Смелякова стихи


Все стихи Ярослава Смелякова

Алтайская зарисовка

 

Вдоль полян

и пригорков

дальний поезд везёт

из Москвы на уборку

комсомольский народ.

 

Средь студентов столичных,

словно их побратим,-

это стало обычным -

есть китаец один.

 

В наше дружное время

он не сбоку сидит,

а смеётся со всеми

и по-свойски шумит.

 

И всему эшелону

так близки оттого

кителёк немудрёный

вместе с кепкой его.

 

Вот Сибирь золотая,

вот пути поворот,

и уже по Алтаю

дымный поезд идёт.

 

Песни все перепеты,

время с полок слезать.

Вот уж станцию эту

из оконца видать.

 

Вот уж с общим радушьем

ради встречи

с Москвой

разражается тушем

весь оркестр духовой.

 

Вот уже по равнинам

в беспросветной пыли

грузовые машины

москвичей повезли.

 

По платформе скитаясь,

озирая вокзал,

этот самый китаец

потерялся, отстал.

 

Огляделся он грустно,

пробежал вдоль путей,

а на станции пусто:

ни машин, ни людей.

 

Под шатром поднебесным

не видать никого -

ни печальников местных,

ни оркестра того,

 

ни друзей из столицы,

ни похвал, ни обид,

только мерно пшеница

по округе шумит.

 

Нет ей веса и счёта

и краёв не видать.

Как же станут её-то

без него убирать?

 

По гражданскому долгу,

как велит комсомол,

он, не думая долго,

на глубинку пошёл.

 

Не какой-нибудь дачник,

не из праздных гуляк, -

в пятерне чемоданчик,

за плечами рюкзак.

 

Пыль стоит, не спадая,

солнце душное жжёт.

Паренёк из Китая

на уборку идёт.

 

И гудки грузовые,

мчась навстречу в дыму,

словно трубы России,

салютуют ему.

 

1957

45ll.net

Ярослав Смеляков. Лучшие стихи Ярослава Смелякова на портале ~ Beesona.Ru

Смеляков Ярослав Васильевич (1912 - 1972) - русский советский поэт, критик, переводчик, лауреат Государственной премии СССР и премия Ленинского комсомола.

НазваниеТемаДата
Речь Фиделя Кастро в Нью-Йорке
Даешь Стихи о войне 1957 г.
Голубой Дунай 20 февраля 1966 г., Переделкино
Ощущение счастья
Луну закрыли горестные тучи
Постоянство
Петр и Алексей 1945-1949
Луну закрыли горестные тучи.
Кремлевские ели 1946 г.
Русский язык 1966 г.
Я отсюдова уйду...
Послание Павловскому 1967 г.
Воспоминанье 1950 г.
Сосед Стихи о любви
Первый бал
Классическое стихотворение
Ксеня Некрасова
Нико Пиросмани
Стихи, написанные 1 Мая
Земля 1945 г.
Наш герб 1948 г.
На вокзале Стихи о войне
Мальчишки 1963 г.
Зимняя ночь
Там, где звезды светятся в тумане 1946 г.
Кладбище паровозов Стихи о войне, Стихи о любви 1946 г.
Стихи, написанные в фотоателье
Пряха Стихи о войне, Стихи о любви
Стихи, написанные на почте
Приезжают в столицу
Пейзаж
Возвращенная родина Стихи о любви
Вы не исчезли
Свадьба
Бывать на кладбище столичном
...И в ресторации Дмитраки
Точка зрения 1932 г.
Меншиков Стихи о войне 1966 г.
Милые красавицы России 1945 г.
Старая квартира
Попытка завещания
Земляки Ноябрь 1964 г., Переделкино
В защиту домино Стихи о любви
Жидовка Стихи о войне Февраль 1963 г., Переделкино
Рязанские Мараты 1961 г.
Пионерский галстук
И в ресторации Дмитраки
Этажерка
На родине Николая Вапцарова
Мама 1938 г.
Вот женщина
Песенка (Там, куда проложена...)
Крымские краски
Фотографический снимок
Надпись на «Истории России» Соловьева Стихи о любви 1966 г.
Катюша
Машенька
1 января 1941 года Стихи о войне 1941 г.
Два певца 1946 г.
Мое поколение Стихи о войне 1946 г.
Если я заболею 1940 г.
Рожденный в далекие годы Стихи о любви 1961 г.
Шинель 1953, Инта, лагерь
Ночной шторм
Любезная калмычка
Анна Ахматова 1966 г.
Стихи, написанные в псковской гостинице
Письмо домой 1953, Инта, лагерь
Поэты (Я не о тех золотоглавых...)
Баллада Волховстроя Стихи о войне
Ты все молодишься Все хочешь
Майский вечер Стихи о любви
Негр в Москве Стихи о любви
Я напишу тебе стихи такие
Денис Давыдов 1966 г.
Слепец 1967 г.
Маяковский 1956 г.
Мальчики, пришедшие в апреле
Мичуринский сад 1939 г.
Английская баллада Стихи о войне
Земляника 1957 г.
Ленин Стихи о войне 1949 г.
Иные люди с умным чванством Стихи о войне
Хорошая девочка Лида 1940 г.
Судья 1942 г.
Дочь начальника шахты
Вот опять ты мне вспомнилась, мама Стихи о войне 1945 г.
История 1966 г.
Камерная полемика
Элегическое стихотворение

www.beesona.ru

Ярослав Смеляков — стихи. Читать стихотворения Ярослава Смелякова

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, отправьте простую заявку нам на почту [email protected]. Образец можно скачать здесь. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

www.culture.ru

Стихи Смелякова

Если я заболею, к врачам обращаться не стану.
Обращаюсь к друзьям (не сочтите, что это в бреду):
постелите мне степь, занавесьте мне окна туманом,
в изголовье поставьте ночную звезду.

Я ходил напролом. Я не слыл недотрогой.
Если ранят меня в справедливых боях,
забинтуйте мне голову горной дорогой
и укройте меня одеялом в осенних цветах.

Порошков или капель - не надо.
Пусть в стакане сияют лучи.
Жаркий ветер пустынь, серебро водопада -
Вот чем стоит лечить.

От морей и от гор так и веет веками,
как посмотришь - почувствуешь: вечно живём.
Не облатками белыми путь мой усеян, а облаками.
Не больничным от вас ухожу коридором, а Млечным Путём.

Тихо прожил я жизнь человечью:
ни бурана, ни шторма не знал,
по волнам океана не плавал,
в облаках и во сне не летал.

Но зато, словно юность вторую,
полюбил я в просторном краю
эту чёрную землю сырую,
эту милую землю мою.

Для неё ничего не жалея,
я лишался покоя и сна,
стали руки большие темнее,
но зато посветлела она.

Чтоб её не кручинились кручи
и глядела она веселей,
я возил её в тачке скрипучей,
так, как женщины возят детей.

Я себя признаю виноватым,
но прощенья не требую в том,
что её подымал я лопатой
и валил на колени кайлом.

Ведь и сам я, от счастья бледнея,
зажимая гранату свою,
в полный рост поднимался над нею
и, простреленный, падал в бою.

Ты дала мне вершину и бездну,
подарила свою широту.
Стал я сильным, как терн, и железным
даже окиси привкус во рту.

Даже жёсткие эти морщины,
что по лбу и по щёкам прошли,
как отцовские руки у сына,
по наследству я взял у земли.

Человек с голубыми глазами,
не стыжусь и не радуюсь я,
что осталась земля под ногтями
и под сердцем осталась земля.

Ты мне небом и волнами стала,
колыбель и последний приют...
Видно, значишь ты в жизни немало,
если жизнь за тебя отдают.

И современники, и тени
в тиши беседуют со мной.
Острее стало ощущенье
Шагов Истории самой.

Она своею тьмой и светом
меня омыла и ожгла.
Всё явственней её приметы,
понятней мысли и дела.

Мне этой радости доныне
не выпадало отродясь.
И с каждым днём нерасторжимей
вся та преемственность и связь.

Как словно я мальчонка в шубке
и за тебя, родная Русь,
как бы за бабушкину юбку,
спеша и падая, держусь.

Курить, обламывая спички, -
одна из тягостных забот.
Прощай, любезная калмычка,
уже отходит самолёт.

Как летний снег, блистает блузка,
наполнен счастьем рот хмельной.
Глаза твои сияют узко
от наслажденья красотой.

Твой взгляд, лукавый и бывалый,
в меня, усталого от школ,
как будто лезвие кинжала,
по ручку самую вошёл.

Не упрекая, не ревнуя,
пью этот стон, и эту стынь,
и эту горечь поцелуя.
Так старый беркут пьёт, тоскуя,
свою последнюю полынь.

Посредине лета высыхают губы.
Отойдём в сторонку, сядем на диван.
Вспомним, погорюем, сядем, моя Люба,
Сядем посмеёмся, Любка Фейгельман!

Гражданин Вертинский вертится. Спокойно
девочки танцуют английский фокстрот.
Я не понимаю, что это такое,
как это такое за сердце берёт?

Я хочу смеяться над его искусством,
я могу заплакать над его тоской.
Ты мне не расскажешь, отчего нам грустно,
почему нам, Любка, весело с тобой?

Только мне обидно за своих поэтов.
Я своих поэтов знаю наизусть.
Как же это вышло, что июньским летом
слушают ребята импортную грусть?

Вспомним, дорогая, осень или зиму,
синие вагоны, ветер в сентябре,
как мы целовались, проезжая мимо,
что мы говорили на твоём дворе.

Затоскуем, вспомним пушкинские травы,
дачную платформу, пятизвёздный лёд,
как мы целовались у твоей заставы,
рядом с телеграфом около ворот.

Как я от райкома ехал к лесорубам.
И на третьей полке, занавесив свет:
«Здравствуй, моя Любка», «До свиданья, Люба!» -
подпевал ночами пасмурный сосед.

И в кафе на Трубной золотые трубы, -
только мы входили, - обращались к нам:
«Здравствуйте, пожалуйста, заходите, Люба!
Оставайтесь с нами, Любка Фейгельман!»

Или ты забыла кресло бельэтажа,
оперу «Русалка», пьесу «Ревизор»,
гладкие дорожки сада «Эрмитажа»,
долгий несерьёзный тихий разговор?

Ночи до рассвета, до моих трамваев?
Что это случилось? Как это поймёшь?
Почему сегодня ты стоишь другая?
Почему с другими ходишь и поёшь?

Мне передавали, что ты загуляла -
лаковые туфли, брошка, перманент.
Что с тобой гуляет розовый, бывалый,
двадцатитрёхлетний транспортный студент.

Я ещё не видел, чтоб ты так ходила -
в кенгуровой шляпе, в кофте голубой.
Чтоб ты провалилась, если всё забыла,
если ты смеёшься нынче надо мной!

Вспомни, как с тобою выбрали обои,
меховую шубу, кожаный диван.
До свиданья, Люба! До свиданья, что ли?
Всё ты потопила, Любка Фейгельман.

Я уеду лучше, поступлю учиться,
выправлю костюмы, буду кофий пить.
На другой девчонке я могу жениться,
только ту девчонку так мне не любить.

Только с той девчонкой я не буду прежним.
Отошли вагоны, отцвела трава.
Что ж ты обманула все мои надежды,
что ж ты осмеяла лучшие слова?

Стираная юбка, глаженая юбка,
шёлковая юбка нас ввела в обман.
До свиданья, Любка, до свиданья, Любка!
Слышишь? До свиданья, Любка Фейгельман!

Мальчики, пришедшие в апреле
в шумный мир журналов и газет,
здорово мы всё же постарели
за каких-то три десятка лет.

Где оно, прекрасное волненье,
острое, как потаённый нож,
в день, когда своё стихотворенье
ты теперь в редакцию несёшь?

Ах, куда там! Мы ведь нынче сами,
важно въехав в загородный дом,
стали вроде бы учителями
и советы мальчикам даём.

От меня дорожкою зелёной,
источая ненависть и свет,
каждый день уходит вознесённый
или уничтоженный поэт.

Он ушёл, а мне не стало лучше.
На столе — раскрытая тетрадь.
Кто придёт и кто меня научит,
как мне жить и как стихи писать?

В буре электрического света
умирает юная Джульетта.

Праздничные ярусы и ложи
голосок Офелии тревожит.

В золотых и тёмно-синих блёстках
Золушка танцует на подмостках.

Наши сёстры в полутёмном зале,
мы о вас ещё не написали.

В блиндажах подземных, а не в сказке
Наши жёны примеряли каски.

Не в садах Перро, а на Урале
вы золою землю удобряли.

На носилках длинных под навесом
умирали русские принцессы.

Возле, в государственной печали,
тихо пулемётчики стояли.

Сняли вы бушлаты и шинели,
старенькие туфельки надели.

Мы ещё оденем вас шелками,
плечи вам согреем соболями.

Мы построим вам дворцы большие,
милые красавицы России.

Мы о вас напишем сочиненья,
полные любви и удивленья.

С закономерностью жестокой
и ощущением вины
мы нынче тянемся к истокам
своей российской старины.

Мы заспешили сами, сами
не на экскурсии, а всласть
под нисходящими ветвями
к ручью заветному припасть.

Ну что ж! Имеет право каждый.
Обязан даже, может быть,
ту искупительную жажду
хоть запоздало утолить.

И мне торжественно невольно,
я сам растрогаться готов,
когда вдали на колокольне
раздастся звон колоколов.

Не как у зрителя и гостя
моя кружится голова,
когда увижу на берёсте
умолкших прадедов слова.

Но в этих радостях искомых
не упустить бы, на беду,
красноармейского шелома
пятиконечную звезду.

Не позабыть бы, с обольщеньем
в соборном роясь серебре,
второе русское крещенье
осадной ночью на Днепре.

...Не оглядишь с дозорной башни
международной широты,
той, что вошла активно в наши
национальные черты.

Я не о тех золотоглавых
певцах отеческой земли,
что пили всласть из чаши славы
и в антологии вошли.

И не о тех полузаметных
свидетелях прошедших лет,
что всё же на листах газетных
оставили свой слабый след.

Хочу сказать, хотя бы сжато,
о тех, что, тщанью вопреки,
так и ушли, не напечатав
одной-единственной строки.

В посёлках и на полустанках
они — средь шумной толчеи —
писали на служебных бланках
стихотворения свои.

Над ученической тетрадкой,
в желанье славы и добра,
вздыхая горестно и сладко,
они сидели до утра.

Неясных замыслов величье
их души собственные жгло,
но сквозь затор косноязычья
пробиться к людям не могло.

Поэмы, сложенные в спешке,
читали с пафосом они
под полускрытые усмешки
их сослуживцев и родни.

Ах, сколько их прошло по свету
от тех до нынешних времён,
таких неузнанных поэтов
и нерасслышанных имён!

Всех бедных братьев, что к потомкам
не проложили торный путь,
считаю долгом пусть негромко,
но благодарно помянуть.

Ведь музы Пушкина и Блока,
найдя подвал или чердак,
их посещали ненароком,
к ним забегали просто так.

Их лбов таинственно касались,
дарили две минуты им
и, улыбнувшись, возвращались
назад, к властителям своим.

Земля российская гудела,
горел и рушился вокзал,
когда Пьеро в одежде белой
от Революции бежал.

Она удерживать не стала,
не позвала его назад -
ей и без того хватало
приобретений и утрат.

Он увозил из улиц дымных,
от площадного торжества
лишь ноты песенок интимных,
их граммофонные слова.

И всё поёживался нервно,
и удивлялся без конца,
что уберёг от буйной черни
богатство жалкое певца.

Скитаясь по чужой планете,
то при аншлаге, то в беде,
полунадменно песни эти
он пел как проклятый везде.

Его безжалостно мотало
по городам и городкам,
по клубам и концертным залам,
по эмигрантским кабакам.

Он пел изысканно и пошло
для предводителей былых,
увядших дам, живущих прошлым,
и офицеров отставных.

У шулеров и у министров
правительств этих или тех
он пожинал легко и быстро
непродолжительный успех.

И снова с музыкой своею
спешил хоть в поезде поспать,
чтоб на полях эстрадных сеять
всё те же плевелы опять.

Но всё же, пусть не так уж скоро,
как лебедь белая шурша,
под хризантемой гастролёра
проснулась русская душа.

Всю ночь в загаженном отеле,
как очищенье и хула,
дубравы русские шумели
и вьюга русская мела.

Все балериночки и гейши
тишком из песенок ушли,
и стала темою главнейшей
земля покинутой земли.

Но святотатственно звучали
на электрической заре
его российские печали
в битком набитом кабаре.

Здесь, посреди цветов и пищи,
шампанского и коньяка,
напоминала руки нищих
его простёртая рука.

А он, оборотясь к востоку,
не замечая никого,
не пел, а только одиноко
просил прощенья одного.

Он у ворот, где часовые,
стоял, не двигая лица,
и подобревшая Россия
к себе впустила беглеца.

Там, в пограничном отдаленье,
земля тревожней и сильней.
И стал скиталец на колени
не на неё, а перед ней.

У бедной твоей колыбели,
ещё еле слышно сперва,
рязанские женщины пели,
роняя, как жемчуг, слова.

Под лампой кабацкой неяркой
на стол деревянный поник
у полной нетронутой чарки,
как раненый сокол, ямщик.

Ты шёл на разбитых копытах,
в кострах староверов горел,
стирался в бадьях и корытах,
сверчком на печи свиристел.

Ты, сидя на позднем крылечке,
закату подставя лицо,
забрал у Кольцова колечко,
у Курбского занял кольцо.

Вы, прадеды наши, в неволе,
мукою запудривши лик,
на мельнице русской смололи
заезжий татарский язык.

Вы взяли немецкого малость,
хотя бы и больше могли,
чтоб им не одним доставалась
учёная важность земли.

Ты, пахнущий прелой овчиной
и дедовским острым кваском,
писался и чёрной лучиной
и белым лебяжьим пером.

Ты - выше цены и расценки -
в году сорок первом, потом
писался в немецком застенке
на слабой извёстке гвоздём.

Владыки и те исчезали
мгновенно и наверняка,
когда невзначай посягали
на русскую суть языка.

Упал на пашне у высотки
суровый мальчик из Москвы;
и тихо сдвинулась пилотка
с пробитой пулей головы.

Не глядя на беззвёздный купол
и чуя веянье конца,
он пашню бережно ощупал
руками быстрыми слепца.

И, уходя в страну иную
от мест родных невдалеке,
он землю тёплую, сырую
зажал в коснеющей руке.

Горсть отвоёванной России
он захотел на память взять,
и не сумели мы, живые,
те пальцы мёртвые разжать.

Мы так его похоронили —
в его военной красоте —
в большой торжественной могиле
на взятой утром высоте.

И если правда будет время,
когда людей на Страшный суд
из всех земель, с грехами всеми,
трикратно трубы призовут, —

предстанет за столом судейским
не бог с туманной бородой,
а паренёк красноармейский
пред потрясённою толпой,

держа в своей ладони правой,
помятой немцами в бою,
не символы небесной славы,
а землю русскую свою.

Он всё увидит, этот мальчик,
и он ни йоты не простит,
но лесть от правды, боль от фальши
и гнев от злобы отличит.

Он всё узнает оком зорким,
с пятном кровавым на груди,
судья в истлевшей гимнастёрке,
сидящий молча впереди.

И будет самой высшей мерой,
какою мерить нас могли,
в ладони юношеской серой
та горсть тяжёлая земли.

Вдоль маленьких домиков белых
акация душно цветёт.
Хорошая девочка Лида
на улице Южной живёт.

Её золотые косицы
затянуты, будто жгуты.
По платью, по синему ситцу,
как в поле, мелькают цветы.

И вовсе, представьте, неплохо,
что рыжий пройдоха апрель
бесшумной пыльцою веснушек
засыпал ей утром постель.

Не зря с одобреньем весёлым
соседи глядят из окна,
когда на занятия в школу
с портфелем проходит она.

В оконном стекле отражаясь,
по миру идёт не спеша
хорошая девочка Лида.
Да чем же она хороша?

Спросите об этом мальчишку,
что в доме напротив живёт.
Он с именем этим ложится
и с именем этим встаёт.

Недаром на каменных плитах,
где милый ботинок ступал,
«Хорошая девочка Лида», -
в отчаянье он написал.

Не может людей не растрогать
мальчишки упрямого пыл.
Так Пушкин влюблялся, должно быть,
так Гейне, наверно, любил.

Он вырастет, станет известным,
покинет пенаты свои.
Окажется улица тесной
для этой огромной любви.

Преграды влюблённому нету:
смущенье и робость - враньё!
На всех перекрёстках планеты
напишет он имя её.

На полюсе Южном - огнями,
пшеницей - в кубанских степях,
на русских полянах - цветами
и пеной морской - на морях.

Он в небо залезет ночное,
все пальцы себе обожжёт,
но вскоре над тихой Землёю
созвездие Лиды взойдёт.

Пусть будут ночами светиться
над снами твоими, Москва,
на синих небесных страницах
красивые эти слова.

Вы из аймаков и аулов
пришли в литературный край
все вчетвером — Кайсын с Расулом,
Давид и сдержанный Мустай.

Во всём своём великолепье
вас всех в поэзию ввели
ущелья ваши,
ваши степи,
смешенья камня и земли.

Они вручали вам с охотой,
поверив в вашу правоту,
и вашей лирики высоты,
и ваших мыслей широту.

Сквозь писк идиллий и элегий
я слышу ваши голоса.
Для поэтической телеги
нужны четыре колеса.

И, как талантливое слово,
на всю звучащее страну,
четыре звонкие подковы
необходимы скакуну.

Припомнить можно поговорку,
чтоб стих звучал повеселей:
всегда козырная четвёрка
бьёт и тузов и королей.

philosofiya.ru

Смеляков Ярослав – Стихи о любви

Вы здесь

Хорошая девочка Лида

Вдоль маленьких домиков белых
акация душно цветет.
Хорошая девочка Лида
на улице Южной живет.

Ее золотые косицы
затянуты, будто жгуты.
По платью, по синему ситцу,
как в поле, мелькают цветы.

И вовсе, представьте, неплохо,
что...Читать далее

Под Москвой

Не на пляже и не на "зиме",
не у входа в концертный зал,-
я глазами тебя своими
в тесной кухоньке увидал.

От работы и керосина
закраснелось твое лицо.
Ты стирала с утра для сына
обиходное бельецо.

А за маленьким за оконцем,
...Читать далее

Письмо домой

Твое письмо пришло без опозданья,
и тотчас - не во сне, а наяву -
как младший лейтенант на спецзаданье,
я бросил все и прилетел в Москву.

А за столом, как было в даты эти
у нас давным-давно заведено,
уже сидели женщины и дети,
искрился чай, и...Читать далее

Памятник

Приснилось мне, что я чугунным стал.
Мне двигаться мешает пьедестал.

В сознании, как в ящике, подряд
чугунные метафоры лежат.

И я слежу за чередою дней
из-под чугунных сдвинутых бровей.

Вокруг меня деревья все пусты,
на них еще не...Читать далее

Ощущение счастья

Верь мне, дорогая моя.
Я эти слова говорю с трудом,
но они пройдут по всем городам
и войдут, как странники, в каждый дом.

Я вырвался наконец из угла
и всем хочу рассказать про это:
ни звезд, ни гудков -
за окном легла
майская ночь накануне...Читать далее

Опять начинается сказка...

Свечение капель и пляска.
Открытое ночью окно.
Опять начинается сказка
на улице, возле кино.

Не та, что придумана где-то,
а та, что течет надо мной,
сопутствует мраку и свету,
в пыли существует земной.

Есть милая тайна обмана,
...Читать далее

Милые красавицы России

В буре электрического света
умирает юная Джульетта.

Праздничные ярусы и ложи
голосок Офелии тревожит.

В золотых и темно-синих блестках
Золушка танцует на подмостках.

Наши сестры в полутемном зале,
мы о вас еще не написали.
...Читать далее

Майский вечер

Солнечный свет. Перекличка птичья.
Черемуха - вот она, невдалеке.
Сирень у дороги. Сирень в петличке.
Ветки сирени в твоей руке.

Чего ж, сероглазая, ты смеешься?
Неужто опять над любовью моей?
То глянешь украдкой. То отвернешься.
То щуришься из-...Читать далее

www.romanticcollection.ru

Поэт Ярослав Смеляков: биография, творчество :: SYL.ru

Ярослав Васильевич Смеляков - один из самых известных российских советских поэтов, чья жизнь, тем не менее, складывалась очень тяжело. Множество событий, которые повели за собой существенные изменения, естественно, нашли свое отражение в творчестве поэта. Тяжелые жизненные обстоятельства, которые не смогли сломить дух Ярослава Васильевича, хоть и изменили восприятие окружающего мира, стали толчками к преодолению препятствий на пути к намеченной цели.

Ярослав Смеляков: биография поэта

Родился поэт 26 декабря 1912 года. Ярослав Васильевич Смеляков, история которого началась на заре двадцатого века, родился в городе Луцке, который находится на территории современной Украины.

Отец будущего поэта был простым рабочим на железнодорожном предприятии. Все свое детство Ярослав Смеляков провел в деревне. Там же он и получил начальное образование. Уже в столько ранние годы начал писать свои стихи Ярослав Смеляков, и уже тогда они были достаточно сложными и замысловатыми.

После окончания мальчиком начальной школы родители Ярослава Смелякова приняли решение о том, что ему необходимо получить надлежащие знания. Они решили отправить его в Москву, где семь лет Ярослав получал свое дальнейшее образование.

Вскоре именно этот шаг помог поэту развиваться не только как литературному деятелю, но и как переводчику. Среди работ Смелякова можно назвать огромное количество переводов с украинского, белорусского и многих других языков. Кроме этого, Смеляков являлся также автором многих публицистических и критический литературных статей.

Первые карьерные шаги

Ярослав Смеляков, стихи которого уже пользовались узкой известностью, будучи еще совсем юным, уже принял решение о том, что хочет связать свою жизнь с литературной деятельностью. Уже в раннем возрасте поэт занимался написанием стихотворений, поскольку мальчик очень интересовался поэзией. Интересным фактом стало то, что к этому Ярослава подтолкнуло творчество Байрона. Ирония в том, что именно со стихотворений Байрона начинали свою литературную карьеру многие поэты «золотого века» русской классической литературы.

Первыми шагами, которые были сделаны для достижения поставленной цели, стало поступление в фабрично-заводскую школу, которая обучала своих учеников полиграфическому делу. Ярослав Смеляков окончил данное учреждение в 1931 году, после чего устроился на работу в городскую типографию. Будучи еще студентом, Смеляков публиковал свои первые стихотворения в местной стенгазете. Но это не могло принести ему той славы, которой он так страстно желал и к которой стремился на протяжении долгих лет.

Литературный опыт и неуверенные шаги

Уже в это время Ярослав увлекался поэзией. Как поэт Смеляков еще не реализовался, потому как боялся, что его творчество будет подвержено жесткой критике, ведь у него не было никакого опыта. Но, к счастью, у юного Ярослава был хороший друг – журналист. В литературных кругах этого молодого человека знали как Всеволода Иорданского. Именно он убедил поэта в том, что необходимо пробовать нечто новое, достигать своих целей, даже если на пути к ним встретится немало препятствий.

Ярослав Смеляков последовал совету Иорданского, и его стихи вышли в свет. Свои первые творения поэт решил отправить в известную редакцию журнала «Рост». Однако Ярослав перепутал адреса, и его стихи оказались на столе главного редактора журнала «Октябрь». Когда Смеляков понял свою ошибку, он жутко переживал: главным редактором этого журнала был его кумир Михаил Светлов. Однако юный поэт зря нервничал, потому как его стихотворения вызвали одобрение у столь известной личности.

Кроме того, как отмечают историки, очень значимым для поэта стал тот факт, что в той типографии, где он трудился, ему предложили работу по набору собственных стихотворений. Эти стихотворения входили в сборник «Любовь и работа», который вышел в свет в 1932 году.

Несмотря на то что судьба преподнесла такой подарок начинающему поэту, вскоре жизнь Смелякова покатилась по наклонной, все больше доказывая, сколько ужасного может нести в себе участь одного человека, который однажды был необыкновенно счастлив простому стечению обстоятельств.

Советские годы и творчество

Для Ярослава Васильевича Смелякова советское время оказалось крайне тяжелым. Несмотря на то что поэт уже добился успеха, вел активную деятельность при «Комсомольской газете» и журнале «Огонек», вступил в ряды Союза писателей, он попал под волну репрессий.

В 1934 году поэт Смеляков был арестован. Он переживал самые массовые страшные репрессии, которые были во время правления Иосифа Сталина. Проведя в заключении три года, Ярослав пережил еще и две огромные потери: два очень близких друга поэта, которые так же занимались литературной деятельностью, были расстреляны в это время. Этими друзьями стали не менее известные писатели – Борис Корнилов и Павел Васильев.

Эти первые ужасные события оказали негативное воздействие на психику поэта. Несмотря на внутренний стимул, поэт стал увлекаться алкоголем. Единственное, что еще как-то держало Ярослава в форме – это мечта, к которой стремился Смеляков.

После освобождения из заключения

В 1937 году, когда Ярослав был официально освобожден, он продолжил свой карьерный рост. Он занял место главного секретаря известной газеты «Дзержинец», которая выпускалась под присмотром трудовой коммуны имени Дзержинского. Кроме этого, Ярослав работал также репортером, писал небольшие фельетоны и заметки.

Но только лишь в 1939 году Смелякову далось восстановить свое членство в Союзе писателей СССР. Имея уже определенный опыт, Ярослав Смеляков занял должность главного ответственного инструктора прозаической секции. Это место было особенно трудно получить. Именно в это время у поэта появилось много завистников, которые не понимали, как ему удалось занять пост инструктора после того, как Смеляков уже был репрессирован. Именно с этого момента Ярослав не знал покоя: бесконечные проверки, спровоцированные постоянными доносами со стороны литературных коллег и знакомых, доводили поэта порой до исступления.

В это же время из-под пера Смелякова вышло известнейшее стихотворение, которое и сегодня способно затронуть самые дальние и потаенные струны души – «Если я заболею, к врачам обращаться не стану». Первая публикация этого произведения датирована 1940 годом. Несмотря на то что строки «Если я заболею, к врачам обращаться не стану» известны всем, многим до сих пор не был известен автор столь прекрасных слов. Вообще, говоря именно об этом произведении, нужно сказать, что оно стало своеобразным реквиемом. Стихотворение наполнено метафорами и эпитетами, что усиливает впечатление прекрасного. Не зря оно было столь актуальным: смысловая нагрузка, вложенная в произведение, на самом деле заставляет задуматься о беспрерывной взаимосвязи человека и природы.

Военное время

Читая произведения такого поэта, как Ярослав Смеляков, стихи о войне, в частности, можно понять, сколько эмоций он переживал в течение своей жизни. И на самом деле, родившись на заре двадцатого века, поэт застал все самые страшные события, случившиеся в советские годы – это и массовые репрессии, и постоянный тотальный контроль со стороны государственной власти, и начало Второй мировой войны. Естественно, все это не могло не отразиться на творчестве писателя.

Смеляков был и участником Второй мировой войны. В 1941 году, с июня по ноябрь, поэт воевал на Карельском и Северном фронтах. Однажды, попав в окружение, из которого не было выхода, Смеляков попал в плен к финнам, где пробыл вплоть до 1944 года.

Стихи о войне Ярослава Смелякова поражают своей эмоциональностью. Видно, насколько сильно поэт переживал разлуку с родным краем, где прошла вся его жизнь. Одним из таких стихотворений стало «Вот опять ты мне вспомнилась, мама». Читая это произведение, можно прочувствовать все эмоции, которые вложил в него поэт. Проводя анализ творчества Ярослава Смелякова, которое посвящено военному времени, важно сказать, насколько трогательно писал автор о Родине. Даже в стихотворении, которое упомянуто выше, он говорил не только о своей матери, по которой безумно скучал, но и о России в целом. Смеляков называл родную страну «седой матерью», которая проводила своих сыновей на смерть, которая беспрестанно подставляла свою грудь, чтобы защитить своих детей, латала и зашивала всю одежду, прятала свои шрамы. Но, кроме этого, больше всего задевают строки, в которых Ярослав писал о том, что, несмотря на все ее попытки скрыть свои раны, он все равно видел их, ему было нестерпимо больно замечать, что и Россия, и родная мать так страдают.

Еще одним стихотворением о войне стал стих «Судья». Ярослав Смеляков в нем рассказывает о несложившейся судьбе юного мальчика, убитого на войне.

Несмотря на то что большую часть военного времени поэт провел в плену, это страшное для всех время сильно повлияло на его восприятие всего окружающего мира в целом. Несмотря на это, после возращения домой Смеляков пытался наладить свою жизнь, очень надеясь на то, что ему удастся заниматься и далее литературной деятельностью.

Конец страшного военного времени

Однако по возвращении домой поэт вновь был репрессирован. Собственно говоря, такая участь постигала практически всех, кто возвращался из плена. На этот раз поэта отправили в специализированный лагерь, который находился под Сталиногорском. Несколько лет Смелякова унижали и издевались над ним, пытаясь «исправить неверное восприятие мира».

Эти лагеря были созданы специально для тех военных, которые пробыли хоть какое-то время в плену, чтобы удостовериться в том, что солдаты не поддались вражескому влиянию. Однако такая информация была лишь для публики; на деле же все выходило так, что эти так называемые фильтрационные лагеря больше всего походили на пресловутый ГУЛАГ.

Этот арест не был первым, но и не стал последним. Однако именно здесь Смеляков встретил многих людей, которые в будущем сыграть не последнюю роль в его жизни и помогли ему в становлении и как личности, и как поэта.

Освобождение из лагеря

Все возможное и невозможное для того, чтобы Ярослав был освобожден, делали его друзья-журналисты. Наконец, усилиями журналистов П. В. Поддубного и С. Я. Позднякова поэт был освобождён. Несмотря на не очень хорошее положение дел, товарищам Смелякова все же удалось помочь поэту устроиться на работу в редакцию «Сталиногорская правда», где Ярослав занял должность ответственного секретаря. Кроме этого, поэт стал руководителем творческого писательского кружка, который находился при редакции газеты. Именно благодаря этой работе, Смелякову все еще удавалось занимать любимым делом, несмотря на то, что его произведения были некоторое времени запрещены для печатания.

Возвращение к литературной деятельности

В лагере под Сталиногорском вместе со Смеляковым фильтрацию проходил и брат Александра Твардовского. Будучи заключенными, мужчины подружились и на протяжении многих лет поддерживали связь. Рассказы брата об Александре очень нравились Смелякову.

Поскольку Ярославу въезд в Москву был запрещен, вернуться в советскую столицу поэт не мог. На свой страх и риск Смеляков все же посещал город, но никогда не оставался там на ночь. Автор множества стихотворений все еще старался поддерживать связь со своими друзьями, связанными с литературой.

Одним из таких знакомых стал Константин Симонов. Заручившись поддержкой Симонова, Смелякову удалось вернуться к любимому делу – поэзии. Уже в 1948 году в свет выходит огромный труд Ярослава «Кремлевские ели».

Очередной несправедливый арест

Из-за доноса двух писателей Ярослав вновь был арестован в 1951 году. На этот раз бедного поэта отправили отбывать срок в далекой республике Коми.

Прибыв в город Инту в 1951-м, Смеляков освободился лишь в 1955 году, попав под амнистию. Несмотря на все переживания и душевные волнения, поэт описывал с позитивом. Такими строками стали фрагменты стихотворения «До двадцатого до съезда, жили мы по простоте».

Реабилитация поэта

Уже в 1956 году Смеляков был реабилитирован.

В этом же году выходит сборник стихотворений «Строгая любовь». Этот сборник получил широкую известность, но, что важнее, он стал одним из самых триумфальных за все время творчества Смелякова.

Долгие труды позволили Смелякову стать одним из членов правления Союза писателей СССР в 1967 году. Уже в 1970 он стал его руководителем.

Именно в это время Ярослав женится второй раз. Если о первой жене поэта ничего не известно, то второй стала Татьяна Валерьевна Смелякова-Стрешнева.

О творчестве Смелякова

Из-под руки Смелякова вышло огромное количество прекрасных стихотворений. Известно, что писать их он начал, будучи еще ребенком. И вообще Ярослав Смеляков, анализ творчества которого это подтверждает, был чрезвычайно чувственным человеком. Та буря эмоций, которая бушевала в нем ежеминутно, отлично выражена в его произведениях.

Может, именно поэтому удавалась и любовная лирика такому поэту, как Ярослав Смеляков. Стихи о любви, вышедшие из-под его пера, порой поражают до глубины души, а порой заставляют улыбнуться. То, как автору удавалось выражать свои эмоции, стало его отличительной чертой среди всех других поэтов. Например, одно из стихотворений, автором которого является Ярослав Смеляков - «Любка Фейгельман», - рассказывает о чистой и прекрасной любви между двумя еще совсем молодыми влюбленными. Вместе повзрослев, девушка отказалась от бедного поэта, променять эту любовь на дорогие наряды. Казалось бы, в этом нет ничего смешного, но то, как об этой трагедии рассказал Ярослав, делает всю ситуацию ироничной и забавной.

Еще одним известным стихотворением стало «Хорошая девочка Лида», которое рассказывает о любви мальчика и прекрасной девочке по имени Лида. Оно очень трогательное и заставляет окунуться в те времена, когда каждый из нас был очарован чувством первой любви, отличающейся искренностью и чистотой. Кроме того, стихотворение «Хорошая девочка Лида» было использовано в советском фильме «Операция «Ы»». Момент, когда Шурик приходит в гости к новой знакомой Лиде и читает ей стихотворение, стал известным кадром для всех любителей советского кино.

Если говорить не только о стихах о любви Ярослава Смелякова, то в его архиве можно найти и абсолютно советские произведения. Например, поэма о комсомоле «Молодые люди» представляет собой история, рассказывающую о судьбе молодого гражданина комсомольской державы. Это произведение отлично раскрывает всю сущность того времени, позволяет каждому понять жизнь молодых людей, которые начали раскрываться при новом государственном строе. Все проблемы, трудности, а кроме них, и радости и яркие впечатления – все это можно увидеть в поэме Смелякова.

Еще одним известным и большим трудом Смелякова стал «Разговор о главном». Философский сборник, вышедший в свет в 1959 году, каждое стихотворение которого заставляет задуматься о жизненно важных вещах, читается очень тяжело. Это связано с тем, что бездумно читать строки произведения не получается – каждое слово наполнено глубоким смыслом, который необходимо понять, осмыслить и сделать определенный вывод. Несмотря на сложную смысловую нагрузку, произведение все равно стоит того потраченного времени, которое уходит на его прочтение.

Уже посмертно были изданы два сборника поэта. В 1973 году вышел сборник «Мое поколение», который стал скорее автобиографическим, нежели лирическим. А в 1975 году вышел сборник стихотворений Ярослава Смелякова «Служба времени».

Всего за всю свою литературную деятельность Смеляков написал сто двенадцать стихотворений. И можно смело сказать, что в каждое из них была вложена душа автора. Возможно, не все стихотворения столько известны, но при этом все они, безусловно, по-своему прекрасны.

Талант поэта невозможно оспорить – его подтвердили и сами произведения, и очень известные литературные деятели, например, Светлов, Коржавин, Винокуров и многие другие знатоки своего дела. Несмотря на это, многие критики делят стихотворения Смелякова на плохие и хорошие. Хорошие отличаются своими образами и речевыми оборотами, а плохие несут в себе простые и незамысловатые рифмы.

Все творчество Ярослава на самом деле можно разделить на две части – сильная часть и слабая. Сильная доказывает, что поэт действительно обладал особым взглядом на мир, а слабая показывает, насколько порой тяжело поэту было переживать жизненные трудности, которые встречались на его пути. Однако можно и простить поэту его слабость: его жизнь действительно не была простой, скорее наоборот, очень сложно. Удивительно, как Смеляков смог перенести все невзгоды, которые поджидали его на самых неожиданных жизненных поворотах.

Кроме этого, важно отметить, что в последние годы своего творчества поэту было очень важно передать, насколько важно помнить прошлое своих предков. В своих последних сборниках автор отмечал, что опыт, который переходит каждому от отца, очень важен для построения собственной жизни.

Смерть советского поэта

Скончался Ярослав Васильевич Смеляков 27 ноября 1972 года. Поэт был похоронен на Новодевичьем кладбище, в Москве.

В память о поэте Советского Союза

В художественно-историческом музее в Новомосковске сегодня находится прекрасная экспозиция, которая посвящена памяти Ярослава Смелякова. Черновики, первые сборники, дарственные надписи – все это можно найти на данной экспозиции.

Кроме того, на данной экспозиции можно найти и личные вещи поэта, которые были переданы его вдовой - Татьяной Валерьевной. Также экспозиция может предоставить каждому желающему документальный и фотографический материал, который имеется в большом количестве на данной выставке.

На самом деле, по неизвестной причине, на сегодняшний день с творчеством поэта знакомы совсем немногие. Скорее всего, это связано с падением спроса на литературу в общем. Однако всем тем, кто действительно увлекается литературными трудами талантливых людей, необходимо знать столь великих советских поэтом и прозаиков, которые стоят на одной ступени с Ярославом Смеляковым.

www.syl.ru

Луну закрыли горестные тучи. ~ стихотворение Ярослава Смелякова ~ Beesona.Ru

Луну закрыли горестные тучи.
Без остановки лает пулемет.
На белый снег,
на этот снег скрипучий
сейчас красноармеец упадет.

Второй стоит.
Но, на обход надеясь,
оскалив волчью розовую пасть,
его в затылок бьет белогвардеец.
Нет, я не дам товарищу упасть.

Нет, я не дам.
Забыв о расстоянье,
кричу в упор, хоть это крик пустой,
всей кровью жизни,
всем своим дыханьем:
«Стой, время, стой!»

Я так кричу, объятый вдохновеньем,
что эхо возвращается с высот
и время неохотно, с удивленьем,
тысячелетний тормозит полет.

И сразу же, послушные приказу,
звезда не блещет, птица не летит,
и ветер жизни остановлен сразу,
и ветер смерти рядом с ним стоит.

И вот уже, по манию, заснули
орудия, заставы и войска.
Недвижно стынет разрывная пуля,
не долетев до близкого виска.

Тогда герои памятником встанут,
забронзовеют брови их и рты,
и каменными постепенно станут
товарищей знакомые черты.

Один стоит,
зажатый смертным кругом
(рука разбита, окровавлен рот),
штыком и грудью защищая друга,
всей силой шага двигаясь вперед.

Лежит другой,
не покорясь зловещей
своей кончине в логове врагов,
пытаясь приподняться, хоть и хлещет
из круглой раны бронзовая кровь...

Пусть служит им покамест пьедесталом
не дивный мрамор давней старины —
все это поле,
выложенное талым,
примятым снегом пасмурной страны.

Когда ж домой воротятся солдаты,
и на земле восторжествует труд,
и поле битвы станет полем жатвы,
и слезы горя матери утрут,—

пусть женщины, печальны и просты,
к ним, накануне праздников, приносят
шумящие пшеничные колосья
и красные июльские цветы.

Количество просмотров: 378
Количество комментариев: 0
Опубликовано: 29.09.2016

www.beesona.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.