Спецназ беслан стих


Злой дух - Спецназ (Беслан) текст песни, слова

Лубянка была черная от горя и слез,
У гробов Погибших лежали тысячи роз,
Тысячи людей увидели, как плакали мужчины,
Все от мала до велика сняли шапки перед Ними .
Хоронили боевых друзей,
Тех, кто прикрывали Своими телами детей,
СПЕЦНАЗ действовал не по инструкции,
А по-людски, без всякой там коррупции.
Годы этих Ребят едва достигли тридцати,
В самом цвете лет и сил погибли Они,
Почетный караул, оружейный салют
И поминальные 100 грамм
О Них напомнят нам…
Биография при жизни строго засекречена,
И только на могилах имена отмечены…
ВСЕМ ПОСМЕРТНО ОРДЕНА ,
ВСЕМ ПОСМЕРТНО ЗВАНИЯ,
ЗНАЯ ИХ ПО ИМЕНАМ (!)
БЕРЕГИ ВОСПОМИНАНИЯ (!!!)

Не кидайте в Них камни, Они камней не боятся,
Как и пуль,
С которыми пришлось поквитаться,
Не оскорбим Павших
И не обидим Живых,
10 человек запомни имена Их…

МИХАИЛ КУЗНЕЦОВ – боевой офицер,
Два метра ростом, гроза бандитов, очень смел,
Эвакуировал 20 раненых заложников,
Получил пулю в спину, прикрывая школьников,
Из последних сил бежал до безопасного места,
Вынося девочку, Он умер с честью…

ВЯЧЕСЛАВ МАЛЯРОВ – про Него говорили
СПЕЦНАЗовец от БОГА … Где ж Его ангелы были?!
Прикрывая собой направление обстрела,
Получил ранение (!), но продолжал вести дело (!!!).

АЛЕКСАНДР ПЕРОВ - был начальник группы,
Прикрывал детей и не бросал трупы,
Упредил взрыв, накрыл собой троих (!)
И продолжал руководить, пока пульс не стих (!!!).

Источник teksty-pesenok.ru
ОЛЕГ ЛОСЬКОВ – один из молодых бойцов,
Там День Рожденья, свадьба и сентябрь вечных снов…
Олег встал на пути у бандитского прохода,
Получив смертельное раненье в 23 (!) года…

ОЛЕГ ИЛЬИН – боевой специалист,
Он знал не по-наслышке, что такое террорист,
Один из первых (!) начал штурмовать здание,
Ему не раз приходилось это делать ранее…

ДИМА РАЗУМОВСКИЙ – еще при жизни считался легендой
Среди всего (!) СПЕЦНАЗа…
ервая его передовая афгано-таджикская,
Погранотряд, там и пуля бандитская…
Выявил огневую точку, отвлекал внимание,
Первым (!) ворвался в роковое здание…
Завязался бой, который был подавлен,
Но Дима навсегда (!) теперь легендою оставлен(!!!).

АНДРЕЙ ВИЛЬКО – в составе группы штурмовой
Обеспечил действия своей передовой,
Прикрывал заложников и боевых товарищей,
Но пуля – дура (!), пуля создана уничтожающе…

РОМА КАСАТОНОВ – проникая в школу,
Обнаружил детишек, они прижались к полу (!).
Спасая их и прикрывая остальных, попал под пулемет,
Который очень быстро затих (!!!).

АНДРЮША ТУРКИН – в последний бой ушел горой,
Дал возможность укрыться группе штурмовой,
А когда бандит бросил в людей гранату,
Андрей накрыл ее Собой (!), не дав погибнуть брату (!!!).

ДЕНИС ПУДОВКИН – прикрывал собой детей,
Он слышал как за школой плачут сотни матерей,
Получил осколочное, но детей не оставил (!),
А, отступая, бандиты Ему в спину стреляли (!!!)…

Не кидайте в Них камни, Они камней не боятся,
Как и пуль,
С которыми пришлось поквитаться,
Не оскорбим Павших
И не обидим Живых,
10 человек запомни имена Их…


Текст песни добавил: Аноним

Исправить текст песни

Поделитесь текстом песни:



teksty-pesenok.ru

Не кидайте в них камниБеслан 1 сентября-Спецназ - MC CT текст песни и стихи слушать онлайн


Здесь можно прочитать текст песни Не кидайте в них камниБеслан 1 сентября-Спецназ - MC CT. Стихи и песня онлайн.


Автор: MC CT

Название песни: Не кидайте в них камни(Беслан 1 сентября-Спецназ)

Текст просмотрен: 434

Скачать

Другие песни исполнителя MC CT


Текст песни:

Лубянка. Была черной от горя и слез
У гробов погибших лежали тысячи роз
Тысячи людей увидели как плакали мужчины
Все от мала до велика сняли шапки перед ними
Хоронили. Боевых друзей,
Тех кто прикрывали своими телами детей
Спецназ действовал не по инструкции
А по-людски без всякой там коррупции
Годы этих ребят едва достигли тридцати
В самом цвете лет и сил погибли они
Почетный караул, оружейный салют
И поминальные 100 грамм о них напомнят нам
Биография при жизни: строго засекречены
И только на могилах имена помечены
Всем посмертно ордена всем посмертно звания
Знай их поименно, береги воспоминания
Не кидайте в них камни, они камней не боятся
Как и пуль с которыми пришлось поквитаться
Не оскорбим павших и не обидим живых
10 человек запомни имена их!
Михаил Кузнецов. Боевой офицер
Два метра ростом, гроза биндитов очень смел
Эвакуировал 20 раненных заложников
Получил пулю в спину прикрывая школьников
Из последних сил бежал до безопасного места
Вынося девочку он умер с честью
Вячеслав Маляров. Про него говорили
Спецназовец от Бога, гдеж его ангелы были?!
Прикрывая собой направление обстрела
Получил ранение, но продолжал вести дело
Александр Перов. Был начальник группы
Прикрывал детей и не просал трупы
Упреди взрыв, накрыл собой троих
И продолжал руководить пока пульс не стих
Олег Лоськов. Один из молодых бойцов.
Там день рождения, свадьба и сеньтябрь вечных снов
Олег стал на пути у бандитского прохожа
Получив смертельное ранение в 23 года
Олег Ильин. Боевой специалист.
Он знал не по наслышке, что такое террорист
Оди из первых начал штурмовать здание
Ему не раз приходилось это делать ранее
Дима Разумовский. Еще при жизни
Считался легендой всего спецназа
Первая его передовая Афгано - Таджитская
Погран отряд там и пуля бандитская
Выявил огневую точку отвлекал внимание
Первым ворвался в роковое здание
Завязался бой который был подавлен
Но Дима навсегда теперь легендою оставлен
Андрей Велько в составе групы штурмовой
Обеспечил действия своей передовой
Прикрывал заолжников и боевых товарищей
Но пуля дура пуля создана уничтожающе.
Рома Касатонов проникая в школу
Обнаружил детишек, они прижались к полу
Спасая из и прикрывая остальных
Попал под пули он,мал который очень быстро затих.
Андрюша Туркин в последний бой шел горой
Дал возможность укрыться группе штурмовой
А когда бандит бросил в людей гранату
Андрей накрыл ее собой не дав погибнуть брату.
Денис Путовкин прикрывал собой детей
Он слышал как за школой плачут сотни матерей
Получил осколочное, но детей не оставил
А отступая бандиты ему в спину стреляли.


Возможно, вам понравятся также:

Комментарии:

Добавить комментарий

xn--e1aajgqkncdd3h.xn--p1ai

в Беслане в День защитника Отечества почтили память погибших спецназовцев — РТ на русском

В минувшие выходные по случаю Дня защитника Отечества в Беслане принимали родственников тех, кто в 2004 году освобождал школу №1 от террористов. Спецназовцев называют здесь героями Беслана, их родных встречают с неизменной теплотой и благодарностью. Корреспондент RT побывала на мероприятиях.

«Добро пожаловать, мы вас заждались!» — красивая тоненькая женщина обнимает людей, входящих во двор новой школы.

Мы в гимназии города Беслан имени героев спецназа России, а встречающая гостей Елена Ганиева — её директор.

Зима тут мягкая, но листьев на деревьях нет, поэтому та, старая, школа за железной дорогой глядит на нас чёрными глазницами окон. Из них бойцы спецназа выбрасывали детей. Выбрасывали в жизнь из смерти.

Сейчас родственники бойцов, погибших при спасении детей во время теракта 2004 года, заходят в новую гимназию. Синие и серые глаза гостей встречаются с карими глазами хозяев. Объятия, смех и улыбки: «Мы вас так ждали, как мы рады!»

  • © Екатерина Винокурова/RT

Праздничный красный стенд «Слава России 2019». С него глядят детские рисунки. На одном улыбается из-под усов молодой крепкий мужчина — Михаил Кузнецов. 3 сентября майор спецподразделения ФСБ «Вымпел» прикрывал собой детей. По детям стреляли террористы. Их в Беслане обычно называют просто «звери». Кузнецов получил смертельное ранение и умер по дороге в госпиталь.

«Смотрите, как Миша ваш улыбается», — показывают учителя портрет статной даме с русыми волосами. Татьяна Кузнецова кивает. Улыбается она редко, говорит мало. На вопросы о муже отвечает коротко, по-военному: «Был надёжным, добрым».

Юнармейцы начинают линейку. Командует девочка, чеканя каждое слово: «Голову перед памятью павших — преклонить». Дети снимают береты и преклоняют колено.

«Мы с вами — одной крови, как говорят здесь. Так получилось, такова жизнь, что мы с вами стали одной семьёй. Мы благодарны вам, что вы приехали в Беслан, мы понимаем, как вам тяжело приезжать сюда, где остались навсегда ваши близкие», — Ганиева говорит не по бумажке, иногда её голос дрожит.

Елена Ганиева сама была тогда в заложниках. В старой школе она была завучем и открывала линейку первоклассников. Та линейка прервалась автоматными очередями. Ганиева вышла из школы 3 сентября — с сыном и выжившими учениками.

«Всю её семью потом травили»

Присутствующие то улыбаются и смеются, то вытирают слёзы. Те, кто не вышел в тот день из школы, тоже рядом — вот гранитная доска с именами погибших учеников и учителей с разбивкой по классам.

«Больше всего, видите, погибло детей из средних классов. Старшеклассники успевали убежать, а многие опоздали на линейку. А ребята из средней школы шли туда с радостью, и вот — видите...» — рассказывает Надежда Цалоева-Гуриева.

Она находилась в заложниках с тремя своими детьми и 11-м «Б» классом. Её сын Борис и дочь Вера погибли.

«Одного своего ученика я с линейки выгнала. Он в красных носках пришёл, я ему велела бежать домой и не появляться, пока не сменит это безобразие. А потом уже после всего мы встретились, я ему говорю: «Ты эти носки теперь всегда с собой как талисман носи, они тебя спасли», — седовласая Надежда говорит медленно, без надрыва, только вытирает глаза.

Она проводит нам экскурсию по школьному музею. Один из залов, конечно же, посвящён теракту.

«Знаете, когда говорят, что, мол, мы все вели себя героически... Это же не так было, — продолжает Надежда. — Дети — да. Вот, видите, мальчик (показывает на фото)? Такой хулиган был, а как он всех поддерживал в спортзале. А вот этот мальчик мне до сих пор во сне является... А вот, смотрите, Дарима Аликова, учительница. Её затравили же: какое-то издание написало, что она, бурятка, привела в школу террористов, а сама сбежала. Никуда она не сбежала, она погибла в школе, до последнего с детьми была. А сплетню подхватили другие сайты, всю её семью потом травили, хотя написали про неё ложь».

В какой-то момент несколько бывших заложниц — учителя и матери — даже забывают о гостях и начинают спорить между собой, вспоминая те события. На пороге зала стоит манекен в форме, высокий, под два метра. Форма такая же, как была на погибших спецназовцах.

«Не мог товарищей бросить»

Другие залы музея посвящены истории школы и краеведению.

«Смотрите, какая чернильница советская — «непроливайка»: если на бок опрокинется, то чернила не выльются. Я сама с такой в 1-ю школу Беслана пришла, когда мы сюда переехали. У других детей уже шариковые ручки были, а я с чернильницей ещё пришла. У вас же тоже были такие, в мешочках носили?» — спрашивает Цалоева-Гуриева у гостей.

Седовласый мужчина с идеальной осанкой кивает. Это Евгений Анатольевич Пудовкин, отец погибшего прапорщика управления «Вымпел» Центра специального назначения ФСБ. Денису Пудовкину было 28 лет. Он вместе с командиром Олегом Ильиным прикрывал огнём заложников, оба были ранены, но приняли решение не выходить из боя. Пудовкин и Ильин побежали на второй этаж, где террористы, уже зная, что им конец, прикрывались детьми, пытаясь забрать с собой на тот свет как можно больше маленьких жизней. Пудовкин застрелил одного из боевиков, но и сам был смертельно ранен.

Мы все, гости Беслана и матери, подходим к другой школе, старой. Евгений Анатольевич останавливается у заколоченного дверного проёма: «Я зачем-то включил передачу про штурм на запись. И представляете, запись остановилась на кадре, где мой Денис стоит вот у этой стены. Он же ранен был, но побежал, не мог товарищей бросить».

В спецназ ФСБ Денис Пудовкин шёл всю жизнь — занимался в военно-патриотическом клубе, служил в ВДВ, работал в милиции, потом пошёл в спецназ МВД СОБР и, наконец, прорвался в элиту из элит.

Пока близкие погибших спецназовцев стоят и думают о своём, матери погибших детей, как и 15 лет назад, всё пытаются понять, как же всё так получилось, кто же всё-таки больше всего виноват, а главное — можно ли было избежать, можно ли было повернуть трагедию вспять. Вспоминают, что за несколько дней до теракта в городе видели пришлых, что на ступеньках школы курили неместные мужчины в камуфляже и с бородами, что на улицах города видели зелёные «жигули». Показывают нам окна своих прежних квартир: многие семьи бывших заложников уехали жить во Владикавказ.

Прививка от терроризма

Заходим в спортзал — свидетель трёхдневного ада на земле. Мне шёпотом говорят, что на месте гибели каждого спецназовца хотят установить ещё памятные знаки с описанием подвига, чтобы ещё раз проявить уважение к погибшим героям Беслана. А ещё «Матери Беслана» будут проводить тут лекции по профилактике терроризма. Впрочем, одного взгляда на кирпичный спортзал с бесчисленными портретами малышей и взрослых на стенах, с бутылками воды, мягкими игрушками в оконных проёмах и зияющими дырами в стенах и в полу достаточно, чтобы почувствовать, как прививку от терроризма тебе вкалывают прямо в вену.

Также по теме

Путин поручил оказать допподдержку пострадавшим при теракте в Беслане

Президент России Владимир Путин поручил принять дополнительные меры поддержки жителей Беслана, пострадавших в результате теракта 2004...

Иногда они начинают вспоминать: «Я вот там сидела. Нас взрывом потом отбросило, а потом мы побежали». Вспоминают своих детей: то пересказывая истории из их жизни, то вспоминая любимые платьица, причёски, заколочки, разбитые коленки, первые машинки, а то рассказывая, как опознавали детей. В морге. Как до последнего надеялись, что «опознали девочку с белым бантиком, а у моей уже стрижка была». Как узнавали родных по кусочку ботинка, по носочку. И снова и снова повторяя: «Дети наши горели заживо». Иногда матери переходят на осетинский, но переводчик тут не нужен. Нужно просто обнять, взять за руку. И снова печальные карие глаза и печальные синие.

На прощание нам предлагают взять на память по мягкой игрушке.

«Я всегда, когда сюда дети приходят, говорю: не бойтесь, возьмите игрушку отсюда. Они ведь годами тут лежат, мы их стираем, и больно выкидывать. Это ведь люди несут от чистого сердца, а игрушкам надо, чтобы в них играли. Чтобы дети в них играли», — говорит высокая и очень красивая Рита Сидакова. Её Алла тоже погибла тут, в спортзале. И Рита часто сюда приходит побыть с ней.

Дети с портретов

Храм Новомучеников и Исповедников Российских рядом со школой почти готов. За полгода, прошедшие с того времени, как я приезжала в Беслан со съёмочной группой RT, работы явно шли семимильными шагами. Храм готов. Золотые купола поддерживают низкое серое небо — сегодня пасмурно.

Внутри храма ещё ведутся работы: идёт роспись стен, причём в очень необычной манере. В этом, несмотря на совсем небольшой размер, очень много света и воздуха, а все краски — пастельные, нежные. Лица у Богородицы, Иисуса Христа, святых такие, будто они сейчас заговорят. А ещё по концепции храма стены будут украшать бесланские версии старинных иконописных сюжетов, где есть дети. Одна из росписей, изображающая путь праведников в рай, уже закончена. На ней по одну руку от Христа в рай идут дети вместе с мамами. И лица детей знакомые — это дети с портретов в спортзале. По другую руку от Христа в рай идут мужчины. Михаил Кузнецов с его усами — в первом ряду, он узнаваем.

  • © Екатерина Винокурова/RT

«Можно я у вас Псалтырь возьму? Тут как раз буквы крупные, у меня есть, но с мелкими буквами. Я его читаю, открывая с любого места. Где открылся, там читаю», — говорит Рита Сидакова иконописцам. Те кивают: для того тут книги и лежат.

Последнее мероприятие на сегодня проходит в бесланской школе №8 и называется «Не жалея жизни для детей». На нём присутствуют и дети, и взрослые, а родственники спецназовцев — почётные гости. Мероприятие проводится на президентский грант. Участники по очереди рассказывают о том, что такое — быть защитником Отечества. И конечно, о своих близких.

«Наша задача сейчас — это помогать всем нашим, кому требуется лечение, материальная помощь, работу найти. И сохранить память о том, что произошло, о наших детях», — говорит то строгая и величественная, то улыбчивая и быстрая Сусанна Дудиева. Как и все остальные, она называет родственников спецназовцев семьёй.

«Некоторые люди могут вам говорить, что мы ваших близких и их товарищей виним в смерти наших детей. Это неправда. Ваши родные погибли, спасая наших детей. У нас есть вопросы к руководителям... А ребята — герои. Для нас все они герои Беслана и герои России», — говорит Анета Гадиева. У Анеты невероятные глаза, то искрящиеся, то, наоборот, темнеющие.

Также по теме

RT представил документальный фильм «Беслан. Жизнь за ангелов»

Документальный канал RTД представил фильм «Беслан. Жизнь за ангелов», который рассказывает о судьбах тех, кто пережил трагедию в...

А вот выступает сестра Олега Лоськова, сотрудника управления «Альфа» спецназа ФСБ. Лоськов погиб, сражаясь с четырьмя «зверями», пытавшимися вырваться из школы, прикрываясь заложниками. Погиб, как и его товарищи, закрывая собой детей.

«Он всегда хотел быть военным. Хотел поступать в школу милиции, потом попал в спецназ МВД. Но всё хотел большего и большего. И наконец попал в «Альфу», — вспоминает русоволосая Наталья.

Как и все остальные, Наталья говорит немного отрывисто, избегая высокопарных слов. Просто — говорит.

День защитников Отечества в Беслане совсем не похож на аналогичные торжественные мероприятия, где звучат куда более пафосные заявления о любви к Родине, где играет оркестр, где блестят золотом и бриллиантами, выгуливают дорогие аксессуары на красных дорожках. Тут всё по-домашнему. Пафосные мероприятия мечтаешь поставить в плеере в голове на ускоренный режим, потому что они невыносимо скучны, а тут проходит маленькая жизнь.

Кроме семей погибших военных, тут присутствуют и семьи погибших гражданских: когда начался штурм, мужчины Беслана побежали в спортзал вытаскивать детей из ада, и некоторые остались там навсегда. Благодарят и оказывавших медпомощь, и помогавших все эти годы.

В перерывах между выступлениями показывают видео с фотографиями погибших. Зал без напоминаний или просьб встаёт. Все вытирают слёзы, которые даже не пытаются скрыть.

В одном из перерывов ученики восьмой школы должны прочесть стихотворение, но одна девочка запинается. Ей подсказывают, но это не помогает: слёзы мешают говорить. Никто не смеётся, никто не ругается. Наконец маленькая артистка проговаривает своё четверостишие и передаёт слово другому школьнику. Голоса дрожат у всех, но в итоге вот эти ломкие, надрывные голоса запоминаются сильнее, чем если бы читали складно и с положенным сценическим выражением.

В самом конце слово дают бывшим заложницам. Им уже по двадцать пять.

«Извините нас, пожалуйста, что ваши близкие погибли, защищая нас», — просто говорят девушки.

Ком в горле. Ответ «не за что извиняться, вы ни в чём не виноваты» нет смысла произносить вслух, он и так звучит громко в наступившем молчании.

После мероприятия — снова то улыбки и смех, обмен новостями, то слёзы и воспоминания. А ещё — снова любовь к ушедшим детям и близким.

«Когда была первая годовщина гибели Дениса, меня даже отговаривали ехать в Беслан. Говорили: «Вас там ненавидят», — вспоминает Евгений Пудовкин. — А теперь я сюда каждый год езжу. И не только потому, что не могу им отказать. Я вижу, как нас тут любят, как уважают».

Одной крови. Одна семья. Так вышло.

russian.rt.com

спецназовцы вспоминают штурм школы в Беслане — РТ на русском

Десять лет назад боевики в Беслане захватили в заложники более 1200 школьников, их родителей и учителей, участвовавших в торжественной линейке. Людей три дня удерживали в заминированном школьном спортзале без воды и еды. 3 сентября в школе прогремело два мощных взрыва, началась перестрелка, затем был штурм здания. В результате теракта были убиты 334 человека, из них 186 детей, более 800 ранены. Единственный оставшийся в живых террорист отбывает пожизненное заключение. Корреспондент RT Лидия Василевская побеседовала с участниками штурма и бывшими заложниками.

«Парни, закрывшие сердцем детей», − написано на памятнике бойцам спецназа в Беслане. Рассказывают, что однажды генерал-лейтенант больше часа простоял здесь на коленях. Он плакал. Беслан для силовиков − место особенно болезненное. Нигде спецназ не нёс таких потерь, как в этом городе. Никогда не погибало столько детей. «Мы там ходили по щиколотки в крови», − вспоминает один из бойцов.

Террористы, захватив школу, загнали людей в спортзал и заставили мужчин баррикадировать здание изнутри. «Я поднял огромный сейф, закинул его на окно. Не знаю, как смог. Просто понял, что или поднимаю, или меня убивают», − говорит Заур.

Сначала всем казалось, что так не может быть на самом деле. Потом убили первого мужчину − Руслана Бетрозова. Он попытался успокоить детей на родном осетинском языке. Затем расстреляли ещё 16 мужчин. Их тела выбросили из окон второго этажа. Трупы пролежали на дороге все три дня.

Когда полковник подразделения «Альфа» Виталий Демидкин узнал, что его группу посылают в Беслан, он хотел сначала возмутиться. Группа только что вернулась из командировки. Были контуженные и раненые. Ребятам следовало восстановиться. Однако офицер почувствовал, что должен быть там. Должен, и всё.

«В моём подчинении в Беслане были около 80 человек. Нам поставили задачу: прорваться в спортзал, уничтожить террористов, обезвредить взрывные устройства и дать общую команду о штурме. Я прикинул, что большая часть подразделения, которым я руковожу, в этом случае будет выведена из строя», − вспоминает военный.

«Если пойдёте на штурм, мы будем стрелять вам в спины», − говорили местные жители. Мужчин, пришедших к школе с оружием, пресса окрестила ополченцами. В школе были их дети, и мысль о штурме наводила ужас. «Я, наверное, действовал бы так же на их месте, − говорит Виталий Демидкин. − С самого начала мы понимали, что штурмовать не будем. Там дети, и будут жертвы. Мы готовились, конечно, к захвату, но представить не могли, что он реально будет».

Перед штурмом

Ад ожидания и неизвестности длился три дня. Как рассказывают заложники, на третьи сутки они обессилели до такой степени, что уже слабо реагировали на происходящее. Люди умирали от обезвоживания: воду и еду заложникам не давали, они падали в обморок, бредили. По признаниям многих находившихся тогда в спортзале, все ждали развязки. Хотелось или выйти, или умереть. Второй вариант казался более правдоподобным. Спортзал был напичкан взрывчаткой. Чермена Дзагоева вспоминает: «Всё было в бомбах, они висели на баскетбольных кольцах, как гирлянды. Под ногами у нас была очень большая бомба, а рядом, на стуле, ещё что-то было. В баскетбольном кольце было, наверное, по две бомбы. В центре зала висела огромная». Измождённые люди уже перестали обращать на это внимание, замечать растяжки. Сил больше не было.

«Я проснулась от грохота. Открываю глаза, вокруг кровь, стоны, трупы. Мама не двигается», − вспоминает бывшая заложница. В школе прогремел взрыв. Потом ещё один. В спортзале обрушился потолок, выбило окна.

На десятилетнюю Зарину Албегову после взрыва упала крыша. «Я выбралась и аккуратно стала пробираться к разбитому окну. Вокруг было много мёртвых. Страшно. Я видела, как из окон выпрыгивали люди, и стала пробираться туда. Но забраться сама не могла, маленькая. Мне мальчик помог. Когда всё же выбралась, я так побежала, как только могла… Бегу, а вокруг вспышки. Потом поняла, что в нас стреляли. Мне и сейчас иногда кажется, что ноги горят», − рассказывает она.

Позже, заходя в спортзал новой школы, многие приходили в ужас. Окна очень высоко. На них самому не залезть, не сбежать. По спасающимся из плена террористы стреляли. 29 человек так и не успели убежать.

Оставшихся в живых боевики перегоняли из спортзала в актовый зал и столовую. Люди уходили, оставляя убитых или тяжелораненых детей, матерей, братьев и сестёр. Выбора не было: неспособных самостоятельно передвигаться убивали.

Виталий Демидкин узнал о взрыве в школе на полигоне под Владикавказом. Спецназ там проводил учения. Помчались обратно, молясь, чтоб штурма всё же не было. «Но в школе шли подрывы, началось уничтожение заложников. Что было делать?» – говорит полковник.

«Я каждую секунду помню. Мы разбились на тройки и со словами «С Богом!» начали. Вошли в школу через окно и стали продвигаться к столовой, к «огневому гнезду» противника. Заходили по трое, часть сотрудников шли чуть правее меня, часть левее, я остался посередине коридора. И внезапно – белое облако передо мной, из‑за которого я увидел несколько красных огоньков. Понял, что по нам ведётся огонь. Но, удивительно, я ничего не слышал. Инстинктивно упал на спину и выпустил в сторону противника весь боекомплект автоматного магазина», – рассказывает военный.

Демидкин потом узнал, что перед ним упали две гранаты Ф-1, разлёт осколков которых составляет 250 метров, убойная сила – 25. Бойцы находились всего в нескольких метрах от взрыва. У спецназовца Сергея ногу разорвало в клочья, 27 осколков потом вытащили.

Террористы и ополченцы

Когда стрельба стихла, в коридоре из-за угла появился мужчина. «Ты кто? Стой! Подними руки», – приказали ему. Мужчина молчал. Огонь не открывали – вдруг заложник, знали, что всех мужчин расстреляли, но мало ли. «Не сразу поняли, что на нас шёл смертник, – говорит Виталий Демидкин. – Открыли огонь, но поздно. Он упал метрах в двух от нас и взорвался. Как мы выжили, не знаю. У меня и царапины не было. Более того, я не слышал этих взрывов. Словно нас что-то защищало. Нас 12 человек в четырёхметровом коридоре, у противника – гранатомёты и автоматы. В принципе, там должна была быть мясорубка».

Прорвавшись в «огневое гнездо», где засели террористы, спецназовцы снова попали под обстрел. На этот раз стреляли осетинские ополченцы, с охотничьими ружьями они тоже ринулись в бой. Заложников террористы заставили встать на окна, чтобы не было стрельбы. Кто-то потом вспоминал, как одна из женщин, заметив, что бойцы подходят, их перекрестила. «Когда мы увидели каски, догадались, что это наши. И все начали выпрыгивать. Я стояла очень долго на подоконнике, боялась. А он внизу стоит, на меня смотрит и говорит: «Давай». Помню его голубые глаза, щетину», − вспоминает Ирина Гуриева.

Террористы прикрывались живым щитом из детей и женщин, поэтому многие бойцы были вынуждены жертвовать собственной жизнью для спасения пленных. Так, майор «Вымпела» Михаил Кузнецов под огнём боевиков эвакуировал более 20 раненых заложников, но, получив смертельные ранения, скончался.

В школу заходили с разных сторон. «Через распиленную решётку в помещение пробирался спецназовец. Один из террористов, увидев его, что-то бросил в нашу толпу. Я не поняла, что это. А спецназовец прямо с окна спрыгнул и накрыл собой этот предмет. Прогремел взрыв. Это был Андрей Туркин. Спас он нас всех», − рассказывает одна из заложниц.

«О том, что мы видели, лучше не вспоминать. Ничего нет страшнее детских трупов. В одном из закутков нам удалось обнаружить женщину с девочкой лет семи, которая всё время просила пить. К сожалению, выдвигаясь в бой, не думаешь ни о воде, ни о пище, а думаешь, как бы побольше взять с собой гранат и боеприпасов», − делятся горькими воспоминаниями силовики спустя десять лет.

По словам заложников, террористы срывали одежду с учителей, чтобы, переодевшись, смешаться с местными жителями. Ополченцы с пристрастием проверяли каждого, кто вызывал подозрение. Их жертвой едва не стал раненый боец, он был одет в чёрную форму с маленькой шапочкой. Поймали одного из террористов, Нурпашу Кулаева, которому удалось даже сесть в машину «скорой помощи». Его едва не разорвали на куски. Правоохранители еле отбили его у разгорячённых мужчин.

Боец спецназа Александр Бетин рассказывает, что, когда он вышел из школы, сразу попросил у журналиста телефон и позвонил домой: «Я ей говорю: «У меня всё нормально». Она так обыденно отвечает: «Ну и хорошо!» Ещё не знали, что штурм начался».

После штурма

В результате операции погибли десять спецназовцев. Это крупнейшие потери за всю историю данных войск. Анжела Сикоева потеряла в школе маму, но сама спаслась. Помнит, как Андрей Туркин накрыл собой гранату. Его жена тогда была беременна. В Беслан на годовщину трагедии она приехала с сыном: «Он так похож на папу. Я очень хотела познакомиться и с ним, и с семьями тех, кто нас спасал, с жёнами, детьми, сказать им спасибо. Для нас это очень важно».

Полковник Виталий Демидкин говорит, что каждый год бойцы стараются посетить Беслан. Интересно посмотреть на детей, узнать, что с ними, какими они стали. «Это важно − увидеть благодарные лица ребят, которых спасли. Такое ни за какие деньги не купишь. Когда человек сознательно ставит на алтарь Отечества свою жизнь, он хочет получить что-то взамен. И когда видишь глаза людей, которых спас, это самая главная награда», − подчёркивает офицер.

Бывшие заложники вспоминают, как долго общались с мамой одного из погибших спецназовцев. Рассказывали ей, как он спасал, как ему благодарны. Мать бойца долго плакала, но, кажется, ей стало легче.

На стене бесланской полуразрушенной школы осталась надпись: «Альфа», «Вымпел», спасибо за то, что вы спасали наших детей!»

russian.rt.com

Текст песни ST - Бойцы спецназа. Беслан на сайте Rus-Songs.ru

Оригинальный текст и слова песни Бойцы спецназа. Беслан:

Лубянка, была чёрная от горя и слёз,
У гробов погибших лежали тысячи роз.
Тысячи людей увидели как плакали мужчины,
Все, от мала до велика сняли шапки перед ними.

Хоронили боевых друзей,
Тех, кто прикрывали своими телами детей.
Спецназ действовал не по инструкции,
А по людски, без всякой там корупции.

Годы этих ребят едва достигли тридцати,
В самом цвете лет и сил погибли они.
Почётный караул, оружейный салют,
И поминальные 100 грамм о них напомнят нам.

Биография при жизни строго засекречены,
И только на могилах имена помечены,
Всем посмертно ордена, всем посмертно звания,
Знай их поимённо, береги вспоминания.

Не кидайте в них камни, они камней не боятся,
Как и пуль, с которыми пришлось поквитаться.
Не оскорбим павших и не обидим живых,
Десять человек, запомни имена их.

Не кидайте в них камни, они камней не боятся,
Как и пуль, с которыми пришлось поквитаться.
Не оскорбим павших и не обидим живых,
Десять человек, запомни имена их.

Михаил Кузнецов — боевой офицер,
Два метра роста, гроза бандитов, очень смел,
Эвакуировал, двадцать раненых заложников,
Получил пулю в спину, прикрывая школьников.
Из последних сил бежал до безопасного места,
Вынося девочку, он умер с честью.

Вячеслав Маляров — про него говорили —
Спецназовец от бога, где ж его ангелы были.
Прикрывая собой направление обстрела,
Получил ранение, но продолжал вести дело.

Александр Перов — был начальник группы,
Прикрывал детей и не бросал трупы.
Упредил взрыв, накрыл собой троих,
И продолжал руководить пока пульс не стих.

Олег Лоськов — один из молодых бойцов,
Там день рожденье, свадьба и сентябрь вечных снов.
Олег встал на пути у бандитского прохода,
Получив смертельное ранение в двадцать три года.

Олег Ильин — боевой специалист,
Он знал не понаслышке что такое террорист.
Один из первых начал штурмовать здание,
Ему не раз, приходилось это делать ранее.

Дима Разумовский — ещё при жизни,
Считался легендой среди всего спецназа.
Первая его передовая Афгано-Таджинская,
Погран отряд, там и пуля бандитская,
Выявил огневую точку, отвлекал внимание,
Первым ворвался в роковое здание.
Завязался бой, который был подавлен,
Но Дима навсегда теперь легендою оставлен.

Андрей Вилько — в составе группы штурмовой,
Обеспечил действия своей передовой.
Прикрывал заложников и боевых товарищей,
Но пуля дура, пуля создана уничтожающе,

Рома Касотонов — проникая в школу,
Обнаружил детишек, они прижались к полу,
Спасая их и прикрывая остальных,
Попал под пулемёт, который очень быстор затих.

Андрюша Туркин — в последний бой шёл горой,
Дал возможность укрытся группе штурмовой.
А когда бандит, бросил в людей гранату,
Андрей накрыл её собой, не дав погибнуть брату.

Денис Пудовкин — прикрывал собой детей,
Он слышал, как за школой, плачут сотни матерей.
Получил осколочное, но детей не оставил,
Отступая, бандиты ему в спину стреляли.

Не кидайте в них камни, они камней не боятся,
Как и пуль, с которыми пришлось поквитаться.
Не оскорбим павших и не обидим живых,
Десять человек, запомни имена их.

Не кидайте в них камни, они камней не боятся,
Как и пуль, с которыми пришлось поквитаться.
Не оскорбим павших и не обидим живых,
Десять человек, запомни имена их.

Перевод на русский или английский язык текста песни — Бойцы спецназа. Беслан исполнителя ST:

Lubyanka was black with grief and tears,
There were thousands of coffins of dead roses.
Thousands of people have seen how men wept,
Everything from small to large cap removed in front of them.

Buried military friends,
Those who covered their bodies of children.
Special Forces did not act according to instructions,
And human beings, without there CORUPTION.

Years, these guys barely reached thirty,
In the prime of life and the forces they perished.
A guard of honor, gun salute,
And 100 grams memorial will remind us about them.

Biography at life strictly classified,
Only the names on the graves are marked,
All posthumous medals, all posthumous title,
Know them by name, take care of remembering.

Do not throw stones at them, they are not afraid of stones,
Like bullets, which had to settle accounts.
Not to offend the dead and the living will not be offended,
Ten people, remember their names.

Do not throw stones at them, they are not afraid of stones,
Like bullets, which had to settle accounts.
Not to offend the dead and the living will not be offended,
Ten people, remember their names.

Mikhail Kuznetsov — a military officer,
Two meters tall, storm bandits, very brave,
Evacuated twenty wounded hostages
Was shot in the back, covering students.
The last effort fled to a safe place,
Introducing the girl, he died with honor.

Vyacheslav MALYAROV — talked about it —
Commando from God, where are his angels were.
Covering an area of ??fire,
Was wounded, but continued to run a business.

Alexander Perov — was head of the group,
Covered children and did not throw the corpses.
Forestall the explosion covered a three,
And continued to lead until your heart rate is not verse.

Oleg Loskov — one of the young men,
There’s a birthday, wedding and September eternal dreams.
Oleg stood in the way of the passage of the bandit,
Was fatally wounded in twenty-three years.

Oleg Ilin — combat specialist,
He knew firsthand what a terrorist.
One of the first to storm the building,
He repeatedly had to do it before.

Dima Razumovsky — during his lifetime,
Considered a legend among all commandos.
His first editorial Afghan-Tadzhinskaya,
Border detachment there and bullet Bandit,
Revealed the firing point, distraction,
First broke into the building fatal.
The fight, which was suppressed,
But Dima now forever Legend left.

Andrew Wilke — in a group assault,
Provided its advanced action.
Covered the hostages and comrades,
But the bullet fool bullet established consuming,

Roma Kasotonov — getting into school,
Found children, they clung to the floor,
Saving them and covering the rest,
Came under machine gun, which is very bystoro subsided.

Andrew Turkin — in the last fight went mountain
Provided an opportunity ukrytsya group assault.
And when a thug threw a grenade at people,
Andrew has covered it themselves, without giving his brother die.

Pudovkin Denis — a covered children
He heard behind the school, hundreds of mothers cry.
Shrapnel, but the children did not leave,
Retreating, the bandits shot him in the back.

Do not throw stones at them, they are not afraid of stones,
Like bullets, which had to settle accounts.
Not to offend the dead and the living will not be offended,
Ten people, remember their names.

Do not throw stones at them, they are not afraid of stones,
Like bullets, which had to settle accounts.
Not to offend the dead and the living will not be offended,
Ten people, remember their names.

Если нашли опечатку в тексте или переводе песни Бойцы спецназа. Беслан, просим сообщить об этом в комментариях.

rus-songs.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.