Стих про коктебель


Стихи про город (поселок) Коктебель

Дорогие читатели! Сайт "Любимая Родина" рад представить вам стихи о городе Коктебеле (Республика Крым, Россия), которые написали современные поэты. Мы благодарим авторов за творческое вдохновение, чуткость, доброту и любовь к Родине.

Коктебель

автор: Алекс Ан Дер Виль

 

Вновь Серебряный голубь зовёт

Повседневность забыть и в полёт.

К Лире в гости,в её колыбель,

В неразгаданный миф - Коктебель.

 

Где блестит сердоликом волна,

Где залива налёт - серебро,

И на нём пишет строки луна,

Символистов златое перо.

 

Чтоб услышать дыханье травы,

Шёпот камушков в плеске воды,

И дотронувшись взглядом звезды,

Стать прозрачным как мир пустоты.

 

Невидимкою стать и тогда

Вдруг увидеть в безмолвьи глаза

Всех поэтов,творцов Серебра,

Что чеканили рифмы в стихах.

 

Постучится в залив дня приход

Нежным вздохом потухшей звезды.

Задрожит долгожданный восток,

Провожая дорожку луны.

 

И дождавшись рожденье зари,

Акварель разольётся вдали,

Чтоб потом полихромным лучом

Осветить предрассветный прибой.

 

А Кучук-Янычар тихо спит,

Исполин Карадаг на чеку.

И витает Волошинский вирш

На Земле,на ветру,наяву.

Коктебель

автор: Людмила Гусева

 

Край голубых вершин,

А рядом бухта, море…

И это Коктебель!

Он манит многих.

Там нет ветров холодных и туманов,

Там воздух чистый и духмяный,

Там ароматы трав, цветов витают

И климат мягкий, бриз морской ласкает,

Бывает чудо- зимою розы расцветают.

Как не мечтать об этом рае!

 

Ах, милый, милый Коктебель,

Ты вдохновенье творческих людей!

Как не мечтать нам о тебе

О милом, райском уголке !

Коктебель

автор: Игорь Царев

 

Офонарели города 

От крымской ночи. 

В ее рассоле Кара-Даг 

Подошву мочит. 

Душа готова пасть ничком, 

Но вещий камень 

Гостей встречает шашлычком, 

А не стихами. 

 

Лукавым временем прибой 

Переполошен. 

В него когда-то как в любовь 

Входил Волошин. 

Теперь здесь новый парапет, 

И пристань сбоку, 

И след на узенькой тропе, 

Ведущей к Богу. 

 

Высокий склон непроходим 

От молочая. 

И мы задумчиво сидим 

За чашкой чая. 

И теплой каплей молока 

Напиток белим. 

А молоко - как облака 

Над Коктебелем. 

 

…Друзья пришлют под Новый год 

Привет с Тавриды. 

И будет радоваться кот 

Куску ставриды. 

А нам достанется мускат 

Воспоминаний - 

Полоска теплого песка, 

И свет над нами. 

 

Ты помнишь, как туда-сюда 

Сновал вдоль бухты 

Буксир, который все суда 

Прозвали «Ух, ты!»? 

Он, громыхая как кимвал, 

Кивал трубою, 

Как будто волны рифмовал 

Между собою. 

 

Итожа день, сходил с горы 

Закат лиловый. 

И тоже плыл куда-то Крым 

Быкоголовый… 

Пусть память крутит колесо, 

Грустить тебе ли, 

Что жизнь навязчива, как сон 

О Коктебеле. 

Коктебель

автор: Олег Спирин

 

Коктебель - это жизнь.

Коктебель - это сон.

В Коктебеле ты пьян,

В Коктебеле - влюблён.

 

В Коктебеле знакомства,

В Коктебеле вино,

Ночью небо так звёздно,

К себе манит оно...

 

Коктебель - это море.

Коктебель - это сказка.

Коктебель - это горы.

Коктебель - это ласка.

 

Вино "Талисман",

Портвейн "Коктебель",

Коньяк "***" - 

Почувствуй их хмель!

 

В Коктебеле разделит

С тобой дева кровать.

Ну не хватит мне слов,

Чтобы всё описать!

 

Коктебель - это жизнь.

Коктебель - это сон.

Коктебель - это рай.

В Коктебель ты влюблён!..

Коктебель

автор: Алисса Росс

 

Солнце льётся, сгоняя продрогшую тень под горами,

Начиная извечную света и тени дуэль, -

Утро снова приходит в целованный всеми богами,

В Тихой бухте сокрытый от глаз, милый рай – Коктебель.

 

Под лучами теплеют пологие склоны из плюша,

Согреваются волны, и звёзды проснулись на дне.

Можно ухом прижаться к ракушке и море послушать,

А оно, затаившись у ног, будет слушать твой смех…

 

Бархат спелого персика чувствуешь бархатом кожи –

Сок взрывается, брызжет, течёт по губам и рукам,

И противиться райским соблазнам ты просто не можешь,

Выпивая бокал, полный солнца с вином пополам.

 

Вечер в волнах мурлычет, драконом ручным серебрится –

Приглашает кататься, погладить, за шею обнять 

И подняться туда, где чудесные белые птицы –

Парапланы парят – неземная крылатая рать.

 

Ночь вернёт в обжитые убежища кроткие тени,

И сведут всех с ума, естества и желанья полны,

Ароматом дурманя, соцветия райских растений…

И не будет нам места для сна под улыбкой луны.

 

Я хочу показать тебе чудо в долине у моря,

Где струится в волнах золочёных небес канитель,

Где в горах даже воздух на счастье в веках заговорен – 

Милый маленький рай на далёкой земле – Коктебель…

Коктебель

автор: Ольга Костякова

 

Моря берег лазурный.

Воздух жаром пьянящий.

Цвет магнолий пурпурный.

Шёпот ветра манящий.

 

Крики чаек и трели

От цикад в поднебесье.

Мы с тобой в Коктебеле

И любовь с нами вместе:

 

К морю, солнцу, горам,

К родникам заповедным.

Побежим к ним с утра

По тропинкам заветным.

 

И поднимет нас робко,

Над зеленым поселком,

Пожелтевшая сопка

Шаловливым теленком.

 

Синь безбрежного моря

Стуки сердца нарушит

И "Святая" гора 

Осветит наши души.

Здравствуй, Коктебель!

автор: Ольга Костякова

 

 Снова море в зареве рассвета-

 Синь объята дымкой золотой.

 Спит на пляже белых чаек лента

 И не тронут берега покой.

 

 Гладь морская серебром играет

 И хрустальной манит глубиной.

 Стайки рыбок чинно проплывают.

 Я, ныряя, к ним тянусь рукой.

 

 Подо мною камушки, ракушки,

 Крабиков , медузок ассорти.

 А рассвет целует гор верхушки,

 Из степных цветочков конфети.

 

 Вот над бухтой солнце поднялось

 Разливаясь зноем по заливу.

 Сердце детской радостью зажглось.

 "Здравствуйте!"- я прошепчу счастливо

 

 Крикам чаек, под цикад свирель,

 Карадагу, яхтам у причала.

 Здравствуй, море, солнце, Коктебель, -

 Колыбель и всех начал - начало!

Здравствуй, Коктебель!

автор: Ольга Костякова

 

 Снова море в зареве рассвета-

 Синь объята дымкой золотой.

 Спит на пляже белых чаек лента

 И не тронут берега покой.

 

 Гладь морская серебром играет

 И хрустальной манит глубиной.

 Стайки рыбок чинно проплывают.

 Я, ныряя, к ним тянусь рукой.

 

 Подо мною камушки, ракушки,

 Крабиков , медузок ассорти.

 А рассвет целует гор верхушки,

 Из степных цветочков конфети.

 

 Вот над бухтой солнце поднялось

 Разливаясь зноем по заливу.

 Сердце детской радостью зажглось.

 "Здравствуйте!"- я прошепчу счастливо

 

 Крикам чаек, под цикад свирель,

 Карадагу, яхтам у причала.

 Здравствуй, море, солнце, Коктебель, -

 Колыбель и всех начал - начало!

Рассвет в Коктебеле

автор: Ольга Костякова

 

 Рассвет зашел за облака

 Святой горы окрасив ели.

 Зарделись склоны Кок-Кая

 В лазурной бухте Коктебеля.

 

 Здесь, распростершись на брегу,

 Уснул погибший буревестник,

 На белом галечном снегу

 Былого шторма смелый вестник.

 

 На склонах киловых сидят 

 Семейки недоспавших чаек.

 Рассвет алеет как агат

 На крылышках стрекозных стаек.

 

 На смену стрёкоту цикад

 Вступают крики петухов.

 Вот луч достал Сюрюкая

 Долины голубых холмов.

 

 Зазолотилось все кругом,

 Коснулось солнце сопок спин.

 Рассвет летит, летит верхом

 Над краем голубых вершин.

коктебель

автор: Вера Агаркова

 

купаясь в облачном коктебеле

мы пили море коньячной хмели

и не болели семь дней в неделю

 

нам было сладко в плену медовом

не спать и слушать живое слово

а утром вымыть лицо и вспомнить

что всё не ново…

Коктебель

автор: Людмила Филатова

 

Коктебель, Коктебель, Коктебель...

Наплывает тоска золотая,

Обвивает серебряный хмель,

И душа, потерявшись, витает

Меж каменьев и спящих ветвей,

Над глазницами белых заливов…

Там, где кто-то тоскует по ней

Неприкаянно и сиротливо,

Там, где кто-то и манит, и ждёт,

И зовёт, дней и лет не считая,

Чтобы в недрах серебряных сот

Не иссякла тоска золотая...

Коктебель мой!!!

автор: Лунная

    

О Коктебель, ты – целая Страна,

К  тебе неудержимо тянет вновь!

Внутри звучит натянуто струна,

Словно живая ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ!

 

За  Планерским, как будто фейс-контроль,

Перед притихшим, обалдевшим взором,

Величественна  ЧАША  БАРАКОЛЬ

И КАРА-ДАГ со всем своим дозором.

 

Перехватило  горло, сердце млеет, 

От неземной, волшебной красоты,

И  духом  Гриновским  как будто веет,

И вдруг  поверишь  в исполнение мечты.

 

Открылись  моря  необъятны  дали…

И нежно -  изумрудно  шепчут волны,

И гальки – камушки – морской миндаль,

У ног агаты и нефриты - список полный…***

 

Вдали спина горбатого ХАМЕЛЕОНА….

…Вкус молодого терпкого  МУСКАТА…

И звуки нежного живого саксафона…

…Неописуемое зрелище заката…

 

А на Волошинском холме сдувает свечки...

Там можно голову склонив, так... постоять...

Жизнь вспоминая, размышлять о ВЕЧНОМ,

Воспринимая эту Благодать...

 

И столько  можно о тебе еще сказать…

О,  КОКТЕБЕЛЬ  - ЗЕМНАЯ  БЛАГОДАТЬ !!!

Коктебель

автор: Гоша Никитин

 

Коктебель, Коктебель,

миражей колыбель.

 

Коктебель, Коктебель,

виражей карусель.

 

Коктебель, Коктебель,

виноградный отель.

 

Коктебель, Коктебель,

горных троп параллель.

 

Коктебель, Коктебель,

солнце село на мель.

 

Коктебель, Коктебель,

прячет солнце в купель.

Коктебель

автор: Борис Бударин

 

.......................Выше в горы - ближе к Богу...

 

Не за тридевять земель,

А совсем гораздо ближе,

Расположен Коктебель,

Мой посёлок - моя ниша!

 

Пахнет розами постель,

Отражают звёзды крыши.

Мой посёлок, Коктебель,

Я во сне всё время вижу.

 

Вечно строгий Кара-Даг

Серпантина вяжет петли,

Эхом утренним в горах

Зазвучит седой Ай-Петри.

 

Увивает плющ и хмель

Стены старенького дома.

Мой посёлок - Коктебель,

Сердца сладкая истома.

 

На краю скалы стою,

Забывая про тревогу:

В этом солнечном краю,

Выше в горы - ближе к Богу!

 

... Не за тридевять земель,

Но души моей - столица!

Чудо сказка Коктебель,

Пусть она тебе приснится! 

Коктебель

автор: Дмитрий Назаров

 

Там южней таинственной Тамани,

Где взрывает море Карадаг,

Есть земля несбыточных желаний

Край, который создал добрый маг.

 

По тропе к вершинам Коктебеля

Поднимусь я к скалам детских грёз

Ни о чём, ни капли не жалея,

Там услышу, как ликует клёст…

 

Золотые аркою ворота,

Чёртов палец и уставший сфинкс

Видеть всё и чувствовать охота  -

Чудеса, божественный каприз.

 

А внизу на камнях Тихой Бухты

Загорает,  нежится народ.

В изобилии съедая фрукты

И вино, не меря, сладко пьёт.

 

Милондеро выдаст апиладо,

Пара прошагает алгоритм,

Фестивальный джаз проходит рядом, 

Берег полон музыкой без рифм.

 

А чуть дальше, за ручьем нудисты

Поглощают телом небеса - 

Скрытые эксгибиционисты

Принуждают отводить глаза.

 

На холмы, посадки винограда,

Можжевеловый, почтенный лес,

Мир природы значимей разврата,

Много здесь отрадных глазу мест.

 

Искусив плоды с кустов оливы,

На  вершинах грозных янычар,

Вниз спущусь  к ручью и там у ивы

Я забуду про свою печаль. 

 

Счастлив очень я, тут был доволен…

Увидал я снова Коктебель!

Здесь я вспомнил, в детстве был как волен,

Как в душе играл весенний хмель.

Коктебелю

автор: Татьяна Березняк

 

   Богатые не ездят в Коктебель.

                  Бахыт Кенжеев

 

 

В ярких маках полей и обочин -

За окошком автобуса май.

Принимай аромат моих строчек

И меня, Коктебель, принимай!

 

И, бросаясь в объятья, тебе я

Крикну: "Здравствуй, отрада моя!".

Надо мной - небеса Коктебеля

И стрела твоя, СЮрю-Кая! 

 

Вновь объята восторга пожаром,

Вспомню я нашей дружбы я пролог:

Ковыли на Кучук-Енишаре 

Стайкой стрепетов - из-под ног!..

 

Не сдержать и дугою залива

Черноморских сирен дефиле...

Пребываю по-детски счастливой,

Возвращая обратный билет!  

Коктебель

автор: В.Апраксин

 

Чем в жизни неуютнее и горше,

Тем радостней весенняя капель...

Я вспоминаю (до костей промерзший)

В голубоватой дымке Коктебель:

 

Хрустальный блеск волны под солнцем жгучим

И Кара-Дага мрачный силуэт,

И профиль Пушкина на поднебесной круче,

И на скале Волошина портрет,

 

Холмы, омытые туманом и ветрами,

Могилу, дерево и вьющийся ковыль,

Опалы, сердолики под ногами

И в предрассветный час зеркальный штиль.

 

Когда в Москве застуженная вьюга

Меня обдаст, лицо запорошив,

Закрыв глаза, я вижу солнце Юга,

Громады скал и Голубой залив.

*** Залива моря голубая чаша...

автор: В.Апраксин

 

Залива моря голубая чаша,

Святой Грааль уставших москвичей,

Миф под луной таврических ночей,

О Коктебель! Цвети отрада наша!

 

Собравший воедино цепь холмов

И Карадага чёрную гребёнку,

Волшебный, сказочный, подобный сну ребёнка,

О Коктебель! Прекраснейший из снов!

Коктебель. Давным-давно

автор: Дина Прокофьева

 

Ах Коктебель,ах Коктебель

Небес и моря светлая пастель,

Художников,поэтов колыбель,

Встреч и разлук шальная карусель..

Волошина знакомый лик...

А в бухте яркий сердолик.,.

Его как талисман храню,

Напоминает мне он коктебельскую зарю.


Смотрите и другие материалы по теме:

ljubimaja-rodina.ru

Au jour le jour: Коктебель *

Небесные просторы и слёз морских прилив.

Здесь бушевали страсти: рождался рай земной,

И жар стихии властной стал каменной грядой.

Природы мастерская дала любви пример,
Ей гимны посвящая, явился в мир Гомер.
Дух творчества и страсти, боренья и мечты
Стал в Коктебеле частью вселенской красоты.

Волошинские тропы ведут к людским сердцам,
Поэт не слыл Эзопом и завещал векам:
«Любить и быть свободным – лишь мастеров удел»,
Он замысел природный почувствовать сумел.

И слышны в ритмах джаза окрестных гор черты,
Причудливые фразы со скалами «На ты»,
В них лава вновь клокочет, свободен её бег,
Творит свой мир, как хочет, в джазмене Человек.

30 августа 2015 г., Коктебель, фестиваль «Джаз-пати»

Виталий Алтухов

Шуршало море,
влажными губами
целуя берег,
сонный от утех.
Под ватным небом
скучных чаек стаи
не разносили
свой нахальный смех.
Шалман-сарай,
от выручки распухший,
еще не поднял
свой торговый флаг.
А в стороне,
устало-равнодушный,
пил молча воду
хмурый Карадаг.

Коктебель -2

Вячеслав Егиазаров 2

Склон Кара-Дага. Дом Поэта.
Горсть сердоликов. Море глаз.
Уже описано всё это,
наверно, миллионы раз.

Но помнить вечно не тебе ль,
как свет Селены в бухты лился,
и как любил нас Коктебель
и отпускать не торопился?

Ведь даже катер на Судак,
/куда весь люд с утра стремится!/
не мог нас заманить никак
на генуэзские бойницы…

С туристами мы песни пели,
В долину шла тропа овец,
и мы не знали в Коктебеле,
что и у счастья есть конец.

Но дух Волошина над нами
тогда взошёл, взял в оборот, -
он подхватил нас, как цунами,
и до сих пор с тобой несёт.

Дом Волошина

Геннадий Молдавский

Небеса - бескрайни,
Золотые горы,
Лес, да виноградник,
А за ними - море.

В каждом крымском месте,
Ты как будто дома,
Веет тёплый ветер,
Сладкая истома.

В Коктебель заеду,
А денёк хороший,
Поспешу к поэту -
В дом, где жил Волошин.

Дом почти на пляже,
Чайки растревожат,
Гид про жизнь расскажет,
А утрата гложет...

Дом-музей Волошина в Коктебеле

Дина Байтер

Дом-корабль, лаванды ароматы,
Запах моря, тени, полусвет...
Оказавшись за резной оградой,
Как поверить, что поэта нет?
Как смириться с жаркой белизною
И с музейной пылью хрупких стен,
С фотографиями, рамками, доскою
И с цветами, источающими тлен...
Алебастровая древняя царица!
Как ты можешь улыбаться в эту ночь!?
Разве ты не видишь наши лица?
Пощади! Не удаляйся прочь!..
Расскажи о таинствах Поэта,
Разомкни застывшие уста!
Ты, испившая его потоки света
Ставшая, как девочка, чиста,
Обернись,сними свои покровы,
Мраморное покажи лицо,
Не смотри застыло и сурово-
Вот ладонь,..венерино кольцо!..
Слиты мы в одно с тобой навечно
В лунных Коктебельских вечерах.
Мы юны, прекрасны и беспечны,
Нам неведомы тоска,печаль и страх

Коктебель. dream

Дмитрий Растаев

А не стать ли и мне заливным коктебельским бродягой,
жить под небом отборным и пробовать море на вкус,
ветер гривой ловить и питаться всевышнею влагой,
знать названия звёзд и держать с ними тайный союз?

Что столица с её равнодушно-удушливым соло -
у столицы всегда для тебя метроном в рукаве -
что витрины, метро, километры газетного сора,
если ветер и море в твоей говорят голове!

А закроешь глаза - и услышишь, как в древнюю воду
входит новенький бог, и куда-то идёт по воде...
Кто на власть и бабло променял высоту и свободу,
тот не будет судим, но и Бога не встретит нигде.

Бьётся солнечный шмель о края киммерийской панамы.
Из пустой чайханы сладко тянет живым холодком.
И о вечном опять тарахтят на аллеях там-тамы.
И никто...
никого...
никогда...
никому...
ни о ком...

Коктебель

Игорь Гладков

В розовой дымке крымские горы,
Сонное море, светлая даль,
Южное солнце выходом скорым,
Сдёрнет прохладного утра вуаль!

Встанет над бухтой, морем умытой,
Ветром играя, тёплой волной,
И на матрасе кем-то забытом,
Гонит по морю полуденный зной,

В красках заката крымские горы,
Синее небо, запах костра,
Лёгкое облако белым узором,
Ляжет на море спать до утра.

Коктебель

Игорь Шимановский 2


У подножья Кара-Дага
Дней счастливая ватага
начинается
Как в чудесной, доброй сказке
Люди здесь снимают маски,
улыбаются.

Приезжайте в Лукоморье!
На заре у кромки моря
всё случается…
Здесь с «куриными богами»,
Что в достатке под ногами,
всё сбывается.

Не говори, послушай волн шептание
И тишину до утренней зари,
Не говори, что завтра расставание,
Не говори пока, не говори…

Край невиданного дива,
Тут таинственно красивы
скалы вечные.
Как гирлянды звёзды зримы,
Их пути неповторимы,
бесконечные.

Приезжайте в лукоморье,
Отдохнуть у кромки моря,
в несказанный рай!
Пусть душа поёт, смеётся,
Вам с любовью отзовётся
Крым - волшебный край.

Не говори, послушай волн шептание
И тишину до утренней зари.
Не говори, что завтра расставание,
Не говори пока, не говори…

У подножья Кара-Дага
Дней счастливая ватага
начинается…

Коктебель

Ирина Ютяева

Степи неспешно дымятся,
В травах - немолчные трели.
Как хорошо затеряться
В синих горах Коктебеля!
Стать бы лозой виноградной,
Свежие вырастить листья,
Чтобы в их тени прохладной
Бухли лиловые кисти.
Горы взмахнули крылами,
Точно могучие птицы.
Как не сравнить их с орлами?
Как в них тотчас не влюбиться?
Низко, у самых подножий,
Соли озёр забелели.
Нет мне на свете дороже
Дымчатых гор Коктебеля!

Коктебель

Наталья Мазур 2

Какой чудесный уголок,
природы дивное созданье!
Ласкает нежно ветерок,
С гор опустился на свиданье.
Морская гладь и горизонт,
Весь в виноградниках уснувший,
Холмов пустынных странный фронт,
Таит секрет он дней минувших.
Кара - бурун, и Кара-даг,
Скала ,что Парусом зовется,
Создал здесь много мудрый маг,
Что в сердце каждом унесется.
Крым, Коктебель-страна в стране,!
Шайтан - капу зовет и манит,
Пейзаж ночной, как на луне,
Здесь горный дух и море правит!

Коктебель

Нахабинский

Коктебель невозможен без солнца,
И говаривают старики:
Оттого там царит бессонница
И нашёптываются стихи.

Там, в горах, искусства заложники,
Коль находит на них вдруг блажь,
Облепляют склоны художники,
Завлекая в свой вернисаж.

В Коктебеле с вином и красками
Каждый гость поневоле знаком,
Там коньяк запивают сказками
И закусывают стихом.

Там всё взору и сердцу мило,
Красотой пьянит Коктебель,
И Волошинскую могилу
Он качает, как колыбель.

В Коктебель

Наталья Колмогорова


…А бросить всё и смыться в Коктебель,
Где сам Волошин рисовал пейзажи,
И, завершив земную канитель,
Стать местной чайкой на песчаном пляже;

Кормиться с рук у голой детворы
И лёгкий бриз ловить у кромки зноя…
Мне Коктебеля белые дворы
Приснились этой ветреной зимою.

Мне поселиться б раз и навсегда
Среди собратьев по перу и песне;
И чтоб не вопреки - благодаря -
Я состоялась в коктебельской пьесе,

Написанной волошинской рукой,
Где после эпилога - многоточье…
Всё также берег потчует прибой,
И время шелестит в часах песочных.
Я к тебе приеду, Коктебель!

Наталья Колмогорова


Берег Крыма… Белый Коктебель,
Море в ослепительной кольчуге.
Я пришла за тридевять земель
В край, где бриз по улицам кочует.

Россыпь гальки… Горный монолит,
А в душе от восхищенья немо!
И причал, как старый дед скрипит,
А над ним, как парус, реет небо.

Город-миф…Я пью его коктейль
Там, где виноград под крышей вьётся.
Я к тебе приеду, Коктебель,
Через год, когда просохнут вёсла.
Коктебель


Светлана Клинушкина-Кутепова


Здесь, где ветер, где степь и горы,
где простор, где чиста земля,
обезлюдевший берег море
накрывает собой, бурля -
и на сушу выносит утро
под звучанье небесных лир!..
Здесь нетронут покой - как будто
только-только родился мир!..
Здесь теряются все потери,
здесь приемлешь любой удел...
Здесь стоит этот светлый терем,
о котором Высоцкий пел!
Музу терем манил безумно -
и свободный рождался стих!
И хозяин -- большой и шумный -
временами был мал и тих...
Так и вижу: перо, бумага -
и ПОЭТ, что над ней склонён...
Даже сумрачным Карадагом
был Волошин запечатлён!
Окрылённый мечтой заветной,
сбросив гнёт городских палат,
он построил свой терем светлый -
и с тех пор там живёт талант!
...Как сейчас он со мною ласков,
опустевший вдруг Коктебель!
О, мой Крым! Ты - земная сказка,
вдохновения колыбель!

Максимилиан Волошин, Коктебель


Сергей Прилуцкий


Полынный запах, треск цикад.
В Крыму так жарко-золотисто
С пропылено-мирских услад
Для вездесущего туриста!

На киммерийском берегу
У Коктебельского залива
Построено, где Карадаг,
И Максимилиана диво.

Морская гладь, высоты гор,
На крыше ровная площадка,
С которой звёзд большой обзор -
Идей создания разгадка.

Волошин обладал сполна
Спокойствием, душевной силой,
Энциклопедией ума
Как сопричастный к музе мира.

Перо, бумага, краски, кисть -
Вот минимальная основа
Ему нанизывать на нить
Сюжеты слов, души полотна.

Он говорящий глаз, творец
В ком образ заплетает мысли.
Так продолжается конец
С начала, образуя брызги.

Коктебелю

Татьяна Березняк

Богатые не ездят в Коктебель.
                        Бахыт Кенжеев

Полыхает, как маки обочин,
За окошком автобуса май.
Принимай аромат моих строчек
И меня, Коктебель, принимай!

И, бросаясь в объятья, тебе я
Крикну: "Здравствуй, отрада моя!".
Надо мной - небеса Коктебеля
И стрела твоя, СЮрю-Кая!

Вновь объята восторга пожаром,
Нашей дружбы я помню пролог:
Ковыли на Кучук-Енишаре
Стайкой стрепетов - из-под ног!..

Не сдержать и дугою залива
Черноморских сирен дефиле...
Пребываю по-детски счастливой,
Возвращая обратный билет!

В Коктебеле

Татьяна Головизнина

В Коктебеле море лижет,
Собачонкою игривой,
Золоченых ножек оттиск,
Что прошли здесь торопливо.
Ты бежала на свиданье
К теням прошлого под вечер.
Там Ахматова, однажды,
Обняла тебя за плечи.
Там, к Волошину спеша
(По перилам ручка птицей),
Ты споткнулась. Чуть дыша,
Щеки алою зарницей,
Слабо вымолвила "ах"...
Пред тобой она - Марина.
Губы - милость. В платье длинном.
Снизошла, стояли рядом.
И друг друга понимали
С полуслова, полувзгляда.
Поезд увезет из сказки,
Образы в стихи прольются
И однажды в зимний вечер
Тихим всплеском отзовутся.

Волошину

Татьяна Парусникова

Над Киммерией дует ветер
и горизонт над морем мглист.
Максимильяна образ светел
и в свете солнечном - лучист.
Волошина сама природа
Тавриды изваяла лик.
На фоне алого восхода
он пика звёздного достиг.
Он страж утёсов Кара-Дага,
он в тайны древние проник.
Его холстов морская влага
коснулась. Дух холмов приник
к его картинам. И навеки
природы смог живую нить,
холмы и горы, море, реки
в любви своей соединить.

Дорога в Коктебель

Татьяна Парусникова

Дороги серпантин
Нас в Коктебель ведёт.
Изящество картин -
Здесь каждый поворот:

То вверх, то круто вниз,
То радость, то печаль,
То пропасть, то карниз,
Магнитом манит даль,

Воздушность облаков,
Нагроможденье туч,
Покатость берегов
Пронзает солнца луч.

Жемчужная волна -
Живая акварель.
Холмистая страна
Грёз наших - Коктебель

В Коктебеле


Филатова Наталия Олеговна


Здесь звуки через край!
И музы ласковы...
И что ни заиграй, -
играет красками!

И что ты ни запой, -
волной подхвачено.
Что будет петь прибой,
всё станет значимым!

И с галькой круглою,
пускай с горошину,
идём мы, смуглые,
тропой Волошина...

Коктебель

Филатова Наталия Олеговна

Давно остыла колыбель,-
ты стала юной.
И ты стремишься в Коктебель
и рвутся струны...

И рвется ветер за окном
к скале Девичьей.
Перевернет судьбу вверх дном
друзей двуличье!

И в полдень потемнеет вдруг,
полнеба смоет.
Излом лебяжьих тонких рук
волной накроет...

Холодной будет колыбель
и неуютной!
Всплакнет веселый Коктебель
в тоске минутной...

Коктебель

Юлия Зазимко

Плывем мимо скал Карадага
И мимо нависшей грозы,
Мне моря соленая влага
Как след от счастливой слезы.

Крик чаячий нервно всполошен,
В стих впаяны глыбы веков.
Огромен прекрасный Волошин
На фоне седых облаков.

Плывем мы, а волны качают
Корабль наш как колыбель,
И тает вдали, тихо тает
Его золотой Коктебель.

Дом Волошина в Коктебеле

Юрий Козлов

Живописец и поэт Волошин
Выстроил с изящной простотой
Дом просторный с мастерской хорошей -
Памятник, эпохи славной той.

Возведён под чарами Минервы,
Аполлона и прекрасных муз,
Стал поэтам дом приютом верным,
Осенив прекрасный их союз.

Коктебель, ты для эстетов - Мекка,
Огонек, чей светит - не погас…
Колыбель «Серебряного века»,
Киммерийский Геликон, Парнас.

Место встреч и дружеских объятий,
Творческих турниров меж собой.
Здесь бывали Гумилёв, Замятин,
Мандельштам, Цветаева, Толстой…

И теперь в Волошинском музее,
Как и много, много лет назад
Атмосфера всех пришедших греет -
Отзывы об этом говорят.

veravverav.blogspot.com

Максимилиан Волошин - Коктебель: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Как в раковине малой — Океана
Великое дыхание гудит,
Как плоть её мерцает и горит
Отливами и серебром тумана,
А выгибы её повторены
В движении и завитке волны, —
Так вся душа моя в твоих заливах,
О, Киммери́и тёмная страна,
Заключена и преображена.

С тех пор как отроком у молчаливых
Торжественно-пустынных берегов
Очнулся я — душа моя разъялась,
И мысль росла, лепилась и ваялась
По складкам гор, по выгибам холмов.
Огнь древних недр и дождевая влага
Двойным резцом ваяли облик твой, —
И сих холмов однообразный строй,
И напряжённый пафос Карадага,
Сосредоточенность и теснота
Зубчатых скал, а рядом широта
Степных равнин и мреющие дали
Стиху — разбег, а мысли — меру дали.
Моей мечтой с тех пор напоены
Предгорий героические сны
И Коктебеля каменная грива;
Его полынь хмельна моей тоской,
Мой стих поёт в волнах его прилива,
И на скале, замкнувшей зыбь залива,
Судьбой и ветрами изваян профиль мой.

Анализ стихотворения «Коктебель» Волошина

Произведение «Коктебель» Максимилиана Александровича Волошина – и очередная страница цикла о мифической Киммерии, и раздумья о собственном творческом пути.

Стихотворение датируется июнем 1918 года. Поэту в эту пору чуть за сорок, еще здравствует его мать, главная распорядительница дома в Коктебеле, привечавшего множество людей, связанных с искусством. Еще в прошлом году здесь побывали О. Мандельштам, М. Цветаева с мужем (последняя хотела остаться в Крыму, отправилась за детьми в Москву, но безопасных путей возврата на полуостров уже не было). Сам поэт в то переломное время не оставляет ни поэзию, ни занятия живописью, ему даже удается издать новый сборник стихов. Приглашают его и как лектора, и чтеца. Впереди – осмысление грозной эпохи в стихах, борьба за сохранение памятников искусства и частных собраний, помощь гонимым, раненым, побежденным – и белым, и красным. В жанровом отношении – пейзажная лирика с философским подтекстом, по размеру – двусложник с опоясывающей и парной рифмовкой, 2 строфы. Интонация торжественная, звучная. Лирический герой – сам покоренный «темной страной» автор. Первая строфа – филигранное описание мерцающей раковины. Россыпь средств выразительности: сравнение души и одушевленной раковины, метафора (дыхание Океана), анафора (как), апострофа (О, Киммерии), гармоническая звукопись, клятва в верности, взгляд на великое в малом, античность духа стихотворения. Вторая строфа словно льется, огибая берега, холмы и дали. Индивидуально-авторский эпитет: торжественно-пустынных. Инверсия: очнулся я. Мотив сна и пробуждения жизненных и творческих сил лишь в окруженье «зубчатых скал». Возвышенная лексика органично вписывается в ткань произведения. Устаревшие слова: огнь, сих. Перечислительная градация: росла, лепилась, ваялась. Лексические повторы. Игра слов: дали. Первобытность этой земли завораживает поэта. Ненавязчивая детальность в описании южного побережья Крыма. Собственно, он смотрит на окрестности глазами не только поэта, но и художника. Пышные эпитеты: героических, напряженный, древних. Он чувствует вневременную связь с Коктебелем, домом своей души, источником вдохновения. Метафора: хмельна тоской. «Изваян профиль мой»: действительно, на скале Карадага можно различить неизменно узнаваемый ценителями творчества М. Волошина характерный профиль.

Ощущение духовной связи с крымской землей – лейтмотив лирического стихотворения «Коктебель» М. Волошина.

rustih.ru

Стихи М. Волошина о Карадаге. (сб. Киммерийская весна)


* * *

Старинным золотом и желчью напитал
Вечерний свет холмы. Зардели красны, буры
Клоки косматых трав, как пряди рыжей шкуры.
В огне кустарники и воды как металл.

А груды валунов и глыбы голых скал
В размытых впадинах загадочны и хмуры,
В крылатых сумерках - намеки и фигуры...
Вот лапа тяжкая, вот челюсти оскал,

Вот холм сомнительный, подобный вздутым ребрам.
Чей согнутый хребет порос, как шерстью, чобром?
Кто этих мест жилец: чудовище? титан?

Здесь душно в тесноте... А там - простор, свобода,
Там дышит тяжело усталый Океан
И веет запахом гниющих трав и иода.

1907, Коктебель


* * *

Зеленый вал отпрянул и пугливо
Умчался вдаль, весь пурпуром горя...
Над морем разлилась широко и лениво
Певучая заря.

Живая зыбь как голубой стеклярус.
Лиловых туч карниз.
В стеклянной мгле трепещет серый парус.
И ветр в снастях повис.
* * *

Пустыня вод... С тревогою неясной
Толкает челн волна.
И распускается, как папоротник прекрасный,
Зловещая луна.

И день и ночь шумит угрюмо,
И день, и ночь на берегу
Я бесконечность стерегу
Средь свиста, грохота и шума.

Когда ж зеркальность тишины
Сулит обманную беспечность,
Сквозит двойная бесконечность
Из отраженной глубины.

Карадаг

Над чернозолотым стеклом
Струистым бередя веслом
Узоры зыбкого молчанья,
Беззвучно оплыви кругом
Сторожевые изваянья,
Войди под стрельчатый намет,
И пусть душа твоя поймет
Безвыходность слепых усилий
Титанов, скованных в гробу,
И бред распятых шестикрылий
Окаменелых Керубу.
Спустись в базальтовые гроты,
Вглядись в провалы и пустоты,
Похожие на вход в Аид...
Прислушайся, как шелестит
В них голос моря безысходней,
Чем плач теней... И над кормой
Склонись, тревожный и немой,
Перед богами преисподней...
...Потом плыви скорее прочь.
Ты завтра вспомнишь только ночь,
Столпы базальтовых гигантов,
Однообразный голос вод
И радугами бриллиантов
Переливающийся свод.

17 июня 1918
Над зыбкой рябью вод встает из глубины
Пустынный кряж земли: хребты скалистых гребней,
Обрывы черные, потоки красных щебней –
Пределы скорбные незнаемой страны.

Я вижу грустные, торжественные сны –
Заливы гулкие земли глухой и древней,
Где в поздних сумерках грустнее и напевней
Звучат пустынные гекзаметры волны.

И парус в темноте, скользя по бездорожью,
Трепещет древнею, таинственною дрожью
Ветров тоскующих и дышащих зыбей.

Путем назначенным дерзанья и возмездья
Стремит мою ладью глухая дрожь морей,
И в небе теплятся лампады Семизвездья.

MARE INTERNUM

Я - солнца древний путь от красных скал Тавриза
До темных врат, где стал Гераклов град - Кадикс.
Мной круг земли омыт, в меня впадает Стикс,
И струйный столб огня на мне сверкает сизо.

Вот рдяный вечер мой: с зубчатого карниза
Ко мне склонился кедр и бледный тамариск.
Широко шелестит фиалковая риза,
Заливы черные сияют, как оникс.

Люби мой долгий гул, и зыбких взводней змеи,
И в хорах волн моих напевы Одиссеи.
Вдохну в скитальный дух я власть дерзать и мочь,
И обоймут тебя в глухом моем просторе
И тысячами глаз взирающая Ночь,
И тысячами уст глаголящее Море.

Коктебель

Как в раковине малой - Океана
Великое дыхание гудит,
Как плоть ее мерцает и горит
Отливами и серебром тумана,
А выгибы ее повторены
В движении и завитке волны, -
Так вся душа моя в твоих заливах,
О, Киммерии темная страна,
Заключена и преображена.

С тех пор как отроком у молчаливых
Торжественнопустынных берегов
Очнулся я, душа моя разъялась,
И мысль росла, лепилась и ваялась
По складкам гор, по выгибам холмов,
Огнь древних недр и дождевая влага
Двойным резцом ваяли облик твой, -
И сих холмов однообразный строй,
И напряженный пафос Карадага,
Сосредоточенность и теснота
Зубчатых скал, а рядом широта
Степных равнин и млеющие дали

Стиху - разбег, а мысли - меру дали.
Моей мечтой с тех пор напоены
Предгорий героические сны
И Коктебеля каменная грива;
Его полынь хмельна моей тоской,
Мой стих поет в волнах его прилива,
И на скале, замкнувшей зыбь залива,
Судьбой и ветрами изваян профиль мой.

6 июня 1918

* * *

...И мир, как море пред зарею,
И я иду по лону вод,
И подо мной и надо мною
Трепещет звездный небосвод...

1902

* * *

Дрожало море вечной дрожью
Из тьмы пришедший синий вал
Победной пеной потрясал,
Ложась к гранитному подножью,
Звенели звезды, пели сны...
Мой дух прозрел под шум волны!

1904

Сквозь сеть алмазную зазеленел восток.
Вдаль по земле, таинственной и строгой,
Лучатся тысячи тропинок и дорог.
О, если б нам пройти чрез мир одной дорогой!

Все видеть, все понять, все знать, все пережить,
Все формы, все цвета вобрать в себя глазами.
Пройти по всей земле горящими ступнями,
Все воспринять и снова воплотить.
1903 или 1904

Дом поэта.
Дверь отперта. Переступи порог.
Мой дом раскрыт навстречу всех дорог.
В прохладных кельях, беленных известкой,
Вздыхает ветр, живет глухой раскат
Волны, взмывающей на берег плоский,
Полынный дух и жесткий треск цикад.
А за окном расплавленное море
Горит парчой в лазоревом просторе.
Окрестные холмы вызорены
Колючим солнцем. Серебро полыни
На шиферных окалинах пустыни
Торчит вихром косматой седины.
Земля могил, молитв и медитаций —
Она у дома вырастила мне
Скупой посев айлантов и акаций
В ограде тамарисков. В глубине
За их листвой, разодранной ветрами,
Скалистых гор зубчатый окоем
Замкнул залив Алкеевым стихом,
Асимметрично-строгими строфами.
Здесь стык хребтов Кавказа и Балкан,
И побережьям этих скудных стран
Великий пафос лирики завещан
С первоначальных дней, когда вулкан
Метал огонь из недр глубинных трещин
И дымный факел в небе потрясал.
Вон там — за профилем прибрежных скал,
Запечатлевшим некое подобье
(Мой лоб, мой нос, ощечье и подлобье),
Как рухнувший готический собор,
Торчащий непокорными зубцами,
Как сказочный базальтовый костер,
Широко вздувший каменное пламя, —
Из сизой мглы, над морем вдалеке
Встает стена... Но сказ о Карадаге
Не выцветить ни кистью на бумаге,
Не высловить на скудном языке.
Я много видел. Дивам мирозданья
Картинами и словом отдал дань...
Но грудь узка для этого дыханья,
Для этих слов тесна моя гортань.
Заклепаны клокочущие пасти.
В остывших недрах мрак и тишина.
Но спазмами и судорогой страсти
Здесь вся земля от века сведена.
И та же страсть и тот же мрачный гений
В борьбе племен и в смене поколений.
Доселе грезят берега мои
Смоленые ахейские ладьи,
И мертвых кличет голос Одиссея,
И киммерийская глухая мгла
На всех путях и долах залегла,
Провалами беспамятства чернея.
Наносы рек на сажень глубины
Насыщены камнями, черепками,
Могильниками, пеплом, костяками.
В одно русло дождями сметены
И грубые обжиги неолита,
И скорлупа милетских тонких ваз,
И позвонки каких-то пришлых рас,
Чей облик стерт, а имя позабыто.
Сарматский меч и скифская стрела,
Ольвийский герб, слезница из стекла,
Татарский глёт зеленовато-бусый
Соседствуют с венецианской бусой.
А в кладке стен кордонного поста
Среди булыжников оцепенели
Узорная арабская плита
И угол византийской капители.
Каких последов в этой почве нет
Для археолога и нумизмата —
От римских блях и эллинских монет
До пуговицы русского солдата.
Здесь, в этих складках моря и земли,
Людских культур не просыхала плесень —
Простор столетий был для жизни тесен,
Покамест мы — Россия — не пришли.
За полтораста лет — с Екатерины —
Мы вытоптали мусульманский рай,
Свели леса, размыкали руины,
Расхитили и разорили край.
Осиротелые зияют сакли;
По скатам выкорчеваны сады.
Народ ушел. Источники иссякли.
Нет в море рыб. В фонтанах нет воды.
Но скорбный лик оцепенелой маски
Идет к холмам Гомеровой страны,
И патетически обнажены
Ее хребты и мускулы и связки.
Но тени тех, кого здесь звал Улисс,
Опять вином и кровью напились
В недавние трагические годы.
Усобица и голод и война,
Крестя мечом и пламенем народы,
Весь древний Ужас подняли со дна.
В те дни мой дом — слепой и запустелый —
Хранил права убежища, как храм,
И растворялся только беглецам,
Скрывавшимся от петли и расстрела.
И красный вождь, и белый офицер —
Фанатики непримиримых вер —
Искали здесь под кровлею поэта
Убежища, защиты и совета.
Я ж делал всё, чтоб братьям помешать
Себя — губить, друг друга — истреблять,
И сам читал — в одном столбце с другими
В кровавых списках собственное имя.
Но в эти дни доносов и тревог
Счастливый жребий дом мой не оставил:
Ни власть не отняла, ни враг не сжег,
Не предал друг, грабитель не ограбил.
Утихла буря. Догорел пожар.
Я принял жизнь и этот дом как дар
Нечаянный — мне вверенный судьбою,
Как знак, что я усыновлен землею.
Всей грудью к морю, прямо на восток,
Обращена, как церковь, мастерская,
И снова человеческий поток
Сквозь дверь ее течет, не иссякая.
Войди, мой гость: стряхни житейский прах
И плесень дум у моего порога...
Со дна веков тебя приветит строго
Огромный лик царицы Таиах.
Мой кров — убог. И времена — суровы.
Но полки книг возносятся стеной.
Тут по ночам беседуют со мной
Историки, поэты, богословы.
И здесь — их голос, властный, как орган,
Глухую речь и самый тихий шепот
Не заглушит ни зимний ураган,
Ни грохот волн, ни Понта мрачный ропот.
Мои ж уста давно замкнуты... Пусть!
Почетней быть твердимым наизусть
И списываться тайно и украдкой,
При жизни быть не книгой, а тетрадкой.
И ты, и я — мы все имели честь
«Мир посетить в минуты роковые»
И стать грустней и зорче, чем мы есть.
Я не изгой, а пасынок России.
Я в эти дни ее немой укор.
И сам избрал пустынный сей затвор
Землею добровольного изгнанья,
Чтоб в годы лжи, паденья и разрух
В уединеньи выплавить свой дух
И выстрадать великое познанье.
Пойми простой урок моей земли:
Как Греция и Генуя прошли,
Так минет всё — Европа и Россия.
Гражданских смут горючая стихия
Развеется... Расставит новый век
В житейских заводях иные мрежи...
Ветшают дни, проходит человек.
Но небо и земля — извечно те же.
Поэтому живи текущим днем.
Благослови свой синий окоем.
Будь прост, как ветр, неистощим, как море,
И памятью насыщен, как земля.
Люби далекий парус корабля
И песню волн, шумящих на просторе.
Весь трепет жизни всех веков и рас
Живет в тебе. Всегда. Теперь. Сейчас.
25 декабря 1926
КАРАДАГ

1

Преградой волнам и ветрам
Стена размытого вулкана,
Как воздымающийся храм,
Встает из сизого тумана.
По зыбям меркнущих равнин,
Томимым неуемной дрожью,
Направь ладью к ее подножью
Пустынным вечером — один.
И над живыми зеркалами
Возникнет темная гора,
Как разметавшееся пламя
Окаменелого костра.
Из недр изверженным порывом,
Трагическим и горделивым,
Взметнулись вихри древних сил —
Так в буре складок, в св

astra-ra.livejournal.com

Стихотворение «Стихи о Коктебеле», поэт Коростов Валерий

1

 

Одинокая лошадь на склоне холма.

В небо врезался серый хребет Кара-Дага.

И лежат в великанских ладонях дома,

в их запекшихся складках. И ветер – как сага.

 

В мягком воздухе сухо кузнечик трещит.

Даже в комнатах слышно дыхание моря.

Раскаленное солнце, поднявшись в зенит,

здесь царит, ничему не внимая, не вторя.

 

Соль горчит на губах. Закрывая глаза,

видишь: вал набегает зеленостеклянный,

разбивается в пену и катит назад

с мерным шорохом белые гладкие камни.

 

 

2

 

Бухты гладко изогнутый лук.

И на древнем лице Посейдона морщины...

Как спокоен и тих мир, лежащий вокруг!

Только чайка порою кричит без причины.

 

Феодосия брошена горстью костей

далеко-далеко и маячит сквозь дымку.

В эти дали, быть может, глядел Одиссей,

превращенный богами в царя-невидимку.

 

 

3

 

Тропинкой узенькой едва

плетешься – нет другой дороги.

Степная желтая трава,

скользя, обхватывает ноги.

 

Насторожен чертополох

с ярко-лиловыми цветками.

Наполнен морем каждый вздох,

а ум закружен облаками.

 

По рыже-огненным холмам

их тени спят, как бригантины.

Шлет алый Гелиос - вон там -

последний луч из-за вершины.

 

 

4

 

Дорога лениво петляет.

Причудливы линии крыш.

Балкончики, башенки, мальвы.

Во двориках сумрак и тишь.

 

Спиной загорелой мелькает

на лесенке кто-то витой.

И ласточки низко летают,

касаясь луны налитой.

 

Простая людская свобода!

Но сколько же нужно страдать,

чтоб эту свободу у камня,

у мертвого камня отнять!

 

 

5

 

Киммерия - древняя монета,

амфора, поднятая со дна,

Муза для художника, поэта,

спрятанная от чужих страна.

 

Ракушняк, вода и соль терпенья,

благодарность за такую ширь,

выжженное солнцем отчужденье.

Ты порой строга, как монастырь.

 

 

6

 

Спроси у белого грифона,

глядящего в морскую даль

с покрытого цветами склона,

когда вернешься ты сюда.

 

И камень на него похожий

у пальцев шевельнет прибой,

и капля на прогретой коже

соленой высохнет слезой.

 

24-30 июля 2004 года.

 

 

 

 

 

 

Кара-Даг

 

Гигантский серый стегозавр

уснул, полузарывшись в землю...

 

 

30.07.2004.

poembook.ru

Коктебель «Мария Петровых» читать стих

Когда я буду, умирая,
Вцепляться пальцами в постель,
Верни меня в предгорье рая,
Скажи мне тихо: Коктебель.

Я слабым слухом, мертвым взором
Всей горестью, любовью всей
Узнаю берег, на котором
Бродил усталый Одиссей.

Великой Мстительницы милость
Он верным сердцем призывал,
И дева светлая спустилась
На голубые глыбы скал.

Она отплыть ему велела,
Враждебный ветер укротив,
И парус он направил смело
В послушно голубой залив.

Она ж стояла здесь, блистая
Смерчем бессмертной красоты.
Кустов испуганная стая
Металась у ее пяты,

Змеенышем обвивши чресла,
Подъяв копье, щитом звеня,
Вдруг белым облаком исчезла…
Ты помнишь, Коктебель, меня…

О самом раннем знают скалы,
О бурных судоргах земли,
Когда огромные кораллы
В нее невидимо вросли,

Неукротимы, непрестанны —
Шел, верно, родовой раздор,-
В нее врубались ураганы
И там остались до сих пор.

Она собой отобразила
Как бы побоище богов,
Ее таинственная сила
Похожа на беззвучный зов,

На черновик забытый… это
Недаром кажется таким:
Сюда бог музыки и света
Огнем вписал внезапный гимн.

Как верный друг, мой спутник верный,
Как прежде нежно (помнишь как?),
Чтоб вытравились ветром скверны,
Внеси меня на Карадаг.

И перед демоном безглавым
На камни тихо положи,
Да будет вид сраженной славы
Полезен для моей души.

Но отойдем теперь скорее,
Чтоб я запомнить не могла,
Как, по лиловым дебрям рея,
Меня манила тень орла.

Я покорюсь, горя и стыня,
Что гордость наша? Скудно с ней!
Пахнула библией пустыня,
Все та ж, но жарче и древней.

О, палестинская долина,
Ответствуй мне, не по тебе ль
Шла так недавно Магдалина…
Меня ты помнишь, Коктебель?

Но мне роднее крови — море.
Дрожит мирьядами сердец
И, разгораясь в грозном споре,
Швыряет берегу венец.

Золотосиние! Поверьте,
Я вас люблю до тьмы, до дна,
Но надо мною знамя смерти,
Вода ж к умершим холодна.

В слова слагаясь еле-еле,
Шли волны голосом твоим:
Кто был однажды в Коктебеле,
Всегда томиться будет им.

Предыдущий стих - Борис Пастернак — Липовая аллея Следующий стих - Твоя судьба — мужчиной быть Стихи этого поэта:

stihi.deti.guru

Мария Петровых - Коктебель: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Когда я буду, умирая,
Вцепляться пальцами в постель,
Верни меня в предгорье рая,
Скажи мне тихо: Коктебель.

Я слабым слухом, мертвым взором
Всей горестью, любовью всей
Узнаю берег, на котором
Бродил усталый Одиссей.

Великой Мстительницы милость
Он верным сердцем призывал,
И дева светлая спустилась
На голубые глыбы скал.

Она отплыть ему велела,
Враждебный ветер укротив,
И парус он направил смело
В послушно голубой залив.

Она ж стояла здесь, блистая
Смерчем бессмертной красоты.
Кустов испуганная стая
Металась у ее пяты,

Змеенышем обвивши чресла,
Подъяв копье, щитом звеня,
Вдруг белым облаком исчезла…
Ты помнишь, Коктебель, меня…

О самом раннем знают скалы,
О бурных судоргах земли,
Когда огромные кораллы
В нее невидимо вросли,

Неукротимы, непрестанны —
Шел, верно, родовой раздор,-
В нее врубались ураганы
И там остались до сих пор.

Она собой отобразила
Как бы побоище богов,
Ее таинственная сила
Похожа на беззвучный зов,

На черновик забытый… это
Недаром кажется таким:
Сюда бог музыки и света
Огнем вписал внезапный гимн.

Как верный друг, мой спутник верный,
Как прежде нежно (помнишь как?),
Чтоб вытравились ветром скверны,
Внеси меня на Карадаг.

И перед демоном безглавым
На камни тихо положи,
Да будет вид сраженной славы
Полезен для моей души.

Но отойдем теперь скорее,
Чтоб я запомнить не могла,
Как, по лиловым дебрям рея,
Меня манила тень орла.

Я покорюсь, горя и стыня,
Что гордость наша? Скудно с ней!
Пахнула библией пустыня,
Все та ж, но жарче и древней.

О, палестинская долина,
Ответствуй мне, не по тебе ль
Шла так недавно Магдалина…
Меня ты помнишь, Коктебель?

Но мне роднее крови — море.
Дрожит мирьядами сердец
И, разгораясь в грозном споре,
Швыряет берегу венец.

Золотосиние! Поверьте,
Я вас люблю до тьмы, до дна,
Но надо мною знамя смерти,
Вода ж к умершим холодна.

В слова слагаясь еле-еле,
Шли волны голосом твоим:
Кто был однажды в Коктебеле,
Всегда томиться будет им.

rustih.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.