Стих исповедь хулигана есенина


Исповедь хулигана ~ стихотворение Сергея Есенина ~ Beesona.Ru

Не каждый умеет петь,
Не каждому дано яблоком
Падать к чужим ногам.

Сие есть самая великая исповедь,
Которой исповедуется хулиган.

Я нарочно иду нечесаным,
С головой, как керосиновая лампа, на плечах.
Ваших душ безлиственную осень
Мне нравится в потемках освещать.
Мне нравится, когда каменья брани
Летят в меня, как град рыгающей грозы,
Я только крепче жму тогда руками
Моих волос качнувшийся пузырь.

Так хорошо тогда мне вспоминать
Заросший пруд и хриплый звон ольхи,
Что где-то у меня живут отец и мать,
Которым наплевать на все мои стихи,
Которым дорог я, как поле и как плоть,
Как дождик, что весной взрыхляет зеленя.
Они бы вилами пришли вас заколоть
За каждый крик ваш, брошенный в меня.

Бедные, бедные крестьяне!
Вы, наверно, стали некрасивыми,
Так же боитесь бога и болотных недр.
О, если б вы понимали,
Что сын ваш в России
Самый лучший поэт!
Вы ль за жизнь его сердцем не индевели,
Когда босые ноги он в лужах осенних макал?
А теперь он ходит в цилиндре
И лакированных башмаках.

Но живёт в нём задор прежней вправки
Деревенского озорника.
Каждой корове с вывески мясной лавки
Он кланяется издалека.
И, встречаясь с извозчиками на площади,
Вспоминая запах навоза с родных полей,
Он готов нести хвост каждой лошади,
Как венчального платья шлейф.

Я люблю родину.
Я очень люблю родину!
Хоть есть в ней грусти ивовая ржавь.
Приятны мне свиней испачканные морды
И в тишине ночной звенящий голос жаб.
Я нежно болен вспоминаньем детства,
Апрельских вечеров мне снится хмарь и сырь.
Как будто бы на корточки погреться
Присел наш клен перед костром зари.
О, сколько я на нем яиц из гнезд вороньих,
Карабкаясь по сучьям, воровал!
Все тот же ль он теперь, с верхушкою зеленой?
По-прежнему ль крепка его кора?

А ты, любимый,
Верный пегий пес?!
От старости ты стал визглив и слеп
И бродишь по двору, влача обвисший хвост,
Забыв чутьем, где двери и где хлев.
О, как мне дороги все те проказы,
Когда, у матери стянув краюху хлеба,
Кусали мы с тобой ее по разу,
Ни капельки друг другом не погребав.

Я все такой же.
Сердцем я все такой же.
Как васильки во ржи, цветут в лице глаза.
Стеля стихов злаченые рогожи,
Мне хочется вам нежное сказать.

Спокойной ночи!
Всем вам спокойной ночи!
Отзвенела по траве сумерек зари коса...
Мне сегодня хочется очень
Из окошка луну............

Синий свет, свет такой синий!
В эту синь даже умереть не жаль.
Ну так что ж, что кажусь я циником,
Прицепившим к заднице фонарь!
Старый, добрый, заезженный Пегас,
Мне ль нужна твоя мягкая рысь?
Я пришел, как суровый мастер,
Воспеть и прославить крыс.
Башка моя, словно август,
Льется бурливых волос вином.

Я хочу быть желтым парусом
В ту страну, куда мы плывём.

Количество просмотров: 313
Количество комментариев: 0
Опубликовано: 29.09.2016

www.beesona.ru

Исповедь хулигана - стихи Есенина

Не каждый умеет петь, Не каждому дано яблоком Падать к чужим ногам. Сие есть самая великая исповедь, Которой исповедуется хулиган. Я нарочно иду нечесаным, С головой, как керосиновая лампа, на плечах. Ваших душ безлиственную осень Мне нравится в потемках освещать. Мне нравится, когда каменья брани Летят в меня, как град рыгающей грозы, Я только крепче жму тогда руками Моих волос качнувшийся пузырь. Так хорошо тогда мне вспоминать Заросший пруд и хриплый звон ольхи, Что где-то у меня живут отец и мать, Которым наплевать на все мои стихи, Которым дорог я, как поле и как плоть, Как дождик, что весной взрыхляет зеленя. Они бы вилами пришли вас заколоть За каждый крик ваш, брошенный в меня. Бедные, бедные крестьяне! Вы, наверно, стали некрасивыми, Так же боитесь бога и болотных недр. О, если б вы понимали, Что сын ваш в России Самый лучший поэт! Вы ль за жизнь его сердцем не индевели, Когда босые ноги он в лужах осенних макал? А теперь он ходит в цилиндре И лакированных башмаках. Но живёт в нём задор прежней вправки Деревенского озорника. Каждой корове с вывески мясной лавки Он кланяется издалека. И, встречаясь с извозчиками на площади, Вспоминая запах навоза с родных полей, Он готов нести хвост каждой лошади, Как венчального платья шлейф. Я люблю родину. Я очень люблю родину! Хоть есть в ней грусти ивовая ржавь. Приятны мне свиней испачканные морды И в тишине ночной звенящий голос жаб. Я нежно болен вспоминаньем детства, Апрельских вечеров мне снится хмарь и сырь. Как будто бы на корточки погреться Присел наш клен перед костром зари. О, сколько я на нем яиц из гнезд вороньих, Карабкаясь по сучьям, воровал! Все тот же ль он теперь, с верхушкою зеленой? По-прежнему ль крепка его кора? А ты, любимый, Верный пегий пес?! От старости ты стал визглив и слеп И бродишь по двору, влача обвисший хвост, Забыв чутьем, где двери и где хлев. О, как мне дороги все те проказы, Когда, у матери стянув краюху хлеба, Кусали мы с тобой ее по разу, Ни капельки друг другом не погребав. Я все такой же. Сердцем я все такой же. Как васильки во ржи, цветут в лице глаза. Стеля стихов злаченые рогожи, Мне хочется вам нежное сказать. Спокойной ночи! Всем вам спокойной ночи! Отзвенела по траве сумерек зари коса... Мне сегодня хочется очень Из окошка луну............ Синий свет, свет такой синий! В эту синь даже умереть не жаль. Ну так что ж, что кажусь я циником, Прицепившим к заднице фонарь! Старый, добрый, заезженный Пегас, Мне ль нужна твоя мягкая рысь? Я пришел, как суровый мастер, Воспеть и прославить крыс. Башка моя, словно август, Льется бурливых волос вином. Я хочу быть желтым парусом В ту страну, куда мы плывём.

1920

istihi.ru

Исповедь хулигана ~ Поэзия (Матерные стихи)


Мне сегодня хочется очень
Из окошка луну обоссать
С. Есенин

Какой –то я фальшивый стал…
Воспринимаю все серьезно
И если б раньше я…. послал,
Теперь воспринимаю все, чуть ли, не слезно
Вот и матерится перестал ….
И дуракам давать я в грушу.
Я даже с мыслью переспал,
что паинька я, душка,
похож на девушку.
До дефлорации , -эмоций концентрации
Все ! Блин, сменю подушку.
А то от мозгов к подушке
Идет трансплантация.
А я хочу ругаться матом,
м-а-а-том….
Стою в углу
и терпеливо жду,
Когда ж наступит час зарплаты.
Ругаться матом
в день зарплаты
Традиция в России
испокон веков.
Зарплата!
О ! Как здорово!
А почему же, блин, так малооо...
Отвечайте???
Я терпеливо жду!!!
А может всех послать в п@у!
Какая ж скука!
Сука!
Зарплата маленькая, скука!
Наполню легкие я матом…
как ветром паруса.
А ну-ка, ну-ка…
проба пера.
Вот б@ь!
Вы что там, суки? Охерели,
в самом деле.
Да нет… не разучился… вроде
Ура! Прошла успешно проба!
Россия!
Пошлю ее по матери
до гроба!
В утробу!
В Россию душу-мать!
До следующей зарплаты
мне занимать???
мать-мать-мать!!!
Ах, это эхо…
Россия, б@ь!!
Да пошла ты в Думу!
Ооо! Блаженствооо!
Помнят! Помнят! Губы-то…
губенки.
Вот это кайф!
Вот это лайф!
Вот это…
-Мужчина, передайте сдачу
-Ага, щас захерачу
?????!!!!!
-Ты, это щас кому сказал,
вот это слово… ааа?
Ну, ты… ну, ты… ну, ты.. О, рожа!
Какое слово, мне сказать? Какое….?
О! как же … мне ху…
плохо.
Люди, помогите!!!
слово подобрать…
на мать.
мне в сквернословном гите.
Мужик! Постой
ты знаешь кто…
Ну плавает еще…
коричневое,
как чебурашка.
Ты, ты
Какашка!
Ну, ничего себе… Это я сказал?
Ну, я … дурашка!
Опять? Вот б…!
А цветы в руке?
зачем они мне?
Ненавижу!
Я выхода не вижу…
Наверное,
надо мной
природа
ставит
свои бесчеловечные эксперименты
«Любви моменты».
За извержение из моего рта
экскримента.
Ну, что же?
Язык не поворачивается
он распух!
И слезы наворачиваются
Во! Я припух!
И сердце жмет от
ничего- и никого- не-посылания.
Пусты мои страдания!
Умру от недопонимания.
Ребята, все! Хорош!
Даю обет молчания,
хош, не хош!
А на прощанье я всажу…
скажу,
Как бы по морде кирпичом
Вот, если ты, дурак,
то тут Россия
не при чем!

www.chitalnya.ru

Стих Исповедь хулигана - Сергей Есенин: читать текст онлайн

Стихи » Сергей Есенин » Стих Исповедь хулигана

В PDF форматеРаспечатать

Не каждый умеет петь,
Не каждому дано яблоком
Падать к чужим ногам.

Сие есть самая великая исповедь,
Которой исповедуется хулиган.

Я нарочно иду нечесаным,
С головой, как керосиновая лампа, на плечах.
Ваших душ безлиственную осень
Мне нравится в потемках освещать.
Мне нравится, когда каменья брани
Летят в меня, как град рыгающей грозы,
Я только крепче жму тогда руками
Моих волос качнувшийся пузырь.

Так хорошо тогда мне вспоминать
Заросший пруд и хриплый звон ольхи,
Что где-то у меня живут отец и мать,
Которым наплевать на все мои стихи,
Которым дорог я, как поле и как плоть,
Как дождик, что весной взрыхляет зеленя.
Они бы вилами пришли вас заколоть
За каждый крик ваш, брошенный в меня.

Бедные, бедные крестьяне!
Вы, наверно, стали некрасивыми,
Так же боитесь бога и болотных недр.
О, если б вы понимали,
Что сын ваш в России
Самый лучший поэт!
Вы ль за жизнь его сердцем не индевели,
Когда босые ноги он в лужах осенних макал?
А теперь он ходит в цилиндре
И лакированных башмаках.

Но живёт в нём задор прежней вправки
Деревенского озорника.
Каждой корове с вывески мясной лавки
Он кланяется издалека.
И, встречаясь с извозчиками на площади,
Вспоминая запах навоза с родных полей,
Он готов нести хвост каждой лошади,
Как венчального платья шлейф.

Я люблю родину.
Я очень люблю родину!
Хоть есть в ней грусти ивовая ржавь.
Приятны мне свиней испачканные морды
И в тишине ночной звенящий голос жаб.
Я нежно болен вспоминаньем детства,
Апрельских вечеров мне снится хмарь и сырь.
Как будто бы на корточки погреться
Присел наш клен перед костром зари.
О, сколько я на нем яиц из гнезд вороньих,
Карабкаясь по сучьям, воровал!
Все тот же ль он теперь, с верхушкою зеленой?
По-прежнему ль крепка его кора?

А ты, любимый,
Верный пегий пес?!
От старости ты стал визглив и слеп
И бродишь по двору, влача обвисший хвост,
Забыв чутьем, где двери и где хлев.
О, как мне дороги все те проказы,
Когда, у матери стянув краюху хлеба,
Кусали мы с тобой ее по разу,
Ни капельки друг другом не погребав.

Я все такой же.
Сердцем я все такой же.
Как васильки во ржи, цветут в лице глаза.
Стеля стихов злаченые рогожи,
Мне хочется вам нежное сказать.

Спокойной ночи!
Всем вам спокойной ночи!
Отзвенела по траве сумерек зари коса…
Мне сегодня хочется очень
Из окошка луну…………

Синий свет, свет такой синий!
В эту синь даже умереть не жаль.
Ну так что ж, что кажусь я циником,
Прицепившим к заднице фонарь!
Старый, добрый, заезженный Пегас,
Мне ль нужна твоя мягкая рысь?
Я пришел, как суровый мастер,
Воспеть и прославить крыс.
Башка моя, словно август,
Льется бурливых волос вином.

Я хочу быть желтым парусом
В ту страну, куда мы плывём.

Загрузка...

Поделиться

Поделиться

Отправить

Класснуть

Вотсапнуть

funreadi.ru

«странного» учителя уволили за чтение стихов Есенина / Авторские материалы / Радиостанция "Вести FM" Прямой эфир/Слушать онлайн

Уволили из-за стихов Есенина. Петербургский комитет по образованию проверяет факт отстранения от работы учителя школы в Сестрорецке. На уроке литературы он знакомил восьмиклассников с произведением классика, которое содержало грубые простонародные слова. Администрация учреждения комментировать ситуацию отказывается, однако, по некоторым данным, случай стал последней каплей – странности за педагогом замечали и ранее. В истории разбиралась корреспондент «Вестей ФМ» Александра Писарева.

Светлое четырехэтажное здание в Сестрорецке – школа №545. До сих пор висят новогодние гирлянды, вокруг территории – высокий забор.

Охранник на вопросы реагирует нервно, зовет секретаря. Та вежливо, но твердо заявляет: никаких комментариев директор и другие сотрудники не дают. Родители, ждущие своих детей, отвечают куда более агрессивно: к концу учебного года скандалы не нужны. Но по тихим разговорам между ними ясно: в курсе истории – все. Информацию о случившемся опубликовали во всех местных пабликах.

Учитель истории и обществознания заменял преподавателя литературы. На внеклассном занятии решил познакомить школьников с произведением Есенина «Исповедь хулигана». В нем упоминается простонародное название ягодиц. Восьмиклассники артистичное исполнение оценили неоднозначно, но главное – запечатлели на видео. Запись увидел директор. Педагога попросили уволиться по собственному желанию – якобы нарушил профессиональную этику: не только зачитывал стихи, но комментировал их, не стесняясь в выражениях, упомянув другой грубый простонародный синоним для этой части тела и, по некоторым данным, даже наклонившись и показав на себе наглядно. Найти запись целиком в Сети невозможно – в группах публикуют только отрывки в пару секунд. Этот факт некоторых родителей смущает – непонятно, почему разгорелся конфликт. Вот один из комментариев: «Очень жаль, что учитель истории уволился. Замечательный педагог. Дети от него в восторге».

Проработать в школе учитель успел чуть больше месяца. По некоторой информации, поначалу коллективу понравился – артистизмом и увлеченностью. Но вскоре за ним начали замечать странности: стремился сблизиться с детьми, звал в поход в марте, отпускал неуместные комментарии ученицам. Утверждают, что он сменил 15 школ и нигде не задерживался дольше полугода, имеет инвалидность.

Если педагог был принят на работу, значит, соответствовал требованиям по здоровью, в том числе психическому. Справка от психиатра является обязательной, отмечает директор Центра образования «Царицыно», народный учитель России Ефим Рачевский.

РАЧЕВСКИЙ: Каждый учитель, перед тем как быть зачисленным на работу в школу, должен предъявить 2 документа: справку об отсутствии судимости и медицинскую книжку, в которой есть медицинское заключение – может ли он работать учителем. Если такой книжки не было, тогда надо увольнять не его, а того, кто принял его на работу: это не очень умное решение. И в какой-то степени даже бесчеловечное.

В комментариях мнения разделились: некоторые отмечают, что школьники знают и не такие слова, а объяснять классику нужно понятным языком. Другие уверены, что не стоит добиваться дешевой популярности, выражаясь нецензурно перед детьми. Говорят, претензии к учителю были и до этого, случай просто стал последней каплей.

В истории надо разбираться, считает председатель Ассоциации молодых педагогов России Петербурга Константин Тхостов. Возможно, это действительно только верхушка айсберга. В любом случае увольнение – не самое удачное решение. Хотя бы с точки зрения учебного процесса.

ТХОСТОВ: Если мы говорим об увольнении за цитату классика, то из песни слов не выкинешь. Здесь нужно четко отделить, насколько увольнение связано с цитированием классики. Или же это – некие иные истории, которые несовместимы с работой в системе образования. Важнейшим является тот факт, что если уж привлекли, то давайте решать вопросы не в течение учебного года.

Проверку провел петербургский Комитет по образованию. В результате подтвердилась неоднозначная репутация учителя – коллеги и ученики отмечали эмоциональную подачу материала и излишнюю вспыльчивость педагога, поясняет пресс-секретарь Комитета Даниил Борисов.

БОРИСОВ: Довольно странная манера, крепкие выражения и неоднозначные жесты настолько впечатлили и даже шокировали учеников, что они стали активно делиться записью в социальных сетях. После этого директор вызвала учителя в кабинет и вполне обоснованно, на наш взгляд, указала на то, что такое поведение на уроке непрофессионально. Он принял решение об увольнении по собственному желанию. Также было установлено, что за время трудовой деятельности Алексей Никитин работал в 11 школах и с 2008 года ни в одной не работал больше года.

Тем не менее уволенный педагог, по его словам, не намерен уходить из профессии.

radiovesti.ru

Сергей Есенин — Исповедь хулигана: читать стихотворение, текст онлайн

Не каждый умеет петь,
Не каждому дано яблоком
Падать к чужим ногам.

Сие есть самая великая исповедь,
Которой исповедуется хулиган.

Я нарочно иду нечесаным,
С головой, как керосиновая лампа, на плечах.
Ваших душ безлиственную осень
Мне нравится в потемках освещать.
Мне нравится, когда каменья брани
Летят в меня, как град рыгающей грозы,
Я только крепче жму тогда руками
Моих волос качнувшийся пузырь.

Так хорошо тогда мне вспоминать
Заросший пруд и хриплый звон ольхи,
Что где-то у меня живут отец и мать,
Которым наплевать на все мои стихи,
Которым дорог я, как поле и как плоть,
Как дождик, что весной взрыхляет зеленя.
Они бы вилами пришли вас заколоть
За каждый крик ваш, брошенный в меня.

Бедные, бедные крестьяне!
Вы, наверно, стали некрасивыми,
Так же боитесь бога и болотных недр.
О, если б вы понимали,
Что сын ваш в России
Самый лучший поэт!
Вы ль за жизнь его сердцем не индевели,
Когда босые ноги он в лужах осенних макал?
А теперь он ходит в цилиндре
И лакированных башмаках.

Но живёт в нём задор прежней вправки
Деревенского озорника.
Каждой корове с вывески мясной лавки
Он кланяется издалека.
И, встречаясь с извозчиками на площади,
Вспоминая запах навоза с родных полей,
Он готов нести хвост каждой лошади,
Как венчального платья шлейф.

Я люблю родину.
Я очень люблю родину!
Хоть есть в ней грусти ивовая ржавь.
Приятны мне свиней испачканные морды
И в тишине ночной звенящий голос жаб.
Я нежно болен вспоминаньем детства,
Апрельских вечеров мне снится хмарь и сырь.
Как будто бы на корточки погреться
Присел наш клен перед костром зари.
О, сколько я на нем яиц из гнезд вороньих,
Карабкаясь по сучьям, воровал!
Все тот же ль он теперь, с верхушкою зеленой?
По-прежнему ль крепка его кора?

А ты, любимый,
Верный пегий пес?!
От старости ты стал визглив и слеп
И бродишь по двору, влача обвисший хвост,
Забыв чутьем, где двери и где хлев.
О, как мне дороги все те проказы,
Когда, у матери стянув краюху хлеба,
Кусали мы с тобой ее по разу,
Ни капельки друг другом не погребав.

Я все такой же.
Сердцем я все такой же.
Как васильки во ржи, цветут в лице глаза.
Стеля стихов злаченые рогожи,
Мне хочется вам нежное сказать.

Спокойной ночи!
Всем вам спокойной ночи!
Отзвенела по траве сумерек зари коса…
Мне сегодня хочется очень
Из окошка луну…………

Синий свет, свет такой синий!
В эту синь даже умереть не жаль.
Ну так что ж, что кажусь я циником,
Прицепившим к заднице фонарь!
Старый, добрый, заезженный Пегас,
Мне ль нужна твоя мягкая рысь?
Я пришел, как суровый мастер,
Воспеть и прославить крыс.
Башка моя, словно август,
Льется бурливых волос вином.

Я хочу быть желтым парусом
В ту страну, куда мы плывём.

dy9.ru

Сергей Есенин — Исповедь хулигана » Читать стихотворение онлайн на СтихиРу.про

Не каждый умеет петь,
Не каждому дано яблоком
Падать к чужим ногам.

Сие есть самая великая исповедь,
Которой исповедуется хулиган.

Я нарочно иду нечесаным,
С головой, как керосиновая лампа, на плечах.
Ваших душ безлиственную осень
Мне нравится в потемках освещать.
Мне нравится, когда каменья брани
Летят в меня, как град рыгающей грозы,
Я только крепче жму тогда руками
Моих волос качнувшийся пузырь.

Так хорошо тогда мне вспоминать
Заросший пруд и хриплый звон ольхи,
Что где-то у меня живут отец и мать,
Которым наплевать на все мои стихи,
Которым дорог я, как поле и как плоть,
Как дождик, что весной взрыхляет зеленя.
Они бы вилами пришли вас заколоть
За каждый крик ваш, брошенный в меня.

Бедные, бедные крестьяне!
Вы, наверно, стали некрасивыми,
Так же боитесь бога и болотных недр.
О, если б вы понимали,
Что сын ваш в России
Самый лучший поэт!
Вы ль за жизнь его сердцем не индевели,
Когда босые ноги он в лужах осенних макал?
А теперь он ходит в цилиндре
И лакированных башмаках.

Но живёт в нём задор прежней вправки
Деревенского озорника.
Каждой корове с вывески мясной лавки
Он кланяется издалека.
И, встречаясь с извозчиками на площади,
Вспоминая запах навоза с родных полей,
Он готов нести хвост каждой лошади,
Как венчального платья шлейф.

Я люблю родину.
Я очень люблю родину!
Хоть есть в ней грусти ивовая ржавь.
Приятны мне свиней испачканные морды
И в тишине ночной звенящий голос жаб.
Я нежно болен вспоминаньем детства,
Апрельских вечеров мне снится хмарь и сырь.
Как будто бы на корточки погреться
Присел наш клен перед костром зари.
О, сколько я на нем яиц из гнезд вороньих,
Карабкаясь по сучьям, воровал!
Все тот же ль он теперь, с верхушкою зеленой?
По-прежнему ль крепка его кора?

А ты, любимый,
Верный пегий пес?!
От старости ты стал визглив и слеп
И бродишь по двору, влача обвисший хвост,
Забыв чутьем, где двери и где хлев.
О, как мне дороги все те проказы,
Когда, у матери стянув краюху хлеба,
Кусали мы с тобой ее по разу,
Ни капельки друг другом не погребав.

Я все такой же.
Сердцем я все такой же.
Как васильки во ржи, цветут в лице глаза.
Стеля стихов злаченые рогожи,
Мне хочется вам нежное сказать.

Спокойной ночи!
Всем вам спокойной ночи!
Отзвенела по траве сумерек зари коса…
Мне сегодня хочется очень
Из окошка луну…………

Синий свет, свет такой синий!
В эту синь даже умереть не жаль.
Ну так что ж, что кажусь я циником,
Прицепившим к заднице фонарь!
Старый, добрый, заезженный Пегас,
Мне ль нужна твоя мягкая рысь?
Я пришел, как суровый мастер,
Воспеть и прославить крыс.
Башка моя, словно август,
Льется бурливых волос вином.

Я хочу быть желтым парусом
В ту страну, куда мы плывём.

© Автор: Есенин Сергей Александрович

Загрузка... 88

stihiru.pro

ГЕТМАНСКИЙ Э. «Хулиган я, хулиган. От стихов дурак и пьян»

И. БУНИН — «Россия! Кто смеет учить меня любви к ней»

Русский писатель, поэт и переводчик Иван Алексеевич Бунин (1870-1953) родился в Воронеже в обедневшей старинной дворянской семье. В 1874 году Бунины пеpебpались из гоpода в деpевню на хутоp Бутыpки, в Елецкий уезд Оpловской губеpнии, в последнее поместье семьи. До 11 лет Иван воспитывался дома в деревне, в 1881 году поступил в Елецкую уездную гимназию, где учился около четырех с половиною лет — до середины зимы 1886 года, когда за неуплату за обучение его исключили из гимназии. Под руководством брата Юлия, Иван много занимался самообразованием, успешно подготовившись к сдаче экзаменов на аттестат зрелости. В 7-летнем возрасте Иван начал писать стихи. Печатный дебют Бунина-поэта состоялся в 1887 году, когда столичная газета «Родина» опубликовала его стихотворение «Над могилой Надсона. В 1891 году выходит первая поэтическая книга: «Стихотворения 1887-1891 гг.» — довольно слабая, от неё писатель впоследствии открещивался. В начале 1895 года Бунин в Петербурге, а затем и в Москве Бунин входит в литературную среду, знакомится с А.П. Чеховым, Н.К. Михайловским, сближается с В.Я. Брюсовым, К.Д. Бальмонтом, Ф.К. Сологубом. В 1901 году издает в символистском издательстве «Скорпион» сборник лирики «Листопад», однако после этого он вышел из модернистских кругов. В дальнейшем бунинские суждения о модернизме были неизменно резкими. Писатель осознает себя последним классиком, отстаивающим заветы великой литературы перед лицом «варварских» соблазнов «Серебряного века».

В 1913 году на юбилее газеты «Русские ведомости» Бунин сказал: «Мы пережили и декаданс, и символизм, и натурализм, и порнографию, и богоборчество, и мифотворчество, и какой-то мистический анархизм, и Диониса, и Аполлона, и «пролеты в вечность», и садизм, и приятие мира, и неприятие мира, и адамизм, и акмеизм... Это ли не Вальпургиева ночь!». Самостоятельно выучив английский язык, Бунин переводит и издает в 1896 году поэму американского писателя Генри Лонгфелло «Песнь о Гайавате». Эта работа сразу была оценена как одна из лучших в русской переводческой традиции, и за неё в 1903 году Российская академия наук присуждает Бунину Пушкинскую премию. А уже в 1902-1909 годах издательство «Знание» выпускает его первое собрание сочинений в 5 томах. В 1909 году Бунину присуждается вторая Пушкинская премия и его избирают почетным академиком Российской академии наук. Первая мировая война была воспринята Буниным как величайшее потрясение и предзнаменование крушения России. С резкой враждебностью встретил он и Февральскую, а затем и Октябрьскую революции, запечатлев свои впечатления от этих событий в дневнике-памфлете «Окаянные дни». В рождественском номере «Биржевых ведомостей» от 25 декабря 1915 года была опубликована большая подборка стихов разных поэтов, в том числе И. Бунина, С. Есенина и др. В журнале «Северные записки» (1916, № 1) были напечатаны стихотворение И. Бунина «Малайская песня» и повесть С. Есенина «Яр». Имя С. Есенина было знакомо И. Бунину с 1916 года. Максим Горький писал ему 24 февраля 1916 года, что цензура не пропустила стихотворение С. Есенина «Марфа Посадница», присланное в журнал «Летопись».

В начале 1920 года И. Бунин эмигрировал, жил в Париже. До определенного времени Бунин, знавший о появлении на литературном Парнасе новой звезды в лице Есенина, совершенно не замечал её. Революционные события истории России, эмиграция поэта обусловили его негативное отношение к советской литературе и даже самым талантливым ее представителям. Есенин оказался в числе тех, кого Бунин обвинял в упадке отечественной словесности, в снижении ее культурной ценности. Он зло оценивал творчество современников, которые остались в России и сотрудничали с новой властью. Особую ненависть И. Бунина вызывал С. Есенин, которого он в своем дневнике именовал «советским хулиганом». Впрочем, будущий Нобелевский лауреат грязно высказывался о многих соратниках, оставшихся в Советской России. О Владимире Маяковском он говорил — «самый низкий, самый циничный и вредный слуга советского людоедства»; Исаак Бабель у Бунина — «один из наиболее мерзких богохульников», Александр Блок просто — «нестерпимо поэтичный поэт. Дурачит публику галиматьей»; патриарх советской литературы Максим Горький — «чудовищный графоман»; досталось Валерию Брюсову, он по Бунину — «морфинист и садистический эротоман»; Михаил Кузмин ни больше, ни меньше, как «педераст с полуголым черепом и гробовым лицом, раскрашенным как труп проститутки»; Константин Бальмонт это оказывается — «буйнейший пьяница, незадолго до смерти впавший в свирепое эротическое помешательство»; а об Андрее Белом — «про его обезъяньи неистовства и говорить нечего»; Владимир Набоков у Бунина — «мошенник и словоблуд (часто просто косноязычный)»; проехался Бунин и по Зинаиде Гиппиус, она у него «необыкновенно противная душонка», ну а Леонид Андреев просто «запойный трагик».

У Бунина именно Есенин стал одним из главных «лиц» новой большевистской России и ее «сомнительной» литературы. С возмущением Бунин разгромил поэму С. Есенина «Инония», назвал её автора «богохульником» и «вероотступником». В 1925 году в статье «Инония и Китеж» И. Бунин на цитированные слова С. Есенина: «Я обещаю вам Инонию» резко отвечает: «Но ничего ты, братец, обещать не можешь, ибо у тебя за душой гроша ломаного нет, и поди-ка ты лучше проспись и не дыши на меня своей мессианской самогонкой! А главное, все-то ты врешь, холоп, в угоду своему новому барину!» В этой статье Бунин убеждал читателей в «инородности» таких, как Есенин, для русской литературы и русского мира, здесь Есенин последовательно именуется «рожей», «плутом», «свиньей, посаженной за стол», «кривоногим и раскосым Иваном», «холопом». Эту статью И. Бунина Марина Цветаева назвала наговором на Есенина. Литературная брань Бунина в адрес Есенина — это выпады против «есенинской» России, которая наследство «бунинской» России не только не оправдала, но и оскорбила. Бунин в лице Есенина унижал всю Россию. Не стесняясь в самых резких выражениях, Бунин использовал любой повод для брани в адрес поэта. В 1927 году таким поводом послужил «Роман без вранья» Анатолия Мариенгофа. В статье «Самородки» Бунин выразил свой гнев к Есенину и писателям-разночинцам, «ко всей этой братии», во главе «великой и бескровной», которая камня на камне не оставила от всех наших «идеалов и чаяний», перебила нас сотнями тысяч, на весь мир опозорила Россию».

В статьях Бунина Есенин выглядит бескультурным, распущенным хулиганом и пьяницей, который жил на средства стареющей Айседоры Дункан. Бунин ревновал к Есенину, точнее это была ревность к собственному народу, народу, который состоял из красных и белых, но одинаково без поправок на цвет, полюбивших Сергея Есенина. Бунин негодовал по поводу того, что «национальным» поэтом восхищались в Советской России, и в эмигрантских кругах. Что это была ненависть или злоба? Современник Бунина и Есенина писатель и критик Марк Слоним писал: «Ненависть — слишком высокое чувство. В ненависти — трагедия. В злобе же — неведение, самомнение, чванство, зависть. Злоба — чувство низшего порядка. И именно со злобой подходит Бунин и к современной России и к ее искусству. Эта злоба в значительной мере питается незнанием. У Бунина и презрение — от непонимания, которое и не желает быть просветлено, потому что основано на предвзятых взглядах, на упорстве политической страсти. Бунин слышит чужой язык, которого не изучает и не хочет изучать — и говорит: да это не язык, а собачий лай. Он читает авторов, пишущих не так, как он, и о том, чего он не видел и не знает — и говорит: да это и не литература. Он искусство мыслит только в ему самому привычных формах. Все иное — оскорбление величества. Все новшества — крамола. Все идущее из России — «революционное хамство и большевизм». Все защищающее его в эмиграции — сменовеховство… Спорить с такими уклонами мысли не приходится. Злоба всегда безнадежно мертва и тупа. И она жестоко наказывает тех, кто обращает ее в орудие борьбы. Напрасно восстает Бунин против большевиков как душителей свободы. Ему тоже чужд дух свободы и терпимости. Иной раз я со страхом представляю себе, что случилось бы с русской литературой, если бы на смену большевистским Лелевичам власть над искусством обрели бы цензора бунинского типа и толка».

Это была бунинская ревность и скрытая обида на свой народ, на «несправедливую» любовь к большевику, хулигану, алкоголику и беспринципному карьеристу Есенину. Эту ревность Бунин не смог побороть в себе до конца своих дней. Последний злобный выпад Бунина против Есенина датируется 1951 годом (статья «Мы не позволим»), где Бунин высказал своё негодование по поводу очередного признания за Есениным «нового русского гения». Любопытно, что все замечания Бунина к Есенину, как стихотворцу, не касается наиболее известных стихов Сергея Есенина. Тех стихов, которые сделали Есенина национальным гением. Марк Слоним пишет: «Наша литература была всегда пророческой. Русская поэзия обладала зрением исключительным. До революции ее трагическая муза как бы предчувствовала близкую катастрофу и рвалась прочь от нее, взлетая к небесам в тоске предсмертной или замирая в безволии обреченности. А сейчас, в годы катастрофы, в эпоху трагическую — уже пророчит новая литература о грядущем исходе, и какие-то бодрые и будящие голоса слышатся в ее еще нестройном, но растущем хоре. Но где ж услыхать их критикам, занятых собиранием цветов на могилах эмигрантских кладбищ?» Несмотря на ту грязь, которую Бунин десятилетиями лил на советскую литературу в целом и на Есенина в частности, при полной внешней полярности подходов к жизни и творчеству, Бунин и Есенин чувствовали кровную связь с российской землей.

Поэтов объединяло взаимное тяготение к классическому наследию — А.С. Пушкину, М.Ю. Лермонтову, Ф.И. Тютчеву. Бунина и Есенина сближают чистота, целомудренность нравственного идеала, они признанные мастера пейзажа, именно в поэтике пейзажа особенно впечатляюще проявились их индивидуальности. Бунин и Есенин — оптимистичны, трагичны, горька и свята их любовь к Родине. Они глубоко национальны, общечеловечны и интернациональны. Можно допустить мысль о том, что Бунин не понял значения для России гениального русского поэта Есенина. Ведь Лев Толстой тоже не признавал Уильяма Шекспира, и примеров тому не счесть. На то они и гении, чтобы творить и иногда ошибаться в своих суждениях. Кто выше поэт Бунин или поэт Есенин, литературоведческий анализ оставим специалистам, да и вряд ли это нужно делать. Всё доказал своим выбором носитель и творец русского языка — русский народ. Вся жизнь и деятельность Бунина выражены в его словах «Россия! Кто смеет учить меня любви к ней?» В последний год своей жизни, Бунин написал в тетрадке: «Замечательно! Все о прошлом, о прошлом думаешь и чаще всего все об одном и том же в прошлом: об утерянном, пропущенном, счастливом, неоценимом, о непоправимых поступках своих, глупых и даже безумных, об оскорблениях, испытанных по причине своих слабостей, своей бесхарактерности, недальновидности и неотмщенности за эти оскорбления, о том, что слишком многое прощал, не был злопамятен, да и до сих пор таков. А ведь вот-вот все, все поглотит могила!». Эта краткая исповедь приоткрывает тайну характера И. Бунина, подтверждает сложность его натуры. Умер Иван Алексеевич Бунин 8 ноября 1953 года в Париже, похоронен на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа под Парижем.

esenin.ru

«Исповедь хулигана», анализ стихотворения Есенина

Стихотворение «Исповедь хулигана» было написано Есениным в 1920 году, во время увлечения поэта имажинизмом. Влияние этого литературного течения явно ощущается в произведении: метафоры, бьющие на необычность, смелые образы, сочетание литературных и простонародных слов, рваный размер в духе Маяковского. Но сквозь этот надуманный, искусственный слой прорывается сердечность и искренность, отличавшая творчество Есенина, и «Исповедь хулигана» воспринимается всё-таки как живой, правдивый монолог.

Вступление звучит раздумчиво, как разговор героя с самим собой, и сразу утверждает, что исповедь — слова человека непокорного, не раболепного, и слово «хулиган» в названии стоит не напрасно. Дальнейшее описание, резкое и дерзкое, рисует нам героя: нечёсаного, в которого летят «комья брани» и который свысока смотрит на остальных. Рубленый размер строк, аллитерация с буквой «р» усиливают впечатление резкой отповеди (а не исповеди) героя.

Но следующая строфа, с мягкой рифмой, написанная пятистопным ямбом, переворачивает впечатление читателя: «заросший пруд», «звон ольхи» — это уже Есенин, певец природы, он вспоминает своих отца и мать и необыкновенно трогательно говорит об их любви.

Пятая строфа — прямое обращение к родителям, переходящее от душевности к хвастовству, и здесь вновь ощущается некая нотка неискренности: упоминание о цилиндре и лакированных башмаках кажется чужеродным, лишним…

Закономерно продолжая чередование частей с разным настроением, врезается шестая строфа: «задорный озорник» признаётся в неискоренимой любви к той самой грязноватой и слякотной деревне. Кланяется корове с вывески, вспоминает «запах навоза с родных полей», готов нести, словно шлейф, хвост извозчичьей лошади…

И начало следующей строфы — «Я люблю родину. Я очень люблю родину!» — не кажется после предыдущих признаний ни выспренним, ни излишне громогласным. Перечисление метафор, хоть и вполне в духе имажинисткой «образности»: «грусти ивовая ржавь», «хмарь и сырь апрельских вечеров», клён, «присевший перед костром зари», остаётся душевным и искренним. А дальше хлынул монолог героя, истосковавшегося по своей родине, по тому месту, где его знают и любят настоящим… Обращение к верному псу, описание дружбы с ним и прорвавшееся диалектное, родное словечко «погребав» сметают все образные построения, возведённые искусственно, и именно в этой части стихотворения перед читателем является настоящая исповедь.

Кульминацией её становится признание героя: «Я всё такой же. Сердцем я всё такой же». Настроение в этой строфе возвышенное, светлое, здесь поэт с добрым чувством говорит и о себе, и о людях — «мне хочется вам нежное сказать». (А ведь в начале стихотворения к этим же людям было обращено лишь пренебрежение!)

Но после пожелания «спокойной ночи», после прекрасной метафоры о косе зари, звеневшей по траве… настроение исповедующегося снова меняется. Он обрывает себя на полуслове, оставляя многоточие вместо заключительной рифмы, и со следующей строфы вновь надевает на себя маску.

Неприкрытая грубость, нелитературные слова («задница», «башка») отбрасывают читателя на первоначальную дистанцию, герой словно насмехается над своей недавней сентиментальностью и хочет заставить забыть о ней. Для чего вся исповедь? Чтобы признаться в том, что искреннее вдохновение («заезженный Пегас») не нужно поэту? Что он пришёл «воспеть крыс»? Эти прорвавшиеся неизвестно из каких глубин слова полностью меняют всё впечатление от «Исповеди», оставляя в большей степени недоумение. И заключительные строки, пожелание поэта стать «парусом в страну, куда мы плывём», просто не сливаются со всем стихотворением, как будто он отчеркнул их и вписал позже, успокоившись и не помня настроения, с которым лилась «Исповедь» вначале.

Именно эта противоречивость, неровность произведения заставляют перечитывать его ещё и ещё, отыскивая связующее все строфы звено. И оно находится: это натура поэта, такая же мятущаяся, проявила здесь себя во всех ипостасях. Прочитав и проникнувшись каждым словом стихотворения, можно многое понять о Есенине и о том, кем он ощущал себя в неспокойные годы сразу после революции, после опрокидывания привычного мира.

  • «Заметался пожар голубой…», анализ стихотворения Сергея Есенина
  • «Я покинул родимый дом…», анализ стихотворения Есенина
  • «Шаганэ ты моя, Шаганэ!..», анализ стихотворения Есенина, сочинение
  • «Ты меня не любишь, не жалеешь…», анализ стихотворения Сергея Есенина
  • «Белая береза», анализ стихотворения Есенина
  • «Письмо к женщине», анализ стихотворения Есенина
  • «Я помню, любимая, помню…», анализ стихотворения Есенина
  • «Не жалею, не зову, не плачу…», анализ стихотворения Есенина
  • «Песнь о собаке», анализ стихотворения Есенина
  • «Чёрный человек», анализ поэмы Есенина
  • Сергей Есенин, краткая биография
  • «Спит ковыль. Равнина дорогая…», анализ стихотворения Есенина
  • «Пугачёв», анализ поэмы Сергея Есенина
  • «Собаке Качалова», анализ стихотворения Есенина
  • «С добрым утром», анализ стихотворения Есенина

По писателю: Есенин Сергей


goldlit.ru

Сергей Есенин - Исповедь хулигана: читать стих, текст стихотворения полностью

Не каждый умеет петь,

Не каждому дано яблоком

Падать к чужим ногам.

❉❉❉❉

Сие есть самая великая исповедь,

Которой исповедуется хулиган.

❉❉❉❉

Я нарочно иду нечесаным,

С головой, как керосиновая лампа, на плечах.

Ваших душ безлиственную осень

Мне нравится в потемках освещать.

Мне нравится, когда каменья брани

Летят в меня, как град рыгающей грозы,

Я только крепче жму тогда руками

Моих волос качнувшийся пузырь.

❉❉❉❉

Так хорошо тогда мне вспоминать

Заросший пруд и хриплый звон ольхи,

Что где-то у меня живут отец и мать,

Которым наплевать на все мои стихи,

Которым дорог я, как поле и как плоть,

Как дождик, что весной взрыхляет зеленя.

Они бы вилами пришли вас заколоть

За каждый крик ваш, брошенный в меня.

❉❉❉❉

Бедные, бедные крестьяне!

Вы, наверно, стали некрасивыми,

Так же боитесь бога и болотных недр.

О, если б вы понимали,

Что сын ваш в России

Самый лучший поэт!

Вы ль за жизнь его сердцем не индевели,

Когда босые ноги он в лужах осенних макал?

А теперь он ходит в цилиндре

И лакированных башмаках.

❉❉❉❉

Но живёт в нём задор прежней вправки

Деревенского озорника.

Каждой корове с вывески мясной лавки

Он кланяется издалека.

И, встречаясь с извозчиками на площади,

Вспоминая запах навоза с родных полей,

Он готов нести хвост каждой лошади,

Как венчального платья шлейф.

❉❉❉❉

Я люблю родину.

Я очень люблю родину!

Хоть есть в ней грусти ивовая ржавь.

Приятны мне свиней испачканные морды

И в тишине ночной звенящий голос жаб.

Я нежно болен вспоминаньем детства,

Апрельских вечеров мне снится хмарь и сырь.

Как будто бы на корточки погреться

Присел наш клен перед костром зари.

О, сколько я на нем яиц из гнезд вороньих,

Карабкаясь по сучьям, воровал!

Все тот же ль он теперь, с верхушкою зеленой?

По-прежнему ль крепка его кора?

❉❉❉❉

А ты, любимый,

Верный пегий пес?!

От старости ты стал визглив и слеп

И бродишь по двору, влача обвисший хвост,

Забыв чутьем, где двери и где хлев.

О, как мне дороги все те проказы,

Когда, у матери стянув краюху хлеба,

Кусали мы с тобой ее по разу,

Ни капельки друг другом не погребав.

❉❉❉❉

Я все такой же.

Сердцем я все такой же.

Как васильки во ржи, цветут в лице глаза.

Стеля стихов злаченые рогожи,

Мне хочется вам нежное сказать.

❉❉❉❉

Спокойной ночи!

Всем вам спокойной ночи!

Отзвенела по траве сумерек зари коса…

Мне сегодня хочется очень

Из окошка луну…………

❉❉❉❉

Синий свет, свет такой синий!

В эту синь даже умереть не жаль.

Ну так что ж, что кажусь я циником,

Прицепившим к заднице фонарь!

Старый, добрый, заезженный Пегас,

Мне ль нужна твоя мягкая рысь?

Я пришел, как суровый мастер,

Воспеть и прославить крыс.

Башка моя, словно август,

Льется бурливых волос вином.

❉❉❉❉

Я хочу быть желтым парусом

В ту страну, куда мы плывём.

❉❉❉❉

thewitness.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.