Стих я буду век ему верна


Но я другому отдана; Я буду век ему верна.

О, кто б немых ее страданий
В сей быстрый миг не прочитал!
Кто прежней Тани, бедной Тани
Теперь в княгине б не узнал!
В тоске безумных сожалений
К ее ногам упал Евгений;
Она вздрогнула и молчит,
И на Онегина глядит
Без удивления, без гнева…
Его больной, угасший взор,
Молящий вид, немой укор,
Ей внятно всё. Простая дева,
С мечтами, сердцем прежних дней,
Теперь опять воскресла в ней.


Она его не подымает
И, не сводя с него очей,
От жадных уст не отымает
Бесчувственной руки своей…
О чем теперь ее мечтанье?
Проходит долгое молчанье,
И тихо наконец она:
“Довольно, встаньте. Я должна
Вам объясниться откровенно.
Онегин, помните ль тот час,
Когда в саду, в аллее нас
Судьба свела, и так смиренно
Урок ваш выслушала я?
Сегодня очередь моя.

«Онегин, я тогда моложе,
Я лучше, кажется, была,
И я любила вас; и что же?
Что в сердце вашем я нашла?
Какой ответ? одну суровость.
Не правда ль? Вам была не новость
Смиренной девочки любовь?
И нынче — боже — стынет кровь,
Как только вспомню взгляд холодный
И эту проповедь… Но вас
Я не виню: в тот страшный час
Вы поступили благородно.
Вы были правы предо мной:
Я благодарна всей душой…


«Тогда — не правда ли? — в пустыне,
Вдали от суетной молвы,
Я вам не нравилась… Что ж ныне
Меня преследуете вы?
Зачем у вас я на примете?
Не потому ль, что в высшем свете
Теперь являться я должна;
Что я богата и знатна,
Что муж в сраженьях изувечен,
Что нас за то ласкает двор?
Не потому ль, что мой позор
Теперь бы всеми был замечен
И мог бы в обществе принесть
Вам соблазнительную честь?


«Я плачу… если вашей Тани
Вы не забыли до сих пор,
То знайте: колкость вашей брани,
Холодный, строгий разговор,
Когда б в моей лишь было власти,
Я предпочла б обидной страсти
И этим письмам и слезам.
К моим младенческим мечтам
Тогда имели вы хоть жалость,
Хоть уважение к летам…
А нынче! — что к моим ногам
Вас привело? какая малость!
Как с вашим сердцем и умом
Быть чувства мелкого рабом?


«А мне, Онегин, пышность эта,
Постылой жизни мишура,
Мои успехи в вихре света,
Мой модный дом и вечера,
Что в них? Сейчас отдать я рада
Всю эту ветошь маскарада,
Весь этот блеск, и шум, и чад
За полку книг, за дикий сад,
За наше бедное жилище,
За те места, где в первый раз,
Онегин, встретила я вас,
Да за смиренное кладбище,
Где нынче крест и тень ветвей
Над бедной нянею моей…

«А счастье было так возможно,
Так близко!.. Но судьба моя
Уж решена. Неосторожно,
Быть может, поступила я:
Меня с слезами заклинаний
Молила мать; для бедной Тани
Все были жребии равны…
Я вышла замуж. Вы должны,
Я вас прошу, меня оставить;
Я знаю: в вашем сердце есть
И гордость, и прямая честь.
Я вас люблю (к чему лукавить?),
Но я другому отдана;
Я буду век ему верна».

stihi-poetry-poesie-gedichte.tumblr.com

Я вас люблю(к чему лукавить?), Но я другому отдана, — Я буду век ему верна


Я вас люблю(к чему лукавить?), Но я другому отдана, — Я буду век ему верна

Я васъ люблю (къ чему лукавить?),

Но я другому отдана, —

Я буду вѣкъ ему вѣрна.

А. С. Пушкинъ. Евг. Онѣг. 8, 47. Татьяна.

Русская мысль и речь. Свое и чужое. Опыт русской фразеологии. Сборник образных слов и иносказаний. Т.Т. 1—2. Ходячие и меткие слова. Сборник русских и иностранных цитат, пословиц, поговорок, пословичных выражений и отдельных слов. СПб., тип. Ак. наук.. М. И. Михельсон. 1896—1912.

  • Это присказка — пожди, Сказка будет впереди
  • Я в пустыню удаляюсь От прекрасных здешних мест

Смотреть что такое "Я вас люблю(к чему лукавить?), Но я другому отдана, — Я буду век ему верна" в других словарях:

  • Я вас люблю, к чему лукавить? — Из романа в стихах «Евгений Онегин» (1823 1831) А. С. Пушкина (1799 1837) (гл. 83, строфа 47). Ответ Татьяны на письмо Евгения Онегина: Я вас люблю (к чему лукавить?), Но я другому отдана, И буду век ему верна. Энциклопедический словарь крылатых… …   Словарь крылатых слов и выражений

  • я вас люблю(к чему лукавить?){,} — Но я другому отдана, Я буду век ему верна. А.С. Пушкин. Евг. Онег. 8, 47. Татьяна …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

  • Пушкин Александр Сергеевич — (1799 1837) Российский поэт, писатель. Афоризмы, цитаты Пушкин Александр Сергеевич. Биография • Презирать суд людей нетрудно, презирать суд собственный невозможно. • Злословие даже без доказательств оставляет поти вечные следы. • Критики… …   Сводная энциклопедия афоризмов

  • Евгений Онегин — У этого термина существуют и другие значения, см. Евгений Онегин (значения). Евгений Онегин Евгеній Онѣгинъ …   Википедия

  • верный — A/C и A/D пр см. Приложение II ве/рен верна/ ве/рно ве/рны и верны/ верне/ …   Словарь ударений русского языка

  • ТАТЬЯНА ЛАРИНА — Героиня романа А.С. Пушкина* «Евгений Онегин»*. В начале романа дочь небогатых помещиков, в конце княгиня*, петербургская дама. Татьяна Ларина, по выражению самого автора, «русская душою», совершенно не похожа на традиционных героинь романов того …   Лингвострановедческий словарь

  • лука́вить — влю, вишь; несов. Хитрить, притворяться, имея какой л. умысел. Я вас люблю (к чему лукавить?), Но я другому отдана; Я буду век ему верна. Пушкин, Евгений Онегин. А похоже по лисьему выражению лиц торгашей, по их сощуренным глазам, по хитрым… …   Малый академический словарь

  • Татьяна Ларина ("Евг. Онегин") — Смотри также Старшая дочь Лариных, еще девочка , на взгляд Онегина; уж не дитя , по мнению матери, никто б ее назвать прекрасной не мог ; она не привлекает очей красотою и свежестью румяной . При появлении ее в московском театре не обратились на… …   Словарь литературных типов

dic.academic.ru

Читать онлайн И буду век ему верна?

Татьяна Полякова И буду век ему верна?

– Только ничего не перепутай, – с серьезной миной заявила мне Юлька, вычерчивая план будущей клумбы. Я кивнула, не особенно прислушиваясь к ценным советам, уверенная, что справлюсь с нехитрой работой.

Сегодня утром мы с подружкой купили цветочную рассаду, намереваясь украсить палисадник перед ее домом. Юлька подошла к идее со всей серьезностью, мне было все равно, чем заниматься, и я охотно вызвалась ей помочь. Дом подруги находился в пригороде, в полукилометре от него начинался лесопарк, где было озеро, небольшое, но симпатичное, и я надеялась, быстро управившись с посадкой цветов, прогуляться и позагорать.

Однако не успели мы выгрузить рассаду, как Юльке позвонили, с разнесчастным видом она сообщила, что ее вызывают на работу. Ежедневный трудовой подвиг она совершала в небольшой фирме, торгующей сантехникой. Устроилась она туда года полтора назад и явно при неблагоприятном расположении звезд, потому что без ее чуткого пригляда работа там не клеилась, стоило Юльке ненадолго отлучиться, как телефон начинал звонить беспрерывно. Вот и сегодня, в ее законный выходной, приехали партнеры из соседнего областного центра, и Юлькин босс решил, что ей непременно надо присутствовать при встрече, хотя она и не видела в этом никакой необходимости. С шефом, само собой, не поспоришь, и она засобиралась на работу, употребляя выражения, которые не пристало произносить интеллигентной девушке. Я могла бы смыться под благовидным предлогом, но цветочки было жалко, оттого я безропотно согласилась сажать их в одиночестве.

Юлька отбыла на видавшем виде «Ситроене», а я, переодевшись в старый пляжный халат и натянув резиновые перчатки, отправилась в палисадник, на ходу изучая план и прикидывая, как половчее справиться с задачей. Тут выяснилось, что, прежде чем сажать цветы, придется клумбу вскопать. Клумба тут же показалась мне гигантской, но делать было нечего, и я вооружилась лопатой. Вскоре подошла соседка, на редкость болтливая тетка, но сегодня я была ей рада, под переливы ее звонкого голоса работа пошла веселее. Она между делом дала мне пару советов, которые шли вразрез с Юлькиными пожеланиями и оттого ценными мне не показались.

– Должно быть, дождь будет, – в заключение сообщила соседка с тяжким вздохом, и я, запрокинув голову к небу, поспешила с ней согласиться. Она ушла, а я в хорошем темпе занялась посадкой цветов, то и дело поглядывая в сторону лесопарка, над которым нависла туча, готовая в любой момент пролиться дождем, и гадая, что случится раньше: я закончу работу или ливень начнется. В какой-то момент тучу отнесло в сторону, клумба зазеленела, а дождь так и не пошел. Чувствуя ломоту во всем теле, я устроилась на перевернутом ведре и вытянула ноги. В душе царило умиротворение от близости к природе и лицезрения результатов своего труда. Подниматься и идти в дом не хотелось, я разглядывала строения напротив, в основном добротные коттеджи, как-то незаметно выросшие здесь за последнее время и сейчас теснившие десяток скромных домиков, построенных еще в шестидесятых годах прошлого века. Один из них принадлежал в ту пору Юлькиной бабушке, а теперь по наследству перешел к ней. Продавать его подруга не хотела, хотя у нее была квартира в центре города, а за изрядный кусок здешней земли ей предлагали огромные деньги. Юльке дом было жаль, она называла его дачей и намеревалась растить в нем своих детей, которых еще требовалось завести. Задача эта не из легких, учитывая, что на любовном фронте дела ее шли ни шатко ни валко. В общем, я сидела себе на ведре, размышляя о Юльке и ее перспективах выйти замуж, когда из-за поворота показалась спортивная тачка ярко-красного цвета и затормозила возле калитки. Я заинтересованно ждала, что будет дальше, окно со стороны водителя открылось, и я увидела блондинку со вздернутым носиком и огромными, в пол-лица, очками.

– Простите, улица Сосновая – это где? – спросила она.

– Прямо и направо, – ткнув пальцем в нужном направлении, сказала я.

Тут хлопнула дверь, и из-за машины показался мужчина. Высокий, в дорогом костюме. Стильная стрижка и темные очки. Невероятно, но в первый момент я его не узнала. Только успела подумать, что у блондинки хороший вкус.

– Прямо и направо? – насмешливо уточнил он, а у меня все поплыло перед глазами, потому что стало ясно, кто передо мной. Если он ждал, что я отвечу, то напрасно. Все силы ушли на то, чтобы с ведра не свалиться. Мужчина стоял в пяти метрах от меня, засунув руки в карманы брюк, и ухмылялся.

«Нам бы встретиться с тобой в Ницце. Я жена российского посла, и на мне роскошный туалет, бриллианты величиной с кулак, я бы взглянула на тебя и не узнала. Только у меня вечно все не так, вот сижу на ведре, в линялом халате, на ногах разбитые кроссовки, да и ноги не мешало бы помыть после недавних трудов».

– Милый, – в некотором недоумении позвала блондинка, он направился к машине, но повернулся и выдал свою лучшую улыбку.

– Значит, прямо и направо? – повторил, смеясь, я глупо кивнула, и через мгновение машина исчезла. Я смотрела ей вслед, долго смотрела, потом тряхнула головой, словно намереваясь избавиться от наваждения.

– Это он, – сказала я, самой себе не веря, еще раз тряхнула головой и добавила: – Так не бывает.

Надо было подняться и идти в дом, но сил на это не нашлось. Я сидела, пялилась в пустоту, а память услужливо рисовала картины прошлого, и то, что я старалась забыть, мгновенно вернулось, как будто было вчера…

Я сижу на скамейке в южном городе… да, именно там все и началось…

Я сижу на скамейке, вытянув ноги и закинув руки за голову. Небо голубое, солнце ярко светит, я стойко радуюсь жизни. А чем еще может заниматься летом на южном курорте одинокая женщина? Тем более что эта женщина я? Само собой, я довольна всем миром. Не то чтобы у меня был какой-то особый повод; если задуматься, то выходило даже наоборот, в том смысле что радоваться мне вроде бы и нечему. Я пытаюсь развить эту тему, но полуденное солнце действует на меня усыпляюще, мысли как-то странно растекаются, все, кроме одной: кушать очень хочется. В животе заурчало, и я досадливо поморщилась. Я вспомнила, что в кармане шорт у меня сто двадцать два рубля, однако жить мне на эту сумму нужно еще дня два, это в случае, если денежные переводы все-таки придут. А если нет? Этим вопросом сейчас я совершенно не хочу заниматься.

А народ, между прочим, дружно тянется к точкам питания. Пора всерьез подумать о хлебе насущном. Мимо, косясь в мою сторону, прошли два молодых человека, симпатичные, только вот радости от них нет никакой: денег у парней кот наплакал, а хлопот… Я обозрела окрестности: такое впечатление, что на юге отдыхают только женщины. Ладно, черт с ним, с пропитанием, в конце концов, за пару дней с голоду я не умру. В животе вновь заурчало, я малодушно прикинула: а не податься ли к Валерику? Валерик – тип, который меня сюда привез, в смысле в этот самый город. Отдыхать. Мы вроде бы хотели пожениться. Не самая лучшая идея. Еще худшая – выяснять с ним отношения вдали от отчего дома. Само собой, закончилось это для меня плачевно. На счет «три» я вылетела из гостиницы без чемодана и средств к существованию. Правда, кое-какие средства у меня все же были: жизненный опыт научил хоть немного денег всегда иметь при себе. Этого «немного» хватило заплатить хозяйке за угол на три ночи и отбить телеграммы дорогим родственникам с просьбой оказать посильную помощь. Проще было бы позвонить, но объясняться с дорогими и близкими не хотелось. Телеграмма, с моей точки зрения, куда действеннее заполошного звонка. Мобильного у меня нет, так что либо гражданам придется выслать деньги, либо мучиться неизвестностью, лелея надежду когда-нибудь меня увидеть. Счастье, что я встретила добрейшую женщину – мою хозяйку. Кто бы еще пригрел девицу с придурью, зато без чемодана и паспорта? Идти к Валерику совсем не хочется. Вероятность получить назад свои вещи весьма невелика, а зануда он страшный. Когда я уже твердо решила голодать ближайшие два дня, передо мной появился роскошный «Мерседес» и плавно затормозил. Мой взгляд замер на номере машины, и сердце сладко екнуло: прибыл этот самый «Мерседес» из моего родного города. Приятно на чужбине встретить земляка. В животе опять весьма некстати заурчало. Задняя дверь распахнулась, и появился «земляк», очень симпатичный тип, между прочим. А за моей спиной раскинулся сквер, через него пролегал кратчайший путь в забегаловку, которую местные остряки называют лучшим рестораном города. Мужчина поднялся на три ступеньки и оказался рядом со мной.

– Привет, – радостно говорю я.

Он поворачивает голову. Вид моей красной майки и шорт, на скорую руку смастаченных из старых джинсов, не производит должного впечатления. Ясное дело: о Черкизовском рынке парень никогда не слышал, а если и слышал, то вряд ли ему придет охота совершить туда паломничество. На нем брюки из льна и рубашка с коротким рукавом. Как любит выражаться моя сестрица, «в стиле неброской роскоши». Ботинки заслуживают отдельного описания, моего таланта вряд ли хватит, чтобы воздать им должное. Я смотрю на свои сланцы. Угораздило же вырядиться на момент спешного бегства от Валерика.

dom-knig.com

Отзыв о Книга "Евгений Онегин" - А.С.Пушкин

Шедевр русской классической литературы от великого гения, сюжет, образы, смысл, стиль, язык - все великолепно и не перестает восхищать

Каждому знаком этот гениальный роман в стихах, а образ Евгения Онегина используют повсеместно, вплоть до названия магазинов. Для меня это одно из лучших произведений русской классической литературы, хотя у Пушкина, без сомнения, есть не менее талантливые произведения.

Онегин
Написан роман в новом тогда направлении реализме. Пушкин показал Онегина как типичного представителя светского общества 19 века, для которого были характерны такие понятия: равнодушие к жизни, даже усталость от неё ( это в 18 лет!): "рано чувства в нем остыли; ему наскучил света шум ... к жизни вовсе охладел". Пушкин назвал это состояние "русской хандрой". Почему же человек в столь юном возрасте потерял интерес к жизни? Думаю, все дело в пресыщении, однообразии, душевной пустоте окружающих при богатой на события жизни. К чему балы, если нет в них смысла? Осознание Онегиным никчемности своего существования говорит о его богатом внутреннем мире, значит, не все потеряно, значит, есть надежда, что этот человек изменит свою жизнь, наполнит смыслом. Мне понравилось, как он поступил с Татьяной, он был честен, хотя мог воспользоваться влюбленной девушкой и, насытившись ей, бросить, как это любил делать Печорин у Лермонтова. Поступок Онегина говорит о его благородстве и отсутствии эгоизма. Значит, появляются люди в его судьбе, которые меняют его, которые заставляют думать о них. И это уже большой шаг на пути к исправлению. Конечно, Татьяна его не поняла, и это нормально, ведь влюбленный и неопытный человек не способен к трезвому анализу ситуации. В общем, если рассматривать Онегина с этой позиции, то он мне глубоко симпатичен. Однако его проступок с Ленским вызывает только негодование. Здесь Евгений ведет себя как истинный эгоист и думает только о собственной репутации. Малодушие героя приводит к страшной трагедии.

Татьяна
Этим прекрасным женским образом восхищался сам Пушкин. Он, как и его Онегин, ценил внутренний мир женщины, богатство её души. Поверхностная и пустая Ольга не сможет привлечь умного и истинного ценителя женщин. Татьяна как сокровище, скрытое от посторонних глаз. Мой самый любимый отрывок из романа это, безусловно, письмо Татьяны к Онегину. Помню, я его рассказывала на вступительных экзаменах в университет, и до сих пор помню его наизусть. Оно не перестает восхищать меня вот уже много лет. Письмо очень душевное, трогательное, интимное. Оно выражает чувства девушки, её первую любовь. Меня поражает, как Пушкин четко подобрал нужные слова. Это воистину гениально! "... то в вышнем суждено совете... то воля неба: я твоя... ты мне послан Богом... ты в сновиденьях мне являлся... судьбу мою отныне я тебе вручаю..." И какой мужчина не мечтает услышать эти прекрасные слова? Жаль, что Евгений не смог этого оценить. Впрочем, есть такое, что до мужчин поздно все доходит.

Основной конфликт
Это, конечно, любовный конфликт. Рассматриваются отношения Онегина и Татьяны. На протяжении романа герои меняются. В конце мы видим возродившегося Онегина, который осознал свои чувства, и равнодушную Татьяну. Но неужели она его разлюбила? Думаю, что нет. Но чувство долга для неё теперь на первом месте. Она всю оставшуюся жизнь будет любить своего Евгения, хотя "другому отдана" и будет "век ему верна". Вот такая грустная история о потерянном счастье.

Ольга
Красивая пустышка. Она полная противоположность своей сестре. Ветреная и поверхностная. И что Ленский в ней нашел? Искренне его жаль. Мужчинам стоит остерегаться таких женщин.

Ленский
А это мечтательный юноша, он полная противоположность уставшему от жизни Евгению. Именно противоположности сходятся. Но такое уж они друзья? Когда больше не с кем общаться, тогда и появляются "от делать нечего друзья". Мне искренне жаль Ленского. Им просто пользовались что Онегин, что Ольга. Он пал жертвой их вероломства. Вот такая судьба у поэта.

Помимо главных героев показана жизнь дворян 19 века. В романе отражается быт дворянской провинции, и прежде всего в описании жизни семьи Лариных.

Роман "Евгений Онегин" - одно из величайших произведений русской классической литературы, известное во всем мире. Все его знают, но все равно рекомендую перечитать.

У меня есть вот такая старая книга, изданная в 1968 году, которую я с удовольствием перечитываю и использую в своей работе.

Если вам интересны другие мои отзывы на тему художественной литературы, то в моём профиле можно найти список и найти интересующую вас информацию.

otzovik.com

Читать онлайн И буду век ему верна? страница 37

В серьезность ее намерений я не поверила, однако стало ясно: продолжать дальше расспросы бесполезно.

– Что скажешь? – спросила я, когда мы со Славкой вышли на улицу.

– Скажу, что тетка напугана. И врет. Парень скорее всего здесь. И у него есть причина ни с кем не встречаться.

– Ага. Знать бы еще, связано это с нашим делом или причина в другом.

Славка не спеша вырулил со двора, но отъехал недалеко, остановился в соседнем переулке. Двор отсюда, точнее, та его часть, что примыкала к интересующему нас подъезду, была хорошо видна.

– Теперь мы точно знаем, что Вялову нужны были деньги, – заговорил Славка, устраиваясь поудобнее. – Чем не мотив?

– Дерьмо, а не мотив, – отмахнулась я.

– Не скажи, – Славка покачал головой. – Вялов жил какое-то время у отца. И ключи от дома у него могли быть. И он мог знать код, чтобы снять дом с охраны.

– А Озеров этого даже не заметил? – Впрочем, учитывая состояние Озерова в тот момент, когда мы вошли в его дом, он вполне мог попросту не обратить на это внимание, уж очень его увлек разговор со мной. Помнится, меня еще удивил тот факт, что дом не на охране. – Допустим, Вялов явился к отцу за деньгами, – поморщившись, продолжала я. – С какой стати сразу бить родителя вазой по голове? Мог бы для начала с ним поговорить. И уж вовсе странно, что Игорь выбрал такое неподходящее время. Озеров болтал без умолку, так что парень должен был понять: в доме гости. Не сам же с собой папаша разговаривал.

Славка пожал плечами.

– Предположим, парень явился в надежде позаимствовать деньги у отца, пока того нет дома. Рассчитывая, что позднее, обнаружив пропажу, тот к ментам не побежит, ведь сына ему уже приходилось отмазывать. Но тут появились вы. Он мог запаниковать. Ты помнишь расположение комнат в особняке?

– Не очень.

– А я помню. В доме два выхода. Второй как раз через кухню, оттуда дверь ведет в сад. Чтобы оказаться возле входной двери, пришлось бы пройти через холл, и ты, находясь в гостиной, непременно бы его увидела. Если парень в тот момент был в кабинете, что вполне логично, он мог запросто попасть на кухню, минуя тебя. Предположим, отца он убивать не собирался, ударил сзади, надеясь лишить его сознания и сбежать. Но удар с перепугу не рассчитал.

– Гениально. Выходит, Вялов круглый дурак. Останься отец жив, вряд ли бы он простил ему подобную выходку, а вычислить предполагаемого вора – дело десяти минут.

– Может, у парня просто не было времени для размышлений? Он ударил отца, и тут в кухне появилась ты. И ему ничего не осталось, как огреть и тебя по голове.

– А потом вывезти труп отца за город и меня в придачу?

Славка не успел ответить. Из подъезда по– явился молодой человек, высокий, худой и очень нервный. Он испуганно оглядывался, словно ожидал нападения, и бегом припустился к стоявшим возле сараев неказистого вида «Жигулям». Вскоре мы увидели, как «Жигули» понеслись со двора на предельной скорости.

– Это он, – сказал Славка. Я пожала плечами. В принципе я была с ним согласна, хотя понятия не имела, как выглядит Вялов. – Любопытно, куда он собрался? – добавил Славка и отправился за ним. Но кое-кто нас опередил. Неприметный «Опель» вдруг вывернул из-за угла и пристроился за «Жигулями». – Что, если это менты? – проявил беспокойство мой спутник, ловко лавируя в потоке машин и стараясь не упустить из вида ни «Жигули» оранжевого цвета, ни «Опель». – Если это менты, вряд ли они скажут нам спасибо, – добавил он, однако преследование продолжил.

«Опель» ненавязчиво, но уверенно следовал за оранжевой машиной, Славка старался держаться на расстоянии. На проспекте мы потеряли обоих: «Жигули» проскочили на красный свет, «Опель» юркнул в переулок, который шел параллельно проспекту, а вот нам пришлось затормозить из-за приверженности Славки к порядку. Правила он соблюдал, на красный свет не проскакивал, а перестроиться и свернуть в переулок ему помешал троллейбус. Дождавшись зеленого сигнала светофора, мы рванули с места, но «Жигулей» не обнаружили. «Опель» тоже исчез. Славка чертыхался и выглядел совершенно несчастным.

На следующий день мы с ним гадали, где теперь искать Вялова и кому помимо нас понадобилось за ним следить, когда в квартире появилась моя сестрица и начала орать еще с порога:

– Какого черта ты сунулась к нему домой? Менты приглядывались к парню, а ты его спугнула.

– О предполагаемом брате ментам Настя Озерова рассказала? – спросила я, почесав за ухом и прикидывая расклад.

– Некто, пожелавший остаться неизвестным, сообщил, что в ночь убийства неподалеку от дома Озерова видел «Жигули» и даже номер их запомнил. Говорит, решил, что кто-то ворует стройматериалы, тачку пристроили как раз возле забора строящегося дома. Оттого и номер не поленился записать.

Появление неизвестного доброжелателя очень мне не понравилось.

– Много ли на «Жигулях» украдешь, – хмыкнула я и добавила: – Значит, менты его тоже проворонили.

– Что значит проворонили? Ему собирались задать несколько вопросов, в частности, где он провел ночь с пятницы на субботу и как его машина в столь неурочное время оказалась довольно далеко от родного дома. На работу он не вышел. Мамаша рыдает, а на вопросы о том, где ночевал ее сын в ту памятную ночь, отвечать отказывается. Говорит, не помнит.

– Короткая у нее, однако, память.

– Ясно, что парень пустился в бега. И кто в этом виноват? Его мать сказала, что вчера сынка спрашивали некие граждане, парень и девица, показавшиеся ей подозрительными.

– Откуда сведения?

– От Олега, мужа твоего бывшего. Он рвет и мечет, посоветовал тебе сидеть дома и никуда не соваться.

– Агатка, за Вяловым кто-то следил. Если не менты… – Я не договорила. Мы тревожно переглянулись, и сестрица выдала замысловатое ругательство.

– Номер «Опеля» помнишь? – сурово спросила она.

Я продиктовала номер, и сестрица поспешно удалилась, а когда позвонила через час, гнев ее лишь усилился, и о его причине я узнала незамедлительно.

– Нет у нас «Опеля» с такими номерами. Знаешь, как это называется? Попытка ввести следствие в заблуждение. Никуда не суйся, мать твою. Ты уже сделала все, что могла.

– С номером мы напутать не могли, – подумав, заметил Славка. – Выходит, кто-то предусмотрительно запасся липовым.

– Ага. Это значит, что Вялова скорее всего не найдут, а если и найдут, вряд ли он сможет рассказать о причине своего странного поведения.

– Думаешь, кто-то воспользовался его машиной, а затем решил убрать парня?

Я пожала плечами. В тот момент меня очень интересовал вопрос: знал ли Стас о существовании сводного брата Насти? Я переместилась на диван, а Славка бродил из угла в угол и время от времени высказывал ценные мысли, посетившие его. Занимались мы этим часа два, потом в дверь позвонили. Я никого не ждала и звонок проигнорировала, но Славка пошел открывать. Через минуту он появился в комнате вместе с Настей Озеровой. Сонную одурь с меня как ветром сдуло. Славка поглядывал на нее, словно прикидывая, чего следует ожидать от ее визита, и, похоже, подозревал, что ничего хорошего. А сама Настя как будто гадала, зачем сюда пришла. Учитывая тот факт, что приходить ей ко мне вроде бы незачем, я насторожилась, а потом откровенно испугалась. Ясно, что ее появление каким-то образом связано со Стасом. Выходит, подозрения мучили не только меня, но и дочь Озерова. Настя выглядела смущенной и глубоко несчастной.

– Извините, что опять пришла, – сказала она, оглядывая мое жилье с некоторым недоумением. – Вы… а этот молодой человек, он что, всегда с вами? – кивнула она на Славку. Странно, что ее интересовал этот вопрос, хотя, может, она спросила, не зная, как начать разговор. – Он ваш друг?

– Вообще-то я с ним сплю, но можно сказать и так, – ответила я, чтобы она не изводила себя мыслями о наших со Стасом прежних отношениях. Оказалось, именно эти предполагаемые отношения ее и печалили.

– Да? Вы живете вместе?

– Как видите.

– Я пришла… я подумала… извините, не хочу, чтобы вы поняли меня неправильно… Последние дни Стас очень занят. У него появились срочные дела. Я не могу понять, какие у него вообще могут быть дела в этом городе? – Она смотрела на меня с доверчивостью ребенка, который ждет от взрослого, что вот сейчас ему все объяснят, а заодно и успокоят. Меньше всего мне хотелось говорить с ней о Стасе, и вместе с тем по непонятной причине вдруг возникло желание обнять ее, утешить.

– Ну, он ведь когда-то здесь жил – возможно, действительно… – не очень толково заметила я.

– Папу похоронили, – не слушая меня, продолжала девушка. – Мне так тяжело быть одной в этом доме… Конечно, Стас обо всем позаботился, и сейчас он, наверное, действительно думает о нашем будущем, предпринимает необходимые шаги… это он так сказал… но мне очень страшно без него. Когда его нет рядом, мне хочется умереть… – пробормотала она и заплакала. Она была похожа на воробышка, а я смотрела на нее и не знала, что сказать.

dom-knig.com

у ней и в отчаянии и в страдальческом сознании, что погибла её жизнь, всё-таки есть нечто твёрдое и незыблемое, на что опирается её душа. (36)Это её воспоминания детства, воспоминания родины, деревенской глуши, в которой началась её смиренная, чистая жизнь — это «крест и тень ветвей над могилой её бедной няни».(37)О, эти воспоминания и прежние образы ей теперь всего драгоценнее, эти образы одни только и остались ей, но они-то и спасают её душу от окончательного отчаяния. (38)Тут соприкосновение с родиной, с родным народом, с его святынею.(39)А у него что есть и кто он такой? (40)Не идти же ей за ним из сострадания, чтобы только потешить его, чтобы хоть на время из бесконечной любовной жалости подарить ему призрак счастья, твёрдо зная наперёд, что он завтра же посмотрит на это счастье своё насмешливо. (41)Нет, есть глубокие и твёрдые души, которые не могут сознательно отдать святыню свою на позор, хотя бы и из бесконечного сострадания. (42)Нет, Татьяна не могла пойти за Онегиным.(По Ф.М. Достоевскому)Фёдор Михайлович Достоевский (1821-1881) — русский писатель, мыслитель, философ и публицист.

(1)Но я другому отданаИ буду век ему верна.(2)Высказала она это именно как русская женщина, в этом её апофеоза. (3)Она высказывает правду поэмы. (4)0, я ни слова не скажу про её религиозные убеждения, про взгляд на таинство брака — нет, этого я не коснусь. (5)Но что же: потому ли она отказалась идти за ним, несмотря на то, что сама же сказала ему: «Я вас люблю», потому ли, что она, «как русская женщина» (а не южная или не французская какая-нибудь), не способна на смелый шаг, не в силах порвать свои путы, не в силах пожертвовать обаянием честей, богатства, светского своего значения, условиями добродетели?(6)Нет, русская женщина смела. (7)Русская женщина смело пойдёт за тем, во что поверит, и она доказала это. (8)Но она «другому отдана и будет век ему верна». (9)Кому же, чему же верна? (10)Каким это обязанностям? (11)Этому-то старику генералу, которого она не может же любить, потому что любит Онегина, но за которого вышла потому только, что её «с слезами заклинаний молила мать», а в обиженной, израненной душе её было тогда лишь отчаяние и никакой надежды, никакого просвета? (12)Да, верна этому генералу, её мужу, честному человеку, её любящему, её уважающему и ею гордящемуся. (13)Пусть её «молила мать», но ведь она, а не кто другая, дала согласие. (14)Она ведь, она сама поклялась ему быть честною женой его.(15)Пусть она вышла за него с отчаяния, но теперь он её муж, и измена её покроет его позором, стыдом и убьёт его. (16)А разве может человек основать счастье на несчастье другого? (17)Счастье не в одних только наслаждениях любви, а и в высшей гармонии духа. (18)Чем успокоить дух, если назади стоит нечестный, безжалостный, бесчеловечный поступок? (19)Ей бежать из-за того только, что тут моё счастье? (20)Но какое же может быть счастье, если оно основано на чужом несчастий?(21)Позвольте, представьте, что вы сами возводите здание судьбы человеческой с целью в финале осчастливить людей, дать им наконец мир и покой. (22)И вот представьте себе тоже, что для этого необходимо и неминуемо надо замучить всего только лишь одно человеческое существо, мало того — пусть даже не столь достойное, смешное даже на иной взгляд существо, не Шекспира какого-нибудь, а просто честного старика, мужа молодой жены, в любовь которой он верит слепо, хотя сердца её не знает вовсе, уважает её, гордится ею, счастлив ею и покоен. (23)И вот только его надо опозорить, обесчестить и замучить и на слезах этого обесчещенного старика возвести ваше здание! (24)Согласитесь ли вы быть архитектором такого здания на этом условии? (25)Вот вопрос. (26)И можете ли вы допустить хоть на минуту идею, что люди, для которых вы строили это здание, согласились бы сами принять от вас такое счастие, если в фундаменте его заложено страдание, положим, хоть и ничтожного существа, но безжалостно и несправедливо замученного, и, приняв это счастие, остаться навеки счастливыми?(27)Скажите, могла ли решить иначе Татьяна, с её высокою душой, с её сердцем, столь пострадавшим? (28)Нет; чистая русская душа решает вот как: «Пусть, пусть я одна лишусь счастия, пусть моё несчастье безмерно сильнее, чем несчастье этого старика, пусть, наконец, никто и никогда, а этот старик тоже, не узнают моей жертвы и не оценят её, но не хочу быть счастливою, загубив другого!» (29)Тут трагедия, она и совершается, и перейти предела нельзя, уже поздно, и вот Татьяна отсылает Онегина.(30)Я вот как думаю: если бы Татьяна даже стала свободною, если б умер её старый муж и она овдовела, то и тогда бы она не пошла за Онегиным. (31)Надобно же понимать всю суть этого характера! (32)Ведь она же видит, кто он такой: вечный скиталец увидал вдруг женщину, которою прежде пренебрёг, в новой блестящей недосягаемой обстановке, — да ведь в этой обстановке-то, пожалуй, и вся суть дела. (33)Ведь этой девочке, которую он чуть не презирал, теперь поклоняется свет — свет, этот страшный авторитет для Онегина, несмотря на все его мировые стремления, — вот ведь, вот почему он бросается К ней ослеплённый! (34)Ведь если она пойдёт за ним, то он завтра же разочаруется и взглянет на своё увлечение насмешливо.(35)Не такова она вовсе: у ней и в отчаянии и в страдальческом сознании, что погибла её жизнь, всё-таки есть нечто твёрдое и незыблемое, на что опирается её душа. (36)Это её воспоминания детства, воспоминания родины, деревенской глуши, в которой началась её смиренная, чистая жизнь — это «крест и тень ветвей над могилой её бедной няни».(37)О, эти воспоминания и прежние образы ей теперь всего драгоценнее, эти образы одни только и остались ей, но они-то и спасают её душу от окончательного отчаяния. (38)Тут соприкосновение с родиной, с родным народом, с его святынею.(39)А у него что есть и кто он такой? (40)Не идти же ей за ним из сострадания, чтобы только потешить его, чтобы хоть на время из бесконечной любовной жалости подарить ему призрак счастья, твёрдо зная наперёд, что он завтра же посмотрит на это счастье своё насмешливо. (41)Нет, есть глубокие и твёрдые души, которые не могут сознательно отдать святыню свою на позор, хотя бы и из бесконечного сострадания. (42)Нет, Татьяна не могла пойти за Онегиным.(По Ф.М. Достоевскому)Фёдор Михайлович Достоевский (1821-1881) — русский писатель, мыслитель, философ и публицист.

neznaika.info

чьи слова,,я другому отдана и буду век ему верна,,

Да Вы что?? ? Татьяна Ларина. А. С. Пушкин "Евгений Онегин".

А. С. Пушкин, Евгений Онегин слова Татьяны

Е. Онегин, а слова Татьяны?

Татьяны Лариной.

Это Пушкин, СКазка о мертвой царевне и семи богатырях. Они ей того... дружбу предлагали, а она говорит, что с Елисеем повенчана.)

Татьяна Ларина, " Евгений Онегин" А. С. Пушкина

Татьяна Ларина ответила Евгению Онегину.

Танько отожгла

Но я другому отдана Я буду век ему верна Цитировать классику надо точно. Вроде бы, Дарья Донцова.

touch.otvet.mail.ru

... и буду век ему верна — Задолба!ли

Вот мы и дожили до того, что людей задалбывает серьёзное отношение к браку. Подумать только, к нему относятся «как к священной корове» — мол, не смей разводиться ни в коем случае! Главное — чувства, полюбил другого — разводись с этим. Потом полюбишь ещё кого-нибудь — снова разводись. А лучше вообще не жениться, если штамп в паспорте ничего вам не запрещает. Ведь весь его смысл в том и состоит, что два человека добровольно накладывают на себя обязательство заниматься сексом только друг с другом.

Семья — это ячейка общества. Семейные люди сообща строят и украшают свои дома, растят детей — в общем, делают то, что идёт на пользу обществу. А ваши эмоции имеют значение только для вас, ну и ещё для тех, на кого они направлены. Разрушение семьи только потому, что «ушла любовь, завяли помидоры» — это антиобщественное поведение, за которое вы вполне заслуженно получаете общественное порицание.

Любовь — это всего лишь биологический механизм, направленный на продолжение рода и его улучшение, поскольку заставляет относиться к выбору партнера серьёзно и бороться за право создать семью именно с ним. Если же семья у вас уже есть, любовь к другому партнеру следует подавить. Помните, что ответила Татьяна Евгению Онегину? «Но я другому отдана, и буду век ему верна». Думаете, это потому, что она уже успела разлюбить Евгения? Едва ли, она просто понимала, что теперь эта любовь для неё уже под запретом, поезд ушел.

Что происходит с людьми, не сумевшими справиться с запретной любовью? Классическая литература даёт ответ и на этот вопрос — вспомните Анну Каренину. К ней поезд как раз-таки пришел. Не зря же церковь не считает такие причины, как «разлюбил» или «полюбил другую» причинами для развода. А вы не торопитесь жениться, пока не будете уверены, что хотите прожить свою жизнь именно с этим человеком, но уж если создали семью — живите в ней.

Самоограничение — это не «лицемерие». Ваши дети намного важнее для общества, чем ваше личное счастье, и если они у вас есть — вы обязаны приложить все усилия к тому, чтобы воспитать их как следует. И не нужно вешать на уши лапшу вроде «детей можно воспитывать, не находясь в браке». Родители должны быть всегда рядом, и этого нельзя добиться, если они не живут с детьми!

Но вы не хотите ограничивать себя ни в чём. Не готовы ничем жертвовать ради своей семьи и счастья своих детей. Штамп в паспорте для вас не значит ничего, кроме «законного права» на секс с женой — и вы считаете, что по-другому и быть не может, ведь «в 21-м веке живём»!

Семья, знаете ли, в 21-м веке имеет примерно те же цели и задачи, что и в 11-м: защитить друг друга и детей, построить дом, вырастить детей, обучить их какой-нибудь перспективной профессии. Единственное, что в 21-м веке по-другому — то, что личности вроде вас, не способные создать настоящую семью, могут этого и не делать. Нет никаких «налогов на холостяков», и раз уж вы ставите на первое место свои эмоции, стоит задуматься о покупке лучших проституток и уходе в виртуальную реальность. Именно так вы получите максимум кайфа.

Главное — ради бога, не заводите детей.

zadolba.li


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.