный и великий

В обширном дедовском возке

Тихонько тянется к реке.

Наместо клячей запряженны,

Там люди в хомуты вложенны

И тянут кое-как, гужом!

За ним, как в осень трутни праздны,

Крылатым в воздухе полком

Летят толпою тени разны

И там и сям. По слову: «Стой!»

Кивнула бледна тень главой

И вышла с кашлем из повозки.

«Кто ты? - спросил ее Минос, -

И кто сии?» - на сей вопрос:

«Мы все с Невы поэты росски», -

Сказала тень. - «Но кто сии

Несчастны, в клячей превращенны?»

- «Сочлены юные мои,

Любовью к славе вдохновенны,

Они Пожарского поют

И топят старца Гермогена;

Их мысль на небеса вперенна,

Слова ж из Библии берут;

Стихи их хоть немного жестки,

Но истинно варяго-росски».

- «Да кто ж ты сам?» - «_Я также член_;

Кургановым писать учен;

Известен стал не пустяками,

Терпеньем, потом и трудами;

Аз есмь зело _славенофил_»,-

Сказал и пролог растворил.

При слове сем в блаженной сени

Поэтов приподнялись тени;

Певец любовныя езды

Осклабил взор _усмешкой блудной_

И рек: «О муж, умом не скудный!

Обретший редки красоты

И смысл в моей «Деидамии»,

Се ты! се ты!..» - «Слова пустые»,-

Угрюмый судия сказал

И в Лету путь им показал.

К реке подвинулись толпою,

Ныряли всячески в водах;

Тот книжку потопил в струях,

Тот целу книжищу с собою.

Один, один славенофил,

И то повыбившись из сил,

За всю трудов своих громаду,

За твердый ум и за дела

Вкусил бессмертия награду.

Тут тень к Миносу подошла

Неряхой и в наряде странном,

В широком шлафроке издранном,

В пуху, с косматой головой,

С салфеткой, с книгой под рукой.

«Меня врасплох, - она сказала,-

В обед нарочно смерть застала,

Но с вами я опять готов

Еще хоть сызнова отведать

Вина и адских пирогов:

Теперь же час, друзья, обедать.

Я - вам знакомый, я - Крылов!» {6}

«Крылов, Крылов», - в одно вскричало

Собранье шумное духов,

И эхо глухо повторяло

Под сводом адским: «Здесь Крылов!»

«Садись сюда, приятель милый!

Здоров ли ты?» - «И так и сяк».

-"Ну, что ж ты делал?» - «Всё пустяк -

Тянул тихонько век унылый,

Пил, сладко ел, а боле спал.

Ну, вот, Минос, мои творенья,

С собой я очень мало взял:

Комедии, стихотворенья

Да басни, - всё купай, купай!»

О, чудо! - всплыли все, и вскоре

Крылов, забыв житейско горе,

Пошел обедать прямо в рай.

Еще продлилось сновиденье,

Но ваше длится ли терпенье

Дослушать до конца его?

Болтать, друзья, неосторожно -

Другого и обидеть можно.

А Боже упаси того!

 

{1  Психею  -  душу  или  мечту - древние изображали в виде бабочки или

крылатой девы, обнявшейся с Купидоном.

2 Смотри VI песнь «Энеиды»

3 Смотри «Тень Кука»

4 Всё это, даже и кошки, воспеты в Москве - ссылаюсь на журналы.

5 Этот стих взят из сочинений Боброва, я ничего не хочу присваивать.

6 Крылов познакомился с духами через «Почту».}

45ll.net

Стихи о любви Константина Батюшкова

Здесь собраны все стихи русского поэта Константин Батюшков на тему Стихи о любви.

» Беседка муз
Под тению черемухи млечной И золотом блистающих акаций Спешу восстановить алтарь и Муз, и Граций, Сопутниц жизни молодой....
» Источник
Буря умолкла, и в ясной лазури Солнце явилось на западе нам; Мутный источник, след яростной бури, С ревом и с шумом бежит по полям!...
» К Маше (О, радуйся...)
О, радуйся, мой друг, прелестная Мария! Ты прелестей полна, любови и ума, С тобою грации, ты грация сама. Пусть Парки век прядут тебе часы златые!...
» К Никите (Как я люблю...)
Как я люблю, товарищ мой. Весны роскошной появленье И в первый раз над муравой Веселых жаворонков пенье....
» Кто это, так насупя брови...
Кто это, так насупя брови, Сидит растрепанный и мрачный, как Федул? О чудо! Это он!.. Но кто же? Наш Катулл, Наш Вяземский, певец веселья и любови!...
» Любовь в челноке
Месяц плавал над рекою, Всё спокойно! Ветерок Вдруг повеял, и волною Принесло ко мне челнок....
» Мадагаскарская песня
Как сладко спать в прохладной тени, Пока долину зной палит И ветер чуть в древесной сени Дыханьем листья шевелит!...
» Мои пенаты
Отечески Пенаты, О пестуны мои! Вы златом не богаты, Но любите свои...
» Мой гений
О, память сердца! Ты сильней Рассудка памяти печальной И часто сладостью твоей Меня в стране пленяешь дальной....
» Переход через Рейн
Меж тем как воины вдоль идут по полям, Завидя вдалеке твои, о, Реин, волны, Мой конь, веселья полный, От строя отделясь, стремится к берегам,...
» Сон могольца
Могольцу снилися жилища Елисейски: Визирь блаженный в них За добрые дела житейски, В числе угодников святых....
» Тень друга
Sunt aliquid manes: letum non omnia finit; Luridaque evictos effugit umbra rogos. * Я берег покидал туманный Альбиона:...
» Элизий
О, пока бесценна младость Не умчалася стрелой, Пей из чаши полной радость И, сливая голос свой...

Константин Батюшков

rupoem.ru

Батюшков Константин – Стихи о любви

Вы здесь

Таврида

Тебе ль оплакивать утрату юных дней...

Привидение

Пробуждение

Радость

Разлука

Выздоровление

Источник

Друг милый, ангел мой! сокроемся туда,
Где волны кроткие Тавриду омывают,
И Фебовы лучи с любовью озаряют
Им  древней Греции священные места.
      Мы там, отверженные роком,
Равны несчастием, любовию равны,
Под небом сладостным полуденной страны...Читать далее
Тебе ль оплакивать утрату юных дней?
     Ты в красоте не изменилась
           И для любви моей
От времени еще прелестнее явилась.
Твой друг не дорожит неопытной красой,
Незрелой в таинствах любовного искусства.
Без жизни взор ее - стыдливый и...Читать далее
     Из Парни

Посмотрите! в двадцать лет
Бледность щеки покрывает;
С утром вянет жизни цвет:
Парка дни мои считает
И отсрочки не дает.
Что же медлить! Ведь Зевеса
Плач и стон не укротит.
Смерти мрачной занавеса
Упадет - и...Читать далее

Зефир последний свеял сон
С ресниц, окованных мечтами,
Но я - не к счастью пробужден
Зефира тихими крылами.
Ни сладость розовых лучей
Предтечи утреннего Феба,
Ни кроткий блеск лазури неба,
Ни запах, веющий с полей,
Ни быстрый лёт коня...Читать далее
Любимца Кипридина
И миртом, и розою
Венчайте, о юноши
И девы стыдливые!
Толпами сбирайтеся,
Руками сплетайтеся
И, радостно топая,
Скачите и прыгайте!
Мне лиру тиискую
Камены и грации
Вручили с улыбкою:
И песни...Читать далее
Гусар, на саблю опираясь,
В глубокой горести стоял;
Надолго с милой разлучаясь,
               Вздыхая, он сказал:

Не плачь, красавица! Слезами
Кручине злой не пособить!
Клянуся честью и усами
              Любви не изменить!
...Читать далее

Как ландыш под серпом убийственным жнеца
     Склоняет голову и вянет,
Так я в болезни ждал безвременно конца
     И думал: парки час настанет.
Уж очи покрывал Эреба мрак густой,
     Уж сердце медленнее билось:
Я вянул, исчезал, и жизни молодой...Читать далее
Буря умолкла, и в ясной лазури
Солнце явилось на западе нам;
Мутный источник, след яростной бури,
С ревом и с шумом бежит по полям!
Зафна! Приближься: для девы невинной
Пальмы под тенью здесь роза цветет;
Падая с камня, источник пустынный
С...Читать далее

www.romanticcollection.ru

Стихотворения Батюшкова Константина - Бог

  • Проза
    • Абрамов Федор Александрович
    • Авдюгин Александр, протоиерей
    • Абрамцева Наталья Корнельевна
    • Аверченко Аркадий Тимофеевич
    • Агафонов Николай, протоиерей
    • Агриков Тихон, архимандрит
    • Аксаков Сергей Тимофеевич
    • Александра Феодоровна, страстотерпица
    • Александрова Татьяна Ивановна
    • Алексиевич Светлана Александровна
    • Алешина Марина
    • Альшиц Даниил Натанович
    • Андерсен Ганс Христиан
    • Анненская Александра Никитична
    • Арджилли Марчелло
    • Арцыбушев Алексей Петрович
    • Астафьев Виктор Петрович
    • Афанасьев Лазарь, монах
    • Ахиллеос Савва, архимандрит
    • Бажов Павел Петрович
    • Балашов Виктор Сергеевич
    • Балинт Агнеш
    • Барри Джеймс Мэтью
    • Барсуков Тихон, иеромонах
    • Баруздин Сергей Алексеевич
    • Бахревский Владислав Анатольевич
    • Белов Василий Иванович
    • Бернанос Жорж
    • Бернетт Фрэнсис Элиза
    • Бианки Виталий Валентинович
    • Бирюков Валентин, протоиерей
    • Блохин Николай Владимирович
    • Бонд Майкл
    • Борзенко Алексей
    • Бородин Леонид Иванович
    • Брэдбери Рэй Дуглас
    • Булгаков Михаил Афанасьевич
    • Булгаков Сергей, протоиерей
    • Булгаковский Дмитрий, протоиерей
    • Бунин Иван Алексеевич
    • Буслаев Федор Иванович
    • Бьюкенен Патрик Дж.
    • Варламов Алексей Николаевич
    • Веселовская Надежда Владимировна
    • Вехова Марианна Базильевна
    • Вильгерт Владимир, священник
    • Водолазкин Евгений
    • Вознесенская Юлия Николаевна
    • Волков Олег Васильевич
    • Волкова Наталия
    • Волос Андрей Германович
    • Воробьёв Владимир, протоиерей
    • Вурмбрандт Рихард
    • Гальего Рубен
    • Ганаго Борис Александрович
    • Гауф Вильгельм
    • Геворков Валерий
    • Гиляров-Платонов Никита Петрович
    • Гинзбург Евгения Соломоновна
    • Гоголь Николай Васильевич
    • Головкина Ирина
    • Гончаров Иван Александрович
    • Горбунов Алексей Александрович
    • Горшков Александр Касьянович
    • Горький Алексей Максимович
    • Гофман Эрнст
    • Грибоедов Александр Сергеевич
    • Грин Александр Степанович
    • Грин Грэм
    • Громов Александр Витальевич
    • Груздев Павел, архимандрит
    • Губанов Владимир Алексеевич
    • Гумеров Иов, иеромонах
    • Гэллико Пол
    • Даль Владимир
    • Данилов Александр
    • Дворкин Александр Леонидович
    • Дворцов Василий Владимирович
    • Девятова Светлана
    • Дёмышев Александр Васильевич
    • Десницкий Андрей Сергеевич
    • Дефо Даниэль
    • ДиКамилло Кейт
    • Диккенс Чарльз
    • Домбровский Юрий Осипович
    • Донских Александр Сергеевич
    • Достоевский Федор Михайлович
    • Дохторова Мария, схиигумения
    • Драгунский Виктор Юзефович
    • Дунаев Михаил Михайлович
    • Дьяченко Александр, священник
    • Екимов Борис Петрович
    • Ермолай-Еразм
    • Ершов Петр Павлович
    • Жизнеописания
    • Жильяр Пьер
    • Зайцев Борис Константинович
    • Зелинская Елена Константиновна
    • Зенкова Еликонида Федоровна
    • Знаменский Георгий Александрович
    • Зоберн Владимир Михайлович
    • Игумен N
    • Ильин Иван Александрович
    • Ильюнина Людмила Александровна
    • Имшенецкая Маргарита Викторовна
    • Ирзабеков Василий (Фазиль)
    • Казаков Юрий Павлович
    • Каледа Глеб, протоиерей
    • Каткова Вера
    • Катышев Геннадий
    • Кервуд Джеймс Оливер
    • Керсновская Евфросиния Антоновна
    • Киселева Татьяна Васильевна
    • Кисляков Спиридон, архимандрит
    • Козлов Сергей Сергеевич
    • Кокухин Николай Петрович
    • Колупаев Вадим
    • Константинов Димитрий, протоиерей
    • Королева Вера Викторовна
    • Короленко Владимир Галактионович
    • Корхова Виктория
    • Корчак Януш
    • Кочергин Эдуард Степанович
    • Краснов Петр Николаевич
    • Краснов-Левитин Анатолий Эммануилович
    • Краснова Татьяна Викторовна
    • Кривошеина Ксения Игоревна
    • Кристус Петрус
    • Крифт Питер
    • Кронин Арчибальд Джозеф
    • Кропотов Роман, иеромонах
    • Круглов Александр Васильевич
    • Крупин Владимир Николаевич
    • Куприн Александр Иванович
    • Кучмаева Изольда Константиновна
    • Лагерлёф Сельма
    • Ларионов Виктор Александрович
    • Лебедев Владимир Петрович
    • Леонтьев Дмитрий Борисович
    • Леонтьев Константин Николаевич
    • Лепешинская Феофила, игумения
    • Лесков Николай Семенович
    • Либенсон Христина
    • Линдгрен Астрид
    • Литвак Илья
    • Лихачёв Виктор Васильевич
    • Лукашевич Клавдия Владимировна
    • Льюис Клайв Стейплз
    • Люкимсон Петр Ефимович
    • Лялин Валерий Николаевич
    • Макаров Михаил
    • Макдональд Джордж
    • Макрис Дионисиос
    • Максимов Владимир Емельянович
    • Максимов Юрий Валерьевич
    • Малахова Лилия
    • Мамин-Сибиряк Дмитрий Наркисович
    • Мельников Николай Алексеевич
    • Мельников Федор Ефимович
    • Мельников-Печерский Павел Иванович
    • Милн Алан Александр
    • Мицов Георгий, священник
    • Монах святогорец
    • Муртазов Никон, иеродиакон
    • Назаренко Павел
    • Недоспасова Татьяна Андреевна
    • Немирович-Данченко Василий И.
    • Никитин Августин, архимандрит
    • Никифоров–Волгин Василий А.
    • Николаев Виктор Николаевич
    • Николаева Олеся Александровна
    • Нилус Сергей
    • Носов Евгений Иванович
    • Нотин Александр Иванович
    • Оберучева Амвросия, монахиня
    • Павлов Олег Олегович
    • Павлова Нина
    • Пантелеев Л.
    • Панцерева Елена
    • Парамонов Николай, игумен
    • Паустовский Константин Георгиевич
    • Пестов Николай Евграфович
    • Попов Меркурий, монах
    • Поповский Марк Александрович
    • Портер Элионор
    • Поселянин Евгений Николаевич
    • Потапенко Игнатий Николаевич
    • Прочие авторы
    • Пушкин Александр Сергеевич
    • Пыльнева Галина Александровна
    • Рак Павле

azbyka.ru

Константин Батюшков - К Дашкову: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Мой друг! я видел море зла
И неба мстительного кары:
Врагов неистовых дела
Войну и гибельны пожары.
Я видел сонмы богачей,
Бегущих в рубищах издранных,
Я видел бледных матерей,
Из милой родины изгнанных!
Я на распутьи видел их,
Как, к персям чад прижав грудных,
Они в отчаяньи рыдали
И с новым трепетом взирали
На небо рдяное кругом.
Трикраты с ужасом потом
Бродил в Москве опустошенной,
Среди развалин и могил;
Трикраты прах ее священной
Слезами скорби омочил.
И там,- где зданья величавы
И башни древние царей,
Свидетели протекшей славы
И новой славы наших дней;
И там,- где с миром почивали
Останки иноков святых,
И мимо веки протекали,
Святыни не касаясь их;
И там,- где роскоши рукою,
Дней мира и трудов плоды,
Пред златоглавою Москвою
Воздвиглись храмы и сады,-
Лишь угли, прах и камней горы,
Лишь груды тел кругом реки,
Лишь нищих бледные полки
Везде мои встречали взоры!..
А ты мой друг, товарищ мой
Велишь мне петь любовь и радость
Беспечность, счастье и покой
И шумную за чашей младость!
Среди военных непогод,
При страшном зареве столицы,
На голос мирный цевницы
Сзывать пастушек в хоровод!
Мне петь коварные забавы
Армид и ветреных цирцей
Среди могил моих друзей,
Утраченных на поле славы!..
Нет, нет! талант погибни мой
И лира, дружбе драгоценна,
Когда ты будешь мной забвенна,
Москва, отчизны край златой!
Нет, нет! пока на поле чести
За древний град моих отцов
Не понесу я в жертву мести
И жизнь, и к родине любовь;
Пока с израненным героем,
Кому известен к славе путь,
Три раза не поставлю грудь
Перед врагов сомкнутым строем —
Мой друг, дотоле будут мне
Все чужды Музы и Хариты,
Венки, рукой любови свиты,
И радость шумная в вине!

Анализ стихотворения «К Дашкову» Батюшкова

Молодой поэт, участник нескольких военных кампаний, Константин Николаевич Батюшков весной 1813 года пережил кризис мировоззрения. Итогом потрясения от увиденного в Москве после оставления города армией Наполеона стало стихотворение «К Дашкову».

Стихотворение написано в марте 1813 года. Его адресатом является Дмитрий Васильевич Дашков, приятель поэта по литературному кружку «Арзамас». К. Батюшкову в эту пору 26 лет, Д. Дашкову — 24 года. Первый добровольцем, вопреки воле отца, отправился участвовать в военных походах того времени, второй избрал иную долю: способный и даровитый, Д. Дашков быстро поднимался по карьерной лестнице в министерстве юстиции. К. Батюшков воевал и в Отечественную войну 1812 года, видел разоренную Москву после нашествия французов и великого пожара. Получив дружеское легкомысленное письмо, поэт пылко отвечает, что сердце его ранено окружающими бедствиями, ему не до веселья и любви.

Утонченный, любивший все европейское, ценивший французскую доблесть и философию, поэт испытывает страшное разочарование. Чужбина больше не кажется ему просвещенной. Он любит свое Отечество и разделяет с русским народом тяготы войны.

По жанру — гражданская, патриотическая лирика, по размеру — четырехстопный ямб с перекрестной рифмой. Лирический герой — сам автор. По композиции условно делится на 2 части: в первой — описание своих впечатлений от народных бедствий в сожженной Москве, во второй — полемика с другом о темах для творчества, уместных в это тяжелое время.

Лексика возвышенная, местами церковнославянская (перси, чада, на первый взгляд, неправильное ударение в рифмах «издранных-изгнанных»). Стихотворение изобилует восклицаниями и обращениями.

Много повторов: я видел, и там, лишь, нет. Трижды поэт проезжал в тот период через Москву (отсюда выражение «трикраты»). В заключительных строках тоже трижды он готов встать в первые ряды сражающихся храбрецов. Античная тема здесь подается с досадой: поэт отрекается от «харит и муз» (божеств увеселений и искусств), девушек, привычно называемых Армидами (героиня книги) и цирцеями (хоть это и имя злой волшебницы, но К. Батюшков нарочно пишет его со строчной буквы), не в силах воспевать он «среди могил друзей». «Москва, отчизны край златой», «пред златоглавою Москвой» — в этих эпитетах он подчеркивает былую славу и мощь города.

Описывая другу ужасы, постигшие Москву в 1812 году, поэт-воин К. Батюшков, живописует перед современниками и будущими поколениями картину, представшую перед его глазами. Стихотворение «К Дашкову» — плод не отвлеченного вдохновения, а рассказ свидетеля, до сих пор трогающий сердца читателей.

rustih.ru

Мои пенаты - стихи Батюшкова

Послание к Жуковскому и Вяземскому Отечески Пенаты, О пестуны мои! Вы златом не богаты, Но любите свои Норы и темны кельи, Где вас на новосельи, Смиренно здесь и там Расставил по углам; Где странник я бездомный, Всегда в желаньях скромный, Сыскал себе приют. О боги! будьте тут Доступны, благосклонны! Не вина благовонны, Не тучный фимиам Поэт приносит вам; Но слезы умиленья, Но сердца тихий жар, И сладки песнопенья, Богинь пермесских дар! О Лары! уживитесь В обители моей, Поэту улыбнитесь — И будет счастлив в ней!.. В сей хижине убогой Стоит перед окном Стол ветхий и треногой С изорванным сукном. В углу, свидетель славы И суеты мирской, Висит полузаржавый Меч прадедов тупой; Здесь книги выписные, Там жесткая постель — Все утвари простые, Все рухлая скудель! Скудель!.. Но мне дороже, Чем бархатное ложе И вазы богачей!.. Отеческие боги! Да к хижине моей Не сыщет ввек дороги Богатство с суетой; С наемною душой Развратные счастливцы, Придворные друзья И бледны горделивцы, Надутые князья! Но ты, о мой убогой Калека и слепой, Идя путем-дорогой С смиренною клюкой, Ты смело постучися, О воин, у меня, Войди и обсушися У яркого огня. О старец, убеленный Годами и трудом, Трикраты уязвленный На приступе штыком! Двуструнной балалайкой Походы прозвени Про витязя с нагайкой, Что в жупел и в огни Летал перед полками, Как вихорь на полях, И вкруг его рядами Враги ложились в прах!.. И ты, моя Лилета, В смиренной уголок Приди под вечерок Тайком переодета! Под шляпою мужской И кудри золотые И очи голубые Прелестница, сокрой! Накинь мой плащ широкой, Мечом вооружись И в полночи глубокой Внезапно постучись... Вошла — наряд военный Упал к ее ногам, И кудри распущенны Взвевают по плечам, И грудь ее открылась С лилейной белизной: Волшебница явилась Пастушкой предо мной! И вот с улыбкой нежной Садится у огня, Рукою белоснежной Склонившись на меня, И алыми устами, Как ветер меж листами, Мне шепчет: «Я твоя, Твоя, мой друг сердечный!..» Блажен, в сени беспечной, Кто милою своей, Под кровом от ненастья, На ложе сладострастья, До утренних лучей Спокойно обладает, Спокойно засыпает Близь друга сладким сном!.. Уже потухли звезды В сиянии дневном, И пташки теплы гнезды, Что свиты под окном, Щебеча покидают И негу отрясают Со крылышек своих; Зефир листы колышет, И все любовью дышит Среди полей моих; Все с утром оживает, А Лила почивает На ложе из цветов... И ветер тиховейный С груди ее лилейной Сдул дымчатый покров.... И в локоны златые Две розы молодые С нарциссами вплелись; Сквозь тонкие преграды Нога, ища прохлады, Скользит по ложу вниз... Я Лилы пью дыханье На пламенных устах, Как роз благоуханье, Как нектар на пирах!.. Покойся, друг прелестный, В объятиях моих! Пускай в стране безвестной, В тени лесов густых, Богинею слепою Забыт я от пелен: Но дружбой и тобою С избытком награжден! Мой век спокоен, ясен; В убожестве с тобой Мне мил шалаш простой; Без злата мил и красен Лишь прелестью твоей! Без злата и честей Доступен добрый гений Поэзии святой, И часто в мирной сени Беседует со мной. Небесно вдохновенье, Порыв крылатых дум! (Когда страстей волненье Уснет... и светлый ум, Летая в поднебесной, Земных свободен уз, В Аонии прелестной Сретает хоры муз!) Небесно вдохновенье, Зачем летишь стрелой, И сердца упоенье Уносишь за собой? До розовой денницы В отрадной тишине, Парнасские царицы, Подруги будьте мне! Пускай веселы тени Любимых мне певцов, Оставя тайны сени Стигийских берегов Иль области эфирны, Воздушною толпой Слетят на голос лирный Беседовать со мной!.. И мертвые с живыми Вступили в хор един!.. Что вижу? ты пред ними, Парнасский исполин, Певец героев, славы, Вслед вихрям и громам, Наш лебедь величавый, Плывешь по небесам. В толпе и муз и граций, То с лирой, то с трубой, Наш Пиндар, наш Гораций, Сливает голос свой. Он громок, быстр и силен, Как Суна средь степей, И нежен, тих, умилен, Как вешний соловей. Фантазии небесной Давно любимый сын, То повестью прелестной Пленяет Карамзин; То мудрого Платона Описывает нам, И ужин Агатона, И наслажденья храм, То древню Русь и нравы Владимира времян, И в колыбели славы Рождение славян. За ними сильф прекрасный, Воспитанник харит, На цитре сладкогласной О Душеньке бренчит; Мелецкого с собою Улыбкою зовет, И с ним, рука с рукою, Гимн радости поет!.. С эротами играя, Философ и пиит, Близь Федра и Пильпая Там Дмитриев сидит; Беседуя с зверями Как счастливый дитя, Парнасскими цветами Скрыл истину шутя. За ним в часы свободы Поют среди певцов Два баловня природы, Хемницер и Крылов. Наставники-пииты, О Фебовы жрецы! Вам, вам плетут хариты Бессмертные венцы! Я вами здесь вкушаю Восторги пиерид, И в радости взываю: О музы! я пиит! А вы, смиренной хаты О Лары и Пенаты! От зависти людской Мое сокройте счастье, Сердечно сладострастье И негу и покой! Фортуна, прочь с дарами Блистательных сует! Спокойными очами Смотрю на твой полет: Я в пристань от ненастья Челнок мой проводил, И вас, любимцы счастья, Навеки позабыл... Но вы, любимцы славы, Наперсники забавы, Любви и важных муз, Беспечные счастливцы, Философы-ленинцы, Враги придворных уз, Друзья мои сердечны! Придите в час беспечный Мой домик навестить — Поспорить и попить! Сложи печалей бремя, Жуковский добрый мой! Стрелою мчится время, Веселие стрелой! Позволь же дружбе слезы И горесть усладить, И счастья блеклы розы Эротам оживить. О Вяземский! цветами Друзей твоих венчай, Дар Вакха перед нами: Вот кубок — наливай! Питомец муз надежный, О Аристиппов внук! Ты любишь песни нежны И рюмок звон и стук! В час неги и прохлады На ужинах твоих Ты любишь томны взгляды Прелестниц записных. И все заботы славы, Сует и шум, и блажь, За быстрый миг забавы С поклонами отдашь. О! дай же ты мне руку, Товарищ в лени мой, И мы.... потопим скуку В сей чаше золотой! Пока бежит за нами Бог времени седой И губит луг с цветами Безжалостной косой, Мой друг! скорей за счастьем В путь жизни полетим; Упьемся сладострастьем, И смерть опередим; Сорвем цветы украдкой Под лезвием косы, И ленью жизни краткой Продлим, продлим часы! Когда же парки тощи Нить жизни допрядут И нас в обитель нощи Ко прадедам снесут,— Товарищи любезны! Не сетуйте о нас, К чему рыданья слезны, Наемных ликов глас? К чему сии куренья И колокола вой, И томны псалмопенья Над хладною доской? К чему?... Но вы толпами При месячных лучах Сберитесь и цветами Усейте мирный прах; Иль бросьте на гробницы Богов домашних лик, Две чаши, две цевницы, С листами повилик; И путник угадает Без надписей златых, Что прах тут почивает Счастливцев молодых!

istihi.ru

Константин Батюшков - Надежда: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Мой дух! доверенность к творцу!
Мужайся; будь в терпеньи камень.
Не он ли к лучшему концу
Меня провел сквозь бранный пламень?
На поле смерти чья рука
Меня таинственно спасала
И жадный крови меч врага,
И град свинцовый отражала?
Кто, кто мне силу дал сносить
Труды, и глад, и непогоду,-
И силу — в бедстве сохранить
Души возвышенной свободу?
Кто вел меня от юных дней
К добру стезею потаенной
И в буре пламенных страстей
Мой был вожатый неизменной?

Он! Он! Его все дар благой!
Он есть источник чувств высоких,
Любви к изящному прямой
И мыслей чистых и глубоких!
Все дар его, и краше всех
Даров — надежда лучшей жизни!
Когда ж узрю спокойный брег,
Страну желанную отчизны?
Когда струей небесных благ
Я утолю любви желанье,
Земную ризу брошу в прах
И обновлю существованье?

Анализ стихотворения «Надежда» Батюшкова

Творчество Константина Николаевича Батюшкова можно условно разделить на несколько этапов. Стихотворение «Надежда» — плод зрелой лирики еще молодого поэта.

Стихотворение написано в 1815 году, его автору исполнилось 28 лет, он участвовал в нескольких военных кампаниях против армии Наполеона, и в этот период он переживает болезненный кризис, приведший вскоре к полной переоценке ценностей. Война, смерть друга, затянувшийся разлад с отцом, промедление с переводом его в гвардию, согласие на брак от любимой девушки, полученное не по любви, а по воле ее опекунов. К. Батюшков словно становится другим человеком, отошли суета, погоня за удовольствиями и стремление делать карьеру.

По жанру — религиозная лирика, элегия, по размеру — четырехстопный ямб с перекрестной рифмой. Лирический герой — сам автор. Интонация исповедальная. Надежда как христианская добродетель — вот тема этого произведения. «Доверенность Творцу!» — доверие Богу. Раньше поэт был в иллюзии, что он сам творец своей судьбы, что все будет так, как он захочет, что он в силах достичь желаемого. Стихотворение полно восклицаниями и риторическими вопросами: мой дух! Его все дар благой! Страну желанную отчизны? Поэт гонит прочь отчаянье: мужайся; будь в терпеньи камень. Он перечисляет множество опасностей, через которые прошел в своей жизни невредимым: чья рука меня спасала, град свинцовый отражала?

Надежда неразрывно связана с верой и любовью. Он больше не думает об устройстве своей жизни на земле, не требует любви от людей, он ждет возвращения в небесное Отечество. Смерть не страшит его: он знает, что для христианина это только переход в иную жизнь, для которой, собственно, и предназначен человек.

В первой строфе поэт фиксирует внимание на военных походах, в которых он был задействован, во второй — на творчестве, вдохновении. Повторы усиливают горячую благодарность поэта: кто, кто мне силу дал? Кто вел к добру? Он! Он! Эпитеты: чувств высоких, мыслей чистых и глубоких, пламенных страстей, спокойный брег, бранный пламень. Олицетворения: жадный меч. Метафора: поле смерти, земная риза. Лишь несколько слов требуют пояснений: стезя (путь), бранный (военный), глад (голод), риза (одежда), узрю (увижу).

Лирика К. Батюшкова готовила почву для появления в русской поэзии феномена А. Пушкина. Сборник «Опыты в стихах и прозе» включает в себя произведение «Надежда».

rustih.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.