Стихи александр безыменский


Читать онлайн книгу Избранная лирика

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 1 страниц)

Назад к карточке книги

АЛЕКСАНДР БЫЗЫМЕНСКИЙ

ИЗБРАННАЯ ЛИРИКА

«Библиотечка избранной лирики»

Издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия», 1968

Scan, OCR. Spellcheck А.Бахарев

СОДЕРЖАНИЕ

Об авторе

Молодая гвардия

Присяга

Партбилет № 224332

Весенняя прелюдия

О знамени и поросёнке

О шапке

Комсофлотский марш

Двое и смерть

Реквием

Солдаты

Молодая гвардия (1962)

Основные книги А.И.Безыменского

ОБ АВТОРЕ

Перед студенческой аудиторией выступали поэты. Слушатели встречали их

по-разному: одним – «модным» – устраивали шумную овацию, другим аплодировали

вежливо-снисходительно. И вот ведущий объявил:

– Александр Безыменский!

В зале установилась тишина. На лицах некоторых молодых людей, сидящих в

партере, можно было прочесть немой вопрос: «Что может сказать этот человек, проживший на свете много-много лет, нам, людям шестидесятых годов?»

А он вышел на трибуну и, озорно окинув взглядом аудиторию, начал читать

удивительно молодо и звонко легендарную «Молодую гвардию». Это был

революционный гимн тех, чьи сыновья, дочери и внуки собрались сейчас на

поэтический вечер. И зал, повинуясь какой-то властной силе, встал.

Вперёд, заре навстречу,

Товарищи в борьбе!

Штыками и картечью

Проложим путь себе.

Смелей вперёд, и твёрже шаг,

И выше юношеский стяг.

Мы – молодая гвардия

Рабочих и крестьян.

Вступив в 1916 году в партию большевиков, Александр Ильич Безыменский

красногвардейцем участвовал в Октябрьской революции, а после установления

Советской власти принимал активное участие в организации союза молодёжи.

Молодость Александра Безыменского неотделима от молодости страны. Он был

участником многих съездов комсомола и многих его славных дел. Когда-то

существовало не занесённое ни в одну табель о рангах звание – комсомольский

поэт. И это почётное звание по праву принадлежит семидесятилетнему Александру

Безыменскому.

Его поэзия – вечно живой, кипящий родник. Она дорога тем, что в ней

совершенно органически, естественно, как и в самой жизни, сливаются

гражданский пафос и лирика, лукавая ирония и гневный сарказм.

Может ли быть талант весёлым и мудрым? Возможно, что кто-нибудь найдёт

это определение ненаучным. Но именно этими словами хочется сказать о

неувядающем таланте Александра Ильича.

Вечной молодости тебе, наш друг Саша!

Мануил Семёнов

Молодая гвардия

Вперёд, заре навстречу,

Товарищи в борьбе!

Штыками и картечью

Проложим путь себе.

Смелей вперёд, и твёрже шаг,

И выше юношеский стяг.

Мы – молодая гвардия

Рабочих и крестьян.

Ведь сами испытали

Мы подневольный труд.

Мы юности не знали

В тенетах рабских пут.

На душах цепь носили мы –

Наследье непроглядной тьмы.

Мы – молодая гвардия

Рабочих и крестьян.

И, обливаясь потом,

У горнов став своих,

Творили мы работой

Богатство для других.

Но этот труд в конце концов

Из нас же выковал борцов,

Нас – молодую гвардию

Рабочих и крестьян.

Мы поднимаем знамя.

Товарищи, сюда!

Идите строить с нами

Республику труда!

Чтоб труд владыкой мира стал

И всех в одну семью спаял,

В бой, молодая гвардия

Рабочих и крестьян!

1922

Присяга1

Душа навек тебе верна,

Ведь я твой сын, моя страна!

Мой путь широк. Мне цель ясна.

Я коммунист, моя страна!

Винтовка меткая грозна.

Я твой солдат, моя страна!

Я – чья рука тверда, сильна –

Строитель твой, моя страна!

Тобою жизнь моя красна.

Я твой поэт, моя страна!

В великой схватке мировой

Я знаменосец твой.

1918

Партбилет № 224332

Весь мир грабастают рабочие ручищи, Всю землю щупают, – в руках чего-то нет...

– Скажи мне, Партия, скажи мне, что ты ищешь? –

И скорбный голос мне ответил: – Партбилет...

Один лишь маленький... А сердце задрожало.

Такой беды большой ещё никто не знал!

Вчера, вчера лишь я в руках его держала, Но смерть ударила – и партбилет упал...

Эй, пролетарии! Во все стучите двери!

Неужли нет его и смерть уж так права?

Один лишь маленький, один билет потерян, А в боевых рядах – зияющий провал...

Я слушал Партию и боль её почуял.

Но сталью мускулов наполнилась рука:

– Ты слышишь, Партия? Тебе, тебе кричу я!

Тебя приветствует рабочий от станка.

Я в Партию иду. Я – сын Страны Советов.

Ты слышишь, Партия? Даю тебе обет: Пройдут лишь месяцы – сто тысяч партбилетов

Заменят ленинский утраченный билет.

24 января 1924

Весенняя прелюдия

Мне говорят: «Весна... и солнце пышет горном, И пляшет трепака по строчкам Сашка Жаров...»

А я иду, иду и думаю упорно

Про себестоимость советских товаров.

1 Стихи написаны и прочтены на I съезде РКСМ.

Я слышу, мне кричат: «Послушай, что такое?

Весна, – а ты поэт, – а в пятках нет огня...»

А я в ответ молчу. Я за весну спокоен: Придёт и расцветёт

Без меня.

Но знаю:

Иная весна

Есть.

И этой весне без меня

Не расцвесть.

И надобно ей не огня,

А тока.

Каплей весеннего сока,

Сока мускулов и мозга,

Я по асфальтовым стволам городов

Теку

К почкам весенним – к заводам.

Это не гость, не весна бестелая.

Эту весну – я сам делаю!

Ради неё

Я,

Мира властитель жёсткий,

Уголь копаю, выпиливаю доски,

Сам же везу их по рельсам и тракту, Делаю трактор,

Делаю ложки,

Сам у ссыпного пункта стою,

Рыбу ловлю – и каждой рыбёшке, Каждой ложке

Точный веду я хозяйский счёт.

Хочется мне и ещё и ещё

Взять,

Чтобы спрятать

В жадном заводском младенческом зеве.

Запад и юг!

Восток и север!

Соки, все соки у вас я возьму!

Это не гость, не весна бестелая, Эту весну – я сам делаю!

.....................................

Но почему, почему

Этому зелень,

Этому радость – любовное зелье, Мне же –

Лишний вагон – муки веселье?

Кто-то боится за девичьи губы, А я – за дымящие трубы...

Всё потому, потому, потому лишь: В жизни все думы мои потонули!

Всё потому, что я сам врос

В рост

Почки моей весенней.

Жизнь мне была ведь не сенью –

Опорой.

Эй, вы, которые!

Знаете ли вы,

Как пахнет жизнь?

Ах, как пахнет жизнь,

Как пахнет жизнь вкусно!

А кому-то грустно,

У кого-то сердце течёт

Растаявшей ледышкой с окон...

А я весенним соком,

Соком мускулов и мозга,

Теку

По асфальтовым стволам городов

К заводам.

...........................................

Так пусть кричат враги, что сердцем сухи мы.

И пусть не назовут меня они

Поэтом.

Всё равно:

Дни,

В белом ли фартуке зимы

Или в зелёной прозодежде лета, Надо заставить

Работать на нас.

Будут!

– Заставлю! –

Работать на нас.

Вот почему сейчас,

Хоть солнце пышет горном

И пляшет трепака по строчкам Сашка Жаров, Я, солнечный, иду и думаю упорно

Про себестоимость

Советских товаров.

О знамени и поросёнке

1

В те годы он слесарем работал, Милый друг, Федотка Ходунов.

Описать хотел бы я Федота,

Но боюсь – не хватит ярких слов.

Вы таких, наверно, не видали!

Не видали этакой красы!

В холода

Он надевал сандальи,

А с весны

Всегда ходил босым.

Брюки... Нет, не брюки на Федоте!

(Брюки брал он только напрокат!) Он влачил нелепые лохмотья,

Как листву деревья

В листопад.

Был Федот

Чудовищно высоким,

Но худым... не толще костыля,

Он носил

С иголки новый смокинг,

Под которым

Не было белья!

Что сказать! Кр-расивая фигура!

Нам теперь таких не отыскать!

Но зато его не знал я хмурым,

Он не знал, как выглядит тоска.

Смокинг был не раз перелицован, А Федот, расцветший за станком, Вместе с другом Колькой Курлецовым

Вёл вперёд ячейку и райком.

Вот друзья! Всегда ходили вместе...

Кой-когда носили мне стишки...

.................................

Пробил час. Федота из предместий

Вдаль увлёк

Войны гигантский шкив.

Те года гремели и звенели.

Помню я: среди стальных колонн

Смокинг шёл под серою шинелью

На вокзал, к теплушке, в эшелон.

Рядом с ним, весёлым, яснолицым, Провожая братьев и отцов,

Знамя нёс, оставленный в столице

Курлецов.

2

Есть у дней тяжёлая походка,

А года

Ползут исподтишка...

То, что жив обшарпанный Федотка, Я узнал случайно по стишкам

И подумал: «Вот ведь поросёнок!

Не зайдёт...»

Вдруг – настежь дверь,

И вот

Вместе с Колькой собственной персоной

Забежал хохочущий Федот.

Был Федот в ботинках... и – в калошах!..

(Видно, смокинг ветром унесло!)

– Ах, родимый! Ах ты, мой хороший! –

Понеслись потоки нежных слов.

Сел Федот и положил на столик

Трубкой свёрнутый огромнейший плакат.

– Я в селе... чайку бы выпить, что ли?

Секретарь... избач... и «адвокат»!

Я ль пишу?.. Конечно!.. И выходит!

Даже были где-то две статьи... –

Счастлив день, который к нам приводит

Тех, кто шёл с тобою по пути.

...Хохотал, показывая дёсны.

Три часа растаяли дымком.

Плыли вновь над нами те же вёсны, Клуб гудел, и заседал райком...

Позабыли мы про Курлецова,

Что сидел в углу вдали от нас.

Три часа не молвил он ни слова, Не сводя с Федота злобных глаз.

Вдруг он встал, расхлябанный, вихлястый, И сказал: – Погибло всё сполна!

Это да! Даёшь на фронт – и баста!

Золотые были времена!

Знамя нёс я... Напирал Деникин.

Умереть – и то ведь нипочём!

А теперь... (Тут головой поник он.) А теперь... ходи под нэпачом.

Дрянь дела!.. – Тут начал Колька крыть их.

(Стыли в нас от горюшка сердца.) Мол, ему

Сказал Воронский, критик:

«Надо нам «художника-спеца».

С тех времён испортилась погода.

Сам себе дороженьку размёл!

Третий год, как он ушёл с завода, Вот уж год оставил комсомол...

Что потом – не трудно догадаться.

(Эх, дела! Мне б не глядеть на вас!) Шляйся тут по тысячам редакций

Получить хоть маленький аванс.

Так он жил. Не мудрено, что вскоре, Вместе с «гениями» радости блатной, Он аванс и ломаное горе

Научился оставлять в пивной.

– ...Вот оно, что стало нынче с нами!

Жисть не жисть – паршивенькая клеть.

Взять бы нам утерянное знамя,

Я бы мог хоть с честью умереть...

.......................................

...Треснул стул под лапою Федотки.

Блюдце вдрызг – рассвирепел Федот.

Не слова – снаряды бьют из глотки!

А кулак стучит, как пулемёт.

– Жалкий трус! Растеря, не иначе!

Бросил ты наш славный трудный путь!

Видно, ты – под красным бантом кляча, Если мог

Такое сказануть.

Речь твоя вредна и безрассудна.

Хочешь плыть, – и чтобы без мелей?

Умереть? Да это, брат, не трудно.

Жить смоги! А это тяжелей.

Ты б хотел: что день – то на Варшаву?

Голодать – так чтоб не за «пустяк»?

Ты сумей в работишке шершавой

Видеть цель,

Ценить наш каждый шаг.

В комсомол! К работе! Наша сила —

В дружном стане боевых ребят... —

В этот миг со столика схватил он

Трубкой свёрнутый огромнейший плакат.

– Хочешь знамя? Вот.

А взять его сумей-ка! —

Тут плакат

Раскрыл он на столе:

Поросёнок,

вскормленный ячейкой,

должен быть

первейшим поросёнком

на селе.

3

Время шло. Из боевой винтовки

Бил Федот

Стервятников земли.

А другой –

Сам отдал жизнь верёвке...

Знать, не смог

Взять сердце из петли,

Знать, не мог в диковинном плакате

Видеть жизни радостный разлив, -

Чуять жизнь, где высталенной ратью

Бьются те, кто юным сердцем жив.

Эх, Федот, душа комсомолячья!

Расскажи, что значит не тужить!

Тот для нас под красным бантом кляча, Кто не мог

И умирать и жить.

Будет жизнь опять красноармейской, А пока... Федот! Кричи земле:

– Поросёнок,

Вскормленный ячейкой,

Должен быть

Первейшим на селе!

О шапке

Только тот наших дней не мельче, Только тот на нашем пути,

Кто умеет за каждой мелочью

Революцию мировую найти.

Кто о женщине. Кто о тряпке.

Кто о песнях прошедших дней.

Кто о чём.

А я – о шапке

Котиковой,

Моей.

Почему в ней такой я гордый?

Не глаза ведь под ней, а лучи!

Потому, что её по ордеру получил.

...................................

В девятнадцатом в Киев на отдых

Я, усталый, приехать смог,

И, покою два дня лишь отдав,

На третий – в окопы лёг.

Мы, голодные, жизнь творили!

Но знали: есть голод-волк.

В этот день мы без пуль покорили

Восставший девятый полк...

Да, о шапке...

И вот оттуда –

Я в Москву на военный сбор,

И в Цека получил, как чудо,

Ордер

«На головной убор».

Ордер этот в охапку.

В распределитель путь.

Получил я там – летом! –

Шапку

Котиковую,

Не какую-нибудь...

...............................

И теперь вот, сейчас, сегодня

Мимо салом заплывших витрин

Я шагаю, знаменем подняв

Шапку военных годин.

И теперь, что-нибудь покупая,

Выбирая ли, роясь в вещах,

Я об ордере прежнем мечтаю

И новых, идущих днях.

И, прочтя бюллетень о банкноте

Или весть о борьбе биржевой,

Я гляжу на восторженный котик

С думой грозовой:

Пусть катается кто-то на форде, Проживает в десятках квартир…

Будет день:

Мы предъявим

Ордер

Не на шапку –

На мир.

1923

Комсофлотский марш

1

Низвергнута ночь. Подымается солнце

Над морем рабочих голов.

Вперёд, краснофлотцы, вперёд, комсомольцы, На вахту грядущих веков!

Вперёд же по солнечным реям

На фабрики, шахты, суда!

По всем океанам и странам развеем

Мы алое знамя труда.

2

Мы, дети заводов и моря, упорны.

Мы волею нашей – кремни.

Не страшны нам, юным, ни бури, ни штормы, Ни трудные, страдные дни.

Вперёд же по солнечным реям

На фабрики, шахты, суда!

По всем океанам и странам развеем

Мы алое знамя труда.

3

Сгустились на западе гнёта потёмки, Рабочих сдавили кольцом.

Но грянет и там броненосец «Потёмкин», Да только с победным концом.

Вперёд же по солнечным реям

На фабрики, шахты, суда!

По всем океанам и странам развеем

Мы алое знамя труда.

4

Пусть сердится буря, пусть ветер неистов, Растёт наш рабочий прибой.

Вперёд, комсомольцы, вперёд, коммунисты, Вперёд, краснофлотцы, на бой!

Вперёд же по солнечным реям

На фабрики, шахты, суда!

По всем океанам и странам развеем

Мы алое знамя труда.

1924

Двое и смерть

Отшумела буря огневая.

Тишина прозрачна и легка.

Ранним утром вышла смерть седая

На полянку мирного леска.

Смерть устала. Смерти надоело

День и ночь размахивать косой.

На бугор костлявая присела

И умылась свежею росой.

Пели птицы. Копошились мухи.

Полз паук по шёлковой сети...

Захотелось яростной старухе

Хоть на время душу отвести.

Рядом – танков смертные останки, Ружья, трупы, касок серебро...

Хорошо бы здесь вот, на полянке, Сотворить кому-нибудь добро!

Слышит смерть: у дальнего пригорка

Два солдата стонут за кустом.

Чёрный крест у них на гимнастёрках

И железный череп над крестом.

Как смешно!.. Для смерти выпал случай, Обречённых на смерть возлюбя,

Их спасти от смерти неминучей, -

Это значит: от самой себя.

Напугавши смехом хрипловатым

Певчих птиц, рванувшихся в простор, Смерть подсела к раненым солдатам, Завязала тихий разговор.

– Что ты хочешь? – так она спросила, Наклонившись к чёрному плечу,

И солдат ответил через силу:

– Помоги, старуха! Жить хочу!

Как бревно, товарищ мой давнишний

Распростёрся на спине моей.

Ты меня избавь от ноши лишней.

Поскорей товарища убей!

Жить хочу... Селение большое

Нам сегодня отдали во власть.

Я хочу сейчас же после боя

В магазины вовремя попасть.

Я могу в домах и в магазинах

Насладиться радостью войны.

Мне нужны пятнадцать шкур звериных, Шёлк и обувь... платья для жены...

Жить хочу, чтоб выполнить скорее

Тот приказ, что мне сегодня дан: Поручили нашей батарее

Расстрелять бунтующих крестьян.

Я мечтаю видеть их мученья,

Бабьи слёзы, жалкий детский рёв, Чтобы вновь изведать наслажденье

Господина, бьющего рабов.

Жить хочу, чтоб властвовать над всеми, Попирая земли и тела!

Жить хочу, чтоб ты в любое время

Убивать без устали могла...

Ты молчишь? О горе! Я немею!

Пощади! Помилуй! Не убей!

Что я значу с силою моею

Пред тобой, владычица людей?

Каждый день встаёт виденьем страшным.

Я над миром властвовать стремлюсь, Но живу твоим рабом всегдашним, Потому что... я тебя боюсь...

Неподвижно старая сидела,

Отвернув безглазое лицо.

На траве распластанное тело

Только тронешь – станет мертвецом.

Ну-ка, смерть! Раба уничтожая, Насладись могуществом своим!

Почему повисла, как чужая,

Та рука, что властвует над ним?

На земле, снарядами изрытой,

На пригорке, тонущем в крови,

В этот миг семьёю деловитой,

Строя дом, сновали муравьи.

Над ветвями леса молодого

Нёсся ветра ласковый напев...

Не сказала старая ни слова,

Словно смерть, от гнева побледнев.

Но, привстав, заметила седая

Двух бойцов у дальнего пруда,

И на каждом метка золотая:

Серп и молот, красная звезда.

Поднялась костлявая старуха,

Подошла – и сразу напрямки:

– Что ты хочешь? – вымолвила глухо, Не скрывая злобы и тоски.

– Что ты хочешь? – так она спросила

У того, кто мог ещё ползти.

И боец ответил через силу:

– Я хочу... товарища спасти.

Я хочу опять изведать счастье

Быть врагом жестокости твоей.

Сделай так: вернусь я к нашей части, Сдам его – тогда меня убей... –

Удивилась старая немало:

«Видно, этот вовсе не из тех...»

– Хочешь жить? – бойцу она сказала.

И боец ответил: – Больше всех!

Я люблю и солнышко и небо,

Я люблю и землю и цветы,

Я люблю весёлый запах хлеба,

Вкус плодов и радость красоты.

Я хочу помочь моей Отчизне

Разгромить проклятого врага.

Я хочу побольше сделать в жизни, Потому-то жизнь мне дорога.

Я мечтаю жить одним порывом

С той страной, где сердцем молодым

Только тот зовёт себя счастливым, Кто приносит счастье всем другим.

Я хочу раздать богатство счастья

Тем, чья жизнь сурова и горька.

Много счастья есть у нас во власти!

Хватит всем на долгие века!

Жить хочу для дерзкого полёта, Жить хочу, чтоб мир освободить, Жить хочу, чтоб смерть лишить работы, Чтоб тебя, костлявая, убить!

Над грядущим нашим ты не властна.

Мы бессмертны – в этом я клянусь!

Оттого, что жить хочу я страстно, Я тебя нисколько не боюсь...

Не сказала старая ни слова,

Долго-долго стоя перед ним,

Пред бойцом, вперёд поползшим снова

С дорогим товарищем своим.

Было стыдно смерти всемогущей

Ощутить бессилие своё,

Но боец, едва-едва ползущий,

Стал сейчас владыкой для неё.

На кустах, снарядами примятых, Золотился солнца луч косой...

................................

Смерть ушла, фашистскому солдату

Отрубивши голову косой.

1941

Реквием

Когда наклоняется знамя

Над павшими в грозном бою,

Роняет печальное солнце

Слезу золотую свою.

На свежем высоком кургане

У чёрной могильной плиты

В глубоком и скорбном молчанье

Встают на колени цветы.

А ветер, летящий над чащей,

Разносит над ширью земной

Наш залп, на кургане гремящий, Как клятва Отчизне родной...

...Но снова взвивается знамя,

И трубы оркестров гремят,

И пушки стальными стволами

Вбивают снаряды в закат,

И ветер, свистящий над чащей,

Разносит грозней, чем вчера,

На запад, как буря, летящий

Раскат громового «ура».

1943

Солдаты

Огромной колонной

за взводом взвод

По улице

полк на манёвры идёт.

Красиво шагает

армейская рать.

Чеканный порядок.

Чудесная стать.

Сверкают на солнце

винтовок штыки,

Движенья едины,

шаги широки –

И любо любому

бросить свой взгляд

На лица и поступь

советских солдат.

...Плывёт потихоньку

над мирной Москвой

Обыденный

будничный день трудовой.

Привычное дело!

Знакомый маршрут!

Спешит на работу

трудящийся люд.

Шинелей и френчей

не носит никто.

Все в штатской одежде,

в ботинках, в пальто...

И вдруг

крутогрудый седой генерал

Оркестру молчавшему

подал сигнал –

И вмиг поднялась

дирижёра рука,

И грянули марш

музыканты полка,

И сразу открылось,

что разницы нет

Меж тем, кто в пальто

иль в шинель был одет.

Привычным движеньем

меняя шаги,

Шагнула вся улица

с левой ноги –

И были, куда ни посмотришь, видны

Солдаты, солдаты Советской страны...

1957

Молодая гвардия

Вперёд, заре навстречу,

Шагал наш комсомол.

В жестокой грозной сече

Он славный путь прошёл.

За власть Советскую свою

Геройски бились мы в бою,

Мы, молодая гвардия

Рабочих и крестьян.

В работе и в походах

Он вырос и расцвёл,

Слуга и сын народа –

Товарищ комсомол.

Идём мы первыми всегда

В рядах ударников труда,

Мы, молодая гвардия

Рабочих и крестьян.

Пусть клятвой будет людям

Наш комсомольский клич:

Мы жить на свете будем,

Как нам велел Ильич.

Советская Отчизна

Весь мир ведёт вперёд,

И солнце Коммунизма

Над Родиной встаёт.

Счастливым сделать шар земной

Клянёмся партии родной

Мы, молодая гвардия

Рабочих и крестьян.

1962

Основные книги А.И.Безыменского

(Библиографическая справка) Избранные стихи. М., «Советский писатель», 1947.

Избранное. М., Гослитиздат, 1947.

Гневные строки. М., «Советский писатель», 1949.

Марш мира. (Стихи и переводы) М., Гослитиздат, 1952.

Необычайное происшествие. (Стихи и эпиграммы) М., «Правда», 1957.

Стихи. М., Гослитиздат, 1957.

Вперёд, заре навстречу! Стихи о комсомоле и молодёжи. М., Детгиз, 1958.

Избранные произведения. В 2 томах. М., Гослитиздат, 1958.

Книга сатиры. М., «Советский писатель», 1961.

Сатира. М., «Правда», 1961.

Молот и меч. Стихи. М., «Советская Россия», 1962.

Партбилет № 224332. Стихи о Ленине. Воспоминания. М., «Молодая гвардия», 1963.

Партбилет № 224332. Стихи о Ленине. Воспоминания. М., «Молодая гвардия», 1968.

Document Outline

СОДЕРЖАНИЕ

Об авторе

ОБ АВТОРЕ

Весенняя прелюдия

Комсофлотский марш

Основные книги А.И.Безыменского

Назад к карточке книги "Избранная лирика"

itexts.net

Читать онлайн Александр Безыменский

Лелевич Г

Александр Безыменский

Литературная публика, как следует, узнала Безыменского, собственно говоря, только во второй половине 1922 года, но самые широкие слои Комсомола знали и ценили его, как своего поэта, еще в 1919–1920 гг. Иными словами, массовый захват стихов Безыменского предшествовал выявлению его мастерства. Это — далеко не обычный для поэта путь.

1. Знаю, с кем и куда иду

При самом первом знакомстве с поэзией Безыменского, прежде всего привлекает внимание обилие произведений, формулирующих литературные взгляды автора, произведений, являющихся стихотворными декларациями. Безыменский великолепно знает свое назначение, знает, в чем смысл его поэтического творчества, в чем право на существование поэзии вообще. Мистические, жреческие уклоны, выспренные и в то же время пустые идейки о «чистом искусстве», об «искусстве для искусства» совершенно чужды ему. Это с его уст сорвалось признание, на которое решится далеко не всякий поэт:

   Прежде всего я член партии,
   А стихотворец — потом.

Безыменский привык подходить к своему творчеству, как к свойственному ему виду революционной работы. Это ясное сознание общественных задач и общественной роли поэзии неоднократно звучит в целом ряде стихов Безыменского.

Но он не только ясно сознает задачи творчества, он так же превосходно видит его пути, его частные, временные проблемы. Когда обозначился перелом в пролетарской поэзии, знаменующий переход от абстрактного «космизма» к показу живого человека, Безыменский не только осуществил этот переход в своем творчестве, но и выразил его декларативно в известном стихотворении «Поэтам «Кузницы», стихотворении, ставшем как бы знаменем Московской Ассоциации Пролетарских Писателей:

Хорошо планеты
Перекидывать как комья!
Электропоэмами космос воспеть!
А вот сумейте
В каком-нибудь предгублескоме
Зарю грядущего разглядеть.
………………………
Пишите сотни «Поэм о собаке»
Но дайте одну хоть
О человеке живом.
Возьмите любого Федю на Рабфаке
Который будет
Нашим завтрашним днем.
Довольно неба
И мудрости вещей!
Давайте больше простых гвоздей!
Откиньте небо! Отбросьте вещи!
Давайте землю
И живых людей!

В последнем крупном своем стихотворении «Пролог» — Безыменский снова дал художественную программу:

Поэты! До каких же пор
В своих стихах не развернете
Рабочим нужное давно
Эпическое полотно?

Безыменский слишком хорошо понимает, что нельзя дать живую конкретную картину реальной пролетарской революции, не дав типов, не показав действия и переживания отдельных людей, разумеется, в их связи с коллективом. Как бы ни пыжились «космические» медиумы, как бы ни пытались они выдать механизированный безличный символизм за коллективизм, совершенно бесспорно, что прощупать мощь коллектива можно только познакомившись с составными частями этого последнего, — с людьми.

Говорят мне опять: — нельзя
Памятник личности высечь.
Петя! тебя я взял,
Потому, что ты сколок с тысяч.

Эти и многие другие стихи Безыменского лучше всего опровергают старый мещанский предрассудок, свойственный — увы! — и многим коммунистам, будто сознательность подрезает крылья творчеству, будто ясно намеченная цель связывает творческий порыв. Безыменский достиг результатов, значительность которых принуждены признать даже в большой степени и наши противники, потому что он хорошо знал, куда ему надо итти, что ему следует дать.

2. Поэт «стальной большевистской породы»

Различные поэты не плохо показали гигантский размах русской революции, некоторые передали и психику людей революции. Орешин познакомил нас с переживаниями среднего крестьянина, колеблющегося между пугачевским разгулом и всехристианнейшим отчаянием. Маяковский показал психику деклассированного интеллигента, примкнувшего к революции. Ахматова выявила настроения аристократической дамы, в которой исконный патриотизм борется с классовой ненавистью, советующей эмигрировать. Вера Инбер передала переживания такой же дамы, но только сменившей вехи и т. д., и т. д. Одного лишь не показали нам эти поэты: они не дали и не могли дать психику главного и активного участника великих событий — передового пролетария коммуниста. Безыменский дал это.

В каждой его строчке чувствуется сознательный и активный передовой боец пролетарской революции. Он не только сочувствует, он не только восторгается. Нет, он

…сам врос
В рост
Почки моей весенней[1].

Безыменский до мозга костей пропитан активностью. Он не может представить себя бездеятельным, посторонним зрителем борьбы и строительства. Самая мысль о пассивности, о покое ему мучительна.

…Не тоска ли всю ночь таскать
По кроватям и мысли и тело?!
Не тоска ли, скажи, не тоска
По ночам ничего не делать?!

Всеми фибрами своей души Безыменский любит свой класс, а также цитадель своего класса, горнило борьбы и творчества — завод. Он относится к нему с чисто родственною нежностью:

Хочется мне и еще, и еще
Взять,
Чтобы спрятать
В жадном, заводском, младенческо зев
Запад и юг!
Восток и север!
Соли, все соли у вас я возьму!

Для торжества своего класса, для успешного роста «почки весенней» — завода, поэт готов на величайшие жертвы. В одном из стихотворений цикла «Стихи о сыне», проникнутого теплой и нежной привязанностью к маленькому сынишке, как раз в стихотворении, написанном по поводу появления этого любимого Львенка на свет, Безыменский обращается к нему с такими бесконечно-суровыми и в то же время искренними словами:

Пришел — так шагай! Пусть зовет тебя жизнь
Всегда впереди на красной трибуне.
А если надо, — иди и ложись
Последней ступенькой к Коммуне.

Однако, любовь к классу, преданность ему, готовность всем пожертвовать для дела революции звучали в стихах многих поэтов. Правда, Безыменский показал эти настроения более реально, более конкретно, более естественно, чем хотя бы Иван Филиппченко, но все-таки не в этом — новое слово Безыменского. Последнему удалось передать ту черту коммуниста, которая оказалась недоступной большинству поэтов «Кузницы». Если Герасимов, Кириллов, Санников споткнулись о будничные тяготы Нэпа, — то Безыменский взглянул и на Нэп теми же глазами, какими смотрел на этот этап революции весь пролетарский авангард. В замечательном стихотворении «Коммунист» Безыменский метко и выпукло показал отличительные свойства большевика-ленинца, одинаково далекого и от оппортунизма, и от «левого ребячества», умеющего и в дни отступления подготовлять грядущие атаки:

Знаю: придется не мало
Маленьких дней пройти.
Вышел с гудком, запевалой,
В десятилетья пути.
Знаю я каждое место,
Где мне ступить и чем:
Волисполкомом, трестом,
Армией — или ничем.
Знаю оружье любое:
Штык, Совнарком, или горн.
С ними пройду я с боем
Встречные толщи гор.
Знаю, где враг клейкий.
Знаю, где солнце и муть.
Пальцами каждой ячейки
Щупаю верный путь.
Знаю свою пожитки.
Знаю беду на дому:
Пуговицу ль на нитке,
Топи бумаг или тьму.
Вытянул в мир с завода
Рук мускулистых рои.
Знаю: веков поводья
Будут мои!

И когда поэт чувствует в негодующих возгласах комсомольцев перед пивной нотку отчаяния, он спокойно отвечает:

Полно!
Пивная
У нас в руках.

Грохочут ли битвы гражданской войны, и жизнь проносится в сплошном дыму или тянутся серые дни Нэпа, когда борьба с буржуазией ведется при помощи червонца и снижения цен, Безыменский всегда один и тот же:

Неведома тому усталость,
Кто в порох мира — головня…
Такими были и остались
Мы до сегодняшнего дня.

Но глубоко заблуждается тот, кто думает, что психика, показанная в стихах Безыменского, это — психика мрачного фанатика, узколобого автомата, «мыслящей гильотины». Да, Безыменский готов пожертвовать даже сыном, но он любит этого сына страстно. Безыменский готов на самые суровые меры, но он ни на минуту не забывает о том, что кровавые страдания периода диктатуры это только ступеньки к светлому, радостному веку коммунизма:

dom-knig.com

«Выстрел» поэта Безыменского - МК

От гимна комсомола «Молодая гвардия» до злых эпиграмм

■ ■ ■

Родился русский поэт в одном из бесчисленных местечек на Украине в семье ремесленника Иоиля Шимона Гершановича, имевшего право жить за чертой оседлости. В губернском Владимире полиция записала его «одесским мещанином, комиссионером по продаже сахару». Жена содержала белошвейную мастерскую. Старший сын торговал в лавке сахарным песком и мукой. Младшего отец определил в губернскую гимназию, где старшеклассник попал в социал-демократический кружок. Репетитором по алгебре у гимназиста волею случая оказался студент Московского университета Павел Батурин, будущий комиссар дивизии легендарного Чапаева, погибший с ним в одном бою.

В гимназии сын комиссионера получил классическое образование, выучил немецкий и французский. Играл хорошо на рояле, пел и танцевал в зале Дворянского собрания под музыку полкового оркестра. Те, кто видел его тогда, запомнили на натертом до блеска паркете с упоением танцующего гимназиста «с большой шевелюрой зачесанных назад волос».

Из уроженцев местечек одни, спасаясь от погромов, эмигрировали, другие уходили под знамена революционных партий. В 18 лет в Киеве студента Коммерческого института приняли в запрещенную в Российской империи партию РСДРП — большевиков. В дни Февральской революции он бросил институт, вступил в отряд Красной гвардии, добывал оружие для восставших, захватывал почту и телеграф. 25 октября 1917 года юнкера 1-й Петергофской школы прапорщиков Гершановича назначили военным комиссаром станции Петергоф с приказом не пропускать в столицу защитников свергнутого Временного правительства.

Во Владимире двадцатилетний член партии вступил в комсомол. Его избрали секретарем губернского комитета. В комнате бывшего Дворянского собрания, в которой собирались первые комсомольцы, сохранились кожаные высокие стулья и «рояль — где Безыменский играл и пел одному ему понятные негритянские песни». В комсомольских журналах появились стихи за подписью А.Безыменский. Его избрали на первый съезд РКСМ в Москве, где делегатов принял Ленин.

В автобиографии Безыменский признался, что более сильное впечатление, чем первые напечатанные стихи, в день демонстрации 1918 года произвело на него пение его варианта французской Марсельезы. Вместо слов «Отречемся от старого мира» песня начиналась словами, не имевшими никакого отношения к жизни автора, танцевавшего в Дворянском собрании:

Всякой радости в жизни лишались

Мы от горя, насилий и бед.

Нашей юности мы и не знали,

Не видали мы солнечный свет.

Музыкально одаренный Безыменский прославился другим переводом — гимна австрийского Тироля середины ХIХ века. Его мелодия настолько хороша, что авторство приписывали Моцарту, и на нее неоднократно сочиняли разные слова. Безыменский сделал свой перевод в 1922 году, когда в Москве гостили германские комсомольцы, певшие на австрийскую мелодию немецкую песню «Юнге гарде». Ее перевел словами Наполеона, назвавшего своих юных солдат «молодой гвардией». Песню запели на собраниях, митингах, демонстрациях, съездах комсомола:

Вперед, заре навстречу,

Товарищи в борьбе!

Штыками и картечью

Проложим путь себе!

«Молодой гвардией» в СССР стали называть комсомол. Песня превратилась в гимн. С тех пор ее автор нигде не служил, жил постоянно в Москве по принципу «ни дня без строчки». Откликался на злобу дня, писал стихи и поэмы. Попал под влияние Маяковского, который гордился: «Я всю свою звонкую силу поэта тебе отдаю, атакующий класс!».

Подобно ему «атакующий класс» воспевал Безыменский:

Если не класс — то весь я не нужен!

Если не партия — к черту стихи!

Как в дни захвата почты и телеграфа, продолжал мечтать о мировой революции.

Ради нее «Юношеская правда» регулярно публиковала «Уроки немецкого языка». Тот, кто их учил, мог прочесть на немецком языке «выдержку из письма т. Троцкого в «Rote Fane», газете компартии Германии, хотевшей повторить наш Октябрь».

Под «Уроками немецкого языка» я увидел отрывок из поэмы Безыменского «Комсомолия», пронизанной идей мировой революции:

В «Комсомолии» Безыменский хотел превзойти Маяковского:

Даешь борьбу! И мы заставим

Греметь и биться каждый слог.

Мы Маяковскому поставим

Пятьсот очок.

На что Владимир Владимирович резко ответил:

Надо, чтоб поэт и в жизни был мастак.

Мы крепки, как спирт в полтавском штофе.

Ну а что вот Безыменский?!

Так… ничего… морковный кофе.

Иначе оценил «морковный кофе» Лев Троцкий, все еще всесильный член Политбюро и вождь Красной Армии: «Из всех наших поэтов, писавших о революции, для революции, по поводу революции, Безыменский наиболее органически к ней подходит, ибо он от ее плоти, сын революции. Октябревич».

Сына Льва, ставшего известным историком, знатоком Германии, молодой отец назвал в честь вождя. Подобно редактору «Юношеской правды» Борису Трейвасу, Безыменский поддержал «Новый курс» Троцкого. Что с годами вышло боком «Октябревичу».

А пока слава Безыменского росла и не уступала славе Маяковского и Есенина. Их часто приглашали выступать вместе. «Первым читал стихи Маяковский. Это был, как всегда, подлинный триумф... Когда я шел на авансцену, Владимир Владимирович дружески сжал мне локоть и ободряюще кивнул головой... Есенин оглядывал зал, прохаживаясь по сцене, а затем неожиданно заложил два пальца в рот и так свистнул, что люстры задрожали…. Но публика мигом затихла, когда золотоволосый красавец поэт прочитал первые строки стихов. Овации были нескончаемыми», — вспоминал Безыменский о выступлении в Большом зале Московской консерватории.

Александр знал наизусть стихи Сергея, хотел быть его другом:

Еще прибавлю я, любя,

Что ты, растрепанный, колючий,

Выдумываешь сам себя,

Но ты, не выдуманный, — лучше.

Безыменского не волновало, будут ли его читать потомки. Вдохновлялся тем, чем жили современники. Его стихи учили наизусть, печатали в газетах, читали по радио и на концертах. За десять лет, с 1920 по 1930 год, тираж сборников его поэзии достиг миллиона экземпляров, то есть каждый год выходило сто тысяч книг.

Безыменского радовало, что происходило в стране, начавшей индустриализацию. Пять лет подряд, когда сооружался Днепрогэс, два-три месяца проводил там. Побывал до рокового для него 1937 года на 19 заводах и стройках. Писал стихи, эпиграммы, фельетоны, подписи под карикатурами, частушки, песни. Его воображение поразила случайно увиденная заметка об «ударной бригаде», которая в рекордные сроки отремонтировала трамвайный вагон. Отложив все дела, поспешил к ударникам на Украину «и после трехмесячной работы в трамвайном парке написал в течение года пьесу «Выстрел».

«Московский комсомолец» 5 сентября 1929 года на «Литературной странице», редактируемой Осипом Мандельштамом, напечатал «Стычку» — сцену из седьмой картины пьесы «Выстрел».

За неделю до публикации в «Московском комсомольце» орган ЦК партии «Правда» опубликовал сцену из «Выстрела». В ней рабочий рассказывает, как офицер «запрятал длинноствольный револьвер»… На вопрос: «Кто был этот сукин сын?» — отвечает в рифму: «Полковник Алексей Турбин». Так звали героя пьесы «Дни Турбиных», с триумфом шедшей во МХАТе. Казалось бы, после такого выпада «Правды» участь пьесы решена. Но «Дни Турбиных» 20 раз смотрел Сталин. Исполнителю роли полковника Турбина актеру Николаю Хмелеву признался: «Хорошо играете Алексея. Мне даже снятся ваши черные усики»...

Тогда же Всеволод Мейерхольд ставит «Выстрел» с подобным успехом у зрителей. Но не у критики, обвинившей автора в «мелкобуржуазности» и «антипартийности». Многим, включая Маяковского, спектакль не понравился:

Томов гробовых камень веский,

На камне надпись — «Безыменский»….

Трехчасовой унылый «Выстрел»

Конец несчастного убыстрил.

Безыменский в отчаянии пишет письмо Сталину: «…Может, действительно мой творческий пыл оборачивается объективным лицом контрреволюционной концепции. Не скажу, чтобы это меня не волновало. В моей творческой и человеческой судьбе это имеет немаловажное значение — особенно Ваше мнение, Ваш ответ. Он мне нужен как хлеб, как воздух, ибо я хочу работать, а лучше уж ничего не делать, чем работать не на дело партии».

Хлеб и воздух он получил. «С комм. приветом» пришел из Кремля ответ, датированный 19 марта 1930 года:

…«Пишу с опозданием. Я не знаток литературы и, конечно, не критик. Тем не менее, ввиду Ваших настояний могу сообщить Вам свое личное мнение. Читал и «Выстрел» и «День нашей жизни».… Ничего ни «мелкобуржуазного», ни «антипартийного» в этих произведениях нет. И то, и другое, особенно «Выстрел», можно считать образцами революционного пролетарского искусства для настоящего времени».

«Выстрел» прошел в Москве с аншлагом сто раз. В Ленинграде спектакль показал известный тогда ТРАМ, Театр рабочей молодежи, на музыку Шостаковича. Наш автор был желанным в президиумах самых престижных заседаний. С речью в стихах выступил на XVI съезде партии о «связи писателя с жизнью». Его стихи слушали на съезде Советов и на съезде комсомола. В Большом театре произнес речь в столетнюю годовщину со дня гибели Пушкина. Под овации зала закончил здравицей:

Да здравствует гений бессмертный ума! И жизнь, о которой столетья мечтали! Да здравствует Ленин! Да здравствует Сталин!

Да здравствует солнце, да скроется тьма!

Торжественное заседание в Большом театре состоялось 10 февраля 1937 года. А через полгода, 10 августа, «Литературная газета» сообщила»: «А.Безыменский исключен из партии». За что? За то, что «А.Безыменский был активным троцкистом еще в 1923 году, отражал троцкистские настроения не только в этот период, но и в последующие годы».

Для того, кто жизнь не представлял вне партии, это был сокрушительный удар. Однако ареста не последовало. Сталин не дал расстрелять своего адресата, как поступил с первыми комсомольцами, его друзьями. Но из списка писателей, представленных к награждению орденами, вычеркнул собственноручно.

Началась вторая половина жизни — без съездов, речей в стихах, симфоний и премьер. На финской войне заслужил боевой орден Красной Звезды. В Отечественную войну прошел путь от Москвы до Праги журналистом газет «За честь Родины» и «Во славу Родины». Домой вернулся с орденом Боевого Красного Знамени. Луч славы осветил его, как в молодые годы, когда написал стихотворение, актуальное в наши дни:

Я брал Париж. И в этом нету чуда!

Его твердыни были мне сданы!

Я брал Париж издалека. Отсюда.

На всех фронтах родной моей страны…

По случаю 75-летия получил член партии с 1916 года, бравший почту и телеграф в 1917 году, самый дорогой для него орден Октябрьской Революции. Конечно, он знал эпиграмму Маяковского: «Уберите от меня этого бородатого комсомольца…» До него дошла эпиграмма: «Волосы дыбом, уши торчком, старый дурак с комсомольским значком». Но, невзирая на все, обещал: «Я буду сед, но комсомольцем, юный, останусь навсегда…»

…В Центральном доме журналиста перед вечером в честь неописуемой красоты героини Гражданской войны и писательницы Ларисы Рейснер я пригласил Александра Ильича выступить. Чему он обрадовался. Безыменский мог бы вспомнить, как по ее просьбе тайком узнал размеры обуви поэтов-комсомольцев, как со словами: «стихи у вас хорошие, но выглядите вы не фешенебельно» — Лариса попросила принять ее подарок, туфли и брюки…

Но перед началом собрания попросил «передать привет товарищам!». И не пришел.

www.mk.ru

Читать книгу Опасная профессия: писатель Юрия Безелянского : онлайн чтение

Мудрый сказочник. Евгений Шварц (1896–1958)

Автор «Голого короля», «Тени», «Обыкновенного чуда», «Золушки» и «Дракона» родился 9 (21) октября 1896 года в Казани. Он – это блистательный Евгений Львович Шварц.

Сегодня Шварц – общепризнанный классик. Его пьесы-сказки идут по всему миру – в Германии, США, Израиле, Польше и в других странах. Когда Московский молодежный театр поставил «Золушку», а Театриум на Серпуховке – «Дракона», зрители шумно приветствовали эти премьеры: назидательно, весело и вместе с тем страшно, – и в этом прелесть всех произведений Шварца. Сегодня Шварц – это пропуск на сцену с поклонами и восхищением. Но при жизни писателя и драматурга, увы, все было не так.

Высокий, красивый, с «римским профилем», с печальными глазами на удлиненном «блоковском» лице, Шварц пытался сделать карьеру героя-любовника в провинциальном театре. Но вскоре понял, что лучше писать для сцены, чем лицедействовать самому. Однако путь к пьесам лежал через детские журналы «Чиж» и «Еж», где Шварц прошел хорошую школу в компании с Введенским, Олейниковым и Хармсом. И первая книга Евгения Шварца, «Рассказ о старой скрипке», вышедшая в 1925 году, была адресована детям. А далее появились на свет пьесы и сказки, переделки-переложения сюжетов Андерсена и Перро: «Принцесса и свинопас», «Голый король», «Красная шапочка», «Золушка», «Снежная королева», «Тень».

Сюжеты вроде бы были похожи, но акценты были совершенно другими. Недаром в качестве эпиграфа к своей «Тени» Шварц привел слова Ханса Кристиана Андерсена: «Чужой сюжет как бы вошел в мою плоть и кровь, я пересоздал его и тогда только выпустил в свет».

Андерсеновские сюжеты у Шварца вышли более жесткими, более реалистичными, более приближенными к реальной жизни. Старые-престарые герои – Золушка, Снежная Королева, Баба Яга, Капризная принцесса, Глупый король, Злой советник обрели новые черты характера и легко вписались в контекст современной эпохи. Причем Евгений Львович одел их в прекрасные стилистические одежды, и оттого многие реплики вошли в разговорный язык.

«Детей надо баловать, – говорит Атаманша в «Снежной королеве», – тогда из них вырастают настоящие разбойники». «Вы думаете, это так просто – любить людей», – вздыхает Ланцелот. «Единственный способ избавить от драконов, – это иметь своего собственного дракона», – уверяет Шарлемань («Дракон»). «Посмотрите на всё сквозь пальцы, – советует доктор, осматривая Ученого («Тень»), – и махните на все рукой. Еще раз».

«Дракон» – это вершина творческого достижения Евгения Шварца. Он закончил пьесу в 1944 году, работал кропотливо, тщательно, создал аж три варианта. Герой – странствующий рыцарь Ланцелот – побеждает ужасного Дракона, а потом спустя годы возвращается и видит одни осколки от былой победы и печально говорит: «Работа предстоит мелкая. Хуже вышивания. В каждом из них придется убить дракона». Ольга Берггольц позднее писала:

 
А вас ли уж не драконили
разные господа
разными беззакониями
без смысла и без суда.
Но в самые тяжелые годы
от сказочника-поэта
мы столько слышали свободы,
сколько видели света.
 

А уж как драконили «Дракона»! Пьеса была принята к постановке в Ленинградском театре комедии, и ее повезли на гастроли в Москву. 4 августа 1944 года состоялся первый спектакль – и «Дракона» тут же запретили. Три головы Дракона должны были обозначать злейших врагов – Гитлера, Геббельса и Риббентропа. А зритель увидел в Драконе Сталина! Шварц так ярко выписал образ вождя-диктатора (Сталин, Гитлер – какая разница!), что зрители, узнав державные повадки, задрожали от страха. Недаром впоследствии Шварц признавался дочери: «Надо же! Писал про Гитлера, а получилось про нас».

В 1962 году «Дракон» был восстановлен и снова с треском снят. На этот раз ассоциации возникли с очередным вождем-правителем, с Хрущевым. Дракон – это грубая и жесткая тоталитарная власть. Никакой свободы народу. Права человека? Какая чушь! Только полное подчинение власти и восхваление вождя! Вот почему «Дракона» классифицировали как «вредную сказку». Вредную и опасную. Шварц был в отчаянии и шутил с друзьями: «А не написать ли мне пьесу про Ивана Грозного под названием «Дядя Ваня»?»

Такие же осложнения и неприятности были у писателя с пьесой «Голый король», она тоже подрывала основы власти. И в сказке у Шварца, и в жизни реальной власть оказалась одинаковой: чванливой, тупой и никчемной, но постоянно разбухающей от своего величия.

В декабре 1956 года Шварц посетил выставку Пабло Пикассо и испытал изумление: «Он делает то, что хочет». И страшно позавидовал независимости художника от власти, его свободе.

«Писать свободно» – это была давняя мечта Евгения Шварца. Свободно и легко. Но именно этого не получалось, и он горько сетовал в дневнике, что ему «не пишется», что «работа не клеится». Другой на его месте почил бы на лаврах (сколько сделано!), а он терзался и корил себя нещадно. Может быть, поэтому он решил разговаривать сам с собой и вести дневник: «… Решил во что бы то ни стало писать нечто ни для чего и ни для кого. Научиться рассказывать всё. Чтобы избавиться от попыток даже литературной отделки…»

Писал Шварц для себя, а оказалось – для всех. После смерти Евгения Львовича дневник был издан, сначала в усеченном виде, а в 1990 году в полном под названием «Живу беспокойно…»

В дневник вошла так называемая «Телефонная книга», где воспоминания о людях следуют в том порядке, в каком Шварц вносил их в свою алфавитную телефонную книгу. Мемуарные заметки (их можно назвать так) удивительны: это не сведение счетов со своими недругами и врагами, это не горькие истины друзьям, это скорее всего запечатленная эпоха, то «вытоптанное поле», в котором пришлось жить современникам писателя в 20–50-х годах. В дневнике Шварц приучал самого себя, в отличие от многих своих современников, к «умению смотреть фактам в глаза», не уходить от них, не смотреть под ноги, а смотреть прямо в лицо. Учиться видеть правду.

Примечательно, что в записях Шварца нет слова «арест» или «репрессии», вместо этого иносказания – «вдруг исчез». В целом Дневник получился то печальным, то смешным, то грустным, то ироничным, в зависимости от событий и персонажей в нем. А вообще Шварц больше судил себя, чем других.

В конце августа 1957 года, в предчувствии своего ухода из жизни, Евгений Шварц написал: «… Все перекладываю то, что написал за мою жизнь. Настоящей ответственной книги в прозе так и не сделал… Сразу же хочется начать оправдываться, на что я не имею права, так как идет не обвинение, а подсчет. Я мало требовал от людей, но, как все подобные люди, мало и давал. Я никого не предал, не оклеветал, даже в самые трудные годы выгораживал, как мог, попавших в беду. Но это значок второй степени и только. Это не подвиг. И, перебирая свою жизнь, ни в чем я не могу успокоиться и порадоваться… Дал ли я кому-нибудь счастья? Не поймешь. Я отдавал себя. Как будто ничего не требуя, целиком, но этим самым связывал и требовал… Дал ли я кому-нибудь счастья? Пойди разберись за той границей человеческой жизни, где слов нет, одни волны ходят… Определить, талантлив человек или нет, невозможно, – за это, может быть, мне кое-что и простилось бы. Или учлось бы. И вот я считаю и пересчитываю – и не знаю, какой итог».

Мало кто из людей способен на такую жесткую самооценку.

Умирал Евгений Львович Шварц тяжело. Пытался переиграть судьбу и подписался на 30-томное собрание сочинений Диккенса, но умер задолго до выхода последнего тома – 15 января 1958 года в Ленинграде, в возрасте 61 года.

Напрасно Шварц корил себя, что сделал не все, что хотел. Он сделал много. Его персонажи, как сказочные Фигаро, тоже поучаствовали в сломе советской Бастилии. Но абсурд жизни таков, что вместо одних драконов появились другие, потирающие руки, ибо главный Дракон сказал Ланцелоту сущую правду: «…Оставляю тебе прожженные души, дырявые души, мертвые души…» Они и сегодня, эти дырявые души, припадают к сапогам Сталина, раболепно извиваясь в любви к тирану. Человеческая глупость и зло неистребимы, и это прекрасно понимал волшебник Евгений Шварц. Лично он не питал никаких иллюзий.

В его замечательном сказочно-реалистическом «Драконе» сын бургомистра Генрих говорит: «Меня так учили!» На что тут же последовала мгновенная реакция: «Да, учили! Но почему ты, мерзавец, был первым учеником?!»

Всю жизнь Евгений Львович Шварц страдал от «первых учеников». Теперь настала наша очередь.

Комсомолец и маркиза. Александр Безыменский (1898–1973)

Золотые перья! Золотые перья!.. Что вы, батенька, раскудахтались о них. Перья бывают разные: золотые, позолоченные, стальные, несгибаемые… а еще бойкие, продажные, услужливые… Почему не поговорить о последних? И есть ведь носители таких. Один из них – Александр Безыменский.

Александр Ильич Безыменский – некогда большой и звонкий комсомольский поэт. Имя его гремело. Но кто сегодня его помнит? Отгремела слава боевая. Лично я его помню, и он даже вызывает во мне некую симпатию. Нет, не из-за стихов (они мне чужды), а из-за… фамилии. Безыменский-Безелянский. Что-то созвучное и однотипное. Не случайно, до войны в нашу квартиру постоянно звонили и спрашивали: «Александр Ильич дома? Можно с ним поговорить?..» Мама моя была недовольна: все путают и путают!..

Да, и меня в мое краткое комсомольское прошлое (грешен, каюсь: был в этом самом комсомоле) частенько переименовывали в Безыменского. Еще бы, у всех на слуху была его песня: «Вперед, заре навстречу, / Товарищи в борьбе! Штыками и картечью / Проложим путь себе…» Ну, а меня, Безелянского, увы, не знали: статей не писал, книг не издавал. «Штыками и картечью» путь себе не прокладывал. Был тихим и интеллигентным мальчиком.

Но хватит о себе, давайте об Александре Безыменском. Поэт, который своим кумиром считал Маяковского и даже писал под него, а Владимир Владимирович не оценил и припечатал:

 
Ну, а что вот Безыменский?!
Так… ничего…
морковный кофе.
 

То есть суррогат, а не поэт. Обидно было Александру Ильичу: ведь он так старался понравиться, – Маяковскому? – нет, подымай выше: самой советской власти!

Ну, а теперь немного биографии. Александр Безыменский родился 6 (18) января 1898 года в Житомире в семье местечкового ремесленника, кочевавшего по просторам Российской империи в поисках заработка. В 6 лет его перевезли во Владимир, где он в 1916 году окончил гимназию. Способный еврейский мальчик, но с завихрениями. Еще в гимназии вступил в социалистический кружок, а в Киеве, будучи студентом Киевского коммерческого института, начал работать в подпольной организации РСДРП. Быть коммерсантом – привычно и скучно, а быть революционером-большевиком – куда интересней и веселее. В автобиографических стихах Безыменский писал:

 
Помню, я вырос, а мама рыдала:
«Мальчик за книжкою почти не спал…»
Но перестала, узнав, что читал я
Трезвую книгу: «Капитал»…
 
 
…Мама вновь: молоко, яички…
Только буркнет мельком иногда:
«Знаешь, сын? Я сама большевичка.
Коммунисткой же быть… никогда?!»
 

Стихи, конечно, не ахти какие, но искренние. А рифма «яички-большевичка» – вообще прикольная!

Итак, еврейский юноша из Житомира читал «Капитал» и прочую марксистскую литературу и уверовал, что мир можно переделать, сделать его лучше и справедливее, но для этого надо свернуть шею всем капиталистам и буржуям, все у них отобрать, поделить между рабочими и… Вот это «и» было самым сказочным и заманчивым.

Безыменский – член РСДРП с 1916 года. В 17-м был мобилизован в армию и оказался под Петроградом и получил назначение на пост военного комиссара на станцию Старый Петергоф. Затем Владимир, где он организует местный Союз рабочей и крестьянской молодежи. Делегат первого съезда РКСМ, ну, а далее неизменный комсомолец: «Я буду сед, но комсомольцем останусь, юный, навсегда». И действительно, остался, хотя и вступил в партию и воспевал ее в знаменитом стихотворении «Партбилет». Хорошо, что не стал партийным функционером, а занялся исключительно поэзией – партийной и комсомольской.

Безыменский входил в состав многих редколлегий, сам организовал журнал «Вестник Интернационала», был одним из создателей печально знаменитого журнала «На посту», который громил писателей-недобитков. Много печатал стихов в «Комсомольской правде» и в других изданиях и стал автором многочисленных книг. Первая – «Юный пролетарий» – вышла во Владимире в 1920 году. Одна из книг называлась «По рельсам жизни». Рельсами были указания партии и правительства. Встал на рельсы – и катись! Немецкий литературовед Вольфганг Казак в своем «Лексиконе русских писателей XX века» отметил, что Безыменский «писал тенденциозные стихи на злобу дня, всегда отвечавшие партийной линии и наполненные радостным оптимизмом».

К сборнику «Как пахнет жизнь» (1924) написал предисловие сам вождь – Лев Троцкий: «Из всех наших поэтов, писавших о революции, для революции, по поводу революции, Безыменский наиболее органически к ней подходит, ибо он от ее плоти, сын революции. Октябревич».

Ильич. И Октябревич. Куда советее!.. Но когда Троцкого записали во «враги», его отзыв темным пятном лег на биографию поэта. Но он старался смыть его своим ярым верноподданничеством: «Сначала я член партии, а стихотворец потом»: «Если не класс – то весь я не нужен! / Если не партия – к черту стихи!»; «Только тот на нашем пути, / Кто умеет за каждой мелочью / Революцию мировую найти!»; «Партия! РКСМ!.. / В них каждый тезис корявый / Стоит десятков поэм».

Как старался Александр Ильич! Как служил! Как верил! Песни, положенные на его слова – «Молодая гвардия» и «Краснофлотский марш», пела в 20–30-е годы вся страна: «Вперед же по солнечным реям / На фабрики, шахты, суда, / По океанам и странам развеем / Мы алое знамя труда».

А как вам нравится «Песня у станка?» «С грязью каверзной воюя, / Песню новую спою я. / Дорогой станочек мой, /Не хочу идти домой». Так бы до ночи и фрезеровал бы, шлифовал или точил!..

Пародист Александр Архангельский тонко уловил эту производственную любовь Безыменского и язвительно написал:

 
Сколько в республике нашей чудес!
Сеялки, веялки, загсы, косилки.
ГИХЛ, МТП, МКХ, МТС.
Тысячи книг – в переплетах и без,
Фабрики-кухни, тарелки и вилки.
Сотни поэм и километры строк…
 

Во времена НЭПа Безыменский кипел и грозил, конечно:

 
Пусть катается нэпман на Форде,
Проживает в десятках квартир…
Будет день: мы предъявим ордер
Не на шапку – на мир.
 

Мы – это партия, массы, что стоят над личностью и отдельным человеком, и прочь всякие там «душевные крохи»: «чувства-мещане», «чувства-буржуи», «чувства-меньшевики». Нужны не чувства, а дела, размах, кипение, строительство. Главное, «строитель, боец, большевик» – это лицо эпохи. Поэт-откликатель, поэт-эхо. Как говорила о Безыменском Вера Инбер: «Шел по линии простого противопоставления: раньше нас радовало что-то, а сейчас – все это, раньше нас радовали «девичьи губы», а сейчас «дымящиеся трубы».

И еще один идол Безыменского – ВЧК. Чекисты с якобы чистыми руками. Он написал целую поэму о Дзержинском – «Феликс»:

 
Сынуля, хочешь знать, чем был товарищ Феликс?
Три буквы ты возьми и рядом их поставь;
В них хлещет кровь и дождь, в них тьма и море света.
Ну что же? Такова стезя большевика…
Возьми, скорей возьми: вон ту возьми и эту…
Три буквы стали в ряд…
 

И что это за волшебные буквы? ВЧК. Три буквы, от которых пробегала дрожь по спине и леденели руки, да и от позднейших модификаций тоже – НКВД, МВД, КГБ, ФСБ… Да, и сам Безыменский трепетал, когда в 1937 году разгромили руководящее ядро комсомола и вполне могла дойти очередь и до него. Безыменского исключили из партии, и ему пришлось просить отчаянно помощи и защиты вождя, но Сталин на его письма не ответил. Безыменского, правда, не арестовали, более того, восстановили в партии. Но опалу так и не сняли с него. В 1939 году наградили орденами и медалями большую группу советских писателей, так фамилию Безыменского Сталин лично вычеркнул из наградного списка.

Конечно, Безыменскому было обидно, ведь он создал даже особый жанр – стихотворные речи на съезде – были ли это съезды комсомола, Советов СССР или ударников колхозных полей, – Безыменский сочинял оды, гимны в стихах. В феврале 1937 года на торжественном заседании в Большом театре Безыменский выступил с юбилейной «Речью о Пушкине» (к 100-летию со дня смерти поэта). С такой концовкой в речи:

 
Да здравствует гений бессмертный ума!
И жизнь, о которой столетья мечтали!
Да здравствует Ленин! Да здравствует Сталин!
Да здравствует солнце, да скроется тьма!
 

Что это? Поэзия или политика? Или чистейшее верноподданничество на чистом сливочном масле лизоблюдства?..

До Большого театра на Первом съезде советских писателей была полемика между Бухариным, который сделал основной доклад о поэзии, и Безыменским, который резко ему оппонировал, отвергая бухаринское определение поэзии как «царства эмоций» и лихо нападая на классовых врагов в поэзии, в числе которых назвал Гумилева, Есенина, Клюева, Клычкова, Заболоцкого и других. Более того, Безыменский до того расхрабрился, что раскритиковал «ошибки» Маяковского («Морковный кофе» не давал покоя?)

Николай Бухарин спокойно ответил Безыменскому: что-де с ним «произошло то же, что и с Демьяном Бедным: не сумел переключиться на более сложные задачи, он стал элементарен, стал «стареть», и перед ним вплотную выросла опасность простого рифмованного перепева очередных лозунгов, с утерей изюминки творчества…»

Да, изюма не было. Но было страстное желание писать и восхвалять: «Ах, Комсомолия, мы почки твоих стволов, твоих ветвей…» В том же 1934 году вышла поэма Безыменского «Политотдельская свадьба», – что ни строка, то отпад: «Перо. Чернила. Лист бумаги. / Строка: «Обкому ВКП…» Об этой поэме Александр Твардовский записал в своем дневнике: «…длинно, многословно, фальшиво, барабанно… «деревня» лубочная, литературная, люди – немножко дурачки…»

В конце 20-х Безыменский написал пьесу «Выстрел», в которой заклеймил белое офицерство, пьеса шла во многих театрах страны, в том числе в Москве у Мейерхольда. А потом неожиданный кульбит: автора обвинили в «мелкобуржуазности» и «антипартийности». Для Безыменского это стало ударом, одно дело, когда он критиковал «ахматовок» и «пильнячков», другое дело – когда его. Безыменский незамедлительно попросил защиты у Сталина, которого назвал в своем обращении «знатоком литературы». «Знаток» ответил и совсем не так, как ожидал Безыменский. Сталин написал: «…Читая эти произведения, неискушенному читателю может показаться, что не партия исправляет ошибки молодежи, а наоборот». А потом грянул 37-й, и Безыменский чудом уцелел от репрессий.

В годы войны Безыменский работал во фронтовых газетах, был «верным солдатом партии» на литературном фронте. Написал стихотворение «Я брал Париж», которое стало знаменитым.

 
Я брал Париж. Я. Сын стальной России.
Я – Красной Армии солдат.
Поля войны – свидетели прямые —
Перед веками это подтвердят.
 
 
Я брал Париж. И в этом нету чуда!
Его твердыни были мне сданы!
Я брал Париж издалека. Отсюда.
На всех фронтах родной моей страны…
 
 
…Я отворял парижские заставы
В боях за Днепр, за Яссы, Измаил.
Я в Монпарнас вторгался у Митавы,
Я в Пантеон из Жешува входил…
 

Ну, и т. д. В общем, Безыменский «брал Париж!» После войны Безыменский активно громил в стихах американский империализм и внутренних врагов, больше всех досталось от Безыменского Борису Пастернаку и его «Доктору Живаго». Лидия Чуковская записала в дневнике 1 ноября 1958 года: «И в Москве, и в Переделкино бесконечные разговоры о том, кто же, в конце концов, вел себя вечером на собрании гнуснее: Смирнов или Зелинский, Перцов, Безыменский, Трифонова или Ошанин?..»

Александр Безыменский всегда находился в крайностях: или пламенно любил (Советскую власть, Сталина, ВЧК-НКВД), или огненно ненавидел. И никаких середин!

Словом, жил на свете поэт и уверенно шагал в ногу с веком. Пытались так шагать Мандельштам и Пастернак, но у них не получилось. Не с веком, конечно, а строем вместе с советской властью: ать-два… ать-два!.. Вот так прошагал Александр Безыменский с комсомольским значком на груди, дожив до естественной смерти. Он умер 20 июня 1973 года, в 75 лет. И дело тут не в верноподданничестве режиму (уничтожали и самых верных и преданных). Все решал случай. Просто Безыменскому выпал счастливый лотерейный билет и на нем не было начертанных слов «враг народа». Билетик был чистенький. Короче, «все хорошо, прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо».

Стоп! Это пел Леонид Утесов, а кто сочинил слова этой прелестной песенки? Не поверите: Александр Безыменский. Да, он был способным человеком и умел крепко рифмовать.

 
Ну-ка, держитесь, мировые Детройты!
Ой, ты!
Мы перекроем вас дважды и трижды!
…Ишшь, ты!
 

А вот и замечательная эпиграмма на собратьев по перу:

 
Не было это,
А может, и было.
Жил-был Герасимов, жил-был Кириллов.
 

Ну, а «Маркизу» французского поэта Мизраки Безыменский перевел на русский остроумно и изящно:

 
– Алло-алло, Лука, сгорел наш замок!
Ах, до чего мне тяжело!
Я – вне себя.
Скажите прямо, как это все произошло.
 

И следует подробный отчет: «– Узнал ваш муж, прекрасная маркиза, / Что разорил себя и вас, / Не вынес он подобного сюрприза / И застрелился в тот же час. / Упавши мертвым у печи, / Он опрокинул две свечи, / Попали свечи на ковер, / И запылал он, как костер, / Погода ветреной была – / Ваш замок выгорел дотла. / Огонь усадьбу всю спалил, / А с ней конюшню охватил. / Конюшня заперта была, / А в ней кобыла умерла. / А в остальном, прекрасная маркиза, / Все хорошо, все хорошо!»

Утесов выговаривал по-своему: каррощо!

Что хорошо и что плохо в творчестве Александра Безыменского? Вопрос риторический. «Поэт страны Комсомолия» (так называлась книга о нем, вышедшая в 60-х годах) был монолитом, впаянным в советскую эпоху. Ни шага вправо, ни шага влево. И лишь взгляд исподтишка на ветреную маркизу. Эх, если бы не случилась эта «заварушка» в октябре 17-го года, кто знает, может быть, Александр Ильич стал бы салонным поэтом с некоторой долей иронии, как Агнивцев, к примеру? «Маркиза юная играла в саду с виконтом Сент-Альмер…» А так пришлось ему играть с советской властью без всякого права выигрыша.

iknigi.net

Читать онлайн "Избранная лирика" автора Безыменский Андрей - RuLit

АЛЕКСАНДР БЫЗЫМЕНСКИЙ

ИЗБРАННАЯ ЛИРИКА

«Библиотечка избранной лирики»

Издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия», 1968

Scan, OCR. Spellcheck А.Бахарев

СОДЕРЖАНИЕ

Об авторе

Молодая гвардия

Присяга

Партбилет № 224332

Весенняя прелюдия

О знамени и поросёнке

О шапке

Комсофлотский марш

Двое и смерть

Реквием

Солдаты

Молодая гвардия (1962)

Основные книги А.И.Безыменского

ОБ АВТОРЕ

Перед студенческой аудиторией выступали поэты. Слушатели встречали их

по-разному: одним — «модным» — устраивали шумную овацию, другим аплодировали

вежливо-снисходительно. И вот ведущий объявил:

— Александр Безыменский!

В зале установилась тишина. На лицах некоторых молодых людей, сидящих в

партере, можно было прочесть немой вопрос: «Что может сказать этот человек, проживший на свете много-много лет, нам, людям шестидесятых годов?»

А он вышел на трибуну и, озорно окинув взглядом аудиторию, начал читать

удивительно молодо и звонко легендарную «Молодую гвардию». Это был

революционный гимн тех, чьи сыновья, дочери и внуки собрались сейчас на

поэтический вечер. И зал, повинуясь какой-то властной силе, встал.

Вперёд, заре навстречу,

Товарищи в борьбе!

Штыками и картечью

Проложим путь себе.

Смелей вперёд, и твёрже шаг,

И выше юношеский стяг.

Мы — молодая гвардия

Рабочих и крестьян.

Вступив в 1916 году в партию большевиков, Александр Ильич Безыменский

красногвардейцем участвовал в Октябрьской революции, а после установления

Советской власти принимал активное участие в организации союза молодёжи.

Молодость Александра Безыменского неотделима от молодости страны. Он был

участником многих съездов комсомола и многих его славных дел. Когда-то

существовало не занесённое ни в одну табель о рангах звание — комсомольский

поэт. И это почётное звание по праву принадлежит семидесятилетнему Александру

Безыменскому.

Его поэзия — вечно живой, кипящий родник. Она дорога тем, что в ней

совершенно органически, естественно, как и в самой жизни, сливаются

гражданский пафос и лирика, лукавая ирония и гневный сарказм.

Может ли быть талант весёлым и мудрым? Возможно, что кто-нибудь найдёт

это определение ненаучным. Но именно этими словами хочется сказать о

неувядающем таланте Александра Ильича.

Вечной молодости тебе, наш друг Саша!

Мануил Семёнов

Молодая гвардия

Вперёд, заре навстречу,

Товарищи в борьбе!

Штыками и картечью

Проложим путь себе.

Смелей вперёд, и твёрже шаг,

И выше юношеский стяг.

Мы — молодая гвардия

Рабочих и крестьян.

Ведь сами испытали

Мы подневольный труд.

Мы юности не знали

В тенетах рабских пут.

На душах цепь носили мы –

Наследье непроглядной тьмы.

Мы – молодая гвардия

Рабочих и крестьян.

И, обливаясь потом,

У горнов став своих,

Творили мы работой

Богатство для других.

Но этот труд в конце концов

Из нас же выковал борцов,

Нас – молодую гвардию

Рабочих и крестьян.

Мы поднимаем знамя.

Товарищи, сюда!

Идите строить с нами

Республику труда!

Чтоб труд владыкой мира стал

И всех в одну семью спаял,

В бой, молодая гвардия

Рабочих и крестьян!

1922

Присяга1

Душа навек тебе верна,

Ведь я твой сын, моя страна!

Мой путь широк. Мне цель ясна.

Я коммунист, моя страна!

Винтовка меткая грозна.

Я твой солдат, моя страна!

Я – чья рука тверда, сильна –

Строитель твой, моя страна!

Тобою жизнь моя красна.

Я твой поэт, моя страна!

В великой схватке мировой

Я знаменосец твой.

1918

Партбилет № 224332

Весь мир грабастают рабочие ручищи, Всю землю щупают, - в руках чего-то нет...

- Скажи мне, Партия, скажи мне, что ты ищешь? –

И скорбный голос мне ответил: - Партбилет...

Один лишь маленький... А сердце задрожало.

Такой беды большой ещё никто не знал!

Вчера, вчера лишь я в руках его держала, Но смерть ударила – и партбилет упал...

Эй, пролетарии! Во все стучите двери!

Неужли нет его и смерть уж так права?

Один лишь маленький, один билет потерян, А в боевых рядах – зияющий провал...

Я слушал Партию и боль её почуял.

Но сталью мускулов наполнилась рука:

- Ты слышишь, Партия? Тебе, тебе кричу я!

Тебя приветствует рабочий от станка.

Я в Партию иду. Я – сын Страны Советов.

Ты слышишь, Партия? Даю тебе обет: Пройдут лишь месяцы – сто тысяч партбилетов

Заменят ленинский утраченный билет.

24 января 1924

Весенняя прелюдия

Мне говорят: «Весна... и солнце пышет горном, И пляшет трепака по строчкам Сашка Жаров...»

А я иду, иду и думаю упорно

Про себестоимость советских товаров.

1 Стихи написаны и прочтены на I съезде РКСМ.

Я слышу, мне кричат: «Послушай, что такое?

Весна, - а ты поэт, - а в пятках нет огня...»

А я в ответ молчу. Я за весну спокоен: Придёт и расцветёт

Без меня.

Но знаю:

Иная весна

Есть.

И этой весне без меня

Не расцвесть.

И надобно ей не огня,

А тока.

Каплей весеннего сока,

Сока мускулов и мозга,

Я по асфальтовым стволам городов

Теку

К почкам весенним – к заводам.

Это не гость, не весна бестелая.

Эту весну – я сам делаю!

Ради неё

Я,

Мира властитель жёсткий,

Уголь копаю, выпиливаю доски,

Сам же везу их по рельсам и тракту, Делаю трактор,

Делаю ложки,

Сам у ссыпного пункта стою,

www.rulit.me

Читать онлайн "Александр Безыменский" автора Лелевич Г. - RuLit

Лелевич Г

Александр Безыменский

Литературная публика, как следует, узнала Безыменского, собственно говоря, только во второй половине 1922 года, но самые широкие слои Комсомола знали и ценили его, как своего поэта, еще в 1919–1920 гг. Иными словами, массовый захват стихов Безыменского предшествовал выявлению его мастерства. Это — далеко не обычный для поэта путь.

1. Знаю, с кем и куда иду

При самом первом знакомстве с поэзией Безыменского, прежде всего привлекает внимание обилие произведений, формулирующих литературные взгляды автора, произведений, являющихся стихотворными декларациями. Безыменский великолепно знает свое назначение, знает, в чем смысл его поэтического творчества, в чем право на существование поэзии вообще. Мистические, жреческие уклоны, выспренные и в то же время пустые идейки о «чистом искусстве», об «искусстве для искусства» совершенно чужды ему. Это с его уст сорвалось признание, на которое решится далеко не всякий поэт:

   Прежде всего я член партии,    А стихотворец — потом.

Безыменский привык подходить к своему творчеству, как к свойственному ему виду революционной работы. Это ясное сознание общественных задач и общественной роли поэзии неоднократно звучит в целом ряде стихов Безыменского.

Но он не только ясно сознает задачи творчества, он так же превосходно видит его пути, его частные, временные проблемы. Когда обозначился перелом в пролетарской поэзии, знаменующий переход от абстрактного «космизма» к показу живого человека, Безыменский не только осуществил этот переход в своем творчестве, но и выразил его декларативно в известном стихотворении «Поэтам «Кузницы», стихотворении, ставшем как бы знаменем Московской Ассоциации Пролетарских Писателей:

Хорошо планеты Перекидывать как комья! Электропоэмами космос воспеть! А вот сумейте В каком-нибудь предгублескоме Зарю грядущего разглядеть. ……………………… Пишите сотни «Поэм о собаке» Но дайте одну хоть О человеке живом. Возьмите любого Федю на Рабфаке Который будет Нашим завтрашним днем. Довольно неба И мудрости вещей! Давайте больше простых гвоздей! Откиньте небо! Отбросьте вещи! Давайте землю И живых людей!

В последнем крупном своем стихотворении «Пролог» — Безыменский снова дал художественную программу:

Поэты! До каких же пор В своих стихах не развернете Рабочим нужное давно Эпическое полотно?

Безыменский слишком хорошо понимает, что нельзя дать живую конкретную картину реальной пролетарской революции, не дав типов, не показав действия и переживания отдельных людей, разумеется, в их связи с коллективом. Как бы ни пыжились «космические» медиумы, как бы ни пытались они выдать механизированный безличный символизм за коллективизм, совершенно бесспорно, что прощупать мощь коллектива можно только познакомившись с составными частями этого последнего, — с людьми.

Говорят мне опять: — нельзя Памятник личности высечь. Петя! тебя я взял, Потому, что ты сколок с тысяч.

Эти и многие другие стихи Безыменского лучше всего опровергают старый мещанский предрассудок, свойственный — увы! — и многим коммунистам, будто сознательность подрезает крылья творчеству, будто ясно намеченная цель связывает творческий порыв. Безыменский достиг результатов, значительность которых принуждены признать даже в большой степени и наши противники, потому что он хорошо знал, куда ему надо итти, что ему следует дать.

2. Поэт «стальной большевистской породы»

Различные поэты не плохо показали гигантский размах русской революции, некоторые передали и психику людей революции. Орешин познакомил нас с переживаниями среднего крестьянина, колеблющегося между пугачевским разгулом и всехристианнейшим отчаянием. Маяковский показал психику деклассированного интеллигента, примкнувшего к революции. Ахматова выявила настроения аристократической дамы, в которой исконный патриотизм борется с классовой ненавистью, советующей эмигрировать. Вера Инбер передала переживания такой же дамы, но только сменившей вехи и т. д., и т. д. Одного лишь не показали нам эти поэты: они не дали и не могли дать психику главного и активного участника великих событий — передового пролетария коммуниста. Безыменский дал это.

В каждой его строчке чувствуется сознательный и активный передовой боец пролетарской революции. Он не только сочувствует, он не только восторгается. Нет, он

www.rulit.me

Александр Безыменский – биография, книги, отзывы, цитаты

Алекса́ндр Ильи́ч Безыме́нский (6 (18) января 1898, Житомир, — 26 июня 1973, Москва) — русский советский поэт.

Александр Безыменский родился в Житомире (ныне Украина). В 1916 окончил гимназию во Владимире, некоторое время учился в Киевском коммерческом институте. Член РСДРП(б) с 1916 года. Участник Октябрьского вооружённого восстания в Петрограде.

Деятель комсомольского движения; был членом ЦК РКСМ 1-го созыва, делегатом съездов комсомола. На 7-м съезде ВЛКСМ избран почётным комсомольцем.

Начал печататься в 1918 году. В 1920-х годах — популярный комсомольский поэт. На его стихи были написаны песни. В начале 1924 года стал одним из авторов заявления в поддержку «Нового курса» Л. Троцкого;…

Алекса́ндр Ильи́ч Безыме́нский (6 (18) января 1898, Житомир, — 26 июня 1973, Москва) — русский советский поэт.

Александр Безыменский родился в Житомире (ныне Украина). В 1916 окончил гимназию во Владимире, некоторое время учился в Киевском коммерческом институте. Член РСДРП(б) с 1916 года. Участник Октябрьского вооружённого восстания в Петрограде.

Деятель комсомольского движения; был членом ЦК РКСМ 1-го созыва, делегатом съездов комсомола. На 7-м съезде ВЛКСМ избран почётным комсомольцем.

Начал печататься в 1918 году. В 1920-х годах — популярный комсомольский поэт. На его стихи были написаны песни. В начале 1924 года стал одним из авторов заявления в поддержку «Нового курса» Л. Троцкого; позже присоединился к хору обличителей «троцкизма».

В 1922 году был одним из основателей литературных групп «Молодая гвардия» и «Октябрь». Участник РАПП (1923—1926). В 1923 оставил должность редактора газеты «Красная молодёжь» и полностью отдался поэтическому творчеству.

Безыменский работал в выездных редакциях газет «Правда», «Комсомольская правда», на заводах и новостройках. Также он был сценаристом в советской анимации.

В 1930-х годах популярность Безыменского снизилась.

Александр Безыменский умер 26 июня 1973 года. Похоронен в москве на Новодевичьем кладбище (участок № 7).

www.livelib.ru

Александр Безыменский. Александр Безыменский. Стихи

  • Безыменский —         Александр Ильич [р. 6(18).1.1898, Житомир], русский советский поэт. Член КПСС с 1916. Участник Октябрьской революции в Петрограде. Деятель юношеского коммунистического движения; был членом ЦК РКСМ 1 го созыва, делегатом съездов комсомола …   Большая советская энциклопедия

  • Безыменский Александр Ильич — [р. 6(18).1.1898, Житомир], русский советский поэт. Член КПСС с 1916. Участник Октябрьской революции в Петрограде. Деятель юношеского коммунистического движения; был членом ЦК РКСМ 1 го созыва, делегатом съездов комсомола. На 7 м съезде ВЛКСМ… …   Большая советская энциклопедия

  • Безыменский, Александр Ильич — Александр Ильич Безыменский Александр Ильич Безыменский (6 (18) января 1898, Житомир 26 июня 1973, Москва) русский советский поэт. Содержание 1 Биография …   Википедия

  • Безыменский — Александр Ильич (1898–) современный пролетарский поэт, родился в гор. Житомире. В 1916 окончил гимназию во Владимире и поступил в Киевский коммерческий институт. С 1915 в социалистическом кружке, с 1916 член большевистской партии. Активный… …   Литературная энциклопедия

  • Безыменский, Александр Ильич — современный пролетарский поэт. Род. 1898 в Житомире. Большевик с 1917. Имеет революционный стаж (работал в подполье). Был членом ЦК Комсомола и членом правления ВАПП (Всесоюзная ассоциация пролетарских писателей). Один из основателей группы… …   Большая биографическая энциклопедия

  • БЕЗЫМЕНСКИЙ Александр Ильич — (1898—1973), русский советский поэт. Чл. КПСС с 1916. Сб. стихов «Октябрьские зори» (1920), «Края владёмирские» (1926), «Стихи о Ленине» (1929), «Мы делаем сталь» (1930), «Мы любим жизнь» (1942), «Фронтовая тетрадь» (1946), «Гневные строки»… …   Литературный энциклопедический словарь

  • Бенефис Ларисы Голубкиной — Жанр музыкальный, фильм спектакль Режиссёр Евгений Гинзбург Автор сценария Борис Пургалин В главных ролях …   Википедия

  • «МАСТЕР И МАРГАРИТА» —         Роман. При жизни Булгакова не был завершен и не публиковался. Впервые: Москва, 1966, № 11; 1967, № 1. Время начало работы над М. и М. Булгаков в разных рукописях датировал то 1928, то 1929 г. Скорее всего, к 1928 г. относится… …   Энциклопедия Булгакова

  • Иван Бездомный — Файл:Профессор Стравинский ставит Ивану Бездомному диагноз шизофрения.JPG Профессор Стравинский ставит Ивану Бездомному диагноз шизофрения. Иван Бездомный (настоящее имя Иван Николаевич Понырев)  литературный персонаж романа Михаила… …   Википедия

  • Русская литература — I.ВВЕДЕНИЕ II.РУССКАЯ УСТНАЯ ПОЭЗИЯ А.Периодизация истории устной поэзии Б.Развитие старинной устной поэзии 1.Древнейшие истоки устной поэзии. Устнопоэтическое творчество древней Руси с X до середины XVIв. 2.Устная поэзия с середины XVI до конца… …   Литературная энциклопедия

  • Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика —         РСФСР.          I. Общие сведения РСФСР образована 25 октября (7 ноября) 1917. Граничит на С. З. с Норвегией и Финляндией, на З. с Польшей, на Ю. В. с Китаем, МНР и КНДР, а также с союзными республиками, входящими в состав СССР: на З. с… …   Большая советская энциклопедия

  • books.academic.ru

    Александр Безыменский. Александр Безыменский. Стихи

  • Безыменский —         Александр Ильич [р. 6(18).1.1898, Житомир], русский советский поэт. Член КПСС с 1916. Участник Октябрьской революции в Петрограде. Деятель юношеского коммунистического движения; был членом ЦК РКСМ 1 го созыва, делегатом съездов комсомола …   Большая советская энциклопедия

  • Безыменский Александр Ильич — [р. 6(18).1.1898, Житомир], русский советский поэт. Член КПСС с 1916. Участник Октябрьской революции в Петрограде. Деятель юношеского коммунистического движения; был членом ЦК РКСМ 1 го созыва, делегатом съездов комсомола. На 7 м съезде ВЛКСМ… …   Большая советская энциклопедия

  • Безыменский, Александр Ильич — Александр Ильич Безыменский Александр Ильич Безыменский (6 (18) января 1898, Житомир 26 июня 1973, Москва) русский советский поэт. Содержание 1 Биография …   Википедия

  • Безыменский — Александр Ильич (1898–) современный пролетарский поэт, родился в гор. Житомире. В 1916 окончил гимназию во Владимире и поступил в Киевский коммерческий институт. С 1915 в социалистическом кружке, с 1916 член большевистской партии. Активный… …   Литературная энциклопедия

  • Безыменский, Александр Ильич — современный пролетарский поэт. Род. 1898 в Житомире. Большевик с 1917. Имеет революционный стаж (работал в подполье). Был членом ЦК Комсомола и членом правления ВАПП (Всесоюзная ассоциация пролетарских писателей). Один из основателей группы… …   Большая биографическая энциклопедия

  • БЕЗЫМЕНСКИЙ Александр Ильич — (1898—1973), русский советский поэт. Чл. КПСС с 1916. Сб. стихов «Октябрьские зори» (1920), «Края владёмирские» (1926), «Стихи о Ленине» (1929), «Мы делаем сталь» (1930), «Мы любим жизнь» (1942), «Фронтовая тетрадь» (1946), «Гневные строки»… …   Литературный энциклопедический словарь

  • Бенефис Ларисы Голубкиной — Жанр музыкальный, фильм спектакль Режиссёр Евгений Гинзбург Автор сценария Борис Пургалин В главных ролях …   Википедия

  • «МАСТЕР И МАРГАРИТА» —         Роман. При жизни Булгакова не был завершен и не публиковался. Впервые: Москва, 1966, № 11; 1967, № 1. Время начало работы над М. и М. Булгаков в разных рукописях датировал то 1928, то 1929 г. Скорее всего, к 1928 г. относится… …   Энциклопедия Булгакова

  • Иван Бездомный — Файл:Профессор Стравинский ставит Ивану Бездомному диагноз шизофрения.JPG Профессор Стравинский ставит Ивану Бездомному диагноз шизофрения. Иван Бездомный (настоящее имя Иван Николаевич Понырев)  литературный персонаж романа Михаила… …   Википедия

  • Русская литература — I.ВВЕДЕНИЕ II.РУССКАЯ УСТНАЯ ПОЭЗИЯ А.Периодизация истории устной поэзии Б.Развитие старинной устной поэзии 1.Древнейшие истоки устной поэзии. Устнопоэтическое творчество древней Руси с X до середины XVIв. 2.Устная поэзия с середины XVI до конца… …   Литературная энциклопедия

  • Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика —         РСФСР.          I. Общие сведения РСФСР образована 25 октября (7 ноября) 1917. Граничит на С. З. с Норвегией и Финляндией, на З. с Польшей, на Ю. В. с Китаем, МНР и КНДР, а также с союзными республиками, входящими в состав СССР: на З. с… …   Большая советская энциклопедия

  • books.academic.ru

    Александр Безыменский. Александр Безыменский. Стихи

  • Безыменский —         Александр Ильич [р. 6(18).1.1898, Житомир], русский советский поэт. Член КПСС с 1916. Участник Октябрьской революции в Петрограде. Деятель юношеского коммунистического движения; был членом ЦК РКСМ 1 го созыва, делегатом съездов комсомола …   Большая советская энциклопедия

  • Безыменский Александр Ильич — [р. 6(18).1.1898, Житомир], русский советский поэт. Член КПСС с 1916. Участник Октябрьской революции в Петрограде. Деятель юношеского коммунистического движения; был членом ЦК РКСМ 1 го созыва, делегатом съездов комсомола. На 7 м съезде ВЛКСМ… …   Большая советская энциклопедия

  • Безыменский, Александр Ильич — Александр Ильич Безыменский Александр Ильич Безыменский (6 (18) января 1898, Житомир 26 июня 1973, Москва) русский советский поэт. Содержание 1 Биография …   Википедия

  • Безыменский — Александр Ильич (1898–) современный пролетарский поэт, родился в гор. Житомире. В 1916 окончил гимназию во Владимире и поступил в Киевский коммерческий институт. С 1915 в социалистическом кружке, с 1916 член большевистской партии. Активный… …   Литературная энциклопедия

  • Безыменский, Александр Ильич — современный пролетарский поэт. Род. 1898 в Житомире. Большевик с 1917. Имеет революционный стаж (работал в подполье). Был членом ЦК Комсомола и членом правления ВАПП (Всесоюзная ассоциация пролетарских писателей). Один из основателей группы… …   Большая биографическая энциклопедия

  • БЕЗЫМЕНСКИЙ Александр Ильич — (1898—1973), русский советский поэт. Чл. КПСС с 1916. Сб. стихов «Октябрьские зори» (1920), «Края владёмирские» (1926), «Стихи о Ленине» (1929), «Мы делаем сталь» (1930), «Мы любим жизнь» (1942), «Фронтовая тетрадь» (1946), «Гневные строки»… …   Литературный энциклопедический словарь

  • Бенефис Ларисы Голубкиной — Жанр музыкальный, фильм спектакль Режиссёр Евгений Гинзбург Автор сценария Борис Пургалин В главных ролях …   Википедия

  • «МАСТЕР И МАРГАРИТА» —         Роман. При жизни Булгакова не был завершен и не публиковался. Впервые: Москва, 1966, № 11; 1967, № 1. Время начало работы над М. и М. Булгаков в разных рукописях датировал то 1928, то 1929 г. Скорее всего, к 1928 г. относится… …   Энциклопедия Булгакова

  • Иван Бездомный — Файл:Профессор Стравинский ставит Ивану Бездомному диагноз шизофрения.JPG Профессор Стравинский ставит Ивану Бездомному диагноз шизофрения. Иван Бездомный (настоящее имя Иван Николаевич Понырев)  литературный персонаж романа Михаила… …   Википедия

  • Русская литература — I.ВВЕДЕНИЕ II.РУССКАЯ УСТНАЯ ПОЭЗИЯ А.Периодизация истории устной поэзии Б.Развитие старинной устной поэзии 1.Древнейшие истоки устной поэзии. Устнопоэтическое творчество древней Руси с X до середины XVIв. 2.Устная поэзия с середины XVI до конца… …   Литературная энциклопедия

  • Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика —         РСФСР.          I. Общие сведения РСФСР образована 25 октября (7 ноября) 1917. Граничит на С. З. с Норвегией и Финляндией, на З. с Польшей, на Ю. В. с Китаем, МНР и КНДР, а также с союзными республиками, входящими в состав СССР: на З. с… …   Большая советская энциклопедия

  • books.academic.ru

    Безыменский, Александр Ильич - это... Что такое Безыменский, Александр Ильич?

    Алекса́ндр Ильи́ч Безыме́нский

    Алекса́ндр Ильи́ч Безыме́нский (6 (18) января 1898, Житомир — 26 июня 1973, Москва) — русский советский поэт.

    Биография

    В 1916 окончил гимназию во Владимире, некоторое время учился в Киевском коммерческом институте. Член РСДРП(б) с 1916 года. Участник Октябрьского вооружённого восстания в Петрограде.

    Деятель комсомольского движения; был членом ЦК РКСМ 1-го созыва, делегатом съездов комсомола. На 7-м съезде ВЛКСМ избран почётным комсомольцем.

    Начал печататься в 1918. В 20-х — популярный комсомольский поэт. На его стихи были написаны песни. В начале 1924 года стал одним из авторов заявления в поддержку «Нового курса» Л. Троцкого[1]; позже присоединился к хору обличителей «троцкизма» [2].

    В 1922 году был одним из основателей литературных групп «Молодая гвардия» и «Октябрь». Участник РАПП (1923—1926). В 1923 оставил должность редактора газеты «Красная молодёжь» и полностью отдался поэтическому творчеству.

    Безыменский работал в выездных редакциях газет «Правда», «Комсомольская правда», на заводах и новостройках. Также он был сценаристом в советской анимации.

    Награждён 6 орденами, а также медалями[3]. Был почётным гражданином города Владимира.

    В 1930-х популярность Безыменского снизилась.

    Семья

    Сын А. Безыменского, Лев Александрович Безыменский — писатель, журналист, историк.

    Произведения

    Первые сборники стихов «Октябрьские зори» (1920) и «К солнцу» (1921) отмечены чертами космически-отвлечённой поэзии тех лет. Преодолевая их, Безыменский обращается к изображению героики революционных будней (сборник «Как пахнет жизнь» (предисл. Л. Троцкого), 1924, 1925, 1927 гг.; стихи «О шапке», «О валенках» и др.).

    Многие его стихи и песни посвящены комсомолу («Молодая Гвардия», 1922, «Комсофлотский марш», 1924, поэма «Комсомолия»(предисл. Л. Троцкого), 1924, 1927, и др.).

    «Молодая гвардия», положенная на музыку, стала гимном комсомола.

    Безыменского называли комсомольским поэтом.

    Он является автором поэм «Городок» (1921, опубл. 1922—1923), «Владимир Ильич Ульянов» (1926), «Феликс» (1927), «Петербургский кузнец» (1937, опубл. 1939), «Война этажей», «Трагедийная ночь» (1930—1963), посвященная строительству Днепрогэса.

    В многочисленных сатирических произведениях Безыменский бичует «отдельные негативные явления» (карьеризм, бюрократизм, подхалимство), разоблачает «международную реакцию» и «американский империализм»: поэма «День нашей жизни» (1928), пьеса в стихах «Выстрел» (1929), сборник «Гневные строки» (1949), «Книга сатиры» (1954).

    Во время Отечественной войны был в рядах Красной Армии в качестве корреспондента, пройдя от Москвы до Праги, где встретил Победу. Эти годы и события нашли отражение в книге стихов «Фронтовая тетрадь».[4]

    Память

    Именем Александра Ильича Безыменского названа улица во Владимире.

    Краткая фильмография

    Сценарист

    • «БАЛЛАДА О СТОЛЕ» (1955)
    • «МУК (МУЛЬТИПЛИКАЦИОННЫЙ КРОКОДИЛ) N 3» (1960)
    • «АППЕНДИЦИТ („Фитиль“ N 15)» (1963)

    Читает текст

    • «БАЛЛАДА О СТОЛЕ» (1955) [5]

    Критика

    По оценке Вольфганга Казака, Безыменский «писал тенденциозные стихи на злобу дня, всегда отвечавшие партийной линии и наполненные радостным оптимизмом. В результате это — не более чем рифмованная журналистика».

    Интересные факты

    Александр Безыменский был одним из самых яростных критиков Михаила Булгакова. Есть версия, что именно Безыменский был прототипом Ивана Бездомного в романе Булгакова «Мастер и Маргарита»[6].

    Безыменский критиковал Бориса Пастернака в связи с романом «Доктор Живаго» и в 1958 призывал выслать автора из страны [1].

    Безыменский говорил, что если бы не его родовая фамилия, он взял бы её псевдонимом [2].

    Безыменский и В. Маяковский недолюбливали друг друга и последний написал о нëм в одном из своих стихотворений:

    «… Надо, чтоб поэт

    и в жизни был мастак.
    Мы крепки,
    как спирт в полтавском штофе.
    Ну, а что вот Безыменский?! Так…
    ничего…

    морковный кофе.»

    Примечания

    1. Л. Троцкий. Новый курс. Приложение 4-е
    2. В. З. Роговин. Партия расстрелянных
    3. Большая советская энциклопедия, 3 изд.
    4. Биография человека Безыменский Александр Ильич
    5. Краткая фильмография
    6. Булгаковская энциклопедия

    Книги

    • Выстрел. Комедия в стихах. М.Л., Гиз, 1930 г.
    • А. Безыменский. Избранное. М.: ОГИЗ, 1949. - 386 с.
    • Сочинения: Избранные произведения 1918—1958, т. 1—2, М., 1958;
    • Стихи о войнах, М., 1968;
    • Партбилет № 224332. Стихи о Ленине. Воспоминания, М., 1968.

    Источники

    • Казак В. Лексикон русской литературы XX века = Lexikon der russischen Literatur ab 1917. — М.: РИК «Культура», 1996. — 492 с. — 5000 экз. — ISBN 5-8334-0019-8

    Ссылки

    dic.academic.ru


    Смотрите также



    © 2011-
    www.mirstiha.ru
    Карта сайта, XML.