Собрание стихов


«Собрание стихов. Вторая книга. 1903–1909». Зинаида Гиппиус. Книги стихов

 ПЕТЕРБУРГ

Сергею Платоновичу Каблукову

Люблю тебя, Петра творенье...

Твой остов прям, твой облик же́сток,
Шершавопыльный — сер гранит,
И каждый зыбкий перекресток
Тупым предательством дрожит.

Твое холодное кипенье
Страшней бездвижности пустынь.
Твое дыханье — смерть и тленье,
А воды — горькая полынь.

Как уголь, дни, — а ночи белы,
Из скверов тянет трупной мглой.
И свод небесный, остеклелый
Пронзен заречною иглой.

Бывает: водный ход обратен,
Вздыбясь, идет река назад...
Река не смоет рыжих пятен
С береговых своих громад,

Те пятна, ржавые, вскипели,
Их ни забыть, — ни затоптать...
Горит, горит на темном теле
Неугасимая печать!

Как прежде, вьется змей твой медный,
Над змеем стынет медный конь...
И не сожрет тебя победный
Всеочищающий огонь, —

Нет! Ты утонешь в тине черной,
Проклятый город, Божий враг,
И червь болотный, червь упорный
Изъест твой каменный костяк.

1909
СПБ

ПЕТУХИ

П. С. С.

Ты пойми, — мы ни там, ни тут.
Дело наше такое, — бездомное.
Петухи поют, поют...
Но лицо небес еще темное.

На деревья гляди, — на верхи.
Не колеблет их близость рассветная...
Всё поют, поют петухи, —
Но земля молчит, неответная...

1906
Париж

БРАЧНОЕ КОЛЬЦО

Над темностью лампады незажженной
Я увидал сияющий отсвет.
Последним обнаженьем обнаженной
Моей душе — пределов больше нет.

Желанья были мне всего дороже...
Но их, себя, святую боль мою,
Молитвы, упованья, — всё, о Боже,
В Твою Любовь с любовью отдаю.

И этот час бездонного смиренья
Крылатым пламенем облек меня.
Я властен властью — Твоего веленья,
Одет покровом — Твоего огня.

Я к близкому протягиваю руки,
Тебе, Живому, я смотрю в Лицо,
И, в светлости преображенной муки,
Мне легок крест, как брачное кольцо.

1905
СПБ

К НЕЙ

О, почему Тебя любить
Мне суждено неодолимо?
Ты снишься мне иль, может быть,
Проходишь где-то близко, мимо,

И шаг Твой дымный я ловлю,
Слежу глухие приближенья...
Я холод риз Твоих люблю,
Но трепещу прикосновенья.

Теряет бледные листы
Мой сад, Тобой завороженный...
В моем саду проходишь Ты, —
И я тоскую, как влюбленный.

Яви же грозное лицо!
Пусть разорвется дым покрова!
Хочу, боюсь — и жду я зова...
Войди ко мне. Сомкни кольцо.

1905

БЛАГАЯ ВЕСТЬ

Дышит тихая весна,
Дышит светами приветными...
Я сидела у окна
За шерстями разноцветными.

Подбирала к цвету цвет,
Кисти яркие вязала я...
Был мне весел мой обет:
В храм святой завеса алая.

И уста мои твердят
Богу Сил мольбы привычные...
В солнце утреннем горят
Стены горницы кирпичные...

Тихо, тихо. Вдруг в окне,
За окном, — мелькнуло белое...
Сердце дрогнуло во мне,
Сердце девичье, несмелое...

Но вошел... И не боюсь,
Не боюсь я Светлоликого.
Он как брат мой... Поклонюсь
Брату, вестнику Великого.

Белый дал он мне цветок...
Не судила я, не мерила,
Но вошел он на порог,
Но сказал, — и я поверила.

Воля Господа — моя.
Будь же, как Ему угоднее...
Хочет Он — хочу и я.
Пусть войдет Любовь Господняя...

Март 1904
СПБ

НОЧЬЮ

Ночные знаю странные прозрения:
Когда иду навстречу тишине,
Когда люблю ее прикосновения,
И сила яркая растет во мне.

Колдует ли душа моя иль молится, —
Не ведаю; но радостна мне весть...
Я чую, время пополам расколется,
И будущее будет тем, что есть.

Все чаянья, — все дали и сближения, —
В один великий круг заключены.
Как ветер огненный, — мои хотения,
Как ветер, беспреградны и властны.

И вижу я, — на ком-то загораются
Сияньем новым белые венцы...
Над временем, во мне, соприкасаются
Начала и концы.

1904

ДНЕМ

Я ждал полета и бытия.
Но мертвый ястреб — душа моя.
Как мертвый ястреб, лежит в пыли,
Отдавшись тупо во власть земли.
Разбить не может ее оков.
Тяжелый холод — земной покров.
Тяжелый холод в душе моей,
К земле я никну, сливаюсь с ней.
И оба мертвы — она и я.
Убитый ястреб — душа моя.

1904

СВОБОДА

Я не могу покоряться людям.
Можно ли рабства хотеть?
Целую жизнь мы друг друга судим, —
Чтобы затем — умереть.

Я не могу покоряться Богу,
Если я Бога люблю.
Он указал мне мою дорогу,
Как от нее отступлю?

Я разрываю людские сети —
Счастье, унынье и сон.
Мы не рабы, — но мы Божьи дети,
Дети свободны, как Он.

Только взываю, именем Сына,
К Богу, Творцу Бытия:
Отче, вовек да будут едино
Воля Твоя и моя!

1904

ВСЁ КРУГОМ

Страшное, грубое, липкое, грязное,
Жестко-тупое, всегда безобразное,
Медленно рвущее, мелко-нечестное,
Скользкое, стыдное, низкое, тесное,
Явно довольное, тайно-блудливое,
Плоско-смешное и тошно-трусливое,
Вязко, болотно и тинно застойное,
Жизни и смерти равно недостойное,
Рабское, хамское, гнойное, черное,
Изредка серое, в сером упорное,
Вечно лежачее, дьявольски косное,
Глупое, сохлое, сонное, злостное,
Трупно-холодное, жалко-ничтожное,
Непереносное, ложное, ложное!

Но жалоб не надо; что радости в плаче?
Мы знаем, мы знаем: всё будет иначе.

1904
СПБ

НЕ ЗДЕСЬ ЛИ?

Я к монастырскому житью
Имею тайное пристрастие.
Не здесь ли бурную ладью
Ждет успокоенное счастие?

В полно́чь — служенье в алтаре,
Напевы медленно-тоскливые...
Бредут, как тени, на заре
По кельям братья молчаливые.

А утром — звонкую бадью
Спускаю я в колодезь каменный,
И рясу черную мою
Ласкает первый отсвет пламенный.

Весь день — работаю без дум,
С однообразной неизменностью,
И убиваю гордый ум
Тупой и ласковой смиренностью.

Я на молитву становлюсь
В часы вечерние, обычные,
И говорю, когда молюсь,
Слова чужие и привычные.

Так жизнь проходит и пройдет,
Благим сияньем озаренная,
И ничего уже не ждет
Моя душа невозмущенная.

Неразличима смена дней,
Живу без мысли и без боли я,
Без упований и скорбей,
В одной блаженности — безволия.

1904

ПОБЕДЫ

Звезды люблю я и листья весенние, —
Темную землю и алую кровь.
Чем сочетанья во мне совершеннее,
Тем горячее и тем неизменнее
Жадного сердца живая любовь.

Шорохи теплые, прикосновения
Хаоса черного, — вас ли губить?
О, не пред образом мрака и тления,
Не пред угрозою всеразрушения
Может живая любовь отступить!

Темные шорохи, слепорожденные,
Я ли закрою пред вами лицо?
Безблагодатные и беззаконные,
Вас я хочу разбудить, мои сонные,
Вас заключить в световое кольцо.

Небо от крови закатной червоннее...
Мне ль по мостам золотым не идти?
С каждым мгновеньем люблю неуклоннее,
С каждым мгновеньем любовь озареннее,
Ближе воскресная смерть на пути!

1906

УСПОКОЙСЯ?

Своей рукою Вседержитель
К спасенью хочет привести.
И уготована обитель,
И предназначены пути.

Всё решено от Духа Свята,
Он держит всех судеб ключи,
Он всех спасет. Не трогай брата,
Не убеждай... Оставь. Молчи.

Но если всем своя дорога,
И есть завет: не прекословь, —
Зачем же нам, по воле Бога,
Дана — бездейственно — Любовь?

1904

ДОЖДИЧЕК

О, веселый дождь осенний,
Вечный — завтра и вчера!
Всё беспечней, совершенней
Однозвучная игра.

Тучны, грязны и слезливы,
Оседают небеса.
Веселы и шепотливы
Дождевые голоса.

О гниеньи, разложеньи
Всё твердят — не устают,
О всеобщем разрушеньи,
Умирании поют.

О болезни одинокой,
О позоре и скорбях
Жизни нашей темноокой,
Где один властитель — Страх.

И, пророчествам внимая,
Тупо, медленно живу,
Равнодушно ожидая
Их свершенья наяву.

Помню, было слово: крылья...
Или брежу? Всё равно!
Без борьбы и без усилья
Опускаюсь я на дно.

1904

ОНИ

Звенят, поют, проходят мимо,
Их не постичь, их не догнать,
Во мглу скользят неуловимо —
И возвращаются опять...

Игра и дымность в их привете,
Отсветы мыслей, тени слов...
Они — таинственные дети
Еще несознанных миров.

Не жизнь они — но жажда жизни,
Не звуки — только дрожь струны.
Своей мерцающей отчизне
Они, крылатые, верны.

А я, разумный и безвластный,
Заворожить их не могу,
Остановить их лет неясный,
Зажечь на этом берегу.

Я только слышу — вьются, вьются
Беззвонный трепет я ловлю.
Играют, плачут и смеются,
А я, безвластный, — их люблю.

1904

КОРОСТЕЛЬ

А. К.

«Горяча моя постель...
Думка белая измята...
Где-то плачет коростель,
Ночь дневная пахнет мятой.

Утомленная луна
Закатилась за сирени...
Кто-то бродит у окна,
Чьи-то жалобные тени.

Не меня — ее, ее
Любит он! Но не ревную,
Счастье ведаю мое
И, страдая, — торжествую.

Шорох, шепот я ловлю...
Обнял он ее, голубит...
Я одна — но я люблю!
Он — лишь думает, что любит.

Нет любви для двух сердец.
Там, где двое, — разрушенье.
Где начало — там конец.
Где слова — там отреченье.

Посветлеет дым ночной,
Встанет солнце над сиренью,
Он уйдет к любви иной...
Было тенью — будет тенью...

Горяча моя постель,
Светел дух мой окрыленный...
Плачет нежный коростель,
Одинокий и влюбленный».

1904

МЕЖДУ

Д. В. Ф.

«На лунном небе чернеют ветки...
Внизу чуть слышно шуршит поток.
А я качаюсь в воздушной сетке,
Земле и небу равно далек.

Внизу — страданье, вверху — забавы.
И боль, и радость — мне тяжелы.
Как дети, тучки тонки, кудрявы...
Как звери, люди жалки и злы.

Людей мне жалко, детей мне стыдно,
Здесь — не поверят, там — не поймут,
Внизу мне горько, вверху — обидно...
И вот я в сетке — ни там, ни тут.

Живите, люди! Играйте, детки!
На всё, качаясь, твержу я «нет»...
Одно мне страшно: качаясь в сетке,
Как встречу теплый, земной рассвет?

А пар рассветный, живой и редкий,
Внизу рождаясь, встает, встает...
Ужель до солнца останусь в сетке?
Я знаю, солнце — меня сожжет».

1905

ДО́МА

Зеленые, лиловые,
Серебряные, алые...
Друзья мои суровые,
Цветы мои усталые...

Вы — дни мои напрасные,
Часы мои несмелые,
О, желтые и красные,
Лиловые и белые!

Затихшие и черные,
Склоненные и ждущие...
Жестокие, покорные,
Молчаньем Смерть зовущие... —

Зовут, неумолимые,
И зов их всё победнее...
Цветы мои, цветы мои,
Друзья мои последние!

1908
Париж

НЕЛЮБОВЬ

З. В.

Как ветер мокрый, ты бьешься в ставни,
Как ветер черный, поешь: ты мой!
Я древний хаос, я друг твой давний,
Твой друг единый, — открой, открой!

Держу я ставни, открыть не смею,
Держусь за ставни и страх таю.
Храню, лелею, храню, жалею
Мой луч последний — любовь мою.

Смеется хаос, зовет безокий:
Умрешь в оковах, — порви, порви!
Ты знаешь счастье, ты одинокий,
В свободе счастье — и в Нелюбви.

Охладевая, творю молитву,
Любви молитву едва творю...
Слабеют руки, кончаю битву,
Слабеют руки... Я отворю!

1907

ОВЕН И СТРЕЛЕЦ

Я родился в безумный месяц март...
А. Меньшов

Не март девический сиял моей заре:
Ее огни зажглись в суровом ноябре.

Не бледный халкидон — заветный камень мой,
Но гиацинт-огонь мне дан в удел земной.

Ноябрь, твое чело венчает яркий снег...
Две тайны двух цветов заплетены в мой век,

Два верных спутника мне жизнью суждены:
Холодный снег, сиянье белизны, —

И алый гиацинт, — его огонь и кровь.
Приемлю жребий мой: победность и любовь.

1907

МУДРОСТЬ

Сошлись чертовки на перекрестке,
На перекрестке трех дорог.
Сошлись к полно́чи, и месяц жесткий
Висел вверху, кривя свой рог.

Ну, как добыча? Сюда, сестрицы!
Мешки тугие, — вот прорвет!
С единой бровью и с ликом птицы, —
Выходит старшая вперед.

И запищала, заговорила,
Разинув клюв и супя бровь:
«Да что ж, неплохо! Ведь я стащила
У двух любовников — любовь.

Сидят, целуясь... А я, украдкой,
Как подкачусь, да сразу — хвать!
Небось, друг друга теперь не сладко
Им обнимать да целовать!

А вы, сестрица?» — «Я знаю меру,
Мне лишь была б полна сума.
Я у пророка украла веру, —
И он тотчас сошел с ума.

Он этой верой махал, как флагом,
Кричал, кричал... Постой же, друг!
К нему подкралась я тихим шагом —
Да флаг и вышибла из рук!»

Хохочет третья: «Вот это средство!
И мой денечек не был плох:
Я у ребенка украла детство,
Он сразу сник. Потом издох».

Смеясь, к четвертой пристали: ну же,
А ты явилась с чем, скажи?
Мешки тугие, всех наших туже...
Скорей веревку развяжи!

Чертовка мнется, чертовке стыдно...
Сама худая, без лица.
«Хоть я безлика, а всё ж обидно:
Я обокрала — мудреца.

Жирна добыча, да в жире ль дело!
Я с мудрецом сошлась на грех.
Едва я мудрость стащить успела, —
Он тотчас стал счастливей всех!

Смеется, пляшет... Ну, словом, худо.
Назад давала — не берет.
«Спасибо, ладно! И вон отсюда!»
Пришлось уйти... Еще убьет!

Конца не вижу я испытанью.
Мешок тяжел, битком набит!
Куда деваться мне с этой дрянью?
Хотела выпустить — сидит».

Чертовки взвыли: наворожила!
Не людям быть счастливей нас!
Вот угодила, хоть и без рыла!
Тащи назад! Тащи сейчас!

«Несите сами! Я понесла бы,
Да если люди не берут!»
И разодрались четыре бабы:
Сестру безликую дерут.

Смеялся месяц... И от соблазна
Сокрыл за тучи острый рог.
Дрались... А мудрость лежала праздно
На перекрестке трех дорог.

1908

ПЕРЕБОИ

Если сердце вдруг останавливается... —
на душе беспокойно и весело...
Точно сердце с кем-то уславливается... —
а жизнь свой лик занавесила...
Но вдруг —
Нет свершенья, новый круг,
Сердце тронуло порог,
Перешло — и вновь толчок,
И стучит, стучит, спеша,
И опять болит душа,
И опять над ней закон
Чисел, сроков и времен,
Кровь бежит, темно звеня,
Нету ночи, нету дня,
Трепет, ропот, торопь, стук,
И вдруг —
Сердце опять останавливается... —
Вижу я очи Твои, Безмерная,
под взором Твоим душа расплавливается...
о, не уходи, моя Единая и Верная,
овитая радостями тающими,
радостями, знающими
Всё.

1905

УЗЕЛ

Сожму я в узел нить
Меж сердцем и сознаньем.
Хочу разъединить
Себя с моим страданьем.

И будет кровь не течь —
Ползти, сквозь узел, глухо.
И будет сердца речь
Невнятною для духа.

Пусть, теплое, стучит
И бьется, спотыкаясь.
Свободный дух молчит,
Молчит, не откликаясь.

Храню его полет
От всех путей страданья.
Он дан мне — для высот
И счастья созерцанья.

Узлом себя делю,
Преградой размыкаю.
И если полюблю —
Про это не узнаю.

Покой и тишь во мне.
Я волей круг мой сузил.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Но плачу я во сне,
Когда слабеет узел...

1905

ЗЕМЛЕ

В рассветный вечер окно открою
Навстречу росам и ветру мглистому.
Мое Страданье, вдвоем с тобою
Молиться будем рассвету чистому.

Я знаю: сила и созиданье
В последней тайне, — в ее раскрытии.
Теперь мы двое, мое Страданье,
Но будем Два мы, — в одном совитии.

И с новым ликом, без рабства счастью,
В лучах страданья, в тени влюбленности,
К рассветным росам пойдем со властью,
Разбудим росы от смертной сонности.

Сойдем туманом, веселым дымом,
Прольемся в небе зарею алою,
Зажжем желаньем неутолимым
Больную землю, сестру усталую...

Нет, не к сестре мы — к Земле-Невесте
Пойдем с дарами всесильной ясности.
И если нужно — сгорим с ней вместе,
Сгорим мы трое в огне всестрастности.

1905

ОПРАВДАНИЕ

Ни воли, ни умелости,
Друзья мне — как враги...
Моей безмерной смелости,
Господь, о помоги!

Ни ясности, ни знания,
Ни силы быть с людьми...
Господь, мои желания,
Желания прими!

Ни твердости, ни нежности...
Ни бодрости в пути...
Господь, мои мятежности
И дерзость освяти!

Я в слабости, я в тленности
Стою перед Тобой.
Во всей несовершенности
Прими меня, укрой.

Не дам Тебе смирения, —
Оно — удел рабов, —
Не жду я всепрощения,
Забвения грехов.

Я верю — в Оправдание...
Люби меня, зови!
Сожги мое страдание
В огне Твоей Любви!

1904

ТЫ

Вешнего вечера трепет тревожный —
С тонкого тополя веточка нежная.
Вихря порыв, горячо-осторожный —
Синей бездонности гладь безбережная.

В облачном небе просвет просиянный —
Свежих полей маргаритка росистая,
Меч мой небесный, мой луч острогранный —
Тайна прозрачная, ласково-чистая.

Ты — на распутьи костер ярко-жадный —
И над долиною дымка невестная.
Ты — мой веселый и беспощадный, —
Ты — моя близкая и неизвестная.

Ждал я и жду я зари моей ясной,
Неутомимо тебя полюбила я...
Встань же, мой месяц серебряно-красный,
Выйди, двурогая, — Милый мой — Милая...

1905

СТЕКЛО

В стране, где всё необычайно,
Мы сплетены победной тайной.
Но в жизни нашей, не случайно,
Разъединяя нас, легло
Меж нами темное стекло.
Разбить стекла я не умею,
Молить о помощи не смею;
Приникнув к темному стеклу,
Смотрю в безрадужную мглу,
И страшен мне стеклянный холод...
Любовь, любовь! О дай мне молот,
Пусть ранят брызги, всё равно,
Мы будем помнить лишь одно,
Что там, где всё необычайно,
Не нашей волей, не случайно,
Мы сплетены последней тайной...
Услышит Бог. Кругом светло.
Он даст нам сил разбить стекло.

1904

ЕСЛИ

Если ты не любишь снег,
Если в снеге нет огня, —
Ты не любишь и меня,
Если ты не любишь снег.

Если ты не то, что я, —
Не увидим мы Лицо,
Не сомкнет Он нас в кольцо,
Если ты не то, что я.

Если я не то, что ты, —
В пар взлечу я без следа,
Как шумливая вода,
Если я не то, что ты.

Если мы не будем в Нем,
Вместе, свитые в одно,
В цепь одну, звено в звено,
Если мы не будем в Нем, —

Значит, рано, не дано,
Значит, нам — не суждено,
Просияв Его огнем,
На земле воскреснуть в Нем...

1905

ТРИ ФОРМЫ СОНЕТА

1

Веленьем не моим, но мне понятным,
Ты, непонятная, лишь мне ясна.
Одной моей душой отражена, —
Лишь в ней сияешь светом незакатным.

Мечтаньям ли, молитвам ли невнятным
Ты отдаешься средь тоски и сна, —
От сна последнего ты спасена
Копьем будящим, ядом благодатным.

Я холод мертвый ядом растоплю,
Я острого копья не притуплю,
Пока живая сила в нем таится.
Но бойся за себя... Порою мнится,
Что ложью острое копье двоится —
И что тебя я больше не люблю.

2

Я все твои уклоны отмечаю.
Когда ты зла, — я тихо утомлен,
Когда ты падаешь в забвенный сон, —
С тобою равнодушно я скучаю.
Тебя, унылую, брезгливо презираю,
Тобой, несчастной, — гордо огорчен,
Зато в глубокую всегда влюблен,
А с девочкою ясною — играю.

И каждую изменчивость я длю.
Мне равно святы все твои мгновенья,
Они во мне — единой цепи звенья.
Терзаю ли тебя, иль веселю,
Влюбленности ли час, иль час презренья, —
Я через всё, сквозь всё — тебя люблю.

3

Б. Б-у

...И не мог совершить там никакого чуда...

Не знаю я, где святость, где порок,
И никого я не сужу, не меряю.
Я лишь дрожу пред вечною потерею:
Кем не владеет Бог — владеет Рок.
Ты был на перекрестке трех дорог, —
И ты не стал лицом к Его преддверию...
Он удивился твоему неверию
И чуда над тобой свершить не мог.

Он отошел в соседние селения...
Не поздно, близок Он, бежим, бежим!
И, если хочешь, — первый перед Ним
С бездумной верою склоню колени я...
Не Он Один — все вместе совершим,
По вере, — чудо нашего спасения...

1907
Париж

ТОЛЬКО О СЕБЕ

Haт. Гиппиус

Мы, — робкие, — во власти всех мгновений.
Мы, — гордые, — рабы самих себя.
Мы веруем, — стыдясь своих прозрений,
И любим мы, — как будто не любя.

Мы, — скромные, — бесстыдно молчаливы.
Мы в радости боимся быть смешны, —
И жалобно всегда самолюбивы,
И низменно всегда разделены!

Мы думаем, что новый храм построим
Для новой, нам обещанной, земли...
Но каждый дорожит своим покоем
И одиночеством в своей щели.

Мы, — тихие, — в себе стыдимся Бога,
Надменные, — мы тлеем, не горя...
О, страшная и рабская дорога!
О, мутная последняя заря!

1904
СПБ

ВОЗЬМИ МЕНЯ

Открой мне, Боже, открой людей!
Они Твои ли, Твое ль созданье,
Иль вражьих плевел произрастанье?
Открой мне, Боже, открой людей!

Верни мне силу, отдай любовь.
Отдай ночные мои прозренья,
И трепет крыльев, и озаренья...
Отдай мне, Боже, мою любовь.

И в час победы — возьми меня.
Возьми, о, жизни моей Властитель,
В Твое сиянье, в Твою обитель,
В Твое забвенье возьми меня!

1904

ЧАС ТРЕТИЙ

Три раза искушаема была Любовь моя.
И мужественно борется... сама Любовь, не я.

Вставало первым странное и тупо-злое тело.
Оно, слепорожденное, прозрений не хотело.

И яростно противилось, и падало оно,
Но было волей светлою Любви — озарено.

Потом душа бездумная, — опять слепая сила, —
Привычное презрение и холод возрастила.

Но волею горячею растоплен колкий лед:
Пускай в оврагах холодно, — черемуха цветет!

О, дважды искушенная, дрожит пред третьим разом!
Встает мой ярко-огненный, мой беспощадный разум!

Ты разум человеческий, его огонь и тишь,
Своей одною силою, Любовь, — не победишь.

Не победишь, живущая в едином сердце тленном,
Лишь в сердце человеческом, изменном и забвенном.

Но если ты не здешнего — иного сердца дочь, —
Себя борьбою с разумом напрасно не порочь.

Земная ярость разума светла, но не бездонна.
Любовь! Ты власти разума, как смерти, неподклонна.

Но в Третий час к Создавшему, приникнув, воззови, —
И Сам придет Защитником рожденной Им — Любви.

1906

В ЧЕРТУ

Он пришел ко мне,

gippius.com

«Полное собрание стихотворений» читать бесплатно онлайн книгу автора Федор Тютчев на MyBook.ru

Тютчев, какой он? Маленький, худой остряк с умным видом рассуждающий о различных международных проблемах, да еще на досуге пописывающий стишки? Нет, что-то не то. Со школьных времен у большинства сохранились другие ассоциации. Тютчев пишется в одной строчке с Фетом и при его имени в памяти проясняется бессмертное (и порядком поднадоевшее) "Люблю грозу в начале мая, когда весенний первый гром..."
Нет, он другой, он глубокий. Понять его можно только путем прочтения и лирики и биографии.
Вот и у меня, после прочтения сборника появилось очень много вопросов. Почему его так волновал вопрос о славянах, о их воссоединении? Кто героиня любовной лирики? Почему не любит русскую зиму? Что подтолкнуло его к философским рассуждениям? И почему его лирику часто сравнивают с лирикой Фета?

Дальше...

* * *
О природе

Утро в горах

Лазурь небесная смеется,
Ночной омытая грозой,
И между гор росисто вьется
Долина светлой полосой.
Лишь высших гор до половины
Туманы покрывают скат,
Как бы воздушные руины
Волшебством созданных палат.
1829

Я люблю стихотворения о природе. Они всегда самые гармоничные. Они очень музыкальны. Поэтому я не могу читать стихи под музыку, это как слушать одновременно две песни, одна сбивает ритм другой. В этом стихотворении упоение именно в самом слоге. А есть радующие зрительное воображение.

Над виноградными холмами
Плывут златые облака.
Внизу зелеными волнами
Шумит померкшая река...

Горы, виноградники, где это он жил? А жил он в Германии, работал в посольстве, но достигнув средних лет возвратился в Россию. Посещая различные светские мероприятия любил поспорить, поострить, поумничать и пофилософствовать. От природы к философии у Тютчева плавный переход.

Смотри, как на речном просторе,

По склону вновь оживших вод,

Во всеобъемлющее море

Льдина за льдиною плывет.

На солнце ль радужно блистая,

Иль ночью, в поздней темноте,

Но все, неизбежимо тая,

Они плывут к одной мете.

Все вместе - малые, большие,

Утратив прежний образ свой,

Все - безразличны, как стихия,-

Сольются с бездной роковой!..

О, нашей мысли обольщенье,

Ты, человеческое Я,

Не таково ль твое значенье,

Не такова ль судьба твоя?

Ну и все в таком духе. Вообще у Тютчева есть хорошие околофилософские стихотворения, размышления на вечные темы, которые всегда будут актуальны. И ведь ни с чем не поспоришь. Все стихотворения хороши. Если мне действительно масштабно будет нечего делать я всю его лирику разложу по определенным темам и может даже составлю сборник. Очень было бы удобно мне читать все стихотворения, подходящие под настроение подряд, не щелкая судорожно покетбуком.

Не рассуждай, не хлопочи!..
Безумство ищет, глупость судит;
Дневные раны сном лечи,
А завтра быть чему, то будет.

Живя, умей все пережить:
Печаль, и радость, и тревогу.
Чего желать? О чем тужить?
День пережит - и слава богу!

* * *
"Ты долго ль будешь за туманом
Скрываться, Русская звезда..."

Федор Иванович любил Россию. Почему об этом нужно отдельно упомянуть? Потому что много кто ее не любит. А Тютчев волею судьбы надолго разлученный с родиной, питал особо нежные к ней чувства и как утверждает его биография очень трепетно относился к русскому языку, когда жил в Германии, как бы берег его, редко говорил на нем.
Как член посольства в Германии, Тютчев имел кое-какое представление о международных отношениях. А если верить биографам, то имел о них гораздо более ясное представление, чем сами послы.(такое вполне может быть учитывая уровень коррупции при назначениях в нашей стране). И по прибытии на родину, на всех собраниях и балах поэт любил поразмышлять о судьбе России и ее роли в мировом пространстве. Он закидал письмами Александра 2 до такой степени, что тот стал нелестно о нем отзываться. В письмах были пожелания, советы, предложения и наущения о том, как необходимо проводить международную политику Российской империи. А взгляды у Тютчева были радикальные:

Спиритическое предсказание
Дни настают борьбы и торжества,
Достигнет Русь завещанных границ,
И будет старая Москва
Новейшею из трех ее столиц

Короче говоря, Федор Иванович призывал к оккупации всех славянских государств и еще Турции вдобавок.
В общем и целом человек был неоднозначный. И если будет время, докину сюда про любовную лирику. Еще примеры стихотворений у меня на ЖЖ. И в заключение:

Когда сочувственно на наше слово
Одна душа отозвалась -
Не нужно нам возмездия иного,
Довольно с нас, довольно с нас...

mybook.ru

Из «Собрания стихов» (1904), «Собрания стихов» (1910) и «Полного собрания стихов» (1912)

 
* * *

Так жизнь ничтожеством страшна,
И даже не борьбой, не мукой,
А только бесконечной скукой
И тихим ужасом полна,
Что кажется — я не живу,
И сердце перестало биться,
И это только наяву
Мне всё одно и то же снится.
И если там, где буду я,
Господь меня, как здесь, накажет —
То будет смерть, как жизнь моя,
И смерть мне нового не скажет.

3 июля 1900

ДВОЙНАЯ БЕЗДНА

Не плачь о неземной отчизне
И помни, — более того,
Что есть в твоей мгновенной жизни,
Не будет в смерти ничего.

И жизнь, как смерть, необычайна...
Есть в мире здешнем — мир иной.
Есть ужас тот же, та же тайна —
И в свете дня, как в тьме ночной.

И смерть и жизнь — родные бездны:
Они подобны и равны,
Друг другу чужды и любезны,
Одна в другой отражены.

Одна другую углубляет,
Как зеркало, а человек
Их съединяет, разделяет
Своею волею навек.

И зло, и благо, — тайна гроба
И тайна жизни — два пути —
Ведут к единой цели оба.
И всё равно, куда идти.

Будь мудр, — иного нет исхода.
Кто цепь последнюю расторг,
Тот знает, что в цепях свобода
И что в мучении — восторг.

Ты сам — свой Бог, ты сам свой ближний,
О, будь же собственным Творцом,
Будь бездной верхней, бездной нижней,
Своим началом и концом.

Между 1895 и 1899

* * *

О, если бы душа полна была любовью,
Как Бог мой на кресте — я умер бы любя.
Но ближних не люблю, как не люблю себя,
И все-таки порой исходит сердце кровью.

О, мой Отец, о, мой Господь,
Жалею всех живых в их слабости и силе,
В блаженстве и скорбях, в рожденье и могиле.
Жалею всякую страдающую плоть.

И кажется порой — у всех одна душа,
Она зовет Тебя, зовет и умирает,
И бредит в шелесте ночного камыша,
В глазах больных детей, в огнях зарниц сияет.

Душа моя и Ты — с Тобою мы одни,
И смертною тоской и ужасом объятый,
Как некогда с креста Твой Первенец Распятый,
Мир вопиет: Ламм́а! Ламм́а! Савахфан́и.

Душа моя и Ты — с Тобой одни мы оба,
Всегда лицом к лицу, о, мой последний Враг.
К Тебе мой каждый вздох, к Тебе мой каждый шаг
В мгновенном блеске дня и в вечной тайне гроба.

И в буйном ропоте Тебя за жизнь кляня,
Я всё же знаю: Ты и Я — одно и то же,
И вопию к Тебе, как Сын Твой: Боже, Боже,
За что оставил Ты меня?

Между 1895 и 1899

ДЕТСКОЕ СЕРДЦЕ

Я помню, как в детстве нежданную сладость
Я в горечи слез находил иногда,
И странную негу, и новую радость —
В мученье последних обид и стыда.

В постели я плакал, припав к изголовью;
И было прощением сердце полно,
Но все ж не людей, — бесконечной любовью
Я Бога любил и себя, как одно.

И словно незримый слетал утешитель
И с ласкою тихой склонялся ко мне;
Не знал я, то мать или ангел-хранитель,
Ему я, как ей, улыбался во сне.

В последней обиде, в предсмертной пустыне,
Когда и в тебе изменяет мне всё,
Не ту же ли сладость находит и ныне
Покорное, детское сердце мое?

Безумье иль мудрость, — не знаю, но чаще,
Всё чаще той сладостью сердце полно,
И так, — что чем сердцу больнее, тем слаще,
И Бога люблю и себя, как одно.

16 августа 1900

ТРУБНЫЙ ГЛАС

Под землею слышен ропот,
Тихий шелест, шорох, шепот.
Слышен в небе трубный глас:
— Брат, вставай же, будят нас.
— Нет, темно еще повсюду,
Спать хочу и спать я буду,
Не мешай же мне, молчи,
В стену гроба не стучи.
— Не заснешь теперь, уж поздно.
Зов раздался слишком грозно,
И встают вблизи, вдали,
Из разверзшейся земли,
Как из матерней утробы,
Мертвецы, покинув гробы.
— Не могу и не хочу,
Я закрыл глаза, молчу,
Не поверю я обману,
Я не встану, я не встану.
Брат, мне стыдно — весь я пыль,
Пыль и тлен, и смрад, и гниль.
— Брат, мы Бога не обманем,
Все проснемся, все мы встанем,
Все пойдем на Страшный суд.
Вот престол уже несут.
Херувимы, серафимы.
Вот наш царь дориносимый.
О, вставай же — рад не рад,
Всё равно ты встанешь, брат.

27 мая 1901

МОЛИТВА О КРЫЛЬЯХ

Ниц простертые, унылые,
Безнадежные, бескрылые,
В покаянии, в слезах, —
Мы лежим во прахе прах,
Мы не смеем, не желаем,
И не верим, и не знаем,
И не любим ничего.
Боже, дай нам избавленья,
Дай свободы и стремленья,
Дай веселья Твоего.
О, спаси нас от бессилья,
Дай нам крылья, дай нам крылья,
Крылья духа Твоего!

<1902>

ВЕСЕЛЫЕ ДУМЫ

Без веры давно, без надежд, без любви,
О странно веселые думы мои!

Во мраке и сырости старых садов —
Унылая яркость последних цветов.

1900

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Глядим, глядим всё в ту же сторону,
За мшистый дол, за топкий лес,
Вослед прокаркавшему ворону,
На край темнеющих небес.

Давно ли ты, громада косная
В освобождающей войне,
Как Божья туча громоносная,
Вставала в буре и в огне?

О, Русь! И вот опять закована,
И безглагольна, и пуста,
Какой ты чарой зачарована,
Каким проклятьем проклята?

А всё ж тоска неодолимая
К тебе влечет: прими, прости.
Не ты ль одна у нас, родимая,
Нам больше некуда идти.

Так, во грехе тобой зачатые,
Должны с тобою погибать
Мы, дети, матерью проклятые
И проклинающие мать.

28/15 сентября 1909
Веймар

СТАРИННЫЕ ОКТАВЫ

(Octaves du passé)

ПЕСНЯ ПЕРВАЯ

I

Хотел бы я начать без предисловья,
Но критики на поле брани ждут,
Как вороны, добычи для злословья,
Слетаются на каждый новый труд
И каркают. Пошли им Бог здоровья.
Я их люблю, хотя в их толк и суд
Не верю: всё им только брани повод...
Пусть вьется над Пегасом жадный овод.

II

Обол — Харону: сразу дань плачу
Врагам моим. В отваге безрассудной
Писать роман октавами хочу.
От стройности, от музыки их чудной
Я без ума; поэму заключу
В стесненные границы меры трудной.
Попробуем, — хоть вольный наш язык
К тройным цепям октавы не привык.

III

Чем цель трудней — тем больше нам отрады:
Коль женщина сама желает пасть,
Победе слишком легкой мы не рады.
Зато над сердцем непокорным власть,
Сопротивленье, холод и преграды
Рождают в нас мучительную страсть:
Так не для всех доступна, величава,
Подобно гордой женщине, — октава.

IV

Уж я давно мечтал о ней: резец
Ваятеля пленяет мрамор твердый.
Поборемся же с рифмой, наконец,
Чтоб победить язык простой и гордый.
Твою печаль баюкают, певец,
Тройных созвучий полные аккорды,
И мысль они, как волны, вдаль несут,
Одна другой, звуча, передают.

V

Но чтобы труд был легок и приятен,
Я должен знать, что есть в толпе людей
Душа, которой близок и понятен
Я с Музою отвергнутой моей.
Да будет же союз наш благодатен,
Читатель мой: для двух иль трех друзей
Бесхитростный дневник пишу, не повесть.
Зову на суд я жизнь мою и совесть.

VI

И не боюсь оружье дать врагу:
Не все ли мы у смерти, — у преддверья
Верховного Суда? — я не солгу,
В словах моих не будет лицемерья:
Что видел я, что знаю, как могу,
Без гордости, стыда иль недоверья,
Тому, кто хочет слышать, расскажу, —
Живым — живое сердце обнажу.

VII

Тревоги страстной, бурной и весенней
Я не люблю: душа моя полна
И ясностью, и тишиной осенней...
О, вечная, святая тишина:
Час от часу светлей и вдохновенней
Мне прошлой темной жизни глубина:
Там, в сумраках, горит воспоминанье,
Как тихое, вечернее сиянье.

VIII

От шума дня, от клеветы людской,
От глупых ссор полемики журнальной
Я уношусь к младенчеству душой —
Туда, туда, к заре первоначальной.
Уж кроткая Богиня надо мной
Поникла вновь с улыбкою печальной,
И я, как в небо, в очи ей смотрю,
О чистых днях, о детстве говорю.

IX

От Невского с его толпою чинной
Я ухожу к Неве, прозрачным льдом
Окованной: люблю гранит пустынный
И Летний сад в безмолвии ночном.
Мне памятен печальный и старинный,
Там, рядом с мостом, двухэтажный дом:
Во дни Петра вельможею построен,
Он — неуклюж, и мрачен, и спокоен.

X

Свидетель грустный юных лет моих,
Вдали от жизни, суеты и грома
Столичного, по-прежнему он тих.
Там сердцу мелочь каждая знакома:
Узор обоев в комнатах больших,
Подъезд стеклянный, двор и окна дома.
Не радостный, но милый мне приют,
Где бледные видения встают.

XI

Забытые молитвы, сказки няни
С улыбкою твержу я наизусть,
Там, в детстве, счастья было мало, — пусть!
Как сумрак лунный, даль воспоминаний
В поэзию, в пленительную грусть
Всё обращает — радость и мученье:
В душе моей — великое прощенье.

XII

Чиновником усердным был отец,
В делах, в бумагах канцелярских меру
Земных трудов свершил и наконец,
Чрез все ступени трудную карьеру
Пройдя, упорной воли образец,
Был опытен, знал жизнь, людей и веру,
Ничем не сокрушимую, питал
В практический суровый идеал.

XIII

Любил семью, — для нас он жил на свете;
Был сердцем добр, но деловит и строг.
Когда порой к нему являлись дети,
Он с ними быть как с равными не мог.
Я помню дым сигары в кабинете,
Прикосновенье желтых бритых щек,
Холодный поцелуй, — вся нежность наша —
В словах «bonjour» иль «bonne nuit, папаша».

XIV

И скукою томительной царил
В семье казенный дух, порядок вечный.
Он всё копил, он всё для нас копил,
Но наших игр и болтовни беспечной,
И хохота, и шума не любил,
Подозревая в нежности сердечной
Лишь баловства избыток иль причуд,
Смотря на жизнь как на печальный труд.

XV

Не тратилось на нас копейки лишней.
Коль дети мимо кабинета шли,
Как можно незаметней и неслышней
Старались проскользнуть; от всех вдали,
Хранимые лишь волею Всевышней,
Мы в куче десять человек росли,
Покинутые немке и природе,
Как овощи в забытом огороде.

XVI

Володя, Саша, Надя... без конца, —
И в этом мертвом доме мы друг друга
Любили мало; чтоб звонком отца
Не потревожить, так же как прислуга,
Мы приходили с черного крыльца.
А между тем, не ведая досуга,
Здоровья не щадя, отец служил
И всё копил, он всё для нас копил.

XVII

Под бременем запасов гнулись полки
В березовых шкапах — меха, фарфор,
Белье, игрушки, лакомства для елки.
Зайдешь, бывало, в пыльный коридор,
Во внутренность шкапов глядишь сквозь щелки,
И то, чего не видишь, манит взор,
И чувствуешь в восторге молчаливом,
То миндалем пахнет, то черносливом.

XVIII

Я с ключницей всегда ходить был рад
В таинственный подвал, где кладовая.
Здесь тоже длинные шкапы стоят;
На мрачных сводах — плесень вековая,
Мешков с картофелем и банок ряд...
Трещит тихонько свечка, догорая,
И мышь из-под огромного куля
На нас глядит, усами шевеля.

XIX

И только раз в году на именинах
Вся роскошь вдруг являлась на столе.
Сидели дамы в пышных кринолинах
И старички — ряд лиц, как в полумгле
На старомодных, выцветших картинах...
И в мараскинном трепетном желе
Свеча, приятным пламенем краснея,
Мерцала — тонких поваров затея.

XX

Но важный вид гостей пугал меня...
Холодных блюд — остатков именинной
Трапезы нам хватало на три дня.
Всё приходило вновь в порядок чинный:
Сестра сидела, скучный вид храня,
С учительницей музыки в гостиной, —
Навстречу ранним пасмурным лучам
Был слышен звук однообразных гамм.

XXI

Унылый знак привычек экономных, —
Торжественная мебель — вся в чехлах.
Но чудилась мне тайна в нишах темных,
В двух гипсовых амурах, в зеркалах,
В чуланах низких, в комнатах огромных,
Всё навевало непонятный страх;
И скучную казенную квартиру
Уподоблял я сказочному миру.

XXII

Мне жития угодников святых
Рассказывала няня, как с бесами
Они боролись в пустынях глухих.
Почтенная старушка в бедном хламе
Меж душегреек в сундуках своих
Хранила четки, ладонку с мощами
И крестика афонского янтарь.
Я узнавал, как люди жили встарь;

XXIII

Как некое заклятие трикраты
Монах над черным камнем произнес
И в воздухе рассыпался проклятый,
Подобно стае воронов, утес;
Я слушал няню, трепетом объятый
И любопытством, полный чудных грез,
От ужаса я «Отче наш» в кроватке
Твердил всю ночь в мерцании лампадки.

XXIV

Познал я негу безотчетных грез,
Познал я грусть, — чуть вышел из пеленок.
Рождало всё мучительный вопрос
В душе моей; запуганный ребенок,
Всегда один, в холодном доме рос
Я без любви, угрюмый, как волчонок,
Боясь лица и голоса людей,
Дичился братьев, бегал от гостей

XXV

И ждал чудес в тревоге непрестанной:
Порой не мог заснуть и весь дрожал,
Всё кто-то длинный, длинный и туманный,
Чернее мрака в комнате стоял...
Мне ужас веял в душу несказанный,
И громко звал я няню и кричал.
И старшие, вокруг моей постели,
То на меня сердились, то жалели.

XXVI

И лакомств мне давала мать, отец
Шутил; его насмешливые речи
Я слушал молча, бледный, как мертвец.
И приносили в спальню лампы, свечи:
«Вон там, в углу... смотрите!..» — Наконец
Он исчезал; но жду я новой встречи
С Неведомым и знаю, что опять
Его пред смертью должен увидать.

XXVII

С тех пор доныне в бурях и в покое,
Бегу ли я в толпу или под сень
Дубрав пустынных, — чую роковое
Всегда, везде, — и в самый светлый день.
То древнее, безумное, ночное
Присутствует в душе моей, как тень,
Как ужаса непобедимый трепет,
Как вещей Парки неотвязный лепет.

XXVIII

Но, на прогулку с нянею спеша,
В знакомой лавке у Цепного моста
Я покупал себе на два гроша
Коврижки белой, твердой, как береста,
И, утреннею свежестью дыша,
Опять на мир смотрел легко и просто;
И для меня был счастия венец
Малиновый прозрачный леденец.

XXIX

В суровом доме, мрачном, как могила,
Во мне лишь ты, родимая, спасла
Живую душу, и святая сила
Твоей любви от холода и зла,
От гибели ребенка защитила;
Ты ангелом-хранителем была,
Многострадальной нежностью твоею
Мне всё дано, что в жизни я имею.

XXX

Отец сердился, вредным баловством
Считал любовь; бывало, ты украдкой
Меня спешила осенить крестом,
Склонясь в лампадном свете над кроваткой,
И засыпал я безмятежным сном
При шепоте твоей молитвы сладкой,
Но чувствовал сквозь поцелуй любви
Я жалобы безмолвные твои.

XXXI

Однажды, денег взяв Бог весть откуда,
Она тайком осмелилась купить
Игрушку мне, чудесного верблюда;
Отец увидел, стал ее бранить.
Внутри была бисквитов сладких груда:
И жадности не мог я победить, —
За мать страдая, молча, — как убитый, —
Я с горькими слезами ел бисквиты.

XXXII

Когда на службе был отец с утра,
Мать в кабинет за стол меня пускала.
Я помню дел казенных нумера,
Сургуч, портрет старинный генерала,
Из хризолита ручку для пера,
Из камня цвета млечного опала
Коробочку для марок, нож, бювар,
Карандаши и ящик для сигар:

XXXIII

Предметы жадных, робких наслаждений!..
Но как-то раз я рукавом свалил
Чернильницу с головкою оленьей:
Ни жив ни мертв, смотрю, как потопил
(Что мне казалось верхом преступлений)
Зеленое сукно поток чернил.
Вдруг — голоса, шаги отца в передней;
Вот, думаю, пришел мой час последний.

XXXIV

Я убежал, чтоб грозного лица
Не увидать; и начались упреки,
Неумолимый гневный крик отца,
На трату денег вечные намеки,
И оправданья мамы без конца.
Я понимал, что грубы и жестоки
Его слова, и слышал я мольбы,
Усилия беспомощной борьбы...

XXXV

В них — долгих лет покорная усталость —
Хотя бы мог я розог ожидать, —
Лишь простоял в углу за эту шалость:
Спасла меня заступничеством мать.
Я чувствовал мучительную жалость,
Семейных драм не в силах угадать, —
За маму, тихий и покорный с виду,
Я затаил в душе моей обиду.

XXXVI

И с нею вместе я жалел себя:
Под одеялом спрятавшись в кроватке,
Молился я, родная, за тебя,
Твой поцелуй в бреду и лихорадке,
Твое дыханье чувствовал, любя:
Так жгучие те слезы были сладки,
Что, всё прощая, думал об отце
Я с радостной улыбкой на лице.

XXXVII

Он не чины, не ордена, не ленты
Наградою трудов своих считал:
В невидимо растущие проценты,
В незыблемый и вечный капитал,
В святыню денежных бумаг и ренты,
Как в добродетель, веру он питал,
Хотя и не был скуп, но слишком долго
Для денег портил жизнь из чувства долга.

XXXVIII

Чиновник с детства до седых волос,
Житейский ум, суровый и негибкий,
Не думая о счастье, молча нес
Он бремя скучной жизни без улыбки,
Без малодушья ропота и слез,
Не ведая ни страсти, ни ошибки.
И добродетельная жизнь была —
Как в серых мутных окнах — дождь и мгла.

XXXIX

Кругом в семье царила безмятежность:
Детей обилье — Божья благодать, —
Приличная супружеская нежность.
За нас отец готов был жизнь отдать...
Но, вечных мук предвидя неизбежность,
Уже давно им покорилась мать:
В хозяйстве, в кухне, в детской мелочами
Ее он мучил целыми годами.

XL

Без горечи не проходило дня.
Но с мужеством отчаянья, ревниво,
Последний в жизни уголок храня,
То хитростью, то лаской боязливой
Она с отцом боролась за меня.
Он уступал с враждою молчаливой,
Но дружба наша крепла, и вдвоем
Мы жили в тихом уголке своем.

XLI

С ним долгий путь она прошла недаром:
Я помню мамы вечную мигрень,
В лице уже больном, хотя не старом,
Унылую, страдальческую тень...
Я целовал ей руки с детским жаром, —
Духи я помню, — белую сирень...
И пальцы были тонким цветом кожи
На руки девственных Мадонн похожи...

XLII

О, только бы опять увидеть вас
И после долгих, долгих дней разлуки
Поцеловать еще единый раз,
Давно в могиле сложенные руки!
Когда придет и мой последний час, —
Ужели там, где нет ни зла, ни муки, —
Ужель напрасно я, горюя, жду, —
Что к вам опять устами припаду?

XLIII

Отец по службе ездил за границу,
На попеченье старой немки дом
С детьми покинув; и старушка в Ниццу
Писала аккуратно обо всем.
Порой от мамы нежную страницу
С отцовским кратким деловым письмом
И с ящиком конфет мы получали,
И забывал я о моей печали.

XLIV

Бывало, с горстью лакомых конфет,
С растрепанным арабских сказок томом
Садился я туда, где ярче свет
Знакомой лампы на столе знакомом,
И большего, казалось, счастья нет,
Чем шоколад с благоуханным ромом.
Был сумерек уютный тихий час;
В стекле шумел голубоватый газ.

XLV

Я до сих пор люблю, Шехеразада,
Твоих султанов, евнухов и жен,
Скитаньями волшебными Синдбада
И лампой Аладдиновой пленен.
Порой — увы! — среди чудес Багдада
Я, лакомством и книгой увлечен,
Мать забывал, как забывают дети, —
Как будто не было ее на свете,

XLVI

И только в горе вспоминал опять.
Из Ревеля почтенная старушка
Умела так хозяйством управлять,
Чтоб лишняя не тратилась полушка:
Случится ль детям что-нибудь сломать,
В буфете ль чая пропадет осьмушка, —
Она весь дом бранила без конца,
Предвидя строгий выговор отца.

XLVII

Я помню туфли, темные капоты,
Седые букли, круглые очки,
Чепец, морщины, полные заботы,
И ночью трепет старческой руки,
Когда она записывала счеты
И всё твердила: «Рубль за башмаки...
Картофель десять, масло три копейки...»
И цифру к цифре ставила в линейки.

XLVIII

Старушки тень я видел на стене
Огромную, поднять не смея взгляда:
И магией порой казались мне
Все эти банки, шпильки и помада,
Щипцы на свечке в трепетном огне, —
От них знакомый едкий запах чада:
Она седую жиденькую прядь
Привыкла на ночь в букли завивать.

XLIX

До старости была она кокеткой:
И, сморщившись давно и пожелтев, —
Хотя у нас бывали гости редко, —
С лукавством трогательным старых дев
Шиньон свой древний, с новой черной сеткой,
На голову дрожащую надев,
Еще пришпилит красненькую ленту,
И как бедняжка рада комплименту!

L

Душа моя печальна и светла,
И жалко мне моей старушки дряхлой.
Священна жизнь, хотя бы то была
Невидимая жизнь былинки чахлой.
Мы любим, славя громкие дела,
Чтоб от людей великих кровью пахло, —
Но подвиг есть и в серых скучных днях,
В невидимых презренных мелочах.

LI

Старушки взгляд всегда был жив и зорок:
К нам девушкой молоденькой вошла
И поседела, сгорбилась, лет сорок
С детьми возилась, жизнь им отдала.
Ей каждый грош чужой был свят и дорог...
Амалии Христьяновне — хвала:
Она свершила подвиг без награды,
Как мало в жизни было ей отрады!

LII

Как много скуки, горестных минут,
Людских обид, и холода, и злости!
И вот она забыта, и гниют
В неведомой могиле на погосте,
Найдя последний отдых и приют,
Измученные старческие кости...
Как по земле — теней людских тьмы тем, —
И ты прошла, — Бог весть куда, зачем...

LIII

Увы, что значит эта жизнь? Над нею,
Как над загадкой темною, стою,
Мучительней, чем над судьбой твоею,
Герой бессмертный, — душу предаю
Вопросам горьким, отвечать не смею...
Неведомых героев я пою.
Простых людей, о, Муза, помоги мне
Восславить миру в сладкозвучном гимне.

LIV

Да будут же стихи мои полны
Гармонией спокойной и унылой.
Ничтожество могильной тишины
Мгновенный шум великих дел покрыло:
Последний будет первым, — все равны.
Как то поют, что в Древнем Риме было, —
В торжественных октавах я пою
Амалию Христьяновну мою.

LV

Старушка Эмма у нее гостила
В очках и тоже в буклях, как сестра.
Я помню всех, кого взяла могила,
Как будто видел лица их вчера.
Амалия Христьяновна любила,
С ней наслаждаясь кофеем с утра
И ревельскими кильками в жестянках, —
Посплетничать о кухне и служанках.

LVI

Был муж ее предобрый старичок
В ермолке, с трубкой; кофту, вместо шубы,
Он надевал и длинный сюртучок,
С улыбкой детской морщил рот беззубый.
Пусть мелочи ненужных этих строк
Осудит век наш деловой и грубый, —
Но я люблю на прозе давних лет
Поэзии вечерний полусвет...

LVII

На Островах мы лето проводили:
Вокруг дворца я помню древний сад,
Куда гулять мы с нянею ходили, —
Оранжереи, клумбы и фасад
Двух флигелей в казенном важном стиле,
Дорических колонн высокий ряд,
Террасу, двор и палисадник тощий,
И жидкие елагинские рощи.

LVIII

Там детскую почувствовал любовь
Я к нашей бедной северной природе.
Я с прошлогодней ласточкою вновь
Здоровался и бегал на свободе,
И с радостным волнением морковь
И огурцы сажал на огороде,
Ходил с тяжелой лейкою на пруд:
Блаженс

merezhkovsky.ru

Д.С. Мережковский. Собрание стихов (1883–1910). Том 5. Очерки, статьи, речи

Д.С. Мережковский. Собрание стихов (1883–1910)

Изд. «Просвещения», СПб.

Теперь, когда Мережковский прежних лет стал уже почти «классическим» писателем; когда уже не одно молодое поколение читает и перечитывает его историческую трилогию и исследование о Толстом и Достоевском; когда нынешний Мережковский ушел с головой в публицистику и проклинает искусство, — теперь именно трогательно прочесть эту небольшую книгу, где автор собрал все стихи, которым он «придает значение»; их очень немного: всего 49 лирических пиесок и 14 «легенд и поэм». Это — за двадцать семь лет.

Мережковский совершенно прав, когда откидывает большую часть своих произведений в стихах: они слабы; Мережковский всегда как будто стыдился поэта в самом себе; в его миросозерцании всегда и было и есть нечто средневековое; такова и диалектика его и поэзия; даже в ту пору, когда Мережковский любил «эллинство» (которое принимал несколько отвлеченно, по-майковски, как жизнерадостное и легкое, — еще по-«старинному», как думали до Ницше и до последних ученых исследований), он с каким-то суеверным страхом относился ко всему телесному, солнечному, не закутанному в грубые складки средневековых одежд. Он считал грехом явление Полигимнии, и в гимнах, ею же внушенных, замаливал грех.

Трепеща перед Музой, он любил ее; пафос его стихов — молитвенный; это молитвы об отпущении греха любви к поэзии. Он пел всегда — покаяние. Голос Музы его напоминает крик петуха. Кругом еще холодная ночь, все искажено мраком. Петух бьет крыльями и неудержимо, еще нестройно, кричит голосом, отвыкшим от крика.

…среди глубокой тьмы

Петуха ночное пенье,

Холод утра — это мы.

Декабрь 1910

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

public.wikireading.ru

Предложения со словосочетанием СОБРАНИЕ СТИХОТВОРЕНИЙ

Позднее, в 1835-м, вступление было отделено автором от романа в стихах и включено в собрание стихотворений. Напиши-ка к собранию стихотворение. Одно издание претендовало на полное собрание стихотворений этого поэта, но и там я не обнаружил «Колокольного звона». Полное собрание стихотворений и поэм. Настоящая книга, хотя и не абсолютно полное собрание стихотворений, но максимально приближена к такому типу изданий.

Привет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать Карту слов. Я отлично умею считать, но пока плохо понимаю, как устроен ваш мир. Помоги мне разобраться!

Спасибо! Я стал чуточку лучше понимать мир эмоций.

Вопрос: мазохизм — это что-то нейтральное, положительное или отрицательное?

Положительное

Отрицательное

Мы имели случай видеть тетрадь, с которой печаталось это собрание стихотворений: там девять пьес, уже одобренные цензором, зачёркнуты рукою самого автора. Мы имели случай видеть тетрадь, с которой печаталось это собрание стихотворений: там девять пьес, уже одобренных цензором, зачёркнуты рукою самого автора. Правда, речь о собрании стихотворений больше не заходила. Все они — корифеи нашей литературы, показывающие её истинное лицо — и глубину мысли, и искренность чувств и побуждений, и национальную принадлежность, имеющую крепкие, сильные корни... Ведь поэзия — это не только собрание стихотворений, являющихся произведениями высокого искусства, но и, в первую очередь, свод мыслей и слов, которые властитель пера посылает будущим поколениям. П.: Конечно, Ахматова — хотя бы потому, что я целиком её собрание стихотворений переписал. Стоящее самым последним в его «Собрании стихотворений», оно представляет собой четыре больших строфы, кончающиеся рефреном: Sing, Big Baby, sing lullay. Не внёс он это произведение и в составленное им «Собрание стихотворений».

Неточные совпадения

Согласно цитируемым в надписях на бронзовых сосудах текстам жалованных грамот и стихотворениям, созданным в конце рассматриваемого периода, первейшей обязанностью вассала было присутствие на всеобщем собрании, которое называлось «царской встречей». Сюжетными коллизиями именно этого стихотворения много лет назад я и воспользовался, посвящая памяти поэта стихотворение, позднее опубликованное в первом томе моего собрания сочинений (стр. Вот почему, когда иной знаменитый поэт наш соберётся, наконец, издать собрание своих стихотворений, всем известных прежде из журналов и альманахов, то очень должно остерегаться читать те его стихотворения, которые после издания этого сборника будет он изредка печатать в журналах. Перед таким торжественным собранием юноше-поэту предстояло прочесть на память своё большое стихотворение, по размерам почти поэму. Полное собрание сочинений, где три первых тома заняты стихотворениями, дают критике возможность лучше разобраться в этом материале. Мы сожалеем, что он выкинул из собрания своих стихотворений одну небольшую вещицу, помещённую в «Гаммах», в которой именно встречается тот стих, о котором мы сейчас говорили. Перед нами два сборника стихотворений, принадлежащих перу именно таких «жрецов» — «Собрание стихов» Д. С.

kartaslov.ru

Предложения со словосочетанием СОБРАНИЕ СТИХОВ

Неточные совпадения

Подумайте, человек не только мыслит, но и записывает свои мысли, сочиняет стихи, повести и рассказы и издаёт собрания своих сочинений, а бобр ни писать, ни издавать собрание своих сочинений не может и не умеет!.. Я просил вас известить меня письмом, когда прекратятся партийные распри и интриги, судьи станут просвещёнными и справедливыми, стряпчие — честными, умеренными и приобретут хоть капельку здравого смысла, Смитсфильд озарится пламенем пирамид собрания законов, в корне изменится система воспитания знатной молодёжи, будут изгнаны врачи, самки еху украсятся добродетелью, честью, правдивостью и здравым смыслом, будут основательно вычищены и выметены дворцы и министерские приёмные, вознаграждены ум, заслуги и знание, всё, позорящие печатное слово в прозе или в стихах, осуждены на то, чтобы питаться только бумагой и утолять жажду чернилами. Попивая свой адский кофе, царь чертей, преутонченный гастроном, страстно любил пожирать наши несчастные книги в стихах и прозе; толстые и тонкие различного формата произведения наших земных словесностей; томы логик, психологий и энциклопедий; собрания разысканий, коими ничего не отыскано; историй, в коих ничего не сказано; риторик, которые ничему не выучили, и рассуждений, которые ничего не доказали; особенно всякие большие поэмы — описательные, повествовательные, нравоучительные, философские, эпические, дидактические, классические, романтические, прозаические, и проч. Потомки, считающие тебя гением, должны видеть только золотые самородки, только россыпи сверкающих самоцветов, разбросанные по страницам то ли твоего собрания сочинений, то ли единственного невзрачного томика стихов, навечно поместившего тебя в сонм олимпийских небожителей. Стихи преобладали тогда над прозою и наводняли журналы и альманахи; в то же время стихи издавались и отдельными книжками, то под именем «поэм», то под именем «собраний сочинений» такого-то. В собрании его последних произведений можно насчитать по крайней мере пятьдесят стихов, заканчивающихся словами: «золотые птицы», «золотые лебеди», «золотой бассейн», «золотой цветок», «мёртвое озеро», «мёртвый день», «мёртвая мечта», «мёртвая осень». Поэтому у неё было собрание библейских стихов, которые она повторяла в молитвах каждый день утром и вечером. Соответствующее «Постановление...», «Приказ...», или просто красочный листочек (иногда в стихах, но непременно с подписями соратников) помещают в красивую папку — «адрес» — зачитывают на торжественном собрании и вручают юбиляру. Может быть, вы слышали о его книге, «Les Centuries», представляющей собой собрание символических предсказаний в стихах. Позднее, в 1835-м, вступление было отделено автором от романа в стихах и включено в собрание стихотворений. На церковных собраниях его всегда просили почитать стихи, и как только он умолкал, все дамы поднимали кверху руки и, словно обессилев, роняли их на колени, закатывали глаза и трясли головами, будто говоря: «Словами этого никак не выразишь, это слишком хорошо, слишком хорошо для нашей грешной земли». Она пишет акварели, выставляется, читает стихи не только на вечерах и собраниях «Цеха поэтов», но и в домашней обстановке. Оказывается, нашей детской поэзии действительно почти четыре века, и собрание столь давних и столь разновременных стихов для детей позволяет выйти за рамки узких профессиональных интересов. Мы сожалеем, что он выкинул из собрания своих стихотворений одну небольшую вещицу, помещённую в «Гаммах», в которой именно встречается тот стих, о котором мы сейчас говорили. Ещё в младших классах он начал сочинять наивные и часто нескладные стихи и сказки, в которых, однако, как выразилась на родительском собрании учительница литературы, «уже чувствовалась индивидуальность и творческая одарённость». Мы не располагаем пиктскими законами, летописями, хартиями, житиями местных святых, церковными календарями, мартирологиями или собраниями пиктских преданий и стихов. Лишь через двадцать пять лет, готовя том стихов для собрания сочинений, я наткнулся на листки из блокнота, очевидно, самого первого из всех, что сохранились со времён войны. Собрания общин — мужчины и женщины приходили на них в длинных, до пят, белых рубахах, босиком, со свечами в руках, — начинались с совместного пения духовных стихов, во время которого мужчины и женщины сидели порознь, затем начиналось хождение по кругу посолонь вокруг ёмкости со святой водой, которой хлысты кропили друг друга. Во-первых, скажем, возлияния, чтение стихов в каких-то небольших собраниях, может быть, даже ежевечернее в какие-то сезоны определённые, но, кроме того, ещё и жажда чтения стихов друг другу. Первоначальная её основа приобрела собственное значение как собрание рассказов и стихов, в результате уставные правила по большей части исчезли или стали стёртыми. Она была старостой их группы, выступала на всех собраниях и звонким голосом читала стихи на студенческих вечерах. Она представляет собой почти энциклопедическое собрание — от древности до нашего времени — историй и рассказов, стихов и баллад, отрывков из романов, биографий и пьес, связанных с благотворительностью и филантропией и помещённых в биографический и исторический контекст23. Как обидно бывает порой обнаружить «собственноручно» сочинённые стихи в полном собрании сочинений академического классика прошлого века. Ты, дорогой читатель, держишь в руках собрание маленьких сочинений, несколько стихов и сотни слов, разделённых пробелами.

kartaslov.ru

Евгений Крымов - Собрание стихов » MYBRARY: Электронная библиотека деловой и учебной литературы. Читаем онлайн.

Евгений Крымов

Собрание стихов

РВЁТСЯ СЕРДЦЕ ПТИЦЕЙ БЫСТРОКРЫЛОЙ.

Полоса заката в горизонте
Дымкой стелется, прозрачной синевой.
Как стеклом в рубиновом соцветии,
Шар окутался блестящею канвой.

Надо мною небо в тучах, хмурое
И шумят деревья, листьями шурша.
Барабаня, дождь по серым крышам сеет.
Я иду по жизни, не спеша.

Как кирпичики на здании слагаются,
Может непонятные кому-нибудь слова.
И посвистывает ветер шаловливый.
Мыслей полная кружится голова.

Под шатром небесного покрова,
Стелют звёзды путь мой и зовут
В дальние и синие просторы.
И минором песнь свою поют.

Рвётся сердце птицей быстрокрылой,
Чтоб земные краски рассмотреть.
Города увидеть незнакомые
И в стихах про всё это пропеть.

Рассказать о чувствах и страданиях
Близких сердцу, дорогих людей.
О своих порывах и мечтаниях,
Что творится в душеньке моей.

МНЕ СКАЗКУ ДЕВА ПОДАРИ

Моя весна пришла давно
Из сказок девы Шахрезады.
Во сне явилась, не в кино
Соприкоснулись наши взгляды.

С тех пор ищу тебя везде
Моя любовь, моя отрада.
Твой гибкий стан мне душу жжёт,
Приснись ещё о, Шахрезада!

Под взором страсти и огня
Хочу дотла сгореть от счастья.
Зачем разлука к нам пришла
Из тёмной ночи в день ненастный.

И ниспадающий рассвет
Нам разомкнул уста горячие.
В твоих глазах я вижу свет,
Как много ночь мне эта значит.

Приди, приди та ночь любви
И звёздным озареньем вспыхни.
Мне сказку дева подари,
Закружимся в любовном вихре.

Нас разделяет день и ночь
Желанная моя отрада.
Гоню тоску из сердца прочь,
Приснись всю жизнь о, Шахрезада!

ПЕРЕРОЖДЕНИЕ ДУШИ – РЕАЛЬНОСТЬ.

Родился то я человеком,
А жизнью собачей живу.
Передние лапы поднявши,
На задних прогнувшись, стою.

Пред высшими хвост сам собою
Виляет, пред ними визжу.
Собачей душою хозяевам
Всю преданность так докажу.

Бросаюсь и лаю на равных,
Кусаю слабее себя.
Посадят на цепь, охраняю
Богатства, что нет у меня.

Довольствуюсь брошенной костью,
Хоть голая, всё же грызу.
Породу свою я не знаю,
Наверно дворнягой служу.

Прикажут: – К ноге! – Я послушен,
По первому зову примчусь.
Под взглядами их так тщедушен,
На службу любую сгожусь!

И мнений своих не имею,
К чему мне судить и рядить.
Мне скажут: – Ну умная псина,
Хозяевам может служить! –

Любой дрессировке податлив
И хоть недоволен судьбой,
Что кормят, ласкают не часто.
Ну что ж, я ведь братец меньшой!

НЕВЕЛИКА НАУКА – ЖИТЬ.

Когда спокоен ты в бою,
А враг безмерно возбуждённый.
Победа будет за тобой,
Падёт противник побеждённый.

Когда добра к тебе фортуна
И добросклонная судьба.
Трезубец бойкого Нептуна
Воткнёшь в пучину, и волна

Не захлестнёт, не унесёт
По стёжке горя, неудач.
По воле волн не надо плыть
И проиграл, ну что ж, не плачь.

В каком-то поприще другом
Блеснёт, сверкнёт твоя удача.
Не надо руки опускать,
Ищи ответ, решай задачу.

И рано, поздно ли – найдёшь,
Квадратный корень извлечёшь,
Рождён не каждый для побед.
Подстерегает много бед,

Любого в жизненном пути.
Не надо в сторону идти.
Когда осилишь горе, беды –
Вот грандиозная победа!

Навстречу ветру не шагавший
И ничего не проигравший,
И не познавший зла, добра,
Не будет счастлив никогда.

Невелика наука – жить,
Величье – дух свой сохранить.
Не пресмыкаться ни пред кем,
Росток разумного взрастить.

ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА.

Железная дорога
Загнулась колесом.
За лес ушла немного.
Пустив усы, как сом.

И как любил я в детстве
Чугунной полосой
Идти чуть-чуть качаясь,
И ты, мой друг со мной.

И руки коромыслом,
Заботы все с плеча.
Ты задала вопрос мне:
– Дорога эта чья? –

А я в ответ: – Да наша,
Давай с тобой уйдём!
Не зря все нас прозвали
Невестой с женихом!

НО СУДЬБА ПОМОГЛА МНЕ.

Пролетают печали,
Уплывают мечты.
Вдаль уходят обиды.
Оставляя следы.

Пролегла в свет дорога,
Где горела звезда.
Проводила к надежде
И бесследно ушла.

В прошлом царствует радость,
Злоба входит в дома.
И от зависти стонут.
Знать такая судьба.

Ночь убитого счастья,
День утраченных грёз.
Разливаются морем
В шторме бури и гроз.

Я брожу одиноко
Между тенью домов.
Обманула надежда,
Ложной стала любовь.

Сердце льдиной застыло
И в душе гололёд.
Время катится в пропасть,
В скуке солнце встаёт.

В небе серая дымка
От котельной трубы.
Я устал от конфликтов
И лихой суеты.

Но судьба помогла мне
И гитару дала.
С ней брожу я по свету,
Уклоняясь от зла.

О МАТЬ – БОГИНЯ ЖИЗНИ.

О мать! – Ты есть Богиня жизни,
И покровительница доброты, любви!
Ты светоч счастья, мира и покоя,
Ты солнце, воздух и тепло земли!

Во чреве матери рождается святыня,
В твоей крови рождается поток.
И в сердце чистом загорится милый,
Другого сердца тёплый уголок.

Родишь учёного, и ты в нём повторишься.
Родишь поэта – это мысль твоя!
Я благодарен матери, что летом
Под сердцем сына ночью обрела.

Несла меня так бережно и нежно,
К толчкам прислушаясь, растив в себе росток.
И верила, что сына породивши,
Создам и я живой красы цветок!

ГОНЧАРОВОЙ – ПУШКИНОЙ.

Влюблён я в образ милой женщины,
Живущей много лет назад.
Как на портрет смотрю с восторгом,
Виденья предо мной кружат.

В её печальном, нежном взоре,
С улыбкой утренней зари,
В глазах светящих Эдельвейсом,
Сияющий восторг любви.

Звезда желанная, далёкая
И совершенство красоты.
Блистая лучиком весенним,
Будила многих ты мечты.

Кругом вздыхатели и почитатели:
– О! Как прекрасна Натали! –
Завистники и злопыхатели:
– О, Натали! О, Натали! –

Земное – Божее создание,
Очарованием блистала.
О, ангел чистый и мечтательный,
Красой небесной покоряла.

Звездой летящей промелькнула.
Разбросив блестки серебра.
И ослепительною молнией.
Средь тучек зло, любви, добра.

На шумных балах, маскарадах,
Твоя любовь, судьба сгорала.
И кротко – гордое сокровище,
Печалью, скорбью накрывала.

ТЫ ПРОСТИ МЕНЯ МАТЬ.

Ты прости меня мать,
Груб с тобою бываю.
Но как утром проснусь,
О тебе вспоминаю.

Руки, губы твои,
Как ты нежно целуешь.
Вспоминаю всегда,
Как ты сына милуешь.

Мама, я далеко,
Но дыханьем объятый
Тёплым, чистым, родным,
Чувства к матери святы.

В мыслях вечно с тобой,
Моя милая мама.
Милый друг мой родной,
Для меня ты святая.

СЛЫШАЛ, ЧТО В РОССИИ ДЕМОКРАТИЯ.

Слышал я, что будто демократия
К нам в Россию светочем вошла.
Загорелась алою зарёю
И с собой свободу принесла.

Только я её не видел братцы,
Может быть уж стал совсем слепым?
А возможно прошуршала лёгким платьем
И пропала, я её не ощутил.

Может над главою пролетела мимо,
Засверкала белым кораблём.
Или звёздочкой лишь ночью засветила,
Не видна, не ощутима днём.

Граждане, скажите ей, увидевши,
Есть мол парень, что подругу ждёт.
Есть мечта у молодца, чтоб с нею свидеться,
Он ковры для стоп её прядёт.

Скатерть белую на стол постлал с узорами
И поставил крепкого вина.
День за днём уходят годы славные,
С горизонта так и не видна.

Где же ты голубка ненаглядная,
Может заблудилася в лесу?
Кликни милая, подай мне голос издали
Я с тобой разлуку не снесу!

УНЕСУ тебя от дебрей непролазных
К добрым людям с миром принесу.
Улыбнись мне дева, ты прекрасна
И скажи, что жду я не напрасно.

Но мой голос тает в перелесках,
Одинокая влюблённая душа.
Мечется напрасно лишь надежда
Покрутилась около и в сторону ушла.

КАТИТСЯ ТЕЛЕГА…

Катится телега – четыре колеса
Скреплена вся проволокой ржавою она.
А над нею спутники очень дорогие,
Самые надёжны, блестящие златые.

Далеко – далёко наш прогресс шагнул,
Дети рахитозные – в партии разгул.
В поле лошадь пашет – космонавт летит,
Пустота в желудках, а Фидель кричит:

– Предали вы брата, не даёте хлеба! –
Африка растеряна: – Быль это иль небыль?
Пали прихлебатели, коммунисты – « иноки»,
Русские на паперти, от коммуны призраки!

Хряснулась телега – четыре колеса,
Развалились спутники, рвутся небеса.
Грезили величием, мутантов породили,
Жнём плоды прогресса, монстров расплодили.

Человека божьего со свету сживаем,
От отходов смертных денежку сшибаем.
Всё что заработали, по ветру пустили,
Жнём плода прогресса, монстров расплодили.

Я ВЕРЮ В ЛЮБОВЬ.

mybrary.ru

собрание стихотворений - это... Что такое собрание стихотворений?


собрание стихотворений
n

gener. Blumenlese

Универсальный русско-немецкий словарь. Академик.ру. 2011.

  • собрание сочинений
  • собрание студенческой корпорации

Смотреть что такое "собрание стихотворений" в других словарях:

  • Собрание сочинений М. Ю. Лермонтова — При жизни Л. появилось два издания Героя нашего времени , Спб. 1840 и 1841 г., и одно издание Стихотворений , Спб. 1840 г. Первое посмертное издание Сочинений Л . (изд. Смирдина) вышло в 3 х томах в 1842 г. В начале пятидесятых годов прошл. ст.… …   Словарь литературных типов

  • «Аониды, или собрание разных новых стихотворений» — АОНИДЫ, ИЛИ СОБРАНИЕ РАЗНЫХ НОВЫХ СТИХОТВОРЕНИЙ первый стихотв. рус. альманах. Изд. в Москве Н. М. Карамзиным, вышло три части (1796 99). А. включают лучшие образцы рус. поэзии 2 й пол. 18 в., в частности, мн. стих. самого Карамзина …   Российский гуманитарный энциклопедический словарь

  • Щербина, Николай Федорович — поэт; род. 2 декабря 1821 г., умер 10 апреля 1869 г. Не занимая особенно значительного места в русской литературе, не стоя в особенно тесной органической связи с ее идейным историческим ходом, Щ. принадлежит к ее dii minores, но среди них он… …   Большая биографическая энциклопедия

  • Державин, Гавриил Романович — — знаменитый поэт, государственный человек и общественный деятель второй половины прошлого и первой четверти нынешнего столетия (р. 3 июля 1743, ум. 8 июля 1816). Предок его, татарский мурза Багрим, в ХV столетии, в княжение Василия… …   Большая биографическая энциклопедия

  • Хованский, князь Григорий Александрович — род. в 1767 г., умер 1 декабря 1796 г.; детство провел к Москве, в доме отца; был учеником Я. Б. Княжнина, жившего тогда (1773 1781) в Москве, и после его смерти благоговел перед его памятью. Служил в Рязанском пехотном полку и в 1793 г. был уже… …   Большая биографическая энциклопедия

  • Подолинский, Андрей Иванович — поэт, родился в Киеве 1 го июля 1806 г. Отец его, Иван Наумович, воспитанник Киевской Духовной Академии, киевский помещик, служил председателем Киевской Палаты Уголовного Суда и скончался в Одессе, 25 го января 1852 г., 75 лет от роду, в чине… …   Большая биографическая энциклопедия

  • Россия. Русский язык и Русская литература: История русской литературы — История русской литературы для удобства обозрения основных явлений ее развития может быть разделена на три периода: I от первых памятников до татарского ига; II до конца XVII века; III до нашего времени. В действительности эти периоды резко не… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Полежаев, Александр Иванович — поэт; род. в 1805 г., умер в 1838 году. Родился в селе Покрышкине, Саранского уезда, Пензенской губернии, в 20 ти верстах от Саранска. Отцом его был помещик этого села, Леонтий Николаевич Струйский, а мать, Степанида Ивановна, была дворовой… …   Большая биографическая энциклопедия

  • Тютчев, Федор Иванович — известный поэт, один из самых выдающихся представителей философской и политической лирики. Родился 23 ноября 1803 года в селе Овстуг Брянского уезда Орловской губ., в родовитой дворянской семье, зимою жившей в Москве открыто и богато. В доме,… …   Большая биографическая энциклопедия

  • Гербель, Николай Васильевич — известный поэт и переводчик, потомок архитектора, вызванного Петром I из Швейцарии, сын артиллерии генерал лейтенанта Василия Васильевича (см.), родился 26 ноября 1827 г., умер 8 марта 1883 г. Первоначальное воспитание Ник. Вас. получил в доме… …   Большая биографическая энциклопедия

  • Толстой, граф Алексей Константинович — известный поэт и драматург. Родился 24 августа 1817 г. в Петербурге. Мать его, красавица Анна Алексеевна Перовская, воспитанница гр. А. К. Разумовского, вышла в 1816 г. замуж за пожилого вдовца гр. Константина Петровича Т. (брата известного… …   Большая биографическая энциклопедия


universal_ru_de.academic.ru

Предложения со словосочетанием СОБРАНИЕ СТИХОВ

Неточные совпадения

Подумайте, человек не только мыслит, но и записывает свои мысли, сочиняет стихи, повести и рассказы и издаёт собрания своих сочинений, а бобр ни писать, ни издавать собрание своих сочинений не может и не умеет!.. Я просил вас известить меня письмом, когда прекратятся партийные распри и интриги, судьи станут просвещёнными и справедливыми, стряпчие — честными, умеренными и приобретут хоть капельку здравого смысла, Смитсфильд озарится пламенем пирамид собрания законов, в корне изменится система воспитания знатной молодёжи, будут изгнаны врачи, самки еху украсятся добродетелью, честью, правдивостью и здравым смыслом, будут основательно вычищены и выметены дворцы и министерские приёмные, вознаграждены ум, заслуги и знание, всё, позорящие печатное слово в прозе или в стихах, осуждены на то, чтобы питаться только бумагой и утолять жажду чернилами. Попивая свой адский кофе, царь чертей, преутонченный гастроном, страстно любил пожирать наши несчастные книги в стихах и прозе; толстые и тонкие различного формата произведения наших земных словесностей; томы логик, психологий и энциклопедий; собрания разысканий, коими ничего не отыскано; историй, в коих ничего не сказано; риторик, которые ничему не выучили, и рассуждений, которые ничего не доказали; особенно всякие большие поэмы — описательные, повествовательные, нравоучительные, философские, эпические, дидактические, классические, романтические, прозаические, и проч. Потомки, считающие тебя гением, должны видеть только золотые самородки, только россыпи сверкающих самоцветов, разбросанные по страницам то ли твоего собрания сочинений, то ли единственного невзрачного томика стихов, навечно поместившего тебя в сонм олимпийских небожителей. Стихи преобладали тогда над прозою и наводняли журналы и альманахи; в то же время стихи издавались и отдельными книжками, то под именем «поэм», то под именем «собраний сочинений» такого-то. В собрании его последних произведений можно насчитать по крайней мере пятьдесят стихов, заканчивающихся словами: «золотые птицы», «золотые лебеди», «золотой бассейн», «золотой цветок», «мёртвое озеро», «мёртвый день», «мёртвая мечта», «мёртвая осень». Поэтому у неё было собрание библейских стихов, которые она повторяла в молитвах каждый день утром и вечером. Соответствующее «Постановление...», «Приказ...», или просто красочный листочек (иногда в стихах, но непременно с подписями соратников) помещают в красивую папку — «адрес» — зачитывают на торжественном собрании и вручают юбиляру. Может быть, вы слышали о его книге, «Les Centuries», представляющей собой собрание символических предсказаний в стихах. Позднее, в 1835-м, вступление было отделено автором от романа в стихах и включено в собрание стихотворений. На церковных собраниях его всегда просили почитать стихи, и как только он умолкал, все дамы поднимали кверху руки и, словно обессилев, роняли их на колени, закатывали глаза и трясли головами, будто говоря: «Словами этого никак не выразишь, это слишком хорошо, слишком хорошо для нашей грешной земли». Она пишет акварели, выставляется, читает стихи не только на вечерах и собраниях «Цеха поэтов», но и в домашней обстановке. Оказывается, нашей детской поэзии действительно почти четыре века, и собрание столь давних и столь разновременных стихов для детей позволяет выйти за рамки узких профессиональных интересов. Мы сожалеем, что он выкинул из собрания своих стихотворений одну небольшую вещицу, помещённую в «Гаммах», в которой именно встречается тот стих, о котором мы сейчас говорили. Ещё в младших классах он начал сочинять наивные и часто нескладные стихи и сказки, в которых, однако, как выразилась на родительском собрании учительница литературы, «уже чувствовалась индивидуальность и творческая одарённость». Мы не располагаем пиктскими законами, летописями, хартиями, житиями местных святых, церковными календарями, мартирологиями или собраниями пиктских преданий и стихов. Лишь через двадцать пять лет, готовя том стихов для собрания сочинений, я наткнулся на листки из блокнота, очевидно, самого первого из всех, что сохранились со времён войны. Собрания общин — мужчины и женщины приходили на них в длинных, до пят, белых рубахах, босиком, со свечами в руках, — начинались с совместного пения духовных стихов, во время которого мужчины и женщины сидели порознь, затем начиналось хождение по кругу посолонь вокруг ёмкости со святой водой, которой хлысты кропили друг друга. Во-первых, скажем, возлияния, чтение стихов в каких-то небольших собраниях, может быть, даже ежевечернее в какие-то сезоны определённые, но, кроме того, ещё и жажда чтения стихов друг другу. Первоначальная её основа приобрела собственное значение как собрание рассказов и стихов, в результате уставные правила по большей части исчезли или стали стёртыми. Она была старостой их группы, выступала на всех собраниях и звонким голосом читала стихи на студенческих вечерах. Она представляет собой почти энциклопедическое собрание — от древности до нашего времени — историй и рассказов, стихов и баллад, отрывков из романов, биографий и пьес, связанных с благотворительностью и филантропией и помещённых в биографический и исторический контекст23. Как обидно бывает порой обнаружить «собственноручно» сочинённые стихи в полном собрании сочинений академического классика прошлого века. Ты, дорогой читатель, держишь в руках собрание маленьких сочинений, несколько стихов и сотни слов, разделённых пробелами.

kartaslov.ru

собрание+стихов — со всех языков на русский

  • 721 Blumenlese

    f

    3) собрание (лучших) стихотворений; избранные стихи; антология

    БНРС > Blumenlese

  • 722 Bot

    -(e)s, -e уст.

    1) приказ, приказание

    4) сообщение, послание

    ••

    БНРС > Bot

  • 723 Büchersammlung

    f

    собрание книг, (личная) библиотека

    БНРС > Büchersammlung

  • 724 Bundesversammlung

    БНРС > Bundesversammlung

  • 725 Bürgerausschuß

    БНРС > Bürgerausschuß

  • 726 Chiliade

    БНРС > Chiliade

  • 727 Daktyliothek

    , -en

    собрание гемм ( камей), дактилиотека

    БНРС > Daktyliothek

  • 728 Dauersitzung

    БНРС > Dauersitzung

  • 729 Delegiertenkonferenz

    БНРС > Delegiertenkonferenz

  • 730 Delegiertenversammlung

    БНРС > Delegiertenversammlung

  • 731 Deputiertenversammlung

    БНРС > Deputiertenversammlung

  • 732 Diathek

    БНРС > Diathek

  • 733 Dichten

    I -s

    1) уплотнение; герметизация

    3) мор. заделка течи; конопачение

    II -s

    БНРС > Dichten

  • 734 dienstägig

    БНРС > dienstägig

  • 735 Diktum

    БНРС > Diktum

  • 736 Ding

    I -(e)s, -e ( часто разг. и пренебр. -er)

    2) дело, обстоятельство

    ••

    aller guten Dinge sind drei ≈ посл. без троицы дом не строится, бог троицу любит ein jedes Ding hat seine Zeit ≈ посл. всякому овощу своё время ein jedes Ding ( alles Ding) hat zwei Seiten ≈ посл. всё имеет свою оборотную сторону; это палка о двух концах kein Ding währt ewig ≈ посл. ничто не вечно (под луной) II -(e)s, -e

    БНРС > Ding

  • 737 Diskothek

    БНРС > Diskothek

  • 738 Diskussionsversammlung

    БНРС > Diskussionsversammlung

  • 739 Dokumentarium

    -s,..rien

    собрание документов; документация

    БНРС > Dokumentarium

  • 740 Dorfgespräch

    БНРС > Dorfgespräch

См. также в других словарях:

  • Гиппиус, Зинаида Николаевна — Зинаида Гиппиус Имя при рождении: Зинаида Николаевна Гиппиус Псевдонимы: Г с; Денисов, Л.; З.Г.; Кр., А.; Крайний, А.; …   Википедия

  • Фёдор Сологуб — О художнике см. Соллогуб, Фёдор Львович Фёдор Сологуб 1913 Имя при рождении: Фёдор Кузьмич Тетерников Дата рождения: 1 марта 1863 Место рождения: Санкт Петербург, Российская империя Дата смерти …   Википедия

  • Сологуб, Фёдор Кузьмич — Стиль этой статьи неэнциклопедичен или нарушает нормы русского языка. Статью следует исправить согласно стилистическим правилам Википедии. В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Сологуб …   Википедия

  • Федор Кузьмич Сологуб — О художнике см. Соллогуб, Фёдор Львович Фёдор Сологуб 1913 Имя при рождении: Фёдор Кузьмич Тетерников Дата рождения: 1 марта 1863 Место рождения: Санкт Петербург, Российская империя Дата смерти …   Википедия

  • Федор Кузьмич Тетерников — О художнике см. Соллогуб, Фёдор Львович Фёдор Сологуб 1913 Имя при рождении: Фёдор Кузьмич Тетерников Дата рождения: 1 марта 1863 Место рождения: Санкт Петербург, Российская империя Дата смерти …   Википедия

  • Федор Сологуб — О художнике см. Соллогуб, Фёдор Львович Фёдор Сологуб 1913 Имя при рождении: Фёдор Кузьмич Тетерников Дата рождения: 1 марта 1863 Место рождения: Санкт Петербург, Российская империя Дата смерти …   Википедия

  • Фёдор Кузьмич Сологуб — О художнике см. Соллогуб, Фёдор Львович Фёдор Сологуб 1913 Имя при рождении: Фёдор Кузьмич Тетерников Дата рождения: 1 марта 1863 Место рождения: Санкт Петербург, Российская империя Дата смерти …   Википедия

  • Фёдор Кузьмич Тетерников — О художнике см. Соллогуб, Фёдор Львович Фёдор Сологуб 1913 Имя при рождении: Фёдор Кузьмич Тетерников Дата рождения: 1 марта 1863 Место рождения: Санкт Петербург, Российская империя Дата смерти …   Википедия

  • Фёдор Тетерников — О художнике см. Соллогуб, Фёдор Львович Фёдор Сологуб 1913 Имя при рождении: Фёдор Кузьмич Тетерников Дата рождения: 1 марта 1863 Место рождения: Санкт Петербург, Российская империя Дата смерти …   Википедия

  • Бальмонт, Константин Дмитриевич — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Бальмонт. Константин Бальмонт …   Википедия

  • Скандинавские литературы — Введение Датская литература Шведская литература Норвежская литература Исландская литература Библиография Древнейшими дошедшими до нас памятниками С.л. являются стихотворные произведения, известные и из рунических надписей (см. Руны) и в гораздо… …   Литературная энциклопедия


translate.academic.ru

собрание+стихов — со всех языков на русский

  • 1 lira

    I f

    1) муз. лира

    II f

    БИРС > lira

  • 2 Honōris causa

    "Ради почета", ради своей чести, для престижа ради одной только чести, бескорыстно. При твоем положении ты не можешь согласиться на ничтожный гонорар, а даже только honoris causa должен сделать выбор в пользу половины цистой прибыли.

    ...шведы появились на поле боя под Лейпцигом только honoris causa и за всю кампанию не потеряли в боевых действиях и 200 человек.

    Ростокский университет на основании отзыва Гуго Фон-Молля, что "Гофмейстер сразу занял в науке не только почетное, но прямо-таки выдающееся положение", признал его доктором honoris causa.

    Деятельность уголовного кассационного обер-прокурора, будучи в моих глазах неразрывно связана с ученой интерпретацией, заставила меня в моих заключениях постоянно касаться научных положений и выводов. - Это вместе с изданием мною книги "Судебные речи", в которой были собраны главные из моих обвинительных речей, руководящих напутствий и заключений, вызвало возведение меня Харьковским университетом в степень доктора уголовного права honoris causa.

    Так как многое и было и еще будет сказано [ о Бальмонте ] "honoris causa", мне кажется необходимым избежать хвалебного тона и посмотреть на стихи Бальмонта, насколько можно, - издали.

    Латинско-русский словарь крылатых слов и выражений > Honōris causa

  • 3 divan

    1) диван, кушетка

    Норвежско-русский словарь > divan

  • 4 divan

    дива́н (м)

    * * *

    I ист.

    дива́н, вы́сший сове́т

    ••

    - divan kalemi
    - divan kâtibi
    - divan tutmak II лит.

    дива́н

    divan şairi — поэ́т класси́ческой шко́лы

    III

    дива́н, куше́тка, софа́

    Türkçe-rusça sözlük > divan

  • 5 lira

    I f

    1) муз. лира

    2) лира, поэтическое творчество, вдохновение

    II f

    Universal diccionario español-ruso > lira

  • 6 divan

    I

    п

    1) ист. дива́н, вы́сший сове́т

    2) юр. суд, трибуна́л

    II

    п лит. дива́н

    III

    п дива́н, куше́тка, софа́

    Büyük Türk-Rus Sözlük > divan

  • 7 собрание

    Большой англо-русский и русско-английский словарь > собрание

  • 8 собрание

    БНРС > собрание

  • 9 собрание

    БНРС > собрание

  • 10 общее собрание ассамблея

    БНРС > общее собрание ассамблея

  • 11 собрание

    БНРС > собрание

  • 12 собрание

    собрание Baugruppe

    БНРС > собрание

  • 13 собрание сочинений

    БНРС > собрание сочинений

  • 14 собрание установка

    БНРС > собрание установка

  • 15 собрание

    с.

    собрание законов юр. — code m (des lois)

    4) cercle m

    БФРС > собрание

  • 16 собрание

    с.

    партийное / профсоюзное собрание — riunione / assemblea partito / sindacale>

    5)

    Большой итальяно-русский словарь > собрание

  • 17 собрание

    разг.

    собрание;

    собраниеге баратам я иду на собрание.

    Кыргызча-орусча сөздүк > собрание

  • 18 собрание

    собрание;

    этша йӧза собрание — малолюдное собрание; собрание нуӧдны — провести собрание

    Коми-русский словарь > собрание

  • 19 Назначенное собрание

     ♦ ( ENG stated meeting)

       собрание официальной церковной группы в назначенное время с целью обсуждения церковных дел.

    Westminster dictionary of theological terms > Назначенное собрание

  • 20 Тайное собрание

     (лат. conventus - ассамблея)

       собрание группы людей для проведения богослужения или с другими религиозными целями за пределами своей страны или господствующей в стране церкви.

    Westminster dictionary of theological terms > Тайное собрание

См. также в других словарях:

  • Гиппиус, Зинаида Николаевна — Зинаида Гиппиус Имя при рождении: Зинаида Николаевна Гиппиус Псевдонимы: Г с; Денисов, Л.; З.Г.; Кр., А.; Крайний, А.; …   Википедия

  • Фёдор Сологуб — О художнике см. Соллогуб, Фёдор Львович Фёдор Сологуб 1913 Имя при рождении: Фёдор Кузьмич Тетерников Дата рождения: 1 марта 1863 Место рождения: Санкт Петербург, Российская империя Дата смерти …   Википедия

  • Сологуб, Фёдор Кузьмич — Стиль этой статьи неэнциклопедичен или нарушает нормы русского языка. Статью следует исправить согласно стилистическим правилам Википедии. В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Сологуб …   Википедия

  • Федор Кузьмич Сологуб — О художнике см. Соллогуб, Фёдор Львович Фёдор Сологуб 1913 Имя при рождении: Фёдор Кузьмич Тетерников Дата рождения: 1 марта 1863 Место рождения: Санкт Петербург, Российская империя Дата смерти …   Википедия

  • Федор Кузьмич Тетерников — О художнике см. Соллогуб, Фёдор Львович Фёдор Сологуб 1913 Имя при рождении: Фёдор Кузьмич Тетерников Дата рождения: 1 марта 1863 Место рождения: Санкт Петербург, Российская империя Дата смерти …   Википедия

  • Федор Сологуб — О художнике см. Соллогуб, Фёдор Львович Фёдор Сологуб 1913 Имя при рождении: Фёдор Кузьмич Тетерников Дата рождения: 1 марта 1863 Место рождения: Санкт Петербург, Российская империя Дата смерти …   Википедия

  • Фёдор Кузьмич Сологуб — О художнике см. Соллогуб, Фёдор Львович Фёдор Сологуб 1913 Имя при рождении: Фёдор Кузьмич Тетерников Дата рождения: 1 марта 1863 Место рождения: Санкт Петербург, Российская империя Дата смерти …   Википедия

  • Фёдор Кузьмич Тетерников — О художнике см. Соллогуб, Фёдор Львович Фёдор Сологуб 1913 Имя при рождении: Фёдор Кузьмич Тетерников Дата рождения: 1 марта 1863 Место рождения: Санкт Петербург, Российская империя Дата смерти …   Википедия

  • Фёдор Тетерников — О художнике см. Соллогуб, Фёдор Львович Фёдор Сологуб 1913 Имя при рождении: Фёдор Кузьмич Тетерников Дата рождения: 1 марта 1863 Место рождения: Санкт Петербург, Российская империя Дата смерти …   Википедия

  • Бальмонт, Константин Дмитриевич — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Бальмонт. Константин Бальмонт …   Википедия

  • Скандинавские литературы — Введение Датская литература Шведская литература Норвежская литература Исландская литература Библиография Древнейшими дошедшими до нас памятниками С.л. являются стихотворные произведения, известные и из рунических надписей (см. Руны) и в гораздо… …   Литературная энциклопедия


translate.academic.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.