Стих у войны не женское лицо


Литературный вечер "У войны не женское лицо"

Сценарий литературного вечера

«У войны не женское лицо»

Цели: - формирование патриотического чувства, чувства гордости и уважения к женщинам –бойцам, женщинам –труженицам, женщинам –матерям, жёнам.

- воспитание молодежи в духе патриотизма, гражданственности,

- прививать любовь к Родине, чувство гордости за своих героев.

Оборудование: презентация, аудиозаписи песен «Прощание славянки», «Старинный вальс », «Тёмная ночь», «Не женщины придумали войну».

Ход вечера:

Постепенно затихая, звучит марш «Прощание славянки»

Учитель:

Каждый раз при звуках этого марша мне становится не по себе. Каждый раз сжимается сердце, а к глазам подступают слёзы…

Я родилась в мирное время, я выросла в стране, которая не знает ужасов войны вот уже более семидесяти лет. Но в эти моменты просыпается в моей душе неизвестный, давно и прочно забытый страх потери. Я знаю: это говорит во мне память поколений, память моих бабушек и прабабок, провожавших в далёком сорок первом своих мужей и сыновей на кровавую, смертельную битву.

Песня «Провожала, плакала»

Ведущий 1.

Четыре года гремела над нашей землёю самая страшная в её истории война. И четыре года в одном строю с мужчинами воевали женщины: связистки, партизанки, лётчицы, снайперы, разведчицы. Наравне с мужчинами претерпевали все тяготы войны, нисколько не уступая им ни в отваге, ни в самоотверженности.

Ведущий 2

Многие из них награждены орденами и медалями, много среди них и Героев Советского Союза.

Ученица: Стихотворение Михаила Исаковского «…Да разве об этом расскажешь…»

Да разве об этом расскажешь,

В какие ты годы жила!

Какая безмерная тяжесть

На женские плечи легла!..

В то утро простился с тобою

Твой муж, или брат, или сын,

И ты со своею судьбою

Осталась один на один.

Один на один со слезами,

С несжатыми в поле хлебами

Ты встретила эту войну.

И все - без конца и без счета -

Печали, труды и заботы

Пришлись на тебя на одну.

Одной тебе - волей-неволей -

А надо повсюду поспеть;

Одна ты и дома и в поле,

Одной тебе плакать и петь.

А тучи свисают все ниже,

А громы грохочут все ближе,

Все чаще недобрая весть.

И ты перед всею страною,

И ты перед всею войною

Сказалась - какая ты есть.

Ты шла, затаив свое горе,

Суровым путем трудовым.

Весь фронт, что от моря до моря,

Кормила ты хлебом своим.

В холодные зимы, в метели,

У той у далекой черты

Солдат согревали шинели,

Что сшила заботливо ты.

Бросалися в грохоте, в дыме

Советские воины в бой,

И рушились вражьи твердыни

От бомб, начиненных тобой.

За все ты бралася без страха.

И, как в поговорке какой,

Была ты и пряхой и ткахой,

Умела - иглой и пилой.

Рубила, возила, копала -

Да разве всего перечтешь?

А в письмах на фронт уверяла,

Что будто б отлично живешь.

Бойцы твои письма читали,

И там, на переднем краю,

Они хорошо понимали

Святую неправду твою.

И воин, идущий на битву

И встретить готовый ее,

Как клятву, шептал, как молитву,

Далекое имя твое...

Вед. 1: У войны не женское лицо… И это, конечно же, верно. Но тот огромный вклад, который внесли в победу советского народа над врагом женщины, переоценить невозможно.

Вед. 2: На фронтах и в тылу, с винтовкой в руках и у станков на заводах, с красным крестом на белой повязке и за рулём грузового автомобиля, с рацией за спиной и за плугом в поле приближали они нашу победу.

Вед. 1: Плечом к плечу с мужчинами боролись и погибали те, кому природой завещано быть матерями и жёнами, беречь и хранить семейный очаг. И в этом – страшная правда и ужас войны.

Вед. 2:

Женщина!
Все победила она:
Боль, и разлуку, 
И смерть, и усталость.
Девушка, мать, и сестра, и жена -
Сколько ей горя и счастья досталось!
Пусть продолжается праздник весны,
И ничего ей не нужно на свете, -
Только бы не было в мире войны,
Только счастливыми были бы дети.

Вед.1:Но война была… В памяти народной навсегда остались годы Великой Отечественной войны. И, пожалуй, самой трагичной в годы войны была судьба женщины. Мало их осталось в живых-тех, кто провожал на великую битву своих сыновей, и тех, кто сам прошел все эти тяжелые испытания.

Танец

Вед. 2:У писателя Александра Фадеева есть волнующие строки: “Но если и в дни войны у людей есть кусок хлеба, и есть одежда на теле, и если бегут по рельсам поезда, и вишни цветут в саду, и пламя бушует в долине и чья-то незримая сила подымает воина с земли или постели, когда он заболел или ранен, - все это сделали руки матери моей - моей, и его, и его».

Вед. 1:Женщина и война… Что может быть более противоестественным? Женщина, дарящая жизнь и оберегающая ее, и война, уносящая эту жизнь, единственную и неповторимую… Эти понятия несовместимы…

Ученица: Стихотворение Юлии Друниной «Качается рожь несжатая».

Качается рожь несжатая.

Шагают бойцы по ней.

Шагаем и мы - девчата,

Похожие на парней.

Нет, это горят не хаты -

То юность моя в огне...

Идут по войне девчата,

Похожие на парней.

Вед. 2: И всё же война остаётся войной. На ней убивают, теряют друзей, сыновей отцов. Убивают матерей и дочерей. Поэтесса Юлия Друнина прошла все эти ужасы. В 17 лет она ушла на фронт. Светлые воспоминания остались у неё о своих военных друзьях.

Мы легли у разбитой ели,

Ждём, когда же начнёт светать.

Под шинелью вдвоем теплее

На продрогшей, гнилой земле.

- Знаешь, Юлька, я против грусти,

Но сегодня она не в счет.

Дома, в яблочном захолустье,

Мама, мамка моя живет.

У тебя есть друзья, любимый,

У меня - лишь она одна.

Пахнет в хате квашней и дымом,

За порогом бурлит весна.

Старой кажется: каждый кустик

Беспокойную дочку ждет....

Знаешь, Юлька, я против грусти,

Но сегодня она не в счет.

Отогрелись мы еле-еле,

Вдруг нежданный приказ: «Вперед».

Снова рядом в сырой шинели

Светлокосый солдат идет.

Вед. 1: Война продолжалась… И у всех русских людей была одна единственная цель- победить врага любой ценой. Зачастую ценой собственной жизни.

Стихотворение Юлии Друниной «Целовались, плакали и пели».

Целовались.

Плакали

И пели.

Шли в штыки.

И прямо на бегу

Девочка в заштопанной шинели

Разбросала руки на снегу.

Мама!

Мама!

Я дошла до цели...

Но в степи, на волжском берегу,

Девочка в заштопанной шинели

Разбросала руки на снегу.

Инсценировка сцен из романа Б.Васильева “А зори здесь тихие”.

Учитель за кадром

На 171-м разъезде уцелело 12 дворов, пожарный сарай да приземистый длинный пакгауз. Немцы прекратили налеты, но кружили над разъездом ежедневно, и командование на всякий случай держало там две зенитные счетверенки.

Шел май 1942 года.

Сцена 1.

Осянина. Товарищ командир! Товарищ старшина!

Васков. Что?

О. Немцы в лесу!

В. Так… Откуда известно?

О. Сама видела. Двое. С автоматами, в маскировочных накидках.

В. Команду в ружье: боевая тревога. Бегом!

Спустя некоторое время.

В. Ну, так. Стройте людей.

О. Женя, Галя, Лиза…

В. Погодите, Осянина! Немцев идем ловить - не рыбу.Так чтоб хоть стрелять умели что ли…

О. Умеют.

В. Да, вот еще. Может, немецкий кто знает?

Гурвич. Я знаю.

В. Что - я? Что такое я?.. Докладывать надо!

Г. Боец Гурвич.

В. Ох – хо – хо!.. Как по-ихнему “руки вверх”?

Г. Хенде Хох.

В. Точно. Ну, давай, Гурвич.

В. Идем на двое суток, так надо считать. Взять сухой паек, патронов…по пять обойм. Подзаправиться.…Ну, поесть, значит, плотно.

Противника не бойтесь. Он по нашим тылам идет, значит, сам боится.

Но близко не подпускайте. Если уж случится, что рядом он окажется, тогда затаитесь лучше.

В случае обнаружения противника или чего непонятного… Кто по-звериному или, там, по-птичьему кричать может?

(Смех)

Я серьезно спрашиваю? В лесу сигналы голосом не подашь -  у немца тоже уши есть.

Гурвич. Я умею. По - ослиному: и - а! и - а!

В. Ослы здесь не водятся. Ладно, давайте крякать учиться. Как утки.

(Смех)

Учатся крякать.

В. Идем на Вопь - озеро. До места нам верст двадцать - к обеду придем.

Все понятно, товарищи бойцы?

Все. Понятно.

В. Через 15 минут выступаем.

Автор за кадром:  Пять девчонок было…Только пять…Лиза Бричкина, Соня Гурвич, Галя Четвертак, Женя Комелькова, Рита Осянина…

Все пять остались на Вопь-озере.

Вед. 1:Молодые девушки, вчерашние школьницы и студентки вставали в строй и становились солдатами. Для каждой из них любовь и семейное счастье, свидания и танцплощадки, молодые радости и надежды превратились лишь в мечты, которые обязательно сбудутся, но только потом, после войны. А пока…

Ученица: Стихотворение Юлии Друниной «Я столько раз видала рукопашный».

Я столько раз видала рукопашный,
Раз наяву. И тысячу — во сне.
Кто говорит, что на войне не страшно,
Тот ничего не знает о войне.

Вед. 2Для многих из тех девчонок мечты так и остались мечтами... Никогда не стать им жёнами и матерями, не познать радости любви и мирного труда. Их жизнь была коротка, как жизнь падающей звезды. Но, подобно звезде, пусть и на короткое мгновение, она осветила мир самоотверженной любовью к ближним, к своему народу и своей отчизне.

Ученица: Стихотворение Юлии Друниной «Я родом не из детства – из войны».

Я родом не из детства — из войны.

И потому, наверное, дороже,

Чем ты, ценю я радость тишины

И каждый новый день, что мною прожит.

Я родом не из детства — из войны.

Раз, пробираясь партизанской тропкой,

Я поняла навек, что мы должны

Быть добрыми к любой травинке робкой.

Я родом не из детства — из войны.

И, может, потому незащищённей:

Сердца фронтовиков обожжены,

А у тебя — шершавые ладони.

Я родом не из детства — из войны.

Прости меня — в том нет моей вины...

Вед. 1.Им – воевавшим на фронтах, спасающим раненых на полях сражений, работающим на заводах, в шахтах, на стройках, в полях и на лесозаготовках, им – несущим на плечах тяжкое бремя войны, им – не сломившимся от горя, голода и непосильного труда посвящены песни и стихи, баллады и романы, письма и киноленты.

На экране демонстрируются кадры из кинофильма «Два бойца»,песня «Тёмная ночь» в исполнении Марка Бернеса.

Вед. 2:Женщина на войне не перестала быть женщиной. Конечно, научилась ненавидеть, но не разучилась любить. Любовь и верность были необходимы для солдат на войне. Знать, что тебя очень любят и ждут. Это помогало выжить.

Ученица: Стихотворение Константина Симонова «Жди меня, и я вернусь».

Жди меня, и я вернусь,

Только очень жди,

Жди, когда наводят грусть

Жёлтые дожди.

Жди, когда снега метут,

Жди, когда жара,

Жди, когда других не ждут,

Позабыв вчера.

Жди, когда из дальних мест

Писем не придёт,

Жди, когда уж надоест

Всем, кто вместе ждет.

Жди меня, и я вернусь

Не желай добра

Всем, кто знает наизусть,

Что забыть пора.

Пусть поверят сын и мать

В то, что нет меня,

Пусть друзья устанут ждать,

Сядут у огня,

Выпьют горькое вино

На помин души…

Жди. И с ними заодно

Выпить не спеши.

Жди меня, и я вернусь

Всем смертям назло.

Кто не ждал меня, тот пусть

Скажет : - Повезло-

Не понять неждавшим им,

Как среди огня

Ожиданием своим

Ты спасла меня.

Как я выжил, будем знать

Только мы с тобой,-

Просто ты умела ждать,

Как никто другой.

Вед.1Не всем было суждено прийти с этой самой страшной войны. Но память о них, о героях и рядовых, всегда в наших сердцах. У войны - не женское лицо. Эти слова звучат как предостережение, как обвинение тем, кто развязывает войну, будь она 50 лет назад, 65 лет назад, или сегодня, или готовится... Войне говорят «нет» матери, жены, сестры дочери

Ученица: Стихотворение Юлии Друниной «Ты должна».

Побледнев,

Стиснув зубы до хруста,

От родного окопа

Одна

Ты должна оторваться,

И бруствер

Проскочить под обстрелом

Должна.

Ты должна.

Хоть вернешься едва ли,

Хоть "Не смей!"

Повторяет комбат.

Даже танки

(Они же из стали!)

В трех шагах от окопа

Горят.

Ты должна.

Ведь нельзя притворяться

Пред собой,

Что не слышишь в ночи,

Как почти безнадежно

"Сестрица!"

Кто-то там,

Под обстрелом, кричит...

Вед. 2: Войны, будь они даже маленькие, - для женщины всегда великие. Женщина, призванная любить и продолжать жизнь, отвергает смерть. Давайте же все хором скажем: У ВОЙНЫ НЕ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО. Чтобы никогда больше женщины не узнали, что такое война!

Песня   «Не женщины придумали войну»

infourok.ru

Классный час по теме: У войны не женское лицо

У ВОЙНЫ НЕ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО

Классный час, посвящённый   Победе в Великой Отечественной войне

        Цель: Доказать, что участие женщин в сражениях на фронтах Великой Отечественной войны – повседневный подвиг, внёсший неоценимый вклад в общую Победу.

        Задачи:

  1. Основываясь на исторических фактах, показать мужество и героизм женщин – фронтовичек, их стойкость и любовь к Родине.
  2. Продолжить формирование у учащихся нравственных ценностей: чувства патриотизма и гордости за свой народ;  уважения и трепетного отношения к ветеранам Великой Отечественной войны.
  3. Сосредоточить внимание на профилактике проявлений неонацизма.

1-Ведущий:

        Всё дальше уходят те страшные дни Великой Отечественной войны. Стираются из памяти даты, имена… И чтобы закрепить и как бы вернуть исчезающее, мы прочертим дорожку женской фронтовой и партизанской  памяти. Семя этой памяти живёт в душах женщин – фронтовичек, которых с каждым годом становится всё меньше. И пусть оно зародится и в наших сердцах и нашей памяти.

2-Ведущий: 

        У войны много  лиц, и одно из них – женское. Только лицо это суровое, изборождённое морщинами, с тёмными пятнами и зло нахмуренными бровями, с обмётанными лихорадкой, потрескавшимися губами, изуродованное солдатской стрижкой. Некрасивое лицо.  

        Когда я слышу слово « женщина», то представляю смеющуюся девушку в летнем платье, слышу стук каблучков и нежный мелодичный голос, вижу искрящиеся жизнью женские глаза. В этих глазах очень много жизни и – главная тайна – способность давать жизнь.

        Казалось бы, что женщине делать в грязи войны, в грязи атмосферы убийства, тяжёлого физического труда, немыслимых  нагрузок,  в атмосфере смерти?

           Рыть окопы, ползать в грязи, стрелять и убивать?  Или ковыряться в раненых, по локоть в крови, среди стонов, проклятий и десятиэтажной матерщины? Каково худенькой девчонке вытаскивать под обстрелом с поля раненого бойца, весящего под центнер, да ещё волочь при этом на себе его винтовку!

        Женщины не должно быть на войне. Есть сугубо мужские ремёсла, которыми женщины не должны заниматься,- ремесло каменотёса, землекопа, грузчика. Охотника. Воина.

           Женщине совершенно незачем прикасаться к жуткому ремеслу войны.

        Но дело в том, что война – это не ремесло, а гигантское бедствие, которое приходит к нам из антимира и вторгается в жизнь каждого.

         И женщины мужественно противостоят этому бедствию наравне с мужчинами. Конечно, становясь солдатом, женщины перестают быть женщинами. Для командования они становятся бойцами. Но, согласитесь, что женский отчаянный крик или стон в общем грохоте боя звучит гораздо страшнее, чем мужской.

1- Ведущий:

        На самой страшной войне ХХ века женщине пришлось стать солдатом. Она не только спасала, перевязывала раненых, но и стреляла, подрывала мосты, ходила в разведку. Были среди девушек и комсорги танковых батальонов, и механики- водители тяжёлых танков, хотя в нашем языке у слова « танкист, пехотинец» нет женского рода, потому что эту работу никогда ещё не делала женщина.

Так какие же они были, девочки сорок первого, как уходили они на фронт? Помните, как об этом у Юлии Друниной:

1-уч                Я ушла из детства в грязную теплушку,

        В эшелон пехоты, в санитарный взвод.

        Дальние разрывы слушал и не слушал

        Ко всему привыкший сорок первый год.

        Я пришла из школы в блиндажи сырые,

        От Прекрасной Дамы в «мать» и «перемать» .

        Потому что имя ближе, чем Россия,

        Не смогла сыскать…

Каждая из них видела войну со « своего радиуса обзора»:

  1. У одной – операционный стол: « столько видела отрезанных рук, ног…даже не верилось, что где-то есть целые мужчины. Казалось, что все они раненые или погибли…». ( Сержант, медсестра Демченко).
  2. У другой – котлы походной кухни: « после боя, бывало, никого не оставалось…котёл каши, котёл супа наваришь, а отдать некому…( Зинина, рядовая – повар).
  3. У третьей – кабина лётчика: « Наш лагерь стоял в лесу. Я прилетела с полёта и увидела – лежит убитый немец… Знаете, мне так страшно стало. Я никогда до этого не видела убитого. Там наверху другое… Всё горит, рушится. Когда летишь, у тебя одна мысль: найти цель, отбомбиться и вернуться. ( Старший лётчик Бондарева А.Г.).
  4. А у партизанки война ассоциируется с запахом горящего костра: « Всё на костре – и хлеб пекли, и варили; угли останутся – поставим валенки сушить; что у кого было»
  5.  «В танковые войска девчонок  брали неохотно. Можно даже сказать, что совсем не брали. Санинструкторами в танковых частях были, в основном, мужчины» ( старшина, санинструктор – Вишневская Н.Я.)

2-Ведущий: 

        Познакомимся с историями некоторых из них.

        2уч.–

                 Нина Яковлевна Вишневская – в 17 лет ушла на фронт. Воевала санинструктором в 1-ом батальоне  32 – ой танковой бригады 5 – ой армии, с  которым участвовала в знаменательном танковом сражении под Прохоровкой.

   Вот, что она рассказывала о себе:

 Когда немцы были уже в 10 км от города, мы с девчонками побежали в военкомат. Капитан отбирал девушек для танковой части. Брали сильных, выносливых и кому было 18 лет. Меня он слушать не стал, потому что я была маленькая, и мне было 17 лет. Он сказал мне: « Пехотинца поранит – он на землю упадёт. Можно к нему подползти,  на месте перевязать или в укрытие оттащить. А танкист не то…если его ранит в танке, то его оттуда надо вытащить через люк. А разве ты такого парня вытащишь? Ты знаешь, какие танкисты все здоровые. Когда на танк придётся лезть, по нему стреляют; пули, осколки летят. А ты знаешь, что такое, когда танк горит?».

Я пошла провожать подруг. Девчонки  меня пожалели и спрятали в кузове под брезентом. Когда приехали, капитан доложил, что прибыли 12 девушек ,и вдруг он увидел меня.

 «Ты откуда взялась?», - спросил он.

 «Воевать приехала, товарищ капитан! Я вместе с подругами».

 « С подругой хорошо на танцы ходить! А здесь война! Отправить домой с первой машиной!».

Ну а пока не было машин, меня отправили в медсанбат. Все ушли в бой, а я готовила для раненых. Полчаса не прошло, как раненых начали привозить… и убитых…у танкистов какие ранения? Без ног, без рук, без головы. В этом бою погибла одна наша девочка. Нас было пять подружек: Люба Ясинская, Шура Киселёва, Тоня Бобкова, Зина Латыш и я. Конаковские девчата – звали нас танкисты. Домой к маме я одна вернулась.

3уч. –

        Дали нам всем вещевые мешки, чтобы мы вещи свои туда убрали. А вещмешки новенькие. Я лямочки отрезала, донышко распорола и надела на себя. Получилась военная юбка…и только я перед ними покрутилась, как  в нашу землянку заходит старшина, а за ним идет командир части. Старшина к нему: « С девчатами Ч П. Я им мешки выдал, чтобы они вещи свои уложили, а они сами туда залезли»

Выдали нам обмундирование. У танкистов брезентовые штаны, да ещё с накладкой, а нам дали тонкие, из ситца, комбинезоны. А земля напополам с металлом перемешана, камни все выворочены – опять мы оборванные ходим, потому  что мы не в машине сидим, а по земле ползаем. Танки часто горели. 

3 уч-:        

Стихотворение К. Симонова « Танк»

Вот здесь он шёл. Окопов три ряда.

Цепь волчьих ям с дубовою щетиной.

Вот след, где он попятился, когда

Ему взорвали гусеницы миной.

       Но под рукою не было врача,

       И он привстал, от хромоты страдая,

       Разбитое железо волоча,

       На раненую ногу припадая.

Вот здесь он, всё  ломая, как таран,

Кругами полз по собственному следу.

И рухнул,  обессилевший от ран,

Купив пехоте трудную победу.

Уже к рассвету, в копоти, в пыли,

Пришли ещё дымящиеся танки.

И сообща решили в глубь земли

Зарыть его железные останки…

1-Ведущий: 

        И опять возвращаемся к самому больному, самому мучительному.

4- уч.

        « Санинструкторы в танковых частях гибли быстро. Для нас место в танке не предусмотрено, вцепишься поверх брони, и только об одном мысль, чтобы не затянуло ноги в гусеницы. И надо следить, где танк загорится…туда бежать…ползти. Танкист, если живой останется, весь в ожогах. И мы обгорали, потому что вынимаешь горящего, в огонь лезешь. Очень трудно человека вытащить из люка, особенно башенного стрелка.»

5уч.

        Мы пришли необученные, молоденькие девчонки и солдаты любили над нами пошутить. Послали меня однажды из медсанвзвода за чаем. Прихожу к повару, он на меня смотрит и спрашивает:

 - Чего пришла?

Я говорю: « За чаем». А он отвечает, что чай ещё не готов, потому что повара в котлах моются. Я приняла всё серьёзно, взяла вёдра и пошла обратно.

Врач спрашивает: « А чего пустая идёшь?» Я отвечаю: « Повара в котлах моются, чай ещё не готов». Он за голову схватился. Отругал повара. Налили два ведра.

Несу чай, а навстречу начальник политотдела и командир бригады. Я тут же вспомнила, как нас учили, чтобы мы приветствовали каждого. А они двое идут. Как же я их буду приветствовать? Иду и соображаю. Поравнялась, я ставлю вёдра, обе руки к козырьку прикладываю и кланяюсь одному и второму. Они шли, меня не замечали, а тут остолбенели от изумления: « Кто тебя так научил честь отдавать?». Отвечаю: « Старшина учил, он говорит, что каждого надо приветствовать. А вы идёте двое и вместе»

2-Ведущий: 

        Санинструкторы выносили  раненых из под огня, и перевязывали. Тяжело приходилось и медсёстрам. Их добрые руки творили чудеса, спасая раненых.          

6-уч:                                                         Стихотворение Ю. Друниной. «Бинты»

Глаза бойца слезами налиты,

Лежит он, напружиненный и белый.

А я должна присохшие бинты

С него сорвать одним движеньем смелым.

Одним движеньем – так учили нас,

Одним движеньем – только в этом жалость…

Но, встретившись со взглядом страшных глаз,

Я на движенье это не решалась.

На бинт я щедро перекись лила,

Пытаясь отмочить его без боли.

А фельдшерица становилась зла,

И повторяла: « Горе мне с тобою!

Так с каждым церемониться – беда,

Да и ему лишь прибавляешь муки»,

…Но раненые метили всегда

Попасть в мои медлительные руки.

Не нужно рвать присохшие бинты,

Когда их можно снять почти без боли…

Я это поняла, поймёшь и ты…

Как жалко, что науке доброты

 Нельзя по книжкам научиться в школе!

        Звучит песня: В. Нечаева « Медсестра Анюта»

7-уч.: 

        Александра Семёновна Попова, гвардии лейтенант, штурман.

«В мае сорок второго года мы вылетели на фронт. Нам дали  самолёт «По – 2». На нём до войны училась летать молодёжь в аэроклубах, но никто и подумать не мог, что его будут использовать в военных целях. Самолёт был деревянной конструкции, сплошь из фанеры, обтянутой перкалью. Достаточно было одного прямого попадания, как он загорался – и сгорал в воздухе, не долетая до земли. Ты заходишь на цель, тебя всю трясёт. Всё тело покрывается дрожью, потому что внизу огонь: истребители стреляют, зенитки расстреливают… Летали мы, в основном, ночью. Делали до двенадцати вылетов за ночь.

Я видела Покрышкина, когда он прилетал из боевого полёта. Это был крепкий мужчина, ему не 20 и не 30 лет, как нам: пока самолёт заправляли, техник успевал снять с него рубашку и выкрутить. С неё текло, как будто он под дождём был. Можете себе представить, что было с нами. Прилетишь и не можешь даже из кабины выйти.

Самолёт после выполнения задания оставался несколько минут на земле и снова -  в воздух. Представьте себе наших девушек – оружейниц! Им надо было за эти несколько минут четыре бомбы – это четыре сотни килограммов – подвесить к машине вручную».

8-уч.

        Мария Семёновна Кулакова, рядовая, пекарь:

 - В военкомате собрали нас, так и так, мол, требуются женщины для фронтовых хлебопекарен… Труд очень тяжёлый. У нас было восемь железных печей. Приезжаем в разрушенный посёлок, ставим их. Поставили печи, надо дрова, двадцать – тридцать вёдер воды, пять мешков муки. Восемнадцатилетние девчонки, мы таскали мешки с мукой по семьдесят килограммов. Ухватимся вдвоём и несём. Или сорок булок хлеба на носилки положат. Я, например, не могла поднять. День и ночь у печи, день и ночь. Бомбят, а мы хлеб печём.

1-Ведущий: 

        Они не осознают того, что совершили. Живут с убеждением, что были у них «негероические» должности. Мол, и на войне занимались тем, что испокон веков женщина делать должна: «обстирывали, обшивали, кормили мужика». Только без них, великих тружениц войны, Победы бы не было.

Любили солдаты своих поваров и часто шутили:

 « Щи да каша – пища наша», « Война войной, обед – обедом»

9- 12уч.                 Стихотворение А. Афанасьева «Котелок красноармейский»

Сценка у импровизированного костра

Котелок красноармейский,

Друг, товарищ компанейский.

Поставщик супов и каш,

Неразлучный спутник наш!

Из тебя напившись чаю,

Эти строчки посвящаю,

С уважением к тебе,

Как к соратнику в борьбе.

С первых дней грозы военной

Неизменный и бессменный,

С нами шел ты в бой любой,

Котелочек дорогой!

И когда под вой снарядов

Мы громим фашистских гадов.

Ты – сподвижник всех атак –

Лихо вторишь: «Так их! Так!»

Но лишь бой с врагом закончен,

Ты поешь всех гуслей звонче:

«Слава вам, друзья, и честь!

Не хотите ли поесть?»

Нашим радуясь удачам,

Ты дымишь супцом горячим.

Так и пышет в котелке

Будто в бане на полке.

Котелок красноармейский,

Друг, товарищ компанейский!

Что приятней может быть –

После боя закусить?

Поработал аж до пота!

Бой – огромная работа:

очищать родимый край

От фашистских волчьих стай.

А поешь, чайку напьешься,

Новых сил поднаберешься,

И, глядишь, опять готов

Бить без устали врагов.

С котелком живем мы дружно,

Но одно добавить нужно,

Что в быту у котелка

Повар – правая рука.

Если он сметлив, искусен,

И обед, конечно, вкусен.

Говорят тогда с душой:

 - Ну и повар – на большой!

Он обед готовит с сердцем:

Все приправит солью, перцем,

И лучком, и чесночком –

Прямо щелкнешь язычком!

Если повар кормит сытно

И готовит аппетитно –

Веселей и для бойцов

Бить фашистских стервецов!

Для солдата щи и каша –

Наша бодрость, сила наша!

Что сказал я – знает пусть,

Каждый повар наизусть.

Постаравшись над обедом,

Помогает он победам!

Ну а как готовит кок,

Тут свидетель – котелок.

Коль боец, покушав, крякнул,

Ложкой по дну лихо брякнул.

Котелок звенит в ответ:

- Славный нынче был обед!

13 уч.

        Антонина Алексеевна Кондрашова, партизанка – разведчица Бытошской партизанской бригады:

«Когда, выполнив одно задание, я не могла уже оставаться в посёлке и ушла в отряд, мать забрали СД. Её там мучили, допрашивали, где дочь. Два года фашисты её вместе с другими нашими женщинами и детьми водили впереди себя, когда шли на свои операции: они боялись партизанских мин, и в случае,  если есть мины, эти люди будут подрываться, а солдаты останутся целыми. У меня до сих пор стоит в ушах крик ребёнка, который летит в колодец. Слышали ли вы когда-нибудь этот крик? Его невозможно выдержать. И после этого, когда идёшь на задание, душа просит одного: скорее убить их, убить как  можно больше.

Страшное, ненормальное творили они с людьми. Вам этого, может, не понять сегодня. Но вы бы то же самое чувствовали, если бы у вас на глазах посреди  деревни разложили большой костёр и  бросили туда старую учительницу, которая вас когда-то учила. Или по частям разрубили молодого парня. Пилой разрезали. А это всё были свои люди, знакомые. Маму расстреляли. Они детей расстреливали и при этом веселились. Я не хотела убивать, я не родилась, чтобы убивать. Я хотела стать учительницей. А они пришли убивать на нашу землю, жечь».

2-Ведущий: Немецко-фашистская армия имела хорошо обученных солдат, была отлично вооружена. На оккупированных землях действовали законы, которые, как рассчитывал враг, должны были оставить в человеке лишь биологическое – выжить! Всё, казалось бы, учли гитлеровские стратеги и идеологи, кроме того, что мать окажется способной спрятать мину под платьицем своей дочери; дочь, которая могла бы спасти жизнь своей матери, будет спасать жизнь всех, землю родную спасать, отдавая за это жизнь самого дорогого человека. Силы человеческого духа – вот чего не учёл враг!

14уч.

        Зинаида Васильевна Корж – санинструктор кавалерийского эскадрона:  «Дали мне обмундирование и лошадь. У меня была маленькая лошадёнка, хвост до земли, но быстрая, и я как-то сразу научилась ездить. Мы под ногами у них спали.

Первое крещение – это когда наш корпус под станицей Кущёвская участвовал в отражении танков. Бой был страшный. Я, хотя уже воевала, знала, что это такое, но вот когда кавалеристы пошли лавиной – черкески развеваются, сабли вынуты, кони храпят, а конь, когда летит, он такую силу имеет; и вся вот эта лавина пошла на танки, на артиллерию, на фашистов – это было как в страшном сне. А фашистов было много, их было больше, они шли с автоматами наперевес, рядом с танками шли – и они не выдержали, понимаете, они не выдержали этой лавины. Они бросали пушки и бежали. На каждом шагу смерть стерегла. К ней нельзя было привыкнуть… Нам всем казалось, что после войны, после того человеческого страдания, моря слёз будет прекрасная жизнь. Нам казалось, что все будут любить друг друга…  Ведь у всех было такое великое горе. Оно нас братьями, сёстрами сделало! Как мы ждали этот день… День Победы».

        Звучит песня: муз. В. Баснера, сл. Б. Вахтина и П. Хоменко «На всю оставшуюся жизнь» (Сестра, ты помнишь, как из боя. Меня ты вынесла в санбат)

1-Ведущий: 

        Война меняла их. Война формировала, потому что застала их в возрасте складывания характера, взгляда на жизнь. Война заставляла их многое увидеть, многое из того, что лучше бы человеку вообще не видеть, тем более женщине. Война заставляла о многом подумать. О добре и зле, например. О жизни и смерти.

15уч.                                                                 Стихотворение Р.Верзаковой –
                                                                «У войны не женское лицо»

Нет! У войны не женское лицо.

Хоть имя женское заключено в неё.

Противоречит сути женщины война,

Не для убийства Богом ей любовь дана.

Имеет женщина над миром свою власть –

Любви томление, огненную страсть.

И женщины удел – хранить очаг.

Продленье жизни – в бесконечность шаг.

Мужчину ждать домой; переносить нужду.

Руками нежными предотвращать беду.

И в чистоте блюсти родимое крыльцо,

Растить детей в традициях отцов.

Нет! У войны не женское лицо.

2  -Ведущий: 

        Так зачем же женщины шли воевать?

16 уч.

        «Я пришла в Берлин, чтобы убить войну», - написала на стене рейхстага Софья Кунцевич, санинструктор стрелковой роты. 1945 г.

17уч., 

        «Из войны я вынесла веру в неограниченные возможности человеческого духа. И после всего пережитого не знаю, есть ли что-нибудь такое, чего бы человек не смог», - Антонина Мироновна Ленкова, автослесарь полевой автобронетанковой мастерской.

1-Ведущий: 

Вот такой вклад в нашу Победу внесли эти женщины. И забывать их мы не имеем права. Это о них можно сказать словами  Роберта Рождественского:

                ЕСТЬ ПАМЯТЬ, КОТОРОЙ НЕ БУДЕТ ЗАБВЕНЬЯ.

                И СЛАВА, КОТОРОЙ НЕ БУДЕТ КОНЦА!

2 – Ведущий: 

        Тем горше и обиднее осознавать, что есть среди нас такие люди, которые забыли, что такое фашизм, что он несёт человечеству. Мало того, он вновь поднимает голову, проявляясь в поступках и преступлениях некоторых наших соотечественников. Мы должны противостоять неонацизму не только потому, что это нечеловеческое явление в обществе, но и ещё и потому, что нам не позволяет мириться с ним Память. Память о том, что такое фашизм и война… Память о великой Победе…

Литература

  1. Алексеевич С.А. – У войны не женское лицо: Повесть – М.: Советский писатель, 1988 г.
  1. Друнина Ю.В. – Белые ночи: Стихи. – Пермь: Книжное издательство, 1980
  1. Казаринов О.И. – Неизвестные лики войны.: Москва: «Вече». 2005 г.
  1. Соmpact disk MPEG  Layer.Фронтовые песни Изготовитель ООО « Моно Центр». Москва ул.   Профсоюзная, 95. 2009 г.  

nsportal.ru

У войны не женское лицо

  • Проза
    • Абрамов Федор Александрович
    • Авдюгин Александр, протоиерей
    • Абрамцева Наталья Корнельевна
    • Аверченко Аркадий Тимофеевич
    • Агафонов Николай, протоиерей
    • Агриков Тихон, архимандрит
    • Аксаков Сергей Тимофеевич
    • Александра Феодоровна, страстотерпица
    • Александрова Татьяна Ивановна
    • Алексиевич Светлана Александровна
    • Алешина Марина
    • Альшиц Даниил Натанович
    • Андерсен Ганс Христиан
    • Анненская Александра Никитична
    • Арджилли Марчелло
    • Арцыбушев Алексей Петрович
    • Астафьев Виктор Петрович
    • Афанасьев Лазарь, монах
    • Ахиллеос Савва, архимандрит
    • Бажов Павел Петрович
    • Балашов Виктор Сергеевич
    • Балинт Агнеш
    • Барри Джеймс Мэтью
    • Барсуков Тихон, иеромонах
    • Баруздин Сергей Алексеевич
    • Бахревский Владислав Анатольевич
    • Белов Василий Иванович
    • Бернанос Жорж
    • Бернетт Фрэнсис Элиза
    • Бианки Виталий Валентинович
    • Бирюков Валентин, протоиерей
    • Блохин Николай Владимирович
    • Бонд Майкл
    • Борзенко Алексей
    • Бородин Леонид Иванович
    • Брэдбери Рэй Дуглас
    • Булгаков Михаил Афанасьевич
    • Булгаков Сергей, протоиерей
    • Булгаковский Дмитрий, протоиерей
    • Бунин Иван Алексеевич
    • Буслаев Федор Иванович
    • Бьюкенен Патрик Дж.
    • Варламов Алексей Николаевич
    • Веселовская Надежда Владимировна
    • Вехова Марианна Базильевна
    • Вильгерт Владимир, священник
    • Водолазкин Евгений
    • Вознесенская Юлия Николаевна
    • Волков Олег Васильевич
    • Волкова Наталия
    • Волос Андрей Германович
    • Воробьёв Владимир, протоиерей
    • Вурмбрандт Рихард
    • Гальего Рубен
    • Ганаго Борис Александрович
    • Гауф Вильгельм
    • Геворков Валерий
    • Гиляров-Платонов Никита Петрович
    • Гинзбург Евгения Соломоновна
    • Гоголь Николай Васильевич
    • Головкина Ирина
    • Гончаров Иван Александрович
    • Горбунов Алексей Александрович
    • Горшков Александр Касьянович
    • Горький Алексей Максимович
    • Гофман Эрнст
    • Грибоедов Александр Сергеевич
    • Грин Александр Степанович
    • Грин Грэм
    • Громов Александр Витальевич
    • Груздев Павел, архимандрит
    • Губанов Владимир Алексеевич
    • Гумеров Иов, иеромонах
    • Гэллико Пол
    • Даль Владимир
    • Данилов Александр
    • Дворкин Александр Леонидович
    • Дворцов Василий Владимирович
    • Девятова Светлана
    • Дёмышев Александр Васильевич
    • Десницкий Андрей Сергеевич
    • Дефо Даниэль
    • ДиКамилло Кейт
    • Диккенс Чарльз
    • Домбровский Юрий Осипович
    • Донских Александр Сергеевич
    • Достоевский Федор Михайлович
    • Дохторова Мария, схиигумения
    • Драгунский Виктор Юзефович
    • Дунаев Михаил Михайлович
    • Дьяченко Александр, священник
    • Екимов Борис Петрович
    • Ермолай-Еразм
    • Ершов Петр Павлович
    • Жизнеописания
    • Жильяр Пьер
    • Зайцев Борис Константинович
    • Зелинская Елена Константиновна
    • Зенкова Еликонида Федоровна
    • Знаменский Георгий Александрович
    • Зоберн Владимир Михайлович
    • Игумен N
    • Ильин Иван Александрович
    • Ильюнина Людмила Александровна
    • Имшенецкая Маргарита Викторовна
    • Ирзабеков Василий (Фазиль)
    • Казаков Юрий Павлович
    • Каледа Глеб, протоиерей
    • Каткова Вера
    • Катышев Геннадий
    • Кервуд Джеймс Оливер
    • Керсновская Евфросиния Антоновна
    • Киселева Татьяна Васильевна
    • Кисляков Спиридон, архимандрит
    • Козлов Сергей Сергеевич
    • Кокухин Николай Петрович
    • Колупаев Вадим
    • Константинов Димитрий, протоиерей
    • Королева Вера Викторовна
    • Короленко Владимир Галактионович
    • Корхова Виктория
    • Корчак Януш
    • Кочергин Эдуард Степанович
    • Краснов Петр Николаевич
    • Краснов-Левитин Анатолий Эммануилович
    • Краснова Татьяна Викторовна
    • Кривошеина Ксения Игоревна
    • Кристус Петрус
    • Крифт Питер
    • Кронин Арчибальд Джозеф
    • Кропотов Роман, иеромонах
    • Круглов Александр Васильевич
    • Крупин Владимир Николаевич
    • Куприн Александр Иванович
    • Кучмаева Изольда Константиновна
    • Лагерлёф Сельма
    • Ларионов Виктор Александрович
    • Лебедев Владимир Петрович
    • Леонтьев Дмитрий Борисович
    • Леонтьев Константин Николаевич
    • Лепешинская Феофила, игумения
    • Лесков Николай Семенович
    • Либенсон Христина
    • Линдгрен Астрид
    • Литвак Илья
    • Лихачёв Виктор Васильевич
    • Лукашевич Клавдия Владимировна
    • Льюис Клайв Стейплз
    • Люкимсон Петр Ефимович
    • Лялин Валерий Николаевич
    • Макаров Михаил
    • Макдональд Джордж
    • Макрис Дионисиос
    • Максимов Владимир Емельянович
    • Максимов Юрий Валерьевич
    • Малахова Лилия
    • Мамин-Сибиряк Дмитрий Наркисович
    • Мельников Николай Алексеевич
    • Мельников Федор Ефимович
    • Мельников-Печерский Павел Иванович
    • Милн Алан Александр
    • Мицов Георгий, священник
    • Монах святогорец
    • Муртазов Никон, иеродиакон
    • Назаренко Павел
    • Недоспасова Татьяна Андреевна
    • Немирович-Данченко Василий И.
    • Никитин Августин, архимандрит
    • Никифоров–Волгин Василий А.
    • Николаев Виктор Николаевич
    • Николаева Олеся Александровна
    • Нилус Сергей
    • Носов Евгений Иванович
    • Нотин Александр Иванович
    • Оберучева Амвросия, монахиня
    • Павлов Олег Олегович
    • Павлова Нина
    • Пантелеев Л.
    • Панцерева Елена
    • Парамонов Николай, игумен
    • Паустовский Константин Георгиевич
    • Пестов Николай Евграфович
    • Попов Меркурий, монах
    • Поповский Марк Александрович
    • Портер Элионор
    • Поселянин Евгений Николаевич
    • Потапенко Игнатий Николаевич
    • Прочие авторы
    • Пушкин Александр Сергеевич
    • Пыльнева Галина Александровна
    • Рак Павле
    • Раковалис Афанасий
    • Распутин Валентин Григорьевич
    • Ремизов Алексей Михайлович
    • Робсман Виктор
    • Рогалева Ирина
    • Рожков Владимир, протоиерей
    • Рожнева Ольга Леонидовна
    • Россиев Павел Амплиевич
    • Рыбакова Светлана Николаевна
    • Савельев Дмитрий Сергеевич
    • Савечко Максим Богданович
    • Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович
    • Санин Варнава, монах
    • Сараджишвили Мария
    • Свенцицкий Валентин, протоиерей
    • Сегень Александр Юрьевич
    • Сегюр Софья Фёдоровна
    • Секретарев Тихон, архимандрит
    • Сент-Джон Патриция
    • Сент-Экзюпери Антуан
    • Сергейчук Алина Борисовна
    • Скоробогатько Наталия Владимировна
    • Смоленский Николай Иванович
    • Снегирев Иван Михайлович
    • Соколова Александра
    • Соколова Наталия Николаевна
    • Соколова Ольга
    • Солженицын Александр Исаевич
    • Соловьев Владимир Сергеевич
    • Солоухин Владимир Алексеевич
    • Степун Федор Августович
    • Стрельцов Артем
    • Сухинина Наталия Евгеньевна
    • Сюсаку Эндо
    • Творогов Питирим, епископ
    • Тихомиров Лев Александрович
    • Ткачев Андрей, протоиерей
    • Толгский Сергий, протоиерей
    • Толкин Джон Рональд Руэл
    • Толстиков Николай, священник
    • Толстой Алексей Николаевич
    • Торик Александр‚ протоиерей
    • Трауберг Наталья Леонидовна
    • Тростников Виктор Николаевич
    • Труханов Михаил, протоиерей
    • Тургенев Иван Сергеевич
    • Тучкова Наталья
    • Уайзмэн Николас Патрик
    • Уайлдер Торнтон
    • Уингфолд Томас
    • Ульянова Валентина
    • Урусова Наталия Владимировна
    • Устюжанин Андрей, протоиерей
    • Филипьев Всеволод, инок
    • Хэрриот Джеймс
    • Цветкова Валентина Ивановна
    • Цебриков Георгий, диакон
    • Чепмен Гэри
    • Чарская Лидия Алексеевна
    • Черных Наталия Борисовна
    • Честертон Гилберт Кийт
    • Честерфилд Филип Стенхоп
    • Чехов Антон Павлович
    • Чинякова Галина Павловна
    • Чудинова Елена Петровна
    • Шварц Евгений Львович
    • Шевкунов Тихон, архимандри

azbyka.ru

СЕРИЯ "ОПАЛЕННЫЕ ОГНЕМ ВОЙНЫ" (У ВОЙНЫ НЕ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО)

Часть I Фронтовые подруги

Женщинам-фронтовичкам посвящается

Война и женщина – слова несовместимы,
Но жизнь диктует нам свои права.
И сколько их, любимых, нежных, милых,
Та страшная година унесла.

Хрупка, тонка и в самом нижнем чине,
Ты на войне творила чудеса.
Была поддержкой сильному мужчине,
С тобою рядом слабым быть нельзя.

Ты сколько сильных вырвала у смерти,
Тебя запомнит тот, кого спасла,
Мы понимаем, что ты испытала,
За что награды Родина дала.

Радисткой, санитаркой, партизанкой
И лётчицей отважною была.
Везде нужна: на суше и на море –
Ты шла туда, куда звала страна.

Война для всех – суровая година,
В тылу, в плену война для всех – война.
Мы пропоём тебе отдельно славу:
Ты фронтовичкой, смелою была!

Любовь Лодочникова

Александр Семенович Усватов (род. 1926) Весна 45-го. 1993 г.

Марат Иванович Самсонов (род. 1925) В минуту затишья. 1958 г.

Ноэми Давидовна Гохберг (1912-?) Комсомолка. 1942 г.

Григорий Иванович Гритчин (1924-1995) На защиту Родины. Белгородский художественный музей

Женщины, прошедшие войну

На жакетах – ордена, медали,
И не нужно прятать седину...
Как же вы на фронте выживали,
Женщины, прошедшие войну?

Воевать положено мужчине.
Родина зовёт – иди на бой!
...Женщина – в окопе, в стылой глине...
Грохот взрывов и снарядов вой...

Что войне до женской сути тонкой,
Смерть не разбирает, кто есть кто...
Школьницы, совсем ещё девчонки!
Вам-то это выпало за что?

Снайперы, связистки, санитарки...
Да, судьба к вам не была добра.
Вам бы на скамейке в тихом парке
Целоваться с милым до утра...

Юность неохотно вспоминают
И не смотрят про войну кино.
Только память всё ещё живая,
Ноет, беспокоит всё равно...

...Как тащили, надрываясь, плача,
Раненых тяжёлых на себе,
Как решали трудную задачу –
Постирать казённое х/б...

...Как домой писали письма маме –
Мол, жива-здорова, лучше всех!
И опять месили сапогами
То болота, то кровавый снег...

Ради нас переносили муки,
Защищая мир и тишину...
Я с поклоном вам целую руки –
Женщины, прошедшие войну.

Наталия Борисова

Иван Ефимович Кабыш (род. 1926) Отчий дом. 1968 г.

Виктор Константинович Дмитриевский (1923-2006) Во втором эшелоне. 1984 г.

Александр Александрович Смолин (1927-1994), Петр Александрович Смолин (1930-2001) Возвращение. 1945 год. 1984 г.

Галина Борисовна Назаренко (род. 1957) Весна 45 года.

Часть II Медсанбат

Нина Петровна Бектеева (1897-1980) Операционная эвакогоспиталя 1942 г.

У войны не женское лицо

У войны не женское лицо,
У войны для женщин нет работы,
Как нет пола у ее бойцов,
И у всех у них - свои заботы.

Но никак без женщин на войне,
Если даже боевые пушки,
Отдыхающие в редкой тишине,
Называли ласково - "Катюши"...

А война не выбирает пол.
Жерновами мелет без разбора,
И не собирает круглый стол
Для душевного людского разговора.

Звуки боя слились в унисон,
И снаряды пыхают как спички.
Из воронки еле слышен стон:
"Помоги, перевяжи, сестричка!"

У войны не женское лицо.
Только утвержденье слабовато.
Много было спасено бойцов
Медсестричками из медсанбата.

Сколько женщин! Жен и матерей.
Позабыв как можно улыбаться,
Ждут домой мужей и сыновей.
Только всем не суждено дождаться.

Героизм в тылу не для наград,
Сердце женское от бед застыло.
По две смены у станка стоят,
Чтоб бойцу на фронте легче было.

Не для женщин страшная война,
Что приносит горести и беды
Но на ней без женщин никуда.
И без них бы не было победы!

Татьяна Якубинская

Лихоновский Медсестра. 1978 г.

Владимир Васильевич Лихоносов (1935-2007) В медсанбате 1974 г.

Санитаркам - военным богиням!

Санитаркам - военным богиням!
Сколько их не вернулось с войны.
Скольким встреч не досталось с любимым,
Тех, что в снах грозовых суждены.

Санитаркам - девчонкам с бинтами
И характером грозно-стальным.
Им - двужильным, груженым бойцами.
По окопам ползти фронтовым.

Уж! Давно отгремели сраженья.
Кто с медалью, кто с болью домой.
Но сквозь сон и в бреду воспаленья
Тащит девушка парня сквозь - Ой!

Видит слезы, кровавые раны.
Видит ужас порубанных тел.
Не узнают об этом их мамы.
Не до мам, когда столько ей дел.

Дотащить бы бойца до санбата.
И скорее обратно в окоп.
Ждут богиню в окопе солдаты.
Ждут как Бога!
Как солнца восход...

Юрий Кутенин

Зинаида Ильинична Зацепина (Украина, 1913-1986) Весна 45 года. 1980 г.

Часть III Подвиг в тылу

Сергей Петрович Ткачев (род. 1922), Алексей Петрович Ткачев (род. 1925) Судьбы. Солдатки.

Евсей Евсеевич Моисеенко (1916-1988) Матери, сестры. 1967 г.

Загороднюк Федор Иванович (род. 1922) Налет фашистов. 1999 г.

Николай Сергеевич Моргун (род. 1944) Военные годы 1976 г.

Женщины войны

Поклон вам низкий, женщины войны!
Медсестры, жены, матери, солдаты…
За то, что вам сейчас, как и когда-то
Тревожные ночами снятся сны.

За то, что вам неведом был покой,
С улыбкой и бинтами в арсенале,
Солдат на ратный подвиг вдохновляли,
И с ними вместе шли на смертный бой…

А скольким вы спасли в ту пору жизнь?
Израненных бойцов закрыв собою,
Под пулями тащили с поля боя,
Крича: «Солдатик, родненький, держись!»…

В тылу трудились тоже по-мужски,
В две смены! На износ! А вечерами,
От голода ослабшими руками
На фронт вязали теплые носки…

Поклон вам низкий, женщины войны!
За вашу доблесть, мужество и силу,
За то, что слишком рано вас накрыла
Война покровом скорбным седины!

Юлия Шахова

Николай Иванович Осенев (1909-1983) Комсомольцы на строительстве оборонительных рубежей под Москвой. 1948 г.

Альбина Георгиевна Акритас (род. 1934) На строительстве укреплений. Из серии "Сорок первый год". 1982 г.

Борис Алексеевич Шатилов (1905-2000) Девушки МПВО. 1942 г.

Бабушка-партизанка.

Вот так новость:
бабушка сказала,
что она сражалась
в партизанах!
— Кто же взял тебя в отряд, под пули?
Ты ж трусиха,
милая бабуля!
У меня пустячная простуда —
у тебя сейчас же
с сердцем худо.
Если оцарапаюсь до крови,
ты теряешь все свое здоровье.
А когда в кино
палят из пушек,
ты же сразу затыкаешь уши! —
Бабушка в ответ вздохнула тихо:
— Верно...
И тогда была трусиха...
И тогда мне было с сердцем худо,
ежели трясла кого простуда.
И тогда
при виде чьей-то крови
начисто теряла я здоровье.
А когда с пригорка пушка била,
мне за всю деревню
страшно было!
До того пугалась я, бывало,
за себя
бояться забывала...

Майя Борисова

Амир Хуснулович Валиахметов (род. 1927). Хозяйка партизанской землянки. 1969 г. Тверская картинная галерея

Алексей Михайлович Артамонов (1918-2011) После боя.

Александр Васильевич Марышев (1897-1960). Партизанка. 1944 г. Тверская картинная галерея

Стихи найдены на сайте Стихи.ру

parashutov.livejournal.com

Методическая разработка по литературе (10 класс) по теме: "У войны не женское лицо" (по стихам Ю. Друниной и одноимённой повести С.Алексиевич

Литературно – музыкальная композиция « У войны не женское лицо».

     По повести С. Алексиевич и стихам Ю.Друниной.

Оформление:

В центре сцены плакат с изображением  книги и надписью: « Светлана  Алексиевич. У войны не женское лицо.» Здесь же рисунок: в языках пламени три женских профиля – в каске, в пилотке, в косынке медсестры. Под рисунком  - гвоздики. По краям сцены – портреты  Ю. Друниной, С. Алексиевич.

      Задник изображает стену с обвалившейся, потрескавшейся штукатуркой, на ней надписи, как на стенах рейхстага: « не женская это доля – убивать», «Я пришла в Берлин, чтобы убить войну».

      Ведущий: Так уж случилось, что наша память о войне и все наши представления о войне – мужские. Это и понятно: ведь воевали в основном мужчины. Но с годами мы все больше и больше  постигаем бессмертный подвиг женщины на войне, ее величайшую жертву, принесенную на алтарь  Победы.

     Низкий наш поклон женщине, державшей  на своих плечах тыл, сохранившей детишек и защищавшей страну наравне с мужчинами!

 

Ведущий: Перед нами  пройдут со своими воспоминаниями не герои войны, знаменитые саперы или прославленные партизанки, а обыкновенные  девушки, рядовые труженицы войны, которые увидели войну  своими женскими глазами. «Когда смотришь на войну нашими, бабьими глазами, так она страшнее страшного»,- сказала одна из участниц войны.

   Ведущий: Перед нами предстанут судьбы, жизни, искореженные войной, потерей близких, утратой здоровья, женским одиночеством, невыносимой памятью военных лет.

   Ведущий: мы с вами посмотрим  на войну женскими глазами. И не будет нас интересовать ни количество подорванных эшелонов и подбитых танков  и самолетов, а будут  интересовать подробности человеческой жизни на войне, военного быта с его мелочами, не ускользающего от женского взгляда. Мы увидим войну в крови и страданиях, в смерти.

        (Звучит 1 куплет и припев  песни «Священная война»)

    Чтец: Все, что мы знаем о женщине, лучше всего вмещается в слово «милосердие».Есть и другие слова - сестра, жена, друг и самое высокое –мать. Но  милосердие  их суть и смысл. Женщина дает жизнь, женщина оберегает жизнь, женщина и жизнь  - синонимы.

    Чтец: На самой страшной войне 20 века женщине пришлось стать солдатом. Она не только спасала, перевязывала  раненых, но и  стреляла из   «снайперки», бомбила, подрывала мосты, ходила в разведку, брала « языка».        Женщина убивала. Она убивала  врага, обрушившегося на  ее землю, не ее дом, на ее детей.

     Я ушла из детства в грязную теплушку,

     В эшелон пехоты, в санитарный взвод,

     Дальние разрывы слушал и не слушал

     Ко всему привычный сорок первый год.

     Я ушла из школы в блиндажи сырые,

     От Прекрасной  Дамы в «мать» и «перемать»,

     Потому что имя ближе, чем « Россия»,

     Не могла сыскать.

   Чтец: « Не женская это доля – убивать»,- скажет одна из участниц  войны. Другая распишется  на стенах поверженного рейхстага: « Я, Софья Кунцевич, пришла в Берлин, чтобы убить войну».

 Чтец: Среди женщин - фронтовичек были медики, связистки, саперы, летчицы, снайперы, стрелки, зенитчицы, политработники, кавалеристы, танкисты, десантницы, матросы, регулировщицы, шоферы, рядовые банно – прачечных  отрядов, повара, пекари, партизанки и подпольщицы.

  Чтец: Были среди   девушек и комсорги танкового батальона, и  механики, водители тяжелых танков, а в пехоте – командиры пулеметной роты, автоматчики, хотя в Языке нашем у слова «танкист», « пехотинец»,  «автоматчик» нет  женского рода, потому что эту работу еще  никогда не делала женщина.

 Качается рожь несжатая,

Шагают бойцы по ней.

Шагаем и мы – девчата,

Похожие на парней,

Нет, это горят не хаты –

То юность моя в огне,

Идут по войне девчата,

Похожие на парней.

Чтец . Всего за годы войны в различных родах войск на фронте служило  свыше 800 тысяч женщин. Никогда еще на протяжении всей истории человечества столько женщин не участвовало в войне

Чтец.

 Мы знакомим вас с героинями повести Светланы Алексиевич « У войны не женское лицо» и лирической героиней стихов Юлии Друниной.

Чтец. Юлия Владимировна Друнина родилась в Москве в 1924 году. Сразу же после окончания школы, в первые дни войны  Друнина ушла добровольцем в действующую армию и до конца 1944 года служила санинструктором  в стрелковом, а потом в  артиллерийском полку. Награждена орденом Красной Звезды и медалью « За отвагу». В боях была ранена и контужена. Демобилизована из армии по ранению.

   Чтец. Перед вами предстанут не вымышленные герои, а настоящие участники Великой и страшной Войны.

Тот же двор,

Та же дверь,

Те же стены.

Так же дети бегут гуртом.

Та же самая тетя Лена

Суетится возле пальто.

В класс вошла,

За ту парту села,

Где училась я  десять лет.

На  доске написала мелом:

Х + У = Z

Школьным вечером,

Хмурым летом,

Бросив книги и карандаш,

Встала девочка с парты этой

И шагнула в сырой блиндаж».

Уходили на войну ничего не знающие о ней девочки. Уходили добровольцами. Как было не пойти? Все шли… Только на фронт. Другой мысли не было. Так уж они были воспитаны, что Родина и они – это одно целое. И когда Родина оказалась в опасности, не было и не могло быть  другой судьбы: только встать на ее защиту.

   

Из воспоминаний  Евгении Сергеевны Сапроновой, гвардии сержанта, авиамеханика. Тот день прощальный запомнился ей на всю жизнь: « Я просила маму: только не надо плакать. Это было не ночью, но было темно, и стоял сплошной вой. Они не плакали наши матери, они выли.  Но моя мама не плакала, она стояла,  как каменная. Она держалась, она боялась, чтобы я не заревела. Я же была  маменькина дочка, меня  дома баловали. А тут подстригли под мальчика, только маленький чубчик оставили. Они с отцом меня не пускали, а я только одним жила: на фронт, на фронт, на фронт! Я решила, что здесь, в тылу, могут остаться женщины постарше, а я  все- таки должна пойти на  фронт.»

В      первые дни войны не было у людей  у людей другого желания как встать на защиту своей Родины. « И выбор между жизнью и смертью для многих из них оказался простым, как дыхание,- в этих словах Светланы Алексиевич заключена великая правда того времени.

   

С песнями, с чемоданами конфет, с любимыми вещами  ехали они на войну и думали, что едут ненадолго. Трудно представить себе девушек, почти            наших ровесниц, как они грузятся в прокуренные солдатами теплушки, одетые в одинаковую форму, неуклюжие, Поют песни, смеются и ничего не знают о тех испытаниях, которые готовит им война, смешные,  нелепые в толстых солдатских шинелях, которые так не идут к их юным лицам.          

Музыка «Ах, война, что ты подлая сделала».Булата Окуджавы.

Из воспоминаний Ксении Сергеевны Осадчевой «Девятого июня сорок первого года мне исполнилось  восемнадцать лет. В сорок втором году добровольно пошла служить в  эвакосортировочный госпиталь, это был очень большой  фронтовой госпиталь. Бои шли очень жестокие, раненых было много. Меня поставили на раздачу питания, должность эта круглосуточная. Через несколько месяцев ранило в ногу, скакала на одной ноге, но работала, подменить было некем. Во время массированного налета  была контужена и ранена, Перевязали голову, левую руку выше локтя и я пошла получать ужин. В глазах темнело, пот катился градом, стала раздавать ужин, упала. Привели в сознание и только слышится : « Скорей!.. Быстрей!..» Я еще давала тяжелораненным  кровь.

        Двадцать месяцев никто не подменял, не сменял меня. Левая нога, опухшая до колена, забинтована. Руку прооперировали, тоже перебинтована,  голова забинтована. В школьные годы я сдавала нормы БГТО и ГТО, но нет еще спортсмена в мире,  который бы в таком состоянии проскакал двадцать месяцев круглосуточно. Я проскакала и перенесла все.

  …Все у нас сейчас восстановлено, все утопает в цветах, а я изнываю от болей, у меня и сейчас не женское лицо. Я не могу улыбаться, я ежедневно в стоне. За войну я так изменилась, что когда приехала домой, мама меня не узнала…»

   

Рассказывает  Мария Петровна Смирнова, награжденная высшим знаком Международного Красного Креста. « Родилась и выросла я  в Одесской области. В сорок первом году окончила  десятый класс… Когда началась война, в первые же дни побежала в военкомат, отправили домой, Еще дважды ходила туда и дважды получала отказ. Ушла на фронт с отступающими частями.

       Когда впервые увидела раненого, упала в обморок. Потом прошло. Когда первый раз полезла под пули за бойцом, кричала так, что, казалось, перекрывала грохот боя. Потом привыкла… Через десять дней меня ранило, осколок вытащила сама, перевязалась сама.

      Двадцать пятого декабря сорок второго года наша дивизия заняла высоту на подступах к Сталинграду. Немцы решили ее во что бы то ни стало вернуть. Завязался бой. На нас пошли немецкие танки, но их остановила артиллерия. Немцы откатились назад, на ничейной земле остался  раненый лейтенант, артиллерист Костя Худов. Санитаров, которые пытались вынести его, убило. Поползли две овчарки – санитарки( я их там увидела впервые), но их тоже убило. И тогда я, сняв ушанку, стала во весь рост, сначала тихо, а потом все громче запела нашу любимую довоенную песен»Я на подвиг тебя провожала». Умолкло все с обеих сторон  - и с нашей, и с немецкой. Подошла я  к Косте, нагнулась, положила на санки – волокуши и повезла к нашим. Иду, а сама думаю: « Только бы не в спину, пусть лучше в голову стреляют». Но не раздалось ни одного выстрела, пока не дошла до наших…

      Всего из – под огня я вынесла четыреста восемьдесят одного  раненого. Кто- то из журналистов подсчитал: целый стрелковый батальон…»

Да, девушки были готовы к подвигам, но не были готовы к армии. И армия, в свою очередь не была готова к ним. На них не рассчитывали, даже не ждали. Не легко  и не  сразу давалась  девушкам солдатская наука. Потребовалось обуть кирзовые сапоги сорокового размера, надеть шинель, обрезать косу, которая стала символом прощания с прошлой девичьей жизнью и началом  солдатской. Нужно было научиться  различать звания, ползать по – пластунски, в считанные секунды надевать противогаз, копать окопы. И многое еще требовала военная жизнь.

     Но как ни страшна война, были и на фронте  курьезные случаи. И о них по происшествии многих лет вспоминают женщины.

     Ну. И вот прибыли мы на фронт… Под Оршу…В шестьдесят вторую стрелковую дивизию…Командир, как сейчас помню, полковник Бородин, он увидел нас, рассердился: девчонок мне навязали. Но потом пригласил к себе, угостил обедом. И, слышим, спрашивает у своего адъютанта: « Нет ли у нас  чего сладкого к чаю?» Мы обиделись: за кого он нас принимает? Мы воевать приехали… А он нас принимал не как солдат, а как девчонок. По возрасту мы ему были дочери. « Что ж я с вами делать буду, милые вы мои?» - вот как он к нам относился, как он нас встретил. А мы же воображали, что уже вояки…

Назавтра заставил показать, как умеем стрелять, маскироваться на местности. Отстрелялись хорошо, даже лучше мужчин – снайперов, которых отозвали  с передовой, на двухдневные курсы. А затем маскировка на местности… Полковник пришел, ходит, Осматривает поляну, потом стал на одну кочку – ничего не видно. И тут» кочка» под ним взмолилась: « Ой,  товарищ полковник, не могу больше, тяжело». Ну и смеху было! Он поверить не мог, что так хорошо можно  замаскироваться.» Теперь,- говорит, - свои слова насчет девчонок беру обратно».

       «…Мы пришли необученные, кто в каком звании- не понимали, и старшина нас все время учил, что мы теперь настоящие солдаты, должны приветствовать каждого выше нас по званию, ходить подтянутыми, шинель на застежках.

   Но солдаты, глядя, что мы такие молодые девчонки, любили подшутить над нами, Послали меня однажды за чаем. Я прихожу к повару. Он на меня смотрит:

- Чего пришла?

Я говорю:

-За ча-ем…

-Чай еще не готов.

-А почему? – Повара в котлах моются. Сейчас помоются.  Будем чай кипятить…

  Я приняла это вполне серьезно, взяла свои ведра, иду обратно. Встречаю врача.

-А чего ты пустая идешь?

 Я отвечаю:

- Да повара в котлах моются. Чай еще не готов.

Он за голову схватился:

- Какие еще повара в котлах моются?..

  Вернул меня, выдал хорошенько этому повару, налили мне два ведра чаю. Несу чай, а навстречу мне идут начальник  политотдела и командир бригады. Я тут же вспомнила, как нас учили приветствовать каждого, потому что мы рядовые бойцы. А они идут двое. Как же я их двоих буду приветствовать? Иду и соображаю. Поравнялись, я ставлю ведра, обе руки к  козырьку и кланяюсь одному и второму. Они шли, меня не замечали, а тут остолбенели от изумления:

 -Кто тебя  так учил честь отдавать?

-старшина учил, он говорит, что каждого надо приветствовать. А вы идете двое и вместе…»

Воспоминание  Нины Яковлевны Вишневской:

Дали нам всем  вещевые мешки, чтобы мы вещи свои туда убрали. А вещмешки новенькие. Я лямочки отрезала, донышко распорола и надела на себя, Получилась военная юбка… Нашла где-то гимнастерку не очень рваную, подпоясалась ремнем и решила похвастаться девчонкам. И только я перед ними покружилась, как в нашу землянку заходит старшина, а за ним  идет командир части.

   Старшина:

 - Смир – но!

Заходит  полковник, старшина к нему:

-Товарищ полковник, разрешите обратиться. С девчатами чепе. Я им вещмешки выдал, чтоб они вещи свои уложили, а они сами туда залезли.»

     

 Ведущий: Многое отняла у них война: счастливую юность, близких друзей, разорила и сожгла их дома, но даже война  не сумела заставить их перестать радоваться жизни, любить, мечтать о счастье. Ведь человек не может жить только войной, страхом смерти, Ни тяжесть физических и душевных

Перегрузок, обрушившихся на них, ни опасность, которой они подвергались ежедневно, не смогли убить у них  желания  оставаться  и на войне  женщинами. Война требовала солдат, а им хотелось быть красивыми.

         Только что пришла с передовой

          Мокрая, замерзшая и злая,

          А в землянке нету никого,

          И, конечно, печка затухает.

Так устала  -  руки не поднять,

Не до дров – согреюсь под шинелью.

Прилегла, но слышу, что опять

По окопам нашим бьют шрапнелью.

Из землянки выбегаю в ночь,

А навстречу мне  рванулось пламя,

Мне навстречу – те, кому помочь

Я должна спокойными руками.

  И за то, что снова до утра

  Смерть  ползти со мною будет рядом,

 Мимоходом: « Молодец, сестра!»-

Крикнут мне товарищи в награду,

    Да еще сияющий комбат

    Руки мне протянет после боя:

    «Старшина, родная! Как я рад,

      Что опять осталась ты живою!»

Звучит мелодия песни о советских медиках « На всю оставшуюся жизнь».

Чтецы:

1.Никому не поверю, если скажет,  что страшно не было. Вот немцы поднялись и идут, Еще пять, десять минут и атака, Тебя начинает трясти… Но это до первого выстрела. А как услышишь команду, уже ничего не помнишь, вместе со всеми поднимаешься и бежишь. И тебе не страшно, А вот на второй  день ты уже не спишь, тебе  уже страшно. Все вспоминаешь, все подробности, и до твоего сознания доходит, что тебя могли убить, и становится безумно страшно. Сразу после  атаки лучше не смотреть на лица, это какие – то совсем другие лица, не такие, как у людей. Я не могу выразить, что это такое, кажется, что  все немножко ненормальные. На них смотреть страшно… Страшно ли  было  умереть? Конечно, страшно. Но  мы и другое   понимали, что умереть в такое время – тоже история. Вот  у меня  такие чувства были. Я до сих пор не верю, что живая осталась. И раненая, и контуженая, но живая. Глаза закрою, все снова перед собой вижу. Снаряд попал в склад с боеприпасами, вспыхнул огонь. Солдат стоял рядом, охранял, его спалило. Уже это был не  человек, а черный кусок мяса…Он только подскакивает, а все  смотрят  из окопчиков,  и никто ничего, все растерялись. Схватила я простыню, побежала, накрыла этого солдата и сразу легла на него. Он вот так покидался, пока разорвалось сердце, и затих…

     Разнервничалась, в крови вся. Кто – то из старых солдат подошел, обнял, слышу, говорит:

«Кончится война, и если она останется жива, с нее человека все равно  уже не будет, ей теперь все.» Мол, что я в таком ужасе, пережить его, да еще в таком молодом возрасте. Меня так трясло, как в припадке, отвели под руки в землянку.

  А тут снова бой начался… Под Севском немцы атаковали нас по семь – восемь раз в день. И еще  я в этот день выносила раненых с оружием. К последнему подползла, а у него рука совсем перебитая. Ему ж нужно срочно отрезать руку и перевязать, иначе перевязку не сделаешь. А у меня нет ни ножа , ни ножниц. Сумка телепалась, телепалась у меня на боку, а они и выпали. Что делать? И я зубами грызла эту мякоть. Перегрызла, забинтовала… Бинтую, а раненый: « Скорей, сестра, Я еще повоюю…» Весь в горячке…

 Софья Константиновна Дубнякова, старший сержант, санинструктор: « Я до сих пор  помню своего первого раненого. Лицо помню… У него был открытый перелом средней трети бедра. Представляете, торчит кость, осколочное ранение, все вывернуто. Я знала теоретически, что делать, но когда я к нему подползла  и вот это увидела, мне стало плохо, меня затошнило. И вдруг слышу: « Сестричка, попей водички»…Это мне этот раненый говорит. Я эту картину помню, как сейчас.  Как он это сказал, я опомнилась: « Ах, думаю, - чертова тургеневская барышня! Раненый человек погибает, а ее, нежное создание, затошнило»… Я развернула индивидуальный пакет, закрыла им рану, и мне стало легче, и оказала, как надо , помощь.»

Четверть роты уже скосило…

Распростертая на снегу,

Плачет девочка от бессилья,

Задыхается: « Не могу!»

Тяжеленный попался малый,

Сил тащить его больше нет…

( Санитарочке той усталой

Восемнадцать сравнялось лет).

Отлежишься. Обдуется ветром,

Станет легче дышать чуть – чуть.

Сантиметр за сантиметром

Ты продолжишь свой крестный путь.

Между жизнью и смертью грани –

До чего же хрупки они…

Так приди же, солдат, в сознанье,

На  сестренку хоть раз взгляни.

Если вас не найдут снаряды,

Не добьет диверсанта нож,

Ты получишь ,сестра, награду-

Человека опять спасешь.

Он вернется из лазарета,

Снова смерть  ты обманешь смерть.

И одно лишь сознанье это

Всю – то жизнь тебя будет греть.

Я только раз видала рукопашный.

Раз – наяву и тысячу -  во сне.

Кто говорит, что на войне не страшно,

Тот  ничего не знает о войне.

Трудно вспоминать о пережитом на фронте. Светлана Александровна Алексиевич, готовя материалы для своей книги, встретилась с десятками женщин,  выслушала  и записала на магнитофон  их взволнованные рассказы. Она пишет: « Начинают  рассказывать тихо, а концу почти кричат. Потом сидят подавленные,  растерянные. И ты чувствуешь себя виноватой, знаешь, что уйдешь, а они будут глотать таблетки, пить успокоительное».

Клавдия Григорьевна Крохина, старший сержант, снайпер: « Мы залегли, и я наблюдаю. И вот я вижу: один немец приподнялся. Я щелкнула, и он упал. И вот знаете, меня всю затрясло, меня колотило всю. Я заплакала. Когда по мишеням стреляла – ничего, а тут: как это я убила человека?

    Потом прошло это. И вот как прошло. Мы шли, было это возле какого – то

небольшого поселка. И там, когда мы шли, около дороги  стоял барак или дом, не знаю, все это горело, сгорело уже, одни угли остались. И в этих углях человеческие кости, и среди них  звездочки обгоревшие, это наши раненые или  пленные сгорели. После этого сколько я ни убивала, мне не было жалко. Как увидела эти  горящие кости, не могла прийти в себя, только зло и мщение осталось.

Ольгу Васильевну  Корж, санинструктора кавалерийского эскадрона, поразило то, что уже не поражало других – убитый человек. Семнадцатилетняя девочка запомнила его на всю жизнь: « Молодой такой, интересный парень. И лежит убитый. Я представила, что  будут хоронить с почестями, а его берут и тащат к орешнику. Вырыли могилу…Без гроба, без ничего зарывают в землю, прямо так и засыпали. Солнце такое светило, и на него тоже…

Лето. Не было  ни плащ – палатки , ничего, его положили в гимнастерке, галифе, как он был, и все это еще новое, он видно , недавно прибыл. И  вот так положили и зарыли. Ямка была очень неглубокая, только, чтоб он лег. И рана небольшая, она смертельная – в висок, но крови  мало, и человек лежит, как живой, только очень бледный.»

  (Звучит песня В. Высоцкого « Он не вернулся из боя».)

Рассказ  Тамары  Степановны Умнягиной: « Тащу я двух раненых. Одного протащу – оставлю. Потом другого…И так тащу их по очереди, потому что очень тяжелые раненые, их нельзя оставлять, у обоих, как это вам проще объяснить, вы же не медик, высоко отбиты ноги, они истекают кровью. И вдруг, когда я от боя подальше отползаю, меньше дыма стало. Вдруг я обнаруживаю, что  тащу одного нашего танкиста и одного немца…Я была в ужасе: там наши гибнут, а я немца тащу… Что делать? Я протащила нашего раненого и думаю: « Возвращаться за немцем или нет?» А уже близко осталось тащить. И я знаю, что если я его оставлю, то он через несколько часов умрет. Он истечет кровью…И я поползла за ним, Я продолжала тащить обоих…»

Женщина на войне оставалась женщиной. И мы понимаем, какой ценой  им удавалось сохранить эти привычки, юные  милые странности. Не только справиться с опасностями, но и еще остаться красивыми, привлекательными. И тревога за то, как выглядишь, часто бывала сильнее чувства голода, усталости, желания сна, страха смерти.  

    Война  не уничтожила в них  способности любить и быть любимыми.

 Сколько силы

В обыденном слове» милый»

Как звучало оно на войне!

Не красавцев

Война нас любить научила-

Угловатых суровых парней.

Тех, которые, мало заботясь о славе,

Были первыми в каждом бою.

Знали мы-

Тот, кто  друга в беде не оставит,

Тот любовь не растопчет свою.

    Но самое главное на войне это то, что человек не хотел забывать в себе человека, Эта страшная война, казалась, не оставляла других чувств, кроме ненависти к тому, кто одет в немецкую форму. Но оказалось, что чувство милосердия сильнее смерти. И эта нравственная победа стала самой великой нашей победой в эту страшную войну.

Стихотворение Юлии Друниной « Знаешь, Зинка…»

( Звучит песня « Тишина»)

 

 Вот и заканчивается наш разговор о войне. Разговор этот состоялся  потому, что  нужно отдать дань павшим  на боевом посту и тем, кому удалось вернуться, пройдя нелегкими дорогами войны.

Светлана Алексиевич говорит: « Я тоже родилась после войны, когда позарастали  уже окопы, заплыли солдатские траншеи, разрушились блиндажи, стали  рыжими  брошенные в лесу солдатские каски. Но разве своим смертным дыханием она не коснулась и моей жизни? Мы все еще принадлежим к поколениям, у  каждого из которых свой счет к войне. Одиннадцать человек не  досчитался наш род…»

 У каждого из нас свой счет к войне.

( Звучит песня « Журавли» на слова Р.Гамзатова.)

Я порою себя ощущаю связной

Между теми, кто  жив

И кто отнят войной.

И хотя пятилетки бегут торопясь,

Все тесней эта связь,

Все прочней эта связь.

Я связная.

Пусть грохот сражения стих:

Донесеньем из боя

Остался мой стих –

Из котлов окружений,

Пропастей поражений

И с великих плацдармов

Победных сражений,

Я  - связная.

Бреду в партизанском лесу,

От живых

Донесенье погибшим несу:

« Нет, ничто не забыто,

Нет, никто не забыт.

Даже тот, кто в безвестной

Могиле зарыт».

Звучит песня («От героев  былых времен» из кинофильма «Офицеры», участники выходят на сцену.)

Ведущий: Мы благодарим вас за внимание к нашему слову и благодарную память о тех,   кто встал на защиту нашей Родины и одержал Великую Победу.

(Литературно – музыкальная композиция подготовлена и проведена учителем русского языка, литературы и МХК, классным руководителем 10 класса

Лазаренко О.Д. 05 мая 2006 года).

nsportal.ru

Читать книгу У войны — не женское лицо…

Все, что мы знаем о женщине, лучше всего вмещается в слово «милосердие». Есть и другие слова — сестра, жена, друг, и самое высокое — мать. Но разве не присутствует в их содержании и милосердие как суть, как назначение, как конечный смысл? Женщина дает жизнь, женщина оберегает жизнь, женщина и жизнь — синонимы.

На самой страшной войне XX века женщине пришлось стать солдатом. Она не только спасала, перевязывала раненых, а и стреляла из «снайперки», бомбила, подрывала мосты, ходила в разведку, брала языка. Женщина убивала. Она убивала врага, обрушившегося с невиданной жестокостью на ее землю, на ее дом, на ее детей. «Не женская это доля — убивать», — скажет одна из героинь этой книги, вместив сюда весь ужас и всю жестокую необходимость случившегося. Другая распишется на стенах поверженного рейхстага: «Я, Софья Кунцевич, пришла в Берлин, чтобы убить войну». То была величайшая жертва, принесенная ими на алтарь Победы. И бессмертный подвиг, всю глубину которого мы с годами мирной жизни постигаем.

В одном из писем Николая Рериха, написанном в мае-июне 1945 года и хранящемся в фонде Славянского антифашистского комитета в Центральном государственном архиве Октябрьской революции, есть такое место: «Оксфордский словарь узаконил некоторые русские слова, принятые теперь в мире: например, добавить еще одно слово — непереводимое, многозначительное русское слово „подвиг“. Как это ни странно, но ни один европейский язык не имеет слова хотя бы приблизительного значения…» Если когда-нибудь в языки мира войдет русское слово «подвиг», в том будет доля и свершенного в годы войны советской женщиной, державшей на своих плечах тыл, сохранившей детишек и защищавшей страну вместе с мужчинами.

…Четыре мучительных года я иду обожженными километрами чужой боли и памяти. Записаны сотни рассказов женщин-фронтовичек: медиков, связисток, саперов, летчиц, снайперов, стрелков, зенитчиц, политработников, кавалеристов, танкистов, десантниц, матросов, регулировщиц, шоферов, рядовых полевых банно-прачечных отрядов, поваров, пекарей, собраны свидетельства партизанок и подпольщиц. «Едва ли найдется хоть одна военная специальность, с которой не справились бы наши отважные женщины так же хорошо, как их братья, мужья, отцы», — писал маршал Советского Союза А.И. Еременко. Были среди девушек и комсорги танкового батальона, и механики-водители тяжелых танков, а в пехоте — командиры пулеметной роты, автоматчики, хотя в языке нашем у слов «танкист», «пехотинец», «автоматчик» нет женского рода, потому что эту работу еще никогда не делала женщина.

Только по мобилизации Ленинского комсомола в армию было направлено около 500 тысяч девушек, из них 200 тысяч комсомолок. Семьдесят процентов всех девушек, посланных комсомолом, находились в действующей армии. Всего за годы войны в различных родах войск на фронте служило свыше 800 тысяч женщин…

Всенародным стало партизанское движение. Только в Белоруссии в партизанских отрядах находилось около 60 тысяч мужественных советских патриоток. Каждый четвертый на белорусской земле был сожжен или убит фашистами.

Таковы цифры. Их мы знаем. А за ними судьбы, целые жизни, перевернутые, искореженные войной: потеря близких, утраченное здоровье, женское одиночество, невыносимая память военных лет. Об этом мы знаем меньше.

«Когда бы мы ни родились, но мы все родились в сорок первом», — написала мне в письме зенитчица Клара Семеновна Тихонович. И я хочу рассказать о них, девчонках сорок первого, вернее, они сами будут рассказывать о себе, о «своей» войне.

«Жила с этим в душе все годы. Проснешься ночью и лежишь с открытыми глазами. Иногда подумаю, что унесу все с собой в могилу, никто об этом не узнает, страшно было…» (Эмилия Алексеевна Николаева, партизанка).

«…Я так рада, что это можно кому-нибудь рассказать, что пришло и наше время…» (Тамара Илларионовна Давыдович, старший сержант, шофер).

«Когда я расскажу вам все, что было, я опять не смогу жит

www.bookol.ru

У войны не женское лицо. Сердце человека ~ Поэзия (Стихи о войне)


Я расскажу сейчас историю одну,


Ее услышав, может и осудишь,

Одно запомни: если жизни на кону -

Прощать врагов своих способны только Люди...

Горели камни. Кровь и смерть кругом,

Страшнее не было боев, чем в Сталинграде,

Война накрыла город мертвенным крылом,

И ничего не разглядеть в дыму и смраде.

Вдруг сквозь огонь, свист пуль и вой снарядов

Фигурка с сумкою с крестом через плечо,

Забыв про смерти страх, кошмар и муки ада,

Из сил последних тащит раненых бойцов.

Сначала первого протащит и оставит,

Дыханье выровняв, вернется за другим -

Пробиты ноги их осколками из стали

И шансов нет живыми доползти к своим.

У них совсем немного времени осталось,

И скоро смерть по капле крови жизнь допьет,

Вот потому-то санитарка так старалась:

Глаза  протрет от пота и опять ползет.

Когда ж она подальше отползла от боя,

Девчонка с ужасом внезапно поняла,

Что одного лишь своего спасла героя,

А с ним проклятого фашиста донесла.

Там, среди тел, лежащих в лужах крови,

Где стоны боли заглушают гул войны,

Не поняла в дыму кромешном, шуме боя,

Кому ее старанья были отданы.

И в сердце ей тогда сомнения закрались:

Там наши гибнут. Этот - лютый враг,

Фашист из тех, что в землю танками вгрызаясь,

Вокруг себя хотел посеять смерть и страх.

Вернуться ль ей, чтобы спасти от смерти гада,

Иль бросить недруга на поле умирать?

И все ж решила: человеком рождена ты,

Негоже смерти беззащитных отдавать.

Так и тащила к полевому медсанбату

Танкиста русского и вермахта* бойца...

Одно ведь только сердце бьется у солдата,

Двух не дано. Ты помни это до конца.

Одно лишь сердце для любви дано нам Богом,

Нельзя в нем ненависти место отделить.

Позволишь злу перешагнуть души порог ты -

И никогда не сможешь Человеком быть!

www.chitalnya.ru

"У войны не женское лицо"

Сценарий классного часа

«У войны не женское лицо …"

Цель мероприятия:

Cоздание условий для развития гражданской позиции учащихся, воспитания патриотических чувств, уважительного отношения к женщинам и героям Великой Отечественной войны.

Оборудование:

Стенгазеты об участницах Великой Отечественной войны; выставка фотографий о женщинах, награждённых званием Героя Советского Союза; выставка экспонатов военного обмундирования; книги о женщинах- участницах Великой Отечественной войны; MD-проектор; магнитофон; записи песен военных лет.

(В зале приглушен свет, на экране – видеоролик из т/спектакля «А зори здесь тихие…» с песней «Щербатый месяц», муз и сл. Д.Симоненко) - кадр (1)

Ход мероприятия

-Добрый день уважаемые гости,ребята!

Наш сегодняшний классный час я хотела бы начать со стихотворения Юлии Друниной

Я только раз видала рукопашный,
Раз наяву. И тысячу — во сне.
Кто говорит, что на войне не страшно,
Тот ничего не знает о войне.

-Как вы думаете,ребята,о чем мы сегодня будем говорить?

-Правильно!Молодцы!

Итак,тема нашего классного часа «У войны не женское лицо»

Вступительное слово педагога:

- Давайте задумаемся над словами С. Алексиевич: «У войны не женское лицо…»

Можно ли было победить народ, женщина которого, в самый тяжелый час, когда так страшно качались весы Истории, тащила с поля боя и своего и чужого раненого солдата? Можно ли поверить, что народ, женщина которого рожала детей во время войны, веря, что у них будет другая, не её судьба, хочет войны? Во время войны женщина спасла мир, - спасла и была матерью, дочерью, женой, сестрой и Солдатом! Поклонимся низко ей до самой земли. Её великому Милосердию

Ход мероприятия:

Кадры(2-3)

Ведущая: Все, что мы знаем о женщине, лучше всего вмещается в слово «милосердие». Есть и другие слова - сестра, жена, друг и самое высокое - мать. Женщина дает жизнь, женщина оберегает жизнь, женщина и жизнь - синонимы.

Ведущий: На самой страшной войне XX века женщине пришлось стать солдатом. Она не только спасала, перевязывала раненых, а и стреляла из «снайперки», бомбила, подрывала мосты, ходила в разведку. Она убивала врага, обрушившегося с невиданной жестокостью на её землю, на её дом, её детей.

Кадры(4-6)

(Звучит песня: «22 июня...» сл.В.Меньшова, муз. Е.Петербургского)

Кадр 7

1-я (девушка). Качается рожь не сжатая, Шагают бойцы по ней Шагаем и мы девчата, Похожие на парней Нет, это горят не хаты - То юность моя в огне...Идут по войне девчата, Похожие на парней.

Кадр 8

2-я. Я ушла из детства В грязную теплушку, В эшелон пехоты, В санитарный взвод Дальние разрывы Слушал и не слушал Ко всему привыкший Сорок первый год Я пришла из школы В блиндажи сырые. От «Прекрасной Дамы» -В «мать и перемать» Потому что имя Ближе, чем «Россия»(2р.) Не могла сыскать.

Я:Необъятен подвиг женщины на войне. Они сражались наравне с мужчинами, и

неважно, какое орудие выбирали женщины.

Четыре мучительных года, обожженные километрами чужой боли и памяти. Записаны сотни рассказов женщин-фронтовичек: медиков, стрелков, зенитчиц, политработников, кавалеристов, танкистов, матросов, шоферов, рядовых, поваров, пекарей...Едва ли найдется хоть одна военная специальность, с которой не справились бы наши отважные женщины так же хорошо, как их братья, мужья, отцы. Всего за годы войны в различных родах войск на фронте служило свыше 800 тысяч женщин..

На экране презентация «Ночные ведьмы»

Ведущий 1: Русские девушки и женщины наводили ужас на фашистов, за что их называли «ночными ведьмами», награждая железным крестом каждого, кому удалось сбить «русфанер» (самолет ПО-2).

Звучит мелодия « На поле танки грохотали»

Вед:В годы войны в Подольске действовала Центральная женская школа снайперской подготовки – военное учебное заведение, За время своего существования школа сделала 7 выпусков курсантов, подготовила 1061 снайпера и 407 инструкторов снайперского дела. Две ее воспитанницы были удостоены звания героя Советского Союза.Одна из них Татьяна Барамзина.

После окончания педагогического училища Татьяна Николаевна Барамзина закончила Центральную женскую школу снайперской подготовки. Она хотела работать учительницей, но война все изменила. Барамзина воевала на 3-м Белорусском фронте снайпером одной из рот 3-го стрелкового батальона. В июле 1944 года она участвовала в операции по уничтожению группы противников. Гитлеровцы схватили ее, допрашивали и пытали, но Татьяна не выдала своих. Фашисты выкололи ей глаза, а затем расстреляли из противотанкового ружья. Указом президента Верховного совета СССР от 24 марта 1945 года Барамзиной посмертно было присвоено звание героя Советского Союза. На фасаде дома 14/4 по улице Барамзиной в Подольске установлена мемориальная доска в ее честь

Кадр 12-

видеоролик из к/фильма «А зори здесь тихие…» (реж.С Ростоцкий, сценарий Б.Васильева)

Кадр 13

Ведущий: Татьяна Савельевна Мариненко (партизанский псевдоним «Василёк»)— советская партизанка, разведчица и связная подпольной партизанской бригады «Неуловимые» . В годы Великой Отечественной войны регулярно обеспечивала партизан сведениями о расположении вражеских гарнизонов, передвижении воинских частей противника. В конце июля 1942 г. фашисты по доносу предателя арестовали Татьяну Мариненко вместе с её 14-летним братом Лавреном и 28 односельчанами, которые после допросов были расстреляны. Трое суток фашисты её пытали. Истерзанная допросами, на обрывке своей рубашки она написала собственной кровью две записки. В первой она сообщала имя предателя и предупреждала, кому из связных грозит опасность. А во 2-й написала прощальную записку своему брату. 2 августа 1942 года фашисты расстреляли партизанку вместе с братом.

Вед.2:А сколько пришлось пережить медсестрам на войне, где им пришлось быть землекопами, лесорубами, водовозами, они копали землянки, а потом уже в этих землянках принимали раненых.

Вед.:Из записных книжек поэта-фронтовика Матусовского «Медсестре Вере Чуриной двадцать лет, а в батальоне все её звали уважительно, как зовут учительницу в школе: Вера Николаевна. До войны она училась в театральном институте, но актриса из неё не получилась, и стала она санитаркой. Сперва очень боялась крови. Даже глаза закрывала, чтобы не видеть раненых. Так и вытаскивала их на плащ-палатке с закрытыми глазами. А потом ничего, привыкла. Сколько здоровенных мужиков выволакивала с поля боя эта маленькая сероглазая женщина! После тяжёлого ранения и операции она писала из госпиталя: «Самое страшное для меня – это не смерть… Нет, самое страшное – это то, что больше не быть с вами, в санбат меня теперь не возьмут, не подхожу я по состоянию здоровья». Она была смешлива, весела,

Чтец:

Болтались косы в лентах за плечами,

Её сестрёнкой братья величали:

Ещё девчонка, мол, не доросла!

Был день её несложен: хохочи,

Учи уроки, расцветай на воле!

И высоко над ней на волейболе

Взлетали вверх весёлые мячи.

Но школа кончена. Война… И вот

Уже ей тесен мир бумажной карты,

И в мир живой она со школьной парты

Идёт сестрой в сражение - на фронт.

И кладь её не ручка, не тетрадь,

Не книжки те, которые любила,-

Она на плечи юные взвалила –

Бойца в крови, чтоб от врага убрать.

И для бойцов, что вновь вернулись в строй,

Чьё сердце билось тихо и устало,

Она теперь родной и близкой стала –

Не маленькой сестрёнкой, а сестрой.

Вед.2:Сразу после школы, в первые дни войны ушла добровольцем в действующую армию советская поэтесса Юлия Друнина и до конца 1944 года служила санинструктором в стрелковом, а потом в артиллерийском полку. Награждена орденом Красной Звезды и медалью «За отвагу». В боях была ранена и контужена. Демобилизована из армии по ранению.

Кадр 14

1-я дев: Мы легли у разбитой ели, Ждем, когда же начнет светлеть.

Под шинелью вдвоем теплее На продрогшей, сырой земле.

- Знаешь, Юлька, я против грусти, Но сегодня она не в счет.

Дома, в яблочном захолустье, Мама, мамка моя живет.

У тебя есть друзья, любимый. У меня лишь она одна.

Пахнет в хате квашней и дымом, За порогом бурлит весна.

Старой кажется: каждый кустик Беспокойную дочку ждет.

Знаешь, Юлька, я против грусти, Но сегодня она не в счет.

Отогрелись мы еле-еле, Вдруг приказ: "Выступать вперед!"

Снова рядом в сырой шинели cветлокосый солдат идет.

2-я дев.: С каждым днем становилось горше.

Шли без митингов и замен.

В окруженье попал под Оршей Наш потрепанный батальон.

Зинка нас повела в атаку. Мы пробились по черной ржи,

По воронкам и буеракам, через смертные рубежи.

Мы не ждали посмертной славы, Мы со славой хотели жить.

Почему же в бинтах кровавых Светлокосый солдат лежит

Ее тело своей шинелью Укрывала я, зубы сжав.

Белорусские хаты пели О рязанских глухих садах.

3-я дев.:Знаешь, Зинка, я против грусти, Но сегодня она не в счет.

Дома, в яблочном захолустье Мама, мамка твоя живет.

У меня есть друзья, любимый, У нее ты была одна.

Пахнет в хате квашней и дымом, За порогом бурлит весна.

И старушка в цветастом платье У иконы свечу зажгла.

Я не знаю, как написать ей, Чтоб она тебя не ждала.

Вед: Да, у войны не женское лицо. Но угроза, нависшая над нашей страной и над всем миром в 1941 г., заставила советских женщин по-иному оценить свои возможности, встать в строй наравне с мужчинами, заменить в тылу ушедших на фронт мужей, сыновей, братьев. Фронт был всюду: на передовой и в далеком тылу . Победа ковалась и в тылу. Их было очень много – женщин, беззаветно любивших Родину и готовых отдать за нее жизнь. Они стали примером бесстрашия и героизма. Не каждый мужчина способен выдержать трудности войны, а женщины выдерживали. Наверное, в них было заключено то, что фашисты называли «русской силой».

Ведущая: В условиях войны от работы миллионов женщин во многом зависели успехи советского народа на фронте и в тылу. На промышленные предприятия, заменив мужчин, пришли домохозяйки, женщины - пенсионерки, школьницы старших классов.

Кадр 16

Прасковья Федоровна Ангелина была передовиком сельскохозяйственного производства, организатором первой тракторной бригады. Накануне войны она обратилась с призывом к советским женщинам: "Сто тысяч подруг - на трактор!" На ее призыв откликнулось 200 тысяч женщин. Подготовка трактористок сыграла большую роль в обеспечении фронта и народа продуктами питания.

Ведущий: Война. Страшней нет ничего на свете,

«Для фронта всё!» - девиз страны таков,

Трудились все: и взрослые, и дети

В полях и у мартенов, у станков.

Фронт обеспечить! – нет важней задачи,

Трудились для победы все в тылу.

Бойцам в боях не выстоять иначе,

Труд для победы заслужил хвалу.

Фронтовикам в день майский честь и слава!

На их груди сверкают ордена,

Но тыл в победу сил вложил немало.

Фронт трудовой! Была им вся страна!

Кадры из кинохроники «В блокадном Ленинграде».

Вед.:В глубоком тылу в годы войны остался осажденный Ленинград.

Ольга Берггольц была душой блокадного Ленинграда, была тоже Солдатом, ковавшим Победу. Ей выпало великое и трудное счастье стать поэтической музой, поэтическим знаменем блокадного Ленинграда.

Это её стихотворные строки «Никто не забыт, и ничто не забыто» высечены над входом на Пискаревское кладбище.

Ведущий 3 : Ольга Федоровна Берггольц – «блокадная поэтесса», влюбленная в свой город, в свой народ и в свою страну. Родилась в 1910 году в Петербурге, в семье врача. Окончив в 1930 году Ленинградский университет, Ольга Берггольц работала корреспондентом в Казахстане, а в 1931 году вернулась в Ленинград, пишет стихи, рассказы.

Большие и тяжелые испытания выпали на долю поэтессы. «В скудости судьбы я упрекнуть не смею», - напишет она позже.

Во время войны поэтесса жила в Ленинграде и не с чужих слов знала, что такое блокада.

Ведущий 2 : По свидетельству ее сестры, Ольга Федоровна «Умирала там, в Ленинграде, от дистрофии». Но именно в годы войны Берггольц создала свои лучшие произведения: «Ленинградскую поэму», поэму «Февральский дневник», стихотворения, вошедшие в книги «Ленинградская тетрадь», «Ленинградский дневник» и др. Голос Берггольц, который звучал по радио в осажденном городе, внушал веру в победу, рассказывал о стойкости и мужестве ленинградцев…

Ведущий 3 : Умирая в блокадном Ленинграде, поэтесса не сдается и пишет лучшие свои стихи. Одно из них, написанное в 1941 году, «Я говорю с тобой под свист снарядов»

О людях, умирающих от голода в блокадном Ленинграде Ольга Берггольц написала «Ленинградской поэме»:

9 Чтец:

Я как рубеж запомню вечер:

декабрь, безогненная мгла,

я хлеб в руке домой несла,

и вдруг соседка мне навстречу.

— Сменяй на платье,— говорит,—

менять не хочешь — дай по дружбе.

Десятый день, как дочь лежит.

Не хороню. Ей гробик нужен.

Его за хлеб сколотят нам.

Отдай. Ведь ты сама рожала...—

И я сказала: — Не отдам.—

И бедный ломоть крепче сжала.

— Отдай,— она просила,— ты

сама ребенка хоронила.

Я принесла тогда цветы,

чтоб ты украсила могилу.—

Ведущий 4 : 900 дней и ночей длилась блокада Ленинграда. Но город выжил. Во время Великой Отечественной войны враг не щадил ни женщин, ни детей, ни стариков.

Вед.:Женщина на войне не перестала быть женщиной. Конечно, научилась ненавидеть, но не разучилась любить. Любовь и верность были необходимы для солдат на войне. Вера в то, что тебя очень любят и ждут, помогала выжить. Символом веры, надежды, любви стало всем нам хорошо известное стихотворение поэта-фронтовика Константина Симонова «Жди меня, и я вернусь».

На фоне «Вокализа» С.В. Рахманинова.

Ведущий: Многие невесты, не став женами, стали вдовами. Беспощадная война разъединила многие любящие сердца. Сколько женщин- вдов осталось после войны.

Песня «Огонек»

Кадр31

Ведущая: А Матери? Их миллионы, и каждая несет в сердце подвиг - материнскую любовь. Скольких сыновей и дочерей в первые же дни этой ужасной войны отправили матери на фронт. И каждую минуту, каждую секунду матери сердцем были там, где воевали их дети. А как ждали они от Них весточек, этих заветных треугольников!

(. Текст читают мальчики; свет в зале погашен.)

1-й. «Здравствуй, мама! Пишу тебе из окопа. Сегодня мы приняли первый бой...».

2-й. «Родная, здравствуй! Вчера у нас был большой бой, а сегодня затишье.

Меня немного ранило, но я в строю, продолжаю бить фрицев...».

1-й. «Мама, не волнуйся за меня. Мы бесстрашно воюем. Скоро я вернусь домой...».

2-й: Знаю, в сердце у тебя тревога,- Нелегко быть матерью солдата! Знаю, все ты смотришь на дорогу,

По которой я ушел когда-то. Знаю я, морщинки глубже стали

И чуть-чуть сутулей стали плечи... Нынче насмерть мы в бою стояли,

Мама, за тебя, за нашу встречу.

Вед. 2: Можно ли описать словами горечь разлуки матери с сыном? Ее сердце разрывается на части от того, что она не может защитить своё дитя. Если б она могла, то закрыла бы сына собой, чтобы в него не попала вражеская пуля. И каждая весточка с фронта – это и холодящая душу тревога: жив ли он?

Я Чтец:

Евгений Мартынов

Постарела мать за тридцать лет,

А вестей от сына нет и нет.

Но она всё продолжает ждать,

Потому что верит, потому что мать.

И на что надеется она…

Много лет, как кончилась война,

Много лет, как все пришли назад,

Кроме мёртвых, что в земле лежат.

Сколько их в то дальнее село

Мальчиков безусых не пришло.

Раз в село прислали по весне

Фильм документальный о войне.

Все пришли в кино и стар, и мал,

Кто познал войну и кто не знал.

Перед горькой памятью людской

Разливалась ненависть рекой.

Трудно было это вспоминать.

Вдруг с экрана сын взглянул на мать.

Мать узнала сына в тот же миг

И пронёсся материнский крик.

Алексей, Алёшенька, сынок.

Алексей, Алёшенька, сынок.

Алексей, Алёшенька, сынок.

Словно сын её услышать мог.

Он рванулся из траншеи в бой,

Встала мать прикрыть его собой.

Всё боялась - вдруг он упадёт,

Но сквозь годы мчался сын вперёд.

Алексей, кричали земляки,

Алексей, просили, добеги.

Кадр сменился, сын остался жить,

Просит мать о сыне повторить.

Просит мать о сыне повторить,

Просит мать о сыне повторить.

И в атаку снова он бежит

Жив, здоров, не ранен, не убит.

Алексей, Алёшенька, сынок.

Алексей, Алёшенька, сынок.

Алексей, Алёшенька, сынок,

Словно сын её услышать мог.

Дома всё ей чудилось кино,

Всё ждала вот-вот сейчас в окно

Посреди тревожной тишины

Постучится сын её с войны.

Ведущий 3: Солдатские матери… это они вырастили и воспитали бойцов, которые в трудный для Родины час встали на её защиту. Это они проводили детей на фронт, перекрестив их перед дальней дорогой. Это они не спали ночами и ждали писем с фронта, с тревогой и надеждой встречая почтальона. Слишком часто почта приносила им горькие известия.

Ведущий 1 : За 1418 дней войны погибло около 30 млн. советских граждан. Это значит -21 тысяча убитых в день, 900 человек в час, три человека каждую минуту

Вед.2:На руках у матерей погибали дети, рожденные для мира, а не для войны. Маленькие и беззащитные, с улыбками ангелов, они ушли из жизни так и не осознав, для чего пришли в этот мир…

Кадр 37

Ведущий: За заслуги в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками свыше 150 тысяч женщин награждены боевыми орденами и медалями.

Свыше 200 тысяч человек получили орден Славы 2-й и 3-й степени.

86 советским женщинам присвоено звание Героя Советского Союза, в том числе 29 летчицам, 26 партизанкам, 17 работникам медицинской службы.

Кадр 38

18 человек удостоены этого звания посмертно: среди них партизанка Зоя Космодемьянская, Ульяна Громова, Татьяна Мариненко, Зинаида Портнова, Мария Раскова, Елизавета Чайкина, Любовь Шевцова и др.

(трагическая музыка, кадр 39)

Ведущая: Прошу всех встать и минутой молчания почтить память, павших в годы Великой Отечественной войны .(метроном)

Прошу всех сесть.

Ведущ.4: Неумолимое возмездие вступило на вражескую землю… И враг был остановлен.

Ведущий: Все дальше от нас уходят годы войны. Вот уже скоро 75 лет прошло с Салюта Победы. А ведь он звучит для нас радостно, как и тогда.

Сообщения Совинформбюро о

- Капитуляции Германии (фрагмент).
- С парада Победы на Красной площади.

Звучит песня «Катюша». Муз. Д. Тухманова, сл. В. Харитонова.

Ведущий: Прошла война. И жизнь, и время движутся вперед. За верность и стойкость, за силу и нежность, слава вам, солдатские жены, вдовы и матери!

Ведущая: Вечной славой своей осенили вас сыновья и мужья! Из бессмертного подвига, из вашей скорби, из благодарной памяти народной рождается могучая и добрая сила и решимость - беречь мир, не допустить новой войны.

О значеннии роли женщины на войне наптминают нам стихотворения различных поэтов,песни военных лет,кинофильмы и конечно же памятники.У

Учитель: Подвиг русских женщин навсегда останется на страницах истории, сохраните память о нем в своих сердцах, память о женщинах, принесших нашей Родине свободу.

(видеоролик с песней «От героев былых времен…» из к/ф «Офицеры»; муз. Р.Хозака, сл. Е.Аграновича)-кадр

Ведущий 2: А есть ли место подвигу в нашем, казалось бы, негероическом, прагматичном времени? Спрашивай себя чаще, юный друг: что такое честь, достоинство, свобода, Отчизна. Мы верим, что ты поступишь в нужный час так, как поступали твой дедушка, как твоя бабушка. Ты же «родом из России

Ведущий3: Мы чтим память наших предков ,мы хотим быть достой их сменой .Для этого мы вступили в ряды «Юнармии».Память… Память и ответственность. Люди, помните, какой ценой завоевано счастье!

Взлетают «белые журавлики». Зал встает и аплодирует гостям.

infourok.ru

"У войны не женское лицо"

Оформление кабинета: плакат “У войны не женское лицо…”, фотографии военных лет, отображающие жизнь женщин на фронте.

Технические средства: телевизор, видеомагнитофон, магнитофон.

Вступительное слово преподавателя.

Война… великая отечественная….Как далека она от нас, сегодняшних школьников. Только по книгам, фильмам, да по воспоминаниям фронтовиков мы можем представить себе, какой ценой завоевана победа. “Война ж совсем не фейерверк, а просто трудная работа” – писал поэт фронтовик М. Куликов…

И эту нечеловечески трудную ратную работу выполняли не только мужчины, защитники Родины испокон веков, но и женщины, девушки, вчерашние школьницы.

Еще вчера девчонки списывали контрольные, читали стихи, назначали свидания, примеряли белые выпускные платья, а завтра была война….

Звучит фоновая музыка “Вставай страна огромная”, ученица читает стихи:

Ах, война, что ты подлая сделала,
Вместо свадеб - разлуки и дым.
Наши девочки платьица белые
Раздарили сестренкам своим.
Сапоги – ну куда от них денешься
Да зелёные крылья погон…
Вы наплюйте на сплетников, девочки,
Мы сведем свои счеты потом!
Пусть болтают, что верить вам не во что,
Что идете войной наугад….
До свидания, девочки! Девочки,
Постарайтесь вернуться назад. (Окуджава)

2-я ведущая:

Сразу после школы, в первые дни войны ушла добровольцем в действующую армию Юлия Друнина и до конца 1944года служила санинструктором в стрелковом, а потом в артиллерийском полку. Награждена орденом красной звезды и медалью “За отвагу”. В боях была ранена и контужена. Демобилизована из армии по ранению.

Я ушла из детства в грязную теплушку,
В эшелон пехоты, в санитарный взвод.
Дальние разрывы слушал и не слушал
Ко всему привыкший сорок первый год.
Я пришла из школы в блиндажи сырые,
От Прекрасной Дамы в “мать” и “перемать”,
Потому что имя ближе, чем “Россия”,
Не могла сыскать.

Эта девушка, как многие другие, видела воочию страшное лицо войны, слышала грохот снарядов, заставляла себя подняться из окопа, чтобы помочь товарищам.

Я только раз видала рукопашный,
Раз - наяву. И тысячу - во сне….
Кто говорит, что на войне не страшно,
Тот ничего не знает о войне.

Сколько фронтовиков так вот узнавали себя в правдивых, талантливых, точных по слову стихах Юлии Друниной, поэта, который блестяще подтвердил главное правило русской поэзии, четко сформулированное еще Константином БАТЮШКОВЫМ: "Живи, как пишешь и пиши, как живешь... Иначе все отголоски лиры твоей будут фальшивы". А фальшивых "отголосков лиры" у Юлии Друниной быть не могло - она предельно искренна каждой строкой.

Мы стояли у Москвы-реки,
Тёплый вечер платьем шелестел.
Почему-то вдруг из-под руки
На меня ты странно посмотрел -
Так порою на чужих глядят.
Посмотрел и улыбнулся мне:
- Ну, какой же из тебя солдат?
Как была ты, право, на войне?
Неужель спала ты на снегу,
Автомат пристроив в головах?
Я тебя представить не могу
В стоптанных солдатских сапогах!..
Я же вечер вспомнила другой:
Миномёты били, падал снег.
И сказал мне тихо дорогой,
На тебя похожий человек:
- Вот лежим и мёрзнем на снегу,
Будто и не жили в городах...
Я тебя представить не могу
В туфлях на высоких каблуках...

3 ведущая:

Война - дело мужское". Однако в ХХ столетии участие женщин в войне, причём не только в качестве медицинского персонала, но и с оружием в руках, становится реальностью. Особенно массовым это явление стало в период Второй мировой.

После революции политика советского государства в женском вопросе, направленная на вовлечение женщин в общественное производство, способствовала быстрому развитию эмансипации со всеми её последствиями. В результате участие женщин в наиболее тяжёлом физическом труде, приобщение их к традиционно "мужским" профессиям, к занятиям военно-прикладными видами спорта преподносилось общественному мнению как величайшее достижение социализма, проявление подлинного "равенства полов" и освобождение женщины от "домашнего рабства". Идеи эмансипации были наиболее популярны в молодёжной среде, а массовые комсомольские призывы, наборы и мобилизации под лозунгами "Девушки - на трактор!", "Девушки - в авиацию!", "Девушки - на комсомольскую стройку!" и т.д. явились своего рода психологической подготовкой к массовому участию советских женщин в грядущей войне, которая вошла в историю нашей страны как Великая Отечественная. С её началом сотни тысяч женщин устремились в армию, не желая отставать от мужчин, чувствуя, что способны наравне с ними вынести все тяготы воинской службы, а главное - утверждая за собой равные с ними права на защиту Отечества.

Глубокий патриотизм поколения, воспитанного на героических символах недавнего революционного прошлого, но имевшего в большинстве своём книжно-романтические представления о войне, отличал и тех 17-18-летних девочек, которые осаждали военкоматы с требованием немедленно отправить их на фронт. Вот что записала в своём дневнике 27 мая 1943 г. лётчица 46-го Гвардейского Таманского женского авиаполка ночных бомбардировщиков Галина Докутович: "Помню 10 октября 1941 г. Москва. В этот день в ЦК ВЛКСМ было особенно шумно и многолюдно. И, главное, здесь были почти одни девушки. Пришли они со всех концов столицы - из институтов, с учреждений, с заводов. Девушки были разные - задорные, шумные, и спокойные, сдержанные; коротко стриженные и с длинными толстыми косами; механики, парашютистки, пилоты и просто комсомолки, никогда не знавшие авиации. Они по очереди заходили в комнату, где за столом сидел человек в защитной гимнастёрке. "Твёрдо решили идти на фронт?" "Да!" "А вас не смущает, что трудно будет?" "Нет!"

Педагог:

Они были готовы к подвигу, но не были готовы к армии, и то, с чем им пришлось столкнуться на войне, оказалось для них неожиданностью. Гражданскому человеку всегда трудно перестроиться "на военный лад", женщине - особенно. Армейская дисциплина, солдатская форма на много размеров больше, мужское окружение, тяжёлые физические нагрузки - всё это явилось нелёгким испытанием. Но это была именно та "будничная вещественность войны, о которой они, когда просились на фронт, не подозревали". Потом был и сам фронт - со смертью и кровью, с ежеминутной опасностью и "вечно преследующим, но скрываемым страхом" Потом, спустя годы, те, кто выжил, признаются: "Когда посмотришь на войну нашими, бабьими глазами, так она страшнее страшного". Потом они сами будут удивляться тому, что смогли всё это выдержать. И послевоенная психологическая реабилитация у женщин будет проходить сложнее, чем у мужчин: слишком велики для женской психики подобные эмоциональные нагрузки.

"Мужчина, он мог вынести, - вспоминает бывший снайпер Т.М.Степанова. - Он всё-таки мужчина. А вот как женщина могла, я сама не знаю. Я теперь, как только вспомню, то меня ужас охватывает, а тогда всё могла: и спать рядом с убитым, и сама стреляла, и кровь видела, очень помню, что на снегу запах крови как-то особенно сильный... Вот я говорю, и мне уже плохо... А тогда ничего, тогда всё могла". Вернувшись с фронта, в кругу своих ровесниц они чувствовали себя намного старше, потому что смотрели на жизнь совсем другими глазами - глазами, видевшими смерть. "Душа моя была уставшая", - скажет об этом состоянии санинструктор О.Я.Омельченко.

Феномен участия женщины в войне сложен уже в силу особенностей женской психологии, а значит, и восприятия ею фронтовой действительности. "Женская память охватывает тот материк человеческих чувств на войне, который обычно ускользает от мужского внимания, - подчёркивает автор книги "У войны - не женское лицо..." Светлана Алексиевич. - Если мужчину война захватывала, как действие, то женщина чувствовала и переносила её иначе в силу своей женской психологии: бомбёжка, смерть, страдание - для неё ещё не вся война. Женщина сильнее ощущала, опять-таки в силу своих психологических и физиологических особенностей, перегрузки войны - физические и моральные, она труднее переносила "мужской" быт войны". В сущности, то, что пришлось увидеть, пережить и делать на войне женщине, было чудовищным противоречием её женскому естеству.

Другая сторона феномена - неоднозначное отношение военного мужского большинства, да и общественного мнения в целом к присутствию женщины в боевой обстановке, в армии вообще. Самой природой заложена в женщине функция материнства, продолжения человеческого рода. Женщина даёт жизнь. Тем противоестественнее кажется словосочетание "женщина-солдат", женщина, несущая смерть.

В период Великой Отечественной в армии служило 800 тысяч женщин, а просилось на фронт ещё больше. Не все они оказались на передовой: были и вспомогательные службы, на которых требовалось заменить ушедших на фронт мужчин, и службы "чисто женские", как, например, в банно-прачечных отрядах. Наше сознание спокойно воспринимает женщину-телефонистку, радистку, связистку, врача или медсестру, повара или пекаря, шофёра и регулировщицу - то есть те профессии, которые не связаны с необходимостью убивать. Но женщина-лётчик, снайпер, стрелок, автоматчик, зенитчица, танкист и кавалерист, матрос и десантница - это уже нечто иное.

Сегодня, спустя почти шестьдесят лет, мы знаем очень мало о фактах жизни женщин на войне: об их быте, заботах и невзгодах, ранениях, увечьях и гибели. Если в первые послевоенные десятилетия якобы "неподобающие" темы намеренно не обсуждались, открыто, то позднее, когда о проблеме "женщины на войне" стали говорить более подробно, она все-таки сводилась к общепринятым военным воспоминаниям, отражавшим заслуги, победы и подвиги. Повседневность же с ее трудностями, потерями и жертвами по-прежнему оставалась на заднем плане. О выдающихся военных заслугах некоторых женщин, бывших на фронте снайперами, пилотами, разведчицами или санитарками, мы знаем довольно много. Но до сих пор имеется лишь разрозненная и зачастую противоречивая информация о том, что касается великого множества остальных женщин-фронтовичек, их функциональных обязанностей, вопросов их мобилизации, жизни в сугубо мужском армейском коллективе, жертв с их стороны.

Женщины, были ли они вольнонаемными, добровольцами или мобилизованными, пропадали без вести, получали ранения и увечья, гибли и попадали в плен. По окончании войны подавляющая часть женщин была демобилизованы независимо от того, как они это воспринимали. После радости победы и возвращения домой многим бывшим фронтовичкам, оказалось, нелегко освоиться в гражданской жизни. Далеко не все имели профессию, поэтому страдали материально, а зачастую это осложнялось физическими и душевными травмами, полученными во время войны.

3 ведущая:

Солдатские матери… это они вырастили и воспитали бойцов, которые в трудный для Родины час встали на ее защиты. Это они проводили на детей на фронт, перекрестив их перед дальней дорогой. это они не спали ночами и ждали писем с фронта, с тревогой и надеждой встречая почтальона. Часто почта приносила им горькие известия. Перед нами одна из 20 млн похоронок: “Анна Федоровна! Сообщаю, что ваша дочь Ананьева Вера Александровна 3 августа 1943 года, как одна из лучших радисток, была переброшена в тыл противника в районе Кобыжча Киевской области для выполнения специального задания. После приземления группа подверглась нападению со стороны немцев, и в бою Ваша дочь вместе с пятью товарищами пала смертью героя…”

Стих о матери

 Женщина и на войне остается женщиной. В редкие минуты отдыха с особым чувством вспоминают они свои прежние мирные занятия и увлечения.

Фрагмент фильма “А зори здесь тихие”, где девушки танцуют.

4 ведущая:

У многих мужчин было чувство вины за то, что воюют девчонки, а вместе с ним - смешанное чувство восхищения и отчуждения. "Когда я слышал, что наши медицинские сестры, попав в окружение, отстреливались, защищая раненых бойцов, потому что раненые беспомощны, как дети, я это понимал, - вспоминает ветеран войны М.Кочетков, - но когда две женщины ползут кого-то убивать со "снайперкой" на нейтральной полосе - это всё-таки "охота"... Хотя я сам был снайпером. И сам стрелял... Но я же мужчина... В разведку я, может быть, с такой и пошёл, а в жёны бы не взял".

Но не только это "несоответствие" женской природы и представлений о ней тому жестокому, но неизбежному, что требовала от них служба в армии, на фронте, вызывало противоречивое отношение к женщинам на войне. Чисто мужское окружение, в котором им приходилось находиться в течение длительного времени, создавало немало проблем. С одной стороны, для солдат, надолго оторванных от семьи, в том их существовании, где, по словам Давида Самойлова, "насущной потребностью были категории дома и пренебрежения смертью, - единственным проблеском тепла и нежности была женщина", а потому "была величайшая потребность духовного созерцания женщины, приобщения её к миру", "потому так усердно писали молодые солдаты письма незнакомым "заочницам", так ожидали ответного письма, так бережно носили фотографии в том карманчике гимнастерки, через который пуля пробивает сердце". Об этой потребности "духовного созерцания женщины" на фронте вспоминают и сами фронтовички. "Женщина на войне... Это что-то такое, о чём ещё нет человеческих слов, - говорит бывшая санинструктор О.В.Корж. - Если мужчины видели женщину на передовой, у них лица другими становились, даже звук женского голоса их преображал". По мнению многих, присутствие женщины на войне, особенно перед лицом опасности, облагораживало человека, который был рядом, делало его "намного более храбрым".

Песня “Случайный вальс”, исполняют ученицы.

Да, эти девушки взвалили на свои плечи огромную тяжесть – ратный труд. А далеко от передовой тысячи и тысячи женщин трудились в тылу: выращивали хлеб, собирали оружие, шили одежду. И ждали. Ждали своих любимых – мужей, отцов, сыновей, братьев. Ждали и верили, что они вернутся. И это помогало, поддерживало бойцов в трудные минуты.

Стихотворение “Жди меня”, под

urok.1sept.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.