Стих брюсов женщине


Валерий Брюсов - Женщине: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Ты — женщина, ты — книга между книг,
Ты — свернутый, запечатленный свиток;
В его строках и дум и слов избыток,
В его листах безумен каждый миг.

Ты — женщина, ты — ведьмовский напиток!
Он жжет огнем, едва в уста проник;
Но пьющий пламя подавляет крик
И славословит бешено средь пыток.

Ты — женщина, и этим ты права.
От века убрана короной звездной,
Ты — в наших безднах образ божества!

Мы для тебя влечем ярем железный,
Тебе мы служим, тверди гор дробя,
И молимся — от века — на тебя!

Анализ стихотворения «Женщине» Брюсова

В своем стихотворении «Женщине» Валерий Яковлевич Брюсов разворачивает перед читателями тему вечной женственности и борьбы противоположностей.

Стихотворение написано в августе 1899 года. Его автору исполнилось 26 лет, он женат, выпускник университета, журналист, теоретик символизма. Он активно публикуется, путешествует по Крыму, начинает заниматься издательской деятельностью, общается с К. Бальмонтом, напевностью творчества которого восхищается. Они с жаром спорят о революции сознания, синтезе искусств и рождении новой философии. Живет в ту пору молодая семейная пара Брюсовых в доме его отца. По жанру – философская лирика, гимн, по размеру – пятистопный ямб с опоясывающей рифмовкой, сонет, 4 строфы. В двух первых строфах употреблены только закрытые рифмы, в последних – лишь открытые. Есть и мужские, и женские. Рифма «звездный-железный» должна читаться через «е». Лирический герой – сам автор, но выступает он от имени всех мужчин.

Интонация торжественная, патетическая, с тремя восклицаниями. Ее усиливают повторы (анафора): ты – женщина. Лексика возвышенная, местами устаревшая: уста (губы), ярем (ярмо), свиток (бумага). Молодой поэт берется за разгадку женской натуры. Он готов указать самим женщинам на их место и предназначение в мире. Итак, она, прежде всего, закрытая книга. В ней «дум и слов избыток, безумен каждый миг»: идет речь о непредсказуемости, богатстве внутреннего мира. Но ее тайнам нужен толкователь, мужчина. «Ведьмовский напиток»: поэт интересовался оккультизмом, старался проникнуть в потусторонний мир. «Пьющий подавляет крик и славословит бешено»: так автор передает противоречивость и коварство женского сердца. Начало 3 строфы стало афоризмом. «Ты – образ божества!»: спасающая путеводная звезда. Дальше появляется местоимение «мы». Любой труд, вдохновение, победы – все посвящено только ей, женщине. «Молимся – на тебя!»: поэт доходит до слепого обожания, но чувствует себя не только верным рабом, а и жрецом. В. Брюсов выделяет в женщине колдовское, языческое начало. Произведение метафорично и полно сравнениями. «Пьющий пламя»: гипербола. Эпитеты: запечатленный, бешено, звездной, железный. В поэтическом синтаксисе присутствует и аллитерация, и ассонанс.

Произведение «Женщине» В. Брюсов включил в свой сборник «Третья стража». Эта книга сделала его известным, принесла одобрение коллег по перу.

rustih.ru

Женщинам ~ стихотворение Валерия Брюсова ~ Beesona.Ru

Стихотворение Валерия Брюсова

Вот они, скорбные, гордые тени
Женщин, обманутых мной.
Прямо в лицо им смотрю без сомнений,
Прямо в лицо этих бледных видений,
Созданных чарой ночной.
О, эти руки, и груди, и губы,
Выгибы алчущих тел!
Вас обретал я, и вами владел!
Все ваши тайны — то нежный, то грубый,
Властный, покорный — узнать я умел.
Да, я вас бросил, как остов добычи,
Бросил на знойном пути.
Что ж! в этом мире вещей и обличий
Все мне сказалось в единственном кличе:
«Ты должен идти!»
Вас я любил так, как любят, и каждой
Душу свою отдавал до конца,
Но — мне не страшно немого лица!
Не одинаковой жаждой
Наши горели сердца.
Вы, опаленные яростной страстью,
В ужасе падали ниц.
Я, прикоснувшись к последнему счастью,
Не опуская ресниц,
Шел, увлекаем таинственной властью,
К ужасу новых границ.
Вас я любил так, как любят, и знаю —
С каждой я был бы в раю!
Но не хочу я довериться раю.
Душу мою из блаженств вырываю,
Вольную душу мою!
Дальше, все дальше! от счастья до муки,
В ужасы — в бездну — во тьму!
Тщетно ко мне простираете руки
Вы, присужденные к вечной разлуке:
Жить мне и быть — одному.

Год создания: 1902

Мне нравится:

0

Количество просмотров: 9
Количество комментариев: 0
Опубликовано: 19.01.2020

© Валерий Брюсов

Другие стихи Валерия Брюсова:

Загробный призыв

Опять, опять я — близко, рядом!
Мои слова расслышь, узнай!
Тебя пугали в детстве адом,
Тебе сулили в смерти рай.

Закатный ветер

Веет древний ветр
В ветках вешних верб,
Сучья гнутся, ломятся.
Ветр, будь милосерд!

Загадка Сфинкса

Зеленый шарик, зеленый шарик,
Земля, гордиться тебе не будет ли?
Морей бродяги, те, что в Плюшаре,
Покрой простора давно обузили.

Женщины лабиринта

Город — дом многоколонный,
Залы, храмы, лестниц винт,
Двор, дворцами огражденный,
Сеть проходов, переходов,

За пределами сказок

Они сошлись в дубраве дикой,
Они столкнулись в летний день,
Где луг, поросший повиликой,
Огородила сосен тень.

За утесом

Плыви, плыви рекой волнистой!
Мы за утесом стережем
И в знойный час, и в вечер мглистый
С кинжалом, луком и копьем.

www.beesona.ru

Женщине («Ты — женщина, ты — книга между книг…»)

Главная ~ Литература ~ Стихи писателей 18-20 века ~ Валерий Брюсов ~ Женщине («Ты — женщина, ты — книга между книг…»)

На этой странице читайте стихотворение «Женщине («Ты — женщина, ты — книга между книг…»)...» русского писателя Валерия Брюсова, написанное в 1899 году.

Стихотворение Валерия Брюсова

Ты — женщина, ты — книга между книг,
Ты — свернутый, запечатленный свиток;
В его строках и дум и слов избыток,
В его листах безумен каждый миг.
Ты — женщина, ты — ведьмовский напиток!
Он жжет огнем, едва в уста проник;
Но пьющий пламя подавляет крик
И славословит бешено средь пыток.
Ты — женщина, и этим ты права.
От века убрана короной звездной,
Ты — в наших безднах образ божества!
Мы для тебя влечем ярем железный,
Тебе мы служим, тверди гор дробя,
И молимся — от века — на тебя!
11 августа 1899

Год создания: 1899

Мне нравится:

0

Количество просмотров: 30
Количество комментариев: 0
Опубликовано: 19.01.2020

© Валерий Брюсов

Другие стихи Валерия Брюсова:

Жалоба героя

Нас немного осталось от грозного племени
Многомощных воителей, плывших под Трою,
И о славном, о страшном, о призрачном времени
Вспоминать в наши дни как-то странно герою.

Еще недолгий срок тебе рыдать, река…

Еще недолгий срок тебе рыдать, река,
В оковах ледяных безжизненной зимы!
Вот-вот уже весна спешит издалека —
И твой умолкнет плач, ты выйдешь из тюрьмы!

Еще закат

И мирный вечера пожар
Волна морская поглотила.
Тютчев
Свой круг рисуя все ясней,

www.beesona.ru

Восторг женщины ~ стихотворение Валерия Брюсова ~ Beesona.Ru

Главная ~ Литература ~ Стихи писателей 18-20 века ~ Валерий Брюсов ~ Восторг женщины

На этой странице читайте стихотворение «Восторг женщины...» русского писателя Валерия Брюсова, написанное в 1914-1918 году.

Стихотворение Валерия Брюсова

(Разноударные омонимические рифмы)
Я — под синим пологом
На холме пологом.
Все вокруг так зелено;
Шум — в траве зеленой.
Вот — ромашка белая;
Как она, бела я.
Сосенки! вы в горе ли?
Мы, как вы, горели.
Но изжита, минута
Страшная минута!
В сердце — радость виденья:
Сгинули виденья.
Счастья нужно ль большего?
Будет и большого.
1914, 1918

Год создания: 1914-1918

Мне нравится:

0

© Валерий Брюсов

Другие стихи Валерия Брюсова:

Возрождение

Во все века жила, затаена,
И жажда светлых, благостных веселий.
Настали сроки: струны вновь запели,
И краски вновь зардели с полотна.

Вила

Я тебе скажу, мой милый,
Что над нами веют силы:
Властны в смене впечатлений
Духи, демоны и тени.

Виланель

Все это было сон мгновенный,
Я вновь на свете одинок,
Я вновь томлюсь, как в узах пленный.
Мне снился облик незабвенный,

Висби

Старый Висби! Старый Висби!
Как твоих руин понятны —
Скорбь о годах, что погибли,
Сны о были невозвратной!

Витраж — триптих

Средняя часть
Рыцарь по отмели едет один.
Левая створка
Дева томится в молельне вечерней.

Витязь

1
— О чем же ты тоскуешь, витязь,
Один на башенной стене?
— Убийством и борьбой насытясь,

www.beesona.ru

Валерий Брюсов - Город женщин: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Домчало нас к пристани в час предвечерний,
Когда на столбах зажигался закат,
И волны старались плескаться размерней
О плиты бассейнов и сходы аркад.
Был берег таинственно пуст и неслышен.
Во всей красоте златомраморных стен,
Дворцами и храмами, легок и пышен,
Весь город вставал из прибоев и пен.
У пристани тихо качались галеры,
Как будто сейчас опустив паруса,
И виделись улицы, площади, скверы,
А дальше весь край занимали леса.
Но не было жизни и не было люда,
Закрытые окна слагались в ряды,
И только картины глядели оттуда…
И звук не сливался с роптаньем воды.

Нас лоцман не встретил, гостей неизвестных,
И нам не пропела с таможни труба,
И мы, проходя близ галер многоместных,
Узнали, что пусты они как гроба.
Мы тихо пристали у длинного мола,
И бросили якорь, и подняли флаг.
Мы сами молчали в тревоге тяжелой,
Как будто грозил неизведанный враг.
Нас шестеро вышло, бродяг неуклонных,
Искателей дней, любопытных к судьбе,
Мы дома не кинули дев обрученных,
И каждый заботился лишь о себе.
С немого проспекта сойдя в переулки,
Мы шли и стучались у мертвых дверей,
Но только шаги были четки и гулки
Да стекла дрожали больших фонарей.
Как будто манили к себе магазины,
И груды плодов, и бутылки вина…
Но нас не окликнул привет ни единый…
И вот начала нас томить тишина.

А с каждым мгновеньем ясней, неотвязней
Кругом разливался и жил аромат.
Мы словно тонули в каком-то соблазне
И шли и не знали, пойдем ли назад.
Все было безмолвно, мертво, опустело,
Но всюду, у портиков, в сводах, в тени
Дышало раздетое женское тело, —
И в запахе этом мы были одни.
Впивая его раздраженным дыханьем,
Мы стали пьянеть, как от яда змеи.
Никто, обжигаемый жадным желаньем,
Не мог подавлять трепетанья свои.
Мы стали кидаться на плотные двери,
Мы стали ломиться в решетки окна,
Как первые люди, как дикие звери…
И мгла была запахом тела полна.

Без цели, без мысли, тупы, но упрямы,
Мы долго качали затворы дворца…
И вдруг подломились железные рамы…
Мы замерли, — сразу упали сердца.
Потом мы рванулись, теснясь, угрожая,
Мы вспрыгнули в зал, побежали вперед.
На комнаты мгла налегала ночная,
И громко на крики ответствовал свод.
Мы вкруг обежали пустые палаты,
Взобрались наверх, осмотрели весь дом:
Все было наполнено, свежо, богато,
Но не было жизни в жилище пустом.
И запах такой же, полней, изначальней,
В покоях стоял, возрастая в тени,
И на пол упали мы в шелковой спальне,
Целуя подушки, ковры, простыни.
И ночь опустилась, и мы не поднялись,
И нас наслажденье безмерное жгло,
И мы содрогались, и мы задыхались…
Когда мы очнулись, — уж было светло.

Мы шестеро вышли на воздух, к свободе,
Без слов отыскали на берег пути
И так же без слов притаились в проходе:
Мы знали, что дальше не должно идти.
И долго, под мраморным портиком стоя,
С предела земли не спускали мы глаз.
Корабль наш качался на зыби прибоя,
Мы знали, что он дожидается нас.
По улицам клича, друзья нас искали,
Но, слыша, как близятся их голоса,
Мы прятались быстро в проходе, в подвале…
И после корабль распустил паруса.
Поплыл в широту и в свободное море,
Где бури, и солнце, и подвиги есть,
И только в словах баснословных историй
Об нас, для безумцев, останется весть.

Товарищи! братья! плывите! плывите!
Забудьте про тайну далекой земли!
О, счастлив, кто дремлет в надежной защите, —
По, дерзкие, здесь мы не смерть обрели!
Найти здесь легко пропитанье дневное,
Нет, мы не умрем, — но весь день наш уныл,
И только встречая дыханье ночное,
Встаем мы в волненьи воскреснувших сил!
И бродим по городу в злом аромате,
И входим в дворцы и в пустые дома
Навстречу открытых незримых объятий —
И вплоть до рассвета ласкает нас тьма.
В ней есть наслажденье до слез и до боли,
И сладко лежать нам в пыли и в крови,
И счастью в замену не надо нам воли,
И зримых лобзаний, и явной любви!

rustih.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.